Женщина на охоте – Женщина на охоте – нонсенс или норма?

Женщина на охоте – нонсенс или норма?

фото с hunter.ru фото с hunter.ru

В старые времена считалось женщина на корабле – к кораблекрушению! Женщина же на охоте — к удаче или… ?

Читая недавно в каком-то журнале историю о том, как очередная американка охотилась где-то на Алтае на трофейных горных баранов, озадачился вопросом – почему европейки и американки нередко увлекаются охотничьими путешествиями, бывают в Африке и стреляют там не только газелей Томпсона, бывают в Канаде, на Аляске, на Камчатке, где также предпочитают лосей с медведями, уткам с гусями?

И в то же время, почему наши же российские, порою даже весьма состоятельные барышни, как правило, относятся к охоте с большой прохладцей? Неужели американки круче? Хоть никогда и не имел близких отношений с североамериканскими представительницами прекрасного пола – никогда в это не поверю, потому, что с нашими прекрасными представительницами, общался и путешествовал довольно много, по этому достаточно хорошо изучил их игривые характеры, повадки, вернее пардон, конечно – пристрастия!

Итак, тот факт, что в целом американки богаче россиянок во многие и многие разы, к сожалению пока не оспорим и с точки зрения путешествий имеет огромное значение. Мои деньги – моя свобода, есть у них такая или похожая по смыслу пословица. Но ведь охотничье путешествие может быть не только в Африку, но и, например, в соседнюю область. В этом случае бюджет путешествия будет по карману почти любой работающей в городе и тем более имеющей там свой бизнес россиянке.

 

фото с hunter.ru

фото ВОО

Так почему же наши преуспевающие соотечественницы в своем подавляющем и абсолютном большинстве, штурмуют турецкие и египетские курорты, топят свои деньги в Красном и других морях, занимаясь модным дайвингом. В выходные же предпочитают отдаваться соляриям, фитнесам и шопингам, зачастую таская за собой, ополоумевших от этого занятия мужей, друзей и других особей мужского пола, коим только и остается утешать себя мыслями, что все это и делается подругами как раз для них же самих.

Никаких проблем для женщин в получении охотбилетов и разрешений на оружие сейчас нет. При наличии знакомств и связей эти вопросы решаются теперь за пару дней, а у вип персон и вообще за пару часов!!! При этом пол новоиспеченных охотников и владельцев оружия никого не волнует и никакого значения не имеет. Но все же нет у нас пока женского охотничьего бума, как, например, есть женский бум автомобильный и все тут. Правда этот последний бум не редко как раз и кончается всякими не серьезными дорожными бум – бум.

В чем же кроется такая вот нелюбовь к охоте большинства женщин из русских селений. Проанализировав свой опыт и всю имеющуюся у меня информацию, делаю вывод – как раз в том, что наши останавливающие слона на скаку и легко отрывающие ему потом хобот героические женщины как раз зачастую и любят охоту в нас мужчинах, а не себя в охоте, как эгоистичные и фиминистичные американки.

Наши женщины, не смотря ни на какие времена, будут прощать любимым не только такие полезные для здоровья, но отрывающие от семьи увлечения, как охота с рыбалкой, но и нередко пьянство, поход налево или направо, да и вообще все что угодно. Эта жертвенность – национальная черта характера и с ней уже, наверное, ничего не поделаешь – это в генах.

Про сельских же русских женщин и охоту говорить и вовсе не приходиться. Этим женщинам зачастую нужно ставить прижизненные памятники, потому что они успевают или успевали не только одновременно горбатиться на колхозной ферме, вести свое хлопотное хозяйство, воспитывать детишек, но еще и не редко вытирать сопли вечно пьяному от постоянных и многочисленных мыслей – деревенскому философу мужу.

 

фото с hunter.ru

фото ВОО

Как-то не до охоты им конечно, но уж если муж сельский охотник или рыбак – это, как правило уважается женами, правда за частую сопровождается добрыми фольклорными подколками, вроде такой: — Кто всю жизнь рыбу удит, у того никогда ни хрена не будет!

Как и у всех остальных людей у женщин имеются свои характеры, которые могут быть похожи один на другой, но все же неповторимы. Одна будет сидеть в лодке и скучать глядя на неподвижный поплавок вашей удочки, считая это пустым время препровождением, другая в такой же ситуации будет радостно рассматривать лилии с кувшинками, будет любоваться пейзажами, и в конце концов попросит выдать ей удочку, а если и не попросит то все равно будет счастлива.

И в том и в другом случае, любая из них может быть неплохой хозяйкой, хорошей матерью и заботливой женой. На моей памяти походы на охоту сопровождались тремя дамами.

Две из них были со мной на тяге по одному разу. Первый раз в жизни, лет в двадцать, будучи в деревне с небольшой компанией, позвал на тягу свою симпатичную коллегу по работе, с которой только-только еще начали посматривать друг на друга.

Тогда, на тяге, пришлось отдать ружье еще одному парню с работы – не охотнику, пошедшему с нами прогуляться. Из елового островка нам было отлично видно, как этот товарищ проводил с открытым ртом с десяток куликов, так и не успев выстрелить ни по одному из пролетавших прямо над головой.

Мне тогда было не до вальдшнепов, иначе бы их поголовье сократилось как минимум вдвое. Второй раз взял на тягу свою первую жену уже после совместно прожитых лет пяти. Она никогда не проявляла никакого интереса к охоте, дичь называла не иначе как мертвечиной и к ней не прикасалась, а тогда вдруг, будучи в деревне, решила сходить со мной на зорьку. Сидя на складном стуле, она тоже с открытым ртом наблюдала как один за другим падали налетающие и облетающие меня вальдшнепы.

 

фото с hunter.ru

фото с hunter.ru

Тогда взял из пяти пять, шестью выстрелами. Такой результативности из расчета патрон – вальдшнеп у меня больше никогда не было. Пять вальдшнепов и даже больше за зорьку мне сбивать доводилось, но выстрелов при этом было гораздо больше. Жена тогда была не на шутку взволнована от азарта увиденного, но впрочем, этим же вечером все и забыла.

А вот другая моя спутница так увлеклась охотой, что теперь неплохо стреляет из двуствольной двадцатки, мелкокалиберного карабина и даже самостоятельно добыла несколько вальдшнепов. Время от времени, если позволяют дела с нами ездит, ни кому не мешает, не ноет, к тому же быстро решает вопросы всегда отвлекающей походной кухни. Может пошутить, а то и подколоть любого из моих охотничьих компаньонов, словом совершенно органично влилась в наш коллектив, став его уважаемым и даже можно сказать желанным представителем.

В большинстве же случаев мужики только радуются отсутствию, скажем обобщенно — подруг, на охоте. Ведь как порою бывает необходимо развеяться, немного отдохнуть друг от друга, слегка попьянствовать у рыбацкого либо охотничьего костра с друзьями, избавившись от почти неизбежной в таких случаях распилки мозгов, а то и просто побыть наедине с самим собой, не спеша подумать обо всем…ведь

– Без расставаний не бывает встреч!
 

Анатолий Бонч-Бруевич 24 мая 2012 в 00:40

www.ohotniki.ru

Женщина — профессиональный охотник — Охотники.ру

Высокая, стройная, с льняными волосами, она выглядит как модель. Но ей чужды цивилизация и светская жизнь. Ее стихия — светлые леса восточной Африки, бескрайние саванны, обширные плоскогорья с криками орла и рыком диких животных.

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Наташа Иллум Берг родилась в Швеции, но уже 25 лет живет в Восточной Африке.

Ее неизменные атрибуты — шорты, полотняная шляпа и карабин.

Она единственная женщина в Танзании, которая имеет лицензию профессионального охотника и специализируется на охоте на буйволов и эксклюзивных сафари.

Известна как яростный защитник дикой природы и автор пяти биографических и художественных книг, которые изданы на девяти языках.

Недавно она впервые побывала в Москве по приглашению Благотворительного фонда содействия сохранению дикой природы Notivory и любезно согласилась ответить на вопросы спецкора «МК».

— Кто назвал Вас замечательным русским именем Наташа?

— По одной версии, когда я родилась, то громко плакала, но, как только мама брала меня на руки и обнимала, я моментально успокаивалась. Тогда мама решила, что я как «война и мир». А в романе Льва Толстого есть замечательная героиня Наташа.

Есть и вторая версия. Мой папа был очень консервативным человеком, у которого было две дочки. Когда я появилась на свет, он уединился в своем кабинете и стал подбирать имена, которые были бы созвучны с фразой «Я тебя люблю».

Проговаривал вслух: «Шарлотта, я тебя люблю» — звучало как-то не очень. «Мэри, я тебя люблю» — тоже не впечатляло. А когда папа произнес: «Наташа, я тебя люблю», решил, что это звучит как музыка — прекрасно. В тот момент он понял, что меня будут звать Наташа.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

За годы, проведенные в Танзании, многие местные жители стали моими верными друзьями и надежными помощниками. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Ваш дед Бенгт Берг был известным шведским орнитологом, зоологом, фотографом дикой природы и охотником. Какой самый ценный совет он дал Вам в жизни?

— Я его никогда не видела. Я была очень близка со своей бабушкой, потрясающим человеком. Когда я была маленькой, она мне говорила: «Помни всегда, что леопард намного быстрее молнии, он такой осторожный и ловкий, что кажется, может спрятаться за спичечным коробком».

Этот совет может показаться странным, ведь я росла в Скандинавии. Но мой дедушка долгое время работал в Индии, занимался спасением носорогов, а бабушке была интересна охота на тигров-людоедов, поэтому, когда я читала сказку Шарля Перро «Красная Шапочка», никак не могла поверить, что волк может съесть бабушку…

— В каком возрасте Вы научились стрелять и какой была Ваша первая добыча?

— Мои родные никогда бы не дали мне в руки ружье и не сказали бы: «Иди стреляй в кого угодно». Это сродни убийству. Мы всегда были очень близки к природе. Помню, когда я в пять лет впервые услышала симфоническую музыку по радио, спросила у бабушки: «Это, наверное, ревет какой-то зверь?» — настолько я была ближе к звукам природы, чем к музыке.

Родители много времени посвятили тому, чтобы объяснить мне, кто такие животные и как с ними нужно обращаться. Только после этого я получила ружье и в 16 лет добыла первого селезня кряковой утки.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Сладкий миг возвращения домой после отпуска в Европе. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Вы жили в Швеции, потом в Дании. Это северные страны. Почему Вашей страстью стала жаркая Танзания с ее субэкваториальным климатом?

— В Танзании лучшие буйволы! Когда я в 18 лет окончила школу, поехала за приключениями в ЮАР. Но сразу поняла, что это не моя страна — с ее расовой сегрегацией и высокими заборами. Мне хотелось увидеть более дикую, первобытную Африку.

Но родители настояли, чтобы я вернулась и получила образование. Так как душа у меня лежала к природе, я решила, что поступлю в университет изучать лесное хозяйство. Но прежде чем начать обучение, нужно было 8 месяцев провести в лесу, поработать простым дровосеком.

Я пилила деревья, и меня не покидала мысль, что время очень быстротечно, жизнь проходит, мне уже 21 год… Учиться дальше я не стала. Тогда я узнала, что недалеко живет профессиональный охотник, который собирается возвращаться в Танзанию.

В тайне от родителей встретилась с этим человеком. Стала просить его взять меня с собой в Танзанию, обещала целый год работать только за еду и жилье, если он даст мне застрелить одного буйвола.

Чтобы сообщить маме об отъезде, я собрала все свои сбережения, отвела ее в самый лучший ресторан в Копенгагене и там сказала: «Мама, я уезжаю в Африку!»

— Что больше всего удивило, когда оказались в Танзании?

— Нас с сестрой фактически воспитывал отец. Моя бабушка охотилась в Индии на тигров-людоедов. И, в отличие от старых дедов-ретроградов, папа никогда не сомневался, что его дочери на многое способны. Я приехала в Танзанию с двумя чемоданами, полная энтузиазма. Остановилась в доме профессионального охотника.

Его жена встретила меня в штыки, проворчала с кислой миной: «Да, похоже, ты здесь надолго». Это стало для меня первым шоком. Видимо, она опасалась, что я уведу у нее мужа. Агрессивно по отношению ко мне была настроена не только она, но и остальные женщины.

Я же знала, что приехала в Танзанию охотиться не за их мужьями, а за буйволами. Но первые четыре года моего пребывания в Танзании я не получила приглашения ни в одну семью, ни в один дом. Была персоной нон грата.

Это было связано не только с тем, что я была молодая и симпатичная. Мне вменяли то, что я занимаюсь исконно мужским делом — охотой…

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Трекеры за работой. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Кто стал для Вас учителем в охоте?

— Получить в Танзании статус профессионального охотника непросто. Я на протяжении двух лет училась у трех охотников. Один из них запомнился мне особенно. Он не был милым человеком, наоборот, учил в любой ситуации постоять за себя.

Чтобы тебя допустили до экзаменов, нужно было предоставить три рекомендательных письма. Я их получила, прошла все экзамены. И, что самое удивительное, через месяц из министерства природы Танзании, из департамента охоты, мне пришло сообщение: «Мистер Берг, вы прошли все экзамены».

Через месяц я получила второе послание: «Мисс Иллум Берг, вы не прошли испытания». Далее шла ремарка: «…потому что вы были представлены как женщина». Я встретилась с председателем экзаменационной комиссии и попросила показать мне мои тесты, которые я провалила. И тут услышала, что они их… потеряли.

По правилам повторно сдавать экзамены можно было только через год. С присущей мне прямотой я сказала председателю экзаменационной комиссии:

«Я помогу вам. Раз вы теряете оригиналы, в следующий раз я заполню тесты в двух экземплярах. Одна копия будет у вас, другая у меня. На всех экзаменах я буду сидеть на первой парте, и буду приходить из года в год до тех пор, пока не сдам тесты. И с каждым разом мое лицо будет все злее и злее. Вы сами решайте, хотите вы меня здесь видеть каждый год или нет».

— Год перед новыми испытаниями провели в Кении?

— В Кении я встретила своего духовного наставника. У его белой семьи была очень длинная история. В Восточной Африке жили четыре поколения этого рода. Однажды владелец фермы в конце рабочей недели предложил мне утром в воскресенье сходить на службу в храм.

Я сослалась на то, что сильно устала, и осталась дома. Утром в воскресенье проснулась от шума за окном. Выглянула и увидела во дворе тушу добытого буйвола и галдящих людей, а хозяин, увидев меня, сказал: «Вот что я называю своего рода службой».

С тех пор каждое воскресенье мы отправлялись на охоту. А вообще там я занималась депопуляцией диких животных. Однажды целый месяц пришлось есть мясо зебры. Казалось, что до такой степени пропиталась запахом этого животного, что моя собственная кожа стала пахнуть соответственно.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Через год Вы все-таки получили лицензию профессионального охотника — стали по сути первопроходцем?

— В Танзании была одна женщина-охотник, немка по национальности, у нее была территория, на которую она приглашала гостей поохотиться. Но я стала первой женщиной — профессиональным охотником в Танзании.

Африканская ассоциация профессиональных охотников тогда распалась на две части. 90 % ее членов были против включения меня в ассоциацию и только 10 % — за. Но меньшинство в итоге победило. К тому времени я уже 10 лет охотилась в Танзании.

С моим появлением в ассоциации пришлось менять формуляр, который заполняют члены для вступления в нее: там, где раньше фигурировало только местоимение «он», пришлось дописывать «она». Зря они меня включили в ассоциацию. (Смеется.) Как только я стала ее членом, то сразу сказала: «Давайте здесь все менять».

— Самые известные африканские охоты — на «Большую пятерку»: слона, носорога, буйвола, льва и леопарда. Почему сафари на буйвола стало Вашим любимым?

— Можно сказать, буйвол сам выбрал меня. Есть люди, которые охотятся на кошек, но это не для меня: приходится просто сидеть на одном месте и ждать большую кошку на приваде.

Для меня охота — это вызов, мне нужно ползти, бежать, использовать все органы чувств, чтобы выследить и взять зверя. Слонов я не стреляю, потому что наступило время, когда этих животных практически не осталось.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Чтение — истинная услада для души и ума. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Кто стал Вашим первым клиентом?

— Мне пришлось искать его самой. Для придания веса я не уставала повторять клиентам, что у меня за плечами уже тридцать сафари. А иначе как было заполучить клиента? Наконец нашла одного бедолагу. А он всего лишь ранил буйвола и не смог его добрать вторым выстрелом.

Буйвол — самое опасное животное на земле. Раненный, он почти всегда убегает в кустарник. И если клиент опытный, то профессиональный охотник может разрешить ему самому добрать буйвола. При этом он страхует клиента, потому как нет худшей славы для профессионального охотника, чем слава человека, у которого погиб клиент под зверем.

Нам в тот день пришлось вернуться в лагерь: световой день кончился. Ночью я мысленно прокручивала все возможные сценарии того, как погибну: или буйвол меня растопчет, или поднимет на рога. Уже под утро меня сделало сильной осознание того, что в любом случае я должна погибнуть достойно.

Я оставила клиента в машине — уж очень он нервничал, — а сама с трекером отправилась на поиски раненого буйвола. Сначала сделала первый небольшой шажок, осмотрелась, понюхала воздух, потом второй, третий… Тогда и поняла, что самое важное — делать шаг за шагом, а не представлять весь сценарий сразу. Это стало моим спасением.

Конечно, я бы могла представить вам героическую историю, как я нашла буйвола, он меня атаковал, и я его с десяти шагов… Но такого не было. Когда мы его нашли, буйвол был уже мертв.

— Как Вы нашли себе трекеров — проводников? Как добились, чтобы они стали Вам доверять?

— В Танзании общество патриархальное, все важные решения принимают мужчины. И удивительно, что все эти трекеры — мужчины из числа местного населения — никогда не выказывали никакой дискриминации.

Сначала они немного сомневались во мне как в человеке, и это было нормально, они имели на это право. Но после первой серьезной охоты все их сомнения отпали. Они и рассказали всем в Танзании, что есть такая белая женщина — профессиональный охотник.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Встреча в буше. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Сложно было выучить официальный язык Танзании — суахили?

— На суахили я говорю без акцента, как на родном шведском. Еще в первый год пребывания в Танзании я оказалась одна в лагере с двадцатью мужчинами, которые не говорили по-английски.

Профессиональный охотник, единственный, кто говорил по-английски, уехал на два месяца и попросил меня позаботиться о лагере. Это был лучший способ выучить язык.

В Танзании очень мало белых. Разбираясь с бумагами, общаясь с чиновниками и полицейскими, продлевая статус резидента в стране, я общалась с местными жителями. Знание суахили здорово в этом помогает. А вообще я говорю на пяти языках.

— Можете вспомнить одну из самых экстремальных своих охот?

— Опасайтесь профессиональных охотников, у которых в запасе достаточно экстремальных историй. Жизнь у всех нас висит на волоске, зато адреналин зашкаливает. Некоторые специально стреляют буйвола по брюху, чтобы он атаковал охотников, и пиэйч стоит и бьет его в лоб, так что животное падает под ноги клиенту.

Потом пиэйч хлопает охотника по плечу и говорит: «Какой классный выстрел! Смотри, какой ты трофей взял!» Это не мой герой.

Я, наоборот, пытаюсь на охоте сделать все, чтобы дать клиенту возможность самому добыть животное. У меня в жизни было много ситуаций, когда меня и бегемот вместе с лодкой в воздух подбрасывал, и леопард-людоед за мной гнался.

Но это — часть моей работы. Как профессиональный охотник я рассказывать об этом не люблю.

— Более двадцати лет Вы являетесь профессиональным охотником. Сколько за это время у Вас было клиентов?

— Трудно сказать, сколько было клиентов, а вот сафари было точно далеко за сотню. Одно сафари может длиться пять дней, другое три недели, именно поэтому я считаю сафари. Но мы охотимся в старом классическом стиле — по десять часов в день, от восхода до заката, передвигаемся пешком и, как сто лет назад, берем с собой носильщиков.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Я живу в тех местах, где рыбу ловят руками, особенно в засушливый сезон. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Что скажете о русских клиентах?

— У меня их пока не было. Если честно, я их немного опасаюсь, потому что слышала немало разговоров об излишней категоричности и требовательности русских. Они хотят, чтобы за ними везде следовал вертолет…

Но, побывав в России, я увидела совершенно других людей, очень радушных, открытых, лишенных какого-либо снобизма, чванства, готовых отдать ближнему последнюю рубашку. Это дорогого стоит!

— Собаку берете с собой на охоту?

— В Танзании запрещено использовать собак. На охоте я сама — собака…

— Как устроен Ваш быт?

— Я живу в доме, который построила сама. В Танзании замечательные, доброжелательные люди. Есть те, кто уже 18 лет помогает мне по хозяйству. Со мной живет дочь, которой исполнилось 7 лет. Рождение ребенка сделало меня сильнее. Мне очень хочется быть для нее положительным примером, чтобы, когда она вырастет, сказать: «Теперь твоя очередь — вперед!»

— Вы пишете книги. Поводом служат какие-то личные сильные переживания, истории на охоте или это ремесло: просто нужно сесть и писать, чтобы в нужный срок сдать книгу?

— Дисциплина нужна в любом деле. Но мне порой кажется, что я родилась без век. Я смотрю на окружающий мир широко открытыми глазами, а потом все увиденное и пережитое посредством письма передаю читателям.

Начала я со стихов, потом пришло время книг и рассказов об охоте. Также я пишу художественные произведения. Уже вышло пять книг на девяти языках. Надеюсь, в скором времени они будут переведены и на русский язык. Во всех своих произведениях я пытаюсь добраться до правды.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

После десяти часов пребывания на охоте так приятно отдохнуть в лагере. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

— Вы известный защитник природы. Расскажите о своей природоохранной деятельности.

— Я никогда не продолжила бы заниматься охотой, если бы у нее не было природоохранного значения. Во многих странах Африки, в частности в Танзании, есть природные парки, куда приезжают туристы, и они платят деньги за их посещение. И это хорошо, у этих территорий есть будущее.

Но есть и другие территории, со своей флорой и фауной, которые также имеют огромное значение. Очень важно дать им экономическую оценку, иначе они придут в упадок. Охота — единственный выход для сохранения этих территорий.

Клиенты-охотники платят достаточно большие деньги, часть из которых идет на сохранение дикой природы и борьбу с браконьерами. Добывают же клиенты на трофейной охоте просто мизерное количество животных по сравнению с их общим числом.

Правительство устанавливает годовую квоту на охоту на тех или иных животных, исходя из общего состояния популяции каждого вида. Сегодня регулируемая трофейная охота является способом сохранения дикой природы.

На профессиональных охотниках лежит большая ответственность: они должны быть глазами и ушами того, что происходит с животными в природе. Когда я нахожусь на этих территориях, я отношусь к диким животным как к домашнему скоту в собственном хозяйстве, а значит, забочусь о них, чтобы и завтра их было в достатке.

 

Фото из архива Наташи Иллум Берг.

У скрипача — скрипка, у пилота — штурвал, а у меня — карабин. У каждого из нас свой инструмент. Фото из архива Наташи Иллум Берг.

Ситуация с браконьерством слонов в последние годы стала просто ужасной. Когда я после родов вернулась в Африку, то ужаснулась, как мало осталось этих животных, и организовала свой фонд по защите слонов в Танзании. Мы патрулируем территории обитания слонов, охраняем их от браконьеров, разрушаем их стоянки и лагеря.

Были случаи, когда в нас стреляли, но мы продолжаем наше дело. Я также попыталась обратиться к охотникам других стран за помощью, но встретила непонимание того, что трагедия слонов — это трагедия человечества. Почему люди не понимают, что нужно сохранить баланс между природой, животными и человеком?..

Есть большая группа ученых, которые занимаются исследованиями проблем окружающей среды, но, к сожалению, их работы практически не публикуются, и 99 % людей вообще не знают, что на самом деле происходит в мире с экологией.

Мы постоянно слышим разрозненные данные относительно ухудшения экологии, будь то загрязнение атмосферы, ухудшение качества подземных вод, засоление почв, вырубка лесов, опустынивание, таяние ледников, парниковый эффект, использование пластика… Но общей картины, насколько все плохо в мире, просто не существует.

Я поняла, что нет связи между учеными и остальным миром, и решила стать посредником между учеными, знающими, на каком краю стоит человечество, и обществом.

Сейчас совместно с ООН мы готовим 20 основных тезисов, на которые в первую очередь нужно обратить внимание миллионов людей, чтобы не произошла необратимая экологическая катастрофа, и проблема дикой природы — одна из них.

Беседовала Светлана Самоделова 24 октября 2019 в 13:18

www.ohotniki.ru

Убийственная красота: женская охота как тренд

Сабрина Коргателли с трофейным жирафом, подстреленным на вполне легальной в Африканской саванне охоте

Это фото ухмыляющейся Сабрины Коргателли с только что пристреленным ею взрослым жирафом вызвало широкий общественный резонанс: оказалось, что все больше женщин платят бешеные деньги за то, чтоб пойти поохотиться на диких животных. Своего нового увлечения прекрасные охотницы нисколько не стесняются, а напротив – гордятся им.

Сабрина Коргателли с убитым жирафом

Солнечные лучи ласкают ее кожу, ветер развевает волосы — Сабрина Коргателли удовлетворенно улыбается и, широко расставив плечи, уверенно смотрит в камеру. Эту фотографию девушка сделала во время своего долгожданного отпуска в Африке в июле прошлого года. Чуть позже снимок появится на страничке Сабрины в Facebook и вскоре разлетится по всем социальным сетям, ведь на этом фото девушка изображена в обнимку с большим мертвым жирафом, которого ей удалось пристрелить во время сафари по Южной Африке. «День второй. Я пристрелила великолепного взрослого жирафа. Это потрясающие ощущения, которые я никогда не смогу забыть!!!» — так Сабрина прокомментировала фотографию.

Сабрина Коргателли с антилопой-гну

Сотрудница Университета Айдахо, а также ревностная поклонница охоты, Сабрина, несомненно, великолепно провела неделю в Африке, заполучив ценнейшие трофеи: антилопу-гну, африканского кабана, а также лесную антилопу куду. Однако именно фото с жирафом привлекло к отпуску Сабрины внимание всего мира. Неудивительно: сделанный спустя всего несколько недель после хладнокровного убийства американским стоматологом Уолтером Палмером знаменитого льва Сесила (зверь был главной достопримечательностью национального парка «Хванге» в Зимбабве и объектом изучения многих зоологов), снимок заставил мир задуматься о правомерности и приемлемости в современном мире такого неоднозначного вида спорта, как охота.

Сабрина Коргателли позирует на фоне убитой антилопы куду

Снимок Сабрины и ее добычи повлек за собой ожесточенную реакцию: он тут же попал на страницы возмущенной прессы, а аккаунт девушки в Facebook заполонили злостные комментарии типа: «Это существо не имеет права жить и дышать на Земле. Нет, не жираф, а то, что стоит рядом с ним». Позже Сабрина появилась на популярном в США телешоу Today, в котором девушка попыталась оправдать свои действия, заявив: «Люди думают, что мы хладнокровные убийцы, но это не так. Охота не исключает уважения к животным. Мои действия абсолютно законны, поэтому никто не может меня наказать или осудить за мое хобби».

Сабрина Коргателли с очередным трофеем — телом африканского кабана

Мир, конечно же, осудил «хобби» Сабрины, но девушка не залегла на дно. «Итальянская охотница» (так Сабрина называет сама себя) в качестве общественного протеста снялась для обложки постера, защищающего и оправдывающего кровавый спорт. У войны не женское лицо, но, что касается, охоты на крупную дичь, мы вынуждены признать, что все меняется. Согласно данным Американской Ассоциации индустрии спортивных товаров (America’s National Sporting Goods Association), число женщин-охотниц с 2001 по 2013 год возросло на 85%.

Сабрина Коргателли с убитым оленем

До недавнего времени охота на экзотических животных была исключительно мужской прерогативой. В течение многих десятилетий гордые охотники фотографировались на фоне своих массивных добыч, и вешали на стены своих «пещер» клыки или рога убитых животных, доказывая окружающим свою мощь, отвагу и мужественность. Современные охотники предпочитают хвастаться своими трофеями онлайн, демонстрируя интернет-аудитории, как язвительно отмечают критики, так называемый «Ноев ковчег смерти». Сама же аудитория за словом в карман не полезет: любители умилительных видео с котиками и по совместительству ярые защитники прав животных обрели теперь новый объект всеобщей ненависти. Проще говоря, охотятся на охотников.

Кендалл Джонс с одним из трофеев из «большой африканской пятерки»

Волна возмущений, однако, только подстегнула любительниц охоты начать еще пуще отстаивать свои права, публикуя все больше шокирующих кровавых снимков убитых зверей. Так, широкую популярность получила ученица Техасского колледжа Кендалл Джонс – самая юная охотница, которой удалось собрать «Большую африканскую пятерку», то есть пять наиболее почетных трофеев африканского сафари – буйвола, носорога, слона, льва и леопарда. Ребекка Френсис, миловидная блондинка, мать троих и приемная мать пятерых детей, ввязалась в настоящую Твиттер-войну, спровоцированную фотографией, на которой она изображена вместе с только что пристреленным жирафом. И не абы с кем воюет  – а со знаменитым комиком Риком Джервейсом. 28-летняя жительница Канады Ева Шоки вместе с отцом ведет кабельное шоу, посвященное охоте на животных. Руководство программы уже окрестило девушку «принцессой охотничьей королевской династии».

Ева Шоки с охотничьим трофеем

«Число девушек, занимающихся охотой, вот уже несколько лет растет с неимоверной скоростью», — резюмирует Ева в своей статье, опубликованной в журнале Africa Geographic. «В детстве мы с мамой часто ездили посмотреть на охоту, но тогда мы были единственными женщинами в мужской компании. Теперь же, когда я еду на какие-либо охотничьи мероприятия, я вижу, что около половины аудитории – это женщины. С ними здорово охотиться – очень необычно и интересно», — признается девушка.

Кендалл Джонс

Разумеется, на новую тенденцию немедленно среагировал рынок производства охотничьего снаряжения. К примеру, всего пару лет назад не существовало камуфляжной охотничьей одежды для женщин – девушкам приходилось подгонять под себя мужское снаряжение. Теперь же многие бренды спортивной одежды, такие, как Under Armour, выпускают специальную женскую охотничью экипировку. Сама Ева также недавно подогнала под особенности женского тела свое любимое оружие – лук. Конструкция стала легче, она учитывает небольшой размах женских рук, а стрелы с розовым оперением делают ее еще и модной. Общую картину дополняют специализированные сайты для женщин-охотниц (Womenhunttoo.com и Camoisthenewblack.com), слоганы («Охота сексуальнее, чем тверк» и «Хватит пялиться на мою стойку»), хэштег #huntlikegirl (#охотьсякакдевушка), а также специальные уроки охоты для женщин.

Ева Шоки

В отличие от бородатых, курящих и грубоватых мужчин (куда ж без стереотипов?), новый вид охотников, точнее охотниц, можно охарактеризовать как «абсолютно инстаграмный». Особые приметы: яркий макияж, пухлые губы, объемные волосы, маникюр и облегающая одежда.

Кендалл Джонс с трофеем

Среди прекрасных юных охотниц, пожалуй, никто так не стремится отстоять свое увлечение, как Кендалл Джонс. Голубоглазая блондинка, типичная американская черлидерша, только и успевает штамповать один за другим онлайн посты на одну и ту же тему. Вот она демонстрирует изящные змеиные движения во время очередной охоты в новом видео для серии роликов под названием «Кендалл Джонс: Игра началась». Вот она фотографируется верхом на убитом олене, оставив под снимком комментарий: «Вернусь домой на День Благодарения – и сразу на охоту! Хочу забить холодильник вкусным мясом и принести домой красавца-оленя». А вот она выпускает собственную серию футболок и толстовок с надписью «Я охочусь. Это законно. Смиритесь с этим. #hateproof».

Кендалл Джонс с трофеем

Уроженка Техаса, Кендалл всю жизнь росла в районе с прочно устоявшейся культурой охоты. Ей было всего девять лет, когда отец впервые взял ее с собой в Африку на охоту за «Большой пятеркой». А спустя еще два африканских сафари Кендалл уже сама могла похвастаться пятью почетными добычами – удивительно, ведь девочке было всего 14. В 2104 году 19-летняя охотница шокировала Интернет снимками, на которых счастливая девушка позирует в обнимку с убитым леопардом. Фотографии вскоре были заблокированы Facebook, а немногим позже на Change.org появилась петиция, гласившая: «Остановите Кендалл Джонс». На настоящий момент петицию подписало 177,034 человек.

Кендалл Джонс с трофеем

Кендалл была признана «самым ненавистным человеком в Интернете», ей регулярно угрожали смертью, но чуть позже сама охотница заявила, что за всей этой интернет-травлей стоит не что иное, как сексизм, а не осуждение ее хобби как такового. В доказательство девушка устроила онлайн-конкурс самых сексуальных охотников-мужчин. «Единственная причина, почему я устроила этот конкурс, заключается в том, чтобы доказать, что общество выводит из себя не сам факт охоты и не демонстрация убитой дичи, а лишь то, что всем этим занимается девушка», — комментирует Кендалл, — «Что ж, спешу сообщить, что я никогда не перестану заниматься любимым делом. Я горжусь тем, что я могу охотиться, носить макияж, выступать в команде поддержки и ПРОСТО БЫТЬ СОБОЙ».

Кендалл Джонс

Оправдана ли ее теория сексистского заговора? Вполне возможно, ведь когда Ребекка Френсис опубликовала фото, на котором она позирует рядом с убитым жирафом, знаменитый комик Рик Джервейс тут же поделился снимком со своими подписчиками в Twitter, заявив: «Что может такого ужасного произойти в жизни, чтобы решить пойти убивать прекрасных животных, а затем легкомысленно позировать рядом с ними?». Пост ретвитнули около 50 тысяч раз. Как и Кендалл, Ребекка стала регулярно получать угрозы и осуждающие комментарии типа: «Этой стерве нет места в мире. Это не она должна охотиться, это на нее надо охотиться и отстреливать таких, как она». Между тем, охотники-мужчины публикуют в Интернете не менее шокирующие фотографии, однако едва ли мы можем представить, что в их адрес полетят обидные комментарии.

Ребекка Френсис с убитым ею жирафом Ребекка Френсис с подстреленным львом

В интервью канадскому новостному порталу CBC news, посвященному двойным стандартам, профессор Университета Вандербильта Кэлли Оливер рассказала, что многих людей мысль о женщине с оружием в руках выбивает из привычной колеи мирозданья. «Мы привыкли видеть в роли охотников мужчин, когда же на охоту выходят девушки, мы, по меньшей мере, удивляемся, — заявила профессор, — Неважно, что мы думаем по поводу охоты на «Большую пятерку». Важно, что девушки с оружием в руках в принципе нас очень беспокоят».

Кендалл Джонс

Несмотря на нападки в Интернете, Кендалл очевидно нравится каждый день играть роль врага народа. В октябре прошлого года в ночь на Хэллоуин девушка опубликовала фото, на котором она позировала в костюме запачканного кровью дантиста. «Так как многим понравился мой костюм в прошлом году, угадайте, кто я сегодня? УОЛТЕР!!», — прокомментировала снимок охотница. Пост собрал около 17 тысяч лайков.

Михаэла Фиалова с африканским трофеем

Шумиха, поднятая вокруг охотниц, привела, в конце концов, к тому, что охота на крупную дичь стала еще более прибыльным бизнесом международного уровня. В среднем цена за сафари составляет около ста тысяч долларов – охота, таким образом, на настоящий момент является одним из самых дорогих, эксклюзивных и противоречивых видов досуга. В отличие от браконьерства, охота в некоторых частях Африки не запрещена. Любой желающий (в основном, это, конечно, белые богатые американцы) должен лишь заплатить пошлину за каждого убитого зверя – цена зависит от места обитания и вида конкретного животного. К примеру, в Лимпопо охота на гиппопотама обойдется вам в 14 тысяч долларов, в то время как убитый слон стоит все 60. За то, чтобы подстрелить льва Сесила, Уолтер Палмер заплатил около 70 тысяч долларов.

Это и другие фото 12-летней охотницы на жирафов Арианны Гурдин из штата Юта вызвали новую волну возмущения в соцсетях.

В свое оправдание охотники заявляют, что в среднем ежегодный доход стран Африки, получаемый от предоставления необычной услуги, составляет около 270  миллионов долларов. Эта сумма идет на улучшение жизни местного населения и способствует развитию региона. Более того, собранные деньги идут также на борьбу с браконьерством, что помогает спасти редкие виды животных. Охота ведется исключительно в странах со стабильной экосистемой, где потеря того или иного животного никак не скажется на благосостоянии всей популяции. В завершении, на мушку охотника попадают лишь старые, а также опасные для местных жителей звери.

Михаэла Фиалова с африканским трофеем

Однако все это лишь слова охотников, а эксперты утверждают совсем другое. Исследование 2013 года, проведенное несколькими группами по защите окружающей среды, включая Международный фонд защиты животных и Международное гуманное общество, установило, что доходы стран Африки от платной охоты туристов сильно «переоценены и завышены». В исследовании также сообщается, что из всей собранной суммы, полученной от пошлин, лишь 3 процента идут  на нужды местного населения. Виной всему – высокий уровень коррупции и неразвитая правовая система Африки.

Кендалл Джонс с трофеем

С экологической точки зрения ясно одно: тысячи африканских животных погибают от рук браконьеров, зарабатывающих миллиарды долларов на шкурах, мясе и костях диких зверей. Для сравнения: согласно Программе ООН по окружающей среде, всего за одно десятилетие число носорогов, убитых браконьерами, увеличилось на 12 тысяч (!) процентов – с 10-15 до 1215 особей в год. 

Кендалл Джонс с носорогом

Чиновники же утверждают, что доля правды, в том, что охотники, оплачивая дорогие сафари, так или иначе помогают Африке аккумулировать усилия по охране окружающей среды, все же есть. Критики, напротив, окрестили пошлины на охоту «кровавыми деньгами», заявив, что, если бы охотников действительно волновали экологические проблемы Африки, они бы напрямую делали пожертвования в соответствующие организации. Но между тем мир сотрясают все новые и новые неутешительные данные: так, согласно исследованиям Службы охраны рыбных ресурсов и диких животных США, в прошлом году американцы ввезли в свою страну в качестве добычи 745 африканских львов (показатель вырос на 70 процентов в сравнении с 2011 годом).

Арианна Гурдин с очередным убитым жирафом (девочка ездит на охоту с отцом)

В то время как группы по защите прав животных беспрестанно борются за запрет бессмысленного, на их взгляд, вида спорта, привлечь внимание властей и правоохранительных органов удалось не им, а разразившимся вокруг охоты спорам в Интернете. Результаты не заставляют себя ждать. Так, в свете скандала с убийством льва Сесила две американские авиакомпании прекратили перевозки в Африку охотников на «Большую пятерку». В ноябре прошлого года Франция, последовав примеру Австралии, запретила импорт львов, убитых во время спортивной охоты. В то же время, ЮАР, вероятно, совсем скоро запретит деятельность ферм, специально выращивающих львов для богатых охотников (да-да, существуют и такие).  А в Конгресс США уже поступил законопроект, по которому гражданам страны будет запрещено ввозить части тел животных, находящихся на грани исчезновения.

Мелисса Бахман, тоже известная в соцсетях охотница и любительница фотосессий с трофеями

Зарождающаяся политическая тенденция, безусловно, взволновала заядлых охотников. Так, в ноябре прошлого года Ребекка Френсис опубликовала пост с призывом всех охотников объединиться против тех, кто стремится запретить их любимое хобби. «Наступил момент, когда всем нам надо быть заодно и начать борьбу за наши интересы, — написала девушка на Huntinglife.com, — Нас атакуют со всех сторон, желая отнять у нас наше законное право на охоту. Если мы не объединимся, ОНИ ПОБЕДЯТ».

Мелисса Бахман с очередным африканским трофеем

Меж тем, в самой Африке недавно прошло собрание известной охотничьей некоммерческой организации Международного сафари-клуба, члены которого встретились с представителями правительства и лоббистских групп, чтобы обсудить вопросы «организации жизнедеятельности дикой природы». Вопрос о запрете дорогостоящей спортивной охоты на территории африканского континента даже не значился в повестке.

Перевод с английского: Ольга Трухина

Фото: архивы пресс-служб, Facebook, Instagram, huntinglife.com, thekendalljones.com

www.marieclaire.ru

Женщины — охотники / Сибирский охотник

Охота всегда считалась сугубо мужским занятием  с пещерных времен, еще лет 30 назад   дама  на охоте или рыбалке — довольно редкостное явление, лично я со своим многолетним опытом встречался c такими лишь два раза.

Одна такая рыбачка жила со мной  в одном  поселке еще в 70-х, имела свою небольшую баржу на причале и частенько возилась с дизельным двигателем в мужской майке и мужских семейных труселях. 

Рыбу ловила не хуже нас, на ходу успешно стреляла с одной руки разбегающихся лысух , другой рукой удерживая румпель баржи, и мы звали её — дядя Маша.

Однажды я принимал участие в охоте на медведя  на севере Камчатки, и мы остановились отдохнуть в устье реки у артели рыбаков.

Все  было как обычно — совместная уха, мужские разговоры, крепкие словца. И лишь когда кто-то неудачно пошутил, его придержали — полегче, с нами женщина…

Нашему удивлению не было предела, оказывается  в этой небольшой бригаде была и дама, которая сидела с нами за столом, вот только увидеть в ней признаки  слабого пола — дела непростое.

Оказывается именно она их кормит дичью и разнообразит надоевшее рыбное меню, ежедневно уходя к сопкам в поисках дичи среди двухметровых зарослей кедрового стланика, куда я в одиночку ходить опасался.

Женщина — водитель, тракторист, летчик, в те годы смотрелись диковинкой, а женщина-охотник( или охотница)- из разряда очевидное — невероятное.

Даже увидев в очередном номере журнала «Охота и охотничье хозяйство» девушку с охотничьим ружьем, я вглядывался  в изображение и пытался увидеть что-то общее, между женственными чертами и мужским занятием, но увы, и по сей день никак не могу представить нежные пальчики на спусковом крючке.

Сейчас  дама на охоте не так часто, но все же встречается, и надо заметить — не особо афишируют свое увлечение, очевидно все же понимая — не женское это дело. Как правило это внучка  профессионала — дедушки, либо жена фанатика охоты.

 Ясно лишь одно, такая девушка обладает достойными чертами характера и смелостью, которых порой недостает многим мужчинам в повседневной жизни. Кроме этого надо иметь хорошую физическую подготовку, навыки в стрельбе и т.п.

И сейчас такие есть, эти красавицы-умнички, особенно радующие глаз истинного охотника, которые относятся к таким дамам с особенным уважением.

Речь не идет о разукрашенных моделях с ружьем в руках, эти пригодны лишь для продолжения рода, и безусловно заслуживают внимания , ведь мы же в первую очередь больше мужчины, а потом уже …немножко охотники. 

В Японии традиция не позволяла даже разговаривать с женщиной перед выходом на охоту, это могло принести неудачу, а тем более взять её на охоту.

Но сегодня все суеверия оставлены в прошлом, и встретить японку с ружьем в лесу-обычное дело, и это  не увлечение, а жизненная необходимость накормить семью.

В Национальной охотничьей ассоциации Японии уже зарегистрировано 1169 охотниц.

Как говорится — не дай бог! 

Так что оставим в покое страну восходящего солнца, а в своей стране сделаем все, чтобы  наши дамы не становились охотницами ради того, чтобы накормить детей…пусть это будет всего лишь увлечение.

С наступающим Вас — милые дамы! 

В.Хныкин

Материалы с личного сайта

www.hunting.ru

Красивые и сексуальные девушки на охоте

Многие из нас считают, что охота и женщина – несовместимые понятия, но это далеко не так. Встречаются заядлые охотники и среди представительниц слабого и прекрасного пола. Некоторые не откажутся от охоты за компанию с друзьями, а некоторые по-настоящему болеют этим делом и живут, буквально, от сезона до сезона.

Как-то мы публиковали фотоподборку про девушек на рыбалке, а сегодня я предлагаю вам взглянуть на коллекцию фотографий с красивыми охотящимися девушками.

КРАСИВЫЕ И СЕКСУАЛЬНЫЕ ДЕВУШКИ ОХОТНИЦЫ

000

Видеобонус от Михалыча —

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

wholeworldmen.ru

Женщина на охоте | mius.info

Женщина на охоте

Женщина на охоте

Женские «охотничьи записки» и впечатления о совершенно мужском занятии

 

Под «мрячкой» в грязь и пахоту

Ноябрь, да и вообще осень – самое охотничье время. И именно сейчас мне стало интересно отправиться вместе с супругом на охоту. Чтобы на собственном опыте убедиться и рассказать всем, как же надо любить природу (без шуток пишу!), чтоб желать отправиться ну совершенно в зверскую погоду – плюс один градус тепла, которые из-за ветра ощущаются как минус один, – топтать под ветром и сыплющейся с неба «мрячкой» размокшую от вчерашнего дождя пахоту в поисках дичи…

Вставать приходится рано – увы и ах для тех, кто мечтает выспаться в свой законный выходной. Надевать на тело нужно обязательно либо только хлопок и шерсть, либо, если есть – термобелье, обеспечивающее не только тепло, но и хорошее «водоотведение», потому что километров десять-пятнадцать-двадцать, пройденные с минимальным снаряжением даже по ровной степи – и любую одежду хоть отжимай. Никакое сменное белье, запасной свитер и даже носки со стельками не будут лишними, особенно если ветер такой, что продувает до костей!

 

Что их тянет из теплого дома?

Есть в обществе мнение, что охотники – это такие кровожадные, злобные люди, которые приходят на природу, чтоб непременно кого-нибудь там убить, и этим потешить свой мужской эгоизм. Возможно, именно так все выглядит для непосвященных, спорить не буду.

Но вот меня после приезда «на место» и выхода из машины терзают смутные сомнения по этому поводу. Даже если бы со мной вдруг случился мега-приступ кровожадности, вряд ли это сподвигло бы меня тащиться описанным выше ноябрьским утром, пешком, через паханые поля, по этой чертовой липнущей к ботинкам грязи, семь километров туда и семь – обратно… Честно, я бы поехала в ближайший тир и там «набахалась» вволю. Или поступила бы еще проще – засела бы у теплой батареи с компьютером на пару часиков, открыв свеженькую компьютерную игру и «перемочив» там всех, кто попался бы мне под руку.

Нет, на охоту можно идти ради чего угодно, но только не ради убийства… Я спросила у мужиков-охотников, зачем они охотятся и что их так тянет в холодную, неприветливую степь из теплого дома, от жены, от детей? Заболеть, что ли, хочется?

– Тьфу, на тебя! – крестились все мужики. – Да еще никто из наших не заболел от охоты. Наоборот, как чувствуешь, что на душе хандра или здоровье совсем прихватывать начинает, сердечко там барахлит или хандроз замучивает, так охота – самое верное средство, чтоб опять бодрячком стать! Придешь, усталый как собака, мокрый, голодный, грязный, обратно, как ты говоришь, в теплый дом – так, ух, какая красота! Какая жизнища! По дому, как молодой, от счастья скачешь. И глаза блестят. Если б вы, женщины, эту нашу мужскую тягу понимали – так вам бы вообще цены не было!!!

Да, мужчины на охоту ходят вовсе не за тем, чтоб непременно там кого-то «взять». Именно таким словом они пользуются чаще всего, описывая результат охоты. Ходят именно за впечатлениями, за общением с природой, за чувством усталости и чувством удовлетворения от преодоления себя. Преодолением всех трудностей, вызовов и неожиданностей, которые возникают в непосредственном контакте с живым миром. Наверное, в крови каждого мужчины-охотника до сих пор силен голос того первобытного предка, который бегал охотиться на мамонта, а после, притаскивая кусок от его задней ноги к очагу, недоумевал: «Женщина! Я только что принес тебе полтонны мяса! Чем ты недовольна?»

 

Апофеоз охоты

Конечно, без выстрела и убийства настоящей охоты не бывает. «Взять» зверя или птицу – это, наверное, высший приз, который дается совсем не за то, что у охотника есть «всесильное» ружье, и тем более, не за его кровожадность. Возможность «взять» – это всего лишь необязательная награда потратившему себя, не пожалевшему сил пройти семь-десять-пятнадцать километров под ветром и дождем, меся грязь ногами. Ведь точно так же можно и «не взять», промазать. А то и вовсе не встретить никого, кто достоин попасть в твой рюкзак…

Еще один момент, о котором мало задумываешься, не зная об охоте – шансы животного остаться живым в индивидуальном поединке между ним и охотником. Нормальным охотником, а не браконьером или тем «распальцованным», для кого специально организуют «отстрел».

В индивидуальном поединке между человеком, даже вооруженным ружьем, и любым животным, шансы абсолютно равны. Попасть в движущуюся цель из охотничьего ружья даже дробью – это реально трудно. Так кажется только: «бахнул» дробью – и «накрыло» полполя. На самом деле, на убойной дистанции до пятидесяти метров диаметр «осыпи» (для непосвященных – зона поражения) не превышает метр-полтора. А дичь поднимается почти всегда неожиданно, и прицеливаться в нее, как в тире, практически невозможно. Значит, секунда-две – и стрелять уже бесполезно. Потому что пока ты целился и стрелял, – животное уже давно «тю-тю», то есть вышло из зоны поражения… Потому, «добыв» что-то, любой мужчина всегда испытывает законную гордость.

Да, «взять дичь» – апофеоз охоты. Главная ее награда. Абсолютно не гарантированная, как бы ты ни старался. И от того, наверное, еще более ценная.

 

Главный этический вопрос

Вопрос об убийстве животного, как этической стороне охоты, я тоже задавала разным охотникам. И все они смотрели на меня, как на не совсем нормальную. Признавая, что конечный результат охоты действительно выглядит так, как выглядит, они все просили вспомнить, когда я или мои знакомые в последний раз ели мясо. А после ответа интересовались, как именно называется процесс, в результате которого оно было получено. Добавляя, что любое домашнее животное, которое собираются убить, всегда чувствует свою смерть и прекрасно понимает, что умрет. Что если покопаться, то неожиданный выстрел издалека с мгновенным «эффектом» – это один из самых гуманных и безболезненных способов получить то самое искомое мясо.

В свете этого лично я вспомнила последние исследования ученых в области биологии о том, что растения тоже ощущают боль и смерть, различая людей, которые их ломают или убивают, и умеют «рассказывать» о таких людях другим растениям, чтобы и те их «узнавали». И наверное, хорошо, когда люди могут честно признать, что в природе существует круговорот, а мы сами живем только потому, что кто-то ежедневно дарит нам свою жизнь… Может, не многие «не охотники» мне поверят, но лично я знаю немало людей, которые на охоте, имея возможность «взять» добычу, оказавшуюся непосредственно у них не мушке, не делают этого. Несколько раз я спрашивала, почему. И разные люди всегда объясняли одинаково: просто жаль было убивать красивое и сильное животное…

 

Про некоторые «особенности национальной охоты»

Бытует еще одно мнение об охоте: будто она – едва ли не синоним слову «пьянство». Это мнение особенно укрепилось в «неохотничьей» части общества после фильма Александра Рогожкина «Особенности национальной охоты».

Не стану расписываться за всех людей, выходящих на природу с ружьем. Пьянство на охоте действительно имеет место быть, особенно на так называемых «открытиях». Это когда в августе начинается охотничий сезон, или когда открывается охота на зайца, лису и так далее. Некоторые, лично я бы их назвала именно «люди с ружьями» (чтобы отличить от охотников настоящих), на охоте бывают только эти несколько дней в году и именно для того, чтобы нализаться там еще с вечера едва ли не до поросячьего визга. А после, проспав до обеда, не то, что по дичи – «головой в дверь не попадать». Про любителей выпить на охоте даже существует присловье, что «Водка спасла животных больше, чем все природоохранные организации мира, вместе взятые»… Она же – основной виновник большинства несчастных случаев и случаев травматизма на охоте и после нее.

Конечно, огромная часть охотников – это, все-таки, адекватные люди, а не «человеки с ружьями». Которые и ружья в руки берут, и на охоту идут (тем более, едут) абсолютно трезвыми. Хотя, конечно, есть среди них определенное количество индивидуумов, кто не может после охоты прямо в степи, не дожидаясь возвращения домой, не отметить тот факт, что он смог «взять». Ну а уж, если такой охотник «намазался», и добыча от него ушла, то «поправить глаз» после охоты – так и вовсе святое дело! Один такой мой знакомый по этой причине на охоту всегда таскает наливки собственного изготовления. И в конце любой охоты его охотничий результат обычно сводится именно к тому, что он «глаз поправляет»… Но, на мой взгляд, это и есть его цель в охоте: просто раз в неделю побродить вместе с другими мужиками двадцать километров, а после – продемонстрировать очередной свой шедевр «полынной» или «вишневой»…

 

Об охотничьей собаке

Охотничьей собакой надо родиться. Потому что только охотничья собака каким-то образом чует, когда хозяин идет на охоту. И прекрасно отличают этот его выход из дома или со двора от простого ухода на работу, например. Как она это определяет, не видя самого хозяина – понятия не имею. Но если хозяин идет на охоту, а собаку с собой не берет, из вольера долго слышится обиженное «гавканье», «сковчание», «скуление» и «шкрябание» лапами. Но зато если «бобика» на охоту взяли – его радости нет конца. Он с трудом сдерживается, чтобы не прыгать, как веселый мячик, прямо возле машины. А собачья «улыбка» так и вовсе расплывается во все свои 42 зуба, и короткий купированный хвост вертится, как вентилятор…

Кстати, о хвостах. Некоторые охотники рассказывали истории, как к ним попадали чужие курцхаары и дратхаары, которым их предыдущие хозяева не купировали хвосты в положенном возрасте, мотивируя это «варварством» или «насилием над животными». Так вот, такая собака не то, что для охоты, даже просто для частых вылазок на природу, где она все равно будет пытаться охотиться по зову своей крови – практически инвалид. Перемещаясь по кустарникам, осоке и колючкам и инстинктивно махая «вентилятором», собака в кровь, буквально до костей разбивает, раздирает и разрезает свой оставшийся длинным и потому мешающий ей «в работе» гладкошерстный хвост. А проводить купирование хвоста взрослой собаке – это уже серьезная ветеринарная операция и большая психологическая травма для самого животного.

Кстати, не все так просто и с самой собакой – общаться и заниматься с нею охотнику нужно регулярно. И не просто «чесать ей ушко» или «гладить пузико», а выводить на прогулки, имитирующие настоящую охоту: давать серьезные физические нагрузки и отрабатывать команды типа «ко мне», «ищи» и «подай». Иначе собака быстро потеряет физическую форму и навыки, а охота с нею превратиться с сущее наказание: либо псина устанет и свалится уже после первого пройденного километра; либо, не слушая криков хозяина, унесется за горизонт, задрав хвост, и начнет «гонять все, что движется».

 

Мой личный «Ultra HD»

Пожалуй, самое главное, чем охота выделяется из любых других видов досуга на природе – это впечатления. И, по мнению многих охотников, которых я спрашивала, и по моим личным наблюдениям, охота сильнее простого похода обостряет ощущения. Как удачно сравнил мой муж: «Поход – это когда ты смотришь по телевизору картинку в обычном разрешении. А охота – это когда ты ту же картинку видишь в разрешении «HD». Или даже в «Ultra HD». Ощущения и чувства обостряются до предела. И ты начинаешь видеть и замечать вещи, которых раньше не замечал, или которые раньше казались тебе совершено незначительными. Например, пролет журавлей на фоне заката. Или как невероятно ярко сияют перья на голове фазана-самца. Или как шиповник, чуть тронутый заморозком, висит на ветвях крупными красными каплями, подернутыми белыми снежинками инея. Или как до умопомрачения благоухают нежным сладким ароматом золотистые плоды айвы-дички из ближайшей посадки. Ни у одной садовой айвы такого сильного и приятного запаха и в помине нет!

Мое личное самое сильное «охотничье» впечатление, навеки оставшееся от моей первой охоты рядом с мужем, которая состоялась еще лет двадцать назад: какая красота! Нет, я там никого не убила. И даже не собиралась – нет такой страсти. Я просто прошла пешком от Кургана на запад и обратно километров двадцать пять. Через поля, через все бурьяны и колючки, через выжженные луга, через заболоченные камыши, через ручьи, балки и пахоту. И, не поверите, увидела столько удивившего меня! Увидела, какая красивая наша земля. Какие наряды из цветов и трав она одевает. Сколько истиной красоты таится в ее скромном очаровании. Как нежна и беззащитна ее природа. И сколько великой жизненной силы таится в этой ее нежности и беззащитности…

Наверное, именно там я получила свои лучшие взрослые впечатления того, насколько я – маленький человек, песчинка в этом мире – часть великого, неисчерпаемого, бескрайнего полотна Жизни…

Елена Мотыжева

 

P.S. Мужская охотничья байка напоследок

– Еще когда Крым был украинским, мы на охоту на Сиваш поехали – за уткой. Кто не знает, Сиваш – это залив Азовского моря, тот самый, по которому теперь идет государственная граница между Россией и Украиной. Название залива переводится как «Гнилое море» – и это полностью соответствует сути. Поздняя осень, ранее утро: ветрище, холодище, грязище, капает мелкий дождичек. В общем – та самая «охотничья» погода, когда хороший хозяин из дома собаку не выгонит.

Мы рассаживаемся в камышах, каждый поджидает свою утку. А чуть дальше от нас по берегу стоит внедорожник. Из камыша шуршит чей-то насмешливый мужской шепоток: «На внедорожнике – баба на охоту приехала! Ой, не могу: охотник, держите меня семеро! Щас нас всех «утрет»!»

И вот начинается лёт – утка находит на нас. И тут – «бах»! И сразу следом опять: «бах»! Две утки, не долетев до места, где прячемся мы, падают неподалеку от внедорожника. Проходит еще минут пятнадцать – утки опять налетают с «внедорожниковой» стороны, и снова история повторяется: первый «бах», второй, — опять две утки падают неподалеку от неизвестной охотницы. Следующие несколько часов картина воспроизводилась настолько часто, что всех стало брать зло: «баба» стреляла настолько быстро и метко, что до остальных, сидевших дальше по берегу, дичь практически не долетала.

Костыляя эту «снайпершу» и ее реакцию, уже практически по темноте мы вылезли из камышей и стали готовиться к ночлегу, показывая друг другу свои трофеи. На пятерых с горем пополам получилось «взять» шесть уток.

Когда из камыша вышла, наконец, костыляемая нами «баба» – мы обомлели: это была симпатичная блондинка с ружьем, тащившая на себе целую связку – штук десять уток, не меньше. Вторую, еще большую связку, сзади нес ее муж. Потом оказалось, что в камышах сидела Наталья Котлярова, мастер спорта международного класса по стендовой стрельбе, чемпион Украины и рекордсменка Украины на круглом стенде, в школе высшего спортивного мастерства легко попадавшая по 94-м из 100 тарелочек…

Все статьи

Комментарии пользователей

Добавить комментарий

mius-media.ru

Красивые и сексуальные девушки-охотницы!

Многие из нас считают, что охота и женщина – несовместимые понятия, но это далеко не так. Встречаются заядлые охотники и среди представительниц слабого и прекрасного пола. Некоторые не откажутся от охоты за компанию с друзьями, а некоторые по-настоящему болеют этим делом и живут, буквально, от сезона до сезона.

ВСЕ СЕКРЕТЫ ЗВЕЗД

УЗНАЙТЕ И ВЫ

 

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

handf.mirtesen.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о