Залп из двустволки 6 букв: ЗАЛП ИЗ ДВУСТВОЛКИ — 6 Букв

Содержание

Рассказы региональных победителей третьего сезона

Корнева Мария. Как важно понимать, что у тебя есть семья

«…Собирать гостей — большая наука. Одного радушия порой
маловато… Требуется выдумка и недюжинная смелость!»

мультсериал «Смешарики»

В день рождения Софьи Андреевны Фурман лил дождь, и кучевые облака окутали её родной город Плюшкин. Сегодня, седьмого октября, ей исполнялось 63 года. Приличный возраст для учительницы – могла и не дожить.

Поздравления от знакомых были приняты ещё с самого утра.

Дочь виновато сообщила, что семья приехать не сможет, много дел – никак не вырваться. Софья Андреевна успокоила Наташу, мол – не переживайте, всё в порядке. Внуки хором сказали в трубку, что скоро приедут на каникулы. Зять пожелал крепкого здоровья. Наташа перехватила трубку и затараторила:

— Мама, Вы не расстраивайтесь. В город приезжает наша знакомая, она передаст подарок.

— Доча, да не надо ничего…

— Никаких возражений. Бронислава Игоревна прелестная старушка, у неё ещё пудель есть. Ну, созвонимся.

Софья Андреевна вздохнула, и пошла на кухню – поставить чайник. Взгляд упал на чёрно-белый снимок: Софа и Валя, её дорогой муж, Царство ему Небесное. Валя Фурман, уроженец Одессы, работал физруком в школе, где и познакомился с будущей женой. С улыбкой вспоминалась их свадьба – евреи любой праздник сделают незабываемым.

Родилась дочка, они жили дружной маленькой семьёй. Потом дочь поступила в университет, у Вали нашли опухоль лёгкого (странно, вроде и не курил никогда), и Софа осталась одна. Всё её время теперь занимали ученики, тетради, и рыжий кот Арнольд.

С выходом на пенсию Софе временами становилось одиноко; она очень любила своих внучат, Леночку и Серёженьку. Внучка ходила в детский сад, а внучок во второй класс. Приезжали они очень редко. К их приезду Софья стряпала пироги, покупала мороженое и поливала его клубничным вареньем, которое покупала у бабушек на рынке, за неимением дачи.

На рынке она познакомилась с женщиной, Елизаветой Петровной, которая на пенсии вместе с мужем Изей ударилась в садоводство и огородничество. Они солили огурцы, мариновали помидоры и варили варенье. Изя Фишман, земляк покойного мужа Софы, очень интеллигентный мужчина, продавал рядом с женой семечки и рассаду. Пенсионеры очень сдружились. По вечерам они втроём пили чай и рассказывали истории из жизни, делились советами по хозяйству.

Улыбнувшись своим мыслям и воспоминаниям, Софья Андреевна вздрогнула, когда раздался звонок в дверь. Женщина подошла к двери и заглянула в глазок. Поняла, что это от дочери, и открыла дверь. На пороге стоял весьма интересный экспонат – очевидно, та самая Бронислава Игоревна. Заходя в квартиру, мадам, вальяжно волоча за собой чемодан, с кем-то сюсюкала, приговаривая: «Мой хороший, устал с дороги, сейчас погреешься, пупсик мой дорогой».

«У неё пудель есть», – вспомнила слова Наташи Софа.

— Я от вашей дочери, вы должны быть предупреждены, — высоким голосом проговорила гостья.

— Да, Наташенька предупреждала, проходите. – Софа забегала по прихожей, забирая у гостьи чемодан и переноску с собакой.

— Ах, такой ливень, грязь, холод, ужас! Еле добралась. Будьте добры, высушите мой зонтик и непременно включите газ, милый Рудик может простыть. Кошмар, в такси душно, так ещё и газета на полу вместо коврика. Так трясёт, что мой пёсик чуть не описался от волнения. Сервиса ни-ка-ко-го! Таксист – хам! Вы не стойте, примите одежду.

Софья Андреевна была женщина с хорошей выдержкой, но её как-то подкосила эта дама с собачкой – столько слов в минуту, ещё и одежду суши и следи, чтобы собаке хорошо было! Софа провела гостью в гостиную.

— Вам Наташенька передала подарок – путёвка в санаторий в Крыму и вот блендер. Санаторий чудный, я сама там отдыхала. Природа – неописуемо красива! А какое лечение! Я как будто заново родилась!

Софья взяла конверт. Гостья понеслась к чемодану – за блендером. По пути она выпустила своего пуделька – донельзя тщедушное создание.

— Может быть, чаю? Как раз чайник вскипел.

Разливая чай по чашкам, Софья Андреевна не знала, радоваться или огорчаться этой путёвке. Вроде и хорошо на старости лет побывать в Крыму, у моря, а так… Всё же дальше от детей, от внучат…

На кухне уютно гудел холодильник, а на нём гудел огромный рыжий кот Арнольд.

Нарезая медовик, Софа снова слушала рассказы гостьи.

— Я впервые выезжаю из Москвы, знаете, в провинцию…Буду гостить у родственников. Обычно я провожу зимнее время за границей. А вы, собственно, где бывали?

Софья Андреевна рассматривала гостью – высокая, грузная женщина в чёрном платье, с перстнями и браслетами на мощных руках. Волосы у неё были взбиты в высокую башню.

— Так вы же ездите куда-нибудь?

Хозяйка мотнула головой, прогоняя мысли.

— С мужем ездили на Украину к родственникам и один раз в Ялту по путёвке от завода. А так…да наверное всё.

— А на день рождения никого не ждёте?

— Друзья должны прийти вечером, но ещё рано. А кто ваши родственники?

— Милая супружеская пара Федоровы. Они живут на улице Гоголя.

— Вы к ним надолго?

Гостья ответила:

— До конца месяца. Потом еду на неделю в Ессентуки, на воды. Очень почки, знаете, беспокоят.

— А у меня давление. Замучило совсем. Пью таблетки, да не помогают.

— Да…давление это напасть…

Повисло молчание. И тут в дверь снова позвонили. Софа Андреевна поднялась с дивана и, шаркая тапочками, пошла открывать дверь.

На пороге, с пакетами, переругиваясь между собой, стояли Изя и Лизавета Фишманы.

— Ой, дорогие мои, проходите.…Промокли все!

Изя, высокий и худой дедушка, шурша пакетами, вошёл в квартиру.

— Не переживай, дорохая. Лизавета, та проходи, весь пол в подъезде измочишь.

— Изя, не начинай! Софа, у тебя гости?

— Да, гости.

Перед парой предстала пышная женщина с пуделем на руках.

— Какая дама! Как поживаете? – дружелюбно поинтересовался Изя.

— Не хочу вас расстраивать, но у меня все хорошо. Меня зовут Бронислава Игоревна. А вы…

— Измаил Лукич Фишман, жена моя…

— Елизавета Петровна. Очень приятно.

Слушая разговоры Брониславы и Измаила, Софа и Лиза накрыли нехитрый стол: соленья, селёдка под шубой. Чёрный хлеб, колбаска, домашняя аджика и солёные огурцы с помидорами. И шампанское, потому как на весь другой алкоголь у Изи была аллергия.

— Садитесь, девочки, я сейчас буду хаворить тост! Дорохие дамы, дорохая Софочка. Хочу поздравить тебя с днём рождения, пожелать здоровья, здоровья и еще раз денег; отличной походы за окном, хорошего настроения и крепких нервов! С праздником!

Зазвенели бокалы.

— Я очень рада, что провожу свой день рождения с вами. Жалко, конечно, что Наташа с ребятишками не приехали… Вы кушайте, кушайте.

Весело потёк вечер. Как-то сам собой зашёл разговор о воспитании детей.

Софья Андреевна улыбнулась, и спросила свою новую знакомую:

— А у вас есть дети, внуки?

Бронислава вздохнула:

— Нет, Бог не дал. Всю жизнь гналась за карьерой.…Сейчас так жалею…

Изя погладил собаку и сказал:

— Знаете, Бронислава Ихоревна, Софочка. Мы ведь с Лизаветой не всегда бездетными были. Был у нас сыночек, Толенька. Умный рос парнишка, в школе оценки были хорошие, и в институт поступил. А потом – война в Чечне. Лизавета так убивалась, когда ехо провожали. У меня у самохо сердце на части рвалось, ведь единственнохо сына на войну отправляем. Боялся я, что не убережём. Так и вышло. Похоронка пришла. Шо с нами было – враху не пожелаешь. Похоронили. На пенсии стали приусадебным хозяйством заниматься. Для нас наши яблоньки как дети стали. И вот шо я скажу – цени детей своих, Софа. Они ведь продолжение тебя, память о тебе. А шо не приезжают – так ведь век сейчас сложный.

— Измаил Лукич, а как же родители? Мать с отцом им жизнь дали, а они даже времени позвонить не найдут. Это тоже неправильно. Софа Андреевна – замечательная женщина, меня, незнакомого человека, приняла как родную.

Софья улыбнулась.

Раздался звонок в дверь. И не просто спокойные «трень-трень», а короткие звонки.

— Господи, кого там принесло? В такую погоду, ещё и вечером.

— Софа, давай я открою. — Изя вышел в прихожую.

Донёсся женский голос:

— Вы кто, мужчина? Где мама? Что с ней? В какую больницу увезли?

— Дорохая, шо вы разнервничались? Хто ваша мать?

— Ой, это же Наташа! – Софья Андреевна побежала к двери. Дочь, вся растрёпанная, бросилась матери на шею.

— Мама, ты как?! Что за дурацкие шутки!!! Ты почему трубку не берёшь? О Господи, я чуть с ума не сошла!

— Наташенька! Что случилось? Ты чего плачешь?

Дочь ещё крепче прижалась к матери.

— Мне какая-то женщина с твоего номера позвонила, сказала, что у тебя гипертонический кризис, что тебя в больницу увезли. Я вскочила, всех в машину, старалась тебе дозвониться, а ты не берёшь трубку!

— Ничего не понимаю. Я и телефон где-то бросила, не слышу.

— Кха-кха-кха, – все обернулись на покашливание Брониславы.

— Это я позвонила. У вас, Софья Андреевна, были такие грустные глаза, и мне стало вас так жалко, что я, правда, не совсем обычным способом, решила вам помочь.

Изя опомнился первым:

— Софа, шо ты стоишь!!! У тебя ведь внуки приехали!

— Ой, Наташа, что же мы стоим!!! Пошли, скорее!

***

После объятий, знакомств и радости от долгожданной встречи, Софа Андреевна отправилась провожать супругов Фишманов и Брониславу Игоревну.

— Знаете, я так рада, что мы с вами посидели, и дети приехали…Спасибо, Бронислава Игоревна, теперь, наконец-то, все дома.

— Да вы извините меня. Просто я чувствую одиночество, как никто другой.

— Хлавное, Софочка, шо все дома. А вас, Бронислава Ихоревна, мы сейчас проводим.

***

Дома уже было тихо. Софья Андреевна поцеловала спящих внуков и прошла на кухню. Дочка сидела за столом и плакала. Мама села напротив дочери и взяла её за руку.

— Наташенька, не плачь. Извини, что дураки старые, вас от дел оторвали.

— Мама, да ты что… Я просто так испугалась! У меня роднее тебя никого нет. Я как представила, что тебя больше не увижу, так даже сердце остановилось. Прости, что мы к тебе так редко приезжаем. Я только сейчас поняла, как это важно – что у тебя есть семья!

— Я так рада, что вы приехали. Сегодня я тоже поняла, что такое, когда ты не один. Как это важно, когда есть, кому позвонить вечером и кого ждать в гости. Да, как важно любить кого-то и понимать, что они рядом, что все дома.

Почему я жду Serious Sam 4? Вспоминаем основные фишки и игры серии Serious Sam

В связи со скорым выходом Serious Sam 4, мне хотелось бы высказаться, почему этот проект вполне может оказаться шутером года.

Крутой Сэм

Я уверен, что многие жители СНГ знают Serious Sam именно под таким названием. И, чёрт побери, оно идеально отражает всю суть игр и самого Сэма Стоуна. Он крайне несерьёзен в своих похождениях, отпуская редкие, но меткие фразочки в сторону армии Ментала, попутно выкашивая их в промышленных масштабах. Помимо этого, Сэм обладает уникальным талантом бегать спиной назад, ведь мужики не тупят за укрытиями. Одновременно отстреливая десятки врагов на открытой местности, всегда приходится продумывать кучу тонкостей.

Крутой Сэм – это не просто аренный шутер. Это именно шахматы, где надо продумывать каждый свой шаг, пристально выбирать, каких врагов когда покрошить и чем. Это вопрос правильного позиционирования, дистанции и грамотного жонглирования оружием.

Крутой Сэм – это крутые пушки

В этих играх попросту нет бесполезного оружия. Ну, возможно, кроме ножа и кувалды с браслетом из SS3. Всё остальное – это достаточно сбалансированное попурри из оружейной классики и хайтека. С помощью помпового дробовика можно без особых затрат боезапаса отстреливать мелких врагов и летящие в героя снаряды. Двустволкой, при должном скилле, можно убирать клиров одним выстрелом. Гранатомётом можно наносить хороший урон по крупным врагам на большой дистанции. Про пользу минигана или лазергана вообще нужно что-то говорить? Пожалуй, только то, что это чуть ли не самые приятные пушки в этих играх. Кстати, по поводу пушки… вернее, Пушки… Если вы никогда не играли в боулинг врагами на уровне Великий Собор или Метрополисе, то вы точно не знаете ничего о мясных шутерах. Вперёд навёрстывать упущенное!

Крутой Сэм – это крутое музло

Я уверен в том, что каждый, хотя бы раз поигравший на уровнях Дюны, Великий Собор или Великая пирамида, никогда не сможет стереть из памяти эти легендарные треки. Благодаря заслугам композитора студии-разработчика Croteam, Дамьяна Мравунаца, каждая локация имеет уникальное звуковое сопровождение. Уровни Египта, Южной Америки, Персии, джунгли М’Дигбо, вулканическая планета Клир, Сириус – все эти места звучат самобытно и классно. Просто многие говорят, что в перезапусках Дума отличная музыка… Ну, не знаю. Если открыть саундтрек Дума, то там от начала и до конца будет сплошная долбёжка. Да, в игру она отлично вписывается, но она на 5 голов ниже по разнообразию и насыщенности саунда из Крутого Сэма.

 Это были характерные черты ВСЕЙ серии. Теперь же я бы хотел быстренько пробежаться по плюсам и минусам основной ветки игр, чтобы в итоге понять, почему я верю в SS4. 

Serious Sam: The First Encounter

Дебютная часть серии представила нам к уничтожению множество врагов: биомеханоиды, безголовые наёмники, гарпии, алурданские рептилоиды, клиры и прочие инопланетные гады прочно заняли своё место в армии Ментала. При виде (или звуке) каждого из них, сразу становится ясно в каком русле пройдёт предстоящий бой. Первая кровь – это довольно уникальный сеттинг, состоящий из древнего Египта, инопланетян и последнего человека на земле. Она отлично играется и в наши дни. Ничего лишнего. Куча врагов, патронов, полезных секретов (в том числе 2 секретных уровня!) и минимум головоломок. Звёзд с неба не хватала, но в этом и заключается её шарм. Идеальная формула для последующих частей.

Кстати, для большего безумия происходящего, в настройках можно было поиграться с настройками крови и расчленёнки. Можно было перекрасить кровь в зелёный цвет или же усадить всю арену цветами и овощами!

 

Serious Sam: The Second Encounter

Второе пришествие я считаю идеальным Сэмом. Ну, почти. Кор геймплей и стилистика перекочевали прямиком из первой части. Но при этом были добавлены новые элементы геймплея. Из оружия: огнемёт средней фановости, бензопила для вырезания прыгающих жаб, крайне полезная снайперка и имбовая бомбочка. Из врагов: потешные Кукурбито, зорги и бесячий демон-рептилоид. Временные апгрейды: увеличение скорости, неуязвимость, двойной урон.
Вообще, апгрейды – это необязательная вещь, но она очень сильно увеличивала уровень фана кромсания вражин, за что безусловно получает плюсик. Но вся прелесть второго пришествия, как по мне, проявляется в отдельных экспериментах с левелдизайном. Сюда разрабы умудрились запихнуть вращающиеся комнаты, прыгучий пол, пружинные стены и прочие эксперименты с позиционированием. Секреты стали куда безумнее в своём исполнении. Они стали не только полезны, но и крайне уморительны. Одна студия «съёмок» финальной битвы из первой части чего стоит! Могучий камикадзе, бонусный забег вокруг вавилонской башни, отстрел Санты ради подарков – это то, за что я обожаю второе пришествие и ненавижу третью часть.

Единственный минус – это объём уровней. Они стали слишком громоздкими и длинными. В среднем на каждый уровень уходит минут по 50, в то время как в первом пришествии они становились таковыми только в последней трети игры.

 

Serious Sam 2

Самый спорный Сэм. Croteam конкретно поменяли подход к игре не только в плане визуала, но и в геймплее. Если первые части имели смесь реализма и шизанутости, то вторая часть ушла далеко в шизу. Всё стало мультяшным, но при этом сами локации от этого только выиграли. Очень красивая игра и очень сомнительный дизайн врагов и оружия. Но меня в этой части беспокоит не это, ибо визуал – это вкусовщина. Для меня проблемой здесь является именно импакт. Двустволка стала бесполезнее скорострельного дробовика, а взрывы ракет ощущаются как хлопки. Вкупе с сомнительным эффектом взрыва врагов это стало больше раздражать, чем развлекать. В игру ввели дурацкую систему жизней, которая ни на что не влияет, покуда живы святые F6 и F9. Ещё добавили транспорт с оружием на борту. Это решение я всё же запишу в плюс. Оно неплохо разбавляло игру, хоть и было довольно кривовато. Короче, Крутой Сэм 2 – это неплохая игра, но плохой Сэм. Едем дальше. 

Serious Sam 3

Собственно, приквел. Да, здесь есть сюжет, но кому он вообще сдался? Эта серия игр имеет сюжет ровно для того, чтобы в трёх словах описать то, почему всё происходит. Тем не менее, разрабы посчитали нужным уйти в этот раз в реализм и опять сели в лужу. Дизайн местного Египта до одури скуп на красивые пейзажи. Если в первом пришествии всё было пёстро и красиво, то унылость разрушенных зданий в SS3 очень сильно ухудшалась местным светофильтром.

Первая половина игры – это бесконечная рутина отстрела тупеньких клонов-наёмников Ментала. Во второй половине игры и бестиарий становится разнообразней, и оружие в нашем арсенале чуть расширяется. Но на протяжении всей игры попадаются отвратные секции с подземельями и ощущается нехватка патрон для всего оружия, кроме дробовика и автомата. По какой-то причине разработчики посчитали хорошей идеей убрать главную фишку максимальной сложности игры – двойной боезапас. То есть, в первых пришествиях у Сэма удваивался боезапас для всех видов оружия. Например, миниган вмещал не 500 патронов, а 1000, но при этом урон по врагам наносился тот же, что и раньше. Таким образом игра поощряла игрока, принявшего вызов. Здесь же ни в коей мере не дают настреляться той же ракетницей. Про лазерган и снайперку я вообще молчу. Они раскиданы по игре в виде секретов, поэтому далеко не каждый игрок их найдёт при прохождении.

Ну и, в общем-то, секреты в этой части – это самый бесполезный кусок геймдизайна. Они неинтересны и бесполезны (за исключением вышеуказанных стволов). Попрыгай по заборам, чтобы найти +5 хп – такое себе развлечение. Только финальный уровень хоть как-то даёт настреляться и вызывает некий челлендж на серьёзной сложности. Вся остальная игра – это блеклая тень динамичного и стильного старшего брата.

 
Serious Sam 4

Итак, почему я верю в этот долгострой? В первую очередь хочется отметить то, что в недавних дневниках разработчиков, они говорили о том, что осознали основные проблемы предыдущей части и проведут работу над ошибками. Наделают ли они новых? Возможно. Пока что из всего увиденного материала вызывают вопрос следующие вещи: дизайн локаций, система Легион и апгрейды. Во-первых, локации не вызывают у меня какого-то эстетического восторга. На этот раз вместо ветхого Египта у нас на очереди ветхая Европа. Те же яйца, только в профиль. В последний раз этот дизайн сильно попортил оригинальность секретов. Во-вторых, про систему Легион, которая может вмещать на карте тысячи противников было сказано много, но при этом толком ничего не показано. Как это будет влиять на геймплей – неизвестно. Надеюсь, что они смогут сбалансировать перегруженность врагов и их отстрел. Как минимум, в игру обещают вернуть транспорт. Но какой – тоже неизвестно. В-третьих, обещали добавить какие-то апгрейды. Уже в трейлерах видно, что классический лазерган имеет альтернативный режим стрельбы. Как это всё будет прокачиваться и будут ли временные бонусы а-ля второго пришествия? Будет ли боёвка перегружена? Если и будет, то, надеюсь, не как в Doom Eternal, где весь геймплей свели к прожиманию абилок по КД для зумеров.

Но это всё опасения. Из плюсов всё же отмечу ещё раз то, что разработчики хотят вернуться к старой формуле Крутого Сэма, добавят новых врагов, разнообразят локации всякими доп квестами. Для сюжета они привлекли человека, который работал над оным в Принципе Талоса. Не знаю, для чего это нужно в Крутом Сэме, но хуже от этого стать не должно. Опять же, музыкальная составляющая… В Крутом Сэме никогда не было плохого музла. Но! Фанаты уже кучу лет говорили о том, что в 4-й части обязан быть ремикс Коридора смерти. И, о чудо, разработчики знают об этом! Неспроста они таки добавили его в один из недавних трейлеров.

Несмотря на то, что долгострои частенько промахиваются на выходе, я верю в этот проект. Это не Ubisoft или Naughty Dog, где со времён Splinter Cell или Jak & Daxter уже кучу раз поменялся весь персонал. Речь идёт про небольшую хорватскую студию, в которой работают люди старой закалки. Иногда они ставили всё на чёрное, иногда на красное и прогорали. Но при этом они не боялись экспериментировать. Причём, не только внутри серии про Сэма, но и с другими жанрами. Serious Sam 4 – это глоток свежего воздуха и кусок свежего мяса. Реально стоящих игр в этом жанре уже практически не выпускают. На горизонте маячит Shadow Warrior 3, но после убогой второй части, я не особо на него рассчитываю. Так что, если Кроты облажаются, то я даже не знаю…

Кроссворд тематический «Герои Бравл Старс»

Следующий Тематический кроссворд «Герои игры Бравл Старс» Кроссворд на тему «Герои игры Brawl Stars» Предыдущий

Кроссворд тематический «Герои Бравл Старс» разгадывать кроссворд для детей на тему игры brawl stars 15×15 онлайн бесплатно


Представляем вашему вниманию новый онлайн Кроссворд на тему «Герои Бравл Старс» с размером сетки 15×15, для детей разных возрастных групп, данная игра Brawl Stars стала очень популярной. В связи с этим было решено собрать информацию для составления кроссвордов и филвордов на данную тематику. В этом тематическом кроссворде фанатам игры Бравл Старс нужно из определения узнать что за персонаж / герой под ним зашифрован. Название угаданного героя (перса), нужно вписать в определенные ячейки в сетке кроссворда. Под сеткой кроссворда есть кнопки управления, благодаря которым, вы можете вернуться, сохранить, проверить, взять подсказку или посмотреть ответы.

Немного об игре Brawl Stars


Онлайн игра Brawl Stars — это мобильный шутер с двумя палками в стиле MOBA; включая множество бойцов, из которых игроки могут выбирать, и различные игровые режимы. Игроки могут участвовать в командных сражениях 3 на 3, в Королевской битве за всех и даже в битвах с боссами!

Игроки могут выбрать из 38 различных бойцов, чтобы сразиться с ними. У каждого бойца разные черты характера и подходящие игровые роли, а также уникальные суперы, которые делают игру или ломают ее!

Как играть в Brawl Stars


3 главных совета для начинающих игроков, которые нужно знать

1. Объединяйтесь, чтобы сосредоточить огонь и побеждать врагов по одному.
Держитесь со своими товарищами по команде, чтобы мгновенно одолеть своих врагов, уничтожая их по одному! Вы можете воспользоваться их кулдауном возрождения, чтобы поохотиться на других бойцов и очистить их очередь.

2. Не убивайтесь — рассчитывайте время для атаки, толчка и отступления
Знайте, когда атаковать, а когда отступать. Постарайтесь не быть убитым, чтобы избежать перезарядки респауна, чтобы помочь вам и вашей команде дольше выжить в матче.

3. Используйте карту местности в ваших интересах
Используйте свое окружение, чтобы получить преимущество над врагами. Прячьтесь в кустах, чтобы атаковать других бойцов или быстро отступить и лечить. Вы также можете использовать стены, чтобы избежать прямых выстрелов и защитить себя, глядя на карту.

Список определений к данному Тематическому кроссворду 15×15 «Герои Бравл Старс»:


Ответ на Кроссворд тематический «Герои Бравл Старс»
По горизонтали:
1 Поддержка Аккорды силы На бис! Да-Капо!, Сольный номер Камертон Редкий (4)
2 Поддержка Гравий Песчаная буря Вредный песок, Целебный ветер Снотворное Легендарный (5)
5 Стрелец Ваша чемоданчик! Служба Доставки! НЕ Кантовать, Жестянка Звонок Мифический (6,1)
8 Воин Шоковая снайперка Скраппи! Подзарядка, Массовый шок Свеча зажигания Награда за дорогу к славе (6)
9 Метатель неразведенными смесь Последний заказ Медикамент, Опасно для здоровья Липкий сироп Редкий (5)
10 Стрелец Мушкетон Старый пройдоха Прощальный залп Карманный взрыватель Супер редкий (5)
12 Воин Разрыв Ведместрах Медвежья Услуга, Медведь шатун Медвежьи лапы Награда за дорогу к славе (4)
13 Тяжелоатлет Удар молотом Потрясающий удар Похититель силы, Губка Шумоподавитель Эпический (5)
15 Тяжелоатлет Каменные руки Сила природы Отдых на природе, ежовые рукавицы фитоламп Редкий (4)
17 Воин Сильная энергетика Коронный номер По максимуму! Скачок напряжения Хроматический (5)
19 Стрелец Долгое Жало Металлическое Гнездо Мгновенная Перезарядка, Медовая Броня Медовая патока Эпический (3)
20 Воин Кайло Дзига Защитный пируэт Клапан сброса Супер редкий (4)
21 Стрелец Кули-рикошеты Большой рикошет Супер отскок, Отступление машин Праща Супер редкий (4)
22 Стрелец Шесть выстрелов Шторм с шаров Модные ботинки, Магнум Прибор для перезарядки Награда за дорогу к славе (5)
24 Воин Спрей Палка харизма Плохая карма, Хайп Френдзона Награда за дорогу к славе (3)
25 Стрелец Колючая граната Приколов! Удобрение, Вита подача Голочниця Легендарный (5)

По вертикали:
1 Поддержка гаечные шторм Мамин Поцелуйчик Мамина забота, Мамины объятия Импульсный модулятор Эпический (3)
3 Тяжелоатлет ямобур Копать-колотить Контрдробилка, Защитная каска Пневмопидсилювач Супер редкий (5)
4 Стрелец Лучевой бластер Усилитель вреда Усиленный усилитель, Новая жизнь Чит картридж Награда за дорогу к славе (1-3)
6 Поддержка Зернобомба Ограждение Зверхрист, Фотосинтез Измельчитель компоста Мифический (6)
7 Стрелец Пушка-зонт Полет на зонты Засада, Кэшбек Автоматический прицел Эпический (6)
8 Поддержка Дымовая атака Магическая рука Магический туман, Волшебный пендель Разбитая лампа Мифический (4)
9 Воин Орлиный глаз Охота на лис Летучий Орел, Медвежий капкан Супертотем Награда за дорогу к славе (2)
11 Воин Три карты таро Гравитация Черный портал, Магическая тень Хрустальный шар Мифический (4)
12 Воин Тригонометрия Ручное управление Автофокус, Закаленный сталь Взрывной притяжения Эпический (4)
14 Тяжелоатлет Удары розлючености Мощный летучий локоть Эль Фуэго, Скорость метеорита Протеиновый коктейль Редкий (3,5)
16 Поддержка Ускоренный Бластер Угнали! Суперзарядка, Бег и Зарядка устройства для Мифический (4)
17 Убийца с ядом Лезвия Налет Смертельный яд, Стервятник Усилитель защиты, замедляя токсин Легендарный (5)
18 Стрелец Рок-ракета Ракетный дождь Поджигатель, Ракета №4 Реактивные кроссовки Награда за дорогу к славе (4)
19 Тяжелоатлет Двустволка Бульдозер Берсерк, Крепкий орешек Сочный стейк Награда за дорогу к славе (4)
23 Метатель минимин Сорвиголова Как по маслу, авто-тика Запасная мина Награда за дорогу к славе (3)

Понравился материал? Будем благодарны за репосты.

Комментарии:

Будьте первыми, кто прокомментирует кроссворд!

Новые комментарии кроссвордистов:

Обзор DOOM Eternal. Неужели ЛУЧШИЙ шутер в истории? | Видеоигры#

Земля столкнулась с невиданным кризисом. Человечество под угрозой уничтожения, спасения нет никому и нигде, ведь все силы ада явились разом, чтобы растерзать мир. Но следом за ними явился и спаситель, Палач Рока, чья ненависть к исчадиям преисподней не знает границ. Он прорубится через все легионы нечисти. Он размажет по стенке мозги тех, кто в ответе за появление демонов, ведь он не ведает жалости, усталости и страха. Палач Рока — сама судьба, возмездие, что должно обрушиться на головы всем, из-за кого мир превратился в один большой пылающий ад.

DOOM Eternal

Жанр: шутер от первого лица
Разработчик: id Software
Издатель: Bethesda Softworks
Возрастной рейтинг: 18+
Перевод: полный
Платформа: PC, PS4, Х1
Играли на: PC
Похоже на:
DOOM II
Mortal Kombat 11
Unreal Tournament 2003

Про новый DOOM хочется писать исключительно КАПСОМ. В нём хоть и чувствуется преемственность по отношению к игре 2016 года, но это совершенно другая игра. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НОВАЯ. Да, она развивает многие идеи прошлой части, но идеи эти зашли так далеко, словно геймплей прибыл с другой планеты — скажем, с Марса.

DOOM Eternal под завязку набит АДРЕНАЛИНОМ: после каждой мало-мальски серьёзной перестрелки тянет закурить. Темп происходящего БЕШЕНЫЙ. С прошлой части он вырос НА ПОРЯДОК, хоть и игра 2016 года не располагала к остановкам и паузам — нужно было уворачиваться от вражеских атак и собирать по уровням всякие ништяки. Теперь же патронов и аптечек на аренах стало куда меньше. Основной источник ресурсов — сами демоны: если добить оглушённую тварь, из неё выпадет здоровье, если поджечь — начнёт вываливаться броня, ну и по старой доброй традиции монстра можно распилить бензопилой на патроны. Каждый враг — это не только смертельная угроза, но и манящая пиньята, которая только и ждёт, когда ты достанешь из неё разноцветные призы. А если игнорировать эти возможности, демоны просто СОЖРУТ.

DOOM Eternal в одиночной кампании даёт опыт, максимально приближенный к мультиплеерному. Как и в прошлой игре, схватки почти всегда происходят на аренах, — и если раньше имело смысл их заучивать, то сейчас на это нет времени. Нужно постоянно двигаться, не давая загнать себя в угол, уворачиваться от снарядов и за доли секунды принимать решения, кого из врагов каким способом добивать. Времени нет даже скосить глаза в правый нижний угол, чтоб посмотреть, дотикал ли кулдаун перезарядки бензопилы или огнемёта. Такие вещи нужно воспринимать на слух. Сложно? Ну, вы догадывались, на что идёте!

Количество инструментов в арсенале выросло. Появились двойной рывок и особая мощная рукопашная атака Кровавый удар, добавился заплечный огнемёт, а к концу игры выдают ультимативный меч Горнило, который УБИВАЕТ большинство демонов С ОДНОГО ПРИМЕНЕНИЯ. Ценнейшая штука, если учесть, что в игре есть демон-призыватель Архвиль. Он закидывает на арену разом с десяток злобных адских отродий — не только рядовых импов и зомби, а манкубусов, арахнотронов и рыцарей ада! — а потом ещё и усиливает всю нечисть, отчего та начинает носиться быстрее и бить больнее. 

Ещё из противников стоит помянуть недобрым словом Охотников Рока и Мародёров. Последние — настоящий бич, ведь в них бесполезно «заливать урон». Атаковать надо строго в определённый — и очень короткий! — момент времени, иначе они просто заблокируют атаку. ДАЖЕ ИЗ BFG! А ещё они очень опасны как вблизи, так и на большом расстоянии и любят призывать призрачных псов, которые бегают за Палачом и больно кусают его за бронированные пятки.

Уровень насилия удовлетворит самых искушённых маньяков. КРОВИЩА ХЛЕЩЕТ, кости ломаются, а оторванные части демонических тел находят себе новые пристанища в самых неожиданных отверстиях их хрупких тушек. Правда, по субъективным ощущением, насилие стало чуть более мультяшным, как в последней части Mortal Kombat. Да и в целом тон сделался менее серьёзным — слегка карнавальным, что ли.

Схватки с боссами довольно стандартные. По сути, это банальное заливание урона в тушу, только периодически надо отвлекаться на рядовых врагов, чтобы с их помощью пополнять запасы здоровья и патронов. Знай себе стреляй, пока у противника не кончится ячейка брони, одна из жизней или силовой щит. Не скучно, но от такой роскошной игры ожидаешь чего-то более изощрённого. С другой стороны, к этим сражениям нас заранее морально готовят  — презентации первого босса и вовсе посвятили целый уровень!

Про изменения стоит поговорить чуть подробнее. Разработчики словно услышали все мои претензии к прошлой части, и отраднее всего, что они проработали систему развития. Теперь нет нужды выполнять странные задания на уровне вроде десяти убийств зомби определённым способом — DOOM Eternal разрешает играть в него так, как хочется. Как же этого не хватало в игре 2016 года! Даже испытания в рамках прокачки оружия либо простые, либо необязательные, либо легко пропускаются с помощью особых жетонов. И нет, их НЕ НАДО покупать за донат! Всё необходимое спрятано на уровнях, просто держи глаза открытыми и почаще сверяйся с картой.

Окружение в DOOM Eternal стало куда ярче и приятнее глазу: и монстры теперь в массе своей более цветастые, и уровни заметно прибавили в разнообразии. Помните, как прошлый DOOM швырял нас в однотипные марсианские базы и в пустынный ад? УНЫНИЕ! А вот в Eternal дизайнеры оторвались по полной: здесь игроков ждут и пылающие мегаполисы, пожираемые демонической скверной, и величественные инопланетные твердыни, и даже ТЕХНОАД с огромной вавилонской башней, словно на картине Брейгеля-старшего! Каждый уровень завораживает дизайнерскими находками. Ты не просто бежишь и месишь — ты разглядываешь здешние красоты и периодически думаешь: «КАК ЖЕ ЭТО (непечатно) КРУТО!»

Ещё один повод похвалить местных «левел-лордов» — то, как эффективно они используют пространство. Да, конечно, до уровня God of War новенькому DOOM далеко, но всё равно работа проделана впечатляющая. Достаточно скромное по размерам пространство, которое можно пробежать из конца в конец секунд за десять, здесь обеспечивает час упоительного геймплея — с поиском секретов и энергичным вырезанием демонических когорт. К слову, ачивка на уничтожение 666 демонов спокойно берётся на пятой-шестой миссии. 

Что осталось совсем как в прошлой части, так это мощнейший саундтрек Мика Гордона — без его музыки схватки бы генерировали куда меньше адреналина. Оптимизация тоже прекрасная. Почти мгновенные загрузки, стабильные 60 fps даже на моей GTX 970, никаких FATAL ERROR на весь экран. За 25 часов игры я лишь единожды провалился под текстуры. Ну и поймал один-единственный краш, когда пытался запустить встроенный в игру DOOM II.

А ещё в DOOM Eternal отличная локализация. Особая благодарность даже не за озвучку — в игре очень своеобразный стиль шрифтов, и его перевели в кириллицу просто блестяще. Поначалу он вызывает недоумение: всё-таки с адским шрифтом ассоциируется что-то вроде того, что мы видели в серии Diablo; здесь же — строгие и лаконичные буквы, тяготеющие к футуризму, а вовсе не к готике. Но к концу прохождения уже хочешь себе этот шрифт в Word, на телефон — и ещё хорошо бы клавиатуру с таким же начертанием в придачу!

Именно таким словосочетанием можно описать взаимодействие с DOOM Eternal. Он тебя НЕНАВИДИТ. Он регулярно делает тебе БОЛЬНО. Он вытирает об тебя ноги и доводит тебя до слёз. Но ты не уходишь, ты терпишь все унижения — потому что ему есть что предложить взамен. DOOM Eternal — как учитель Пэй Мэй из «Убить Билла»: протаскивая через страдания, он превращает тебя в бойца, настоящую машину для истребления демонов. Только для этого нужно выбрать правильную сложность. И правильная сложность в DOOM Eternal — на одну выше комфортной для вас. На ней почти каждое сражение завершается мыслью: «Да неужели они кончились? Неужели Я ЭТО СДЕЛАЛ?!»

Снижать сложность не стоит ещё по одной причине: частенько ваши застревания будут связаны не с врагами, а с перемещением по уровню. Авторы сделали солидный упор на платформинг, и порой он выбешивает почище орды демонов. Тут даже не всегда понятно, куда вообще надо двигаться, а если разберешься, правильно исполнить распрыжку с ходу не получится. Это, пожалуй, единственный минус игры. Порой добраться из точки А в точку В оказывается слишком сложно, на это уходит слишком много попыток. Если сравнивать итоговую игру с игромировской демо-версией, то прыжковую часть точно допилили — судя по всему, именно на это ушли дополнительные месяцы разработки. Но всё равно назвать её комфортной не получается.

На таких этапах не хватает системы подстройки под игрока. В рядовых схватках можно понизить сложность. К необязательным сражениям можно, прокачавшись, вернуться позже. В битвах с боссами после нескольких поражений появляется опция снизить урон по герою. А вот упростить себе платформенные этапы не выйдет. Хорошо хоть в конце задания открывается быстрое перемещение — с ним не нужно повторять мучительные распрыжки при обшаривании уровня на предмет невзятых секретов. 

 DOOM Eternal. Советы

С учётом того, что игра сложная и не склонна прощать ошибки, вот вам несколько советов, которые реально повысят вашу выживаемость. Так сказать, мудрость, написанная потом и кровью.

  • Не садитесь играть вечером, уставшим. Вам нужна свежая голова, незаторможенные рефлексы и некоторый запас душевных сил.
  • Если не знаете, куда идти, — ищите зелёные огоньки. Лампочки, свечки, аварийную подсветку — правильный путь всегда ненавязчиво подсвечен зелёным.
  • Как можно быстрее откройте улучшение «Пылающий крюк» для Супердробовика — с ним вы сможете постоянно получать броню, не дожидаясь перезарядки огнемёта. Быстро открыть эту способность можно благодаря тюрьме для демонов на базе Палача: пройдите её пару-тройку раз, как только вернётесь в свою крепость со смертоносной двустволкой.
  • Самая полезная руна в игре — хроноудар, замедляющая время, пока вы летите. С ней будет проще попасть в некоторые секретки, но, что ещё важнее, она идеально сочетается с «Пылающим крюком»: пока вы подлетаете к противнику в замедлении, есть время прицелиться ему точно в голову и нанести страшный урон с одного выстрела. Никогда не отключайте хроноудар!
  • Выживать в замесах помогают руны найти и уничтожить и полное смятение: добивания дают вам драгоценное здоровье, и чем комфортнее их совершать, тем реже вы будете гибнуть. Бей и разрывай и спасбросок тоже могут помочь, но в больших замесах лучше увеличить время на добивание — и расстояние, с которого можно его выполнить.
  • Из рун также обратите внимание на управление в полёте: она позволит вам чуть менее нервно выполнять сложные акробатические этапы. Её стоит просто открыть и включать на время прохождения платформенного отрезка.
  • В бронекостюме в первую очередь открывайте перегрузку бустера, горячую замену, защиту от опасности и толстую кожу. Потом пригодится открыть все улучшения на криогранату. Улучшение «Бочки появляются вновь» поможет пройти некоторые испытания на время.
  • За Кристаллы Стражей первым делом откройте увеличение продолжительности горения больших противников (Термитная присадка) и увеличение дропа брони с поджаривающихся врагов (Осколки от «изрыгателя»). 
  • Из рядовых врагов обратите особое внимание на Туши — эти ребята периодически ставят энергетические щиты, которые преграждают вам путь и защищают врагов от пуль и, что самое главное, добиваний. Плазменная винтовка и супердробовик вам в помощь.
  • Худший из особых врагов — уже упомянутый Мародёр. Можно пробовать его подлавливать через замедление времени и «Пылающий крюк», но эффективнее всего использовать ракетницу в режиме самонаведения. Отстреляли весь запас, побегали-пораспиливали на патроны одиноких зомби, снова отстрелялись. Если выстрел попадёт в тварь в тот момент, когда она открылась, двух залпов должно хватить. Убегать от Мародёра лучше по воздуху — используйте трамплины, возвышенности и стенные штыри для раскачки. И старайтесь отстреливать его собак.   
  • Если демоны на очередной арене какие-то красные и вам пишут, что поблизости есть тотем, не тратьте время на уничтожение врагов, а мухой летите искать и уничтожать проклятую палку. Исключение — первая встреча с тотемом на миссии «Кровавое супергнездо»: там сначала надо вырезать первую волну врагов, чтобы открыть путь к тотему. 
  • А вот если демоны на карте вдруг покраснели, но предупреждение о тотеме на экране не отобразилось, или если по углам появились оранжевые призраки демонов — значит, где-то поблизости засел Архвиль. И его надо срочно найти и убить. Кровавый удар поможет быстро снять щит, за которым так любит скрываться эта мразь (хотя иногда получается просто обойти его сзади). Дальше лупите всем самым мощным, что у вас есть: ракетами, супердробовиком в упор, пулемётом в режиме турели. Полезно подморозить гада криогранатой, можно поджечь. Если есть заряд Горнила — применяйте его без раздумий. Архвиль должен быть уничтожен максимально быстро, иначе вас просто сметут. Кстати, на картах он спавнится в одних и тех же местах, — так что в случае смерти хотя бы запомните, где эта сволочь притаилась, и во второй раз не оставляйте ей шанса. 

Собирать всё, что спрятали разработчики, осмысленно. Да, периодически попадаются бестолковые фигурки монстров, но большую часть скрытого составляют запасные жизни, предметы развития и странички игрового лора. Если по мере прохождения сюжета набирается на один-два абзаца, то через текст Кодекса раскрывают множество подробностей о мире. Впрочем, не надейтесь, что вы получите готовую картину. Главный сюжетный твист никак не объяснён, предысторию Доктора Хайдена приходится считывать между строк, а возвращение Палача Рока после конца прошлой игры и вовсе не комментируется. Игра начинается сразу со второго акта, когда наш герой уже в самой гуще событий. Тут явно нужна парочка DLC и полноценная третья часть, чтоб расставить все оторванные демонические головы по кольям.

Зато DOOM Eternal не отстаёт от современных экшен-трендов. В игре появился безопасный хаб, где можно спокойно побродить, послушать найденную на уровнях музыку, порассматривать найденные фигурки, получить ультимативную пушку и несколько новых костюмов — даже парочка неплохих секретов имеется! А ещё здесь можно поиграть в две первые части DOOM. Не сразу, правда, — для включения первой игры нужно найти 12 дискет, а для запуска второй потребуется угадать пароль. Из хаба предлагается заходить на старые уровни, чтоб прочесать их ещё раз, — а то вдруг вы не нашли все фигурки и мелодии при первом прохождении?

ИТОГ: Общие впечатления от игры поразительные. DOOM Eternal вобрал в себя всё лучшее от прежних экшенов, но при этом обладает своим неповторимым лицом. Как будто ты играешь во все любимые шутеры РАЗОМ — и в DOOM II, и в Quake III, и в Duke Nukem, и в Wolfenstein: New Order, и, разумеется, в DOOM 2016 года — и удовольствие получаешь соответствующее. В новый DOOM действительно НУЖНО играть — обязательно на компьютере, обязательно бросая себе вызов и постоянно балансируя на грани. Потому что лучшего шутера человечество пока не создало. Это бриллиант от мира экшенов, настоящий кровавый алмаз. Шедевр. Легенда. DOOM! 

Интервью с ветераном ВОВ Шевчук Александр Андреевич — Краснофлотцы

На Васильевском острове, в Ленинграде, есть недалеко от памятника Крузенштерну есть одно памятное сооружение (можете хохотать). Это домик такой, по-флотски гальюн называется. Так вот от него, от этого самого домика, двадцать шестого сентября сорокового года на белом-беленьком теплоходе «Кремль» отправились мы в Кронштадт.

Покачивало слегка в Маркизовой луже. Расставив ноги на ширину плеч, мы, салаги, искали глазами силуэт Морского собора, ибо уже наслышаны были, что площадь вокруг него выложена чугунными плитами. Здорово, наверное: ножку как даешь… бум! Бум! Бум!

Корабли на рейде, корабли!

По правде на большом рейде стояла только плавмастерская «Парижская Коммуна» бригады подводных лодок да у самого мола торчал старый броненосец, бывший «Петр Великий», используемый как минный склад. А вся эскадра и легкие силы базировались уже в Таллинне.

Построили у склада (не минного, вещевого). Растопыриваем мешки-матрацы. А нам туда — добро: тельняшки — две, носки — три пары, фланелевка, суконка, форменка, бушлат, бескозырка, шинель, шапка-ушанка, роба парусиновая, ботинки хромовые, простые, ремень, воротники-гюйсы, перчатки, галстук… Ух! Не сдвинуть мешок. И это еще не все. Две простыни, наволочки… вот почему на флот берут здоровых ребят: хилому хлопцу не унести все это.

Переоделись. Не узнаем друг дружку. А командир роты:

— Товарищи краснофлотцы! Есть приказ: все ваше гражданское сохранить до вашей демобилизации, с тем чтобы вы могли потом переодеться в свое, а все военное, морское обмундирование сдать. Это делается в целях экономии…

— Ууууууууу! — в ответ.

— Отставить шум! — скомандовали.

В самые горькие дни сорок первого года этот приказ-ляпсус был отменен.

Мы в бескозырках без ленточек — не положено до присяги. Краснофлотцы «старики», отделенные:

— ты почему здесь стоишь без дела? Вот швабра! Вымыть гальюн и доложить! (многие юные хитрецы, закончив приборку, так и не выходили из этого помещения: выйдешь — сразу: «Ты почему?..»).

Экипаж. Карантин. Из окошек гальюна виден Кроншлот — старинная петровская крепость, полоска воды, а дальше — крыши, мачты, трубы… Рамбов. Ораниенбаум то есть.

Сюррррррр-люлюлюлюлю — поет дудка, морской соловей.

— построиться поротно!

Нам выдают ленточки! До присяги! И… почему-то написано на них «Береговая оборона КБФ»? — «Ладно, — утешаем себя, — есть же броненосцы береговой обороны» (нам так хочется на кораблях служить!).

— Наверх в кубрики, и через пять минут с вещмешками — сюда! Выполняй!

Варшавский вокзал. Понятно, куда едем: в Латвию, за границу (уже два месяца прошло со дня вхождения Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР, а думается по привычке — «заграница»!). Резекне. Пересели в игрушечные, чистенькие вагончики. Проводники в незнакомой форме… язык…

Шагаем по прибрежному асфальту от Либавы к городку военно-морской базы. Пробуем петь — куда там: тугой, как резина, ветер забивает глотку. Ленточки мокрые хлещут по щекам. Справа — взлетная полоса крохотного аэродромчика, слева — грохот, брызги до неба — огромный рейд, мол, море, Балтика во всю ширь!

— Поговорили и годи. Слухай мою команду… — это Литвиненко, или, как он сам себя называет, Лытвынэнко, наш отделенный, краснофлотец четвертого года службы. От-деление… шах! Шах! Шах! — одно наслаждение выполнять команды Литвиненко, — «вкусно» он командует.

— Молодцы, хлопцы! — то и дело похваливает нас отделенный. А мы:

— Служим Советскому Союзу!

Действие происходит в военгородке на площади у собора, который — родной братец кронштадтскому Николе.

За редкими соснами, за песчаными дюнами волны, как собаки, вскидываются на отмель.

… — запе-вай! (Эта команда — мне. Какую? Может, «Нюра, я еду в моряки»?).

Это дело было под Кронштадтом…

— А ну, хлопцы, а ну, бугаи!… — кричит Литвиненко ребятам. «Бугаи» подхватывают припев:

Пары подняли боевые корабли…

Случилось: на упражнениях у меня лопнула на винтовке деревянная ствольная накладка. Не то чтобы я усердствовал шибко во время команды: «на ру-ку!», просто дерево было трухлявое — винтовка-то образца девятнадцатого дробь двадцатого века. Однако наш старшой в воспитательных целях не наказал меня, а поставил со сломанным ружьем перед строем:

— За добросовестное отношение к строевым занятиям, в результате чего лопнула ствольная накладка, от имени командира полуэкипажа краснофлотец…

В общем, я получил первое внеочередное (до присяги!) увольнение в город. Выдали мне большую серебряную штуку размером с теперешний юбилейный рубль: два лата. Первым делом сфотографировался я у еврея-частника, потом попробовал — впервые в жизни! — пирожное с кремом.

Приближалась двадцать третья годовщина Октября.

С темна до темна «даем ножку» (к вечеру — еле волочим ноги) на взлетной полосе аэродрома, готовимся к параду. Сухопутному. Вместе с нами, молодыми, трудятся морячки с эсминца «Ленин» — он стоит в ремонте напротив наших казарм (экипажа), у стенка завода «Тосмаре». Как сильно отличаются от нас, салаг, ребята с корабля! Все у них подшито-подогнано. Оказывается, на кораблях есть свои портные!

Третьего ноября приняли присягу… «И если я нарушу эту священную клятву…» при этих словах голос обрывается, кажется, — все, сейчас умру…

— Параааад!.. Равняйсь! Смирррр-ноо!

На булыжной мостовой Либавы первый советский парад. Командует — армейский генерал-майор (фамилии не помню), принимает парад наш командир базы контр-адмирал Трайнин.

Колонны. Зеленая — красноармейская, черная — наша. Шик! Белые перчатки, боцманские дудки, ночью надраенные, сверкают на груди.

Было жутко, когда, докладывая о готовности войск к параду, генерал взмахнул перед самым лицом адмирала саблей (или палашом): так и распластать человека можно!

Мы прошли мимо трибун…хуже, чем на генеральной репетиции. Зато уж рявкнули «Зрасть!» и «Урааа!» — просто здорово. «Бугаи»…С парада брели, как наполеоновское войско из Москвы. В экипаже обедали — спали. Еле-еде дождались отбоя. А в час ночи — горнист заиграл зачастил: тур-ту ту-ту, тур-ту ту-ту…

— Боевая тревога! Боевая тревога!

Разбираем оружие, трем глаза… перед строем — контр-адмирал Трайнин и его начштаба Клевенский.

— Товарищи краснофлотцы! Кто до призыва работал на судах морского или речного флота — выйти из строя! Остальные — разойдись!

До утра вызывал по одному адмирал нас за перегородку и … стращал, стращал морем: «Там знаете, как укачивает? До смерти! Это вам не вдоль лозовых кустиков рейсы совершать…» Только двое «устрашились», не пришли с согласием после завтрака к командиру базы.

«Купцы» приходят и уводят хлопцев — кого куда. Треть учебного батальона ушла на береговые батареи, что южнее Либавы стоят (мы их строили по ночам). Потом пришел черед и нам, «крестникам» Трайнина, кто не убоялся тяжелой корабельной жизни.

— Здравствуйте! Я — мичман Бумберс. Я пришел вас пригласить служить… Как это? Совместно с латышскими моряками.

Высокий, крупнолицый, не нашего покроя шинель, пуговицы от плеча к поясу — клином. Мичман вел нас по той же прибрежной дороге, по которой совсем недавно топали мы в полуэкипаж. Латыш напускал на свое лицо окаменелость, но смешинки так и сыпались из его голубых глаз. «Нет, братцы, — подумалось, — с таким ничего не страшно — ни шторм, ни гром!»

Пишет бывший матрос Лавтийского буржуазного флота Эдгар Залитис: «Посылаю воспоминание о составе эскадры Латвии перед передачей ее в состав КБФ. 1. «Вирсайтис». Водоизмещение 510 тонн, ход 18 узлов; 2. Тральщики французской постройки «Иманта» и «Вестурс»; 3. Подводные лодки «Ронис» и «Спидола», два буксира — «Варонис» и «Артиллерист» и шесть гидросамолетов — шведских.

Командовал этой «эскадрой» и довольно спокойно передал ее командованию советского Балтийского флота бывший царский офицер контр-адмирал Спаде. (Это произошло 19 августа 1940 года)».

В своей книге «Морской фронт» адмирал Ю. Пантелеев вспоминает: «Эстонский комфлот после официальных приветствий спросил меня:

— Господин адмирал, когда мы будем поднимать советские военно-морские флаги? Они нам кажутся очень красивыми… мы к этому готовы.

Как позднее я узнал от контр-адмирала Трайнина, который в то время был в Либаве (весной 1940 года), с подобным же вопросом к нему обратился и командующий Латвийским флотом».

Угольная стенка. Две калошины — тральцы «Вестурс» и «Иманта», братец и сестрица. Рядом с ними внушительно выглядит — труба, фокмачта, мостик, длинная пушка — сторожевой корабль «Вирсайтис».

— Равняйсь! Смирно! — командует Бумберс.

Выходят на стенку командиры кораблей. Командир (комдив) Межрозе поздравляет нас с вступлением в боевую интернациональную семью. Оказывается, мы уже распределены по кораблям. Я… приветствую военно-морской флаг нашей великой Державы, который весело полощется на корме «Вирсайтиса»!

И попадаем мы, девять славянских гавриков, в волосатые руки рыжего боцмана Цирулиса.

— Этто, сначит, ми вас всех сичас настроим… как это сказать? Устроим.

Мне досталось жить под полубаком. Показали рундук, где «все должно бить, как полошено». Спать — в подвесной койке (гамаке), на день выносить его под боевую рубку.

Как в тумане — первый день корабельный. Во-первых, это тебе не «Кулга» — речной трамвай, на котором я корчил из себя морского волка. Все так необычно: трапы, кубрики, столы висячие, бачковые, обед, знакомство с товарищами-латышами, с русскими — легко потерять себя самого. И сон… не сон, бдение с думой: как бы к утру не уснуть и не проспать койку вязать (пеленать, как египетскую мумию). Гулкие шаги вахтенного…. По голове!

Называя корабельную службу «каторжной», адмирал Трайнин, наверное, имел в виду угольную погрузку… От себя скажу: всякая работа из-под палки — каторга. А в то утро…

Надели робы, на руки — рукавицы, в рукавицы — ручки тачек (кое-кому достались корзины — это хуже) и…

На стенке — оркестр из латышских капралов-сверхсрочников.

И:

Утро красит нежным светом….

И:

Наверх, вы, товарищи…

Молодцы, черти, все разучили трубачи!

— Пошел, пошел, Иванов! Березкин, не сачкуй! В яму, в яму угольную не угодите! — шумит Петя Акентьев, машинист-одессит. Тут же, возле ямы, крутится юлой рассеянно-озабоченный механик Киртс (копия импресарио из кинофильма «Цирк»!).

— Ой, салага, на кого ты похож? — смеется мой старшой Смирнов.

— А ты? — парирую я. — Точь-в-точь абиссинский негус!

Потом два часа мыли, чистили, скребли, мылись, стирали… проголодались. Как замечательно кормят у нас на флотах! Традиция.

И вот он, момент! По всем палубам, кубрикам звонки: длинный — два коротких, длинный — два коротких.

— По местам стоять! С швартовых сниматься! (и то же самое по-латышски).

Шипит пар, дым из высоченной трубы нашего сторожевика накрывает черным одеялом берег, «Иманту», «Вестурс».

— Мазу уз прекшу! (малый вперед)!

Звяк машинного телеграфа… командир — грозный, неприступный — руки по швам — парадно вышагивает по мостику с крыла на крыло. На верхнем мостике у главного компаса (мое заведование) хлопочет чистенький, открыточный (усики-пиявки, пробор на голове) лейтенант Стурес.

Легли на створ — по корме — на выход из средних ворот гавани. Корабль, как перед старыми знакомыми, начал раскланиваться перед каждой встречной волной.

Мне стало плохо. Пресловутый ком перекрыл горло. Пулей с мостика! А там…вдоль борта уже склонили свои гордые головы Ваня Березкин, мой отделенный старослужащий Смирнов и прочие лица…(это позорное кормление рыб было у меня в первый и в последний раз. Так «не ругай меня, мамаша», как поется в одной популярной песне).

Из дымки на горизонте — проблеск прожектора: тире-точка — буква «наш», сигнал об открытии огня. И — фурр! Фурр! Фурр! Три снаряда, от полета которых воздух ходуном ходит. Три попадания в парусиновый щит, что у нас за кормой на буксире. Так стреляет крейсер «Киров»! Вот он, выполнив задачу по стрельбам, приближается к нам. Стремительно вырастают их воды тренога мачты, дальномеры, трубы, орудийные башни… Горнист играет «захождение». Становимся лицом к проходящему мимо нас крейсеру. Красив! А ход! Говорят, торпедному катеру не догнать его.

Мы тоже стреляли. Щит для нас таскал тралец «Вестурс». Стреляло носовое орудие Яши Румянцева. Результат: недолет, перелет, попадание. Комендоры утверждают, что это хорошо, по всем правилам-наставлениям. М-да… А «Киров»-то!

Уходим на зимний отстой у Усть-Двинской крепости, в Болдераю (пригород Риги). Декабрьские волны вскидываются на верхний мостик. Бедные «Вестурс» с «Имантой»! Как бы не утопли — только мачты из воды торчат. При заходе в Ирбенский залив ветер вроде бы приутих. Но тоже — крен под сорок градусов!

Правый поворот.

— Флаг «покой» до места! — командует Стурес. «Вестурс» и «Иманта» повторяют сигнал. И тут… у меня из рук ветром вырвало фалинь… флаг с прищепкой-клеунтом у самой реи! Это означает для идущих сзади — все время руль держи вправо. Мигом, никому ничего не сказав, по вантовому трапу… Колени дрожат от холода (больше от страха): вот-вот сорвусь. Мачта — хорошая праща, далеко бы забросила дурака. Не гляжу вниз, лезу, пытаясь даже петь что-то героическое, но уже и «мама» не сказать. Рея! Но по ней надо еще проползти до нока около двух метров, держась за оттяжки… и вот — флаг в зубах!

Вниз спускался без песен. Получил за «отвагу» три наряда.

Говоря теперешним языком, наша зимовка в Болдерае была продуктивной: мы с Березкиным стали настоящими сигнальщиками! (Семафор, световая морзянка, флажный свод сигналов…правила совместного плавания, силуэты кораблей, ведение журнала). А универсальный спец Бумберс учит сухопутному бою: коли, стреляй, бросай гранату! Хлопцы, которые недальновидные, ворчат:

— нужна нам эта пехотная грамота, как попу гармонь (все пригодилось вскорости!).

Для развития мускулатуры — дважды в неделю в крепости катаем мины, снаряды нянчим… Зато уж в увольнение на берег… Щедрый Межрозе отпускает в среду, в субботу, в воскресенье!

— Девушка по-латышски — мэйтэнэ. Эс юс милу — это значит: я вас люблю, — натасквет нас, салажат, все тот же многоопытный Бумберс.

Замполит Фролов:

— пожалуйста, помните, что вы — советские моряки! И чтоб по форме… в зимних шапках!

Сходим на берег, ищем сугроб поглубже, шапку — в снег, подругу боевую, бескозырку, — на голову! А патрули в Риге — сухопутные — ребята путные! А больше, кажись, ничего не нарушали.

Нарушали! Со стыдом вспоминаю вечер встречи с шефами, с рабочими завода ВЭФ, в канун Дня Красной Армии. Латышечки, беленькие, стройненькие, пели, чинно прыгали в танце. Мы тоже. Коля Гребенников, радист, играл на гитаре. А потом, крутанув в воздухе свой инструмент, пошшшшел бить чечетку!

Но один наш, как говорится, дурак испортил песню, — мой старшой Смирнов. Мы вчетвером несли его, пьяного, через весь город, а он… Никогда я не слышал такого грязного сквернословия. Дали мы ему! На кораблю присмиревший Смирнов шел своим ходом.

Март улыбается… рот до ушей! В большом носовом кубрике:

— Дорогие товарищи! — говорит замполит. — Сегодня мы встречаемся с замечательным сыном латышского народа, известным писателем-коммунистом Вилисом Лацисом! Мы знаем его по книгам, по всей его трудовой жизни и просим быть нашим депутатом в Верховном Совете…

Лацис, скуластый, широкоплечий, как-то весь сжимается от смущения, ломано говорит по-русски, потом по-латышски. Сын рыбака… Помню его веселое обнимание с нашим Леоном Бумберсом — оказывается, они однокашники по старой Лиепайской школе инструкторов флота (Латвийского).

Зюйд-вест апрельский гложет, крошит последние льдины в Рижском заливе. Встречаемся с немецким «купцом», с большим пароходом, идущим «нах фатерланд». Приспуская красный с черной свастикой на белом кружке флаг, толстый германец в форменной фуражке кланяется, как нэпман-лавочник. Я тоже салютую флагом, стронув его чуть-чуть с гафеля. Снова — немец, за ним — еще. Идут непрерывной кильватерной колонной из Даугавы в сторону Ирбена германские суда, увозя из Прибалтики свою пятую колонну. Расчищают поле боя? Уже оккупированы Дания, Норвегия… А из Берлина — по-прежнему клятвенные заявления в нерушимости Пакта о ненападении.

Матросские новости: фашистские самолеты то и дело появляются над Либавской базой. Будто бы наши дозоры на днях заметили у приемного буя, у средних ворот гавани, неизвестную подводную лодку.

В дозоре. Боевая готовность номер два. Ходим между Либавой и «заграничной» Палангой (Германия два года назад ее захватила у Литвы). Справа на горизонте цепочка торпедных катеров. Не наши, конечно, немецкие.

Июнь, начало лета, а радости нету — как перед грозой с градом. Пограничный катер у борта. Ребята сказали, что вчера на внутреннем рейде вынужденную посадку совершил немецкий гидросамолет. Наши арестовали летчиков, но из Москвы велели срочно отпустить, оказать помощь всяческую… Улетели фашисты!

19 июня. Я в госпитале (заправляя катер, наглотался бензина). Кострицкий, моторист:

— А сегодня мы в дозор уходим, поближе к Риге…

— Подожди меня! — прощу приятеля, и к милосердным сестренкам:

— Дайте мне мою одежку! Скажите, что сам нашел… Палдиес! Спасибо!

(22 июня в полдень фашистскими торпедными катерами был потоплен транспорт вместе с больными Либавского военно-морского госпиталя…).

Ирбен. Оба берега видны — эстонский остров Эзель и латвийский мыс Колка. Четыре пограничных охотника вместе с нами в дрейфе.

20-21 июня. Ничего существенного. Может, только поменьше германских судов прошло мимо нас из Риги. А погодка!

«Двадцать пятого, говорят, смена придет! Интересно, пустят ли нас в увольнение в этот раз?» Думается о чем угодно, только не о тревожном, о чем думалось в дозоре у Паланги.

«Собачья вахта» — с полночи до четырех утра. Стоим с молоденьким лейтенантом из подплава, взятым «напрокат» (забыд его фамилию). Стуреса к тому времени списали с корабля.

…Что-то много рыбацких судов — идут и идут в пролив, на выход.

— А ну-ка, освети их прожектором! — приказывает лейтенант. Не похоже на рыбаков, одеты чисто. — Ладно, — заключает штурман, — они никакой опасности не представляют. А там их еще погранкатера прощупают…

22.06.1941. 04.00. Смена вахты. В той стороне, где Виндава, сверкает что-то. Молния? Но ни одной тучки на небе. Снова всполохи.

— А может, это наши корабли…Учение, готовность номер два? — рассуждает Березкин. Будим командира. Командир:

— Радиста ко мне!

Заспанный Коля Гребенников доложил… что не может связаться с базой: вышел из строя допотопный передатчик.

Полным ходом идем поближе к мысу Колка, там должен быть пост наблюдения и связи. Семафор на берег: «вышла из строя рация, жду указаний, смены…» А с поста в ответ — крутит и крутит сигнальщик только одно слово: «война», «война», «война».

12.00 Гребенников починил радио. Выступление Молотова… как обухом по голове. Иван Федорович, замполит, обычно улыбчивый, сейчас хмурый, осунувшийся:

— Товарищи краснофлотцы! Подлый враг напал на нашу любимую Родину, рассчитывая внезапным ударом смять нас, поставить на колени, уничтожить завоевания Октябрьской революции. Отбросим, товарищи, благодушие. Враг очень силен. Но мы — большевики! И мы обязательно победим! А если придется — умрем как люди.

Орудия, пулеметы — в небо, в море. Пока — ничего. Параллельно нашему курсу носятся, вспенивая воду, пограничники.

— справа девяносто — силуэт эсминца! — докладываю.

— Запросить опознавательные!

Наш. «Грозящий». Морзянка: «Следуйте в Ригу, остаюсь на линии дозора».

17.00. На траверзе — остров Рухну. Сзади, в Ирбене -артпальба. Темнеет. Барашки волн. Прямо по курсу — силуэты кораблей. Запрашиваем пароль — опознавательный. Идут в сторону Ирбена крейсер «Максим Горький», эсминцы «Гордый», «Гневный», Стерегущий».

…А это впереди не туча, это наши легкие силы на рейде Усть-Двинска с «Кировым» во главе. Без огней. Пропускают нас в Даугаву.

Всю ночь в Мильгрависе, задыхаясь от черной пыли, грузим уголь (одна труха). К рассвету сполоснули корабль кое-как, приводим в порядок машины, оружие. Солнце выскочило из-за сосен. Самолеты. Со стороны залива. Кто-то сказал: «Наши»… Самолеты разворачиваются над эсминцами, грузящими у стенки напротив мины. Рев, свист, грохот — такой, что кажется — земной шар раскалывается! А с берега, от складских помещений, пулеметные очереди…Фонтанчики угольной пыли у самого нашего борта. Крастыньш, Румянцев, еще кто-то с винтовками, побежали к пакгаузам, айсзаргов, местных фашистов, уничтожать. Вернулись ни с чем. Нигде никого.

В устье реки Бульупе. Грузим, таскаем в погреба снаряды из крепости: только здесь мы можем пополнить боезапас, только здесь остались снаряды к нашим чехословацким пушкам. Забираем даже учебные болванки — пригодятся!

В темном копотном небе сплошной вой, вспыхивают и гаснут разрывы снарядов. Бьют из-за крепости зенитки «Кирова». Прожектора…Ага! Попался, гад? Крест на желтом пузе. Пули, пули, пули цокают рядом со мной!

— Самолет пикирует на нас! — ору, как поросенок недорезанный.

Межрозе:

— Что за базар? Спокойно надо докладывать.

Рядом — стук пулемета. Крастыньш… Ура Крастыньшу: фашист, не выходя из пике, хлюпнулся в Даугаву!

Какое сегодня число? Никто не знает. Авиация противника атакует нас беспрерывно. На рейде, в устье Даугавы — пароходы, мотоботы…&quo;еужели уже эвакуируют Ригу?».

Все, что скопилось на рейде, нам приказано сопровождать в Моонзунд. Головным идет «Вирсайтис», замыкает этот китайский флот «Иманта». У «Иманты» на буксире три торпедных катера — нет бензина своим ходом идти.

Небо — горячее марево, вызывающее слезы, если долго смотреть. Одиночные «желтобрюхие» летают мористее, видимо, охотятся за нашими крупными кораблями, ждут, когда те пойдут в Ирбен. А нам и мелководный Муху-вяйн сгодится.

Со стороны залива, прямо к нам идет-стучит рыбацкий мотобот. Видим в бинокль: на мотоботе испачканные в чем-то белом адмирал Трайнин и капитан 1 ранга Клевенский — новый командир Либавской базы. Оказывается, шли на торпедном, катер скис, пришлось прибегнуть к помощи рыбаков. У нас была бочка бензина. Ушли высокие гости на одном из наших катеров назад, к «Кирову».

«Постой, постой…а почему здесь Клевенский? Неужели мы уже оставили Либаву? А батареи, что мы, салаги, помогали строить? А наши ребята?» Только после войны все прояснилось: Либава геройски оборонялась больше недели. А Ригу…штаб Северо-Западного фронта оставил уже вечером 22 июня. Восьмая армия, отступающая от Либавы и Виндавы, вела в эти самые дни, дни нашего отхода в район Эзеля — Даго, ожесточенные бои с фашистами восточнее столицы Латвии).

Латвия… уходят твои сыны. Без боя почти…

Боцман Цирулис — чуть свободная минута — гладит всеобщего любимца команды старого кобеля Джека, что-то говорит тихо по-латышски. Джек — смирный, притихший, напуганный. Не узнать собаки. Как услышит за облаками звук летящего «Юнкерса», начинает, задрав лохматую морду, подвывать. А бывало…

— Джеки, — просят его матросы-латыши, — покажи, как баришня входит в баню?

Джек становится на задние лапы…

2 июля. Узнаем от комиссара (введен институт комиссаров) Фролова о наших потерях.

— Товарищи, на всех направлениях идут ожесточенные бои. Враг несет потери, теряем и мы… здесь. Кроме «Сторожевого», который был поврежден в Рижском, погиб эсминец «Гневный». Помните, он сопровождал «Максим Горький»…»Горький» тоже…оторвало носовую часть. Это произошло северо-западнее Даго, там фашисты выставили минную банку. У нас мало

тральщиков, потому-то и «Киров» проходил по углубленному земснарядами проливу Муху-Вяйн…

Ух, сколько нас тут скопилось, в Моонзунде! «Сильный», «Сердитый», «Смелый», «Стойкий», сторожевики «Снег», «Туча» — из «дивизиона хреновой погоды», как его на Балтике величали. Готовятся к походу в Рижский залив.

Бухта Трииги, северо-западная кромка Эзеля. Радио в кубрике:

— братья и сестры, соотечественники, к вам обращаюсь я, друзья мои..

— Тише, тише! Сталин говорит! Сталин!

— …сейчас решается вопрос: или — или…

Суровы лица моих боевых товарищей… («Если придется, умрем как люди…»).

Вот какое дело: Межрозе уходит от нас… на повышение. «Ведь он капитан 2 ранга, а на таком малом корабле», — объяснили нам. Жаль. Очень даже жаль.

Пришел новый, шумный, круглый, небольшого роста старший лейтенант, грузин. Широкая, как решето, фуражка с крохотным козырьком.

— Команде купаться! — с ходу приказал новый командир. Всеобщее удивление (а вдруг самолет сейчас?..) Но мы уже три недели не раздевались и не разувались. Стоим в трусах на баке, у ног бескозырка… Так положено: если после купания твоя бескозырка будет одиноко лежать, значит ты, того, пошел к морскому шкиперу…

— В воду!

Сигаем с высоты шесть метров прямо в жгучий, как крапива, студень медуз. Бррр! Разгребаю эту нечисть, ищу место почище и… натыкаюсь на притонувший труп краснофлотца…

Счастливый новый командир: пока мы пребывали в обществе медуз, ни один стервятник не появился над нами.

А зовут нового командира Гриша. Фамилия? Зачем фамилия? Гриша и Гриша. Гришу знает вся Балтика! Сколько анекдотов про него она ходило до войны. «А помнишь, как Гриша из отпуска возвращался? Командование получает от него телеграмму: «Масква — сталица нашей Родины, задэрживаюсь на двое суток…»

17 июля. 23.00. Справа по курсу темная полоска острова Муху.

— Прицел 130, целик…Орудие… Залп» — корабль дернулся.

— Орудие… залп!

Ведем огонь по батарее противника на Виртсу. Мористее — бьют — перепонки трещат! — три наших миноносца. И еще с Эзеля, береговые стволы Елисеева.

Высадились наши. Триста краснофлотцев. Путь в Рижский залив свободен!

…не успеваю записывать в журнал. Сегодня нас бомбили двадцать восемь раз. Уже не страшно. Отупел.

Пикирующий бомбардировщик Ю-87. Неубирающиеся шасси — ноги грифа, стервятника.. А когда он, стервятник, вываливается из-за облаков, кажется, с телеги камни сбрасывает (крестьянское восприятие).

Пишу первое с начала войны письмо родителям на Украину. Уцелевший чудом после бомбежки, пробитый осколками почтовый ящик на столбе… а местность та, куда писал…Радио на штабном пароходе: «наши войска, после… боев… оставили город Житомир»… а это уже на 70 километров восточнее изначальной моей родины…

Бухта Рохукюля. Снимаемся, идем в дозор в Соэло-Вяйн (между Эзелем и Даго). Не успели выйти на фарватер, навстречу пограничный МО, на носу катера — наш Джек. Он перешел от нас на «Иманту» три дня назад, во время смены дозора…

— Вот только собаку и удалось выловить, — сказали ребята. — Мина…

«Иманта», сестрица «Иманта»! Дорогие, золотые хлопцы!

Джек жмется к ногам, дрожит.

Проходим у острова Вормси. В кильватер за нами — два транспорта, буксиры, цепочка торпедных катеров тянется за буксиром.

Да, следуем в Таллинн. Кончился у нас иноземный боезапас, нечем воевать.

Моонзунд для нашего корабля навсегда остался за кормой.

Еще до глубокой осени будут прорываться сквозь вражеский огонь, мимо Муху, в Рижский залив наши корабли, будут громить там германские конвои, еще будут ребята Преображенского летять с Эзеля в «неуязвимое» небо Берлина и загонять в бункер брюхатого Геринга и самого бесноватого Адольфа, еще будут наши бойцы обливаться кровью в неравной схватке за архипелаг. Особенно ожесточенные бои разгорятся на южной оконечности Эзеля — Сырве. А потом, после ухода командования на Ханко (и дальше самолетом в Кронштадт), оставшиеся… кто пулю в лоб, кто переправится через Ирбен на латвийский берег в партизаны, а кого на связанных колючкой бревнах прибьет к берегам нейтральной Швеции. Выживут они и еще долго будут трудиться на родине, на дальних лесосеках…

Моонзунд…

Главная база Балтфлота — Таллинн. Редкие самолеты на большой высоте. Зато другое беспокойство — проверяющие. Химик, минер, связист, что еще? Комиссар Фролов ворчит:

— Сотни раз немцы нас проверяли за этот месяц.

С мостика эсминца «Карл Маркс», из репродуктора:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой…

Мурашки по телу! Это даже не песня, а крик!

…Таллинн окружен! 7 августа немецкие войска рассекли пополам нашу 8-ю Армию, и вышли на берег Финского залива в районе Кунды. Эту новость мы узнали 8-го утром во время погрузки угля, под «музыку» главного калибра крейсера «Киров».

В полдень снимаемся. В Кронштадт. Там нам поменяют пушки: на две наши 2иностранки» осталось десять фугасных снарядов и болванки учебные.

Гриша привел штурмана, лейтенанта с черным чубом:

— Георгий, — отрекомендовался лейтенант. («Жора», — подумали мы).

Два транспорта грузятся в ковше. Боже, сколько же он, гад, народу покалечил! В порт на машинах и всяко прибывают и прибывают раненые. Небритые, глаза запали.

Идем. Впереди «Клюз» и «Ударник» с тралами, потом мы, главная сила конвоя (с десятью снарядами), за нами транспорта, шаланды, мелкие катера — все облеплено-увешано увечными, травмированными.

Ход, естественно, в час верста — только кустики мелькают, по поговорке. Только приготовились у Наргена сделать правый поворот — «юнкерсы»! Группа. За ней — еще, еще. Идут низко, словно на посадку. И — пулеметно-пушечным огнем по надстройкам, по палубам, по ногам, по головам… истошные крики. Раненые поднимают в небо костыли, культяпки. Наш огонь — мимо: уж слишком низко летают!

— Перископ слева! — кричит Березкин.

— Орудие — левый борт!

Вдруг — черная копна взрыва выросла в том месте, где был перископ. Видимо, германская субмарина с миной встретилась.

Снова «юнкерсы». Две бомбы. Нам!… Нет, мимо. Вот он, фашист, на выходе из пике. Носовое Румянцева — хрясь! Снарядом-болванкой ему по хвосту!

О, как они, фрицы, хорошо умеют нырять! Это вам, сволочи, за раненых на пароходах, за «Иманту»! Еще не так вас будем колотить, погодите!

Две «Чайки» (И-15), родные «этажерочки», встречают нас, покачивая крыльями. Толбухин маяк открылся. Дошли!

… издавна на флоте о командире корабля, о талантах его судят по швартовке, постановке на бочку и якорь. Наш Гриша… Нет, он, по-моему, в этот раз превзошел всех командиров: с каким шиком он, бросив якорь, (там, где надо), пролетел впритирку мимо стоящего эсминца, дал задний и — аж присел «Вирсайтис» — остановился в тридцати сантиметрах от стенки. Приготовленный Цирулисов кранец, для смягчения удара, не понадобился. Молодец, грузин!

Скребки — в руки! Сурик, старый кузбасслак. Едкая пыль обволакивает нас под корпусом, разъедая кожу на лице. Маслопупы в машине ковыряются, рабочие морзавода крепят на баке и на юте площадки для новых стомиллиметровых орудий, а еще будет две сорокапятки, пушка-автомат тридцатисемимиллиметровая. Во! Теперь, простояв недельку в доке, мы будем больше похожи на боевой корабль. А то новый штурман Жора признался, что он, когда увидел в Таллинне «Вирсайтис», подумал: «а это что за пароход?»

28 августа. Вышли из дока и… при выходе из гавани нос в нос встретились с крейсером «Киров», он шел в сопровождении двух эсминцев. Пассажиры — сухопутные, гражданские на борту. Неужели… Таллинн? И это — все, что осталось от флота, самого сильного в Союзе? Только дней через десять мы узнали подробности перехода от ребят с миноносцев — как шли по минным полям под непрерывными ударами вражеской авиации (нам было легче в сто раз).

Не погиб, жив несравненный, как поется в песне, Балтфлот! И он себя еще покажет.

Куда мы идем? В Ленинград? Зачем? «Чайки» барражируют над Маркизовой лужей. Морской канал. У каменной отсыпи — грозная громада линкора «Марат».

И, может, это редкость в истории Ленинграда — днем разводят мосты, пропуская нас. На набережных любопытные. Ох, не на парад корабли вошли в Неву, не на праздник…

В темноте подошли к Понтонной (двадцать с лишним километров от Ленинграда). Катер ЗИС по корме. Гриша:

— Сигнальщик! Спроси в мегафон: куда топаешь, сороконожка? (я повторяю слова командира, он не терпит никакой редакции своих приказаний).

— Я командир отряда, Чероков, — ответили из темноты.

Командир отряда приказывает немедля продвинуться вверх по реке в район Кормчино и оттуда открыть огонь по Ивановскому, куда прорвались уже немцы.

Все окрест осветилось вспышками наших новеньких соток. Мы так близко подошли в позициям немцев, что на наш огонь они сразу ответили… минометным огнем (тоже небывалый в истории случай).

Мины с противным визгом перелетают через нас, и их квакающие разрывы слышны у противоположного берега. Угомонили мы тех минометчиков.

Утром отходим вниз, к Усть-Ижорскому заводу. А с заводского причала:

— Не подходи! Стрелять буду!

Что такое? У нас приказание… А это, оказывается, охранница… прямо на мостик направила свою двустволку. Увещевали. Ни в какую! Тогда Гриша, в шутку:

— Носовое орудие — на правый борт!

Яша Румянцев принял игру, разворачивает длиннющий ствол прямо на ретивую тетку. Но не такие ленинградки, чтобы убояться какой-то стомиллиметровки!..В общем, если бы не подоспел ее начальник, пальнула бы заполошная тетка из ружья по мостику.

Кроме сигнальщика и рулевого дела, я — пулеметчик. Мой «Виккерс», родной брат нашему «Максиму», укреплен на правом крыле мостика. Меняю охлаждение — воду с глицерином, смотрю, как у меня со смазкой замка, и сам не помню, как это случилось — скользкий, масленый замок совсем неслышно — шух за борт… В жар и холод бросило меня. Это же трибунал! Рядом — Иван Федорович, комиссар:

— Ты чего? На тебе лица нет.

Я доложил: так, мол, и так.

— Ты никому еще не докладывал? Успокойся. На будущее наука. Сегодня эту рухлядь, — он кивнул на пулемет, — сдадим в заводской металлолом, а нам, взамен «Виккерсов», поставят новенькие ДШК. Отличное оружие!

А меня колотило всего, до самого вечера.

Пришли и стали на огневую позицию у поселка Свердлова эсминцы «Строгий», «Гордый», «Славный». У Невского лесопарка притулился «Стройный», канлодка «Красное знамя», канонерки (бывшие самоходные баржи-грунтовки) «Зея», «Ока», «Сестрорецк»…

Приведу несколько строк из книги адмирала Ю. А. Пантелеева «Морской фронт»:

«Невская оперативная группа начала создаваться лишь в сентябре. Можно себе представить, как сложилась бы обстановка восточнее Ленинграда, если бы здесь не была вовремя создана флотом мощная артиллерийская позиция северного берега, не было кораблей, поддерживающих нашу героическую пехоту».

Столб с дощечкой: «Деревня Овцино» (написан мягким «и»). Вероятно, писали, как произносили, здешние немцы, бывшие колонисты. Овцино. Теперь здесь наша, почти постоянная, позиция.

8 сентября. Баржа со снарядами. В появившуюся над кораблем «раму» (немецкий разведчик) не стреляем: вдруг с дуру сбросит чего-нибудь в боезапас? Флаг-арт каплей Слизкой прибыл. Будет «работка»!

Боевая тревога. Тревога на лицах командиров. Потравили носовой, чтобы носовая и кормовая пушки могли стрелять в сторону реки Тосны.

Говорит Гриша:

— По данным разведки, враг готовит переправу через Неву с целью соединиться с финнами. Мы нанесем удар… Сигнальщики, пока комендоры работают, смотрите в оба — возможна ответная атака с воздуха.

— Носовое…. Кормовое… прицел сто двадцать восемь… Огонь!

Били до трех утра с перерывами для изменения корректировки.

Потом… Они… Плыли…

Радио: «От Совинформбюро. 8 сентября наши войска оставили город Шльссельбург…» Немцы на берегу Ладоги!

Одиночный самолет сыплет листовки. «Доблестные бойцы и командиры Рабоче-Крестьянской Красной Армии! Вы сделали, что могли… Ваше положение безнадежно. Переходите на сторону войск Великой Германии, вы получите мир, хлеб, жизнь. Настоящая листовка является пропуском…»

— А больше, фриц, ничего тебе не хоцца? А? — спрашивает пространство машинист Акентьев, одессит из города Николаева. Петр Акентьев вынес из машинного патефон.

Татьяна, помнишь дни золотые…

Поет Лещенко (да не Лева, а тот, старый). Под элегическую музыку Акентьев пускается в воспоминания.

— Понимаешь, только я это сошел с трапа — я тогда на «Марти» служил, — смотрю: идеть… глаза, брови…Идеть! Я сама — раз-раз глазами на мене. Подхожу к ней, представляюсь: «Петруччио! Из Одессы!» И — под ручку. А она, понимаешь, дрожать начинает. Ну, тут я…

Петруччио, Петруччио… Что бы мы делали без твоей травли?

В темноте на полнеба сплошное, бесконечное вибрирующее зарево — передовая. Не условное, а настоящее огневое кольцо. Ребята собираются в разведку. Петя Акентьев, кок Костя Головин. Придирчиво осматривает их снаряжение старший группы, бывший командир погибшего недавно катера МО лейтенант Чудов — высокий, плечистый, сапоги гармошкой. Старик Лерхс, латыш-сверхсрочник, просится в разведку, его не берут (он 1895 года рождения!). Не взяли и меня. «Еще успеешь», — сказал Чудов.

…Напоролись наши ребята на немецкую разведку — в темноте, в болоте. Ранен Акентьев. Осколком гранаты, ниже спины…

— Гад буду, я не поворачивался к фрицам задом! — оправдывается Петро. (Верно, граната разорвалась у него за спиной).

Идти в лазарет на плавбазу «Банга» Петруччио отказался наотрез, боясь всенародного осмеяния своей раны.

Как изменился Ленинград за месяц! В окнах первых этажей мешки с песком, щели во дворах и скверах. Строй за строем с винтовками и противогазными сумками через плечо — ополченцы, салаги наши стриженые. На ленточках: «Бригада подводных лодок КБФ».

Мы с мотористом Кострицким держим на руках бьющийся о стенку у Смольного катер, ждем командование Отряда с совещания. За поворотом Невы — раскаты орудийных залпов линкора «Октябрьская Революция», крейсера «Киров».

…А у нас — позор! — на борту заседание трибунала флота. Бледный, аж светится, на скамье перед судом мой бывший командир отделения Смирнов (доигрался!). Я с винтовкой — слева от Смирнова, рулевой Семенков — справа..

«… за самовольный уход с корабля во время боевой тревоги, отсутствие на боевом посту в течение двух часов, пьянку…именем Российской Советской…бывшего старшего краснофлотца …приговорил к высшей мере наказания…» Волосы у меня дыбом поднялись под бескозыркой! А Смирнов… улыбается… что он, с уме съехал? Страшно!

Резко ухудшилось питание. Соевая каша — ложки две, кусочек хлеба… но еще хуже — нечем стрелять: норма — три снаряда на орудие в сутки.

6 ноября приехали артисты. Джаз Скомаровского в краснофлотской форме… Но… поступила заявка армейцев на обстрел немецких позиций. И Гриша решает: оставить прислугу носового орудия воевать, концерт не отменять! Пушка ухала, кораблю дергался. Случалось — гильза скатывалась в люк, к ногам молоденькой певицы (кажется, это была Ольга Нестерова).

Были исполнены — на «бис» — «Чайка смело пролетела…», «Синий платочек» — довоенный, где еще пулеметчик не строчит…вспомнились мне Толмачево, Красный Вал…Так и разреветься недолго.

Настоящим праздником было известие по радио о торжественном собрании в Москве, посвященном 24-й годовщине Октября, где с докладом выступил Иосиф Виссарионович Сталин! А потом еще весть о параде на Красной площади. Мы, молодые, еще ничего, а у некоторых старослужащих слезы на глазах…

8 ноября. С самого утра беспорядочный — по площади — обстрел акватории. Я — вахтенный у трапа. Бушлат. Тулуп. Винтовка. Подсумок.

…Разрыва не слышал. Что-то ударило в живот, опрокинуло на спину. Горячо…Встаю на колени, распахиваю тулуп…Бляха прокарежена насквозь…Осколок…и — крохотная царапина на животе!

Ввиду контузии (испуга, скорее всего) лежу в медкаюте, читаю газеты. «Ожесточенные бои на Вяземской направлении. На подступах к Ленинграду немецко-фашистские войска вынуждены в ряде участков перейти к обороне». «Оборона столицы на рубежах…поручена командующему Западным фронтом генералу армии Жукову».

Портрет Жукова.

13 ноября. Лед, снег. Нева в торосах. Значит, здесь нам зимовать?

Тринадцатого, после обеда. Буксир-ледокол, уверенно круша лед, подходит к нашему борту. Авральные звонки.

— Со швартовых сниматься!

«Вирсайтис» нехотя, как заспавшийся человек, разворачивается на след буксира, лед за кормой варится. Идем вниз. К лесопарку? В Ленинград? Вопросов задавать не положено.

— Смотреть по бортам! — шумит Гриша.

Прошли лесопарк. Так же ушли, еще до праздников, эсминцы «Гордый» и «Славный».

Гранитный столб. С этого места в ночь ч 25 на 26 октября (с 6 на 7 ноября) 1917 года…Здесь стояла «Аврора», у моста лейтенанта Шмидта, теперь — «Вирсайтис».

Лед взломан на Неве кораблями, встает на дыбы. Полярная ночь… прожектора в небе…

Ффуууррр! Хгах! — снаряд. Прямо посередине моста. Ффууррр! Хгах!… Город молчит, не отвечает. Ледяное безмолвие. Ленинград! Это — ты?

Приказ: следовать в Кронштадт. Раздвигаем льдины, идем Петровским фарватером, по свежему следу — ходят наши, несмотря на то, что фрицы сидят сразу же за торговым портом и лупят, и лупят по заливу. Вот и нас заметил фашист, начал лед колотить, дышло ему в печенку!

В Кронштадте: грузим уголь, боезапас (побольше, говорят, берите!). Продуктов не дают. «Там получите». Гд quot;там»?

За Толбухиным нет сплошного льда — каша. 17-00, а у же стемнело. Снег в глаза, волна, покачивает слегка.

Давненько мы в море не были! Идем на запад одни, без поддержки на случай.

— На румбе?

— Двести семьдесят.

— Два градуса вправо.

— Есть два градуса вправо.

Черная стена ночи. Горят, вспыхивают и гаснут гребни волн, светятся фосфоринки в соленой студеной воде. Сноп огня из трубы.

— По этому «пожару» нас и засечь нетрудно. Подлодки караулят… — говорит комиссар, прижимая к глазам бинокль. Гриша нагибается к переговорной:

— В машине! Что вы мне фейерверк устраиваете? В Хельсинки видать!

Светает. Вернее, сереет. Поперек курса — темная гора. Гогланд. К зюйду от острова — эсминец дозорный прохаживается. Втискиваемся в бухточку под горой. Сууркюля. Гриша с комиссаром в штаб сбегали и:

— приготовиться к походу!

— Фььюююууу! — это не дудка боцмана, это мы, кто был на мостике, издали такой звук, когда узнали, что идем на Ханко, народ увозить оттуда.

Ханко… это было единственное место в начале войны, где наши войска не отступали. Наоборот, брали у противника острова, охватывающие с двух сторон нашу военно-морскую базу.

…Ну, двинулись.

— Справа пять — мина!

— Слева сорок — мина!

Черный шар качается на волне, ожидая жертву. Четыре отростка — «рогульки», как окрестил их потом Зощенко.

— Сигнальщик! Сигнал: вижу мину. Лево на борт! Комендоры, мину расстрелять! — несется с мостика.

Братья-пушкари суетливо наводят сорокапятки…Бац! Бац! И…мимо. Наконец сам Леонид Петрович Бумберс выстрелил. Попал! Но взрыва не последовало — мина только притонула. А эта еще опаснее, чем та, невидимка, на якоре, что ждет тебя под водой — ту хоть затралить можно.

Мы идем в голове. За «Вирсайтисом» — ТЩ «Ударник», сетевой заградитель «Азимут», транспорт «Вахур», ТЩ «Клюз». Замыкают шествие три сверхтихоходных тральщика-ижорца 35, 58 и 42. Курс — 230.

Еще крупно видна южная оконечность Гогланда. С веста двинул на нас снежный заряд. Потом — туман, такой, что с мостика кормы не видать.

— Командир! Становитесь на якорь, — приказывает старший в отряде капитан 3 ранга Белков. Пытаемся прожектором передать приказание начальства на задние корабли. Наконец вслед за нашей справа и слева по корме загремели в клюзах якорь-цепи.

Чуть туман поредел к утру — мы с Лобановым, моим новым отделенным, в один голос:

— Слева по корме красная башня. Маяк! Расстояние…

Это был Родшер. Жора-лейтенант побежал на верхний мостик пеленг взять.

Мимо нас, впритирку, «Азимут». Зацепил своим якорем наш, сорвал. Ругань на полубаке на русском и латышском языках (боцман Цирулис в гневе всегда переходит на родное наречие).

— Совершенно турная примета. Эта корабль, когда будет спускаться на тно, и нас саперет, — сокрушается старик Лерхс.

Поход на Ханко переносится на завтра.

19 ноября. Курс — вест. Волна. На камнях у Гогланда то и дело взрываются мины, брошенные прибоем к берегу. Грохот вселенский! Со стороны Хельсинки в блеклом холодном небе появляется финский самолет-разведчик и ложится на наш курс, впереди. Кто-то шутит:

— Лоцман!

Пробуем стрелять по нему. Разрывы снарядов (как электрические лампочки лопаются) на километр ниже цели. Зря палим. Через час «лоцман» передает нас своему коллеге, и так продолжается до темноты.

Мины, мины плавучие…Язык болит докладывать. Что-то будет с нами ночью?

В час ночи вышел из рубки штурман отряда Рабинович:

— Сейчас будет бить двенадцатидюймовка с острова Мяккилуото. И точно. Далекая вспышка слева. В воздухе хор-хор-хор и… корабль делает прыжок. Уши заложило, столб воды, поднятой взрывом, своей косматой вершиной достает до луны! Недолет, перелет, по корме, по курсу (совсем близко столбы!) Это продолжается полчаса. Ух!

Снег в глаза. И свет морзянки. Ханковский дозор — канонерская лодка «Лайне». Под артиллерийский грохот швартуемся в гангутской гавани. Камни, каменные лбы-острова торчат из воды. Славные ханковские «ястребки» барражируют над нами. Пакгаузы в порту — настежь: бери, что хочешь. Во! Куриное рагу. Жаль только, что хлеба нет. Некоторых наших мореманов после невской голодухи жадность одолела, и теперь… из гальюна не выходят.

Посадка. Веселые полуматросы-полусолдаты (по форме). Гангутцы! Ящики, мешки — все закоулки на корабле заняты. Противник бьет по рейду. Становимся в колонну в прежнем порядке. «Лайне» провожает до поворота у острова Руссаре.

01-00. Снова луна. И снова, как вчера: хор-хор-хор…Ахх! Работает трехсотпятидесятимиллиметровая дура Мяккилуото.

— Мина у правого борта» — голос Яши Румянцева.

Даю сигнал на «Азимут»… Пронесло? Взрыв!

Что-то тяжелое ударяет меня по затылку (кусок шлюпки). Поворачиваю голову — гора воды и обломков опускается с неба в море. Мне показались даже…летящие сапоги. Это не мы. Это «Азимут». Из осевшей горы показалась корма с винтом, люди…Человек семь успел ухватить подоспевший катер МО. Это все, что осталось от команды и от трехсот пассажиров-гангутцев.

Утром узнаем: ночью отстал и подорвался на мине тральщик «Меньжинский»…

Страшная арифметика: за один переход погибло два корабля… и семьсот командиров и краснофлотцев — молодых, сильных, здоровых!

И все же — корабли нашего отряда высаживают в Сууркюле полторы тысячи бойцов! Дальнейший их путь — в Кронштадт, в Ленинград.

Снова — на Ханко! Вся музыка знакомая — самолет, мины, обстрел — повторяется. И шторм. Жестокий. Треплет нас, конвой растягивается.

— Сигнальщик! На ТЩ «Клюз»: форсировать ход!

Ответ: «не могу». Потом тральщик швырнуло волной в сторону и мне не видно, что он там пишет. — — Почему не читаешь, в бога… застрелю! — орет Гриша и тычет мне пистолет в затылок.

— Стреляй, дурак! — я поворачиваюсь лицом к пистолету.

В это время из штурманской выходят командир отряда Белков, Рабинович и Жора-лейтенант… Неистовый кацо разом успокаивается.

…На обратном пути отстал и подорвался на мине ТЩ «Клюз». Спасенных нет.

Письмо:

Здравствуйте, Нина! Я — Шура. Помните? В Новый Год в Толмачеве вы меня по голове гладили, успокаивали, когда одиночеством заболел… простите, что пишу ни с того, ни с сего — больше писать сейчас некому. Да, тут у нас, у борта корабля, сидит дядя Коля, рабочий с «Севкабеля». Он здесь помогал корабли размагничивать. А сейчас он уйдет на катере в Ленинград. Ленинград… как далеко это отсюда. Далеко не по расстоянию, а потому… Мы сейчас готовимся… не знаю, к чему. Все ребята пишут, а дядя Коля ждет.

Это, наверное, некрасиво — писать малознакомому человеку, который сам сейчас — голодный, под бомбами… Но я очень хочу, чтоб кто-то знал на свете, куда я подевался… Мы третий раз идем на Ханко, а в море — сплошные мины.

Прощайте, Ниночка!

Шура. 29.11.41

P. S. Щенячий скулеж получился, а не письмо. Простите, Ннчка. Но переписывать уже некогда — на мостик кличут.

Шура

— Пижоны! — костит Петя Акентьев своих коллег-маслопупов со сторожевика «Коралл». — Жлоб на жлобе сидит и дрожит над собственной шкурой. У нас вон тоже трубки потекли, а мы идем.

Петя мешает мне сосредоточиться над «Цусимой» (самое время читать такие книги).

…На мостике рядом с Гришей новый командир отряда каплей Шевцов.

Тихо снимаемся с якоря. Идем. В нашей струе — белый, камуфлированный транспорт «Минна», канлодка «Волга», ТЩ «Ударник».

Час двадцать (опоздали финны! Или — мы?). Мяккилуотто засекла высокий айсберг — «Минну». Лупит, лупит…

Пять двадцать.

— Справа по борту работает маяк! — ору.

— Это Юссаре. Сейчас определимся, — обрадовался Жора-лейтенант.

— Маяк действует, значит корабли противника где-то поблизости…

Не успел командир отряда это договорить — вижу: четыре точки правее вспышек маячных.

— Справа шестьдесят — торпедные катера! — докладываем в один голос Лобанов и я.

— Орудие… Осколочными…

Нет, это не катера медленно приближаются, это что-то покрупнее.

Фуррр! — снаряд, прямо по курсу. Второй — за кормой, у носа транспорта.

— Командир, выходите навстречу противнику, атакуйте, пока он нас… Сигнальщик! Сигнал: выхожу из строя, не следовать за мной. На «Волгу»: открыть огонь по кораблям противника! — командует командир отряда Шевцов.

— «Волга» на сигнал не ответила! Продолжает идти прежним курсом, — докладываю.

— Ладно, сами управимся, пусть охраняет транспорт, — сказал Шевцов.

Четыре вражеских сторожевика приближаются строем фронта, пристреливаясь к нам трассирующими. Убит телефонист. Бегу на кормовую с данными для стрельбы… Не успел подбежать… Крастыньш! Арнольд! (Опять он!) Попал!!! Горит коробка фашистов! Горит! Теперь только одно вражеское судно стреляет в нашу сторону — неровно, плохо. Остальные два сторожевика заняты тушением пожара. Пусть погреются.

…Ложимся на прежний курс. А наши тихоходы так наддали за то время, пока мы воевали, что настигли мы их перед самым последним поворотом на Ханко, у острова Рюссаре.

Ну, еще раз, здравствуй, многоуважаемая «Лайне»! Здравствуй, Красный Гангут!

Дым. Дым глаза ест. Если б не ветер — только он и спасает. По всему рейду — от Руссаре до гавани — корабли: «Стойкий», «Славный», несколько базовых тральщиков и… громадный плавучий дворец — турбоэлектроход «И. Сталин».

Вслед за «Вирсайтисом» втягивается в начало гавани — мокрый и пуганный — наш отряд. Швартуемся на самом краешке стенки, поближе к выходу, — не только, чтобы при сильном обстреле отойти на рейд, а…

По специально проложенным рельсам слетают и слетают, кувыркаясь, в гавань вагоны, платформы, паровозы. Вот подъехал грузовик. Дверцы распахнуты, и задом… Успел ли шофер выскочить? Успел. Стоит, встрепанный. На высокой скале, как памятник — лошадь. Живая. Старшина пехотный левой рукой дает ей сухарь, а правой… пистолет…в ухо коняге…

Люди! Причем тут лошади?

Эвакуация.

Барахольщики шныряют по открытым пакгаузам. Климов, строевой из мобилизованных, тащит целую гору бушлатов, форменок.

— Куда тебе все это? — кричим. — Мать честная!

Климов:

— Вот придем в Кронштадт, попросите: «Дай бушлатик!». А я вам: «А этого (показывает) не хотите?».

— Вы мародер, Климов, — совестит старика Жора-лейтенант. — Наполеон армию растерял по лабазам в Москве. Читали «Войну и Мир»?

Нет, Климов такой ерундой, как чтение эпопеи «Война и мир» не занимался. Запихав в рундук и еще куда-то свою добычу, старик семенит на пирс.

Ждем погрузки.

Огненная ночь. Все горит. Взрывы. Корабли с рейда бабахают по передку. Последние часы обороны Гангута.

Наши старослужащие, блюдя традиции флота, переодеваются во все чистое. Мы, салаги, смеемся: нас, грязных, морской шкипер не примет.

По рейду, в дыму, по крупной зыби, не переставая стрелять, маневрируют среди всплесков-разрывов эсминцы. Буксиры подходят к ним, на ходу перегружая мешки, ящики…Ближе к вечеру, отрываясь постепенно от противника, придет на погрузку прикрытие. А вдруг… у них… на плечах…

Свои! Вот кто-то, из наших, корабельных, громко зашептал, показывая на командира в краснофлотском бушлате, наброшенном на китель:

— Гранин это, ребята, Гранин!

Мы с умилением смотрели на героя — руководителя дерзких гангутских десантников (19 островов захватили хлопцы у противника с начала войны!).

Машинный старшина Данилушкин стал обстоятельно рассказывать, как в финскую он чуть было не попал к Гранину в лыжный отряд, но… Но тут пришлось прерваться Данилушкину — подъехала легковушка. Сам командир базы Кабанов прибыл на пирс — всеобщий любимец ханковцев, хоть и весьма строгих правил, говорят. Большенный какой! А брови! Одно слово — генерал.

К нам гости. Артиллеристы железнодорожные. Спускаются на борт по трапу как-то застенчиво. Что вы, ребята! Будьте как дома! Двести сорок человек. Пушек не везут. Взорвали.

02.12.41 17.55

Снег пошел….

Наверх, вы, товарищи!…

Прощай, пылающий Гангут! Воистину красный. Прощай и ты, первая наша потеря у маяка Юссаре. Ты как залог, что мы еще вернемся сюда. Пусть гранит тебе будет пухом, Богданов из Боровичей…

Командир отряда Шевцов ушел от нас на БТЩ «Гак» — он идет впереди, с тралами, вторым «Ударник», потом мы, за ними «Минна», буксиры. Замыкает конвой главная сила Гангута — эстонка «Лайне». Эсминцы и «Сталин» остались забирать последние тысячи.

Небо горит за кормой!

— По секторам смотреть! Что там у Юссаре?

— Ничего не видно, товарищ командир.

О, красавица, вышла луна. Мы — как на ладони. Надо бы спуститься поужинать, да кусок в горло не лезет — Богданова убитого вижу.

Спускаюсь в кубрик, раскрываю «Цусиму». Ну-ка, Алексей Силыч, свет Новиков-Прибой, что происходит сейчас у вас на «Орле»?

Хриплый голос Вани Березкина:

— Саня! На вахту. Забыл?

— Иду, иду. Никак от книги не оторваться.

Набрасываю на плечи тулуп. Я — на левом крыле мостика, Лобанов — на правом. Как всегда, ботинки у него не зашнурованы, шинель не застегнута: Лобанов уже тонул, на танкере, в Таллиннском переходе.

Гриша, смирный, притихший, стоит возле рулевого. Луна спряталась. Огромное зарево заполыхало за кормой. Потом донесся протяжный гул. Потом — еще, еще. Жора-лейтенант вышел из рубки:

— Это «Сталин»…

Молчим. Есть о чем помолчать. Снова — пламя и грохот. Мяккилуото (финская батарея) бьет по горящему турбоэлектроходу.

Ни «Ударника», ни БТЩ впереди: луна скрылась за тучу. Провожу по своему сектору биноклем…

— На левом траверзе силуэт подводной лодки! В надводном положении! — кричу.

— Носовая… огонь!

Яша Румянцев, словно только и ждал этой Гришиной команды: гхах! Перезарядил: гхах! Попали, нет ли — не видать. И вдруг оттуда, от лодки — фуррр! И еще. Второй снаряд разорвался у самого нашего борта. Осколки искры высекли из Яшиной полубашни!

— Огонь! — приказывает Гриша.

А подлодка… уже пошла на погружение.

Время 03-30. Ветер — 17 метров в секунду (семь баллов). Температура воздуха минус 13. Следить за погодой — мой кусок хлеба. Анемометр в руке…

-Смотрт, смотреть! — шумит Гриша.

И без шума ясно, чем пахнет недосмотр. Лодка-то…

Снова светло. Луна! Даже в войну красиво. Впереди замигал зеленый огонек — «Ударник» правый поворот показывает.

— Право руля.

— Руль вправо.

Спускаюсь в большой носовой кубрик — Кузе, рулевому, смену разбудить. Храп. Стон. И враз… кубрик подпрыгнул от мощного взрыва! Пулей на мостик. Пар из котельной; волны через кормовой мостик; механик Киртс над пропастью, где была корма, в белых кальсонах (кормы с пушкой нет). Все это фиксируется в какие-то доли секунды.

Мимо нас — белое привидение — транспорт «Минна»…

— Сигнальщик! На «Ударник»: имею пробоину (кормы нет!), — диктует Гриша, — прошу оказать помощь.

«Ударник» разворачивается (на минном поле) пытается подойти к нашему тонущему левому борту. Проснулись-опомнились пассажиры. Как вода с плотины — снесли леерные стойки, хлынули (тральщику удалось стукнуться в наш борт) на палубу ТЩ, мимо, на палубу, мимо! Борта кораблей сплющивают упавших…

Пытается командир «Ударника» еще раз подойти, но его отбрасывает волной (семь баллов).

— Саша, — говорит Жора-лейтенант, — посвети спичкой, посмотрим место, где тонем. Так…. Банка Кальбодагрунд, справа — Юминданина…

Глубина 65 метров.

Штурман привязывает к рулону с картой грузик.

Спокойствие лейтенанта передается и мне, я перестаю дрожать (корабль держится!) Мы обнимаемся…

На шкафуте — боцман, катер. Люди обсели — катер о фальшборт!

Два лейтенанта армейских с пистолетами в руках возле кучи спасательных поясов, собираются палить друг в друга. Климов:

— Возьми фланельку, хочешь — бушлат! (И этот, как те лейтенанты).

А корабль держится!

Никого на носу. Осталось до «купели» метра полтора…

— Мама, мамочка!…

После рассказывал Бумберс: «Мы… это, когда было мера три до «Ударника», прыгнули. Я, Данилушкин, Крастыньш. Простояли до Гогланда — негде было сесть, столько людей спасли матросы…».

Рассказывает Петя Акентьев: «Я тоже сделал сальто, но… попал за борт, между двух корпусов. Как меня не раздавило, не сделало из мене блин — удивляюсь. Ору. Подали с «Ударника» конец, я уцепился за него зубами, как вошь за кожух!».

Жора-лейтенант: «Документы утопил, не знаю, что делать? Смотрю — механик Киртс пояс надевает… Вместе прыгнули за борт, волны разбросали нас. Вдруг слышу голос Гриши. Шлюпка на гребне волны! Кричу, захлебываюсь… Замерзаю, чувствую — конец. Нащупал пистолет в кармане, но пальцы не подчиняются… теряю сознание. Потом — шум! Шум мотора слышу! Морской охотник! Кричу… Подобрали».

Комиссар Фролов: «… Кажется, не помню, я за какой-то ящик ухватился, потерял сознание. Как иголку в сене, нашел меня «Ударник». Ефимов, командир, старый мой приятель. Спасибо ему».

…Мешают валенки. Начинаю стаскивать их, захлебываясь, под водой. Пробкой вверх, на трехметровую волну! Руки — грабли, молочу локтями подальше от корабля, а то утянет за собой. Вокруг — головы, ящики…

— Маруся, — кто-то кричит, — прощай!

— Вставай, проклятьем… — голос тонкий, обрывается.

— В господа…в адмиралов… Не умеют воевать! Аааа!

Теряю сознание. Очнулся от грохота: «Вирсайтис» — вертикально (все с него осыпалось)… На фоне луны. Постоял так с минуту и… пошел вниз, как решившийся на все самоубийца. Тихо стало. Никто не поет, не ругается. Кто-то рядом хекает…Двое в гимнастерках. Глаза красные, навыкате, — хватают меня за ноги, за шею…

— А ну, отлупись на два лаптя в сторону! — кричу акентьевскую фразу и ухожу с этими двумя под воду. И там, вопреки психологии утопающих, они меня упускают.

…Звездочка. Маленькая, но яркая. Низко так, кажется, метров десять до нее. Венера? Марс?

Я из седых глубин земного горя

Лицом тянулся к утренней звезде…

Все, хватит! Не на что больше надеяться, все наши корабли ушли. Руки по швам — пошшел вниз.

Страшно быстрое кино крутит передо мной жизнь: мама повязывает платок (у меня болят уши), Галка целует, привстав на цыпочки, технорук Петровский (в военном) смотрит мне в глаза…

Нет, нет! Если каждый вояка будет так легко сдаваться… Выталкиваю себя! Глубоко, однако, я уже успел утонуть. Хватаю, как рыба, воздух…Винты! Проворачиваются, «живые». От винта! На корме… Не по-нашему написано… Неужели немцы подбирают? Нет уж, сучки, лучше я сам… Гребу локтями… А что же там написано? Да… это же «Лайне»

— На «Лайне»! Спасите! — кричу. (Слева, на луне, черные головы-валуны. Цепляются зубами за поданные концы, срываются…) — Спасите!

— А ты кто такой? — почему-то спросили с мостика.

— Сигнальщик с «Вирсайтиса»!

Бросили спасательный. Меня стало ветром относить от корабля. Бросаю круг. Смотрю: шлюпка на талях по правому борту. Я к ней. Два человека качаются вверх-вниз. Уловил момент — раз! — локтями за борт.

— Забрасывай ноги! — кричат.

— Нет ног, отморозил, кажется.

— У нас все равно нет врача! — пьяный голос.

Набрасывают, однако, под мышки петлю. Все. Выключился.

Снится: кто-то подбрасывает меня вверх. Больно. Возвращаюсь к жизни. «Подорвались, подорвались!» — слышу. Открываю глаза: красноармейцы сбились у люка, лезут друг на дружку… Паника.

Бежать не хочется. И не могу: все тело — сплошная рана. Осматриваю себя, как та английская бабка у Маршака: ей-богу, это не я! Я на решетках над котлом, в валенках, в белых брюках, гимнастерка с ефрейторской штукой в петлице, на голове полотенце…Уши потрогал: волдыри.

Возвращаются на прежние места красноармейцы: это был не взрыв — шуровку уронили в кочегарке! Нервы… А вот это уже настоящий взрыв! Но никто никуда не побежал. Узнали: канлодка «Волга» подорвалась. Но идет самостоятельно.

На мертвых ногах спускаюсь с просушки вниз.

— О, явление Христа народу! Жив, крестничек? — радостно шумит чумазый, пьяненький слегка кочегар. — Я — Ваня! А ты?

— А я — Саня!

— Елочки! Я думал — хана тебе. Честно. Пульс пропал, положили тебя на юте к тем…. Которым все равно, где лежать. Между прочим, там лежит ваш старшина 2-й статьи, комендор, Потатуев, кажется, его фамилия? В живот чем-то… Кричал, просил добить… Так вот, лежишь ты там, а мне обидно: чуть не накрылся из-за тебя. Вынул тебя из кучи и давай тебе искусственное дыхание делать. Даже паром тебя из шланга подогревал! Учти. Может и меня когда из беды вынешь, война-то, видать, длинная будет. Тут еще ваши есть. Идем, покажу.

Открываю дверь… Яркий, прекрасный свет над столом! Кузя, Лобанов бросаются целовать, предлагают выпить. Что-то синее (денатурат)?

Я плачу…Заводят патефон.

Бей, винтовка,

Метко, ловко…

Какая прекрасная песня! Самая лучшая на свете…

— Эсминец, эсминец по курсу! А наших здесь нет… — разнеслось по канлодке.

«Лайне» все свои снаряды давно уже раскидала. Еще на Ханко. Туман. Впереди — силуэт большого корабля. Что-то будет?.. Лобанов:

— Товарищи! Тише! Это же мой танкер! Он здесь еще с августа, когда из Таллинна шли, дрейфует… Не хочет тонуть, как человек…

Все облегченно вздохнули (но… командиры-то, по-моему, должны были знать место притопления танкера? Должны!).

Новая беда: открылся Гогланд, а обогнуть его — нет паров, все сгорело в топке. Снова бросают ребята в огонь кто что: бушлаты, шинели, ломают сохранившееся дерево надстройки.

Эсминец «Свирепый» встречает нас. Раньше бы встретил, когда без хода были. Ну, ладно. Как говорится, как бы бабка ни хворала, лишь бы к сроку померла. Дошли!

А морозец-то того…. Хорошо, хоть гора от ветра закрывает. Командование острова поселило нас, утопленников, на отдых в помещение… не то финский домик, не то сарай. Солома!

Зарываемся, как в детстве, согреваемся помаленьку. Ожили ребята, робкая радость в глазах. И печаль. Сколько товарищей потеряли…

«Сколько-то нас, с «Вирсайтиса», осталось? — думаю. — Здесь, в сарае, пока на лицо только трое — Кузя, Лобанов и я».

4 декабря. Утро. Интенданты сухарей прислали. А чем размочить? Где-то матросы откопали старый ржавый чайник, бегу на стоящий напротив сторожевик «Коралл».

— Нет у нас кипяточку! Нет, ничего у нас нет. Повадились! — истерично завопил мордастый, в замасленной робе краснофлотец. Я замахнулся врезать чайником, но псих вовремя захлопнул дверь камбуза. «Вот гады! Правду говорил про них Акентьев — жлоб на жлобе», — матерясь, бегу ни с чем в сарай.

На вопросительные вопросы ребят я сбрехал:

— У них пресной воды нет (скажи я правду — «Кораллу» не избежать абордажа).

Сидим на соломе, живем, сухари жуем, снегом запиваем.

Ветер. Ветер. Отряживая с одежек гогландскую солому, поднимаемся по трапу на БТЩ «Гафель». Что-то нам уготовано на пути от Гогланда до Кронштадта? Но… как бодро, даже весело смотрит на нас с мостика славный хохол Шкребтиенко, командир «Гафеля», что поневоле настраиваешься на оптимистическое: «А ни хрена! Дойдем и вернемся, и усэ переможэмо!».

Приглашают в… трюм. Это хуже: я, как птица к ветке, к мостику привык. Ладно, можно и в трюме ночь перекуковать…

Застучали БТЩ -тара-тара-тара, эсминцы, транспорт «Минна», мелочь разная — в кильватерную колонну…

Жизнь идет, кораблики идут, кланяясь встречной волне. А мы, вспотелые, как суслики, спим. Впервые за несколько суток.

Пушка ударила — звенящий звук по корпусу!

— Подъем, братва!

Идем в разведку, на палубу. Солнце! Снег сверкает! Стоим во льдах. Синим дымом окутан «Стойкий»: ведет огонь по северному, занятому финнами берегу. А оттуда — вспышка — уууу! — снаряды рвут луд возле самого эсминца.

— Форт Ино, — с мостика слыхать, сигнальщики примерзли к биноклям.

Вспышка на южном берегу… Это — Красная Горка! Черное шрапнельное облако над районом вражеской батареи. Еще, еще облако! Форт заткнулся. Спасибо, Горка, родная!

Впереди, на горизонте, знакомый нам, как папа с мамой, силуэт ледокола «Ермак».

Вот он обходит вокруг нашей кавалькады (один торпедный успел уже пойти ко дну — льдом раздавило).

Мы чувствуем себя полярниками, возвращающимися на родину после страшной зимовки с корабельными катастрофами.

— Толбухин! Толбухин! — восклицают гангутцы, увидев в конце белого бесконечного поля палец кронштадского маяка.

— Команде «Вирсайтиса» построиться!

Боже! Да это же Бумберс! Даргайс бедрис! (дорогой товарищ!) Я люблю вас! (Эс юс милу)!

Строимся. Кто в чем. Сколько-то нас осталось?..

— Па парятку расшитайсь! — командует наш дорогой латыш.

— Первый!

— Второй!

Шестьдесят четыре в строю. С командирами. Значит, погибли — команда — 29 человек…

(Годы спустя — было время — посчитали: всего из 240 гангутцев и 93 членов команды спаслись 96. 237 — остались там… Заплатили за нас).

Бредем…Женщины, все повидавшие кронштадские бабоньки, смотрят на нас, пригорюнившись.

Моряки с погибшего корабля — сироты — идут…

Двуствольный, Фитильный, Французский, Пиратский, Кремниевый, Как Стрелять и Заряжать, Первое Фитильное Оружие, Какие Пули, Ствол и Замок

Рождение мушкета

Европейские армии с трудом переходили на новый вид вооружения. Основную боевую нагрузку в составе пехотных частей выполняли лучники и арбалетчики. Доля стрелков, вооруженных огнестрельным ручным оружием не превышала 5-10%. В Испании, которая в XV-XVI веке была ведущей мировой державой и центром европейской политики, королевская власть стремилась увеличить количество полков огневого боя. Для империи требовалось иметь более совершенную и мощную армию и мощный военный флот. Справиться с такой задачей без массового применения огнестрельного оружия было невозможно. Решающим фактором противодействия противнику стала артиллерия и стрельба из мушкета.

Стрельба из мушкета

Тяжелые фитильные ружья появились на оснащении европейских армий неслучайно. Аркебуза, которая стала предшественницей мушкета, успешно применялась против пехоты. Однако при боевых столкновениях, где участвовала тяжеловооруженная кавалерия, защищенная доспехами, аркебуза становилась бессильной. Требовалось более мощное и тяжелое оружие, обладающее большей пробивной силой и большей дальностью прямого выстрела. Для этого было решено пойти самым простым путем, увеличить размеры фитильного ружья. Соответственно увеличивался и калибр. Первый фитильный мушкет имел вес 7-9 кг. Калибр нового оружия составлял уже не 15-17 мм, как у аркебузы, а 22-23 мм. Стрелять из такого оружия можно было только из полустационарного положения. В отличие от аркебуз, которые могли применяться пехотными подразделениями на поле боя, мушкет был больше рассчитан на ведения огня из подготовленной позиции. Этому способствовали не только вес оружия, но и длина ствола. В некоторых экземплярах длина ствола доходила до 1,5 м.

Испания, Франция и Германия в тот период являлись самыми технически развитыми странами, поэтому именно в этих странах и стало возможным изготовление тяжелых фитильных ружей большого калибра. В распоряжении оружейников появилась мягкая сталь, позволяющая изготавливать длинные и прочные ружейные стволы.

Шеренга мушкетеров

Наличие длинного ствола на порядок увеличивало дальность прямого выстрела и повышало точность. Теперь огневой бой мог вестись уже на больших дистанциях. При залповой стрельбе мушкеты обеспечивали поражение противника на расстоянии 200-300 метров. Выросла и убойная сила огнестрельного оружия. Залп мушкетеров мог запросто остановить несущуюся лаву закованных в доспехи всадников. Пуля, весящая 50-60 г, вылетала из ствола со скоростью 500 м/с и могла легко пробить металлические доспехи.

Огромная мощность нового оружия сопровождалась большой силой отдачи. Первые стрелковые полки оснащались металлическими шлемами и имели специальную подушечку, укладываемую на плечо в качестве амортизатора. Стрельба могла вестись только с упора, поэтому первые мушкеты считались больше крепостным оружием. Ими вооружались гарнизоны крепостей и военные команды морских судов. Большой вес, наличие упора и сложность в подготовке оружия к выстрелу, требовали усилия двух человек, поэтому в первые годы появления мушкетов боевой расчет мушкета состоял из двух человек.

Наличие навыков обращения с огнестрельным оружием и появление гранулированного зернистого пороха в скором времени сделали мушкеты и аркебузы серьезной силой в военном деле. Стрелки научились достаточно ловко владеть тяжелым оружием, стрельба стала более осмысленной и точной. Единственное в чем проигрывал мушкет перед луком и арбалетами – это время, отведенное затрачиваемое для подготовки к следующему выстрелу.

В середине XVI века время между первым и вторым залпом редко когда превышало 1,5-2 минуты. Преимущество на поле боя получала та сторона, за которой был первый залп. Часто сражения заканчивались, сражу же после первого массированного залпа. Противник был либо сметен точными выстрелами, либо ему удавалось перейти в атаку и смешать ряды мушкетеров. В ходе контактного боя уже не оставалось времени на второй выстрел.

Для того, чтобы повысить скорострельность фитильных ружей, стали изготавливать многоствольное оружие. Двуствольный мушкет стал следствием тактической необходимости, когда очень важным становилась возможность сразу же нанести повторный удар. Но если в линейных войсках такая модернизация не прижилась, то моряки сумели по достоинству оценить все преимущества такого оружия.

Вооружение мушкетами Европы

В 1515 году французы впервые узнали, что такое мушкет, в бою с испанскими солдатами. Мушкетные пули без труда пробивали самые крепкие доспехи. Испанцы при помощи своих длинноствольных новинок одержали безоговорочную победу над французами.

В 1521 году мушкеты уже в массовом порядке были приняты на вооружение испанской армией. А в 1525 году, снова в сражении с французами, получившем историческое название «Битва при Павии», испанцы показали во всей красе все превосходство мушкетов перед другим оружием. Мушкетеры оказались непреодолимой стеной для французской кавалерии.

Именно после этого сражения о том, что такое мушкет, решили узнать поближе и в Европе. Ими стали вооружать подразделения пехоты во Франции и Германии, а впоследствии – и других европейских государствах.

В дальнейшем мушкет стал подвергаться усовершенствованиям. Оружейных дел мастера из Германии заменили фитильный Спусковой крючок, пришедший на смену рычагу, высвобождал пружину с кремнем, который при ударе о кресало высекал искры, поджигавшие порох. Необходимость в фитиле отпала.

Голландцы усовершенствовали ствол. Они заменили металл, из которого он изготавливался, на более мягкий. Это исключило случаи его разрыва при выстреле.

Испанцы, позаимствовав опыт голландцев и облегчив мушкет до 4,5 кг, создали оружие для кавалерии. Такой мушкет стал универсальным, его можно было использовать в любых родах войск, что и было сделано во всех европейских армиях.

Появление дымного пороха положило начало боевому применению огнестрельного оружия. Вместе с луками и арбалетами первые образцы ручного огнестрельного оружия стали поступать на оснащение европейских армий, однако первые сражения, в которых принимало участие стрелковое вооружение, не продемонстрировали его высокие боевые характеристики. Первые аркебузы стреляли плохо. О точности выстрела говорить не приходилось. К тому же подготовить оружие к выстрелу требовало довольно много времени, не говоря уже о времени, необходимом для следующей перезарядки. Сначала основным вооружением стрелков в европейских армиях стали аркебузы, чуть позже появился мушкет — куда более мощное и тяжелое оружие.

Прогресс в XV веке

На протяжении XV в. был сделан ряд усовершенствований. Затравочное отверстие переместилось с верхней поверхности ствола на боковую. Заодно появилась пороховая полка, которую прикрепляли сбоку ствола и снабжали шарнирной крышкой, защищавшей порох. При опускании рычага с фитилем крышка откидывалась, открывая доступ к пороховой затравке. После воспламенения пороха и выстрела крышка возвращалась в исходное положение. Такая хитрая система хорошо защищала пороховую полку от ветра и дождя. Кроме того, пороховая затравка не могла по недосмотру просыпаться. Вдобавок это новшество не позволяло случайной искре попасть на полку и, следовательно, защищало от непроизвольного выстрела. Скорость, с которой фитиль приближался к затравке, повысилась после изобретения пружинного фитильного замка, в котором вместо серпентина использовался изогнутый рычаг, приводившийся в действие предварительно сжатой пружиной.

Стрельба из ружья с фитильным замком. У некоторых фитильных ружей были непропорционально большие приклады, и значительный вес такого оружия требовал использования подставки при стрельбе

Мушкет как часть истории и культуры

По большому счету, именно с мушкета и началось развитие и совершенствование стрелкового оружия во всем мире. С одной стороны мушкет дал начало ружьям, винтовкам, карабинам, автоматам и пулеметам, а с другой стороны – короткоствольному оружию вроде пистолетов и револьверов. Потому-то эти старинные оружейные экспонаты и являются частью истории.

С другой стороны мушкеты – это культурная и коллекционная ценность. Наличие старинного образца вооружения может быть гордостью истинного любителя-коллекционера. К тому же некоторые образцы украшены драгоценными металлами и камнями, что еще больше увеличивает их культурное значение.

Появление огнестрельного оружия и его боевое применение было бы невозможным без дымного пороха. Вскоре после его появления был изобретен мушкет – мощное и тяжелое оружие, предшественником которого являлся аркебуз. Благодаря А. Дюма и его знаменитому произведению о мушкетерах, многие современники ошибочно полагают, что мушкеты изобрели французы. На самом же деле они приложили руку к его усовершенствованию, но не к самому изобретению. В целом смысл термина “мушкет” может быть разным в зависимости от исторического периода.

Первое огнестрельное оружие аркебуза возникло в середине XVI столетия и является, по факту, предшественником мушкета. Сперва аркебузы считались смертоносными и мощными, но на деле оказались ненадежным оружием. Заряды, которые использовались для них, были слишком малого калибра и веса (до 20 г), чтобы пробить латы или кольчугу противника. А перезарядка аркебузы была настолько долгим делом, что изобретение более эффективного оружия оставалось лишь вопросом времени.

Сложно переоценить значение мушкета в истории огнестрельного оружия. Его собственная история остается неизвестной (есть несколько версий), но наиболее приближенные к действительности сведения говорят о том, что первое ружье с длинным стволом и замком-фитилем было изобретено в Испании. Предположительно его создателем был некто Моккето, проживавший в городе Велетра.

Длина ствола первого мушкета, согласно давним записям, составляла около полутора метров. В сравнении с аркебузами калибр также увеличился – до 22 мм, а вес заряда для мушкетов составлял около 50 г. В процессе стрельбы использовалось больше пороха, а потому пуля имела большее ускорение и летела на большую дистанцию. Это значит, что её убойная сила значительно возрастала, – заряд легко пробивал латные доспехи и другую броню, которая была распространена в пехотных войсках в XVI веке.

Сперва из мушкетов можно было вести огонь только из заранее подготовленных позиций, поскольку вес орудия достигал 9 кг, и переносить их было очень неудобно. Зарядка мушкета требовала умения и сноровки, а сильная отдача значительно усложняла процесс стрельбы. Несмотря на все отрицательные особенности мушкетов, европейские солдаты (данное оружие было распространено среди армий Испании, Франции и Германии) после вооружения мушкетами стали грозной силой.

Функционирование мушкета-ружья связано с работой ударно-спускового механизма. Именно появление замка послужило толчком к развитию всех способов воспламенения пороха в огнестрельном оружии. Фитильные мушкеты очень долго оставались на вооружении европейских армий, несмотря на простоту конструкции и тот факт, что такой метод приведения ружья в действие был далек от идеала.

С развитием и усовершенствованием мушкетов, во времена господства испанского флота на морских просторах, данный тип оружия стал использоваться на кораблях. Ручное огнестрельное оружие создавало мощную огневую поддержку в морских боях, где ситуация, как правило, разрешалась быстрее, чем при сухопутных стычках. Ружейные и артиллерийские залпы были способны нанести существенный ущерб такелажу, живой силе и самому кораблю.

Мушкеты пользовались особенной популярностью в морских схватках, поскольку их тяжелые пули легко разрушали деревянные корабельные конструкции. Точной и сокрушающей оказывалась стрельба с близкого расстояния, которая предшествовала абордажной схватке.

Особенности ведения боя с помощью мушкетов

Вооруженный мушкетом воин назывался мушкетером. Пулей, выпущенной из мушкета, можно было выигрывать сражение, что, в общем, и происходило. При стрельбе из мушкетов залпом можно было уложить целую шеренгу неприятеля на расстоянии до 200 метров. Вес мушкетных пуль мог равняться 60 граммам. Мушкетными пулями выбивали из седел закованных в броню рыцарей.

И все же стрельба из мушкета была делом непростым. Заряжать мушкет приходилось долго. Отдача при стрельбе была такая, что могла сбить стрелка с ног. Чтобы уберечься, стрелки надевали специальные шлемы, а также привязывали к плечу специальную подушечку. Ввиду сложности стрельбы, при мушкете состояло два человека: один – заряжал оружие, другой – стрелял, а заряжающий его поддерживал, чтобы стрелок не упал.

Для того, чтобы было возможно стрелять из мушкетов быстрее, армии многих стран придумывали разнообразные ухищрения. Одно из таких ухищрений, которое сохранила история, заключалось в следующем. Мушкетеры выстраивались в каре, состоящем из нескольких шеренг. Пока первая шеренга стреляла, остальные заряжали мушкеты. Выстрелив, первая шеренга уступала место другой, с заряженными ружьями, а та — третьей, четвертой и так далее. Таким образом, мушкетный огонь мог вестись постоянно.

Усовершенствованные образцы

Европейскими оружейниками велись интенсивные работы по модернизации фитильных ружей. В XV веке местом для запального отверстия стала правая сторона казенника ствола. Слева располагалась специальная выемка, в которую засыпался перед выстрелом затравочный порох. Такое конструктивное решение обеспечило пехотинцу лучшую видимость: во время поджигания раскаленный прут теперь не заслонял собой цель. В результате значительно улучшилась точность стрельбы.

Желая предохранить затравку от ветра и влаги, конструкторы оснастили ружье откидной крышкой. После этого вместо неудобного стального прута для оружия был создан специальный фитиль. Для его пропитки использовали обработанную селитру, винный спирт или вываривали фитиль в смоле. Если он был качественно обработан, то медленно и долго тлел. Теперь стрелок мог находиться на удалении от полевой жаровни.

Однако подносить его к затравке было по-прежнему неудобно. Тогда оружейники оснастили ложе специальным отверстием, через которое пропускалась изогнутая в виде буквы S стальная полоска. Ее верхний конец стал местом для крепления фитиля. Длина трубки была уменьшена до 950 мм. Калибр оружия теперь составлял 35 мм. Масса ружья была не более 25 кг.

Модернизация ручниц в XVI-XVII веках

Английскими оружейными конструкторами в фитильном оружии были выполнены существенные доработки. Ручницу дополнительно оборудовали специальным щитком. Он выполнял функцию своеобразного экрана, защищавшего глаза стрелка от вспышек пламени. Кроме того, западноевропейскими оружейниками было налажено производство фитильных ружей с нарезными стволами.

Изменения коснулись также и прикладов. Раньше они были прямыми и очень неудобными. Во время стрельбы для надежного удержания ручницы приклады нужно было упирать в грудь. После стрельбы в результате сильной отдачи нередко сбивались прицелы. Поэтому французы оснастили свои ружья изогнутыми прикладами. Такая форма обеспечивала направление энергии отдачи не только назад, но и вверх. Испанские стрелки упирали приклады в плечо. Вскоре такой способ переняли и в армиях других стран.

Очень скоро фитильные ружья стали самостоятельным ручным стрелковым оружием со своим названием. Мушкетом называли тяжелое ружье, для которого был предусмотрен специальный подсошок. Во время стрельбы он упирался в землю. Шведские пехотинцы таким приспособлением не пользовались.

Общий размер ручницы составлял почти 120 см. Весило оружие 7 кг. Калибр был уменьшен с 40 мм до 18. На Руси армия снабжалась голландскими и российскими мушкетами. Как утверждают специалисты, такие ружья имели аналогичные боевые характеристики. Однако в отличие от голландских, российские ручницы были намного легче.

Особенности боевого применения мушкетов

Основная работа механизмов оружия связана с использованием ударно-спускового механизма. Появление замка дало толчок появлению всех последующих типов и способов воспламенения заряда в ручном огнестрельном оружии. Несмотря на относительную простоту конструкции, фитильные ружья долго оставались на вооружении европейских армий. Такой способ приведения в действия был далек от совершенства. Для всех фитильных ружей характерны одни и те же недостатки:

  • фитиль необходимо было во время боя всегда держать в тлеющем состоянии;
  • при мушкетерских шеренгах содержался специальный человек, отвечающий за источник открытого огня;
  • фитиль сильно подвержен воздействию большой влажности;
  • отсутствие маскировочного эффекта в темное время суток.
Стрелок снаряжал свое ружье зарядом пороха, засыпая его через ствол. После чего порох трамбовался в казенной части ствола. Только после этого в ствол закладывался металлическая пуля. Это принцип не менялся почти два столетия. Только появление бумажных патронов немного упростило ситуацию на поле боя.

Замок мушкета

Отдельные части мушкета, такие как ложе, называемые фуршетом, приклад и ударно-спусковой механизм, сохранились неизменными. Поменялся со временем калибр, который немного уменьшили. Изменилась и конструкция ударно-спускового механизма. С середины XVII века на все огнестрельное оружие устанавливаются батарейные замки системы Ле Буржуа. В этом виде мушкет дожил до эпохи наполеоновских войн, став основным оружием пехоты. Быстрее всех на новые образцы оружия перешли частные армии, флибустьеры, корсары и разбойничьи шайки. Мушкеты с батарейным замком были значительно удобнее в эксплуатации и в бою.

Замок Ле Буржуа

Пиратам приписывается заслуга использовать для стрельбы из мушкетов дробовые заряды. Таким образом, удалось существенно повысить поражающее действие выстрела. Двуствольный мушкет с укороченными стволами, стреляющий дробью, становился смертельным оружием ближнего боя. Во время абордажного боя не требовалось попасть в цель на большом расстоянии. Для эффективного огня было достаточно расстояния 35-70 м. Вооруженные пистолями и мушкетонами, (укороченный вариант мушкета) пиратские команды могли успешно противостоять даже военным судам, о чем свидетельствуют многочисленные исторические факторы. Дробовыми выстрелами из мушкетов выводился из строя такелаж судна, после чего его брали на абордаж штурмовые команды.

Мушкетоны можно было легко узнать по расширяющемуся ствольному срезу. Некоторые модели, применяемые в морских баталиях, не имели приклада и были приспособлены для стрельбы с колена. Стреляя с расстояния в 20-30 метров зарядов дроби, мушкетон был очень эффективен в бою. Еще одним преимуществом данного вида огнестрельного оружия можно назвать громкий эффект от выстрела. Короткоствольные мушкеты во время выстрела издавали громоподобный звук, производя на противника ошеломляющий психологический эффект. Помимо пиратских судов такие ружья обязательно имелись на борту каждого судна на случай подавления бунта команды.

Мушкетон

Два выстрела в минуту

Таким образом, в XVII—XVIII веках установились определенные типы и калибры стрелкового оружия. Количество этих типов увеличивалось, хотя разнообразие не всегда вызывалось реальными тактическими потребностями родов войск. С технической стороны были предприняты попытки доведения до совершенства кремневого оружия, а также последовательные шаги по стандартизации его производства.

Но чем разнообразнее становилась тактика, тем очевиднее были недостатки кремневого оружия. Для подготовки к выстрелу из ружья нужно было открыть полку, скусить оболочку патрона (стараясь не замочить порох), отсыпать немного пороха на полку, закрыть ее, поставить курок на предохранительный взвод и накинуть крючок-предохранитель. Далее –– поднять ружье вертикально, размять пальцами патрон и высыпать из него порох в ствол, затем вложить патрон пулей к пороху, вынуть шомпол, дослать и прибить им пулю, вернуть шомпол на место, затем поднять ружье, перед самым выстрелом отвести курок на боевой взвод и только потом выстрелить.

Штуцер заряжался так же, но пулю вначале забивали в ствол деревянной колотушкой, а затем досылали до заряда энергичными ударами шомпола. Дабы облегчить прогон пули по стволу и меньше засорять нарезы кусочками свинца, пулю стали оборачивать куском промасленного льна, бумазеи или кожи. Но и при этом заряжание штуцера занимало в 4—5 раз больше времени, чем заряжание обычного ружья. Как ни совершенствовался кремневый ударный замок, прицельная стрельба в условиях, когда перед лицом вспыхивал порох, требовала крепких нервов, а при встречном ветре была просто опасна. Между спуском курка и выстрелом проходило немало времени. И все это отрицательно сказывалось на меткости. Разрядить невыстрелившее ружье тоже было хлопотно: требовалось навинтить на шомпол пыжевник в виде своеобразного штопора, извлечь им пулю и бумагу. Скорострельность кремневых ружей оставалась низкой –– по разным оценкам, солдат мог дать в минуту от 1 до 4 выстрелов, отдельные виртуозы давали до 5—6, и то без прицеливания. Кроме того, кремень стачивался и требовал частой замены, порох с полки сдувался, затравочное отверстие часто засорялось.

Но уже недалек был переход на новый виток оружейного ный прогрессом в естествознании, и в частности в химии, во второй половине XVIII века.

История появления мушкета

К началу 16 века снаряжение солдат достигло такого уровня, что имеющееся на то время «легкое» огнестрельное оружие попросту потеряло свою эффективность. Пули, выпущенные из аркебузы (предшественницы мушкета), ввиду своего малого веса (18-20 грамм) и небольшого калибра, не могли пробить латы и кольчуги солдат противника. Требовалось новое оружие, с увеличенными поражающими свойствами. А изобретение зернистого пороха стало основополагающим фактором для модернизации оружия и создания мушкета.

Первый мушкет (ружье с длинным стволом и фитильным замком) появился в Испании, а изобрел его, как считают некоторые историки, испанский оружейник Моккето из города Велетры. Его изобретение имело ствол, длина которого достигала 140 см. Именно увеличение длины ствола позволило увеличить калибр ружья и массу заряда пороха, а соответственно, и его дальность стрельбы и пробивные способности.

А вот увеличить длину ствола как раз и позволил зернистый порох. Его не нужно было проталкивать к казенной части ружья шомполом, как это требовалось делать с пороховой мякотью, прилипавшей к стенкам канала ствола. Теперь гранулы пороха ссыпались к казенной части без посторонней помощи, а сверху шомполом забивался пыж. Помимо этого такой порох горел плотно и равномерно, что также увеличивало начальную скорость и дальность полета пули.

Порох совершенствуется

Порох, который был в употреблении в то время, тоже называли серпентином. Одним из недостатков пороха-серпентина было его разделение на отдельные фракции вследствие тряски или просто от времени. Более плотная селитра и сера оказывались внизу, а сверху скапливался уголь. В результате порох плохо воспламенялся. Эта проблема была решена с изобретением в начале XV в. зерненого пороха. При его изготовлении все компоненты размалывали и тщательно перемешивали, а затем просеивали, так что в результате все частицы были одного размера.

Мушкетер начала XVII в. стреляет из мушкета с фитильным запалом. Мушкеты пришли на смену аркебузам – стрелковому оружию, которое использовалось с XV по XVII в. Фитильный запал постепенно становился легче и компактнее по строению и куда более эффективным в использовании

Пиратский мушкет – прообраз современного пистолета

Зато двуствольный мушкет, как и одноствольный, вызвал интерес у пиратов 16 века. В последующие века, вплоть до 19 века, когда на смену мушкетам пришло более совершенное оружие, а сами пираты в массе своей канули в историческое небытие, пиратские восторги по этому поводу ничуть не уменьшились. Именно пираты, в первую очередь, приложили руку к тому, чтобы усовершенствовать мушкеты и способствовать появлению первых пистолетов.

В отличие от армии, «рыцари удачи» первыми в полной мере оценили, что такое огнестрельное оружие, и какое преимущество оно дает тому, кто им владеет и умеет с ним обращаться. Тяжелые мушкетные пули запросто могли вывести торговый корабль из строя, в результате чего он становился легкой добычей флибустьеров. Кроме того, при рукопашной схватке пират, вооруженный мушкетом, был очень грозной боевой единицей.

Отдельные версии укороченного мушкета пираты прозвали мушкетонами. От обычных мушкетов они отличались укороченным видом, а также расширением на конце ствола. Мушкетоны могли стрелять дробью и поражать сразу несколько противников. Кроме того, у мушкетонов был очень громкий звук при выстреле, что производило на противника устрашающее психологическое воздействие. Кстати, не только пираты, но и мирные корабли того времени были оснащены мушкетами и мушкетонами для подавления мятежей на кораблях.

Рождение мушкета

Европейские армии с трудом переходили на новый вид вооружения. Основную боевую нагрузку в составе пехотных частей выполняли лучники и арбалетчики. Доля стрелков, вооруженных огнестрельным ручным оружием не превышала 5-10%. В Испании, которая в XV-XVI веке была ведущей мировой державой и центром европейской политики, королевская власть стремилась увеличить количество полков огневого боя. Для империи требовалось иметь более совершенную и мощную армию и мощный военный флот. Справиться с такой задачей без массового применения огнестрельного оружия было невозможно. Решающим фактором противодействия противнику стала артиллерия и стрельба из мушкета.

Стрельба из мушкета

Тяжелые фитильные ружья появились на оснащении европейских армий неслучайно. Аркебуза, которая стала предшественницей мушкета, успешно применялась против пехоты. Однако при боевых столкновениях, где участвовала тяжеловооруженная кавалерия, защищенная доспехами, аркебуза становилась бессильной. Требовалось более мощное и тяжелое оружие, обладающее большей пробивной силой и большей дальностью прямого выстрела. Для этого было решено пойти самым простым путем, увеличить размеры фитильного ружья. Соответственно увеличивался и калибр. Первый фитильный мушкет имел вес 7-9 кг. Калибр нового оружия составлял уже не 15-17 мм, как у аркебузы, а 22-23 мм. Стрелять из такого оружия можно было только из полустационарного положения. В отличие от аркебуз, которые могли применяться пехотными подразделениями на поле боя, мушкет был больше рассчитан на ведения огня из подготовленной позиции. Этому способствовали не только вес оружия, но и длина ствола. В некоторых экземплярах длина ствола доходила до 1,5 м.

Шеренга мушкетеров

Наличие длинного ствола на порядок увеличивало дальность прямого выстрела и повышало точность. Теперь огневой бой мог вестись уже на больших дистанциях. При залповой стрельбе мушкеты обеспечивали поражение противника на расстоянии 200-300 метров. Выросла и убойная сила огнестрельного оружия. Залп мушкетеров мог запросто остановить несущуюся лаву закованных в доспехи всадников. Пуля, весящая 50-60 г, вылетала из ствола со скоростью 500 м/с и могла легко пробить металлические доспехи.

Огромная мощность нового оружия сопровождалась большой силой отдачи. Первые стрелковые полки оснащались металлическими шлемами и имели специальную подушечку, укладываемую на плечо в качестве амортизатора. Стрельба могла вестись только с упора, поэтому первые мушкеты считались больше крепостным оружием. Ими вооружались гарнизоны крепостей и военные команды морских судов. Большой вес, наличие упора и сложность в подготовке оружия к выстрелу, требовали усилия двух человек, поэтому в первые годы появления мушкетов боевой расчет мушкета состоял из двух человек.

В середине XVI века время между первым и вторым залпом редко когда превышало 1,5-2 минуты. Преимущество на поле боя получала та сторона, за которой был первый залп. Часто сражения заканчивались, сражу же после первого массированного залпа. Противник был либо сметен точными выстрелами, либо ему удавалось перейти в атаку и смешать ряды мушкетеров. В ходе контактного боя уже не оставалось времени на второй выстрел.

История 21-пушечного военного салюта

Практика салютов из огнестрельного оружия существовала веками. Ранние воины продемонстрировали свои мирные намерения, поместив свое оружие в положение, которое делало его неэффективным. Этот обычай был универсальным: конкретное действие менялось в зависимости от времени и места, в зависимости от используемого оружия.

Использование пушек

Традиция отдавать салют из пушек зародилась в 14 веке, когда вошли в обиход огнестрельное оружие и пушки.Поскольку эти ранние устройства содержали только один снаряд, их одноразовый разряд делал их неэффективными. Первоначально военные корабли стреляли салютами из семи орудий; Было идентифицировано семь планет, и фазы Луны менялись каждые семь дней.

Сухопутные батареи, имея больший запас пороха, могли стрелять тремя орудиями на каждый выстрел на плаву, следовательно, салют береговыми батареями составлял 21 орудие. Множитель числа три, вероятно, был выбран из-за мистического значения числа три во многих древних цивилизациях.

Ранний порох, состоящий в основном из нитрата натрия, легко портился в море, но его можно было хранить в более прохладных и сухих магазинах на суше. Когда нитрат калия улучшил качество пороха, корабли в море приняли салют из 21 орудия.

В течение многих лет количество орудий, выпущенных для различных целей, варьировалось от страны к стране. К 1730 году Королевский флот предписывал 21 ружье на определенные юбилейные даты, хотя это не было обязательным салютом королевской семье до конца восемнадцатого века.

Американская революция

Во время американской революции произошло несколько известных инцидентов, связанных с салютом из оружия. 16 ноября 1776 года бригантина континентального флота Эндрю Дориа, капитан Исайя Робинсон, произвела салют из 13 орудий, войдя в гавань Сент-Эстатиус в Вест-Индии (в некоторых источниках указано число 11). Через несколько минут по приказу голландского губернатора острова салют ответили 9 (или 11) орудиями.

В то время салют из 13 орудий представлял 13 вновь образованных Соединенных Штатов; Обычный салют, отданный республике в то время, составлял 9 орудий.Это было названо «первым салютом» американскому флагу.

Однако примерно за три недели до этого американская шхуна приветствовала свое знамя на датском острове Санта-Крус. Флаг «Эндрю Дориа» и безымянной американской шхуны в 1776 году не был «Звездно-полосатым», который еще не был принят на вооружение. Скорее, это был флаг Великого Союза, состоящий из 13 чередующихся красных и белых полос с британским Джеком в союзе.

Первый официальный салют Звездно-полосатому народу иностранным государством состоялся 14 февраля 1778 года, когда корабль «Рейнджер» континентального флота, капитан Джон Пол Джонс, выпустил 13 орудий и получил девять взамен от французского флота, стоявшего на якоре в заливе Киберон.

Эволюция 21-пушечного салюта

Салют из 21 орудия стал высшей наградой, которую может оказать нация. Различия в обычаях морских держав приводили к путанице в приветствиях и ответных приветствиях. Великобритания, выдающаяся морская держава мира в XVIII и XIX веках, заставляла более слабые страны салютовать первыми, и какое-то время монархии получали больше пушек, чем республики.

В конце концов, по договоренности, международный салют был установлен на 21 пушке, хотя Соединенные Штаты не соглашались на эту процедуру до августа 1875 года.

Системные изменения

Система салюта в Соединенных Штатах с годами претерпела значительные изменения. В 1810 году «национальный салют» был определен военным министерством как равный количеству штатов в Союзе — в то время 17.

Этот салют был произведен всеми военными объектами США в 13:00. (позже в полдень) в День Независимости. Президент также получал приветствие, равное количеству штатов, всякий раз, когда он посещал военную базу.

U.Южно-морские правила 1818 года были первыми, в которых был предписан особый способ проведения оружейных салютов (хотя оружейные салюты использовались до того, как правила были записаны). Эти правила требовали, чтобы «когда президент посетит корабль военно-морского флота Соединенных Штатов, он должен получить честь из 21 орудия».

Можно отметить, что в то время в Союзе было 21 государство. Какое-то время после этого стало традицией предлагать салют из одного ружья для каждого штата в Союзе, хотя на практике количество орудий, фактически использовавшихся при салюте, сильно варьировалось.

Когда они традиционно используются

Салют из 21 орудия в честь президента и глав государств, Дня рождения Вашингтона и четвертого июля стал стандартом в ВМС США с изданием новых правил в 1842 году.

Сегодня национальный салют из 21 ружья проводится в честь государственного флага, суверена или главы государства иностранного государства, члена правящей королевской семьи, а также президента, бывшего президента и избранного президента страны. Соединенные Штаты.

Он также запускается в полдень дня похорон президента, экс-президента или избранного президента, в день рождения Вашингтона, День президентов и четвертое июля.

В День поминовения в полдень производится салют из 21-минутных орудий, а флаг развевается приспущенным. Пятьдесят орудий также стреляют по всем военным объектам, оборудованным для этого, в конце дня похорон президента, экс-президента или избранного президента.

Оружейные салюты также оказываются другим военным и гражданским лидерам этой и других стран.Количество орудий зависит от их ранга в протоколе. Эти салюты всегда в нечетном количестве.

Военные похороны

На военных похоронах часто можно увидеть три залпа выстрелов в честь погибшего ветерана. Обыватели часто принимают его за салют из 21 орудия, хотя это другое дело. В армии «пушка» — это крупнокалиберное оружие. Три залпа производятся «из винтовок», а не из «ружей».

Любой, кто имеет право на военные похороны, получит три залпа из винтовки при условии наличия команд почетного караула.Команда для стрельбы может состоять из любого числа, но обычно видна команда из восьми человек, с унтер-офицером, ответственным за расстрел. Независимо от того, состоит ли команда из трех, восьми или десяти, каждый участник стреляет трижды (три залпа).

Три залпа взяты из старинного боевого обычая. Две враждующие стороны прекратили бы боевые действия, чтобы убрать своих мертвецов с поля битвы, и три залпа означали, что о мертвых должным образом позаботились и сторона была готова возобновить битву.

Деталь флага часто вставляет три оболочки в сложенный флаг перед тем, как представить флаг семье. Каждая гильза представляет собой один залп.

Вот почему этот 36-ствольный пулемет «Metal Storm» никогда не будет использоваться

  • Прототипу Metal Storm удалось достичь максимальной скорострельности 1,62 миллиона выстрелов в минуту, сделав 180 выстрелов очередью в 0,01 секунды.
  • На пике, он может буквально послать стенку из 24 000 9-мм снарядов, движущихся со скоростью 5 Махов.
  • В 2007 году ВМС США объявили, что купят вариант с гранатой Metal Storm, но никогда не участвовали в боевых действиях.

Это называется Металлический шторм. Этот гигантский пушечный гигант австралийского производства, финансируемый США, использует ту же идею, что и римская свеча, чтобы стрелять из 36 стволов один за другим. Прототипу удалось достичь максимальной скорострельности 1,62 миллиона выстрелов в минуту, выпустив 180 выстрелов очередью в 0,01 секунды. На своем пике он может буквально отправить стену из 24 000 9-мм снарядов, движущихся со скоростью 5 Махов, которые могут пробить любую броню, с которой он сталкивается.

В 2007 году ВМС США объявили, что купят вариант с гранатой Metal Storm, но не стеснялись этого … ничего. Первый прототип был создан в июне 1997 года. Прошло более 20 лет, и он ни разу не принимал участие в боевых действиях.

Почему?

Короче говоря, причина, по которой этот потенциальный переломный момент никогда не видел боевых действий, в основном связана с юридическими проблемами, связанными с контрактами. Но есть также редко поднимаемый вопрос: «Как бы мы это использовали?»

Первоначально разработан Дж.Майк О’Дуайер из одноименной компании Metal Storm Limited, технология, лежащая в основе электронного огня безгильзовых патронов, передавалась между правительствами нескольких стран и многими другими компаниями, попутно приобретая права интеллектуальной собственности и товарные знаки. В конечном итоге права перешли в руки австралийской компании DefendTex.

Владение этим патентом не только держит под контролем оригинальный Metal Storm, но и любые его модификации, включая гранатомет 3GL, который стреляет тремя выстрелами из одного из четырех стволов за секунды, и MAUL (Multi -shot Accessory Under-Bar Launcher), подствольное ружье с 5 патронами, использующее ту же технологию.

Помимо юридических вопросов, есть несколько очевидных недостатков: стоимость и вес. Его приложения, как есть, очень обстоятельны. Он очень тяжелый и требует много времени на подготовку, чтобы эффективно настроить его только для одноразового использования. Кроме того, на его полную загрузку уходит безумная сумма денег, которая приводит к потере почти всех своих боеприпасов.

Нацелиться на эту штуку тоже непросто. Первоначально он был задуман так, чтобы он оставался неподвижным и использовался для создания засад.Все, что находится на его линии огня, было бы эффективно превращено в пасту, но если сделать несколько шагов в сторону, цель останется полностью собранной.

Эти крайние ограничения не являются факторами для более простых в продаже версий MAUL и 3GL, которые легко обслуживаются, перемещаются и загружаются. MAUL можно легко модифицировать для стрельбы менее смертоносными снарядами, и он был выдан тюремным охранникам Папау-Новой Гвинеи, в то время как 3GL был установлен на БПЛА Cerberus с тремя снарядами в одном стволе.

Есть еще надежда на технологию Metal Storm. Безгильзовые, многослойные снаряды с электронным управлением изменят будущие войны. Но пока что не затаите дыхание, если вам в руки попадется одна из 9-миллиметровых версий.

Видео показывает, как офицер Дулута стреляет в человека через дверь — Города-побратимы

ДУЛУТ — Два видеоклипа, поданные в окружной суд штата, показывают момент, когда офицер полиции Дулута выстрелил через закрытую дверь жилого дома в центре города, ранив внутри невооруженного человека.

Видеозаписи с нательной камеры были поданы прокурором округа Сент-Луис Марком Рубином в ответ на просьбу защиты отклонить два обвинения в совершении уголовного преступления против огнестрельного оружия против Тайлера Лейбфрида.

На видео, как ранее описывалось в судебных документах, видно, как Лейбфрид и его коллега Кори Линдсхольм подходят к квартире на третьем этаже в апартаментах Kingsley Heights в ночь на 12 сентября 2020 года после того, как они получили сообщение о возможном домашнем происшествии. беспокойство. Они определили, что причин для ареста нет, но планировали поговорить с оккупантом Джаредом Файлом.

Лейбфрид, за которым следовал Линдсхольм, приближался к двери, когда послышались два громких грохота — оба офицера позже заявили, что это были выстрелы. На видео видно, как Лейбфрид ныряет в небольшую нишу, а Линдсхольм ищет укрытие в коридоре и за углом.

Лейбфрид быстро выкрикивает «выстрелы» по радио и достает свой дежурный пистолет, когда слышно, как Линдсхольм выкрикивает его имя из дальнего конца коридора. На видео видно, как Лейбфрид направляет пистолет на дверь, на которой нет никаких следов повреждений, в течение нескольких секунд, прежде чем сделать первый залп из четырех выстрелов — примерно через 10 секунд после того, как были услышаны первые стуки.

Файл, который остается в квартире, слышен крик «Стой!» не менее девяти раз, после чего следует выражение «Ой!» Лейбфрид, подождав 6 секунд, затем стреляет и еще два раза стреляет в дверь, когда Файл и другие в здании продолжают кричать.

«Пожалуйста! Стоп!» Слышен крик Фила. «Могу я открыть дверь? Стоп! Ой! Меня застрелили! Открой дверь! Открой дверь! Пожалуйста! Стоп!»

Слышно, как Лейбфрид вызывает пострадавшую медицинскую помощь, а Линдсхольм продолжает выкрикивать его имя.Через несколько секунд офицер бежит по коридору к своему напарнику.

Лейбфрид и Линдсхольм еще не объявили о своем присутствии, когда начался инцидент. Расследование показало, что первые звуки, похожие на выстрелы, вероятно, исходили от того, что Файл силой закрыл дверь квартиры, не зная, что офицеры собирались прибыть.

Файл, 23 года, все еще имеет пулю, застрявшую в спине в результате инцидента. Он нанял адвоката, который не исключил судебного иска против города.

Адвокат защиты Пол Энг утверждал, что обвинения Лейбфрида должны быть отклонены, поскольку он имел право стрелять в тот момент, когда он услышал очевидные выстрелы в соответствии со стандартом «разумного офицера», установленным Верховным судом США.

Но Рубин сослался на первоначальную задержку стрельбы Лейбфрида, а также на его решение сделать еще два выстрела после того, как Файл кричал от боли. Прокурор написал, что он использовал «неправильное суждение, подпитываемое страхом».

Тайлер Лейбфрид

Лейбфрид, ветеран армейского запаса, сказал следователям Бюро уголовного преследования Миннесоты, что коридор был «роковой воронкой» — узким проходом, в котором ему и его партнеру оставалось мало места для безопасного маневра.Но Рубин сказал, что у него было достаточно времени, чтобы убедиться, что через дверь не прошли выстрелы, и процитировал заявление Линдсхольма, который сказал следователям, что он «не собирается начинать обстреливать эту квартиру только наугад».

Судья шестого судебного округа Салли Тарновски в понедельник, 15 марта, подтвердила обвинения в преднамеренном и неосторожном применении огнестрельного оружия, постановив, что имеется достаточно доказательств для передачи дела в суд присяжных.

«Пауза перед первым залпом из четырех выстрелов, пауза перед вторым залпом из двух выстрелов, в сочетании с закрытой дверью и последующими мольбами жертвы о помощи, поднимают вопрос о том, были ли действия обвиняемого объективно разумными», — Тарновски написал в решении на 11 страницах.

«Суд признает бесчисленное множество опасностей, связанных с работой полицейского», — добавила она. «Суд уважает огромные трудности, связанные с решениями за доли секунды в обстоятельствах, когда жизни граждан и жизни офицеров находятся в опасности. Однако на основании жалобы и материалов дела суд приходит к выводу, что ходатайство ответчика об отказе в удовлетворении дела должно быть отклонено ».

Лейбфрид, ветеран с пятилетним стажем, будет оставаться «вне службы на неопределенный срок», согласно данным полиции Дулута.Он должен вернуться в суд 15 апреля.

SLO Офицер полиции Калифорнии убит, подозреваемый погиб в результате стрельбы

Район Сан-Луис-Обиспо разразился в понедельник вечером взрывом перестрелки и насилия, в результате чего один полицейский был убит, другой ранен, а подозреваемый остался мертвым.

Во вторник полицейское управление Сан-Луис-Обиспо обнародовало имена причастных к инциденту, а также более подробную информацию о случившемся.

Примерно в 17:00 В понедельник власти заявили, что шесть полицейских Сан-Луис-Обиспо откликнулись на квартиру на Камелий-Корт, чтобы обыскать дом 37-летнего Эдварда Заморы Хирона в связи с серией ночных коммерческих ограблений по всему городу.

Вместо этого они были встречены перестрелкой.

Свидетели позже описали сбивающую с толку какофонию ударов, криков и выстрелов. Одна из них рассказала, что видела мужчину, размахивающего «большой пушкой» и стрелявшего в офицеров из двери квартиры, когда они прятались за автомобилями.

Другой сказал, что слышал крик офицеров: «У него пистолет!» прежде чем раздались выстрелы.

К 18:00 оба Дет. Лука Бенедетти, 37-летний отец двоих детей и 12-летний ветеран вооруженных сил, и Хирон лежали мертвыми — последний был убит «очевидным смертельным огнестрельным ранением, нанесенным им самим», согласно полиции.

Courtesy photo

Тем временем второй офицер, дет. Стив Ороско был доставлен в региональный медицинский центр Сьерра-Виста из-за травм, полученных в результате инцидента. Ожидается, что Orozco полностью выздоровеет.

На пресс-конференции во вторник городские власти и полиция обсуждали трагические события понедельника, недоумевая, как нечто подобное могло произойти в таком городе, как Сан-Луис-Обиспо.

«Вчера мне пришлось поделиться самой сложной новостью, которую мне когда-либо приходилось сообщать, — сказал городской менеджер Дерек Джонсон, его голос прерывался от эмоций, — что наша община потеряла одного из преданных служителей, выполняя свою работу и сохраняя нашу общину. безопасный.»

Джонсон также выразил свою поддержку и сочувствие жене Бенедетти и двум маленьким детям.

«Мы убиты горем вместе с вами, — сказал Джонсон. «Знай, что весь город пойдет с тобой по пути скорби и всегда будет помнить жертву Луки.

Полиция сообщила подробности, которые привели к перестрелке с подозреваемым

Хотя изначально во время и сразу после инцидента в понедельник подробностей было мало, на пресс-конференции во вторник официальные лица поделились более конкретным графиком того, что произошло.

Исполняющий обязанности начальника полиции Сан-Луис-Обиспо Брайан Аморосо сказал, что шесть полицейских прибыли в квартиру Хирона около 17:00. с ордером на обыск в связи с недавней чередой коммерческих краж в этом районе. Шериф Ян Паркинсон подтвердил, что одним из этих краж со взломом был тренажерный зал для скалолазания Pad рано утром в понедельник.

Когда полицейские подошли к квартире, они представились и попросили войти, сказал Аморосо.

«По прошествии длительного периода времени и, не получив ответа, они взломали дверь, после чего (Хирон) поджидал в засаде и начал стрелять изнутри квартиры», — сказал он.

Аморосо сказал, что офицеры открыли ответный огонь и отступили, но Бенедетти и Ороско получили ранения в ходе перестрелки.

Входящий начальник полиции Сан-Луис-Обиспо Рик Скотт выступает на пресс-конференции во вторник, 11 мая 2021 г., в пожарной части 1.Дэвид Миддлкэмп [email protected]

«Детектив Лука Бенедетти, 37 лет, трагически скончался на месте в результате полученных ран, — сказал Аморосо.

Позже Хирон был найден мертвым внутри квартиры с «очевидным нанесением ему самому себе смертельного огнестрельного ранения и другими травмами, соответствующими ответному огню офицеров», — сказал Аморосо.Город изначально сообщил, что Хирон был убит полицией.

Во вторник полицейское управление Сан-Луис-Обиспо подтвердило, что передало расследование в офис шерифа округа SLO, что является стандартной процедурой при стрельбе с участием офицера.

Паркинсон сказал, что депутаты обыскали квартиру после инцидента и действительно нашли там «имущество, о котором было сообщено в полицейское управление как захваченное в результате коммерческих краж, которые они расследовали».

Он также сказал, что у правоохранительных органов не было предупреждений о психическом здоровье Хирона, но что он был арестован несколько раз за преступления, связанные с алкоголем.

Свидетели сообщили The Tribune, что использованное оружие представляло собой штурмовую винтовку, и Паркинсон сказал, что «это согласуется» с тем, что установило их расследование.

Соседи возле стрельбы «никогда этого не ожидали»

Жилой район у проспекта Маргарита — это на самом деле несколько разных крошечных кварталов, расположенных вдоль одной главной дороги, как позвонки вдоль позвоночника.

У основания позвоночника, ближе к офису Департамента транспортных средств на улице Саут-Игера, находится несколько жилых комплексов, где проживают семьи, молодые рабочие и иногда студент Калифорнийского Политехнического университета.

Это относительно тихий район города, не склонный к большим действиям, за исключением нескольких обращений со стороны врачей и недавнего пожара на склоне холма в прошлом году.

«Я никогда не ожидала, что что-то подобное произойдет, особенно здесь, потому что это в основном похоже на семьи и все такое», — сказала The Tribune 31-летняя Моника Рохте, выходя из своей квартиры в понедельник вечером. «Несколько домов престарелых в будущем. Единственный раз, когда у нас есть скорая помощь, — это потому, что одному из пожилых людей в этом доме-интернате нужна помощь.

Полиция расследует место стрельбы в понедельник в Сан-Луис-Обиспо. Двое полицейских были застрелены, подозреваемый мертв. Полиция повесила простыню на перила, загораживая дверной проем. Маккензи Шуман [email protected]

Итак, когда вечером в понедельник по окрестностям раздались выстрелы, а затем и сирены, стало ясно, что что-то происходит.

Рохте в тот день работала из дома, собираясь вынести мусор, когда она впервые заметила, что что-то не так.

Внезапно она услышала, как полиция стучит в дверь через улицу Камелии-Корт и кричит: «Эдвард, мы собираемся войти. Мы знаем, что ты там».

Шум продолжался какое-то время, прежде чем внезапно раздался сильный грохот, который, как она подумала, звучал так, будто кто-то выбивает дверь.

Затем последовал одиночный выстрел.

Следующее, что знал Рохте, кто-то кричал: «У него пистолет!» прежде чем прозвучала серия из 15-20 выстрелов.

«А потом я могла слышать спорадические выстрелы примерно через минуту после этого», — сказала она.

Офицеры целятся в квартиру напротив Камиллы-Корт после стрельбы в понедельник в Сан-Луис-Обиспо. Двое полицейских и подозреваемый были застрелены во время обыска по ордеру на проспекте Маргарита в Сан-Луис-Обиспо.Подозреваемый был подтвержден мертвым, но состояние сотрудников полиции не изменилось. Дэвид Миддлкэмп [email protected]

Свидетель спрятался после обмена выстрелами на дороге

Другая соседка, 21-летняя Виктория Торрес, сказала, что она находилась наверху в том же здании, что и Рохте, когда инцидент произошел на улице.

«Я слышала, как будто очень громкий стук — не знаю, полиция это или что-то вроде», — сказала она. «Я всегда слышу здесь шум, поэтому я ничего не думал об этом, пока не услышал выстрелы».

Торрес сказала, что она действительно не знала, на что были похожи выстрелы, но звуки были «настолько громкими», что она знала кое-что был неправ.

Она выглянула в окно и увидела полицейскую машину. Затем она спустилась вниз и выглянула в другое окно.

«Вот когда я увидела этого человека», — сказала она.

Полиция и шерифы обыскивают квартиру на Камилла-Корт, где были произведены выстрелы. Двое полицейских и подозреваемый были застрелены во время обыска на проспекте Маргариты. Подозреваемый был подтвержден мертвым, но состояние офицеров изначально не разглашалось. Дэвид Миддлкэмп dmiddlecamp @ thetribunenews.com

Он был вооружен «большой пушкой» и начал стрелять в офицеров из двери квартиры, сказал Торрес. Офицеры прятались за своей машиной.

Итак, она вернулась наверх, чтобы спрятаться и позвонить 911.

«Я была очень напугана и напугана, — сказала она. «Я просто спрятался. Я снова выглянул в окно, когда стало тихо. Потому что я не понимал, что случилось ».

К этому времени офицеры переместились за машину Торреса.Она сказала, что после этого не была уверена, где был мужчина с пистолетом.

«Тогда я решила больше не смотреть, потому что это было слишком страшно», — сказала она.

«Подозреваемый сбит». Офицеры штурмуют квартиру SLO, наготове оружие.

Фотограф Tribune Дэвид Мидлкэмп прибыл на место происшествия всего через несколько минут после того, как услышал первые звонки потенциального активного стрелка и находящегося поблизости офицера.

Когда он прибыл около 17:40, он увидел собравшихся офицеров, направивших винтовки в сторону небольшого красно-коричневого жилого комплекса на Камелий-Корт.Затем офицеры с оружием наготове ворвались в дверь на втором этаже комплекса.

Несколько мгновений спустя на статике полицейского сканера пришло мрачное сообщение: «Подозреваемый убит».

С этих слов начался новый вихрь активности. Четыре носилки из машины скорой помощи Сан-Луиса были вытащены, подготовлены и затем без пациентов возвращены в свои машины.

Четыре медицинские каталки были доставлены на место стрельбы в понедельник в Сан-Луис-Обиспо, но пациентов не доставили, и машины скорой помощи покинули место происшествия.Двое полицейских и подозреваемый были застрелены во время обыска на проспекте Маргариты. Подозреваемый был подтвержден мертвым, но состояние офицеров изначально не разглашалось. Дэвид Миддлкэмп [email protected]

Полицейские, явно обезумевшие, утешали друг друга рядом с рядами припаркованных машин экстренной помощи.

Только намного позже той ночью город подтвердил, почему они обезумели.

Тем временем началось расследование.

Кто-то повесил белую простыню вдоль перил перед дверью второго этажа, где происходила большая часть действий, когда множество следователей с места преступления входили и выходили из здания.

Лента с места преступления в офисе шерифа округа SLO была развернута, и Камелия-Корт отделялась от окружающих домов полосой желтого пластика, даже когда любопытные зеваки стекались на углы улиц, чтобы пялиться.

Людей попросили держаться подальше от этого района (просьба, которая имела некоторый успех, пока низколетящий вертолет не вытряхнул людей из их домов, когда он много раз кружил над этим районом).

Когда солнце село и темнело, вскоре оставалось мало что делать, кроме как перевезти останки убитых и отправить их в кабинет следователя для изучения.

После того, как тело увезли с места происшествия сразу после 20:40, тихая и методичная процессия полицейских машин двинулась по улице Саут-Игера, всю дорогу мигая синим и красным светом.

Шествие полицейских машин с пометками и без опознавательных знаков поворачивает на улицу С. Игера после стрельбы ранее этим вечером.

Два сотрудника полиции СРБ подтвердили выстрел — официального подтверждения их условий не было. pic.twitter.com/iIZkPWpyEX

— Маккензи Шуман (@MackenzieShuman) 11 мая 2021 г.

«Вчера была абсолютная трагедия», — говорит начальник полиции о стрельбе. заявил новый начальник полиции Сан-Луис-Обиспо Рик Скотт на пресс-конференции во вторник.

«Вчера была абсолютная трагедия — погиб офицер, служа нашему сообществу», — сказал Скотт.

Первый день Скотта возглавить департаментом был назначен на конец этой недели, но трагедия побудила его приступить к новой должности раньше, чем ожидалось.

«В первый день работы я увидел, насколько каждый из наших полицейских предан друг другу и поддерживает друг друга», — сказал он. «Прошлой ночью наши полицейские обняли друг друга…. Я видел выражения любви и поддержки друг к другу, а также удивительную силу, проявленную через это горе ».

Скотт сказал, что хочет выразить свои соболезнования не только семьям Бенедетти и Ороско, но и «всему сообществу Сан-Луис-Обиспо».

«Эта трагическая потеря будет глубоко ощущаться, и потребуется время, чтобы прийти к пониманию и начать лечение», — сказал он. «Еще больше времени уйдет на размышление о том, как здесь и с хорошими мужчинами и женщинами из вашего полицейского управления может случиться такая трагедия.”

Истории, похожие на Sacramento Bee

Кайтлин Лесли пишет о бизнесе и развитии для The San Luis Obispo Tribune. Родом из Нипомо, она также рассказывает о городских властях и событиях в Южном округе, включая Арройо-Гранде, Писмо-Бич и Гровер-Бич. Она присоединилась к The Tribune в 2013 году после окончания Калифорнийского Поли со степенью журналистики.

Символика

: Военные похороны (Часть 1) | Трехзарядный залп

Написано Кэрроллом Дейлом Ср 25.01.2017

Пропитанные глубокими традициями, гражданские лица часто не могут полностью понять и оценить похороны наших военнослужащих. В этой серии мы надеемся пролить свет на прекрасную историю и смысл, пропитанный почитанием наших ветеранов.
Мы часто слышим, как друзья и родственники говорят, что их любимый был похоронен после салюта из 21 орудия.Салют из 21 орудия изначально был морской традицией, используемой для празднования определенных юбилеев, приветствия глав государств или правящей королевской семьи и чествования национальных флагов. В вооруженных силах термин «ружья» относится к пулям большего калибра, чем те, которые используются в винтовке. Семья обычно имеет в виду залп из трех винтовок, сделанный в конце похорон.
Почему сделано три выстрела? Залп основан на старинном обычае поля боя. После прекращения боевых действий, когда противоборствующие стороны расчищают поле своих павших, три выстрела означают возобновление битвы.Три отдельные пули, выпущенные из винтовки, означают 1) долг, 2) честь и 3) страну.
Часто три использованные гильзы либо засовывают в складку погребального флага, либо гильзы можно подарить семье от руки.
Персонал, убитый в бою, уволенный с почетом или уволенный из армии, имеет право на честь трех залпового салюта почетного караула. С унтер-офицером, отвечающим за расстрел, обычно видят команду из восьми человек, хотя количество в Почетном карауле может варьироваться в зависимости от наличия.Чтобы просить эту честь, необязательно быть похороненным на военном кладбище.
CFEVR посвящен нашим ветеранам и их выжившим супругам. Наша миссия — помочь им получить доступ ко всем пособиям по инвалидности, на которые они могут иметь право помогать в оплате длительного ухода. Пожалуйста, позвоните, если мы можем быть полезны вам и семьям, с которыми вы работаете ежедневно.

чемоданов для ружья и ружья | Dunhams

‘, BMG:’

‘}; // sebrandarr [0] = {bn: ‘nike’, bmgtoch: ‘

‘}; // sebrandarr [2] = {bn: ‘под + броней’, bmgtoch: ‘

‘}; var searchchadvarr = «Найк»; var seekchadvmsg = ‘

‘; var searchchadvmsg2ch = »}; catbrandprodarr [1] = {catpath: ‘/ category / value-vault / kayaks% 2C-boat-water-sports /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [2] = {catpath: ‘/ категория / значение-хранилище / рыбалка / рыбацкие лодки-каяки /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [3] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fishing / fishing-boat-kayaks /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [4] = {catpath: ‘/ category / by-sport / kayaks-paddle-equipment /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [5] = {catpath: ‘/ category / by-sport / kayaks-paddle-equipment / kayaks /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [6] = {catpath: ‘/ категория / одежда / аксессуары / банданы /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [7] = {catpath: ‘/ category / by-sport / bikes-cycling / bikes /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [8] = {catpath: ‘/ category / by-sport / bikes-cycling /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [9] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / аксессуары для фитнеса / батуты /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [10] = {catpath: ‘/ category / value-vault / biking /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [11] = {catpath: ‘/ category / value-vault / biking / bikes /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [12] = {catpath: ‘/ category / by-sport / дворовые-игры / батуты /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [13] = {catpath: ‘/ category / value-vault / fitness / weights /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [14] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fitness-fitness / weights /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [15] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fitness-fitness / weights / dumbbells /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [16] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / веса / гири /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [17] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / веса / гири /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [18] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fitness-fitness / weights / weight-sets /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [19] = {catpath: ‘/ категория / значение-хранилище / охота / боеприпасы /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [20] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / охота-стрельба / боеприпасы /’, bmgtoch: ‘

‘}; * / / * catbrandprodarr [1] = {catpath: ‘/ category / by-sport / bikes-cycling / bikes /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [2] = {catpath: ‘/ category / by-sport / bikes-cycling /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [3] = {catpath: ‘/ category / value-vault / biking /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [4] = {catpath: ‘/ category / value-vault / biking / bikes /’, bmgtoch: ‘

‘}; * / catbrandprodarr [0] = {catpath: ‘/ категория / одежда / аксессуары / банданы /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [1] = {catpath: ‘/ категория / хранилище значений / фитнес / веса /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [2] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / веса /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [3] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fitness-fitness / weights / dumbbells /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [4] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / веса / гири /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [5] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / фитнес-упражнения / веса / гири /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [6] = {catpath: ‘/ category / by-sport / fitness-fitness / weights / weight-sets /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [7] = {catpath: ‘/ категория / значение-хранилище / охота / боеприпасы /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [8] = {catpath: ‘/ категория / по-спорту / охота-стрельба / боеприпасы /’, bmgtoch: ‘

‘}; catbrandprodarr [9] = {catpath: ‘/ категория / одежда / носки /’, bmgtoch: ‘

‘}; var guncatarr = [«/ firearms /», «/unting-guide / guns /», «/ handgun-guide / handguns /», «/ search? cgid = 00151», «/ search? cgid = 00493», «/ search? cgid = 00518 «,» / search? cgid = 00152 «,» / search? cgid = 00291 «,» / search? cgid = 00153 «,» / search? cgid = 00154 «,» / search? cgid = 00155 «,» / search? cgid = 00399 «]; если (cururl.indexOf («/ product /»)! = — 1) { onprodpage = «да»; } // проверяем, есть ли в URL-адресе «/ firearms /», затем добавляем дополнительный текст для покупок оружия // также добавьте эти 2: «/ охота-гид / оружие /» и «/ пистолет-руководство / пистолеты /» // для них нужны идентификаторы, например, «/ search? cgid = 00493» = охота-руководство / оружие «/ search? cgid = 00518» = пистолет-руководство / пистолеты // 00151 = огнестрельное оружие, 00152 = черный порох, 00291 = пневматические винтовки с дробовиком BB, 00153 = пистолеты, 00154 = винтовки, 00155 = дробовик, 00399 = спортивные винтовки для (g = 0; g

Dunhamssports.com фокусируется на демонстрации ассортимента наших ЛУЧШИХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ , НОВЫХ ТОВАРОВ и ЦЕННЫЕ ПРЕДМЕТЫ из десятков тысяч товаров, которые мы продаем в наших магазинах. Возвращайтесь еженедельно для новых предложений и посетите один из наших 240+ магазинов, чтобы испытать весь наш ассортимент из БОЛЬШИХ ИМЕН и НИЗКИХ ЦЕН . Политика Dunham’s Sport заключается в том, что мы продаем огнестрельное оружие только жителям штата, имеющим водительские права / удостоверение личности штата, на территории штата, в котором расположен магазин.Чтобы приобрести огнестрельное оружие, клиент должен пройти все проверки биографических данных. Примечание. Действуют некоторые исключения, подробности см. В магазине.

6 человек арестованы после якобы угрозы 2 людям с оружием в Голете | Местные новости

Шести лицам предъявлены обвинения в совершении уголовного преступления в связи с инцидентом в понедельник вечером в Голете, когда двое человек получили огнестрельное оружие на стоянке мотеля, по данным департамента шерифа округа Санта-Барбара.

Вскоре после 20:00 депутаты ответили на звонок Motel 6 в блоке 5800 на улице Calle Real после вызова 9-1-1, в котором подозреваемые направили огнестрельное оружие на двух жертв, сообщила Ракель Зик, офицер по общественной информации шерифа.

Когда приехали депутаты, они опознали автомобиль и обнаружили номер в отеле, связанный с подозреваемыми.

«Пока депутаты разыскивали вооруженных подозреваемых, из номера вышли две женщины с тремя маленькими детьми, — сказал Зик. «Депутаты предупредили женщин о потенциальной опасности в этом районе и спросили, знают ли они что-нибудь об этом.

«Женщины сказали, что они ничего не знали об инциденте, они были единственными людьми в номере отеля, и у них не было машины в отеле».

Однако депутаты вскоре определили, что одна из женщин — 24-летняя Ана Санчес из Санта-Барбары — была зарегистрированной владелицей задействованного транспортного средства, а также лицом, на которое был зарегистрирован номер в мотеле.

В этот момент Санчес и Есения Ибарра были арестованы по подозрению в создании препятствий для работы миротворца, а их дети были переданы члену семьи, сказал Зик.

Во время буксировки автомобиля Санчес после ее ареста депутаты обнаружили заряженное ружье на заднем полу, между двумя детскими автокреслами.

Менеджеры мотеля попросили убрать вещи Санчес из номера, так как она не вернется из-за ареста.

«Когда депутаты попытались войти в комнату, которая, как им сказали, была пуста, они обнаружили, что задвижка защелкнута, и увидели внутри четырех человек, — сказал Зик.

Депутаты взломали дверь и арестовали четырех человек Голета: Брэндона А.Топете, 25; Жилберто Солис, 24 года; Хорхе А. Фернандес, 18 лет; и Дилан А. Джареги-Салинас, сказал Зик.

Все шестеро были отправлены в тюрьму округа Санта-Барбара.

»Солис был привлечен к уголовной ответственности по подозрению в преступном сговоре, нападении с применением огнестрельного оружия, владении огнестрельным оружием преступником, владении боеприпасами и огнестрельным оружием во время испытательного срока. Его держали без залога.

»Топете был привлечен к ответственности по подозрению в преступном сговоре и нападении с применением огнестрельного оружия.Во вторник вечером он оставался под стражей под залог в 50 000 долларов.

»Фернандес был привлечен к уголовной ответственности по подозрению в преступном сговоре и нападении с применением огнестрельного оружия. Во вторник вечером он оставался под стражей под залог в 50 000 долларов.

»Джареги-Салинас был привлечен к уголовной ответственности по подозрению в преступном сговоре и нападении с применением огнестрельного оружия. Во вторник вечером он оставался под стражей под залог в 50 000 долларов.

»Ибарра был привлечен к ответственности по подозрению в жестоком обращении с детьми, пособничестве и проступке, препятствующем действиям миротворца.

»Санчес был привлечен к уголовной ответственности по подозрению в жестоком обращении с детьми, пособничестве и проступке, препятствующем действиям миротворца.

Обе женщины были освобождены из-под стражи в связи с чрезвычайными правилами пандемии COVID-19.

— С исполнительным редактором Noozhawk Томом Болтоном можно связаться по адресу (для просмотра этого адреса электронной почты должен быть включен JavaScript).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *