Зачем охотятся на волков – Почему сложно поймать волка?

Почему сложно поймать волка?

Опытные охотники прекрасно знают, что волк — это неуловимый хищник, который может перехитрить даже человека. Есть даже специальные породы борзых собак, которые предназначаются для охоты на волков. Флажки или капканы давно не единственное средство, при помощи которого можно охотиться на этих животных.

Часто волки путают собственные следы, чтобы люди и собаки не могли выйти на него. Также волки любят нападать на сельскую местность, рвать дичь и даже убивать собак. Таким образом, охотиться на волков можно круглогодично.

Проблема заключается и в другом. Когда появляется слишком много волков, начинает исчезать другая дичь. Если не отстреливать волков, все может закончиться печально для остальных животных.

Наверняка вы с детства слышали, что на волков охотятся с флажками. Суть заключается в том, что определенную часть леса окружают разноцветными флажками. Это делается потому, что хищные животные предпочитают не подходить к подозрительным вещам и будут сторониться флажков. Подобным образом охотятся и на лисицу.

Как выяснилось, волки смогли вычислить задумку человека, и стали перепрыгивать флажки. Таким образом, зверь сбегает, и охотники остаются ни с чем. Поэтому сейчас не приходится говорить об эффективности охоты с флажками.

Ещё один способ охоты на волков — с вертолета. Кажется, что нет ничего проще — купи оптический прицел Mil-Dot на сайте safari-ukraina.com и отстреливай животных с высоты, не беспокоясь о собственной безопасности. Естественно, это сугубо теоретически. На практике же это сделать получается не всегда.

Волки — животные с хорошей смекалкой, против них тяжело придумать новые способы. Даже если молодой волк попадает в капкан, он перегрызает себе лапу и уходит. Такие случаи происходили не редко.

Непростое занятие и использование гончих собак. Дело в том, что волки абсолютно не боятся собак, своих одомашненных сородичей. Поэтому взять волка можно только с большим количеством псов.

viewout.ru

Кому охота на волков? — МК

Крутолобый и подтянутый хищник больше вреда приносит зимой, чем летом. По мнению охотоведов, нахождение волка в охотничьих хозяйствах Московской области, например Ногинском, Белоомутском, Шатурском и др., наносит значительный ущерб обитателям угодий. Ведь основная добыча волка в лесной зоне — лось и кабан. Конечно, ущерб, наносимый природе браконьерами, намного больше, и это подтвердит любой охотовед. Но борьба с серыми хищниками в подмосковных лесах тоже заслуживает пристального внимания. Необходимо постоянно “держать руку на пульсе” — контролировать количество серых в лесном хозяйстве.  


Подвижность и сила этого незаурядного хищника приводит его организм к усиленному обмену веществ. Зверю требуется большее количество пищи, поэтому, где бы волк ни появлялся, он истребляет множество доступных животных в округе.  


— Когда ударяли морозы, от этого зверя спасу не было, рассказывает охотовед Луховицкого района Андрей Алексеев. — Хищники съедали молоденьких кабанчиков и лосяток, не оставляя следов. А на взрослых особей нападали стаей — одни рожки да ножки оставались.  


Чем голоднее волк, тем свирепее он становится, в эти моменты он может перебраться ближе к жилью человека и охотиться на домашних животных. Охотники рассказывают, что на человека нападает в основном бешеный зверь. Луховицкие лесные массивы полюбились волку за свою первозданность и непроходимость.

 Директор Белоомутского охотхозяйства Валерий Божьев, районный охотовед, егеря и местные охотники с декабря прошлого года и по сей день остаются на связи с корреспондентом “МК”, информируя о проведении мероприятий по частичному уничтожению этого коварного зверя.

Читать лес, как книгу


Директор Белоомутского охотхозяйства Валерий Божьев — мастер-следопыт. Он напомнил мне героя произведения “Всадник без головы” — мудрейшего опытного охотника и наблюдательного человека Зеба Стампа. С особой тщательностью изучая мельчайшие детали следа животного или человека, Зеб Стамп мог точно определить, что объект делал, далеко ли спешил и даже о чем думал и говорил. Следы действительно могут рассказать многое. Искушенный охотник, например, легко различит отпечатки лап волка и собаки или определит, сколько в стае самок и самцов.  


— Следы волка, как правило, крупные и слегка вытянутые. Два средних пальца выдвинуты вперед, в то время как у собаки они приближены к задним пальцам, — рассказывает Валерий Божьев. — Волчьи следы всегда расположены в линию, собачьи же — зигзагом. С ходу трудно определить, сколько прошло серых хищников в конкретном месте, так как волчья стая обычно движется след в след. Особое строение лапы волка — залог мощных прыжков и высокой скорости при беге.  


Руководитель Белоомутского охотхозяйства рассказал, что по отметинам на снегу, после того как зверь справит нужду, нетрудно отличить самку от самца. А внешний вид помета расскажет следопыту, кем полакомился зверь накануне: зайчиком, кабанчиком или лосятиной. На это укажет присутствие той или иной шерсти в помете.  


Накануне Нового года, вместе с коллегами прочесывая окрестности, Валерий Божьев определил, что в районе местечка Семиямное Луховицкого района обитает стая из 8 волков. Причем в стае — несколько самок. С этого момента и начались подготовительные мероприятия к проведению охоты на хищников. Известный факт, что волки очень привязаны к единожды избранному логову и охотятся в пределах известного района. Если их не тревожить, они, как правило, стараются держаться облюбованной местности. При этом отдельные семьи располагаются на своих участках. Хозяева их ревностно охраняют.

Как лоси спасают волков


Охота на волка считается одной из самых трудоемких и тяжелых. Забегая вперед, скажу, что ее организаторы и участники предприняли более пяти попыток, прежде чем получили результат: в конце февраля была отстрелена лишь одна волчица.  


Охота с флажками — невероятно интересный способ охоты на волков. Обычно так начинают охотиться в конце осени, когда опадет листва и флажки в лесу станут для зверя более заметными. По первому снегу такая охота бывает более эффективной. Кстати, по словам охотников, шнур с флажками вешается на расстоянии порядка 40 см от земли. Волк обычно не приближается к нему ближе 20 метров, поэтому обозреваемая контрольная линия находится у него практически на уровне глаз.  


Итак, выслеживание зверя по оставляемым им следам на снегу завершено. Следующий главный подготовительный этап — обнесение шнуром с прикрепленными на нем через 30—35 см красными флажками конкретного участка леса (офлаживание). Офлаженный участок называют окладом. Егеря рассказывают, что лет пять назад эта операция занимала значительно больше времени, до тех пор пока не стали пользоваться снегоходами.  


— Сейчас операцию обнесения флажками удалось слегка механизировать. На маленькой скорости впереди едет человек на снегоходе с катушкой, разматывая шнур с тканью. А другой человек идет следом на лыжах и распределяет его, цепляя за кустики, ветки и другую растительность, — рассказывает Валерий Божьев. — Бывает, что мы, офлаживая сектор в 5 км и больше, встречаем на пути немало труднодоступных мест.  


Своим видом и запахом флажки отпугивают волков и могут удерживать в окладе обложенных зверей по несколько дней. Кстати, по своей природе волк — дальтоник и не различает цвета. А красный цвет материи используется для того, чтобы быть заметным в лесу на фоне снега, темных деревьев и кустарников. Зверь боится именно запаха флажков и их шевеления на ветру. А катушки со шнуром обычно хранятся в жилище человека, чтобы впитывать его запах.  


Если оклад сделан во второй половине дня, охоту можно начать на другой день. С утра обычно смотрят, есть ли в районе флажков волчьи потычки — попытки зверя приблизиться к линии в поисках выхода. Кстати, ученые доказали, что вообще во время странствований волки могут пробежать за одну ночь до 70 километров.  


— Помню, однажды в оклад попалось несколько лисиц. Наутро вдоль флажковой линии на расстоянии 15 метров (лисица подходит к ней ближе волка) образовалась колея. Лисы так всю ночь и бегали вдоль нее, наматывая километры, — вспоминает Валерий Божьев.  


Опытные охотники знают, что подготовительная работа — самая тяжелая, порой даже неблагодарная. Например, чтобы офлажить оклад в 7 км, пятерым окладчикам потребуется не меньше двух часов. Но если она проделана качественно — это 99% процентов успеха.  


— Во время офлаживания участка мне приходилось по несколько раз откапывать лопатой снегоход. Чуть выбьешься из колеи, и он заваливается набок, — рассказывает охотовед Андрей Алексеев. — Бывает, на ходу и ремонтировать приходится, если деталь какая-то отскакивает. Обычно после такой работы не приходишь домой, а приползаешь. И как обидно бывает, когда после таких титанических усилий происходят форс-мажорные обстоятельства.  


Например, в январе шнур с флажками порвала группа лосей, которая бродила по лесу. В образовавшуюся дырку все обложенные волки радостно выбежали.  


— А в один из дней охотников собралось аж сто человек! Многие приехали на снегоходах. В окладе находился один волк. Вокруг было столько шума и крика, что волк, не помня себя, со страху прорвался через линию флажков в том месте, где нить была подвешена слишком высоко, — рассказывает Андрей Алексеев.  


В конце января в оклад попали 3 одичалые собаки. На флажки этим животным глубоко начхать, а едят они в лесу все, что встретится съедобного на пути. По своей агрессивности они превосходят порой даже волка, поэтому наносят лесному хозяйству огромный ущерб. Правда, когда они попадаются в оклад, их значительно легче отстрелить, чем волка. В январе во время очередной неудачной попытки уничтожить серого хищника егерю Сергею Соколову удалось подстрелить сразу трех диких собак. Он стоял на снегоходном следу, когда увидел, как на него несутся три одичалых пса. Мгновенная реакция не подвела.  


Как рассказали “МК” в областном охотничьем ведомстве, дикие бродячие собаки — отдельная и очень серьезная проблема для Московской области.

“Обложили ее, обложили!”


Очередную попытку по отстрелу зверя (как оказалось — удачную) предприняли в последней декаде февраля. Основной костяк группы по подготовке и проведению этой операции составляли Валерий Божьев, егеря Белоомутского охотхозяйства: Сергей Соколов, Игорь Мельников, Юрий Шлыгин, охотники Алексей Амелин и Николай Суходольский. В оклад попала пара волков — самка и самец. В течение четырех дней участники добивались результата. Было затрачено невероятное количество усилий. Позже ребята подсчитали, что на все мероприятие они потратили в среднем одну тонну бензина.  


— Когда я возвращался к вечеру домой, все нижнее белье было мокрое — хоть выжимай, — вспоминает Игорь Мельников. — Потом по несколько раз среди ночи вскакивал, чтобы к воде приложиться. А пил с такой жадностью, что, казалось, долго не смогу жажду утолить.  


На третий день во время загона волк-самец заметался возле флажков, в панике подлез под ними и убежал. Видимо, инстинкт самосохранения перевесил закон “нельзя за флажки”, впитанный с молоком матери. В окладе осталась одна волчица. Пожалуй, это было единственным плюсом в данной ситуации, ведь где-то в конце весны самка обычно приносит приплод — а это еще 4—5 молодых представителей династии хищников. Поэтому зверя необходимо было обязательно отстрелить.  


У Валерия Божьева оставалось всего 3 патрона. Получилось так, что волчицу загнали в сектор с острым углом. Такая позиция считается неудачной, потому что повышается вероятность прорыва зверя за флажковую линию. Волчица направилась в сторону контрольной линии. Обычно серые хищники не приближаются к ней ближе 20—25 метров, но расстояние стало сокращаться. Божьев, занявший позицию за высоким сугробом, сделал два выстрела. Когда дым рассеялся, он отчетливо увидел, что самка повернулась и пошла по направлению к нему. “Очевидно, не поняла, откуда стреляли”, — так решил Валерий, прицелился еще раз, держа на мушке ее лопатку. Шел мелкий снег, он мешал сосредоточиться на цели. В запасе был последний патрон. Раздался выстрел, и… все впустую. Но волчица осталась в окладе, она даже не была ранена.  


Ее удалось отстрелить только на следующий день благодаря свежему приливу охотничьих сил. Счет был открыт! В угодьях оставалось еще семь хищников.  


А в минувшие выходные луховицкие охотники уже начали работать по свежему волчьему следу. Он был обнаружен близ деревни Ольшаны Луховицкого района. Оклад в 7 км оказался тяжелым, встречалось много труднопроходимых участков. Его офлаживали более трех часов. И вот когда оставался буквально один километр, чтобы закольцевать участок, один из егерей обнаружил волчий выход. След пересекал потенциальную линию флажков и уводил на свободу. Это означало, что пора сматывать удочки… ой, простите, шнур с флажками в обратном порядке. Вот такая тяжелая и кропотливая работа выпадает на долю представителей природоохранной структуры.  


Наблюдательные люди считают, что после 21 марта — дня весеннего равноденствия — наступит природная весна. А это значит, что качественно изменится характер снежного покрова. На нем появится крепкий наст. В этом случае расстановка сил в лесу станет иной — и волки получат дополнительные преимущества. Ведь в рыхлом, глубоком снегу проваливаются не только снегоходы, но и волки, поэтому им трудней поймать добычу. А по насту, легко удерживающему хищников, зверю бежится очень даже резво. Для копытных зверей это время считается одним из самых трудных. Под их тяжестью наст ломается, им становится труднее передвигаться, но легче стать добычей.  


Хорошо проедет по насту и снегоход, на нем теперь можно будет преследовать хищного зверя. Но вот незадача: следов в это время на снегу будет совсем не видно и охотникам придется поджидать свежего снежка с неба. Если он не пойдет, серым разбойникам это только на руку, вернее, на лапу.

www.mk.ru

«В охоте на волка большая вероятность превратиться в жертву»

Какой опасности подвергается охотник при выслеживании хищника зимой, рассказал опытный промысловик.

Зимняя охота на волка давно превратилась из разряда удовольствия, в необходимы меры, связанные с возрастанием популяции серых хищников.

Однако такая охота, как утверждают профессионалы, очень опасна тем, что легко можно превратиться из охотника в жертву дикого зверя. Подтверждением этому служит рассказ опытного волчатника, который поделился своим взглядом на кровавое ремесло.

Как отмечает охотник, в последнее время сильно распространились различные животноводческие хозяйства, располагающиеся в основном в отдаленной сельской местности. Летом волчьи стаи стараются близко не подходить к человеческим владениям. Но зимой начинает свирепствовать голод, и это заставляет волка смотреть на домашний скот, как на средство пропитания.

В декабре опытные волчатники объединяются в группы, к которым присоединяются многие любители, чтобы под «командованием» профессилоналов приобрести навыки выслеживания дикого зверя. Однако даже это не гарантирует новичку безопасной охоты.

Вожак серой стаи очень опытный стратег. Под его управлением остальные особи устраивают ловушки, которые не под силу сразу распознать даже волчатникам со стажем. От момента атаки до убийства жертвы такой стаей порою хватает пары минут, после чего добыча утаскивается в так называемый «холодильник» — места в холодных низинах и оврагах. По таким «холодильникам» и выслеживают волка.

Как правило, охотничья компания имеют в использовании современные снегоходы, на которых и происходит «загон» зверя. Однако даже современный транспорт не гарантирует успешной охоты. Волк, уходя от преследования, может двадцать км бежать без остановки, запутывая при этом следы и затем неожиданно пропасть из вида.

А пустя пару секунд оказаться позади преследователей и совершить прыжок в надежде вцепится в охотника. Учитывая, что укус волка, даже раненого, смертелен, только точный выстрел может спасти жизнь.

Побрызгать на ветки кровью... Как спецназ охотится на зверей при помощи хитрых ловушек

Побрызгать на ветки кровью… Как спецназ охотится на зверей при помощи хитрых ловушек

Рекомендации бойцов спецподразделений по отлову диких животных без стрельбы.

Таких историй масса. И каждый раз волчатники делятся ими с новой партией охотников, ничего не преувеличивая и не уменьшая. Многие, особенно новички, после таких рассказов уезжают домой, даже не попробовав выследить хищника.

«Тут нужна уверенность в своих силах. А если ее нет, то даже и пробовать не стоит», — поведал профессионал.

Иван Романов

Поделиться:

www.vladtime.ru

Каково это – быть охотником на волков

Саят Карыбаев, энергетик, бизнесмен, 48 лет

волк

Помните повесть Ауэзова «Коксерек»? Там все верно, я лично убедился. Волка невозможно обучить и приручить, это свирепый и хитрый зверь. «Ну, погоди!» – ерунда полная, неправильный образ какой-то вылепили, сделали из волка болвана. Да и в сказках – лиса вот хитрая, хотя в жизни – куда ей до волчьей хитрости!

Я начал заниматься охотой на волков летом 2003 года. Брат купил скотоводческое хозяйство в Бухар-Жырауском районе Карагандинской области, но не учел того, что в тех землях волки водятся и нагло нападают на стада. А у него бараны, лошади, живность помельче. И мы поехали на «охоту» – вдвоем с братом, на простой «Ниве», без оружия и специальных знаний. Мы даже на след зверя тогда не вышли. Может быть, к счастью – быть охотником оказалось не так-то просто.

Оформление ружей, охотничьи взносы, покупка снегоходов, создание целой команды – все это пришло позже. Сейчас мы что ни год, то на охоте.

Сколько волков убили за это время? Не считали. Я лично застрелил около ста.

Да что там сотня! Командир нашей группы – именитый охотник Новиков – убил около 500 волков. Ему за восемьдесят, бывший спортсмен, охотился еще при Кунаеве.

В нашей команде семь человек, у каждого своя роль и обязанности: один в ответе за технику, второй за еду, третий за боевой дух. Здесь мы все охотники, а в миру – кто бизнесмен, кто чиновник, кто спортсмен.

Такой состав у нас последние несколько лет, до этого охотились на уток и гусей разными компаниями. Сейчас же, наша неизменная традиция – зимняя охота. Летом волки не трогают скот, заняты своими волчатами, а зимой начинают свирепствовать, голод мучает, они и нападают – вот уж кто по природе охотник.

На волков охотимся раз в году, но весь год до этого идет подготовка. Техника, транспорт, вещи первой необходимости, тормозки и прочее – все надо спланировать, и это не пустяк. Я никогда не думал, насколько волки могут быть искусными в стратегии. Нельзя их недооценивать. У них множество тактик, вот одна, к примеру. Волки очень любят мясо сайгаков и архаров, оттого неистово охотятся за ними. 25-30 волков собираются в стаю и прячутся, выжидая. Когда ни о чем не подозревающие сайгаки в количестве превосходящем волков, эдак 30-40 особей, попадают в организованную ловушку – вожак подает сигнал по которому волки молниеносно соскакивают со своих мест, набрасываются и начинают рвать свои жертвы. Просто рвать, не доедая, одного за другим. Потом еще отведают немного, но основную добычу готовят на зиму – прячут в овраги. Такие места мы называем «холодильники», именно по ним и выслеживаем волков.

Техника у нас продвинутая – кроме снегоходов, GPS, раций, сделали и нечто особенное: на базе КамАЗа соорудили импровизированный трейлер-кинотеатр. Так что длинными зимними вечерами не скучаем, смотрим фильмы. Еще у нас есть вагончик – мастерская для ремонта снегоходов и прочего инвентаря, а также баня.

Мои близкие поначалу боялись, каждый раз молились, когда я уезжал, а теперь привыкли. У каждого же свое хобби, не правда ли? И для здоровья хорошо.

Вы с парашюта прыгали? Или на лыжах с горы со всей скорости спускались? Адреналин бешеный! Так вот, охота – что-то подобное, только ощущения острее и длятся дольше.

Однажды волк чуть не загрыз меня. Это не бахвальство – через такое проходят почти все охотники. Дело было так: мы гонялись за стаей, каждый взял на себя одного волка и помчался за ним. Я преследую свою цель десять, пятнадцать, двадцать километров, но волк хитер – запутывает след, несется извилистыми путями. Наконец взял я его на видимость, начал снимать на телефон, и вдруг тот исчезает из вида. Мгновение! А он уже возле снегохода, прямо позади меня. Я попытался развернуться – зверь прыгает на меня, еле успеваю дать по газам. Волк поскальзывается, но прокусывает капот. Выстрел. Так маленькая ошибка могла стоить мне жизни. Но снегоход он все-таки повредил. Укус волка на 5-6 килограммов тянет.

Не каждый может пойти на волка. Был такой случай: приехал ко мне друг из Алматы и привез с собой товарища. Сказал, тот мечтает увидеть волка. «Посади его сзади, – говорит – он в какую-то легенду верит, будто посмотришь в зрачок волка и его энергия к тебе переходит». Ну я к легенде не прислушивался, просто взял его с собой. А тот весь из себя – новое ружье, новая экипировка – я и подумал, видать, хороший охотник, хотя бы подготовленный. Выехали мы с ним в степь. Заметили волка. Мчимся. Осталось сто-сто пятьдесят метров, стрелять надо, а мой напарник что-то замешкался. Я его в бок толкаю, шепчу зло: ты что не стреляешь? А он весь белый-белый, и ни слова в ответ. Десять метров. Жду, не стреляет. Я выхватываю у него ружье, стреляю волку в лапу – просто подранить, возвращаю ружье, на, мол, добивай. А тот в ответ, извини, не могу, и еще сильнее бледнеет. А что волку мучиться? Я его добил и повернул обратно на стоянку. Алматинец всю дорогу молчал, а как стали подъезжать, неожиданно заговорил: «Пожалуйста, не рассказывай никому, как дело было». Начал путанно объяснять, что у него в самый нужный момент вся энергия вдруг разом исчезла, как будто кто-то высосал ее. После этого я его больше не видел.

Кроме волка на охоте есть второй мощный, безжалостный противник – сама степь. Останешься с ней один на один хоть на полчаса – считай, все, пропал. Со мной однажды случилось такое, сломался снегоход. Но у нас порядок: не досчитались одного, бросаем охоту, ищем товарища. К счастью, меня нашли быстрее, чем это сделали волки.

В степи время работает стремительно и всегда против тебя, снег ведь быстро заметает следы.

Один охотник у нас сорок километров шел пешком, хорошо, что верно распознал дорогу до стоянки. Опыт помог.

Есть такая казахская пословица «Қасқырдың аузы жесе де қан жемесе де қан», что значит: у волка пасть всегда в крови, сколько бы он ни ел. При этом у одной волчицы в среднем семь детенышей, и они быстро подрастают. Пустых «квартир» у них нет, сколько бы мы ни убивали, на их место приходят новые волчата, такова природа. Тогда зачем нужны мы? А затем, что волки начинают бояться, к нашему аулу не приближаются, изловчаются выживать без нас.

В последнее время многие, особенно городские, говорят мне, что охота, мол, негуманное дело. Варварское развлечение. Знаете, что я им скажу? В том ауле, спроси любого крестьянина – каждый пострадал! У одного сельчанина волки зарезали пятнадцать лошадей за раз.

Иного выхода я не вижу, если не мы их, то как тогда? А еще – вы-то сами вегетарианцы, что ли? Вот и конец этим разговорам.

Казахи же испокон веков жили бок о бок и воевали с волками. Есть даже вендетта по-казахски. Раньше такое было, теперь нет, давно не слышал. Когда один сосед ссорился с другим, то прибегал к такому хитроумному, но коварному способу: мог забрать волчат из норы, где мать-волчица их оставила, уйдя на охоту, и подкинуть в земли своего врага. Малые, конечно, не выживали. А волчица ведь за своими щенятами на край света пойдет. Запах учуяла и отыскала обидчика. И раскромсала его отару до последнего ягненка.

Я вырос в ауле, у меня один дедушка был чабаном, другой – конюхом. Я с детства слышал, видел и впитывал, как причитали сельчане после каждого набега хищников. Счет потерям шел на десятки, сотни овец и лошадей. Настоящее бедствие. Так что пока позволяют здоровье и силы, буду охотиться.

И людям польза, и мне удовольствие, чего скрывать. Наверное, охота – это даже не хобби для меня, а призвание.

Вот мой сын – он на сцене любит выступать, петь, что-то еще вытворять. И я его не заставляю с собой ездить. Зачем, если ему неинтересно. У каждого своя судьба. И у волка тоже.


Записала Айсана Бейсенбаева

Фото из открытых источников

Другие материалы из рубрики «Каково» можно прочитать здесь.

esquire.kz

Охота на волка. Способы охоты на волков :: SYL.ru

Безжалостный и коварный убийца, самый страшный хищный зверь в средних широтах, выносливый бегун… Все это – характеристики волка, представителя семейства псовых. Если на сегодня в европейских странах его практически полностью истребили, и потому увидеть его можно лишь в зоопарке, то в России этот хищник есть повсеместно. Местами его популяции достигают неконтролируемого количества, а потому становятся угрозой не только домашним животным, а порой и человеку.

Охота на волка

Ареал обитания

На территории нашей страны чаще всего встречаются два вида волка — обыкновенный и тундровый. Габариты этого хищника свидетельствуют о том, что это — самое крупное животное в семействе псовых. Длина его тела может доходить до 160 сантиметров, вес — до 62 килограмм.

Волка считают санитаром экосистемы. Леса и степи, тайга и тундра, высокогорные системы – везде можно встретить это удивительное животное.

«Идет охота на волков»… Многие слышали эту песню в исполнении известного певца, но как на самом деле происходит ловля этого серого хищника, представляют не все. Одно однозначно: для того чтобы она была успешной, о добыче нужно знать достаточно много. Популяции этого хищника в России доходят до сотен тысяч. За последние годы, в связи с восстановлением егерских хозяйств, а также с ужесточением правил отлова это число значительно возросло. Нередки случаи, когда эти хищники появляются в населенных пунктах, особенно в отдаленных регионах. И в это время начинается незапланированная охота на волка.

Охота беркута на волка

Виды охоты

Тысячи людей ежегодно выходят на промысел этих серых хищников. Способы охоты на волков многочисленны. Их ловят с использованием таких ловушек, как «ямы», отстреливают с вертолетов или снегоходов, нередко применяются и классические методы — флажковыми загонами или выслеживанием. Одними из наиболее популярных способов в нашей стране являются установка капканов, а также гон с помощью собак.

Как обнаружить логово

На место, где был найден переход хищника, необходимо отправляться с собакой. Затем нужно отойти на приличное расстояние для того, чтобы волк не смог обнаружить преследование, и навести гончую на след. Если хищника не видно, и уже рассвело, то это означает, что он, скорее всего, уже прошел к логову. В этом случае участок его местонахождения нужно обойти вокруг и начать искать следы. Лучше всего они видны на мокрой почве или песке, а также на траве, покрытой утренней росой. Если погода сухая, то охота на волка с собаками проходит с учетом поведения псов. Почуяв свежий след, они щетинятся и рычат, а также начинают обнюхивать кусты, о которые при проходе мог тереться хищник.

Охота на волка с вертолета

Собака достаточно быстро выводит своего хозяина к логову, идя по свежим следам. Если на пути она начинает подавать голос, нужно закрыть пасть, чем-нибудь перевязав ее. В противном случае добыча обнаружит преследование и сразу же направится в другую сторону от логова.

С беркутом

В странах Азии, в том числе и в Казахстане, Туркмении, Узбекистане, очень распространена проводимая с ловчими птицами охота. Беркута на волка специально притравливают. Эта ловчая птица «работает» не хуже, чем собака для охоты на волка. Для поимки используют самку, поскольку ее размеры больше. Когда охотники обнаруживают добычу, они подают ловчей птице условный сигнал. Не спеша, аккуратными и отточенными движениями беркутчи снимает с головы крылатого помощника защитный колпак и отпускает его. Тот, поднимаясь на большую высоту и увидев добычу, стремительно падает книзу, непосредственно на волка. Это зрелищное и захватывающее действо, которое привлекает ценителей скорости и азарта.

Собака для охоты на волка

Даже такой сильный зверь, как волк, не в состоянии выдержать напора и мощи когтей беркута, когда тот держит его за загривок или спину. Испуганный и потерявший ориентацию хищник лишается возможности сопротивляться. Своим острым клювом птица выкалывает волку глаза, и когда люди добегают до места схватки, они видят поверженную добычу, на спине которого гордо восседает крылатый охотник. Им остается только добить жертву ножом.

Летний лов

В этот сезон охота на волка зачастую заключается в отстреле молодых особей, чтобы те до зимы не подросли и не стали нападать на домашний скот, совершая набеги на близлежащие населенные пункты. В теплое время года в лесу много пищи, поэтому серый хищник не доставляет хлопот человеку. Летом охота на волка разрешена повсеместно. Самыми распространенными способами являются облава на логове, отлов на вабу и из засады. Каждый из них требует определенного умения, без которого он не будет удачным.

На вабу

Такая летняя охота на волка требует участия трех или четырех человек. Вначале устанавливается место, где может находиться логово хищника. Помогают в этом его следы, а также поиск лазов и т. д. Главным в данной охоте считается вабильщик. Это человек, который умеет подражать волчьему голосу. Ранним утром, когда хищника в логове нет, он, подойдя к норе примерно на триста метров, начинает, подражая голосу самцов, подвывать. Остальные участники, заняв места у лазов, ждут приближения хищника.

Охота на волка этим способом заключается в следующем: молодые особи, заслышав голос самца, подбегают к логову. Стрельба начинается по команде распорядителя. Каждый участник стреляет в того волка, который ближе к нему.

Охота на волка с собаками

Зимний лов на капканы

Серый «санитар леса» — не только умный и осторожный, но и очень хитрый зверь. Именно поэтому охота на волка зимой требует от человека большого опыта. Ловушки нужно хранить в хорошо проветриваемом сухом помещении. Если от них исходят резкие запахи табачного дыма, бытовой химии, бензина и т. д., то это отпугнет добычу.

За двое или трое суток до дня охоты проводится тщательная подготовка капканов. Их старательно очищают с помощью наждачной бумаги, после этого кипятят в воде с добавлением веток ели, пихты или сосны. Проварив минут двадцать, их развешивают для проветривания. Это необходимо для того, чтобы уничтожить запах железа.

Капканы нужно устанавливать в тех местах, где были обнаружены свежие волчьи следы. Заряжать их следует очень аккуратно. Некоторые используют специальную кисть, которая заметает и маскирует места вокруг ловушки, а для восстановления цепи следов хорошо подходит передняя лапа подстреленного хищника.

Из засады

Принцип этого вида охоты прост. На волчьей тропе выставляется приманка, чаще всего – падаль, и участники ждут добычу. Волк осторожен, поэтому привада оставляется в тех местах, где человеческие следы — естественное явление. Это могут быть участки рядом с дорогой или недалеко от поселения.

Засада устраивается недалеко от привады. Охотник должен тщательно замаскироваться. Лучшее время для этого — ночь, когда ветер дует от приманки к предполагаемому месту выхода хищников. Резкий запах падали привлекает добычу, но к приваде она подходит чаще всего после полуночи. Охота на волка из засады наиболее удачна в ненастье. В это время хищник несколько теряет бдительность.

С флажками

Этот способ зимней охоты в нашей стране достаточно распространен. Первоначально определяется место дневки хищников. Проводится также изучение их следов, чтобы определить численность добычи. Затем проводится ограничение территории, для чего используются специальные флажки для охоты на волка. При этом человек должен двигаться оперативно и бесшумно. Один охотник разматывает шнур с флажками, а второй закрепляет их на ветках.

Способы охоты на волков

Если на территории, на которой проводится флажкование, нет деревьев, то закреплять можно на вставленных в снегу палках. Стрелки размещаются внутри оклада на расстоянии примерно в тридцать метров от флажков. Желательно прятаться за укрытием — сугробом, высоким кустом и т. д., но обязательно под ветром.

Загонщики приводят волков к лазам. Они или громко кричат, или создают шум в требуемом направлении. Иногда человеку помогает его извечный помощник – собака. Для охоты на волка чаще всего используются гончие, которые выгоняют зверя из логова и гонят его кругами. А стрелок за это время успевает офлажковать территорию так, чтобы добыча прибежала прямо к нему.

Использование вертолета

Это самая эффективная, но и самая дорогостоящая охота на волка. Она существенно отличается от всех известных способов, и в первую очередь – ведением стрельбы. Стрелку приходится учитывать не только характер и скорость движения зверя, но и траекторию полета вертолета, силу потока воздуха и много других нюансов.

Для того чтобы сэкономить время нахождения в воздухе, охотник должен первоначально провести поиск зверя — изучить местность, определить зону вероятного присутствия хищника, после чего перенести все добытые сведения на карту и составить маршрут полета.

Поскольку охота на волка с вертолета — удовольствие дорогостоящее, в ней участвуют две группы людей. Одна из них, находясь на земле, проводит поиск добычи, а вторая, которая находится в воздухе, получает все необходимые сведения по рации. Иногда разведка местности осуществляется следующим образом: во время облета территории на лебедке вниз периодически спускается один из охотников, который на месте изучает следы волков и направление их движения.

Охота на волка на снегоходе

Отстрел с вертолета

Как правило, такая охота на волка проводится с начала февраля до середины марта в ясную и устойчивую погоду. Однако довольно часто она проводится и после наступления сильных морозов, когда вертолет можно сажать не только в открытой местности, но и на мощном льду водоемов.

Обычно высота полета составляет от ста до ста пятидесяти метров. Это обеспечивает хорошую видимость при поиске зверя. При обнаружении добычи вертолет, заходя на цель, замедляет скорость. Это дает возможность стрелку отодвинуть оконную задвижку и подготовиться к произведению выстрела.

Волк обычно при преследовании уходит по прямой от вертолета, а при сближении уклоняется в сторону. Отстрел ведется крупной дробью или мелкой картечью, при этом нежелательна большая кучность боя, поскольку стрельба идет с небольшого расстояния.

Со снегохода

В последнее время этот способ приобрел большую популярность. Охота на волка на снегоходе ведется в два зимних месяца – в январе-феврале, поскольку чаще всего в ноябре или декабре бывает еще недостаточно снега. Лучшим временем является первый день после мощного бурана. Недавно выпавший снежный покров хорошо сохраняет свежие следы, поэтому охотник может тропить волка достаточно долго и с большим успехом.

Удивительно, но волк, услышав издалека звук снегохода, может отличать, едет ли он спокойным ходом или же на больших оборотах несется прямо на него. Даже на минимальной скорости это транспортное средство передвигается быстрее, чем серый хищник, бегущий рысью.

Зверя сначала нужно измотать, и только если он перейдет на галоп, увеличивать скорость. Охотник в это время жертву видит и может догонять добычу, не перегревая двигатель снегохода. При этом необходимо заранее хорошо изучать местность, в противном случае зверь может забежать в ближайший овраг, где его с этим видом техники взять будет невозможно.

Задачей стрелка, охотящегося на снегоходе, является отсекание волка от подобных укрытий, а потому ему нужно постоянно иметь под рукой карту, при этом не упуская из виду жертву. Догонять серого хищника следует, обходя его сбоку и при этом на ходу снимая с плеча ружье. Стрелять нужно только тщательно прицелившись. При этом используется картечь не менее 7,55 миллиметров, которую нужно снаряжать самостоятельно.

Волк будет убегать, пока у него есть силы, но потом он может неожиданно повернуться и пойти прямо на охотника. В это время все решает быстрая реакция человека, а также надежное оружие и, конечно, удача. Иногда на такой охоте дело может дойти и до ножа, поэтому его лучше держать под рукой.

Особенности

Успех лова волка зависит от многих факторов, например от времени года. Зимой, особенно в феврале-марте месяцах, зверь зачастую голодает, а потому бывает более агрессивен. Кроме того, у него наступает период гона.

Опытные охотники знают, что волка сложно обнаружить и отстрелить, если на улице ясная морозная погода, сохраняющаяся уже достаточно долгое время. Объясняется это тем, что в такой сезон охотнику легко спутать свежие следы зверя со старыми. Он также может ошибиться и в определении возраста добычи.

Особое внимание человек должен уделять и маскировке. Оптимальным вариантом станет костюм белого цвета, однако если охота проходит в еловом лесу, лучше останавливаться на темной одежде.

www.syl.ru

Идет охота на волков — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Охота на животных вообще не простое дело в плане отношения к этому. Для некоторых это жуткое действие и издевательство над природой, для некоторых промысел, а для других интересный досуг и развлечение или вообще работа. Это наверное примерно то же, что сначала гладить кролика или играться с цыпленком, а потом с удовольствием уплетать их в тарелке за столом.

А ведь бывает так, что хищники банально опасны в каких то регионах для населения и домашних животных.

Вот как эту проблему решают например в Казахстане …


Рассказывает Саят Карыбаев, 43 года, энергетик и бизнесмен

Я начал заниматься охотой на волков летом 2003 года. Брат купил скотоводческое хозяйство в Бухар-Жырауском районе Карагандинской области, но не учел того, что в тех землях волки водятся и нагло нападают на стада. А у него бараны, лошади, живность помельче. И мы поехали на «охоту» – вдвоем с братом, на простой «Ниве», без оружия и специальных знаний. Мы даже на след зверя тогда не вышли, может быть к счастью, – быть охотником оказалось не так-то просто.

Оформление ружей, охотничьи взносы, покупка снегоходов, создание целой команды – все это пришло позже. Сейчас мы что ни год, то на охоте. Сколько волков убили за это время? Не считали. Я лично застелил около ста. Да что там сотня! Командир нашей группы – именитый охотник Новиков – убил около 500 волков. Ему 79 лет, бывший спортсмен, охотился еще при Кунаеве. Хотя никто не даст ему семьдесят девять – за волками гоняться-то, надо быть в форме!

В этом году я взял отпуск с 21 декабря по 18 января, охотились почти месяц. В нашей команде семь человек, у каждого своя роль и обязанности: один в ответе за технику, второй за еду, третий за боевой дух. Здесь мы все охотники, а в миру – кто бизнесмен, кто чиновник, кто спортсмен.

Такой сформировавшийся состав у нас последние три-четыре года, до этого охотились на уток и гусей, разными компаниями. Сейчас же, наша неизменная традиция – зимняя охота. Летом волки не трогают скот, заняты своими волчатами, а зимой начинают свирепствовать, голод мучает, они и нападают – вот уж кто по природе охотник. В этом сезоне мы словили 44 волка, прошлой зимой было 47. Тогда даже телевизионщики приезжали – поснимали, поохали, да уехали.

На волков охотимся раз в году, но весь год до этого идет подготовка. Техника, транспорт, вещи первой необходимости, тормозки, и прочее – все надо спланировать, и это не пустяк. Я никогда не думал, насколько волки могут быть искусными в стратегии. Нельзя их недооценивать. У них множество тактик, вот одна, к примеру. Волки очень любят мясо сайгаков и архаров, оттого неистово охотятся за ними. 25-30 волков собираются в стаю и прячутся, выжидая. Когда ни о чем не подозревающие сайгаки в количестве превосходящем волков, эдак 30-40 особей, попадают в организованную ловушку – вожак подает сигнал по которому волки молниеносно соскакивают со своих мест, набрасываются и начинают рвать свои жертвы. Просто рвать, не доедая, одного за другим. Потом еще отведают немного, но основную добычу готовят на зиму – прячут в овраги. Такие места мы называем «холодильники», именно по ним мы выслеживаем волков.

Техника у нас продвинутая – кроме снегоходов, GPS, раций, сделали и нечто особенное: на базе КАМАЗа соорудили импровизированный трейлер-кинотеатр. Так что длинными зимними вечерами не скучаем, смотрим фильмы. Еще у нас есть вагончик – мастерская для ремонта снегоходов и прочего инвентаря, а также баня.

Мои близкие поначалу боялись, каждый раз молились, когда я уезжал, а теперь привыкли. У каждого же свое хобби, не правда ли? И для здоровья хорошо. Вы с парашюта прыгали? Или на лыжах с горы со всей скорости спускались? Адреналин бешеный! Так вот, охота – что-то подобное, только ощущения острей и длятся дольше.

Однажды волк чуть не загрыз меня. Это не бахвальство – через такое проходят почти все охотники. Дело было так: мы гонялись за стаей, каждый взял на себя одного волка, и помчался за ним. Я преследую свою цель десять, пятнадцать, двадцать километров, но волк хитер – запутывает след, несется извилистыми путями. Наконец, взял я его на видимость. Начал снимать на телефон, и вдруг – тот исчез из вида. Мгновение прошло! — он возле снегохода, прямо позади меня. Я попытался развернуться – зверь прыгает на меня, еле успеваю дать по газам. Волк поскальзывается, но прокусывает капот. Выстрел. Вот так, маленькая ошибка могла стоить мне жизни. Но снегоход он все-таки повредил. Укус волка – на 5-6 килограммов.

Не каждый может пойти на волка. 7-8 лет назад был такой случай: приехал ко мне друг из Алматы и привез с собой товарища. Сказал, тот мечтает увидеть волка. «Посади его сзади, – говорит – он в какую-то легенду верит, будто посмотришь в зрачок волка и его энергия к тебе переходит.» Ну я к легенде не прислушивался, просто взял его с собой. А тот весь из себя – новое ружье, новая экипировка – я и подумал, видать, хороший охотник, хотя бы подготовленный. Выехали мы с ним, значит, в степь. Заметили волка. Мчимся. Осталось 100-150 метров, стрелять надо, а мой напарник что-то замешкался. Я его в бок пинаю, шепчу зло, ты что не стреляешь, а он весь побледнел, белый-белый, и ни слова в ответ. 10 метров. Жду, не стреляет. Я выхватываю у него ружье, стреляю волку в ногу – просто подранить, возвращаю ружье, на, мол, добивай. А тот в ответ, извини, не могу, и еще сильнее бледнеет с лица. А что волку мучиться? Я его добил и повернул обратно на стоянку. Алматинец всю дорогу молчал, а как стали подъезжать, неожиданно заговорил: «пожалуйста, не рассказывай никому как дело было». Начал путанно объяснять, что у него в самый нужный момент вся энергия вдруг разом исчезла, как будто кто-то высосал ее. После этого я его больше не видел.

Кроме волка на охоте есть второй мощный, безжалостный противник – сама степь. Останешься с ней один на один хоть на полчаса – считай, все, пропал. Со мной однажды случилось такое, сломался снегоход. Но у нас порядок: не досчитались одного, бросаем охоту, и ищем товарища. К счастью меня нашли – быстрее, чем волки. В степи время работает стремительно и всегда против тебя, снег ведь быстро заметает следы. Один охотник у нас 40 километр шел пешком, хорошо, что верно распознал дорогу до стоянки. Опыт помог.

Есть такая казахская пословица: «Қасқырдың аузы жесе де қан жемесе де қан», – что значит, у волка пасть всегда в крови, сколько бы он ни ел. При этом у одной волчицы в среднем семь детенышей, и они быстро подрастают. Пустых «квартир» у них нет, сколько бы мы ни убивали, на их место приходят новые волчата, такова природа. Тогда зачем нужны мы? А затем, что волки начинают бояться, к нашему аулу не приближаются, изловчаются выживать без нас.

В последнее время многие, особенно городские, говорят мне, что охота, мол, негуманное дело. Варварское развлечение. Знаете, что я им скажу? В том ауле, спроси любого крестьянина – каждый пострадал! У одного сельчанина волки зарезали пятнадцать лошадей за раз. Иного выхода я не вижу, если не мы их, то как тогда? А еще – вы-то сами вегетарианцы, что ли? Вот и конец этим разговорам.

Казахи же испокон веков жили бок о бок и воевали с волками. Есть даже вендетта по-казахски. Раньше такое было, теперь нет, давно не слышал. Когда один сосед ссорился с другим, то прибегал к такому хитроумному, но коварному способу: мог забрать волчат из норы, где мать-волчица их оставила, уйдя на охоту, и подкинуть в земли своего врага. Малые, конечно, не выживали. А волчица ведь за своими щенятами на край света пойдет. Запах учуяла и отыскала обидчика. И раскромсала его отару до последнего ягненка.

Я вырос в ауле, у меня один дедушка был чабаном, а другой конюхом. Я с детства слышал, видел и впитывал, как причитали сельчане после каждого набега хищников. Счет потерям шел на десятки, сотни овец и лошадей. Настоящее бедствие. Так что пока позволяют здоровье и силы, буду охотиться. И людям польза, и мне удовольствие, чего скрывать. Наверное, охота – это даже не хобби для меня, а призвание. Вот мой сын – он на сцене любит выступать, петь, что-то еще вытворять. И я его не заставляю с собой ездить. Зачем, если ему неинтересно. У каждого своя судьба. И у волка тоже.

Записала Айсана Бейсенбаева. источник


а бывает же и вот так :

Вот смотришь на это все и вроде бы понимаешь необходимость, но как то жалко же все равно волков то … или нет? Как вы относитесь к конкретному описанному случаю:

Как вы относитесь к подобным отстрелам?

Все верно, нужно устранять опасность.

58(42.3%)

Что то тут все же перегнули палку.

36(26.3%)

Живодеры!!! Издеваются над природой и животными!

43(31.4%)

А вот вам еще напоминаю интересное про волков: Японский сероу: волк в овечьей шкуре . Как вы думаете Волк против беркута. Кто победит ? А против двух ?. Существует и Красный волк (Cuon alpinus). Ну и просто Интересные факты о волках

masterok.livejournal.com

Возродить охоту на волков — Охотники.ру

В «Российской охотничьей газете» №№ 7–9, 2016 г. была опубликована статья Е. Целыховой «Русские традиционные охоты и их сохранение». В послесловии редакция газеты предлагает читателям «высказать свое мнение по данному вопросу».

Фото автора

Фото автора

Так получилось, что всю свою сознательную жизнь я держу гончих и лаек, так что поднятые в статье вопросы не могут оставить меня равнодушной. Поддерживая обеспокоенность автора в отношении будущего охоты с гончими, хочу напомнить еще об одной проблеме — волчьей.

Упоминаемые в вышеназванной статье комплектные охоты, каждая из которых включала стаю гончих и несколько свор борзых, содержались дворянами именно для борьбы с волками и являются чисто русским явлением — в большинстве стран Запада волков уничтожили много столетий назад.

И хотя комплектная охота ушла в прошлое сразу после революции (последняя комплектная охота прекратила свое существование в 1918 году, борзые были проданы в Америку, а гончие разошлись по России), стаи гончих, как средство борьбы с волчьей напастью, по-прежнему использовались.

Государственные и общественные организации содержали волкогонные стаи, при этом волки или отстреливались из-под гона, или брались (душились) собаками. Так, в труднейшем для нашей страны 1943 году на 13-й Московской выставке собак были представлены три волкогонные стаи: Тульского клуба охотников, стая ЦС ВОО и стая ДСО «Динамо». Стаи просуществовали до 60-х годов прошлого века.

Заметим, что борьба с волками с помощью стай, как и другими методами, была бы невозможна без помощи государства, за каждого волка выплачивалась премия, породным собакам выдавался паек. Немаловажной была моральная сторона вопроса — волчатник пользовался всеобщим уважением, ведь он спасал от диких зверей не только крестьянский скот, но и людей — в военные и послевоенные годы людоедство среди волков было распространенным явлением.

Как установлено, для поддержания жизни волку требуется около полутора килограммов мяса в день, на самом же деле при наличии пищи он съедает в среднем 4,5 килограмма (газета «Охотник и рыболов Поволжья и Урала», № 3, 2016, стр. 9).

Уменьшение количества волков в 60-е годы позволило резко увеличить количество лосей, а кабаны пришли или были запущены в центральные районы Европейской России, что в предыдущие годы было бы невозможным из-за волков.

В 70-е годы появилась группа людей (некоторые из них называют себя биологами и охотоведами), которые заговорили о том, что волк — санитар леса, необходимый элемент экосистемы и так далее.

На законодательном уровне волка красиво перекрестили из вредного хищника, подлежащего уничтожению всеми возможными способами, в «охотничий вид». На практике это означает, что если в лесу на моих глазах волк задерет мою собаку, то я не могу застрелить его, иначе я — браконьер, я должна сначала сбегать за сотню километров в охотдепартамент и взять разрешение на его отстрел, а уж потом спасать свою собаку.

Некоторые «ученые» на волне преклонения перед Западом и, видимо, в оплату западных грантов озвучили предложение полностью запретить охоту на волков не только в заповедниках, но и в качестве эксперимента «хотя бы» в одной из центральных областей России.

Частными лицами по собственной инициативе в 90-х годах прошлого века было предпринято несколько попыток возрождения волкогонных стай гончих (Игуменская в Тверской области, Тархановская в Республике Марий Эл).

Надо сказать, некоторые линии гончих до настоящего времени не утратили злобы к волку, о чем свидетельствуют неоднократные случаи отстрела волков из-под гона смычков или даже одиночных гончих. Впрочем, вскоре владельцы распродали гончих названных стай по причине отсутствия государственной поддержки и, как следствие, недостатка средств.

В наше время гораздо чаще волки охотятся на гончих, чем охотники с гончими на волков. Вырастить и нагонять гончую — большой труд, так что потеря собаки для владельца это всегда трагедия, несколько лет, вычеркнутых из занятия любимым делом, из жизни. А ведь породы гончих, традиции охоты с ними — это национальное достояние России.

Одна из задач, стоящих перед нами, сохранить породы гончих, передать молодому поколению, сохранив их охотничьи качества, голоса и сами вековые традиции охоты с гончей. Гончие, которые были выведены в России, и являются для нашей страны аборигенными породами, после распада Союза держатся только на энтузиастах. Количество собак на выставках во всех регионах России с конца 90-х годов сократилось в разы.

Что будет дальше с нашими гончими? Мы всегда надеемся на лучшее, но сейчас на этот вопрос, пожалуй, никто не сможет дать однозначного ответа!

В прошлом году 15 сентября у нас на северо-западе открылась охота на зайца, это всегда большой праздник для любого гончатника. Большинство владельцев гончих на начало охоты берут отпуска, чтобы насладиться охотой с гончей по чернотропу. Я надеялась, что начало сезона более безопасно, что «санитары леса» в этот период не так «злобствуют», как в период зимней бескормицы.

Уже вечером 15 сентября мне позвонили друзья из Подпорожского р-на Ленинградской области и сообщили, что через пятнадцать минут после наброса смычка раздался душераздирающий визг, потом все смолкло. Владелец с друзьями подбежали к собакам, один выжлец лежал с разорванной гортанью, второго не было. Нашли его в 350 метрах около дороги, он был еще жив, хотя и сильно изорван волками, по дороге в ветлечебницу выжлец погиб.

Дальше начались сводки, как с боевых действий! Прошу у читателей прощения за перечисления, но иначе невозможно представить себе масштабы волчьей напасти.

17 сентября, Лодейнопольский р-н. Смычок русских гончих во второй половине дня на гону был разорван волками. От выжловки осталась только голова с работающим ошейником, от выжлеца — гон (хвост гончей) и кусок задней лапы.

20 сентября, Лодейнопольский р-н. В 150 метрах от дома егеря был разорван осенистый выжлец русской гончей.

21 сентября, Тихвинский р-н. Разорван выжлец русской пегой гончей, после дуплета и промаха по зайцу выжлец перевел зверька через дорогу и в трехстах метрах за дорогой замолчал. Через двадцать минут владелец подбежал к месту скола, но было уже поздно, у выжлеца был разорван живот и съедены внутренности.

24 сентября, Подпорожский р-н. Волки отбили от стайки, состоящей из четырех собак, молодую выжловку, гнали ее шестьсот метров до болота и задавили, сломав шейные позвонки. Владельцы бежали, стреляли, поэтому волки бросили труп собаки.

27 сентября, Бокситогорский р-н. На гону пропал смычок русских гончих, на следующий день владелец нашел останки собак, куски шерсти и голову выжлеца.

10 октября, Гатчинский р-н. Практически на глазах у владельца погибла выжловка русской гончей. Два волка разорвали ей грудь, когда владелец подбежал к собаке, у нее еще билось сердце.

А вот данные по соседней Карелии: с 1 по 20 октября волками было задавлено семь русских гончих и четыре лайки. Кроме того, съеден выжлец Алтай старейшего гончатника Карелии Сахарова, а также выжловка Пева не менее известного гончатника и эксперта по гончим Попова В.Б.

В Лодейнопольском р-не в первых числах ноября съеден волками смычок русских гончих эксперта Агафонова Б.В., а также выжлец эксперта Быкова Д. Через неделю после Северо-Западных состязаний гончих была разорвана выжловка Свирель, принадлежавшая эксперту Ефанову В. из города Лодейное Поле.

Охотничий сезон на момент написания данной статьи еще не закончился, так что можно быть уверенным — список потерь обязательно продолжится.

Такое положение с волками наблюдается не только в Ленинградской области и Карелии, в Новгородской и Тверской областях положение не лучше. Стонут от волка гончатники Архангельской, Кировской областей, Пермского края, Республик Коми и Марий Эл.

За последние три года численность «санитаров леса» возросла в разы, так что он стал приносить ощутимый вред не только охотничьему, но и индивидуальному сельскому хозяйству. Однако чиновники от охоты продолжают убеждать нас в полезности этого серого хищника для лесных обитателей.

Уже в прошлом охотничьем сезоне «волчья напасть» уничтожила немало гончих и лаек, в том числе погибла от волчьих зубов моя молодая русская гончая Гусля.

Сезон охоты на зайца еще не закончился, а охотиться гончатникам уже не с кем, так что народ ищет гончих, причем готовы купить даже осенних щенков, которые раньше спросом не пользовались.

В чем же причина возросшей активности волков? Думаю, ответ может быть только один — их высокая численность. Работники областного департамента природных ресурсов считают, что на конец 2014 года численность волка в Ленинградской области не превышала 300 голов. Однако многие районные охотоведы, с которыми мне довелось разговаривать, предполагают, что их сейчас значительно больше — 500-600.

Да и как можно оценить численность волка в области, если ЗМУ покупаются у продвинутых компьютерщиков без выхода в угодья!

Во время Великой Отечественной войны волки сильно размножились — сказался уход охотников на фронт, множество корма на полях и в лесах, волки привыкли питаться человечиной, вспомним хотя бы сцену из «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого. Так что во время войны и сразу после ее окончания «волчья проблема» встала в полный рост. Тогда по нашей Ленинградской области насчитывалось не менее 850 волков, а по всему северо-западу около 3000.

Решительные меры, предпринятые охотничьими организациями при поддержке государственных структур и населения, позволили резко уменьшить численность этих хищников. Отметим, кроме уже перечисленных способов охоты, практиковалась охота с применением ядов, в частности фторацетата бария, на открытых местах — отстрел с самолетов. Только за пятилетие, с 1955 по 1961 год, в Ленинградской области был уничтожен 971 волк, так что к 1961 году в области насчитывалось всего 56 голов этого хищника.

Через двадцать лет начался новый подъем численности волка. Охотничьи организации прекратили борьбу с волками — бригады по борьбе с волками прекратили существование, премии за добычу волков снижены, дополнительные отпуска охотникам на волков отменены, так что планомерная, организованная борьба с «волчьей напастью» прекратилась (М.В. Калинин, 1982 г.).

И вот, как мы видим, «волчий вопрос» снова встает в полный рост. Осторожный, сильный, выносливый, «умный» хищник быстро приспосабливается к любой обстановке. Зоологи и охотоведы знают, как резко изменилось поведение волков за последние тридцать лет.

Если раньше семейная стая долго держалась около места кормежки, то теперь, задавив лося или кабана и наевшись до отвала, волки чаще всего к нему больше не возвращаются, предпочитая завалить новое животное, так что караулить на приваде становится бессмысленным занятием, организовать облавную охоту тоже в этом случае непросто.

В сезоне 2013–2014 гг. при охоте на лося мы практически в каждом загоне находили недоеденные останки этих зверей около солонцов. Значительное увеличение популяции лосей и кабанов в последние годы обеспечило волкам полноценное питание в течение года, что позволило получать многочисленное потомство и сохранять его.

Что же нас ожидает в 2016 году? При такой численности и теплой малоснежной зиме к осени мы можем ожидать как минимум тройное увеличение популяции этих животных! Встает вопрос, почему резкое увеличение численности волка никого не волнует, неужели 2000 съеденных за год лосей и не меньшее количество кабанов не тревожит департамент природных ресурсов Ленинградской области?

Ответ, думаю, ясен: охота на этого зверя очень трудная, нужны умение, знание биологии этого вида, настойчивость в выслеживании,а это в свою очередь требует от охотника силы, выносливости и большого количества времени. Городскому охотнику трудно бороться с волком только в выходные дни. Положение с волком служит наглядным подтверждением того, что власть сегодня не в состоянии управлять российским охотничьим хозяйством без общественных объединений.

Большинство охотников уже осознали и почувствовали на себе всю «прелесть» частных охотничьих хозяйств, а это примерно 95% всех угодий области. Главное в сегодняшней охоте в этих хозяйствах не пускать в них рядовых охотников, даже местных жителей, чтобы они не беспокоили разводимых на подкормочных площадках кабанов.

Являясь членами общественных охотничьих организаций, мы ежегодно платили членские взносы на содержание штатных работников общества, на мероприятия, проводимые обществом. Обязательным было трудоучастие в закрепленных охотничьих хозяйствах, где мы заготавливали корма, делали солонцы, расчищали завалы и просеки, охраняли угодья (в том числе и от волков).

Регулярно устраивали загонные охоты на волка, в летний период егеря искали логова, а в начале осени выводки уничтожались опытными вабильщиками. Все это способствовало сохранению и приумножению зверей и птиц в закрепленных охотничьих хозяйствах и не давало расти численности волка. Сейчас же отстрел волка, даже в сезон охоты, без специального разрешения приравнивается к браконьерству!!!

Взятый руководством страны курс на полное разрушение и ликвидацию общественных организаций, в том числе и в охоте, завершен. Цель достигнута, общественные охотничьи коллективы практически полностью ликвидированы.

Видимо, с этой целью был быстренько принят новый Закон «Об охоте».

Замена членских охотничьих билетов обществ на единый государственный охотничий билет уничтожила годами отработанную систему, упразднила первичные охотничьи коллективы, а следовательно, и их охотничьи хозяйства.

Остались «неугодья» общего пользования (около 5% от всей территории области), в которых практически нет дичи, а также частные охотничьи хозяйства, где нет ни достаточного количества профессиональных егерей и охотоведов, ни желания у руководителей хозяйств сохранять и приумножать биоресурсы на арендованных ими территориях, ведь это не свое!

То, что закон не дал ничего хорошего большинству рядовых охотников, в том числе охотников-собаководов, ясно уже давно. Остается понять, что он противоречит интересам российского общества в целом, всему российскому государству.

Складывается впечатление, что, пока волки массово не начнут нападать на людей, департамент природных ресурсов будет сохранять молчание, ведь у нас «пока жареный петух в одно место не клюнет», не пошевелимся! Нас, собаководов, «жареный петух» уже клюнул.

Поймет ли это департамент природных ресурсов? Начнется ли возрождение традиционных для России охот на волков или по-прежнему будем охранять «санитаров леса» и выращивать для них ценных диких животных и не менее ценных животных домашних?

P.S. Выражаю благодарность В.П. Сипейкину за предоставленные материалы, которые были использованы для написания данной статьи.

Ольга Богодяж 28 апреля 2016 в 11:24

www.ohotniki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *