Охотники в тайге – Таёжные приключения. Отпуск в тайге. Охота. Рыбалка.

Содержание

Промысловая охота в тайге Сибири и Якутии (ВИДЕО)

Промысловая охота раньше была одной из важнейших экономических отраслей, однако сегодня она постепенно уходит. В РФ промысловая охота распространена только в азиатской части страны.

О современной промысловой охоте

Промысловая охота – это абсолютно законное занятие, имеющее важное социально-экономическое значение. Она ведется с разными целями – это может быть добыча ценного меха, мяса, шкур животных, или даже целенаправленный отстрел слишком расплодившихся животных, которые представляют угрозу для сельского хозяйства и жизни человеческих поселений.

Охотники-промысловики рассматривают такой вид охоты не только как хобби или развлечение, но и как официальный способ заработка. Помимо хорошего источника дохода, промысловая охота остается достойным занятием для настоящих мужчин, своеобразной проверкой сноровки и выносливости. Помимо того, что человек должен обхитрить зверя, в таком виде охоты немаловажную роль играет польза добычи, ведь шкурки, мех, мясо и прочие ценные ресурсы, добытые в ходе выслеживания добычи, затем идут во благо людям.

Для того, чтобы заниматься промысловой охотой, необходимо получить разрешение и иметь соответствующие документы. Такой вид занятости доступен юридическим лицам и частным предпринимателям, которые получили специальную лицензию.

Охота в промысловых угодьях без лицензии попадает под категорию “браконьерство”.

Сезон такой охоты устанавливается на законодательном уровне, нарушать сроки нельзя, иначе человек будет привлечен к ответственности. За нарушения правил промысловой охоты налагаются серьезные штрафы.

Наибольшую ценность в промысловой охоте представляет пушнина бобра, куницы и соболя. Их сдают в соответствующие компании по приемлемой цене, так как эти шкурки идут на экспорт. В целом, основной заработок промыслового охотника составляет именно продажа меха и шкур.

Промысловая охота в Восточной Сибири

Профессиональная охота широко распространена на Севере

Промысловой охоте в Якутии всегда уделялось особое внимание. Дело в том, что северо-восточная часть Сибири – это достаточно малонаселенный район. Основная часть населения проживает в крупных городах, где и сосредоточены все рабочие места. В небольших городах и поселках экономическая ситуация оставляет желать лучшего, поэтому промысловая охота в этом районе широко распространена и сегодня.

С давних времен охота на этой территории являлась основным занятием взрослых мужчин. Охота долгое время была основным источником дохода жителей Якутии и важнейшим ресурсом для пропитания. Впрочем, и на сегодняшний день промысловая охота в этом районе остается единственным источником дохода для множества людей.

Территория Восточной Сибири богата лесной и водоплавающей дичью. Распространена охота на кабана и лося, которые являются важнейшим источником мяса. Наибольшую ценность представляет соболь и горностай, мех которых очень ценится.

Охотники-промысловики в Сибири состоят в артелях, в которых проводится массовая заготовка и сбыт пушнины.

Добыча соболя

Мех соболя – ценный трофей для охотника. Удачливый и умелый промысловик в сезон может добыть такое количество ценных шкурок, что средств от их продажи хватит на безбедное существование и в межсезонье, поэтому охота на этого зверька в Сибири очень распространена.

Добыча соболя требует умения и сноровки.

Соболь обладает чутким слухом, быстро убегает. Подстрелить зверька очень сложно, да и выстрел может повредить ценную шкурку.

Испуганный зверек ловко забирается на дерево и прячется в дупле. Задача охотника – срубить часть дерева и установить на нем специальное приспособление для ловли соболя, представляющее собой прочную сеть. Затем в задачу промысловика входит загон зверька в сетку. Для этого пространство вокруг дупла, в котором спряталась добыча, простукивается, выгоняя зверя к проделанному в дереве отверстию.

Спустя некоторое время у соболя не останется иного выхода, кроме как через установленную сеть. Попав в сеть, зверек путается и может укусить, поэтому его необходимо схватить за шею и держать некоторое время, пока он не утихнет. Такой метод ловли соболя позволяет получить целую и неповрежденную шкурку.

Тем, кто собрался на промысел, следует завести обученную охотничью собаку. В ловле соболя дрессированная лайка является неоценимым помощником. Эти собаки способны долго бежать по заснеженным лесам и полям, преследуя добычу, не знают усталости и обладают сильным охотничьим чутьем.

Охота в Западной Сибири

Охотники в Западной Сибири охотятся группами

Если в восточной части Сибири промысловая охота нацелена на добычу ценного меха, в западной части Сибири она преследует другие цели. На этой территории сильно распространены кабаны, медведи и лисы. Животные быстро размножаются и представляют серьезную угрозу для человека, поэтому охота направлена на регуляцию их популяции.

Для уменьшения численности животных практикуется групповая охота. Обычно используется метод загона.

Охота на кабана

Чтобы добыть кабана, необходима группа охотников, разделенная на загонщиков и стрелков. Загонщики окружают место нахождения кабана и издалека начинают издавать различные звуки, постепенно сужая круг. У испуганного животного остается лишь один путь к бегству – вперед, где его ожидают притаившиеся стрелки. Так как разъяренный и испуганный кабан очень опасен, стрелков должно быть несколько. Они размещаются на возвышении, с целью безопасности и лучшего обзора. Когда загонщики выгоняют животное на нужное место, ожидающие стрелки производят сразу несколько выстрелов с высоты.

Охота на лис

Для охоты на хищного рыжего зверя, охотники используют специально обученных собак

Промысловая охота на лис в западной части Сибири помогает регулировать численность этих животных и получить мех, который достаточно высоко ценится. Так как лисы относятся к норным животным, охота проводится с собаками. Для этих целей используют либо небольших норных собак, например, таксу, либо гончих, которые смогут загнать лису, если ее удалось выгнать из норы.

Обратите внимание! Так как лисы отличаются небольшим размером, на охоту можно брать стандартную таксу или ягдтерьера.

Норная собака забирается в логово животного и лаем выгоняет лису прямо на охотника. Таксы обычно предпочитают держать дистанцию, не подставляясь под клыки животного, а вот ягдтерьеры отличаются большей агрессивностью, поэтому могут вступить в бой с лисой.

Обычно у лисы предусмотрено сразу несколько выходов из норы, поэтому процесс может затянуться и охотнику нужно быть начеку.

Охота на Урале

Промысел на Урале богат трофеями, охота в тайге позволяет добыть медведя, лося, горностая и волка. Помимо этих животных, таежная часть Урала богата волками, здесь же обитает северный олень. Такие трофеи придутся по душе многим профессиональным охотникам.

Здесь практикуются различные виды охоты. Большим уважением в среде охотников пользуются обученные собаки.

Помимо промысловой охоты, на Урале широко распространена туристическая охота. Любой желающий может попробовать себя в роли профессионального промысловика, для этого организуются специальные туры.

Сезон промысловой охоты в Сибири и на Урале длится от пяти месяцев до полугода. Охотник может по несколько дней проводить в лесу, поэтому в промысловой охоте важно не только умение, но и экипировка. Чтобы лучше понять особенности промысловой охоты, можно ознакомиться с видео, в которых охотники делятся своим опытом и в целом рассказывают о жизни промысловиков.

voin.guru

Промысловая охота. Тайга кормит — Охотничий портал

Ещё относительно недавно промысловая охота была одной из довольно серьёзных составляющих нашей социалистической экономики. Но вот, как говорится, и глазом не успели моргнуть, а пролетела почти целая эпоха экономических преобразований, которые забросили промышленное добывание пушнины на одну из последних ступеней человеческой трудовой деятельности.

Однако, невзирая на все эти преобразования, явно не способствовавшие сохранению наших промыслово-охотничьих традиций, охота эта сохранилась и, более того, продолжает быть для многих наших охотников вполне осязаемым способом зарабатывания денег.

Естественно, портрет современного промысловика заметно отличается от той картинки, которую нам рисовали фильмы и статьи, снятые и написанные три-четыре десятилетия назад. Современный промысловик сильно отличается от своего недавнего предшественника. И всё-таки, несмотря на эти отличия, основная цель, ведущая человека в тайгу на промысел, остаётся прежней – заработок. От нечего делать или от желания развлечься охотой в тайгу может пойти только охотник-любитель, для которого финансовая составляющая этого процесса исчисляется исключительно суммой, потраченной на удовольствие. У охотника-промысловика такой роскоши нет. Он всегда старается получить от охоты больше, чем на неё тратит. Правда, это вовсе не означает, что, в отличие от охотника-любителя, промысловик не испытывает эмоционального возбуждения от самого охотничьего процесса. Как ни крути, а любой охотник – это прежде всего человек с обострённой потребностью тесного, я бы даже сказал, интимного, общения с природой. К сожалению, а может быть, и к счастью, без этой потребности охотником не стать. И вот тут я вполне обоснованно могу сказать, что бытующее порой мнение о том, будто промысловик – это некий «профессиональный механизм», приспособленный только для извлечения денежной прибыли от эксплуатации природы (охоты), является глубочайшим заблуждением.


За всю свою жизнь мне ни разу не пришлось встретиться с охотником-промысловиком, который бы занимался добычей пушнины без врождённой или приобретённой страсти к этому охотничьему ремеслу. Все те люди, с которыми я встречался в тайге, были настолько увлечены охотой, что подавляющее их большинство просто-напросто не мыслили себя без этого занятия. Справедливости ради следует отметить, что не все они были штатными работниками промысловых хозяйств. Многие из них занимались промыслом пушнины в свободное от основной работы время, т. е. брали отпуск и отправлялись на пару месяцев в тайгу. В советское время они заключали с промхозами договоры и промышляли на выделенных участках. В наше время такие промысловики тоже есть. Работая основную часть года где-нибудь, например, в котельной или сторожем при школе, с началом промыслового сезона они непременно уходят в тайгу на свои участки и начинают привычную и такую манящую их весь год охотничью жизнь. Традиция эта в сибирской глубинке настолько сильна, что ей не противится даже начальство, отпуская работников в тайгу.

Есть среди моих знакомых и «чистые» промысловики. Эти люди живут исключительно тайгой и, большей частью, добычей соболя. Говорить о том, насколько это сейчас выгодно или невыгодно, я не возьмусь, ибо не понаслышке знаю, как разнится добыча соболя даже в ближайших угодьях одного района, а уж про соседние районы одной области и говорить нечего. И, тем не менее, промысел в современных условиях если не кормит, то довольно неплохо подкармливает, ежели, конечно, не пропивать всё добытое тяжким трудом, что случается нередко.

Говоря о современной промысловой охоте, хочется затронуть тему преемственности поколений. Сейчас довольно часто можно слышать или читать о том, что молодёжь не идёт на промысел. Лично я не стал бы так драматизировать ситуацию. За последнее время на промысле я встречаюсь с охотниками, едва переступившими рубеж тридцатилетия. Разве это не молодое поколение? Пожалуй, самым ярким моим впечатлением была встреча на Нижней Тунгуске с охотником по имени Константин Боковиков. Ему чуть больше двадцати лет. Парень так «болеет» тайгой и охотой, что, по словам своего родного деда, уже три раза бросал учёбу в городе и возвращался в тайгу ради промыслового сезона. Кстати, тут вам и ярчайший пример преемственности поколений. Дед Кости, Юрий Константинович Грязнов, ещё в советское время был одним из лучших охотников Катангского района Иркутской области, удостоен многих званий и наград за успехи в промысле соболя. Теперь он охотится вместе с внуком, который уже мало в чём уступает своему знаменитому деду.

Конечно, живя в непосредственной близости от тайги и имея перед собой целую плеяду предков-охотников, встать на стезю промысловой охоты не так-то сложно. Гораздо труднее окунуться в эту жизнь и в эту работу человеку со стороны. И всё-таки в тайге много и таких охотников, которые пришли в тайгу по влечению сердца своей индивидуальной дорогой. Так, в посёлке Ванавара (Эвенкия) уже много лет живёт Виктор Черний. Его промысловый участок находится на далёкой таёжной реке Хуги. Как рассказывает сам Виктор, приехал он в Восточную Сибирь более трёх десятилетий назад с Западной Украины с одной только целью – заработать охотой денег на машину. Так вот, пока зарабатывал заветный «рупь», так прикипел к тайге и охоте, что уже не смог уехать. Он и по сей день меряет эвенкийскую тайгу своими небольшими шагами, уже не в состоянии оторваться от её очарования и притягательной силы. А участок у Виктора немаленький – около 100 тысяч гектаров. Да и у соседей не меньше. У многих тут «свои пенаты» исчисляются сотнями тысяч гектаров непроходимой и почти неизведанной тайги. В таких условиях, естественно, и характер закаляется особый, и навыки нарабатываются такие, что неискушённому человеку очень легко спутать их с подвигом. Промысловая охота – это ведь не только ловля зверей и стрельба птиц. Это целый комплекс умений, навыков и знаний, позволяющий человеку не только примитивно выживать в тайге, но и эффективно в ней работать. Надо уметь и избушку подправить, а если потребуется, и новую срубить, и сеть связать, и ружьишко подремонтировать, и хлеб испечь, и одежду сшить. Всех этих умений, которые требуются охотнику на промысле, и не перечислить. Честно говоря, у меня для этого даже фантазии не хватит. Мне самому несколько раз приходилось попадать в такие ситуации, когда моих знаний и опыта не хватало для исправления ситуации, и нужно было выходить из положения только интуитивно. Ведь отлично известно, что всего знать человек не может, поэтому порой приходится проявлять такие чудеса изобретательности, что сам себе удивляешься.

В тех далёких таёжных местах, в которых мне посчастливилось побывать, вся жизнь и весь быт местного населения просто пропитаны охотой и рыбалкой. Там это не просто работа или увлечение, там это образ жизни. Тайга и кормит, и лечит, и калечит, и заработок даёт. Она же нередко становится местом последнего пристанища для любящей её человеческой души. Здесь никому и в голову не придёт назвать человека, ходящего в тайгу за ягодой, грибом, мясом, рыбой и тем более пушниной (соболем) бездельником или безработным. Как ни крути, как ни пристраивайся куда-нибудь на работу, а тайга была и остаётся для местного населения главным источником дохода. Даже несмотря на то, что теперь финансовое и техническое обеспечение процесса добычи соболя лежит на плечах самого охотника, это редко кого останавливает. Каждую осень, как только окрестная тайга начнёт расцвечиваться рыже-багровыми красками, из посёлков и деревень начинается большой отход местных мужиков в тайгу. Именно в это время хорошо заметно, как редеют вдоль берегов ещё совсем недавно тесные вереницы приткнутых в берег моторных лодок. Скоро их тут почти не останется. Ускользнут они по ранним утренним туманам вверх или вниз по магистральным рекам, а потом шмыгнут в какую-нибудь неширокую речушку, поднимутся вверх до заветного зимовья и пристроятся там на отдых до весеннего паводка.

Там, где нет дорог, лодки и снегоходы (как правило, «Бураны») для промысловиков являются основными видами транспорта. Всё сообщение идёт либо по рекам, либо по накатанным вдоль геологических профилей «буранкам» – нешироким дорожкам, пробитым снегоходами. Зимой такие «буранки» тянутся в тайгу от деревень на сотни километров. Как огромные нити паутины, расходятся они по безлюдной тайге. При таких расстояниях каждый охотник должен не просто быть уверенным в своём «Буране», но и уметь в случае необходимости отремонтировать его в любых погодно-климатических условиях. Мне приходилось видеть обожжённые сорокаградусным морозом руки охотников, которым пришлось крутить гайки снегохода где-нибудь на перегоне от одного зимовья к другому. Зрелище, доложу вам, не для впечатлительных. На таких длительных переездах у промысловиков чаще всего обмораживаются не руки, а лица. Встречный поток морозного воздуха в сочетании с влажным дыханием человека довольно быстро «выжигает» кожу на лице. Страдают щёки, нос, веки, губы. Чтобы избежать этих неприятностей, охотники Нижней Тунгуски придумали довольно оригинальный способ: они повязывают на лицо детские памперсы. Влага, выдыхаемая человеком, отлично ими впитывается, оставляя лицо сухим и защищённым от ветра. Как только памперс пресыщается влагой и начинает смерзаться, мешая полноценно дышать, его выбрасывают и цепляют новый.

Для защиты ног от обмораживания местное население использует особые носки, которых я больше не встречал ни в одной местности. Эти носки вяжут местные женщины (обычно эвенкийки). В толстую шерстяную нить они вплетают конский волос. Когда надеваешь такие носки, возникает ощущение, что ногу покалывают сотни иголочек. Буквально через пять минут вся ступня словно огнём горит.

Наверное, кто-то думает, что главное качество промысловика – это умение развести костёр в сырую погоду, обустроить ночлег или суметь точно выстрелить в зверя и птицу. Конечно, всё это, и даже значительно больше, таёжник умеет. Однако, несмотря на колоссальную приспособленность местных охотников к жизни в тайге, главным и самым необходимым качеством для этой жизни остаётся способность не сойти с ума от многомесячного одиночества, в условиях которого и протекает сам процесс промысловой охоты на соболя. Тут уже неважно, как это качество у тебя появилось – выработалось со временем или было врождённым. Главное, это качество должно быть, ибо без него в тайге на промысле просто не выжить. Именно неумение воспринимать одиночество как абсолютно нормальное психологическое состояние не позволило многим страстным охотникам перейти из категории любителей в разряд промысловиков.


Наверное, мне повезло? Моя психика не страдает в уединении, и я довольно легко ощущаю себя в отрыве от цивилизации. Понял я это давно, и, наверное, именно тогда поманили меня к себе бескрайние таёжные просторы с их безлюдностью, непуганностью зверя и птицы и бесконечной свободой, где ты зависишь только от себя самого. И есть в этом ощущении «свободного полёта» какая-то особая притягательная сила, суть которой объяснить невозможно. Всё это где-то там, на подсознательном уровне.

Начав плотно общаться с промысловиками, я понял, что это ощущение единения человеческой души с тайгой присуще не только мне. Практически все таёжники, с которыми меня свела судьба, больны той же неизлечимой «болезнью». В этом отношении очень показательна жизнь ныне уже покойного Павла Лысенко, который жил в деревне Преображенка на Нижней Тунгуске. Был он неисправимый пропойца, не имел ни семьи, ни паспорта, ни дома, но охотничий участок на реке Алтыб имел. Пил Паша весь год, спал где придётся, ел что дадут. Но вот заканчивался август, и Паша словно преображался. Он бросал пить, шёл в магазин и отоваривался в долг для предстоящего промыслового сезона. Не было у Павла ни моторной лодки, ни снегохода. На свой участок он добирался на маленькой лодке-погонке, которые местные охотники мастерят из двух досок (на борта) и двух раскатанных бочек (днище). Почти неделю он поднимался на шестах вверх по реке к своему участку, а потом весь сезон работал там, что называется, от души. Вернувшись после сезона в деревню, он очень быстро спускал все оставшиеся после возврата магазину кредита деньги и уже через месяц опять бродяжничал и побирался до конца очередного августа, когда традиционно бросал пить и начинал собираться на промысел. Он и умер-то во время очередного захода на свой охотничий участок.

Завершая повествование, хочется отметить, что пока существует тайга, пока в ней водится зверь и живёт человек, промысловая охота останется частью жизни многих и многих людей, населяющих необозримые просторы нашей страны. Мне кажется, что даже если рухнет вся экономика, а пушнина перестанет быть предметом международного торга, промысел мяса, рыбы и мехов не прекратит своего существования. Люди, как и прежде, пойдут в тайгу промышлять зверя и птицу, будут ловить рыбу, собирать ягоду, а потом обмениваться всем этим друг с другом. Фраза «тайга кормит» и в XXI веке имеет для огромного числа наших граждан фундаментальное значение.

Русский охотничий журнал, октябрь 2016 г.

6693

huntportal.ru

перечень зверей и особенности в 2019

Неподготовленный человек легко теряется, попав в скованный снегами лес, даже если это небольшая посадка, окруженная трассой или железнодорожными путями. Что уж говорить о выживании в более суровых таежных условиях ‒ в них может легко дезориентироваться и попасть в стрессовую ситуацию даже опытный походник.

Поможет выжить охота в сибирской тайге, при должной теоретической подготовке подвластная каждому. Тем более, выживание в столь суровых условиях и охотничьи навыки высоко оценятся вашими товарищами. А там, того и гляди, украсит стену трофейная голова дикого вепря, исполненная талантливой рукой знакомого таксидермиста. В любом случае, уметь правильно охотиться на таежных просторах ‒ навык жизненно необходимый, и мы подскажем, как им в полной мере овладеть.

Чем отличается охота в сибирской тайге

Таежный мир не совсем привычен для обыкновенного охотника. В нем действуют строгие законы и порядки, регулирующие взаимоотношения между всеми лесными обитателями. Пренебрежение простейшими правилами пребывания в местности данного типа не только приведет к неудачной охоте, но и к вероятной гибели от лап хищного зверя (рисунок 1).

Для начала следует рассмотреть ряд рекомендаций, способных предотвратить трагедию во время вашего пребывания в лесополосе и повышающих шансы на удачный поход:

  1. Если вы плохо знаете местность, найдите местного проводника. В охотничьих угодьях найдется достаточно людей, готовых вам помочь не только за вознаграждение, но и вовсе бесплатно. Техника безопасности требует участия в охотничьем процессе минимум двух человек, потому, если не проводник, то напарник вам жизненно необходим. Еще лучше ‒ группа из трех-пяти товарищей.
  2. В случае, когда вы решили все-таки отправиться один, найдите самые точные и самые актуальные планы местности ‒ карты, снимки навигатора и спутниковые изображения ландшафта. Не забудьте также исправный компас и водостойкие точные наручные часы.
  3. Воля и самоконтроль. Да, без точных и выверенных решений вы не продержитесь в дикой тайге и суток. Многих юных и торопливых охотников сгубила спешка и азарт, с которыми вы не только ничего не поймаете, но и попадете в беду. Обратите внимание на поведение охотников-старожилов, ‒ они рассудительны и внимательно наблюдают за каждым изменением, например, направлением ветра и птичьими голосами. Поскольку лес ‒ организованная система, по простым признакам можно понять, что происходит с фауной на несколько километров вперед и просчитать, где находится искомая дичь.
  4. Помните, что мы в ответе за окружающую среду, потому не трогайте занесенные в красную книгу виды, не нападайте на молодняк и уважительно относитесь к каждому лесному жителю. Не забывайте об уголовной ответственности за нарушения правил охоты.

Рисунок 1. Охотиться в тайге можно летом и зимой

Самой главной опасностью во время сибирской охоты в тайге станет медведь. Хранитель леса, сильный и опасный, косолапый бросает вызов самым отчаянным и смелым мужчинам. Он является наиболее желанным трофеем в сезон охоты. Не менее ценной дичью считаются таежные соболя, мех которых является основным источником заработка для местных жителей, а также дикие кабаны, лисицы и зайцы.

Современная промысловая охота в тайге

В XXI веке на охотничий промысел накладывается ряд определенных ограничений со стороны законодательства. Они направлены на регуляцию количества поголовья и самого процесса добычи дичи без явного вреда для экосистемы. Иначе говоря, промысловая охота ‒ это рациональный подход к использованию животного ресурса с целью получения шкур и мяса для дальнейшей продажи или домашнего использования (рисунок 2).

Для каждого региона устанавливается свой охотничий сезон, исключительно во время которого вы сможете заниматься выслеживанием и отловом дичи. В настоящее время промысловая добыча является в меньшей степени развлечением, нежели источником заработка, особенно в западных Сибири и Тайге является хорошей возможностью прокормить себя и семью.

В сравнении с прошлым столетием, количество охотников значительно сократилось. Действительно промысловая добыча пушнины интересует все больше городских жителей, стремящихся покорить необузданную стихию. Однако выбраться на внедорожнике или «Буране» с набором полной экипировки недостаточно. Вы должны уметь отладить все системы, которыми пользуетесь ‒ от починки двигателя или буксировки авто до чистки ружья и скрепления сломавшихся лыж гвоздями. В любом случае, охотничий промысел ‒ это особый ритм жизни, требующий особого склада ума, потому почему бы не попробовать?

Рисунок 2. В прошлом добыча пушного зверя считалась очень популярным промыслом

Продажа пушнины по-прежнему является выгодным занятием, потому пока «тайга кормит», будет процветать и промысловая добыча дичи. В советское время такая частная ловля была поставлена на промышленные рельсы, ‒ звероловы договаривались с промхозами за определенный процент от добычи.

Немалая часть местных жителей уходит в сезон на отпуска в несколько месяцев ‒ «тайга зовет», как выражаются они.

На каких зверей можно охотиться

Поскольку лесными хозяйствами и самим государством регулируется поголовье, породы пригодные для отлова и сроки охотничьего сезона, обязательно примите их во внимание при планировании марш-броска в суровые таежные условия.

Например, медвежья и лосиная охота имеет строгое количество особей, которых можно отловить ‒ большая цифра облагается штрафами, запретами и конфискацией лицензии. Итак, на какую живность может легально пойти охотник, не имея проблем с законом и местными лесничими (которые в разы строже блюдут таежные правила и обычаи, нежели правоохранительные органы)?

Охота на кабана

Самым популярным зверем, на которого осуществляется поход в лес, является вепрь. Дикий кабан живет не только на таежных просторах, но и в самых обычных лесных посадках. Однако суровые северные кабаны обладают более диким дурным нравом и крупными габаритами. Давая мощный отпор более хищным лесным животным, они станут настоящим испытанием для любого зверолова (рисунок 3).

Существует три подвида добычи данного зверя:

  1. Загон: пожалуй, наиболее простой и распространенный способ. Базируется на скоординированной работе загонщиков и стрелков ‒ каждый член команды стоит на своей площадке, не двигаясь, не издавая резких звуков и не делая лишних движений, поскольку каждое из них может спугнуть дичь. Необходимо знать, где чаще всего происходит кормежка особей, и в этом вам поможет местный егерь или бывалый зверолов.
  2. Скрадом: вы сможете справиться даже в одиночку или группой из двух-трех человек. Основное правило ‒ нужно досконально знать абсолютно все повадки зверя и… красться. Да, абсолютно беззвучно, с заряженным ружьем, дыша только через нос и совершенно бесшумно ступая по насту или заснеженному хворосту. При достаточном уровне сноровки вы действительно сможете подойти к зверю на близкой дистанции и мгновенно атаковать. У вас даже будет несколько секунд в случае, если вы промахнулись ‒ кабан, хоть и быстрый, но достаточно грузный и, чтобы развернуться и резко побежать, ему понадобится немного усилий. Также возьмите на заметку, что провернуть подобное днем будет сложно, а вот ночью ‒ доступно даже полному новичку.
  3. С вышки: нет ничего более наивного, чем кормящееся животное и этой наивностью пользуется большинство охотников, не фанатеющих от связанных с загоном дичи рисков по открытой местности. Подстрелить кабанчика с вышки на местах привычного кормления, ‒ пожалуй, действительно самый простой способ ловли. Осуществляется также в ночное время.

Рисунок 3. Кабан — ценный трофей для любого охотника

Пост на вышке рекомендуется занять непосредственно перед закатом, вооружиться тепловым биноклем или прицелом и ждать.

Охота на лис

Рыжая хитрая плутовка лиса ‒ одно из простейших животных, ловля которого доступна каждому новичку. Лучше всего выходить за ней зимой на лыжах с самым простым ружьем. Принцип ловли прост: узнаете приблизительное время кормления и распорядок дня местных лис у егеря или бывалых охотников, затем отправляясь в путь. Завидев животное за 100-150 метров, стреляйте, ‒ с максимальной вероятностью попадете (рисунок 4).

В другое время года днем лису не застать: охотится она ночью. Однако суровые таежные условия заставляют Патрикеевну выходить на мышкование ‒ охоту на мышей ‒ днем. Зачастую ходят лисы одним и тем же маршрутом, отдаляясь от него не более чем на пять-десять метров. Зная приблизительное расположения ее норы и маршрут до мест кормления, вы легко выследите хищницу.

Рисунок 4. На лис охотятся преимущественно для сохранения популяции других видов

Среди всех лесных обитателей лиса является наиболее неприятным зверем ‒ мало того, что она разносит бешенство, так еще и разворовывает тетеревиные гнезда, ловит маленьких зайчат, уничтожает молодые выводки наземных птиц. Сокращение популяций данного вида необходимо для сохранения популяций других видов. Однако профессиональные охотники предпочитают не тратить свое время на лис, интересуясь более «полезными» соболями и кабанами.

Охота на соболя

Соболиный промысел ‒ данная разновидность охоты стала синонимом зимней ловли на таежных просторах (рисунок 5).

Большая часть звероловов открывает сезон именно ради этих небольших, но обладающих невероятно ценными шкурками зверей. С XVIII-XIX ст. данный промысел считался основным для жителей ряда российских регионов.

Небольшой по размерам, но невероятно проворный хищник соболь питается птицами ‒ рябчиками и глухарями, а также грызунами ‒ мышами и, в особенности, белками, нормализуя численность их поголовья. В рацион зверька входят также дары леса ‒ ягоды и орешки.

Рисунок 5. Соболиная охота — один из самых популярных видов зимнего промысла

На протяжении нескольких веков было разработано четыре наиболее эффективных способа удачной соболиной охоты:

  1. С использованием обметов и сетей: пожалуй, наиболее устаревший и скорее вспомогательный способ ловли. Подразумевает расстановку сетей рядом с норами, где нет обратного хода. Чаще всего зверька оттуда выкуривают с помощью дымовой шашки. Однако соболь ‒ необычайно умное животное, потому единожды попав в сети и выжив, сможет выбраться снова или вовсе в них не запутаться. Вне зависимости от уровня мастерства самого охотника, опытного соболя можно поймать более серьезными средствами.
  2. С использованием капканов и самоловов: поставить силок или капкан на привычном для соболя маршруте, ориентируясь на его старые следы ‒ достаточно просто. С высокой вероятностью зверь действительно угодит в ловушку. Такая разновидность ловли применима только в очень суровую погоду, когда ни пешком, ни на лыжах уже не пройдешь. В качестве приманки лучше всего применять мясо, а капкан класть в полость деревянного сруба, присыпанного снегом.
  3. С использованием четырехлапых друзей ‒ собак породы лайка: обученные лайки поколениями вылавливали соболей. Лучше всего брать с собой сибирских лаек ‒ они самые азартные из всех пород. Ловля с ними превращается в настоящую драму ‒ стоит лайке взять тончайший след, как она будет гнать дичь километрами, пока не загонит в руки хозяина-охотника. На помощь приходят уже сети, которые накидываются на место загона соболя. Далее животное вытаскивается с помощью тонкого щупа. Помните, что ваша основная задача ‒ не повредить шкурку зверя.
  4. С использованием силков: несмотря на популярность более современных методов добычи, силковая охота на соболя не теряет своей популярности среди звероловов. Основное правило ‒ устанавливать петлю там, где точно пробежит дичь.

Необходимое оружие и экипировка

Если со способами охоты и разрешениями на отлов определенных видов стало немного понятней, то вопрос, что брать с собой, остается по-прежнему открытым. И это самый серьезный этап подготовки к походу (рисунок 6).

Ваш комплект оружия должен включать:

  1. Само ружье, обязательно лицензионное, а также чехол, ремень, смазку, обжимку, экстрактор ручного типа, ершик для чистки дула.
  2. Герметично упакованные и защищенные от отсыревания патроны.
  3. Подвеску поясную или плечевую для дичи.
  4. Нож, желательно несколько разных и инструмент для их заточки.
  5. Лицензию на саму охоту помимо оружейной. Иначе вы ‒ браконьер, а этот факт не понравится ни правоохранительным органам, ни местным егерям (напоминаем, что полиция значительно безопасней, нежели егеря, узнавшие в вас браконьера).
  6. Маскировочный костюм ‒ полностью белый или с вкраплениями коричневого костюм под окружающую местность.

Рисунок 6. Необходимая экипировка для промысла

Более детально об экипировке:

  1. Одежда ‒ несколько сменных комплектов, чистое белье и термобелье, однако ничего лишнего.
  2. Аптечка ‒ ваш друг. Не пренебрегайте таблетками от спазма сосудов, расстройства желудка или антибиотиков. Вы не сможете предугадать, пройдет забег в лес удачно или не очень, а легкие блистеры с таблетками смогут спасти вашу жизнь.
  3. Берите легкую по весу, но достаточно питательную по энергетической ценности пищу. Вместо хлеба используйте сухари, вместо бутербродов ‒ армейский котелок с кашей и тушенкой.
  4. Не забудьте захватить паракорд или длинный прочный трос, леску и рыболовные принадлежности на случай, если закончится продовольствие, а дичи и не видать, также нож, нитки, обязательно наличные деньги, посуду для приготовления и употребления пищи ‒ котелок (желательно армейский с крышкой-сковородкой), ложку. Для поддержания личной гигиены запаситесь мусорными пакетами, влажными и сухими антисептическими салфетками. Мусор всегда уносите за собой плотно запакованным, ‒ иначе аромат тушенки может учуять голодный хищник.
  5. Топор и пила ‒ даже не обсуждается. Вам необходимо ночевать и, соответственно, разводить кострище.
  6. Утепленная палатка, каремат, спальник, термоодеяло. Благодаря современным технологиям изготовления тканей все составляющие вашего лагеря будут компактными и легкими.
  7. Сменная обувь вроде тапочек для отдыха в лагере ‒ обязательно. После похода ваши стопы нуждаются в качественном отдыхе и без сменки реализовать это невозможно.

Из наиболее важного ‒ возьмите все документы, защитите их от влаги или огня и захватите наличные. Даже если вы забыли что-то из провианта, это можно приобрести у местных жителей. Удачной охоты!

Поделиться

Поделиться

Нравится

Класс!

Нравится

Твитнуть

nowifi.ru

охота и жизнь в тайге видео

Опубликовано: 50 лет назад

3 105 356 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

312 289 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

395 738 просмотров

Опубликовано: 16 часов назад

265 312 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

1 331 010 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

246 150 просмотров

Опубликовано: 17 часов назад

92 181 просмотр

Опубликовано: 19 часов назад

668 639 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

727 506 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

40 838 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

1 268 096 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

1 200 443 просмотра

Опубликовано: 50 лет назад

831 762 просмотра

Опубликовано: 19 часов назад

188 056 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

248 249 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

138 168 просмотров

Опубликовано: 18 часов назад

22 886 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

281 711 просмотров

Опубликовано: 15 часов назад

64 978 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

15 328 просмотров

luchshee-video.ru

Охота в тайге — Видео

Опубликовано: 19 часов назад

51 236 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

312 289 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

395 738 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

3 105 356 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

281 711 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

3 442 693 просмотра

Опубликовано: 50 лет назад

10 202 просмотра

Опубликовано: 50 лет назад

266 451 просмотр

Опубликовано: 50 лет назад

1 268 096 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

40 838 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

18 020 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

26 015 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

138 168 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

33 127 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

668 639 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

13 460 просмотров

Опубликовано: 16 часов назад

265 312 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

246 150 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

13 551 просмотр

videoyoutube.ru

В тайге — На Охоте

Девственная тайга залегла на сотни верст в бассейнах рек Кондомы и Мрассы Кузнецкого и части Бийского районов.

Мерно ступают кони по узкой тропе.

Уже третий день идет наш маленький караван, состоящий кроме меня из проводника с двумя вьючными лошадьми.

Мы продвигаемся на противоположный край нашей обширной разведочной площади от Спасской резиденции на реке Кондоме до реки Лебедя для обследования ее и системы речек, в нее впадающих.

Безлюдье. За три дня пути только два раза встретили мы трех алтайцев, едущих по своим делам. Тропа^едва намечается, и буйная растительность тайги скрывает от глаз перспективу. Зонтичные растения, почти вровень с верховым, стеной встают по сторонам, местами труден путь: то мешают упавшие стволы умерших гигантов кедров, сваленных бурей поперек тропы, то вязнут на крутом подъеме копыта привычных коней, то зацепятся мягкие вьюки на повороте тропы за дерево. Тихо вокруг необычайно… Какая-то особенная, мертвая тишина встречает путника, впервые попавшего в тайгу. И только попривыкши, начнет улавливать ухо чуть слышные голоса тайги: свист рябчика вдали, стук дятла, шорох белки на ближайшем кедре; но звуки, как будто заглушенные громадой леса, редки и не громки.

Отчетливо раздается только звон ботал больших колокольцев, привязанных на шее вьючных. Эти боталы необходимы, чтобы легче было найти стреноженного коня, отпущенного на ночь в густые таежные травы.

Проводник Федор Почепнев, высокий и рябой охотник-промышленник, хорошо знающий тайгу и владеющий языком местных алтайцев, едет впереди, держа в поводу вьючных.

Он мне нравится своей серьезной деловитостью. находчивостью, открытым веселым характером и свободным обращением.
Правда, Федор не прочь при случае загулять, и неодолимым соблазном служит для него крепкое медовое пиво гостеприимных таежных пасечников.

Хорошо думается под однообразный звон ботал. Но зевать не приходится: то вдруг прыгнет конь через сваленный ствол, то зацепит неожиданно низко склонившаяся ветка кедра. Верная бескурковая за плечами с пулей Вицлебена в левом стволе: с «хозяином тайги» — медведем — встречи нередки на таежных тропах.

Мой неизменный спутник в моих скитаниях, ирландец Джой, бежит сзади, изредка заходя на полянки и разбираясь в соблазнительных запахах и утренних набродах глухариных выводков. Много верст сделал он со мной по тайге и приучился не растрачивать зря сил в бешеном поиске, как делал это в начале наших путешествий.

Августовское солнце уже склоняется за вершины кедров и сосен, чувствую усталость от шестичасового пребывания в седле.

— Что, Михайлыч, пора, однако, привал делать — ишь место подходящее,— оборачивается Почепнев, как будто угадывая мои мысли.
Место действительно чудесное: небольшая полянка, окаймленная с трех сторон стеной леса и омываемая с четвертой прозрачной говорливой горной реченькой.

Хорошо размять уставшие ноги, хорошо протянуться на брезенте, развьючив коней, закурить и, заложив руки за голову, глядеть вверх, в голубое небо, слушая резвые струйки быстро бегущей речки.

Навсегда запоминаются такие минуты и, как нечто драгоценное, заветное, пронесет их душа через шумный ряд годов и забот. Забудутся подробности, сотрутся в памяти названия, имена, но в больших городах, среди всех достижений культуры и техники запомнятся говорливые струи горных рек, смолистые запахи кедров и сосен, таежные травы и звон ботал вьючных коней.

Мой второй спутник, молодой техник Казанцев, лежит задумчиво у костра. Он не охотник, мои переживания чужды ему, но и он, видимо, отдался очарованию таежных сказок тихого вечера среди дикой природы.

— Что, хорошо, Иван Сергеевич? — спрашиваю его, и, мягко улыбаясь, отвечает он:

— Хорошо, очень хорошо…

Незаметно спустилась темная бархатная ночь, скоро взошла луна, осветив мягким таинственным светом вершины деревьев, трещал костер, рассыпая последние искры, доносился мягкий звон ботал стреноженных коней да бульканье неугомонных речных струек. Уставший Джой спал мирным сном. Долго еще лежал я, вдыхая ароматы трав, пока сон не поборол и меня.

С рассветом начались обычные суетливые сборы в путь: седлали и вьючили коней, собирали кошмы и весь несложный походный инвентарь. Через час уже снова мерно шагал по тропе наш небольшой караван. Августовское утро было достаточно свежо, в небе ни облачка, воздух тих и спокоен. Версту за верстой отмеривали мы обычным таежным ходким шагом. Путь лежал по долине речки Андабы, где лет 50 тому назад были большие работы. Огромные отвалы гальки и торфов уже успели покрыться растительностью— осинками, березником и сплошным ковром земляники, крыжовника и смородины. Эти отвалы были везде по всей долине, свидетельствуя об огромной работе, проделанной много лет назад, о сотнях тысячах кубов перевороченной земли упорными усилиями человека в погоне за золотыми крупинками, скрытыми под наносами… И сейчас вот мы трое в этой тайге едем за тем же, чтобы найти новые нетронутые места, где когда-нибудь снова человеческий труд будет добывать крупицы желтого металла, наворачивая горы отвалов, изменяя рельеф, отводя течение речек, устраивая канавы, вырубая леса.

Я глянул вниз и залюбовался: сплошной земляничник устилал землю, спелых ягод было столько, что поляна казалась покрытой зеленым бархатным ковром с вытканными на нем алыми узорами. Жалко было смотреть, как под копытами коней раздавливаются красные сочные ягоды.

Соблазнившись, сделали привал, тем более, что уже три часа ехали мы беспрерывно.
— Подходящее место, Федьша,— обратился я к Почепневу,— кругом ягода, березняки, вода близко: глухари должны быть…

— Да уж где же и быть, как не здесь… Пошарь с собакой Михайлыч, найдешь наверное…

Усталости как не бывало. Я свистнул Джоя и двинулся. Умный пес, увидя ружье, сразу понял, что предстоит охота, и быстро заискал широким «челноком». Растительность была негустая и позволяла далеко видеть собаку. А утренних ранних набродов было, очевидно, много: то и дело останавливался Джой, внимательно обследуя траву.

Мы переходили с отвала на отвал. Солнышко, поднявшееся высоко, стало пригревать как следует. Искать в это время нужно ближе к реке, так как выводки после утренней сытной кормежки любят в жару укрыться в прохладном и тенистом месте в кустах у ручья.

Мы свернули в сторону по небольшому ключику, впадающему в речку’и бегущему в неширокой долине. Поиск Джоя стал осторожнее… что-то учуял… Вот сделал круг, медленно разбирается в свежих дразнящих запахах. Еще несколько минут — и, вытянув «перо», осторожными шагами повел к группе кустов смородины шагах в 30 от ключа… Сердце начинает постукивать… Еще шаг, другой, и ирландец замер в стойке; чувствовалось в его окаменевшей неподвижности, как налит напряжением страсти каждый мускул, каждый нерв Джоя.

Не выдержав стойки, с характерным квохтаньем, с шумом вырывается копалуха. Только чуть тронулся с места вежливый пес и продолжает стоять. Через мгновение справа и слева от собаки залопотало, захлопало — и два крупных глухаренка поднялись над зарослями.

Отпустив немного, бью дуплетом. Вижу сквозь дым выстрелов, как шлепаются мертво битые птицы.

После выстрелов сейчас же загремели в кустах еще два… Лихорадочно тороплюсь выбросить стреляные гильзы и вложить новые… И недаром: пятый глухаренок, запоздавший почему-то, поднялся в самый момент, когда я щелкнул затвором бескурковки, и потянул на чистине. Торопясь, мажу по нем из правого ствола и уже шагах в шестидесяти догоняю левым. Джой приносит убитых: двух петушков, уже в
черном пере и копалушку. Сетка сразу дает чувствовать полупудовым грузом. Возвращаемся к стану. Как всегда, одобрительными возгласами встречает нас Федор:

— Ну, с полем, Михайлыч! Пей, давай, чай, отдыхай, да и дальше ехать нужно.
Так день за днем двигаемся мы по тайге, останавливаясь у речек, добывая рыбу, постреливая по пути глухарей и рябчиков, которых особенно хорошо умел подсвистывать Почепнев. Привольно дышалось в тайге, «гнуса» стало значительно меньше, и уже не так отравляли существование назойливые комары и оводы, как в жаркие июльские дни.

На третий день нашего путешествия произошла и памятная мне встреча c «хозяином тайги»— большим темно-бурым йедведем. Тропа вела нас на большую поляну, а с другой стороны навстречу нам шел он и остановился пораженный, как и мы, встречей. Нас разделяло не больше 40 шагов. Мой конь стал, как вкопанный, и только дрожал мелкой дрожью. Рука потянулась к двустволке, где в левом стволе всегда была пуля… Но зверь не стал ждать: рявкнув, он машистыми скачками бросился в сторону и скрылся; только треск сучьев отмечал бегство. Долго еще храпели и фыркали испуганные кони.

— Ишь, черная немочь, как удирает! — заругался Почепнев, успокаивая лошадей,— а не трогает зря человека, только его не трогай…

Слышь, Михайлыч, какой случай лонись был,— продолжал он, когда мы тронулись в путь,— вышли это шишковать алтаец с семьей — с женой да с двумя ребятами, и вот так же на тропе встретился с медведицей с двумя медвежатами. Ну, прямо вот носом к носу…

Ну известное дело, люди со страху ошалели, стоят ни живы, ни мертвы. А медвежонок один — болыненький уж был — подбежал к девчонке восьмилетней, да лапой, лапой ее задирать стал: играть видно захотел. Ну, девчонка в голос взревела… А матка-то, медведица, подошла, да как даст лапой детенышу по заднице: не озоруй, дескать не пужай зря людей… А потом в сторону с тропы свернула и детей увела… Так и не тронула никого.

И полились рассказы охотника про медвежьи обычаи…

— А вот еще видел я раз, как медведь играет,— продолжал Почепнев,— шел я как-то уж осенью по лесу, слышу — впереди шебаршит что-то да потрескивает. Ну, известное дело, осторожно стал вперед пробираться… И что ж ты думаешь?.. Вижу — медведь, не шибко большой, лежит на земле и передними лапами сгребает в кучу мусор: листья сухие, землю, сучки. Большую кучу нагреб… Что, думаю, дальше будет? А он, шайтан, лапу поднял правую, да как треснет изо всей силы по самой маковке кучи… Ну, известно, пыль, листья, сучки так и брызнули, а ему, лешему-то и любо: башку на бок наклонил, смотрит, словно ухмыляется А я с винтовкой был. Шагов в пятнадцати всего в башку ему пулю всадил, не шевельнулся…

И как-то неприятно кольнуло жестокое окончание рассказа охотника Так ясно представил я себе несложную, добродушную игру лесного свободного зверя, его веселую морду с узенькими глазками и предсмертный хрип его, пораженного в разгаре нехитрой забавы…

— А то еще любит зверь, когда расщепленную лесину найдет. Оттянет, сколько силы хватит щепу( и отпустит сразу: задребезжит она, а он слушает, ровно музыку, — любо ему…

В этих рассказах незаметно продвигались мы вперед.

На другой день к вечеру вышли к берегу реки Лебедя. Здесь мне предстояло пробыть не меньше двух недель, проверить работающую разведочную партию и организовать новую, поисковую. Здесь же мне пришлось встретиться с моим первым медведем в боевой обстановке охоты и притом на следующую же ночь по приезде на стан.

Через час мы были на стану, в палатке моего помощника, начальника разведочной партии.

Шли обычные разговоры о деле, о шурфах, о содержании золота, о результатах двухмесячной работы, намечали план на завтрашний день, и только когда далеко за полночь мы стали собираться на покой, Сергей обратился ко мне.

— Да, забыл тебе сказать: вчера медведь нашу корову задрал. Остались мы без молока, а помнишь сколько труда было затащить эту коровенку на разведку… И не ел ее, проклятый. Оттащил только в сторону да забросал немного сучьями. Место удобное, можно бы покараулить. Да и ночи подходящие, светлые…

Эта весть наполнила меня радостью, признаюсь, довольно эгоистической, так как потеря коровы для лагеря была ощутимым лишением.

Весь следующий день прошел в осмотре работ, в хлопотах по организации новой партии во главе с Казанцевым, но мне все-таки удалось осмотреть место, где лежала жертва медведя. Он задрал ее на поляне и оттащил тушу шагов на 50 к лесу.

Место, правда, было очень хорошее.

Вблизи туши стояла группа сосен, где я распорядился на нижних ветвях перебросить две доски для сиденья.

Корова была уже начата, видимо, в эту ночь, но вновь заложена валежником.

С закатом солнца я был уже на месте и с помощью Почепнева влез на дерево и засел на своем лабазе.

— Ну, Михайлыч, мотри, не сплошай, обязательно зверь должен прийти, если уж начал тушу,— напутствовал меня Федор.

Понемногу спускалась ночь, затихли голоса тайги. Неподвижно, не шевелясь, не куря, сидел я на своем посту. Плыли минуты за минутами, стало совсем темно.

И так ясно ловит насторожившийся слух все шорохи и шелесты… Глаз еще различает темную массу падали в 10 шагах.

— Хорошо, что луна скоро взойдет, виднее будет,— подумал я, а сам прислушиваюсь, не хрустнет ли где ветка под ногой приближающегося зверя. Но все тихо кругом, только шуршат под деревом перебегающие мыши, да бурундуки собирают орехи для зимних запасов.

Вот и луна показалась.

Хорошо стало кругом, какими-то таинственными кажутся стоящие вдали кедры, словно живые существа, протягивающие свои мохнатые руки-ветви. А ноги затекли от неудобного сиденья в одной неподвижной позе. Сколько времени прошло, наверное, часа три уж сижу… Захотелось курить, двигаться, и все сильнее становится уверенность, что зверь не придет в эту ночь.

И вдруг совсем неожиданно я увидел его. Он подошел неслышно и шагах в 150 от меня резко выделился темным силуэтом на опушке леса. Я вижу его поднятую кверху морду, чутко прислушивающуюся… Как медленно тянутся минуты. Рука сжимает шейку двустволки, заранее направленной в сторону лежащей коровы.
Удостоверившись, что все спокойно, медведь направился к корове. И здесь я увидел, как легко и неслышно ступает этот грузный зверь, которого мы привыкли считать неуклюжим. В родной, свободной обстановке движения зверя почти грациозны.

Еще несколько мягких неслышных шагов, и он у падали, ясно видна его лобастая голова. Решая стрелять в голову, расстояние близкое, бесшумно поднимаю ружье, тщательно выцеливаю, насколько позволяет неверный лунный свет,— и нажимаю гашетку. Вместе с громом выстрела, как-то особенно сильно прозвучавшим в ночной тишине, слышу короткий хриплый рев — и все стихло. Едва рассеялся дым, глаз различает уже темную тушу неподвижно лежащего зверя.

Осторожно слезаю с дерева и с ружьем наготове подхожу к лежащему зверю… Мертв… Скорее домой… С первыми лучами рассвета приехали мы с Почепневым и с рабочими на телеге. Крупный темно-бурый медведь лежал на боку, вытянув передние лапы.

Пуля Вицлебена угодила около уха и буквально разнесла череп. Очевидно, смерть зверя была мгновенной.

Дружными усилиями взваливаем тушу на телегу, причем немало пришлось повозиться е храпевшей и упирающейся лошадью, учуявшей запах зверя.

Пользуясь тем, что на стану были большие весы для приемки мяса, взвесили зверя целиком. Он вытянул 13,5 пуда, а снятая шкура оказалась семнадцать четвертей.

Сала вынули больше 2 пудов.

 

Д. Белоусов «Охота и охотничье хозяйство» №7, 1957.

naoxote.com

охоты и рыбалка в тайге

Опубликовано: 50 лет назад

1 268 096 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

1 200 443 просмотра

Опубликовано: 16 часов назад

265 312 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

312 289 просмотров

Опубликовано: 17 часов назад

201 688 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

3 105 356 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

246 150 просмотров

Опубликовано: 19 часов назад

88 685 просмотров

Опубликовано: 18 часов назад

77 751 просмотр

Опубликовано: 50 лет назад

94 145 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

575 450 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

248 249 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

82 665 просмотров

Опубликовано: 18 часов назад

487 557 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

82 218 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

255 513 просмотров

Опубликовано: 50 лет назад

323 799 просмотров

Опубликовано: 17 часов назад

327 075 просмотров

Опубликовано: 1 час назад

76 641 просмотр

luchshee-video.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о