Ельчик рыба: Страница не найдена — Ulov.guru

Содержание

Проза : Советская классическая проза : Ельчик-бельчик : Виктор Астафьев : читать онлайн

Творчество Виктора Астафьева в равной мере относится к двум направлениям отечественной литературы. Это и произведения о войне — «окопная правда», принятая в штыки официальной критикой, — и деревенская проза, рассказывающая об истинной картине коллективизации и ее последствиях.

Притча

Ельчик-бельчик сначала не был Ельчиком-бельчиком. Он был икринкой. Ма-а-ахонькой икринкой, с пшенное зернышко величиной и желтенькой, как пшенное зернышко. Таких зернышек-икринок, неглубоко прикопанных в донном песке и в гальке, было очень много. И в одном таком зернышке, свернувшемся кружочком, спала рыбка. Потом ей тесно стало спать кружочком. Она начала распрямляться. Слабенькая, тонюсенькая пленка икринки лопнула, и у рыбки высунулся наружу хвост. А раз хвост появился, значит, надо им что-то делать. Рыбка шевельнула хвосгиком, уперлась им в дно родной речки, оттолкнулась и всплыла.

Но воды много было, глубоко было, и рыбке не подняться бы наверх, не осилить течение, да икринка-то зачем? Будто надутый шарик, завязанный на голову рыбки, она поднимала его выше, дальше, и рыбка почувствовала, как ей стало легко и тепло.

Рыбка еще ничего не видела, потому что голова ее, значит, и глаза ее были залеплены пленкой икринки. Не знала рыбка и того, что вместе с нею со дна реки поднялась и уплыла па прибрежную отмель, пыльно в воде клубящаяся, стайка таких же, как она, рыбок. Ничего еще не видя, не слыша, рыбки уже чувствовали страх и, похожие на серебристых мушек с одним крылышком, метались туда-сюда по отмели. Иные из них выскакивали на поверхность воды, тогда казалось, что пошел мелкий-мелкий дождик, и дождинки эти покрывали воду пугливыми кружками. Иные рыбки-мотыльки сослепу выбрасывались на камешки, на берега, на водяную траву или на застрявшую в воде коряжину и обсыхали на солнце, делались искрами, и береговые птички — трясогузки, кулики и зимородки склевывали их, питались ими.

Но вот маленькие рыбки стерли об воду остатки надоедной икринки и, увидев в первый раз в жизни свет, солнце, родную реку, заплясали, заплескались от восторга, без конца повторяя: «Как прекрасна жизнь! Как прекрасно солнце! Как прекрасна наша река!» Ельчики — сестры и братья, никогда до того не видевшие друг друга, стали знакомиться, давать друг другу имена. «Как тебя зовут?» — спросили они маленькую веселую рыбку. «Ельчик!» — радостно ответила рыбка. «Мы все ельчики!» — ответили ему братья и сестры. «Какое твое имя, скажи?» Ельчик задумался. И тут он увидел рядом с собой в светлой воде, а ельчики живут только в светлой, прозрачной воде, беленькую-беленькую рыбку, догадался, что это его тень, и радостно закричал: «Бельчик! Бельчик!»

«Ельчик-бельчик! Ельчик-бельчик!» — радостно закричали рыбки и всей семьей поспешили на отмель, к водяной травке, где много было всякого корму, и личинок, и семечек травяных, мошки м комары там падали в воду. Ельчик-бельчик метался по воде, выпрыгивал наверх, ловил мошек, собирал с травы личинок и наверхосытку отыскивал возле берега, за камешком или в заливчике травяное семечко и долго держал его во рту, будто конфетку-леденец. Такое было сладкое семечко.

Питался Ельчик-бельчик с восхода солнца и до захода солнца. И очень быстро рос. Кто хорошо ест, тот быстрей растет и становится сильным, — понял Ельчик-бельчик.

И он старался расти быстрее и стать сильным. Поэтому часто отделялся от родной стайки, не слушался маму-ельчиху и папу-ельца, которые их зорко стерегли, не позволяли удаляться в траву, в коряги и к большим камням, под которыми спал разомлевший в теплой воде налим и копался в песке речной бычок-подкаменщик. За большую голову, за неуклюжее туловище, за лохматые плавники его презрительно называли пищуженцем.

* * *

Однажды Ельчик-бельчик отбился от родной стайки, позабыл про маму-ельчиху и про папу-ельца, да и пошел путешествовать по реке. На пороге-Ревуне побывал, хотел пройти меж каменьев дальше, но вода здесь так мчалась, пенилась, кружилась, так ревела и содрогалась, что Ельчик-бельчик побоялся всего этого, полюбовался пестрыми харюзками и нарядными, как лесные красные лилии, ленками, подивился тому, как они резво тут плескались, лезли в самую струю, под водяной шум, в бой порога, шевеля на лепестки цветов похожими плавниками, крича друг другу: «Хорошо!» Позавидовал им, погрустил о том, что он не может здесь жить, так же вольно резвиться, да и подался вниз по реке — искать корм да чтоб побольше увидеть всяких диковин и изведать разных приключений.

Ниже порога он и заметил, как из-под большого бурого камня клубами вырывается мутная вода, кто-то под камнем пыхтит, роется, гребет плавниками и рылом дно реки.

«Ты кто?» — остановившись за камнем, спросил Ельчик-бельчик. «Проваливай!» — послышалось в ответ. Голос был скрипучий, недовольный. «Ладно уж. Жалко уж и сказать», — обиделся Ельчик-бельчик.

«Работаю. Корм добываю. Отвяжись и не мешай!» — «Хорошо-хорошо!» — согласился Ельчик-бельчик и, увидев в мутной воде плывущую личинку жучка-бокоплава, раскрыл рот и проглотил ее.

«Я работаю, как шахтер, в земле роюсь, — рассердился бычок-подкаменщик. — Личинку вот выкопал, а ты ее слопал! Воровать, молодой человек, стыдно! Так ты тунеядцем сделаешься, однако». — «Ой, какой вы дяденька-пищуженец, сердитый», — сказал Ельчик-бельчик.

«Не сердитый я. Труженик я. Кормилец-поилец. У меня тоже дети есть. Хар-рошенькие такие, пучеглазенькие, пузатенькие.» — Вспомнив про детей, подкаменщик сразу подобрел, крыльями смиренно зашевелил, во рту прополоскал, всю грязь из жабер вымыл, подышал ими, отряхнулся и миролюбиво уже сказал; «А по реке больно-то не шляйся. Здесь знаешь сколько всевозможной твари? И все хотят кого-нибудь поймать и слопать. Сунься вон в протоку, там, в траве речной пират — щука-подкоряжница — так и ждет, кого бы схватить и заглотить. Под листиками кувшинок ребята-окушата дежурят. Эти бандой окружат да так погонят, дай бог ноги. Они с хохотом, улюлюканьем охотничают, как на футболе. Да это все, брат, страхи не страхи. Тайменей видел?» — «Не-эт». — «Как же это ты не видел? Никому не говори, что не видел. Им чтоб почтение и трепет вокруг. Огромные они, краснобокие. Будто генералы в лампасах. А хвост у них!.. Оборони и помилуй нас, водяной! — закрестился всеми плавниками подкаменщик. — Будто лопатой вдарит таймень по воде — сразу кверху брюхом всплывешь! Тайменям все нипочем: хоть ондатра, хоть белка, хоть змея по воде плыви, птица ли какая — догонит, сцапает, только на зубах хрустнешь! Да вон они! Вон они! Наелись, в затишье идут отдохнуть. Прощай, брат! Берегися…» — и подкаменщик шустро под камень стриганул, мигом закопался, мутная вода веревочкой взвилась за его хвостом, и сделалось все шито-крыто.

А мимо оробевшего Ельчика-бельчика, лениво работая землянично-алыми плавниками, проплыли две огромные, в полбревна величиной, рыбины. Были они осыпаны по туловищам серебром медалей и золотом орденов, спины их могучие были темны, лишь чем-то туго набитые животы были нежными, бабьими, и они бережно несли их, боясь ушибиться, не касались дна, скользили в воде хозяйски свободно, надменно, повелевающе. Ну, а хвосты — не соврал пищуженец — всем хвостам хвосты! Будто подкрашенный руль корабля, крылатый, закругленный на концах. Чуть шевельнулся хвост — и один таймень мигом оказался рядом с Ельчиком-бельчиком. Приостановился таймень, глянул на новожителя круглым, свинцом налитым взглядом, и сказал сотоварищу по речной команде: «Мал еще. Пусть подрастет. И тогда… Хо-хо! В службу пойдет, аль скушан будет». — Генерал-таймень подмигнул Ельчику-бельчику и, чтоб припугнуть его, не иначе, хлестанул хвостом так, что Ельчика-бельчика вышибло наверх и он, кружась листочком в воздухе, летел, летел, пока обратно в воду не упал.

Генерал-таймень пошутил, конечно, да Ельчику-то-бельчику не до шуток. Никак не мог он перевернуться на живот, упереться в воду и уйти вглубь. Так и плыл на боку, беспомощный, беленький, а над рекой кружился коршун-скрипун, высматривал добычу — больную или мертвую рыбу, птенца, отбившегося от табуна или выпавшего из гнезда, мышку, обшаривающую речную траву в поисках корма. Коршун-скрипун увидел Ельчика-бельчика, спикировал вниз, притормозил над водою и схватил его когтями.

«Все! Конец! — подумал Ельчик-бельчик, — доигрался, добаловался! Мама! Папа!» — закричал он. Но мама-ельчиха и отец-елец были далеко, караулили детей своих, кормились вместе с ними, и не слышали они Ельчика-бельчика.

На этот раз спас Ельчика-бельчика случай. Коршун-скрипун увидел, что над водой бьются, черным ворохом клубятся вороны и никак не могут схватить большую, едва шевелящуюся рыбину. «Ха! Растяпы! Орать только, базарить!» — презрительно проскрипел коршун и, разжав когти, ринулся за большой рыбиной, подцепил ее острыми когтями и, крича воронам: «Фигу вам! Фигу вам!» — унес добычу в лес, голодным, зевастым коршунятам, дожидавшимся папу в высоком гнезде.

Ельчик-бельчик, задохнувшийся, раненный острыми когтями коршуна-скрипуна, долго падал с неба, и когда шлепнулся в воду, ни хвостом, ни плавником пошевелить не мог. Вода кружила и несла его куда-то. Он хотя и не шевелился и едва дышал, но радовался врачующей его воде, родной реке, радовался, что остался жив, и давал себе слово: никогда больше не отбиваться от родной стайки, всегда слушаться маму-ельчиху и папу-ельца, и вообще жить смирно, служить примером родному коллективу.

Обессиленного и раненного, Ельчика-бельчика принесло в тихую протоку, затянуло под круглый лист кувшинки. Ельчик-бельчик возился под листом кувшинки, пробуя со спины опрокинуться на брюшко и плавать, как полагается всем здешним рыбам.

Любопытная трясогузка села на качающийся лист, заглянула в воду и застрекотала: «Рыбка! Рыбка! Раненый ельчик. Где его папа? Где его мама? Надо помогать ельчику! Надо помогать…» — «Как ему теперь поможешь?» — сказал задумчивый зимородок, сидевший на самом кончике ивового прутика. Зеленый, всегда нарядный, на елочную игрушку похожий, он нагнул прутик до самой воды, смотрел в нее, охотился на букашек и малявок, добывал пропитание детям. Ему было не до Ельчика-бельчика. Долговязый куличок-перевозчик, бегая по берегу, тонко причитал: «Тити-вити, тити-вити!» — что значило: «Помогите! Помогите!» Чайка-почекутиха, пролетая над протокой, покосилась и сказала: «Вот и помогите, раз вы такие добрые. Не то я его сьем и тут же задом выплюну — чтоб не вольничал».

Никто не мог и не хотел помочь Ельчику-бельчику. Спасайся сам, выздоравливай сам, раз не слушался маму с папой.

Вечером на протоке открылась охота. Веселые беспощадные окуни бандой окружали и гоняли обезумевших малявок. Где-то в траве, меж коряжин, раз-другой плеснулась и кого-то поймала подкоряжница-щука. Проплывая веселой, жадной компанией мимо Ельчика-бельчика, хваткие, насытившиеся окуни притормозили, в философские рассуждения пустились: «Доходит парняга! А все отчего? Веселой жизни захотел!» И как таймени-разбойники во всю пасть — хо-хо-хо да ха-ха-ха! Подрастай, говорят, мы тебе объясним, что такое се-ля-ви… «Хо-хо-хо!.. Да он еще по-французски не волокет, робя! Научим! Объясним глыбокий смысл жизни»…

* * *

Уж солнце на закат ушло, уж все успокаивалось на протоке, когда из травы молча, незаметно выплыло, и не выплыло, а возникло что-то такое похожее на сучковатую корягу. У коряги было плоское рыло, широченный рот, носище с загибом, сапогом, тупым покатым лбом, змеиные, в упор пронзающие глаза и пестрое хвостатое тело. «Щука это, подкоряжница!» — догадался Ельчик-бельчик и понял, что теперь уж ему совсем конец пришел.

Но подкоряжница была сыта, сон ее уже одолевал, дремота брала и, зевнув пастью, до горла усаженной шильями зубов, она протяжно, лениво и складно молвила: «Фи, мы, малявка, сыты! Мне и рот-то открывать ради такого октябренка не хотца», — и пошла было в траву, под коряги, на покой, да вспомнила, кто она такая, надо ж страху нагнать на всех обитателей протоки, чтоб не дремали попусту, чтоб дрожьмя дрожали до утра, и в такой узел воду завязала, так вдарила хвостом, что все рыбины и их детишки сыпанули в разные стороны, кто над водой, кто в воде, кто и на берег в панике выметнулся. Птицы с испугу взнялись, вороны заорали, чайка-почекутиха, пролетающая над протокой, вскрикнула: «А, чтоб ей пусто было, этой подкоряжнице!» Сделав круг над тем местом, где унялась и заснула под корягой нажравшаяся хищница, и увидев, что никакой поживы от нее не осталось, чайка-почекутиха всех пернатых обитателей берега успокоила: «Спите с миром, братья! Подкоряжница дрыхнет, таймени отдыхают», — и, опустившись на плоский камень, сама осела на подогнувшиеся лапы, замерла в чуткой дреме. И снился ей рассветный час на земле, пробуждение неба за лесом, река, усыпанная рыбой, и двое неуклюжих, на капусту похожих чаят, уснувших под кустами, на другом берегу и готовых заорать па утренней зорьке, потребовать пропитания. «Обжоры мои ненаглядные!» — умилялась чайка-почекутиха, сонно распускаясь пером и телом.

Ельчика-бельчика ударом щучьего хвоста выбило из-под листа кувшинки и легкой волной вынесло на речную струю. Здесь, в прохладной, свежей воде, ему сделалось полегче, он опрокинул себя со спины на брюшко, увидел большой рыжий камень и решил проситься на квартиру у труженика-подкаменщика.

«Можно к вам?» — спросил Ельчик-бельчик. «Кого это черти несут на ночь глядя? — послышалось из-под камня. — А, это ты? Ну, давай, устраивайся за камнем. Утром твою семью искать будем, а то пропадешь!..»

* * *

Бычок-подкаменщик нашел стайку ельцов на плесе. И какое-то время Ельчик-бельчик жил совместно с братьями и сестрами, норовил плавать ближе к маме-ельчихе и папе-ельцу, в середине стайки держался. Хватит, натерпелся страху и лишений. Но и здесь, в родной семье, заметил Ельчик-бельчик, жизнь была неспокойная, страху полная. Со всех сторон маленьких, беленьких и веселых рыбок-ельчиков караулили опасности. Сверху норовили их схватить и унести чайки, скопы, вороны, коршунье. В траве их поджидали водяные крысы, хищная щука-подкоряжница, шайка окуней. Но самый строгий контроль за жизнью ельцов осуществляли водяные генералы-таймени. Они их пасли.

Все лето генералы-таймени держались возле стаи ельцов, и тот из рыбьего племени, кто был слаб или болен, изнемогал от давящего гнета, или в поисках корма отбивался от семьи, становился их законной добычей. Всякий недисциплинированный, порядок нарушающий или желающий порезвиться, в сторону сигающий член семьи так же безвозвратно и навсегда исчезал во чреве пастухов. Генералы-таймени даже и труда особого не употребляли, чтоб догонять отщепенца, глушить хвостом негодника. Они просто открывали ненасытную пасть, делали вдох — и рыбка сама, сложив крылышки, покорно укатывалась в огненно-пылающий кратер тайменьего рта, исчезала в бездонной и ненасытной утробе. И нельзя было держать пастухов впроголодь, томить ожиданием — озверелые, они врывались в стаю, глушили и сжирали тогда правого и виноватого, больного и здорового.

Ельчику-бельчику казалось, что мать-ельчиха с отцом-ельцом имеют тайный и давний союз с конвойной силой, они как бы нечаянно, невзначай, ненароком приносили в жертву некоторых детей своих, но чаще собратьев по речному племени. Без видимой причины папа-елец с мамой-ельчихой опрометью бросались вперед, начинали метаться по плесу, и задремавшие, слабые сердцем ельчишки с испугу стригали в сторону, в пену, в темень и оттуда уже не возвращались. Иногда мама-ельчиха и папа-елец приводили стайку на теплое мелководье, на кормную травочку, начинали прыгать, резвиться, ловить комаров, поденков, пугать стрекоз, уснувших на вершинах трав, высунувшихся из воды.

Обрадовавшись стайке, доверившись рыбьему коллективу, со всех сторон на шум и плеск спешили из укрытий малые рыбьи дети: сорожки, пескарики, гальяны, язьки и голавлики, даже тиховодные карасики и подлещики из протоки выплывали и тоже шлепались лепешками в воду, круглые пузырьки от удовольствия пускали. «Хорошо-то как! Весело всем вместе!..»

Тем временем мама-ельчиха и папа-елец все сваливались, сваливались к плесу, уводили за собой в глубину семью, обнажая отмель, кипящую от резвой рыбьей мелочи, как бы снимая с нее белое, искрящееся покрывальце. На отмели неожиданно возникали генералы-таймени. Они так страшно носились по мелкой воде, что их острые плавники торчали наружу, огненными резаками пластали воду, как сталь, лопаты хвостов ахали пушками. Вода мутилась. Волны схлестывались меж собой, все кругом кипело, брызги металлическими осколками летали словно от взрывов мин и снарядов. Рыбок било, подбрасывало, катило на отмели, засаживало в коряжник. Будто сенокос начался на реке и в протоке, только вместо скошенной травки пластами плавали оглушенные рыбы и всякая разная водяная тварь.

Генералы-таймени и вели себя словно коровы на сенокосе. Они лениво плавали по отмели, сгоняли рылом и хвостом в кучи оцепеневших рыбок и горстями пожирали их. А вокруг по-шакальи действовали, шустрили невесть откуда набежавшие помощнички-стервятнички — окуни, ерши, ленки, голавли, даже язи приворовывали на стороне, и два облака: белое — из чаек, черное — из ворон, кипели, катались над плесом, пьяно кричали, горланили, торжествовали, пируя и пользуясь дармовщинкой. Даже лохматые, на капусту похожие чаята всплыли на воде и бестолково вертели головами, гакая и еще не понимая, из-за чего поднялся содом па реке. Однако рыбешку-другую ухватывали клювом и тоже возбуждались от дармового корма.

Щука-подкоряжница на что уж шакалка и захватчица, не пустившая из травы покусочничать своих шустрых щурят, сокрушенно трясла головой, на конце которой, в твердой губе болталась блесна, ввечеру оторванная ею со спиннинга наезжего рыбака. «Что деется! Что деется! Форменное изменшиство… Халтурой это при моей пробабке называлось — поминальной едой, где всякому дармоеду раздолье».

«А нынче халтура! — поддакнул вьюн, высунув узкую головку из мягкого, теплого ила. — Надо кон-фэрэньцию по разоружению собирать, иначе все погибнем!..»

«Кон-фэ-рэн-цию, — передразнила вьюнка боевая подкоряжница. — Это значит: я вынай зубы! Таймени, судаки и жерехи свои стальные челюсти в утиль, на протезы сдавай, так? Окуни и ерши, всякие протчие добытчики колючки состригай, мри полноценный кадр с голоду, так? Хто же в реке жить останется? Ты? Пескарье? Ельцы! Гальян! Сорожняк! Карась-шептун! Лещи косопузыя! И разная сорная рыба. Хто ж вас, блевотников, гонять-то будет? Аэробикой крепить ваш мускул? Сообразиловку вашу развивать? Охранять, наконец, границы священного водоема нашего? Упреждать и спасать от нашествия нашего вечного ворога — рыбака? И как, наконец, быть с хватательным инстинктом, ему ж тыщи лет. Пропагандом хотите прожить? Боевым и божецким словом сознательность у рыбака-ворога пробудить? Так? У-ух, пацыхвисты гребаныя! Недое-ден-ныя!»

Не дослушав речь в исступление впавшей щуки-воительницы, вьюн сконфузился и в мягкий ил шильцем всунулся. Подкоряжница же, разгорячившись, хлобыстнулась всем телом об ряску, оглушила в ней двух лягушек, кулика с кочки сшибла и в водяных зарослях скрылась.

Ельчик-бельчик, заслышав шум и громкую речь речного начальника, решил полюбопытствовать, что там в протоке происходит? Может, уму-разуму поучится у великих руководителей водоема? Поплыл через отмель на протоку Ельчик-бельчик. А там генералы-таймени закусывают, облизываются: «Ну что ты сделаешь! — хлопнул один из них себя по дородному пузу плавником. — Опять этот оглоед! Ты чего тут делаешь? Подглядываешь! Фискалишь! Ты зачем нам кушать мешаешь?» — генерал-таймень торпедой метнулся за малой рыбкой, ухватил ее за хвост и, ловко, натренированно перебирая скобами повелевающего рта, начал разворачивать Ельчика-бельчика головой на ход — так белую вареную галушку отправлял когда-то обжора, хмельной кум Грицько в свое бездонное брюхо.

Но в это время на берег реки спустилась деревенская старуха — мыть и полоскать длинные полосатые половики и одним половиком так хлестанула по воде, что таймени приняли это за грохот взрывчатки, которой тут, в подпорожье не раз баловались сплавщики и разный бродячий народ, да и драпанули в глубь вод, потому что храбры они были лишь в воде, среди рыб, которые все подряд были меньше их ростом и слабее силой.

Ельчик-бельчик, лишившийся половины изящного хрупкого хвостика, помятый пастью тайменя, едва правясь на боку, приплыл к родной стайке.

— И что с тобой беспутным делать? — задумались мама-ельчиха и отец-елец. — Оставить здесь, так эти благодетели сегодня же подберут тебя и проглотят. А знаешь что, сын наш? Там вон в протоку впадает ручей, он начинается со светлого, холодного, прозрачного ключа. Ты — рыбка светловодная, нащупай струйку, ножом просекшую стоячую воду протоки, поднимись до самого ключика, постой там, подумай о своем поведении, подлечись во здравнице. Водяной бог даст и поправисси. Да смотри! — крикнули родители вслед почти на боку ковыляющему по воде Ельчику-бельчику, — не забывай, что ты маленькая беззащитная рыбка, подкоряжницы берегись, окуней стерегись, крысиные засидки стороной оплывай…

* * *

Ельчик-бельчик по холодной свежайшей струйке воды дошел до устья ручья и много дней правился вверх по течению, питаясь в пути наплывающей мошкарой, водяными козявками, потом настолько окреп, что и паута поймал, а слепней, мух и тлю разную, падающую в воду, брал запросто.

Один раз он увидел хлопающую крыльями по воде бабочку, его взял азарт, и он ухватил бабочку за крыло, пытался утянуть ее в воду. Но бабочка так хотела жить, так отчаянно билась, что оторвала клочок крыла, прибилась к берегу, выползла на него, обсохла и, неуклюже вихляя раненым крылом, улетела. «Так же вот и мне оторвали полхвоста. Одно верхнее перышко осталось. Что же это за жизнь такая? В чем ее смысл? Или везде такое се-ля-ви, как глаголят окуни».

Но Ельчик-бельчик был еще юн, дела его шли на поправку, долго думать о смысле жизни он не мог, не умел, да ему и не хотелось этого. Слишком много было кругом завлекательного, интересного. В первую голову его интересовали птицы. Каких только не было в гуще ручья птиц! Как только они ловко ни прятались и как только они ни пели! И всякая птица пела с удовольствием, всякой своя песня нравилась. Иногда они роняли с кустов белые, жидкие капли, и Ельчик-бельчик, думая, что это червячок или гусеница, бросался на них, хватал ртом и потом долго отплевывался. «Фу, какая бяка! И как не совестно мазать ручей?»

Светлый ручей ему очень нравился. Он был говорлив, дружески ласков, весь в зарослях смородины, черемушника, ивы. По берегам его росли яркие, на угли похожие цветы — жарки, гордо и празднично светились марьины коренья — дикие пионы, и всюду голубенькие платочки незабудок, веселый ситец беленьких росянок, синие пятна колокольчиков.

И в воде было много занимательного, интересного и привлекательного.

Под перекатами, на быстрине и в шиверах кормились харюзки, мгновенно исчезающие при любой опасности. И ручей-то узенький, и деваться в нем вроде бы некуда, а вот поди ж ты — научились хитрые рыбки и здесь спасать себя. «Сложна жизнь! Ох, сложна! И напряженна», — думал Ельчик-бельчик, поднимаясь все выше и выше по течению и дивясь разнообразностям природы.

Наконец он достиг истока ручья и подивился его красоте. Ручей возникал из-под скалы. Как бы выдавленная камнем вода выступала сразу же по всему его подножью, лениво тут шевелилась, ходила кругами, образуя ненаглядное озерцо с песчаным дном и промытым до блеска камешником. По округе озерца уже образовалась растительность: дивные кругом цветы, зонтичные травы, кустарник кучерявился, вербы, склоняясь, гляделись в воду, и две из них до того загляделись, что и упали в озеро, разломившись в корне с братним стволом, но и в воде осилившись, приподнявши вершинку, они росли космато, сорили семенем.

Озерцо кишело мелкотой рыбьей. Ельчик-бельчик вспомнил, что у людей-ловцов это называется детский сад. И решил, что ему, маленькой, чистой рыбке, к тому же израненной и варварски искалеченной тайменями, — самое здесь место, никто его за вторжение в здравницу не осудит и дезертиром из ельцовых рядов не посчитает.

Ельчик-бельчик стал плавать в озерке и наслаждаться жизнью. На ночь он сплывал по ручейку в тень, под размытый бережок, прятался в черных корешках черемух, где и обнаружил укрывшихся хариузов, пескарей и даже старого знакомца — подкаменщика узрел, который, впрочем, не узнал Ельчика-бельчика и на радостное приветствие его не ответил. Когда же Ельчик-бельчик напомнил ему о встрече и обо всех происшествиях, какие с ним вышли, пищуженец только буркнул: «Это был мой папа», — и тут же скрылся под камнем, не желая болтать попусту.

* * *

Минуло сколько-то дней и ночей. Ельчик-бельчик считать не умел и потому не знал никаких сроков. Жизнь шла хорошая. Ельчик-бельчик совсем поправился, сделался резвым, и хотя без нижнего крылышка хвоста прыгать и ловить мошек было трудно, жизнь заставила его много тренироваться, чтоб быть ловким, легким и добывать себе пищу. Но чем он здоровей и ретивей становился, тем чаще к нему подступало неведомое чувство. Он видел во сне и наяву родную просторную реку, а не тенистый затаенный ручеек, начинающий путь в красивом, но чужом озерке. Он вспоминал стайку ельчиков — своих братьев и сестер, папу-ельца вспоминал, маму-ельчиху. И ему хотелось броситься вниз по ручью, пройти протокою, очутиться в родной, пусть и опасной реке, соединиться с родной семьей.

«Еще маленько покормлюсь, полечусь в целительных этих водах и подамся я из санатория домой — хорошо здесь, а все ж чужбина», — решил Ельчик-бельчик.

Но тут появилась она — прекрасная, скромная, серебром чешуек украшенная, по серебру пояском подпоясанная, Белоглазка. Она одиноко стояла под скалой, чуть в сторонке от резвящейся рыбьей ребятни, с наслаждением дышала целебной водой, как бы и не замечая совершенно Ельчика-бельчика.

Он неуверенно приблизился к Белоглазке, кивком всего тела в почтительном поклоне поприветствовал ее, и она ему ответила снисходительным кивком изящного хвоста, чуть повела крылышками цвета промытого камешка, хвост у нее походил на еще не раскрывшийся с ночи подснежник-прострел.

«Что я, инвалид и калека, могу значить по сравнению с такой красавицей? — загоревал Ельчик-бельчик. — Как и всякая красавица, она к тому же недотрога и если в реку выйдет, все ельцы за нею ухаживать сплывутся, может, какой кавалер покорит ее капризное сердце, а мне уж водяной бог, видно, счастья не сулил…»

Без дальнего намека, просто так, за компанию Ельчик-бельчик предложил Белоглазке свои услуги: «Не может ли он быть ей полезен? Не ознакомить ли ее с местными условиями жизни? Не помочь ли чем?»

«Да-да! Вы можете быть мне полезны и помочь обязаны, как мужчина, как рыцарь…» — и тут прекрасная Белоглазка поведала горькую свою рыбью историю.

Весной, идя на икромет и ничего не видя в мутной воде, ее родная стая целиком и полностью угодила в сеть. И Белоглазка угодила. Быть бы ей посоленной в деревянной вонючей бочке, но чайки-вертухайки кормились возле рыбаков, выдергивали из сети рыбок, воровали, точнее сказать; какая-то чайка, скорее всего почекутиха, выкрала и ее, Белоглазку. Но кто-то или что-то обжору-воровку напугало, или она позвать хотела подругу, раскрыла рот и выронила смятую, почти безжизненную Белоглазку в воду. Теряющую серебряную чешую, со слепленными жабрами, с открытым ртом и смятыми крылышками, Белоглазку утащило в затопленные кусты, где она и отдышалась маленько, не была найдена хищниками и по совету благородного трудяги-подкаменщика подалась на излечение в этот исцеляющий ручей. Она достаточно поправилась, восстановила здоровье, и одно только томление и забота гнетут ее постоянно: весной она не отметала икру. Это бремя невозможно дальше носить. Она, рыбка зоркая и чуткая, давно приметила одинокого, тоже нуждающегося в утешении, ельца и подумала, что вот тот мужчина, который еще способен ценить женщину, готов на благородство, на самопожертвование, на создание прочной совместной семьи.

«Всегда готов! Всегда готов! Всегда!..» — запрыгал, заплескался Ельчик-бельчик в светлом озерке.

«Ах, как мы все устали от лозунгов! — поморщилась Белоглазка. — Так хочется конкретных дел!» — и стала толковать Ельчику-бельчику о том, что создание семьи — не шутка, что современные ветреные мужчины не понимают, точнее, не всегда понимают всю ответственность свою: плодят детей, бросают жен по рекам, а это способствует распространению такого бедствия, как сиротство. Безнадзорные дети мрут от голода и неустройства, становятся легкой добычей чайки-почекутихи, ворья-воронья или хотя бы той же щуки-подкоряжницы — она не постыдится, глазом не моргнет, любое дитя, в особенности беззащитного сироту, бесстыдно сожрет.

Но Ельчик-бельчик не слушал наставления своей благочестивой, к морализаторству, как и все современные эмансипированные женщины, склонной подруги. «Как прекрасен этот мир!» — пел он и прыгал. Белоглазка дополнила: «Мир прекрасен еще и тем, что в нем есть место братству и не перевелись в реках и озерах такие чуткие и благородные рыцари, как вы…»

От таких речей Ельчик-бельчик даже присмирел, строже сделался и молча последовал за Белоглазкой под скалу. Там, в тени нависшей скалы, на крупном песке Белоглазка, мучаясь, уронила и рассеяла по дну щепотку мелкой икры. Ельчик-бельчик, тоже мучаясь никогда еще не испытанным наслаждением, покрыл эту икру двумя ниточками белых молок. Сделавшись мужем и женой, Белоглазка и Ельчик-бельчик долго и сосредоточенно закапывали оплодотворенную икру мелкой галькой и песком.

* * *

Опустошенные, усталые, справив назначенное им природой родительское дело, едва шевеля плавниками, они сплыли по ручью в подмытый берег, спрятались в корешках, чтоб постоять здесь, отдышаться, набраться сил и продлить совместную жизнь.

Но что-то не давало покоя Белоглазке, она тревожилась, выплывая из-под берега на струю, процеживала воду алыми жабрами, пробовала ее и, наконец, отчаянно закричала: «Это он! Это он, негодяй!..» — и отважно бросилась вверх но течению, муж ее, Ельчик-бельчик, — следом.

По речке вилась и размывалась серая муть, ельчики застали под скалой бычка-подкаменщика, занимающегося нехорошим, прямо сказать лихим, разбойным делом: он лопушистыми трудовыми крыльями разгребал песок и гальку, ртищем выбирал икру Белоглазки.

«Ах ты, ворюга-пищуженец! Да как же тебе не стыдно?! Как не совестно?..» — закричали разом Белоглазка и Ельчик-бельчик, отважно бросаясь на подкаменщика. Тот забился в каменную щель и оттуда бубнил оправдания: «Не вор я, не вор. Трудяга я. Бес меня попутал, дорогие мои товарищи водяные. Мне тоже захотелось вкусненького. Не все начальству икру лопать, подкоряжнице или тем же генералам-тайменям. Им все, стало быть, можно? А я работай, работай, а харч каков?!».

— У тебя голова есть? — закричала Белоглазка.

— Ну, есть.

— Зачем она тебе?

— Я ей ем.

Возле пищуженца блудили, подкармливались ершики, растопыривая от сладости свои колючки.

— А вы-то, вы-то, шпана водяная! Уж не прозеваете! Ни стыда, ни совести у вас, у бродяг! — рассердился Ельчик-бельчик.

— Ерши, значит, не рыба! И чё мы сделали? Украли? Сторожа нет. Икра бесхозна. Никто за нее никакой ответственности не несет. Приперлись, понимаешь, в закрытый водоем санаторного типа да еще и права качают! Коли обдристали чистое дно вонючей икрой своей — караульте! Кроме того, когда полагалось икру метать? Весной! Где отметать? В реке! Не берите нас на понт, мы законы знаем и кой-чего в политике понимаем! Лямурчики развели! Пролюбовались, промиловались!.. Срока исполнения своей задачи пропустили! В план не уложились… Мы вас, полюбовников, за нарушение кодекса природы так оттешем, что всю жизнь на лекарства работать будете! Бога водяного молите, чтобы сюда подкоряжница не явилась. Она тут мигом наведет порядок! Она себя абы-хы-сыс называет!

И пищуженец осмелел, толкаться давай, выступать:

— Во! Во! Правильно вам колючие блатяги влили! Правильно! Не лезь в привольное место, ковды спецпропуска нету…

— A y тебя есть? А у тебя есть?

— У меня тоже нету. Но я тут отхожие помещения чищу, всякую вредную тлю, червя и клеща выедаю.

— Икоркой на верхосытку не брезгуешь?!

— Говорят вам, икра бесхозная, не ко времени и не в положенном месте выметана. Дак чё теперь судить меня за это?..

— Да ты, дебил водяной, неподсуден из-за своей умственной отсталости и древнеющей мужицкой жадности, — съязвили ерши и, не найдясь, чего им ответить, от греха, от шайки блатных подальше, залез бычок под камень, на прощание сказав паре ельчиков: — Извините. Больше не буду.

— Кончай демагогию! — растопырились еще пуще ерши. — Не виляй хвостом! Каждому по труду, от каждого по потребности! Слышал?

— Да слышал, слышал. Еще в школе на тихой протоке. Подкоряжница там учительствовала. Безграмотная, тупорылая, но имеет диплом об окончании академии общественных наук! Хилософ я, говорит, хилософ-практик. На общественных началах могу теорию сохранения жизни в протоке преподавать и за идейную чистоту рыбьих рядов бороться. Тогда ты, елец, не только икры, остатков хвоста лишишься.

* * *

Белоглазка и Ельчик-бельчик решили не покидать свое маленькое нерестилище и поочередно дежурили возле него. Вот-вот должны были появиться дети из той икры, которую не успели сожрать пищуженец, куда-то скрывшийся от позора, и блатняги-ерши.

Однажды на светлом озере поднялось волнение, шум, гам, заметались бедные мульки, не зная, куда деваться. Птицы запищали жалобно, и ельчики поняли: уставшая от ленивой, сытой жизни в стоячей воде па протоке, по холодненькому ручью, в свежую водицу пожаловала подкоряжница. Наводя ревизию, приела она по пути потерявших бдительность харюзков, птенцов, какие из гнезда выпали, подобрала, лягуху долго во рту, как цветочек зелененький, таскала, петь пыталась: «Раз попалась, пташка, стой, не вертухайся!», мышонка — для острастки, не иначе, пришибла и даже есть его не стала.

Рыбки тучей залезли под скалу, дрожьмя дрожат, жмутся друг к дружке. Подкоряжница всплыла на самый верх, перья распустила, пасть ощерила — разом две целебные ванны принимает — водяную и солнечную. Пасть у нее сплошь в ценном металле — серебре, золоте, меди, свинце, даже в вольфраме. Зимой рыбаки просверлят лунки и удят на протоке окуньков, сорожек, ершиков. Подкоряжница в засидке находится, караулит жертву, и как только рыбак поволокет на мормышке иль на блесне рыбешку вверх, она шасть из-под коряги, цап рыбешку вместе с мормышкой — и ваша не пляшет! Хохочет подкоряжница, издевается над рыбаками, зубастую пасть, изукрашенную металлом, из лунки показывает.

Рыбаки лаются от неистовства, норовят подкоряжницу пешней оглушить, по льду галошами топают, одного контуженного на войне рыбака припадок хватил. Едва откачали.

И здесь, на родниковом светлом озере, подкоряжница блаженствовала вроде бы, но одновременно и воспитывала рыбье поголовье, к справедливому порядку население приучала.

— Хто в спецводоем без путевки, без направления, из оттудова, — показывала она рылом вверх, — дикарем аль по несознательной дурости и политицкой отсталости затерся, тот дело будет иметь с органами абы-хы-сыс! — подкоряжница, регоча, хлопала себя плавником по резиново надутому брюху.

Рыбака увидит подкоряжница, дразниться начинает:

— Имай! Имай! Может, чего поймаешь! — и тут же прыгать да хриплым с похмелья голосом петь любимую песню примется: — Мы поймали два тайменя, один с хер, другой помене!..

— Водяной ты! — крестились хвостами спрятавшиеся под скалой бедные рыбки. — Никакого в ней страху. Разве можно господина-рыбака так гневить? Он же ж рассердится и нас переглушит всех, в сумке унесет, сварит и съест…

Подкоряжница особенно люто ненавидела почему-то рыбаков в шляпах, в темных очках, в иностранной снаряде, с японскими спиннингами, шведскими катушками и советскими блеснами.

— Хо-хо-хо! Интернационалист явился! Унутренний эмигрант. Рыбки ему социалистической захотелось, революционному населению принадлежащей. А этого не хочешь? — хлопала себя плавником по узкому отверстию, расположенному в конце брюха, почти в районе хвоста.

— Я тебя, скабрезницу, счас выволоку! Счас-счас! Я мокрель в Карибовском море ловил. Акулу в Персидовском заливе! Рыбу-пилу у берегов Африки! И чтоб с такой выжигой из гнилой протоки не совладать?!

— Макрель он ловил! Акулу капитализма! Ты вот акулу, выросшую в водах социализма, излови! Здесь вон нефть кругами ходит, лесом дно реки устелено, машинные колеса, банки, всякое военное железо на дне валяется, гондоны, утопшие пьяные трудящиеся плавают и совсем не морально, а натурально разлагаются. Браконьер сетки мечет, бреднем гребет, острогой целится, порошком травит, динамитом глушит! А мы живе-ом! Друг дружку жуем, повышая тем самым бдительность в водоеме, отбор происходит естественный — остаются самые выносливые, смекалистые, пронырливые. Плевать они хотели на рыбаков-краснобаев и на защитников природы. Мужество, нравственность! Способность к самопожертвованию во имя будущего идеала. Мы во вновь открытые, развивающиеся водоемы икру на размножение отправляем. Бер-ри! Плодись! Множь рыбье поголовье, мы добрыя!

И кабы подкоряжница выступала как люди, стоя на трибуне и не брыкаясь, нет, она все время носится, вертится, вроде бы схватить блесну норовит, но все это она делает коварно, с умыслом: то под затонувшую корягу занырнет, в щелястом камне прошмыгнет, то почти на вербу выметнется, и блесну за блесной садит рыбак, пластает лески, уродует спиннинг. Когда впавший в горячку рыбак обнаружит: все блесны потрачены, крючки обломаны, лески изорваны, удрученно глянет он на светлые воды и который заплачет, а который, матерясь, отправится домой.

Подкоряжница уж никогда не удержится, заулюлюкает вслед, запоет любимую песню: «Мы поймали два тайменя…», наставления выдаст:

— Рожа твоя безыдейная! Ты мырни, мырни в озеро-то! Там горы металлу! Блесны и крючья всех стран и континентов украшают наш спецводоем! А в протоку? А в реку? Соображай, милай!

* * *

Но дооралась и подкоряжница! Допрыгалась! На озерце появился старичок в кирзовых сапогах, в добела изношенном железнодорожном кителе и картузе, и тоже целится рыбки на ушицу изловить. Огляделся старичок, высморкался и ловко этак подметнул и на самодельную мушку выхватил одного глупого харюзка, другого. Подкоряжница выплыла из-под вербы, смотрела, смотрела на эту работу и, не выдержав искушения, бросилась за харюзком, волочимым дедом, оторвала его, вместе с мушкой заглотила.

— Ах ты, клятая-переклятая! Рыло твое ненасытное! — заругался дед. — Вот я тебя изловлю, тогда узнаешь, как ширмачить.

И с этими словами дед достает из мешка складной самодельный спиннинг с самодельными блеснами.

— Хо-хо! — схватилась за живот подкоряжница. — Налимов тебе ловить туполобых этакой снастью! А я ловушки всех стран и континентов прошла, в карасине выжила, водяным академиком сделалась, сама имаю кого хочу, меня ж никто поймать не сможет!

— Ничё, ничё! — успокаивал ее старичок. — Попытка не пытка, как говорил один известный товарищ. Не изловлю, так натренируюсь. — И давай дед тренироваться, блесну забрасывать.

Подкоряжница бесится, бегает, прыгает, вьется. Выдохся старичок, замертво на траву упал, глаза закрыл, больше не могу, говорит, сил нету, уработался.

— То-то! — нравоучительно молвила подкоряжница и увидела, что возле вербы, упавшей в воду, раненая рыбка бьется. — Ну, отдыхай, стахановец, сил набирайся, а я покудова подзакушу, шибко промялась. — И с ходу, с лету цап раненую рыбку, да и в укрытие с нею, под вербу. Пока уходила в тень, поудобней устраивалась, рыбку проглотила и почувствовала, что вроде бы горло, пусть и луженое, чем-то царапнуло, да и в животе, в кишках какой-то непорядок, посторонний предмет как бы беспокоит. Осмотрелась подкоряжница, видит, изо рта ее проволока свисает и дальше — леска миллиметровая.

— Живец! — ахнула подкоряжница. — На живца попалась!.. Когда и наживил, ловкач старый? Ах, мать-перемать! — задергалась, забушевала подкоряжница.

Дед к вербе торопится, колесит на кривых ногах и назидает:

— Тиха, милашка, тиха! Ковды попалась, дак дурака не валяй! — и махом на берег подкоряжницу выхватил.

— Это не по правилам! — заорала, запрыгала в траве подкоряжница. — Паровозник! Браконьер! Враг природы!

— А ты дак друх?!

— Конечно, друг. Я водоем очищала от больных и дебильных рыб, мускул имя укрепляла, умственность развивала, в страхе их держала, от вашего брата — варваров-рыбаков остерегала…

— Ты вот чё, — снисходительно обратился дедок-рыбак к подкоряжнице, вытирая чистой тряпицей руки. — Ежели не угомонишься, орать будешь и рыпаться, получишь успокоительный наркоз, — и вынул из мешка топор с крепким стальным обухом.

— Ох, только не наркоз! — взревела подкоряжница. — Прощайте, товарищи рыбы! Закончен мой боевой путь. Завершена достойная героическая жизнь! В протоке остались мои дорогие щурята, они вам еще покажуг! Будьте бдительны! — и с этими словами подкоряжница уснула навсегда, открыв широко свою богатую пасть, украшенную мормышками, блеснами, похожими на вставные золотые зубы, какие и положено иметь руководящей личности.

* * *

Ельчику-бельчику сделалось грустно. «Вот она, наша жизнь рыбья!» — вздохнул он и вспомнил, как подкоряжница митинговала, когда обманула рыбака в темных очках и в шляпе. И рыбы хором славили подкоряжницу, пели ей гимны:

— Мы восхищены вашим бесстрашием в борьбе с вечными и заклятыми нашими врагами — рыболовами.

Подкоряжница распустила хвост и плавники, с удовольствием слушала похвалы в свой адрес, но фыркала тоже, водой бурлила:

— Либералишки сопливые! Они, видите ли, восхищены. А что вы сделали для защиты отечества нашего рыбного? Союза нерушимого? Червяков только жрать! Хвостом вертеть! А я борись!.. — Подкоряжница вдруг рассердилась да как начала гонять по озеру рыбий хор. Под психическую атаку незаметно сотню малявок съела, харюза под камень загнала, у Ельчика-бельчика чуть навовсе хвост не оттяпала.

И все же жалко подкоряжницу. Сварливая, прожорливая, неуважительная, а все хозяйка.

Ушел старый рыбак с родникового озерца и унес в мешке подкоряжницу. Унялось волнение. Рыбки малые выплыли из укрытий, начали кормиться. Пестренькие харюзки, как всегда, резвились и играли, делая свечки над водой, не забывая, впрочем, подобрать с воды трепещущего подёнка или другого мотылька какого, мошку, комарика. Раненый хариуз маялся под скалой, выплыть пробовал. Ласточки-береговушки стригли крыльями небо. Мир и покой царили вокруг.

Ельчик-бельчик и Белоглазка неотлучно стерегли свое маленькое нерестилище, и, покрутившись возле него, как всегда, пьяные от свежей воды, матерно выругавшись, убежали чумазые ерши по речке в протоку, где меж топляков, в мутной, засоренной воде им легче было чего-нибудь спереть да и подраться с мирными гражданами здешних вод, похулиганить полное раздолье.

Вот и вынырнула со дна горсточка мушек-мулявок. Много икры съели пищуженец и ерши, часть пропала неоплодотворенной и по неопытности некачественно прикопанной, однако молодые родители посчитали и это удачей. Опыт жизни, как и сама жизнь, не так просты, и первая попытка создания семьи могла вовсе кончиться крахом, ныне это сплошь да рядом, да и метали они икру все же не в положенный срок, не на положенном месте.

Дождавшись, когда малявочки прозрели и начали кормиться самостоятельно, Ельчик-бельчик и Белоглазка покинули их в хорошем сохранном месте, надеясь, что здесь, в санаторных условиях, хоть сколько-то из них перезимуют и сохранятся.

Родители спустились в реку. Ельчик-бельчик и Белоглазка были совершенно уже здоровые, способные любить, спасаться и добывать еду.

* * *

Наступила осень.

Обнажился лес. Листья сносило ветром в реку, былинки сухих трав падали на воду, и кружило, кружило, несло их куда-то. Все, что жило, плодилось, цвело летом, обрело крылья, голос, умолкало теперь, осыпалось семенем, отмирало до корешков и успокаивалось в корешке. Птицы объединились в большие стаи, чтоб покинуть родные края. Рыбы тоже сбивались в стаи, чтобы совместно отжировать на обильном осеннем корму и уйти в ямы на продолжительную зимовку.

Сборище ельчиков, похожее на серую, в середке даже темную, грозовую тучу, сосредоточилось на протоке. Здесь еще сохранились опечки и обмыски, не занесенные топляком, грязью и не заросшие водяной дурниной. Почти не двигаясь, стояли, прижавшись чуткими брюшками ко дну, устеленному мелкой галькой и песком, белые серебристые рыбки. Что их гнало сюда? В это место? Зачем? Почему? Что объединяло их? Древние законы? Привычки? Тяга к братству? Все это отгадано людьми лишь частично — маленькие рыбки — ельчики, как и многие рыбы, брали на зиму немножко балласта. Они подбирали со дна мелконькие, с дробинки величиной, камешки или крупные песчинки, заглатывали их. Нагрузившись балластом, они еще несколько дней стояли на чистых отмелях, и какое-то грустное, недвижное, может быть, и торжественное чувство владело ими. Может быть, перед тем как впасть в полуспячку, сделаться совсем беззащитными, утратившими даже инстинкт самосохранения и страха, они молились рыбьими словами своему рыбьему богу и просили его о том, чтоб он сохранил их души и тело, продлил их жизни…

Над ними настывал и застекливал реку осенний прозрачный лед. На лед ложилась белая изморозь, трещины ходили по нему, стекло льда со звоном лопалось, содрогалась вода, содрогались обитатели реки от режущего, душу пронзающего звука. Ельчики, колыхнувшись луговою, иньем прихваченной травкой, нарушали строй, готовы были броситься врассыпную, но, увидев, что родители их, мамы и папы, стоящие впереди на почтительном отдалении, никуда бежать не устремлены, тоже успокаивались, плотнее прижимались друг к другу.

Из деревни могли спуститься рыбаки, пробить пешнями и топорами тонкий лед у входа в протоку и на выходе ее в реку, да и перегородить впереди и сзади рыбной стае протоку мелкоячеистыми сетями, которые и называются ельцовками. Поставив сети, насторожив гибельные ловушки, люди станут бегать по льду, хряпать по нему колотушками, топорами, сапогами, и очнувшиеся рыбки в панике засуетятся в воде, устремятся в реку из тесной протоки, засадят сети телами своими почти в каждой ячейке.

Но не было бы счастья, да несчастье помогло — в деревне не осталось мужиков-добытчиков, сгнили сети на чердаках, да и сама деревня погибла, едва дышала несколькими трубами.

Эта опасность миновала. Но сколько же крутом других напастей. Вверх по реке стоят маргариновый, дрожжевой и каустиковый заводы, льнокомбинат там стоит, на окраине райгородишка межраймашремонт находится, несколько свино— и скотокомплексов, какая-то пропарка, какие-то трубопроводы и просто трубы, пускающие грязь, пар и горячую воду, школы, дома, санатории — все-все они испражняются в реку всяческой дрянью, неиссякаемой нечистью.

Ах, если бы знал человек, как он грязен, вонюч, необиходен, так, может, и постыдился бы себя, исправился бы, стал вести себя поопрятней и милосердней. Да где там?! До милосердия ли ему? Веселится, пляшет и поет человек, дожирая остатки безумного пиршества на земном столе, любуясь на себя уже не в зеркале, а в лужи грязные глядя. Скоро ему не только наслаждаться нечем будет, но и напиться на земле воды не найдется, в небо за нею полетит на жутко грохочущих кораблях. Сдохли раки в родной реке, совсем почти не осталось светолюбивых гальянчиков, пескарей, харюзки и леночки в ручье спасаются. Но зимою ручей промерзает до дна, его наледью толсто покрывает — задохнешься, поневоле надо отстаиваться в гнилой и душной воде.

Меньше и меньше ельцов в реке. Теряют резвость таймени. И только подкоряжница со щурятами, окуни, сорожняк да ерши попривыкли к новой обстановке. Пахнет у них дурно изо рта, керосином из икры воняет, и сами они помойкой отдают, уже и варить их рыбаки не решаются, но ловят «просто так» — для ублажения души, в утеху сердцу, наслаждаясь самим «процессом» рыбалки и отдыхом «на воде».

В мир приходит заосенье. Тишина и умиротворенность на опустелых полях. Земля наряжается в белое, чистое. Прозрачно и покойно вокруг. Улетели на юг тревожные птицы. Ушли звери в темные крепи. Боровая птица в теплых ельниках и сосняках схоронилась. Медведь перестал куролесить по тайге, залег и успокоился в берлоге. Генералы-таймени тревожно подремывали в глуби, по-за каменьями. Легли на ямы крест-накрест и оцепенели до талой весенней воды кое-где сохранившиеся осетры, белуги, стерляди, большая рыба — кит скрывалась в океане, боясь китобоев с беспощадными гарпунами, акулы задумались о проблемах нынешней жизни и всеобщем разоружении, угрожающем изгнанием их из всех мирных вод. Ушли в далекие моря молодые косяки кеты, чавычи, горбуши и всякой разной прихотливой рыбы. Аж в Саргассово море, виясь и изгибаясь, спешат угри. В неизведанной и человеку еще недоступной толще южного моря плавает задом наперед рыба с двумя сердцами и без единого глаза, и кто-то еще там, в глубине есть, невиданный и неведомый, но тоже, как и всякая тварь водяная и земная, совершив годовой круг, торопится на отдых или в тепло из северной части родной планеты и пробуждается, готовится к гону, икромету, брачным песням, дракам, к любовным делам население южной ее половины.

А в яме родной реки, названной так людьми, покинув мелкую протоку, плотным сонным косяком стояли белые, тихие рыбки — ельцы. В яме было чисто, глухо, сонное марево окутало воду под толстым покровом льда. Лишь к полудню проникало сюда пятнышко, и рыбы понимали, чувствовали в немой глуби, что там, в миру, все в порядке, ничего никуда не сдвинулось, не развеялось и хоть самое малое тепло, малый проблеск жизни и света небесного обнадеживает всякую тварь сущую на будущее.

Едва выпутавшись из морозного тумана, не успев проморгаться и обогреть мир Божий, солнце тут же меркло, затягивалось серой мутью морозного дыма до следующего позднего пробуждения.

Покрытые кисельным слоем слизи, предохраняющей от полного остывания тельца в холодной воде, почти слипшись боками воедино, стояли в глуби ленивых сонных вод, жались друг к дружке, чешуйками чувствовали друг друга и ощущали себя родное всех родных существ в земном пределе добрый и веселый Ельчик-бельчик, умная и ласковая Белоглазка.

Природа-мать, смилуйся над ними.


1986

Сом и места его обитания – Рыбалке.нет

Сом является самой крупной хищной рыбой, живущей в пресных водоемах. Он может достигать в весе около 300 кг (в благоприятных условиях). Тело сома удлиненное, покрытое плотной чешуей. Имеет характерные усы на верхней и нижней челюсти. Цвет этого хищника зависит от его возраста, времени года, а также от воды, в которой он обитает. В основном спина его имеет черный окрас, брюшко желтоватый цвет с небольшими голубыми точечками, бока с зеленым оттенком. Чем моложе сом, тем ярче цвет его плавников и кожи.

Пища для сома

Сом считается типичным представителем хищных рыб. Питается он мелкой придонной рыбешкой (малек, уклейка, ельчик, ерш и др.), раками, речными пиявками, моллюсками, иногда даже водоплавающими птицами и различной падалью. Может отведать и некрупную щуку. Это жадное и прожорливое существо. Любимое его лакомство — лягушки (используют как приманку для ловли крупного сома). Интенсивный жор наблюдается после нереста, ослабевая постепенно с похолоданием воды. Сом может на расстоянии одного метра засосать с потоком воды свою добычу.

Место обитания

Водится в реках бассейнов морей таких как Азовское, Черное, Балтийское и Каспийское. Имеется также в Онежском и Ладожском озерах. Встретить сома можно преимущественно в южных реках.

В основном он живет в глубоких ямах и канавах, заваленных упавшими деревьями и заросших водорослями. Все это служит защитой и укрытием от быстрого течения. Данная рыба не терпит сильных течений. Из своего укрытия сом выходит лишь, когда охотится. Помимо глубины, для сома также крайне важна недоступность места и наличие тени потому, как не любит солнечный свет. Часто они встречаются под камнями, плотинами, навесами, в ущельях и оврагах. Излюбленным местом обитания сома являются также различные затопленные постройки. Они хорошо защищают от шума и течения.

Образ жизни

Образ жизни сома имеет некоторые особенности. Они зависят от места, в котором он живет. Обычно сом ведет малоподвижный, оседлый образ жизни, редко покидая свое укрытие. Большие сомы пассивны, неповоротливы и ленивы.

Сом любит теплую воду. Не выносит паводок и мутной воды, иногда может даже погибнуть от нее. Нерест данной рыбы приходится на май, при температуре воды не менее 15 градусов. Нерестится в неглубоких местах, где слабое течение или его вообще нет. Зимовать сом уходит на дно в глубокие ямы. Он зарывается полностью в ил, пережидать холода.

Ловля ельца зимой на реке и подготовка оснастки

Одна из самых популярных рыбок в улове зимой – это елец. Маленькое серебристое тело и вес порядка 60–150 г. Кажется, ничего выдающегося. Однако ловля ельца – крайне увлекательное занятие. Наткнувшись на стайку этой рыбы, можно за два часа натаскать пару килограмм, получив при этом незабываемое удовольствие от единения с природой.

Но успешная рыбалка возможна лишь в том случае, если вы знаете нюансы техники ловли, правильно смонтировали снасти и подобрали ту наживку, которая будет интересна ельцу. Порой бывает сложно и найти место, где кормится эта рыбка.

Не стоит думать, что ловля ельца зимой со льда не требует усилий и знаний. Как раз с последним мы с удовольствием поможем и расскажем самое важное. Старание и упорство – целиком за вами.

Особенности поведения рыбы

Елец – рыба стайная. Любит кормиться и перемещаться большими косяками. Воду любит чистую и проточную, с высоким содержанием кислорода. Поэтому на заросших травой прудах и заиленных акваториях практически не встречается. Тогда как малые и средние реки с умеренным течением – основная среда обитания. Здесь елец чувствует себя вольготно и свободно. Привлекают его прибрежные территории с песчаным и мелко каменистым грунтом.

Мигрировать по водоёму елец не любит. Старается держаться одних и тех же мест. Но заросших участков и коряжника боится, так как здесь он может легко стать кормом для хищника. Поэтому предпочитает глубокие ямы, перекаты и плёсы – там, где щука, окунь, судак проплывают реже и где ему проще заметить врага и скрыться.

Питается елец как со дна, так и в верхних слоях, подбирая различных насекомых. Иногда он может даже выпрыгнуть из воды за своей добычей. Хотя судя построению рта, ему проще поедать придонную пищу и ту, что слегка от него оторвалась.

В естественном рационе ельчиков встречается самый разный корм:

  • кузнечики, бабочки, мухи, жуки и прочие;
  • личинки насекомых;
  • зоопланктон;
  • черви и мотыль;
  • икра других рыб.

Некоторые рыбаки путают ельца с сорогой. Хотя эти рыбы имеют несколько заметных различий. Сорога покрупнее, плавники более яркие, а глаза – насыщенного оранжевого цвета. У ельца тело вытянутое, сам он редко бывает больше 200–250 г. Да и глаза у него чёрные. Поэтому присмотритесь внимательнее и точно не спутаете.

Крупный елец старается держаться по отдельности либо небольшими группами (численностью 3–5 штук).

Где искать ельца зимой

В холодное время года этот маленький представитель семейства карповых любит держаться участков с твёрдым дном. С удовольствием кормится на относительно глубоких ямах (до 2–4 м). На мелководье зимой эту рыбу тоже можно встретить. Чаще всего по перволедью или в период оттепели, когда содержание кислорода в воде повышается.

Ищут корм ельчики также на перекатах и быстринах. На большие глубины рыба обычно уходит лишь в середине зимы. В водоёмах закрытого типа перспективнее искать вблизи проталин, мест впадения ключей и родников. Здесь и вода чище, и кислородный баланс лучше.

Участки, где проходит граница стоячей воды и течения, тоже перспективны для ловли. Стайка ельцов практически всегда «дежурит» неподалёку.

Способы ловли ельца со льда и используемые снасти

Самая популярная снасть на ельца зимой – удочка с мормышкой и кивком. Некоторые рыболовы также применяют поплавочку. Но ей зачастую неудобно ловить на водоёмах с течением. Поэтому приоритетный вариант всё же снасть с кивком.

Оснастка такой удочки для зимней рыбалки на ельца потребует от вас минимальных затрат. Однако к её монтажу стоит подойти ответственно. На грубо или неправильно оснащённую снасть рыба будет клевать в разы реже.

  1. Удилище. Требования к нему простые – лёгкое и небольшой длины.
  2. Кивок. С хорошей чувствительностью. Многие рекомендуют лавсановые и неслучайно. Такие изделия вовремя сигнализируют о поклёвке и не мешают правильной «игре» приманкой. Хотите – поставьте самодельный кивок.
  3. Леска. Стандартный монофил толщиной 0,06-0,08 мм. Можно и чуть толще – 0,1-0,12 мм, если помимо ельчика может клюнуть плотва или окунь. Толще леску точно не надо. Лучше взять указанного диаметра, но от более проверенного и известного производителя.
  4. Мормышка или крючок. Размер небольшой, всё-таки у ельца маленький рот и заглотить большое изделие у него не получится. По международной системе достаточно крючка размером №12–18. По цвету рыбе больше нравятся мормышки серебристого или естественного яркого окраса. Более подробно о них расскажем ниже.

Если вы любитель поплавочной ловли и не привыкли отслеживать поклёвки по кивку, то сделайте себе соответствующую снасть. Только учтите, что леску нужно брать тонкую, чтобы её сильно не выдувало течением. Это снизит чувствительность.

Подойдёт крепкая мононить с сечением 0,08-0,1 мм и хорошими параметрами нагрузки. В качестве грузила возьмите «оливку» весом 12–15 гр. Её нужно закрепить так, чтобы получился поводок длиной примерно 20 см. На конце маленькая мормышка или миниатюрный крючок (примерно №12–18).

Поплавочная снасть на ельца хорошо проявляет себя в ветреную погоду, когда увидеть поклёвку на кивок очень сложно.

На что ловить ельца зимой

Снасть подготовили. Водоём выбрали, а пара перспективных для ловли мест есть на примете. Осталось выбрать насадки. Базовыми наживками на ельца считаются мотыль и опарыш. Рыба с удовольствием кушает их. Причём активно ловится и на «бутерброд» из двух этих личинок.

В период жора ельчик может клевать и на голую мормышку – «безмотылку». Но ехать на рыбалку без мотыля точно не стоит! Вдруг кормовая активность рыбы будет низкая. Тогда есть риск остаться без улова.

На многих реках и озёрах зимой елец также хорошо клюёт на тесто. Главное, оно должно быть не слишком жидким, но упругим. Насаживать нужно маленькие шарики. К тесту неплохо добавить аттрактанты или масла, чтобы приманка источала приятный аромат.

Рекомендуем прочитать

Как сделать тесто для зимней рыбалки своими руками
Ловля рыбы на тесто зимой приносит результаты и существует масса вариантов его изготовления. Эту растительную насадку…

 

Какие ещё наживки и приманки используют? Можно порекомендовать:

  • пенопластовый шарик;
  • личинки репейной моли;
  • кусочек сала;
  • перловка;
  • мастырка;
  • хлеб.

Как видите, есть из чего выбирать – главное, иметь достаточно мотыля и взять с собой пару насадок из перечисленных выше. Тогда у вас обязательно получится поймать зимнего ельца.

Прикорм на ельца зимой

Практически вся мирная рыба хорошо отзывается на прикормку. Ельца тоже можно приманить привадой. Главное, соблюдать несколько правил:

  1. Прикормочная смесь должна быть естественного цвета. Желательно, не сильно выделяться в воде и на дне. Иначе велик риск спугнуть рыбу. По крайней мере, яркие жёлтые или красные фракции в прикорме точно заставят ельца вести себя осторожно.
  2. Важно не перекормить. В противном случае елец быстро насытиться и потеряет интерес к наживке. Поэтому и подкормку делайте нечасто. Если после стартового закорма, клёв слабый, то закинуть ещё пару шаров можно только спустя час.
  3. Прикорм должен содержать мутящие компоненты, мелкую фракцию, чтобы создавать в месте ловли привлекательный шлейф из вкусного корма.
  4. По консистенции получившаяся прикормка должна легко скатываться в шарик. Но попав на дно, рассыпаться и «пылить».

Что касается, рецептов зимней прикормки на ельца, то их много. Сделать смесь несложно, ведь в ход идут простые ингредиенты. Например, многие рыболовы используют такой вариант:

  1. Сухари перетёртые (либо магазинные панировочные).
  2. Сухое молоко или манка.
  3. Пшённая каша.
  4. Отруби, жмых или измельчённые семечки.
  5. Немного нарубленного червя или мотыля (10–15% от общей массы прикормки).

Если нет возможности или времени готовить самостоятельно, тогда можно приобрести готовые варианты прикорма. Подойдут смеси на плотву, леща и карася.

Закидывать прикормку можно с помощью фидерной кормушки, привязанной к толстой леске. Если же рыбачите на мелководье, а течения нет, то можно не катать шарики из привады, а просто сыпать в лунку сухую смесь.

Ловля в разных условиях

В течение суток елец кормится почти постоянно. Нередко его жор усиливается утром и ближе к вечеру. Днём поймать эту рыбу также вполне реально. Но есть ли какие-либо особенности ловли ельца зимой в тех или иных условиях: по первому льду, на течении и на малых реках? Конечно. В зависимости от среды обитания рыбка ведёт себя по-разному, что требует от рыболова определённых действий и умений.

Ловля ельца по первому льду

Поймать ельца в первые недели после становления льда несложно, так как он активно кормится практически весь день. Аппетит у него в начале зимы просто отличный. Ещё и другая рыба, которая составляет ему конкуренцию за кормовую базу, активна. Это провоцирует «маленького» родственника карпа на постоянный поиск пищи.

Рыба в это время кормится на мелководье и участках с небольшой глубиной (до 3 м). На перекаты и быстрины елец в это время отходит только в случае наступления морозов.

Прикармливать лучше всего маленькими порциями и то только в самом начале. Нужно лишь приманить. Поклёвки ельца по первому льду всегда уверенные и долгие (только крупные экземпляры берут наживку осторожно). Однако будьте готовы, что эта маленькая рыбка при вываживании будет активно извиваться и оказывать серьёзное сопротивление в меру своих габаритов.

Ловля ельца зимой на малых реках

Ужение ельца на небольших водоёмах имеет свою специфику. Здесь рыбу сложнее найти. Она постоянно мигрирует, меняет места стоянки. Поэтому и рыбаку приходится активнее перемещаться.

Встретить ельца чаще всего можно в более глубоких местах русла. Перспективно ловить на крутых речных поворотах, в ямах с быстрым и обратным течением, возле речного устья.

Ещё у ельца, обитающего на малых реках, постоянно меняются вкусы. Буквально пару минут назад он ловился только на мотыля, но вот тишина. Значит, пора менять насадку и искать другой вариант. С чем связаны такие перемены, объяснить сложно.

Другой важный момент – рыба в мелких и неглубоких речках кормится предпочтительно днём. Как только начинает смеркаться, клёв ельца стихает.

Ловля на течении

Елец любит акватории с умеренным или даже сильным течением. Поэтому и рыболов зачастую вынужден удить эту рыбу на быстрине. О чём следует помнить?

  • Во-первых, прикормку приходится специально утяжелять. С помощью глины или мелких камней. Если этого не делать, то фракции будут относиться слишком далеко и не попадут в нужную точку. Хотя сильно надеяться на прикормки при ловле на течении не стоит. Приваду в любом случае будет активно смывать.
  • Во-вторых, нужно тщательно подбирать кивок под силу течения. Слишком жёсткий или, наоборот, мягкий не позволят своевременно заметить поклёвку.
  • В-третьих, используйте более тяжёлые мормышки. За счёт большего веса они будут доставать до дна и удерживать там наживку. Такая подача насадки будет более привлекательной для рыбы.

Уловистые мормышки ельца зимой

Собираясь на рыбалку на «белую» рыбу, обязательно запаситесь богатым арсеналом приманок. Елец в этом плане не исключение. Бывает, перебираешь с десяток мормышек, пока не найдёшь рабочую. Но стоит подобрать нужный вариант, как начинаешь таскать одну рыбку за другой.

Если только начинаете изучать азы зимней ловли ельца, тогда вам может быть сложно понять, какие мормышки лучше. Тем более что в магазине их будет представлено сотни разных видов, и большой вопрос, правильно ли посоветуют продавцы, что приобрести.

Приведём наш перечень уловистых мормышек для ловли ельца, которые практически всегда помогали не уйти с рыбалки с пустыми руками:

  1. Муравей. По форме представляет собой три спаянных шарика разного размера. Видимо, напоминает рыбе личинку насекомого. Цвет – серебристый, жёлтый с чёрным, красный.
  2. Чёртик. Обычной цилиндрической формы. Можно даже с несколькими крюками, если собираетесь ловить относительно крупного ельца. По цвету лучше всего серенькие, тёмные, не слишком яркие. Чтобы рыбе было проще заметить приманку в толще воды, разрешается закрепить выше цевья маленький бисер или кембрик.
  3. Дробинка. Хорошо ловится ельчик и на стандартную мормышку. Особенно медного, зелёного или лимонного окраса.
  4. Капля. Уловистая классическая мормышка. Берите серебряного или свинцового оттенка. Если на крючке будет бисерина жёлтого, красного или белого цвета, то шансов заманить ельца станет больше.
  5. Уралка. Напоминает вытянутую каплю. Несмотря на свою простоту довольно эффективная приманка. Елец обычно хватает одноцветные мормышки подобного вида, дополненные яркими стопорами и бисеринками.

На какую именно мормышку зимой соблазнится рыба, сказать сложно. В арсенале рыбака должно быть несколько вариантов. Не бойтесь экспериментировать и при отсутствии клёва меняйте мормышки, насадку и само место. Успешной вам ловли!

Новгородская детская художественная школа. Там, где раки зимуют… Водный мир.

Новгородская детская художественная школа и Новгородский музей-заповедник совместно с Новгородской региональной общественной организацией семей с незрячими и слабовидящими детьми «Умка вместе с мамой» и Новгородской областной общественной организацией «Семейный творческий центр «Музизон» Арт — проектом «Путешествие анималистов. Экологический вернисаж» открывают Год экологии на родине России в Великом Новгороде.

Арт-проект будет проходить в течение 2017 года и включает четыре сезонные выставки, посвященные миру рыб, птиц, насекомых и животных. Цель нашего проекта — через детское творчество привлечь внимание к обитающим рядом живым существам, нуждающимся в нашей заботе, любви, бережном отношении и даже помочь сформировать активную позицию, выработать смелость и решительность для их сохранения. Создавая свои произведения, наши дети расширили представление о красоте и многообразии окружающего мира, часть из них на этом пути, преодолевая трудности, становились увереннее в своих силах, в чем, конечно же, им помогали педагоги и родители. 

Первая «зимняя» выставка «Там, где раки зимуют. Водный мир» сочетает в едином экспозиционном пространстве традиционные изобразительные формы и новые пластические решения. Экспозиция выставки превращает зал Детского музейного центра в модель водного мира. Это не копия места существования речных и морских жителей, а пространство красоты и творчества, попадая в которое, зритель сам становится обитателем этой среды. 

Раствориться в водной среде, надев накидку с трафаретом рыбки, сделать селфи в картонной фотолокации «Рак и Мама-рыба против мусора», «выудить» больших, ярких рыб из плетеной рыбацкой корзины вам помогают ученики О.А. Васильева и Ю.В. Ефимовой. 
Здесь все можно трогать руками. Очаровательные рыбки-мякиши и разноцветные рыбки-твердыши станут вашими спутниками во время путешествия по выставке. Их сделали для вас юные авторы из групп К.Э. Савицкой и А.П. Городецкой.

Пять трехгранных колонн украшены фантастическими рельефами. Керамические звезды и раковины, как будто вынесла на берег морская волна, а на гранях колонн мерцают яркими красками чудесные рыбы. Вот щука, вся из пламенных узоров, а вот рыба-вселенная, рядом морской кот «пугает» острыми зубками. Стайка «райских» рыбок плывет куда-то по своим делам. Хочется их погладить, прикоснуться? Сделайте это, и вы почувствуете теплоту детских рук, создавших эти маленькие шедевры в технике «папье-маше». Руководитель этого проекта Л.А. Дымская.

Ваше внимание обязательно привлечет панно « Морские жители». Сорок восемь пластилиновых «портретов» неизвестных науке обитателей глубин, выполнены самыми юными участниками проекта под руководством преподавателей школы-студии «Ступенька».

На общий характер выставки во многом повлияли замечательный рассказ «Ельчик-бельчик» писателя В. Астафьева и сатирическая сказка М. Салтыкова-Щедрина «Премудрый пескарь», к которым учениками преп. А.Р. Веркау выполнены интересные иллюстрации. Композиции с изображением пословиц и поговорок на «рыбью» тему, необычные «портреты» водных жителей создали ученики Г.Г. Филипповой и Т.И. Артамоновой. 

Традиционный для выставок Новгородской детской художественной школы батик учеников Ю.А. Ковалевой в этом проекте представлен в виде составных тканевых инсталляций, надолго приковывающих внимание зрителя к изучению разнообразных и многочисленных деталей водного мира.

В витринах сверкают глазурью и радуют глаз пластическими формами изделия из керамики, созданные учениками старших курсов И.Н. Лапенко. Выпускники художественной школы Ася Никанорова, Влада Мурдасова и Даниил Беляев представили авторские скульптурные композиции, Анна Клепач стала автором афиши выставки.

Два таинственных грота манят зрителя к своим художественным сокровищам. Творческая группа учениц старшего курса под руководством преподавателя О.В. Новиковой превратила строительный пеноплекс в стилизованные рельефы морских пещер.

Внутри первого грота переливается витражными красками аквариумный хоровод рыб, моллюсков, осьминогов, морских звезд и улиток, созданный группами М.В. Барановой и Ю. А. Пепеловой. Также ее ученики заполнили вторую пещеру стаей рыбок, выполненных в технике валяния. 

И, безусловно, нас заставят остановиться и порадоваться замечательные гуаши, работы в технике граттаж и в смешанной технике, выполненные незрячими и слабовидящими детьми в студии «Умка и его мама» с преподавателем Н.Г. Мамаевой. 

В сравнительно небольшом пространстве выставочного зала Детского музейного центра разместилось около трехсот экспонатов, выполненных одаренными детьми 5-16 лет. Почти двести авторов увлеченно работали над этой темой. Она никого не оставила равнодушной. 

Творец-природа создала великолепный мир для всех живых существ и организмов. Не будем эгоистами и примитивными пользователями. Сохраним этот мир. И пусть маленькие и большие создают собственный прекрасный творческий мир, любя и сберегая мир реальный.

Руководитель проекта от Новгородской детской художественной школы
О.А. Васильев.

Автор идеи и куратор проекта от Новгородского государственного музея заповедника И.М. Васильева.

описание, образ жизни, пищевые предпочтения и способы ловли

Поклонники рыбной ловли и ихтиологи знают, что семейство карповых представляет собой обширную группу, в которую входит множество уникальных видов рыб. В их числе — рыба елец, напоминающая своим внешним видом молодого голавля. Однако у этого обитателя глубин рот и голова значительно меньше, а анальный плавник окрашен в желтый или серый цвет. Для сравнения, у голавля он ярко-красный.

Описание рыбы

Елец представляет собой крошечную хищную рыбку, которая водится во многих регионах Российской Федерации, в центральной части Европы и в Соединенных Штатах Америки. Особой промысловой ценности этот вид не представляет, но в кругу рыболовов он пользуется большой популярностью. И хоть тело рыбы покрыто множеством мелких косточек, ее часто используют для приготовления вкуснейших блюд и настоящих кулинарных шедевров.

В естественных условиях длина тела ельца редко достигает 15—20 сантиметров, а максимальный вес равен 200 гр. Продолжительность жизни не превышает 10 лет. Брюхо маленького хищника окрашено в бело-серебристые цвета, спина серо-голубая, а плавники — полностью серые с характерным желтым оттенком. Отличительной чертой рыбы является массивное рыло, которое гораздо шире лба. Форма тела — слегка удлиненная в боковой части.

Что касается боковых и анальных плавников, то по мере взросления они обретают желтый окрас, при этом в период икромета анальный плавник практически ярко-красный. Из-за этой особенности ельца часто путают с голавлем.

Среди существующих видов рыбы, которые водятся в Азии, выделяют:

  1. Сибирского ельца — обитает в водоемах Сибири и отыгрывает важное промысловое значение.
  2. Киргизского ельца — встречается на территории Казахстана и Киргизии.

При выборе мест обитания елец отдает предпочтение небольшим речушкам с чистой водой и слабым или средним течением. Иногда его удается найти и в проточном озере или пойменном водоеме, дно которого усыпано камнями и обладает твердой поверхностью. Илистые места хищника не интересуют.

Естественная среда обитания

На территории Российской Федерации ельца ищут в небольших реках и озерах Балтийского бассейна и других южных морей. А также крупная популяция обитает в объектах Сибирского региона и Дальнего Востока. В последней локации удается ловить самых крупных и тяжелых представителей вида, которые превосходят сородичей размерами и весом.

Жители таежных районов постоянно достают из водных глубин 38-сантиметровых особей, которые весят около 900—1000 грамм.

Найти ельца на Украине и Беларуси проблематично, хотя в Десне, Северном Донце, Днепре и других больших реках его довольно много. Местные рыболовы относят его к отдельному подвиду «елец Данилевского». По сути, рыба мало чем отличается от других представителей вида, но ее численность намного меньше. А также хищник массово населяет акватории Дона и Кубани.

На территории стран Западной Европы серебристая рыбка обитает в бассейне Черноморского и Балтийского моря. В южных регионах, включая Пиренейский и Балканский полуостров хищника, к сожалению, нет. А также из-за изменения климатических условий популяция сокращается в некоторых центральных областях. В некоторых из них ельца относят к редкому, вымирающему виду.

То же самое касается районов Подмосковья, где елец занесен в Красную книгу и является большой ценностью ихтиофауны.

Образ жизни и рацион

Известно, что елец ведет дневной образ жизни, поэтому ловить его лучше с рассвета и до вечерней зорьки. На кормежку рыба выходит к прибережной акватории питаясь:

  1. Мухами.
  2. Бабочками.
  3. Кузнечиками.
  4. Червями.
  5. Планктоном.
  6. Растительностью.

На этапе икромета хищник даже может употреблять в пищу икру другой рыбы, нанося местной фауне серьезный ущерб. В летний период удается заметить интересный момент, когда стая ельцов набрасывается на всевозможных букашек, размещенных на нависших над водоемом деревьях. В этом случае голодный хищник жадно выпрыгивает из воды, раскрывая свое местонахождение.

В остальном, рыба ведет очень активный образ жизни, хотя она остается очень осторожной и пугливой. При выборе мест обитания хищник держится средних и нижних водных горизонтов, где ему удается укрыться от интенсивного течения за донными преградами, камнями и прочими препятствиями. В поиске источника пропитания елец выплывает к поверхности воды, пытаясь обогнать своих сородичей.

Молодняк в возрасте до одного года формирует небольшие стаи, в то время как большие представители вида предпочитают вести одиночную охоту. С приходом зимних похолоданий активность хищника существенно снижается, т. к. он залегает на дно и практически не подает признаков жизни вплоть до начала икромета. Причиной покидания укрытия может стать продолжительная оттепель.

Найти серебристого охотника в непроточном пруде или озере практически невозможно. А также он избегает речных затонов с обросшими растительностью берегами. Ельца интересует движение и свобода, поэтому участки с чистым каменистым дном — его любимое место обитания.

Способ размножения

Период половой зрелости заканчивается в возрасте трех лет. В это время хищник может обладать 11—14-сантиметровым телом и весом до двухсот граммов. Начало икромета припадает на конец марта — начало мая, в зависимости от погодных условий в регионе. При поиске мест для метания икры рыба выбирает участки с песчано-глинистым грунтом или затопленными водными растениями. Оптимальная температура воды должна составлять как минимум 5—7 градусов Цельсия. В противном случае рыба откажется от естественного процесса и отложит его до ближайшего потепления.

С момента первого таяния льдов, небольшие стайки ельца начнут покидать места своих зимних стоянок и передвигаться против течения к чистым притокам. Продолжительность нереста может достигать 3—4 дней, за которые самка приносит около 17 000 икринок, диаметром 2 мм. Инкубационный период достигает 1—2 недель.

Во время нереста рыба ведет очень шумный и подвижный образ жизни, скапливаясь в большие стаи. Заметить деятельность ельца на этапе икромета очень просто, т. к. у береговой линии будет слышен громкий шум, всплески воды и прочая активность. Перед тем как заняться ловлей хищника в этот период, необходимо уточнить, разрешено ли это законом.

Образованные личинки продолжают оставаться у береговой линии еще 6—7 дней, питаясь микроорганизмами и прочей легкодоступной добычей. Вскоре они становятся более самостоятельными и перемещаются к местам постоянного обитания. В возрасте 2—3 лет рыба может иметь большие размеры и самостоятельно воспроизводить потомство.

Методы ловли

Ловлей такого удивительного хищника можно заниматься практически целый год. Успех занятия определяется правильным выбором места, приманок и техники. Чаще всего рыбу удается найти:

  1. В местах перекатов, где она ищет насекомых у поверхностных слоев.
  2. В участках с быстрым течением и глубиной от 3 метров.
  3. Возле плотин и мостов, а также других следов человеческой деятельности, при условии, что дно в такой точке чистое и твердое.
  4. В омутах запруженных рек, где елец ищет корм, который смывается подводным течением.
  5. Возле нависающих над водоемом деревьев, где водится множество насекомых, букашек и другой, любимой для хищника еды.

В зимний период рыбу удается поймать только при существенных потеплениях или в период становления первого льда. Такие погодные изменения заставляют ельца покидать свои зимние убежища в виде перекатов и ям, и стремительно переходить к акватории с течением.

В поведении хищника упоминается особая осторожность и чуткость. Если вам удалось поймать в одной лунке 2—3 особи, то вряд ли на приманку отреагирует четвертая. Заметив опасность, стайка начнет более внимательно изучать предложенную добычу, пробовать ее, или вовсе откажется клевать. Чтобы не упустить свой шанс на хороший клев, разумно перемещаться вверх по течению, меняя место ловли.

Вкусовые предпочтения рыбы могут меняться в зависимости от времени года. Если в начале лета елец отдает предпочтение ручейнику, то в середине и конце его может заинтересовать только кузнечик. В начале весеннего периода ельца привлекает навозный червь.

Учитывая особую любовь рыбы к насекомым, при поиске искусственных наживок разумно отдавать предпочтение стримерам, мушкам, мелким воблерам и небольшим блесенкам, напоминающим муху.

Подготовка снастей

Из разнообразия снастей серебристого хищника можно ловить донкой, нахлыстом, спиннинговой и поплавочной удочкой. А также некоторые рыболовы практикуют метод рыбалки в проводку.

Если говорить о спиннинговом методе, то он пользуется самой большой популярностью, т. к. позволяет пережить особый заряд адреналина и положительных эмоций. В этом случае необходимо применять 2,1-метровое удилище, а в качестве приманки — микровоблер или колеблющую блесну, которая максимально хорошо имитирует поведения насекомых.

Выходить на водоем лучше после восхода солнца, при этом оставаться в перспективной точке можно до позднего вечера, ведь при благоприятных погодных условиях клев не прекращается практически весь день.

При поиске перспективного места для заброса приманки рекомендуется отдавать предпочтение заросшим кустами участкам с тихой и чистой водой. Если аккуратно подкрасться к такой акватории, то можно будет невооруженным глазом заметить деятельность стаек ельца, которые медленно скапливаются у поверхности.

Нахлыстовая ловля подразумевает использование надежного бланка 5-го класса с подлеском в 30 сантиметров и плавающим шнуром. Роль наживки может исполнять и живые насекомые, и «мохнатые» мушки. При ловле нахлыстом приманку забрасывают с заросшего берега, делая заброс против течения.

А также можно обследовать акватории в толще воды, сплавляя шнур с наживкой по течению. В таком случае можно отказаться от применения дорогих нахлыстовых инструментов, ведь обычного махового удилища с катушкой вполне хватит.

Поплавочная удочка

Не менее увлекательным и популярным занятием является ловля ельца поплавочной снастью. В таком случае длина удилища не должна превышать 3 метра, т. к. более длинные бланки ухудшают комфорт заброса при ловле с заросшего берега.

Для приготовления тонущей наживки требуется изъять поплавок, оставив на леске грузило и крючок. В момент забрасывания оснастки леска будет терять аэродинамику, переходя в стадию парусности, однако это избавит вас от лишнего шума при падении поводка.

Чтобы сделать рыбалку результативной, важно позаботиться о собственной скрытности, спрятавшись за уступами берега, высокими кустами, травой или растительностью. Хищника очень сильно раздражают сторонние звуки, поэтому он относится к ним с особой осторожностью.

При ловле в участках с чистой, абсолютно прозрачной водой нужно учитывать такие тонкости:

  • Приманку лучше опускать медленными движениями, т. к. ее хорошо видно и у рыбы будет время, чтобы совершить атаку.
  • В чистой воде елец очень осторожно подплывает к перспективной добыче и нерешительно рассматривает ее.
  • Если хищник убеждается, что замеченный предмет съедобный, он совершает резкую и активную атаку, автоматически засекаясь на крючке.

Рыболову остается выполнить точную подсечку и все — результат окажется на крючке.

При обследовании глубоких мест с обрывистыми берегами, рыболову лучше размещаться дальше от его кромки и прятаться за уступами. В таком случае хищник будет видеть небольшую часть туловища и голову человека. С особой осторожностью реагируют на наживку крупные представители вида, поэтому, если вы желаете поймать такой трофей — будьте очень внимательными. Заметив опасную ситуацию, рыба может уйти на глубину и полностью отказаться от предложенной пищи.

Соблюдение элементарных правил и учет рекомендаций опытных рыболовов сделает очередной выезд на водоем увлекательным и результативным. В противном случае вы можете остаться без ожидаемого улова.

Что делать с оставшейся елкой? Дай рыбке

Рождество закончилось — так что теперь делать с массивной елью Фрейзера, украшающей вашу гостиную? Ну, вы можете замульчировать его или просто бросить в озеро. Шутки в сторону.

По всей территории США многие парковые районы и зоны дикой природы собирают использованные или непроданные рождественские елки для переработки в качестве мест обитания рыб. Это работает следующим образом: в конце праздников настоящие елки, лишенные всех украшений, связывают вместе и бросают в озера, чтобы получились рифы.Эти рифы дают молодым рыбам место, где они могут спрятаться от более крупных рыб, предоставляют новые места для гнездования, а также способствуют росту водорослей. И это помогает экосистеме в целом: водоросли кормят водных жуков, жуки кормят маленьких рыбок, а маленькие рыбки кормят крупных рыб.

«По сути, вы создаете там целую экосистему».

«Если представить дно озера без растительности, действительно голое, то оно как бы двухмерное. И, помещая эти рифы, вы создаете своего рода трехмерную среду обитания для рыб», — говорит Джозеф Салливан, менеджер программы рыболовства в региональном парке Ист-Бэй в Окленде, Калифорния.«Вы, по сути, создаете там целую экосистему».

На протяжении десятилетий региональный парк Ист-Бэй сбрасывал десятки тысяч непроданных рождественских елок в Кворри-Лейкс во Фримонте, чтобы помочь популяциям рыб. По словам Салливана, начиная с середины 1800-х годов в озерах добывали гравий, что уничтожило естественную подводную растительность. По словам Салливана, еще в 1990-х годах предшественник Салливана Пит Александр начал собирать у продавцов непроданные рождественские елки, чтобы создать рифы длиной 100 футов в бесплодных озерах.По его словам, последние рождественские елки были затоплены в 2014 году. Прямо сейчас естественная растительность отросла, и рифы, посвященные праздникам, устарели. «Мы больше не видим в этом необходимости, — говорит Салливан.

Непроданные рождественские елки выстроены в ряд на берегу озера во Фремонте, штат Калифорния, чтобы образовать рифы, способствующие размножению рыб. Фото: East Bay Regional Park District

Однако по прошествии 20 лет рождественские елки все еще превращаются в рифы на озере Карлайл в южном Иллинойсе.Каждый сезон Департамент природных ресурсов Иллинойса и Инженерный корпус армии США собирают около 1000 или более рождественских елок для повторного использования в качестве мест обитания рыб. Около двух или трех деревьев связывают вместе и прикрепляют ко дну озера 25-фунтовыми грузами. (Если деревья всплывут, они могут представлять опасность для лодки.) Здесь деревья простоят от трех до пяти лет, прежде чем сгниют, говорит Дуг Васмут, специалист по природным ресурсам из Инженерного корпуса армии США. «Я думаю, что это отличный способ использовать старую рождественскую елку с пользой», — говорит Васмут.(Деревья также перерабатываются за пределами озера как «кучи среды обитания» — места, где кролики могут спрятаться, говорит он.)

То же самое регулярно происходит на озере Хавасу в Аризоне, где ели и ели опускают на глубину от 20 до 30 футов с биоразлагаемыми мешками с песком в качестве груза, чтобы помочь разнообразным солнечным рыбам, синежаберным и окуням, говорит Роберт Стэпп, рабочий по техническому обслуживанию Полевой офис Бюро землеустройства на озере Хавасу. Бюро также использует ветки деревьев и пальмовые листья, взятые у местных ландшафтных дизайнеров, которые в конце года получают налоговую льготу за пожертвование своих обрезков.«Он полностью зеленый, — говорит Стапп. «Он биоразлагаем, все разлагается, поэтому это хорошо для окружающей среды».

В Северной Каролине Комиссия по ресурсам дикой природы штата перешла от рождественских елок к пластиковым древовидным конструкциям в нескольких озерах, потому что они не гниют, как дерево, говорит Марк Фаулкс, координатор водной среды Пьемонта в Комиссии по ресурсам дикой природы Северной Каролины. . Елки простояли всего около двух лет, поэтому для их пополнения требовалось время и ресурсы.«С экономической точки зрения использование искусственного материала было выгодно, — говорит Фаулкс. Но на некоторых местных озерах до сих пор иногда ставят настоящие рождественские елки, говорит он.

Итак, если вы ищете творческие способы переработки своей рождественской елки, вот один из способов сделать это. Только не бросайте дерево сами, предупреждает Фаулкс. Вместо этого обратитесь в агентство по охране дикой природы вашего штата или к управляющим водоемами.

Эта мертвая новогодняя елка, которую вы выбросили, может вдохнуть новую жизнь в ваше любимое рыбацкое озеро

Некоторые из самых популярных промысловых рыб в Западной Вирджинии любят плавать в водах с большим древесным покровом из поваленных деревьев и другой растительности.А когда рыба счастлива, рыбаки счастливы. Вот почему Отдел природных ресурсов Западной Вирджинии всегда ищет творческие способы улучшения среды обитания рыб и опыта рыбалки.

Один из методов — взять выброшенные рождественские елки — настоящие, которые вы видите каждый год после праздников, — и использовать их для улучшения среды обитания в популярных рыболовных местах, таких как озера Бич-Форк и Ист-Линн.

«Большинству наших водоемов не хватает сложного древесного покрова, поэтому любая структура, которую мы можем построить из собранных нами рождественских елок или других видов кустарников, действительно полезна», — сказал Аарон Йегер, помощник биолога-рыболовника.

Помимо улучшения среды обитания рыб, программа приносит пользу окружающей среде, поскольку находит новое применение для деревьев, которые в противном случае оказались бы на свалке.

Создание среды обитания рыб

Создать среду обитания для рыб из старых новогодних елок немного сложнее, чем вы думаете. Если деревья просто сбросить в воду, велика вероятность, что их смоет во время сильного дождя. Чтобы предотвратить это, биологи-рыболовы придумали способ сгруппировать и защитить деревья.

Прежде чем сбросить деревья в озеро, биологи-рыболовы просовывают ствол через отверстие в шлакоблоке и закрепляют его на месте с помощью гвоздей и досок. Когда дерево бросают в воду, оно опускается на дно и встает вертикально.

Делая это таким образом, деревья остаются на месте и создают достаточное укрытие. Это дает мелкой молодой рыбе возможность расти, что увеличивает общую популяцию рыб. Деревья также обеспечивают места для засады для более крупной рыбы и служат аттракторами, которые опытные рыболовы могут использовать в своих интересах.

Сбор новогодних елок

После рождественского сезона сотрудники DNR собирают целые настоящие деревья в разных местах штата. В последующие месяцы биологи-рыболовы сбрасывают деревья в озера по всему штату. Места, где используются деревья, обычно имеют достаточный доступ к берегу или рыбацкие причалы.

Так что следите за днями сбора деревьев, которые спонсирует WVDNR в следующем рождественском сезоне. Мы найдем ему применение!

Пожертвуйте свою рождественскую елку, чтобы усилить рыбалку

дек.17, 2019

Рэнди Зеллерс Помощник начальника отдела связи

LITTLE ROCK – вместо того, чтобы ставить старую рождественскую елку у бордюра на следующий день после Рождества, почему бы не дать ей вторую жизнь в качестве места обитания рыб в местном озере? У Арканзасской комиссии по охоте и рыбе есть пункты выдачи по всему штату, где можно оставить свое дерево для рыболова, чтобы использовать его в своей следующей куче кустов.

В отличие от искусственных елок, которые упаковывают и запихивают на чердак, настоящие елки нужно выбрасывать, но это не значит, что их нужно просто выбрасывать, как мусор. В этих ветвях все еще есть большой потенциал для наживки и молодой спортивной рыбы, чтобы спрятаться от хищников, а также для более крупной рыбы, чтобы выжидать и устраивать засаду на добычу.

Пункты выдачи рождественских елок AGFC работают примерно так же, как лоток «бери пенни, оставляй пенни» в кассовом аппарате. Любой может оставить свое дерево, и любой может взять их, чтобы погрузить свои собственные кучи хвороста.Рыболовы, занимающиеся тонущими щетками, должны позвонить заранее, чтобы убедиться, что тонущие щетки разрешены в водоеме, где они хотят потопить деревья. В некоторых водохранилищах и других озерах действуют правила, запрещающие сброс кустарника без разрешения.

«Почти все озера, принадлежащие AGFC, были созданы для рыбной ловли, и в них приветствуются кучи кустарников от рождественских елок», — сказал биолог AGFC Habitat Коди Вятт. «Но нельзя использовать искусственные деревья. Типы пластмасс и материалов, используемых в этих деревьях, могут вызвать проблемы с качеством воды в долгосрочной перспективе.

Рыболовы также должны убедиться, что все украшения, фонари и мишура сняты с дерева перед погружением. Мало того, что они несут такую ​​же экологическую проблему, они в конечном итоге отделяются от дерева и становятся мусором, который может запутать рыболовные приманки, моторы и дикую природу.

«Мы засыпаем наши кучи кустов стандартными шлакоблоками, привязанными к дереву либо парашютным шнуром, либо тяжелой проволокой для тюков», — сказал Вятт. «Эти материалы служат очень долго и удерживают дерево на одном месте.

Вятт говорит, что рождественские елки являются относительно краткосрочной средой обитания, потому что у них не так много толстой древесной массы, но их можно легко собирать группами и топить большими группами.

«Вы хотите иметь кучу основных стеблей в одном месте, если вы можете это сделать», — сказал Вятт. «Таким образом, аттрактор будет привлекать рыбу даже после того, как все более мелкие ветки исчезнут. Хорошие рыболовы обычно используют эти рождественские елки, чтобы каждый год освежать продуктивные участки-аттракторы, чтобы рыба возвращалась.Все эти основные стволы будут продолжать служить укрытием в течение многих лет, в то время как новые кусты обеспечат множество небольших мест для укрытия наживки».

Деревья можно сдать в любом из следующих мест до конца января:

Центральный Арканзас

  • Река Арканзас – Verizon Access под мостом I-30
  • Озеро Кокс-Крик — Озеро Кокс-Крик, общественный доступ
  • Озеро Грирс-Ферри — Песчаный пляж (Хебер-Спрингс), зона отдыха Девилс-Форк и зона отдыха чокто (Чокто-Клинтон)
  • Озеро Конвей – доступ к пристани Лоуренса
  • Озеро Харрис Брейк — Доступ к Читтман-Хилл
  • Озеро Оверкап — Пристань Озеро Оверкап
  • Озеро Барнетт – Рид Доступ
  • Озеро Гамильтон — Зона доступа к государственному рыбоводному хозяйству Эндрю Халси

Восточный Арканзас

  • Озеро Кука – Образовательный центр охраны природы Потлач по адресу 625 Cook’s Lake Rd., Casscoe или автобусная остановка напротив Объединенной методистской церкви Гранд-авеню в Штутгарте.

Северо-Восточный Арканзас

  • Джонсборо – Крейгхед Форест Парк Лейк спуск для лодок
  • Озеро Боно – Доступ к лодочной рампе
  • Озеро Уолкотт – Доступ к лодочной рампе в государственном парке Кроули-Ридж

Северо-Западный Арканзас  

  • Бивер-Лейк — подъезд к шоссе 12 и шоссе 412 AGFC Don Roufa, подъезд
  • Озеро Элмдейл – Доступ к лодочной рампе
  • Озеро Боба Кидда – Доступ к лодочной рампе
  • Хрустальное озеро — доступ к лодочной рампе

Юго-Восточный Арканзас  

  • Озеро Шико – Зона доступа Коннерли Байу
  • Озеро Монтичелло – Доступ к голодным тропам

Юго-Западный Арканзас

  • Озеро Буа-д’Арк – пристань Кидда или доступ в Хэтфилд
  • Озеро Милвуд — Хлопковый сарай, зоны отдыха Белых скал и пандус государственного парка Милвуд на точке
  • .
  • Озеро Диркс — Южная зона отдыха Джефферсон-Ридж
  • Озеро Де Куин — Любое Ю.Лодочная рампа инженерных войск С.
  • Озеро Гиллхэм — Любая лодочная рампа Инженерного корпуса армии США
  • Озеро Грисон – зоны отдыха New Cowhide Cove и Self Creek
  • Камден — Региональный офис AGFC на Бен-Лейн, рядом с Оружейной палатой Национальной гвардии
  • .
  • Аппер-Уайт-Оук-Лейк — Верхняя пристань Джека
  • Магнолия — Двор дорожного департамента округа Колумбия на шоссе 371
  • Эльдорадо — Пункты выдачи городского центра утилизации: один за Arby’s и один на Южном Джексоне
  • Smackover — Центр приема вторсырья (они будут доставлены в Эльдорадо)
  • Озеро Саут-Форк — Доступ к озеру Саут-Форк
  • Озеро Терре Нуар – Доступ к озеру Терре Нуар
  • Надежда – Региональный офис AGFC на Ю.С. Шоссе 67 Восток

Государственное агентство, бойскауты перерабатывают рождественские елки в качестве среды обитания рыб

Департамент охоты и рыболовства штата Аризона объединился с волонтерами и бойскаутами недавним субботним утром, чтобы сбросить выброшенные рождественские елки в озеро Сагуаро, примерно в 45 минутах езды к востоку от Финикса. . Но на этом очереди для этих деревьев не закончились. Скорее это шанс на вторую жизнь.

Деревья станут столь необходимым местом обитания рыб в водохранилище.

Около 50 добровольцев собрались в пасмурный день, чтобы помочь погрузить сотни старых деревьев на лодку, оснащенную подводным гидролокатором. Некоторые участники, которые вызвались добровольцами в прошлом году, объяснили большую явку умеренной погодой.

Деревья были сброшены в шести местах, где дно озера было бесплодным. Цементные шлакоблоки, привязанные к основанию каждого дерева, гарантировали, что они опустятся на дно озера.

Ассортимент ели, пихты и сосны создаст укромные уголки и расщелины для многих рыб, обитающих в Сагуаро, добавляя структуру их среде обитания.К видам рыбы относятся синежаберный, сом, большеротый окунь, малоротый окунь, канальный кот, краппи и желтый окунь.

Деревья также создадут убежище для более мелкой рыбы и планктона, создав целую экосистему, сказал Брайант Диккенс, специалист по водной среде обитания из государственного департамента дичи и рыбы.

«Все эти озера созданы руками человека много лет назад, в основном для гидроэлектростанций и для удержания воды в городе», — сказал Диккенс. «В этих озерах уже есть много структурной среды обитания, но в настоящее время все это разрушилось и разложилось, и его больше нет.Поэтому для того, чтобы рыбы процветали, им нужна структурная среда обитания по всему озеру».

В то время как AZGFD в течение некоторого времени сбрасывал предметы в озеро, чтобы создать среду обитания для рыб, проект «Рождественская елка» был возрожден несколько лет назад, сказал Диккенс. часть программы, проводимой Департаментом экологического менеджмента и устойчивого развития Месы, предназначенной для сбора деревьев в пунктах высадки, где их выбросили владельцы. деревья, собранные в рамках ежегодной программы сбора рождественских елок.

«Это творческий вариант повторного использования с положительными экологическими преимуществами», — сказал Мариано Рейес, специалист по маркетингу и коммуникациям городского департамента.

Сбор начался, когда закончился праздник. В дополнение к созданию среды обитания рыб, это усилие предоставило способ сократить количество отходов, избавив деревья от мусоросжигательного завода, и привлекло местные сообщества к усилиям по сохранению.

В этом году бойскаутский отряд 325 из Квин-Крик помог привлечь внимание к этому событию.Аарон Таунсенд, один из скаутов, возглавил усилия по привлечению других скаутов после того, как обратился к Диккенсу, который помог другому скауту заработать значок «Орел» во время предыдущего проекта AZGFD. Таунсенд надеется сделать то же самое с падением деревьев в этом году.

«Это действительно здорово, — сказал Таунсенд, которому 14 лет. — Когда все помогают в одной организованной группе, никаких споров, просто много тяжелой работы».

Все утро Таунсенд и его товарищи-разведчики носились с лодки на берег, помогая грузить деревья на нос.Как только лодка оказалась в глубокой воде, они помогли распутать узлы веревки, привязанные между шлакоблоками и стволами деревьев, прежде чем сбросить деревья в воду.

Деревья какое-то время будут стоять вертикально в воде, создавая для рыб среду, похожую на высотку. В конце концов, иголки опадут, а стволы опустятся на дно озера.

«Со временем мельчайшие кусочки разложатся первыми и начнут исчезать. А затем примерно через пять-шесть лет все, что останется, — это основной ствол плюс несколько более крупных ветвей», — сказал Дэвид Видман, менеджер программы по водной среде обитания в государственном агентстве.«Если они больше вашего большого пальца или размером с ваше запястье, эти ветки будут всем, что останется».

Мероприятие также привлекло местных рыболовов и любителей рыбной ловли, которые ценят большие запасы здоровой рыбы. Поскольку Сагуаро – неестественное озеро, большую часть рыбы в какой-то момент перевезли туда из рыбоводных заводов.

Деревья помогут поддерживать среду, которая способствует росту и отражает то, к чему рыбы имели бы доступ в естественном озере. Озеро Сагуаро, расположенное на Соленой реке и являющееся частью системы Проекта Солт-Ривер, в основном всегда полно, что гарантирует, что у рыбы будет вода, а у рыбаков будет место для отдыха.

«Я делаю это уже второй год», — сказал Роджер Лют, гнев из Apache-Junction. «И то, что они здесь делают, просто невероятно, потому что эти деревья обеспечивают защиту для более мелкой рыбы».

Виидман повторил некоторые преимущества для рыб и водохранилища. Но одним из по-настоящему ярких моментов является способность объединить сообщество, сказал он. К середине утра солнце начало выглядывать из-за туч, а грузовики продолжали въезжать с деревьями.Всего в ту субботу агентство с помощью волонтеров сбросило в озеро 732 дерева.

«Я думаю, судя по количеству деревьев, которые были посажены в озеро, времени, которое нам потребовалось на это, количеству волонтеров, которые у нас были там, это был огромный успех. Мы многое сделали, «, — говорит Видман. «Я не думаю, что кому-то действительно приходилось очень много работать, потому что у нас было много рук, которые выполняли эту работу. И с точки зрения среды обитания рыб, я чувствую, что это был успех».

Линдси Боттс — репортер по вопросам окружающей среды в The Arizona Republic/azcentral.Следите за его репортажами в Твиттере на @lkbotts и Lkbotts в Instagram. Расскажите ему о своих историях по телефону [email protected]

Освещение окружающей среды на azcentral.com и в Республике Аризона поддерживается грантом Благотворительного фонда Нины Мейсон Пуллиам. Подпишитесь на группу экологической отчетности The Republic на environment.azcentral.com и @azcenvironment в Facebook, Twitter и Instagram.

Поддержите местную журналистику .Начните свою онлайн-подписку.

A Gift for the Fish

Christmas for the Fish by Virginia State Parks на flickr.com под лицензией CC BY 2.0

По данным сельскохозяйственной переписи 2017 года ожидается, что будет срублено и продано более 13 миллионов живых рождественских елок в 2020 году. Хотя эти деревья помогают создать праздничную атмосферу, одним из последствий использования живых деревьев является их утилизация по окончании сезона. Люди могут принять участие в общественных программах утилизации, выбросить свое дерево в мусор или просто сжечь его.В этом году подумайте о том, чтобы перепрофилировать свое дерево, чтобы улучшить среду обитания рыб.

Когда рождественские елки опускают в водоемы, они усложняют водную среду обитания. Извилистая ветвистая структура многих хвойных деревьев служит убежищем от хищников, создавая физические барьеры во многих различных направлениях и создавая тени, которые легко маскируют солнечную рыбу, окуня или другие виды рыб-жертв. Древесные остатки обеспечивают место для жизни водных макробеспозвоночных, которые, в свою очередь, могут привлекать любящих насекомых рыб, таких как каменный окунь, синежаберный и маленький желтый окунь.Общее изобилие рыбы на затонувших деревьях и вокруг них может также привлекать рыбоядных рыб, таких как малоротый окунь и судак, и эти хищники часто встречаются внутри и вокруг сооружений, у которых много добычи. В целом исследования показали, что видовое богатство, разнообразие и обилие рыбы имеют тенденцию к увеличению при наличии подводных деревьев со сложным ветвлением.

Первый шаг к переработке рождественской елки — удалить с нее все украшения, мишуру и другие украшения.Для владельцев прудов в Пенсильвании, заинтересованных в том, чтобы «украсить» свой частный пруд, рождественские елки необходимо взвесить перед тем, как поставить их в воду. Это можно сделать, зацементировав ствол в цементный блок или ведро на 5 галлонов. Деревья должны быть размещены вертикально в тех частях пруда, которые, по крайней мере, достаточно глубоки, чтобы покрыть дерево. Размещение деревьев группами, как правило, более эффективно привлекает рыбу, чем отдельные деревья.

В дополнение к благоустройству частных прудов такие организации, как Инженерный корпус армии США, Лесная служба США и даже государственные или окружные парки, могут собирать рождественские елки для реализации проектов структурного улучшения среды обитания рыб в крупных озерах и водохранилищах.Многие из этих агентств используют рождественские елки для создания более крупных структур среды обитания, таких как кучи кустарников, садки для рыб или дефлекторы кустов в государственных озерах и водохранилищах. Свяжитесь с вашим местным Инженерным корпусом армии США, Лесной службой США или другим подобным агентством, чтобы узнать, есть ли поблизости программа сбора.

Ссылки

Бассетт, Чарльз Э. «Использование и оценка структур среды обитания рыб в озерах на востоке США Лесной службой Министерства сельского хозяйства США». Бюллетень морских наук 55, № 2-3 (сентябрь 1994 г.): 1137 -1148.

Догерти, Дэниел Дж., М. Т. Дрисколл, Д. Э. Эш, Дж. В. Шлекте. «Влияние структурных и пространственно-временных факторов на использование рыбой искусственной среды обитания в водохранилище Техаса». North American Journal of Fisheries Management 34, вып. 2 (апрель 2014 г.): 453–462.

Департамент природных ресурсов штата Индиана. «Обеспечение структуры для рыбы в частных прудах». По состоянию на 9 декабря 2020 г.

Ньюбри, Майкл Г., М. А. Бозек, М. Дж. Дженнингс и Дж. Э. Кук. «Сложность ветвления и морфологические особенности грубой древесной структуры как местообитания озерных рыб. Canadian Journal of Fisheries and Aquatic Sciences 62, № 9 (сентябрь 2005 г.): 2110-2123.

Тугенд, Кимберли И., М. С. Аллен и М. Уэбб. Водохранилища: исследование, проведенное Комитетом по водохранилищам Южного дивизиона AFS». Журнал о рыболовстве 27, № 5 (январь 2011 г.): 22–27.

Переработанные рождественские елки могут создать новую среду обитания для рыб в озерах Кентукки

Те, кто наслаждается натуральной сосной, кедром, елью или елью на Рождество, часто не знают, что с ней делать после праздников.Многие прибегают к тому, чтобы выставить его на улицу или выбросить на задний двор до весны.

Вы можете избавиться от своей натуральной рождественской елки и обеспечить среду обитания для рыб, пожертвовав ее Департаменту рыбных и диких ресурсов Кентукки вместо того, чтобы дерево томилось в углу вашего заднего двора или превращалось в мульчу.

«Каждый год мы пытаемся получить большое количество рождественских елок, чтобы мы могли затопить их как среду обитания рыб», — сказал Рон Брукс, директор отдела рыболовства Кентукки Рыба и дикая природа. «Мы размещаем их на деревянных поддонах, чтобы разнообразить среду обитания, или топим только сами деревья».

Kentucky Fish and Wildlife примет деревья в 35 местах в 29 округах штата Кентукки до 15 января. Деревья должны быть естественными, без огней, украшений, мишуры, гирлянд или любых других украшений.

«В этом году мы добавили участки в двух самых густонаселенных округах, Джефферсон и Фейетт», — сказал Джозеф Циммерман, координатор программы по рыболовству в Кентукки. «Мы добавили участок на озере Макнили в округе Джефферсон и в парке Джейкобсон в Лексингтоне. С 2012 года мы добавили 15 дополнительных пунктов сбора по всему штату».

Чтобы найти удобное место рядом с вами, посетите веб-сайт Kentucky Fish and Wildlife www.fw.ky.gov и введите ключевое слово «Рождество» в поисковой системе в правом верхнем углу страницы

Строительство Большинство наших государственных озер и крупных водохранилищ относятся к периоду с конца Второй мировой войны до начала 1970-х годов.По мере того как эти водоемы стареют, древесный покров в них тает, в результате чего им не хватает среды обитания.

«Почти все наши водохранилища и государственные озера имеют проблемы со средой обитания», Брукс сказал . «Стареющие озера имеют голый субстрат; осталось не так много древесной среды обитания или водной растительности, особенно в водохранилищах с сильными колебаниями уровня воды».

Программа «Рождественские елки для рыб» является частью общих усилий по решению этой проблемы путем замены утраченной среды обитания такими предметами, как рождественские елки, штабеля деревянных поддонов, ведра, наполненные деревянными кольями, и другими предметами.

«Это усилия, которые предпринимает каждый рыболовный район», Брукс объяснил . «Это помогло на таких больших озерах, как озеро Кентукки и озеро Баркли, а также на наших самых маленьких государственных озерах. Рождественские елки помогают сделать наши стопки поддонов более сложными, что обеспечивает лучшее укрытие для рыбы».

Брукс сказал, что водоросли растут на затонувших рождественских елках, создавая множество преимуществ для рыб.

«Беспозвоночные откладывают яйца на водоросли, и они становятся источником пищи для более мелкой рыбы, которая, в свою очередь, привлекает более крупную рыбу», — сказал Брукс. «Он имеет двойное преимущество, предоставляя среду обитания и источник пищи».

Среда обитания, размещенная в озерах рыболовным персоналом, регистрируется для использования рыболовами путем нанесения координат Глобальной системы позиционирования (GPS) на карты на веб-сайте Kentucky Fish and Wildlife по адресу http://www.fw.ky.gov

Введите «Озера с рыбными аттракционами» в поисковой системе на главной странице, чтобы использовать эту ценную информацию.

Не ставьте елку рядом с навесом на заднем дворе до марта.Оставьте его на одной из станций сбора и улучшите рыбалку для всех жителей Кентукки, чтобы они могли наслаждаться ими в ближайшие годы.

Автор Ли Макклеллан — отмеченный национальными наградами младший редактор журнала Kentucky Afield, официального издания Департамента рыбных и диких ресурсов штата Кентукки. Он пожизненный охотник и рыболов, страстно увлекающийся ловлей мелкого окуня.

(история предоставлена ​​Департаментом рыболовства и дикой природы Кентукки)

Комиссия по охоте и рыбе Арканзаса собирается топить рождественские елки для среды обитания рыб

После того, как они принесли праздничное настроение бесчисленным домам, чиновники Арканзасской комиссии по охоте и рыболовству нашли хорошее применение живым вечнозеленым рождественским елкам — погрузили их в озера штата, чтобы создать среду обитания для рыб и рыбаков, чтобы они могли наслаждаться в новом году. и не только.

Места для высадки по всему штату дают жителям Арканзаса шанс дать своим деревьям вторую жизнь после того, как у них оторвутся украшения, свет и мишура.

Густые ветви хвойных деревьев создают идеальные места для сбора рыбы, используя деревья в качестве укрытия на дне озера и предлагая хорошие места для питомников для мелких рыб, согласно пресс-релизу агентства.

Переработанные деревья дают рыбам место, где они могут спрятаться от хищников, и становятся лучшими местами для рыбалки, если рыболовы смогут их найти, сказал Кит Стивенс, руководитель отдела коммуникаций Арканзасской комиссии по охоте и рыболовству.

[САЙТЫ ВЫДАЧИ: Список сайтов, не указанных выше? Нажмите здесь » arkansasonline.com/2021trees/]

Рыбаки также могут свободно брать деревья из мест высадки агентства и использовать их для создания собственных мест обитания рыб. Агентство предложило использовать парашютный шнур, чтобы привязать шлакоблоки к стволам и потопить их.

Программа работает уже не менее 20 лет, пока Стивенс работает в агентстве, сказал он, и люди ежегодно привозят сотни деревьев.

«Это очень популярно, у нас много деревьев», сказал он.

Агентство будет принимать деревья в местах высадки до конца января, что даст жителям Арканзаса достаточно времени, чтобы полюбоваться вечнозелеными растениями, пока длится праздничный сезон.

Выпуск напомнил людям, что искусственные елки не подходят для обитания рыб и должны быть утилизированы надлежащим образом.

В Литл-Роке те, кто решит не выходить на свалку деревьев, могут сдать использованные деревья через обычную городскую службу утилизации дворовых отходов, сказал Натан Чарльз, менеджер по твердым отходам в Литл-Роке.

Если дерево превышает шесть футов в длину, жители должны разрезать его на две части, чтобы иметь право на стандартный сбор.

Деревья измельчают и используют для различных целей, сказал Чарльз, включая мульчу, компост и покрытие почвы для засыпки городской свалки.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.