Усиление контроля за оружием: В Госдуму внесли проект об усилении контроля за владением оружием

Содержание

В Госдуму внесли проект об усилении контроля за владением оружием

https://ria.ru/20201221/oruzhie-1590230688.html

В Госдуму внесли проект об усилении контроля за владением оружием

В Госдуму внесли проект об усилении контроля за владением оружием

В Госдуму внесен законопроект, который позволит усилить контроль за законностью владения оружием, предлагается запретить выдавать лицензии гражданам, имеющим… РИА Новости, 21.12.2020

2020-12-21T14:52

2020-12-21T14:52

2020-12-21T14:52

россия

василий пискарев

федеральная служба войск национальной гвардии рф (росгвардия)

георгий карлов

эрнест валеев

госдума рф

единая россия

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/12/1589962977_0:226:2701:1745_1920x0_80_0_0_04162ce09d85e042eace0d52e6abc4b2.jpg

МОСКВА, 21 дек – РИА Новости. В Госдуму внесен законопроект, который позволит усилить контроль за законностью владения оружием, предлагается запретить выдавать лицензии гражданам, имеющим две и более судимости, а также хранить списанное оружие без уведомления об этом подразделений Росгвардии, сообщил журналистам в понедельник один из авторов проекта, глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.По его словам, депутаты предлагают исключить возможность выдачи лицензий гражданам, имеющим две и более судимости за совершение преступлений.»Мы убеждены, что иметь в своем распоряжении оружие не должны те, кто неоднократно преступал закон и так и не встал на путь исправления», — заявил Пискарев.Кроме того, предлагается запретить хранение списанного оружия без уведомления об этом подразделений Росгвардии. Владельцы будут обязаны сообщать о фактах утраты или хищения у них оружия.»Сегодня в среде тех, кто увлекается историей, пользуются популярностью охолощенные (лишенные боевых свойств) образцы оружия прошлого — списанные револьверы, пистолеты ТТ, автоматы ППШ и другие, история которых связана с победами нашей армии. Но списанное оружие находит большой спрос и в криминальной среде, за последние 5 лет правоохранительные органы обезвредили более 400 подпольных мастерских по его восстановлению», — рассказал один из авторов документа.Глава комитета подчеркнул, что предлагаемые ограничительные меры носят профилактический характер, они поставят «дополнительные барьеры на пути проникновения оружия в криминальную среду, и в целом послужат укреплению правопорядка и безопасности граждан».Согласно пояснительной записке к документу, размещенной в электронной базе нижней палаты парламента, законопроектом также уточняются основания для аннулирования лицензий и разрешений. Дополнительно устанавливаются основания для изъятия оружия и патронов, направленные на «недопущение ношения оружия лицами, находящимися в состоянии опьянения».Кроме того, проектом предусматривается внесение изменений в законы о СМИ и защите информации. Авторы предлагают запретить размещение в СМИ и интернете «сведений, содержащих инструкции по самодельному изготовлению оружия, самостоятельной переделке основных частей огнестрельного оружия и восстановлению боевых свойств списанного оружия, по аналогии с имеющимся запретом в отношении взрывчатых веществ и взрывных устройств».Предполагается, что закон, в случае его принятия, может вступить в силу через год со дня его официального опубликования. По мнению авторов, это позволит «субъектам, чьи права и интересы будут затронуты, заранее ознакомиться с его положениями и принять меры по недопущению нарушения законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия».Пискарев также уточнил, что кроме него, авторами проекта выступили депутаты Эрнест Валеев, Фарит Ганиев, Георгий Карлов, Иван Квитка (все представляют «Единую Россию»).

https://ria.ru/20201214/oruzhie-1589140817.html

https://radiosputnik.ria.ru/20201020/oruzhie-1580595355.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/12/1589962977_18:0:2418:1800_1920x0_80_0_0_3cfba2c538baaf8b7e527e1cfe84b89d.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, василий пискарев, федеральная служба войск национальной гвардии рф (росгвардия), георгий карлов, эрнест валеев, госдума рф, единая россия, общество

МОСКВА, 21 дек – РИА Новости. В Госдуму внесен законопроект, который позволит усилить контроль за законностью владения оружием, предлагается запретить выдавать лицензии гражданам, имеющим две и более судимости, а также хранить списанное оружие без уведомления об этом подразделений Росгвардии, сообщил журналистам в понедельник один из авторов проекта, глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.

По его словам, депутаты предлагают исключить возможность выдачи лицензий гражданам, имеющим две и более судимости за совершение преступлений.

«Мы убеждены, что иметь в своем распоряжении оружие не должны те, кто неоднократно преступал закон и так и не встал на путь исправления», — заявил Пискарев.

Кроме того, предлагается запретить хранение списанного оружия без уведомления об этом подразделений Росгвардии. Владельцы будут обязаны сообщать о фактах утраты или хищения у них оружия.

14 декабря 2020, 15:36

В Госдуму внесли проект об использовании оружия в научных целях

«Сегодня в среде тех, кто увлекается историей, пользуются популярностью охолощенные (лишенные боевых свойств) образцы оружия прошлого — списанные револьверы, пистолеты ТТ, автоматы ППШ и другие, история которых связана с победами нашей армии. Но списанное оружие находит большой спрос и в криминальной среде, за последние 5 лет правоохранительные органы обезвредили более 400 подпольных мастерских по его восстановлению», — рассказал один из авторов документа.

Глава комитета подчеркнул, что предлагаемые ограничительные меры носят профилактический характер, они поставят «дополнительные барьеры на пути проникновения оружия в криминальную среду, и в целом послужат укреплению правопорядка и безопасности граждан».

Согласно пояснительной записке к документу, размещенной в электронной базе нижней палаты парламента, законопроектом также уточняются основания для аннулирования лицензий и разрешений. Дополнительно устанавливаются основания для изъятия оружия и патронов, направленные на «недопущение ношения оружия лицами, находящимися в состоянии опьянения».

20 октября 2020, 10:26

МВД попросили повысить возраст для владения оружием

Кроме того, проектом предусматривается внесение изменений в законы о СМИ и защите информации. Авторы предлагают запретить размещение в СМИ и интернете «сведений, содержащих инструкции по самодельному изготовлению оружия, самостоятельной переделке основных частей огнестрельного оружия и восстановлению боевых свойств списанного оружия, по аналогии с имеющимся запретом в отношении взрывчатых веществ и взрывных устройств».

Предполагается, что закон, в случае его принятия, может вступить в силу через год со дня его официального опубликования. По мнению авторов, это позволит «субъектам, чьи права и интересы будут затронуты, заранее ознакомиться с его положениями и принять меры по недопущению нарушения законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия».Пискарев также уточнил, что кроме него, авторами проекта выступили депутаты Эрнест Валеев, Фарит Ганиев, Георгий Карлов, Иван Квитка (все представляют «Единую Россию»).

Внесен законопроект об усилении контроля за законностью владения оружием

В ГД внесен законопроект, который позволит усилить контроль за законностью владения оружием гражданами и повысить эффективность государственного управления в этой сфере.

Депутаты предлагают исключить возможность выдачи лицензий гражданам, имеющим две и более судимости за совершение преступлений.

«Мы убеждены, что иметь в своем распоряжении оружие не должны те, кто неоднократно преступал закон, и так и не встал на путь исправления», — заявил один из авторов законопроекта Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев Пискарев
Василий Иванович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» .

Кроме того, предлагается запретить хранение списанного оружия без уведомления об этом подразделений Росгвардии. Владельцы будут обязаны сообщать о фактах утраты или хищения у них оружия.

«Сегодня в среде тех, кто увлекается историей, пользуются популярностью охолощенные (лишенные боевых свойств) образцы оружия прошлого — списанные револьверы, пистолеты ТТ, автоматы ППШ и др., история которых связана с победами нашей армии. Но списанное оружие находит большой спрос и в криминальной среде, за последние пять лет правоохранительные органы обезвредили более 400 подпольных мастерских по его восстановлению», — рассказал Василий Пискарев.

Председатель Комитета подчеркнул, что предлагаемые ограничительные меры носят профилактический характер, поставят дополнительные барьеры на пути проникновения оружия в криминальную среду, и в целом послужат укреплению правопорядка и безопасности граждан.

Предлагается также сформировать на основе отечественной программной и элементной базы единое информационное пространство всех участников сферы оборота оружия, которое позволит наладить с использованием современных технологий более четкий контроль за производством, хранением, перемещением, куплей-продажей и утилизацией оружия, сообщил Василий Пискарев.

Путин приказал Росгвардии разработать меры по ужесточению оборота оружия :: Общество :: РБК

О необходимости ужесточения норм оборота гражданского и охотничьего оружия заговорили после того, как 17 октября произошло нападение на политехнический колледж в Керчи. 18-летний студент четвертого курса Владислав Росляков взорвал в столовой на первом этаже здания самодельную бомбу, а затем начал расстреливать из помпового ружья находившихся в колледже людей. В результате происшествия погибли 20 человек, сам Росляков покончил с собой. СК по факту случившегося возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК России (убийство двух или более лиц, совершенное общеопасным способом).

В МВД предложили оснащать оружие датчиками слежения

Читайте на РБК Pro

В настоящий момент в предложениях об усилении контроля за оборотом оружия много нестыковок, а обеспечение добросовестного контроля по стране требует значительных финансовых затрат, считает президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров.

«Предложений уже много, например увеличить возрастной ценз для продажи охотничьего и другого оружия. Еще Росгвардия планирует обязать людей, имеющих охотничье оружие и выходящих с ним за пределы квартиры, сообщать о своих перемещениях в течение трех дней. Но много нестыковок и вопросов. Почему продавать оружие можно с 25 лет, а в армии с 18 лет молодые люди уже получают в распоряжение автомат Калашникова и несут с ним службу?» — говорит эксперт.

Москалькова предложила повысить возраст получения разрешения на оружие

Гончаров считает, что докладывать о перемещениях с оружием — здравая мысль, но в том случае, если Росгвардия согласится выделить своих людей на регионы и делегирует контроль участковым полицейским. «Если они повесят все на участковых, то это работать не будет, полиции до лампочки эти проблемы, своих полно. Сейчас, например, участковые должны проверять наличие сейфов у владельцев охотничьего оружия, но этого не делается», — подчеркнул президент «Альфы». При этом эксперт усомнился, что такие изменения способны значительно снизить уровень преступлений.

Законодательство в сфере оборота оружия должно быть гибким, сказал в разговоре с РБК президент ассоциации «Братство краповых беретов «Витязь» Сергей Лысюк.

Аксенов заявил о необходимости вооружить охрану в школах Крыма

«Главное, чтобы законопослушные граждане, которые приобретают оружие, не сталкивались с препонами законодательства, с закручиванием гаек. Стоит ужесточить законодательство для тех, кто уже использовал оружие в преступных целях, а не для тех, кто хочет получить его, к примеру, для охоты», — считает эксперт.

По мнению Лысюка, психологическая экспертиза для получения оружия в России «достаточна» и «работает».

«Насчет выдачи фальшивых медицинских справок на владение оружием могу сказать, что конторы, которые такие справки выдают, остались, но их количество значительно уменьшилось и порядок сдачи анализов и других экспертиз строгий. Внимание стоит обратить на обеспечение безопасности учебных заведений. Бюджета у таких заведений никакого, в качестве охраны просто пенсионеры в возрасте. Стоит создать комиссию, которая в целом будет следить за социальными учреждениями — университетами, детскими садами, школами, колледжами», — рассказал эксперт.

Росгвардия решила изменить правила оборота оружия после атаки в Керчи ​

«Трагедия в Керчи обязывает нас внимательно проанализировать причины случившегося», — сказала РБК сенатор от Крыма Ольга Ковитиди. По ее мнению, властям и правоохранительных органам нужно объединить усилия по осуществлению жесткого контроля за оборотом оружия в государстве. Ковитиди отметила, что гражданское общество поддерживает изменения в законодательстве, регламентирующем оборот и выдачу оружия.

Авторы

Евгений Калюков, Мария Кокорева, Егор Губернаторов, Екатерина Костина

В России ужесточат контроль за оборотом оружия

Фото: Росгвардия

Президент России Владимир Путин ждёт конкретных предложений, которые позволят серьёзно усилить контроль в сфере оборота оружия. Об этом он заявил в четверг, 25 октября, на встрече с офицерами и прокурорами по случаю их назначения на вышестоящие должности и присвоения им высших воинских званий и классных чинов.

В Госдуме создана специальная рабочая группа

Обращаясь к силовикам, Владимир Путин призвал их в рамках своей компетенции незамедлительно пресекать нарушения общественного порядка. «Особо обращаю внимание: необходимо серьёзно усилить контроль в сфере оборота оружия», — подчеркнул он.

Поводом к принятию мер стала трагедия в Керчи 17 октября, когда студент Владислав Росляков открыл стрельбу и взорвал бомбу в местном политехническом колледже. 

В качестве ответа на происшествие в Госдуме создана рабочая группа по совершенствованию законодательства об оружии. Решение о её создании было принято на заседании Комитета палаты по безопасности и противодействию коррупции в четверг, 25 октября. Структуру возглавил глава комитета Василий Пискарев
.

Рабочая группа займётся анализом законодательства об оружии и правоприменительной практики в области контроля за оборотом оружия и частных охранных предприятий. «Наша рабочая группа внесёт свой посильный вклад в решение данных проблем», — пояснил член комитета Александр Хинштейн.

Свои идеи в этой области уже высказали в Росгвардии. Так, ведомстве предложили, в частности, обязать россиян и иностранных граждан уведомлять территориальные органы Росгвардии о хранении оружия по месту пребывания. Согласно инициативе, если владельцы отправляются в длительные поездки (более чем на трое суток) и берут оружие с собой, то им необходимо в трёхдневный срок проинформировать Росгвардию о фактическом местонахождении себя и своего огнестрела.

Ужесточение правил хранения оружия считают необходимым и в Совете Федерации. Вице-спикер палаты Евгений Бушмин привёл неутешительную статистику: за 2016-2017 годы в России выявлено более 25 тысяч нарушений в сфере оборота оружия и боеприпасов: правоохранители привлекли к ответственности более четырёх тысяч человек, возбудили 13 уголовных дел.

С учётом цифровизации и электронного документооборота у россиян, равно как и у лицензионно-рзрешительной системы, не должно возникнуть сложностей с регистрацией оружия. Фото: Росгвардия

Поддерживает предложение Росгвардии и заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. Он напомнил, что когда приобретается оружие, проверке подлежит местожительство приобретателя и то, как хранится оружие. «При этом в поездках граждане не обязаны сообщать о том, сколько и какое оружие они везут с собой. Это упущение не даёт зачастую выявить обстоятельства тех или иных преступлений», — отметил депутат.

Парламентарий  уверен, что с учётом цифровизации и электронного документооборота у россиян, равно как и у лицензионно-рзрешительной системы, не будет сложностей с регистрацией оружия.

Возрастной ценз безопасности

Помимо контроля за местом хранения ружей и пистолетов, законодателей беспокоит и возраст их собственников. Сегодня в законе об оружии установлено две нормы: травматическим оружием разрешено владеть после достижения гражданином 21 года, а вот гладкоствольное длинноствольное оружие, включая охотничьи и помповые ружья, можно покупать с 18 лет.

«Совершенно очевидно, что большая часть современной молодёжи психически и морально в 18 лет ещё не готова нести тот уровень ответственности, который должен быть у лиц, владеющих оружием, — убеждена сенатор от Крыма Ольга Ковитиди. — Считаю необходимым установить единый возрастной порог для владения всеми видами гражданского оружия — 21 год». При этом она предлагает, чтобы у регионов была возможность как снижать этот порог, например в интересах малых народов Севера, так и увеличивать.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова полагает, что и в 21 год доверять человеку огнестрельное оружие рановато. «Необходимо рассмотреть вопрос, чтобы поднять возрастной ценз для права на приобретение оружия, это должно быть не менее 25 лет», — сказала она во время посещения колледжа в Керчи, где 17 октября произошла трагедия с 20 погибшими.

Отчасти с ней согласен заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике Валерий Васильев, предложивший запретить продажу огнестрельного оружия людям до 25 лет, но только тем, кто не служил в армии.

«Я бы предложил рассмотреть поправку, что если человек не служил в армии, то допуск к оружию должен появляться только по достижении 25 лет. Хотите раньше — идите в армию. В армии молодого человека обучают обращению с оружием, доходчиво объясняют, что это не игрушки и не компьютерная игра», — подчеркнул он.

Джо Байден призвал к усилению контроля за оружием в годовщину массовой стрельбы в школе в истории США | Громадское телевидение

Президент США Джо Байден призвал ужесточить законодательство, регулирующее ношение и использование оружия в стране. Свое заявление он приурочил к третьей годовщине массовой стрельбы в школе в городе Паркленд, где погибли 17 человек.

Об этом сообщает BBC.

Байден, среди прочего, призвал полностью запретить штурмовое оружие, а также усилить проверки продажи оружия и лишить всех производителей оружия иммунитета от ответственности, если с помощью их товаров совершаются преступления.

«Во имя всех, кого мы потеряли и кто их оплакивает в этой жизни, мы обязаны изменить ситуацию. Время действовать — прямо сейчас», — говорится в заявлении президента США.

В свою очередь спикер Палаты представителей (нижней палаты американского парламента) демократка Нэнси Пелоси заявила, что вынесет на повторное рассмотрение законопроект об усилении проверок владельцев оружия, который при администрации Дональда Трампа так и не приняли.

«Теперь, работая с контролируемым Демократической партией Сенатом и администрацией Байдена-Харрис, мы примем этот и другие важные законопроекты и достигнем прогресса, который требуют и в котором нуждаются в Паркленде и всей Америке», — заявила Пелоси.

Стрельба в Паркленде и свободное владение оружием в США

14 февраля 2018 года в школе в городе Паркленд штата Флорида произошла перестрелка, которая переросла в массовое убийство. Погибли 17 человек — это самое большое количество погибших в школьной стрельбе в истории США (в трагедии в Колумбайне 1999 года погибли 15 человек).

Нападающим оказался 19-летний Николас Круз, ранее учился в этой школе и был исключен за неадекватное поведение. Он смог легально приобрести винтовку AR-15, несмотря на то что ранее проходил лечение в психиатрической клинике.

Стрельба в Паркленде стала толчком к пересмотру и усилению ответственности за владение оружием. Ученики, выжившие во время катастрофы, основали инициативную группу, которая лоббирует законодательные изменения в сфере защиты оружия.

читайте также

В США право на владение оружием защищено второй поправкой к Конституции, принятой еще в 1791 году. Закрепленное в ней право активно отстаивает Республиканская партия, а также Национальная ассоциация стрелкового оружия (NRA), которая насчитывает почти пять миллионов членов и является одним из крупнейших доноров республиканцев.

В середине 1990-х NRA добилась того, что правительственному Центру контроля и профилактики заболеваний США фактически перекрыли финансирование для изучения проблем, связанных с огнестрельным оружием. А из-за лоббистов NRA Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ATF), так и не смогло создать электронную базу владельцев оружия — вся информация о них по-прежнему хранится на бумаге.

В январе 2021 года NRA объявила о банкротстве на фоне расследования прокуратурой Нью-Йорка нарушения законодательства штата о деятельности неприбыльных организаций. Прокуроры считают, что банкротством NRA хочет избежать налогообложения и перерегистрироваться в другой штат, где налоговое законодательство является более либеральным.

читайте и смотрите также

«В вопросах оружия нет мелочей и исключений». Директор Росгвардии рассказал «Ленте.ру» о деятельности ведомства в сфере контроля за оборотом оружия

Информационный портал «Лента.ру» опубликовал интервью с директором Росгвардии генералом армии Виктором Золотовым, в котором глава силовой структуры рассказал о работе входящей в ее состав лицензионно-разрешительной службы, а также о нюансах российского оружейного законодательства и тенденциях его развития.


«В вопросах оружия нет мелочей и исключений» 

Глава Росгвардии о продаже россиянам пистолетов и отношении граждан к оружию 

Сегодня около четырех миллионов россиян имеют разрешение на хранение оружия. У них на руках — более 6,6 миллиона единиц огнестрельного, газового и холодного оружия. Контроль за его оборотом — одна из главных задач Росгвардии. Стоит ли ожидать изменений в оружейном законодательстве? И чего ждать владельцам оружия — ужесточений или либерализации? Об этом и многом другом директор Росгвардии Виктор Золотов рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту «Ленты.ру» Игорю Надеждину. 

«Лента.ру»: Прошлогодняя трагедия в керченском колледже, где студент совершил массовое убийство, шокировала всю страну. После нее президент поручил усилить контроль за оборотом оружия. К чему готовиться владельцам гражданского оружия? 

Виктор Золотов: Сегодня в стране около 4 миллионов человек имеют разрешение на хранение и ношение оружия. Абсолютное их большинство — законопослушные владельцы, которые соблюдают все требования. Поэтому основной стиль нашей работы — профилактика. И недопущение угроз конкретному гражданину, обществу и непосредственно государству. 

Принципиальных изменений в Федеральный Закон «Об оружии» ждать не стоит. Наши специалисты проводят значительную работу по подготовке и реализации точечных изменений в некоторые нормы действующего законодательства. Но они направлены в основном на уточнение правовых норм и устранение существующих пробелов в правовом регулировании. К этим вопросам мы подходим взвешенно, планомерно и последовательно, в рамках предусмотренных регламентирующих процедур и предоставленных нам государством полномочий. Естественно, при активном участии общественности, профессионального сообщества, представителей СМИ и граждан. 

Конечная цель этой масштабной работы — создание и поддержание на должном уровне баланса интересов всех заинтересованных субъектов оборота оружия: граждан, среди которых как владельцы оружия, так и те, кто не имеет к его обороту никакого отношения, отечественные предприятия оружейной отрасли экономики и торговли оружием, юридические лица с особыми уставными задачами, использующие оружие в своей деятельности, спортивные федерации стрелковых видов спорта, спортивные организации, охотничьи хозяйства и другие субъекты. 

Что касается поручений Президента Российской Федерации, данных после трагических событий в Керчи, то они оперативно проработаны и предлагаемые решения представлены в установленные сроки. Они полностью соответствуют не только тем ожиданиям общества, которые рациональны и публично обсуждались после событий в Керчи, но и тому балансу интересов, о котором говорилось чуть выше. 

Справка «Ленты.ру»: по данным Росгвардии, владельцами оружия в Российской Федерации стали 3 миллиона 935 тысяч 113 человек. У них на руках находится 6 миллионов 619 тысяч 861 единица гражданского оружия. Из них 969 тысяч 807 — нарезного, 4 миллиона 409 тысяч 541 — гладкоствольного, 925 тысяч 447 единиц оружия ограниченного поражения, а так же 309 тысяч 509 газовых пистолетов и револьверов и 5 тысяч 557 единиц пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж. 

Росгвардия постоянно работает над развитием оружейного законодательства. Как ей помогают в этом эксперты, а также общественные и спортивные организации? 

В современном мире принимать любое решение без учета мнения общественности, без учета позиций профессионалов, мягко говоря, не совсем верно. Поэтому с первых дней образования федеральной Службы войск национальной гвардии мы взяли курс на открытость и прозрачность в работе. И прежде всего — в вопросах, связанных с реализацией контрольных функций Росгвардии, в вопросах регулирования оборота оружия и лицензирования этой деятельности. То есть тех направлений, которые непосредственно касаются и граждан, и организаций. 

Сразу же после создания Службы мы образовали Координационный совет по вопросам совершенствования механизма учета оружия и контроля за его оборотом на территории Российской Федерации (при Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации). И за это время он показал свою эффективность. 

В состав советов, включая созданные при округах Росгвардии, в качестве экспертов входят представители ста общественных и спортивных организаций, осуществляющих деятельность в этой сфере. Это весьма авторитетные организации, мнения членов которых учитываются при разработке стратегии развития законодательства в сфере оборота оружия: общественно-государственное объединение Всероссийское физкультурно-спортивное общество «Динамо», ДОСААФ России, общероссийская ассоциация общественных объединений охотников и рыболовов «Росохотрыболовсоюз», Федерация практической стрельбы России, общероссийская спортивная общественная организация «Военно-охотничье общество», «Стрелковый Союз России», «Союз российских оружейников» — это лишь небольшой перечень организаций, с которыми налажено практическое взаимодействие. 

На заседаниях Координационного совета публично обсуждаются наиболее важные вопросы совершенствования государственной политики в сфере оборота оружия, с учетом экономических, социальных и иных аспектов общественной жизни. Замечу, что они обязательно рассматриваются в системной взаимосвязи с вопросами обеспечения безопасности граждан и государства. Это позволяет избежать непроработанных решений, способных расшатать достаточно сбалансированную (и в целом отвечающую потребностям общества) систему правового регулирования оборота оружия и государственного контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации в этой сфере. 

И хочу отметить, что во всех наших лицензионно-разрешительных подразделениях удалось добиться максимально удобной для граждан системы работы: во-первых, 25 из 26 государственных услуг, которые оказывает Росгвардия, реализуются в электронном виде. Сегодня и получение лицензии, и ее продление, и получение разрешения на ввоз и вывоз охотничьего оружия, и многие другие вопросы гражданин решает, практически не выходя из дома. В большинстве случаев гражданин приезжает к нам в подразделения только один раз — получить уже готовые документы. Причем в назначенное время, то есть без очереди. И это очень важно! 

Росгвардия следит за тем, чтобы оборот оружия в стране проходил в рамках закона. Каковы результаты этой работы? 

В 2018 году сотрудниками подразделений лицензионно-разрешительной работы проведено почти 4 миллиона проверок владельцев гражданского оружия. По результатам выявленных нарушений аннулировано 49 тысяч лицензий и разрешений. 

Но граждане — только часть нашей работы. Закон возложил на нас обязанность контролировать и торгующие оружием организации, частные охранные структуры, ведомственную охрану, юридических лиц с особыми уставными задачами, спортивно-образовательные учреждения, имеющие оружие… Всего более 10,5 тысячи юридических лиц, из которых более тысячи — оружейные магазины. 

Только в прошедшем году наши специалисты провели почти 25 тысяч проверок юридических лиц. Поверьте, это очень непростая работа! Сотрудники должны не только контролировать, но и вести профилактическую работу, разъяснять непонятные моменты, содействовать гражданам, да и просто объяснять им тонкости. Эта деятельность направлена, в том числе и на снижение риска противоправного использования и применения оружия. 

В связи с этим хотелось бы обратить внимание всех граждан и представителей организаций на достаточно подробный массив информации по линии лицензионно-разрешительных подразделений, размещенный на официальном сайте Росгвардии. Весьма эффективно проходят «Городские фестивали безопасности Росгвардии», во время которых наши сотрудники проводят консультации по всем интересующим вопросам, в том числе связанным с оборотом оружия. 

Можно с уверенностью сказать, что благодаря предпринятым мерам по реализации контрольных функций, а также широкой профилактической и разъяснительной работе, в прошлом году удалось на 7,9 процента снизить количество утраченного владельцами оружия и на 21,5 процента — похищенного. В органы внутренних дел гражданами было сдано 69 тысяч 111 единиц оружия, из них 4 тысячи 308 — ранее не зарегистрированного. 

В России уже давно обсуждают вопрос о судьбе короткоствольного огнестрельного оружия. Есть ли перспективы, что «короткоствол» со временем разрешат для гражданского оборота? 

Именно здесь хочу отметить такой факт: с 2016 года мы фиксируем ежегодное снижение числа граждан, желающих стать владельцами оружия. В прошлом году — минус 3,2 процента по сравнению с 2017 годом. Это уже тенденция, и она позволяет сделать вывод, что интерес к оружию у граждан снижается. 

Вопрос о разрешении гражданского оборота пистолетов неоднократно обсуждался на различных общественных площадках, высказывались самые полярные мнения, — от либерализации подходов до введения еще более строгих правил, касающихся, кстати, и других видов оружия. 

Оружие, о котором идет речь, является предметом, обладающим высокой поражающей силой, а также большой дальностью стрельбы. Кроме того, спортивное короткоствольное оружие смертельно опасно при использовании на близких расстояниях, а его размеры позволяют осуществлять скрытое ношение. 

Эти и многие другие обстоятельства несут серьезные риски использования указанного оружия в противоправных целях, а также создают предпосылки для его попадания в незаконный оборот, ставят под угрозу интересы граждан, общества и государства. 

В связи с этим на протяжении многих лет наша позиция в этих вопросах, кстати, поддерживаемая практически всеми участниками Координационного совета по обороту оружия и представителями общественности, не изменилась: существующие в Российской Федерации нормы и правила в полной мере отвечают степени опасности данных видов оружия. И, по мнению наших экспертов, доводы в пользу продажи пистолетов, не убедительны. На сегодняшний день имеется достаточный выбор различных модификаций, к примеру, огнестрельного оружия ограниченного поражения. 

Как утверждают некоторые, сегодня рядовому гражданину не нужно оружие для защиты от возможного нападения вооруженного преступника. В общей уголовно-правовой статистике количество преступлений, совершенных с использованием оружия, составляет мизерную долю — примерно 0,3 процента от общего зарегистрированного количества преступлений. 

Не хочу быть голословным: за 4 месяца 2019 года в стране зарегистрировано 667 тысяч преступлений, из них чуть больше двух тысяч (2 015) совершено с использованием оружия. Конечно, мы понимаем, что даже одно преступление — это чрезвычайное происшествие, но в данном случае это весомый аргумент в пользу ранее принятых решений. К тому же мировой (и наш отечественный опыт) говорит, что сам по себе владелец оружия становится привлекательной мишенью для преступника. 

Сегодня для каждого россиянина ограничено максимальное количество оружия, которым он может владеть. Планируют ли в Росгвардии увеличить этот лимит? 

Сегодня Федеральный закон «Об оружии» позволяет приобретать гражданам Российской Федерации до пяти единиц охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом, до пяти единиц спортивного огнестрельного оружия с нарезным стволом, до пяти единиц огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и до двух единиц огнестрельного оружия ограниченного поражения. Таким образом, если суммировать разрешенные законом нормы, то гражданин Российской Федерации может приобрести в общей сложности 17 единиц оружия. 

Следует учитывать, что если оружие приобретается в целях коллекционирования, то его общее количество законом не ограничено. Понимаете, сегодня в стране всего 600 человек имеют на руках 5 единиц гладкоствольного и пять единиц нарезного. Это почти из 4 миллионов человек! А таких, кто «закрыл» бы все 17 строк в лицензии, нет ни одного. (Конечно, без учета коллекционеров). То есть, по нашему мнению, сам вопрос об увеличении максимально разрешенного лимита не актуален. 

В связи с этим, на наш взгляд, нет необходимости пересматривать правовые нормы, направленные на расширение прав граждан по приобретению еще большего количества оружия. 

Что касается каких-либо ограничений, то здесь также идут бурные дискуссии между сторонниками и противниками этой меры. По нашему мнению, установленные на сегодняшний день правовые нормы и юридические подходы позволяют удовлетворить запросы граждан в полном объеме. Но при этом владельцам имеющегося арсенала необходимо принять все исчерпывающие меры по соблюдению правил хранения. Наша же задача — осуществлять контроль за выполнением установленных норм и правил. 

Поддерживает ли Росгвардия идею охоты с луками и метательным оружием? И стоит ли ожидать законодательных изменений владельцам пневматики? 

По первой части вопроса: в рамках предоставленных полномочий и нашей компетенции сотрудники правового подразделения и лицензионно-разрешительной работы Росгвардии принимали участие в подготовке заключения правительства РФ по соответствующему законопроекту. Указанный нормативно-правовой акт правительством Российской Федерации в целом поддержан, но вместе с тем в заключении был отмечен ряд вопросов, которые необходимо урегулировать. В частности, в части, касающейся особенностей оборота метательного оружия и критериев отнесения луков к оружию. Это сейчас прорабатываются. 

Что касается пневматического оружия, то Росгвардией в настоящее время не проводится работа по корректировке порядка его оборота. Эти вопросы на сегодняшний день детально урегулированы действующим законодательством и, по нашему мнению, в данный момент не требуется внесение каких-либо дополнительных изменений в соответствующие нормативно-правовые акты. Здесь необходимо добиться четкого выполнения владельцами уже установленных норм и правил. 

И прежде всего в вопросах обеспечения надлежащего хранения пневматического оружия. Все чаще регистрируются случаи, когда несовершеннолетние берут у родителей пневматику, которая практически открыто лежит в доме, приносят в школу, чтобы похвастаться перед одноклассниками, а еще хуже — пытаются выяснять отношения между собой. Такие сигналы стали чаще поступать в Росгвардию и органы внутренних дел. 

Как, по-вашему, нужно развивать оружейную и охотничью культуру в России? И какое у россиян отношение к оружию? 

Вопросы оружейной и охотничьей культуры тесно связаны между собой, и на них в определенной мере влияет развитие нормативной правовой базы оборота оружия. По сути говоря, чем серьезнее законодательные нормы и контроль со стороны надзорных органов за их реальным соблюдением, тем выше культура владения оружием в целом. И здесь прямая взаимосвязь — те, кто рассматривает оружие как предмет насилия или предмет достижения своих криминальных замыслов, кто не соблюдает установленные законом правила и нормы, кто постоянно попадает в поле зрения Росгвардии и правоохранительных органов, — тот уж точно не является носителем оружейной культуры. 

Сегодня в Интернете выкладывается много роликов, на которых владелец оружия ограниченного поражения ведет огонь по своему другу — мол, смотрите, как это действует! Но подобное вообще никакого отношения к оружейной культуре не имеют! Это не просто грубое нарушение действующих норм и правил, это как в поговорке про палку, которая «раз в год стреляет», — это истина, а тем более, наверняка все участники таких «видеоэкспериментов» знают, что с оружием шутить нельзя. 

И, кстати, замечу вот еще что: с оружейной и охотничьей культурой неразрывно связан еще ряд моментов. Оружие является для большинства законопослушных владельцев предметом гордости, источник получения положительных эмоций. Но есть и другая точка зрения: находятся те, кто рассматривает наличие оружия как источник наживы, считает стрельбу единственным выходом при разрешении бытовых проблем. 

Мы считаем, что профилактическая, разъяснительная и практическая работа со стороны образовательных, спортивных, военно-патриотических, охотничьих и других организаций, прививающих молодежи здоровый интерес к оружию и истории, к стрелковому спорту, к охоте и сложившимся вокруг этого цивилизованным традициям и так далее, — важный источник формирования оружейной культуры. 

И в это должны вносить свой вклад все правоохранительные органы, а не только Федеральная служба. Путем проведения профилактических, воспитательных и разъяснительных мероприятий. В этом плане весьма эффективен опыт сотрудников специальных подразделений Росгвардии, когда на мероприятия в отряды приглашается молодежь, где наши инструктора знакомят подростков с техникой и вооружением. 

Как Росгвардия контролирует производство частей к патронам, находящихся в гражданском обороте? 

До недавнего времени закон предоставлял гражданам право самостоятельно снаряжать патроны только к гладкоствольному длинноствольному охотничьему оружию. Но с 16 января 2019 года вступил в силу Федеральный закон от 19 июля 2018 года № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оружии», который дает россиянам право самостоятельного снаряжения патронов к нарезному охотничьему или спортивному оружию для личного использования. Такое право предоставлено гражданам Российской Федерации, впервые приобретающим огнестрельное длинноствольное оружие после соответствующего обучения, осуществляемого в рамках изучения правил безопасного обращения с оружием. 

Исключение (в части обязательного обучения) составляют граждане, кто к моменту принятия закона уже был владельцем огнестрельного оружия, а также граждане, проходящие службу в государственных военизированных организациях и имеющие воинские звания либо специальные звания, или классные чины юстиции, либо граждане, вышедшие из этих организаций на пенсию. 

Соответственно, эти изменения позволили легализовать оборот пороха, капсюлей и других составных частей боеприпаса для нарезного оружия. И сейчас они поступили в оружейные магазины, которые, кстати, будут осуществлять такой же контроль, как и при торговле патронами: то есть составные части можно будет купить только по разрешению на нарезное оружие. 

Самостоятельное снаряжение патронов — процесс увлекательный и важный. Но и опасный! Он, безусловно, является неотъемлемой частью оружейной культуры, но вот ажиотажного спроса после принятия этого закона мы не увидели. 

Владеете ли вы оружием? И что бы вы порекомендовали тем, кто хочет его купить? 

Да, я владелец оружия. Профессия обязывает. Это связано со службой — многие годы работаю в силовых структурах. 

По поводу рекомендаций, то здесь все просто. Прежде всего, для себя нужно определить главное: а есть ли необходимость становиться владельцем оружия? Действующее законодательство весьма требовательно, кроме того, это еще и дополнительная, значительная ответственность как перед собой и близкими, так и перед окружающими. Нужно взвесить все обстоятельства — возможность обеспечить соблюдение правил хранения, быть уверенным в отсутствие доступа к месту хранения как посторонних лиц, так и близких людей. 

Есть еще и юридическая сторона вопроса: нужно в совершенстве знать нормы законодательства, регулирующие оборот оружия, его транспортировку, применение. К сожалению, нередки факты превышения правил самообороны, которые заканчиваются уголовной ответственностью. Достаточно часто встречаются случаи привлечения владельцев оружия к административной ответственности за нарушение правил хранения и транспортировки. 

И всегда нужно помнить, что оружие относится к предметам повышенной опасности. В вопросах его оборота нет мелочей и исключений.

Текст интервью на сайте «Ленты.ру»

Покупка оружия в России: какие правила хотят добавить

За пару дней в России произошло сразу несколько случаев со стрельбой из легально приобретенных ружей. Нижегородский стрелок в 18 лет получил его в подарок и убил трех человек. В Югре после разборок из-за ДТП один мужчина застрелил другого. Запрещать ношение оружия не стоит, но вот контроль за его безопасным использованием можно ужесточить несколькими способами.

Отец 18-летнего нижегородского стрелка Даниила Монахова подарил ружье сыну на день рождения. Лицензию парень получил самостоятельно. Правда, сообщили в Следственном комитете, без прохождения медосмотра. А презент использовал не для охоты, а для убийства. Застрелил трех человек, еще трое получили ранения. 13 октября полиция обнаружила его мертвым неподалеку от места преступления.

11 октября 43-летний житель югорского поселка Выкатный поругался с 30-летним приезжим из Сургута. СМИ писали, что перепалке предшествовало ДТП. В ссоре один из оппонентов застрелил другого из ружья.

Побольше внимания

Чтобы снизить количество таких нижегородских и югорских стрелков, сообщил «360» депутат Ярослав Нилов, нужно ужесточить процедуру выдачи разрешений на оружие. Из-за того, что личностям получателей не уделяют должного внимания, время от времени и случаются такие печальные истории.

«Справки из психдиспансера обязательно, но я знаю, как эти медкомиссии проходят в коммерческих структурах, когда врач зрение на глаз проверяет. Я считаю, в обязательном порядке нужно еще проводить серьезные психологические тесты и беседы с психологом, который имеет соответствующую лицензию и государственную аккредитацию», — уточнил Нилов. Кроме этого, участковым необходимо усилить контроль за хранением гражданского оружия и бороться с коррупцией в сфере выдачи разрешений и лицензий.

Споры по поводу как ослабления, так и ужесточения выдачи оружейных разрешений не утихают уже давно. Сейчас, чтобы получить лицензию на покупку газового, гладкоствольного или травматического оружия, нужно пройти осмотр офтальмолога, а также получить справки в наркологическом и психоневрологическом диспансерах, где придется сдать тест на наркотики. В целом процедура приобретения оружия довольно простая. Через пять лет после покупки гладкоствола по той же схеме можно получить лицензию на нарезное оружие. После покупки его нужно поставить на учет и получить разрешение. Сделать это можно на сайте госуслуг.

Усиление контроля

Запрещать владение оружием не стоит. Нужно усиливать ответственность и контроль за выдачей лицензий. В частности, необходимо повысить возрастной ценз при получении разрешения на оружие до 21 года, заявил «360» депутат Анатолий Выборный. Послабление можно сделать для отслуживших в армии и участвовавших в боевых действиях молодых людей. Это во время Великой Отечественной войны дети рано становились взрослыми. Сейчас все совсем по-другому — «тело выросло, а голова нет».

«В то время парни, которым 14-15 лет, стояли за станком 24 часа в сутки, они принимали решения, работали на пределе возможностей. Это совсем другая ситуация, чем та, что сейчас, когда дети вырастают в максимально теплой „ванне“. Все решения принимаются родителями. И этот вопрос нужно обязательно учитывать», — пояснил Выборный.

Во время медкомиссии человека проверяют психолог и нарколог, но что с ним происходит через месяц после покупки ружья, не знает никто. Поэтому, убежден парламентарий, нужно периодически вести базу данных о состоянии здоровья владельцев оружия. И если кто-то начнет злоупотреблять алкоголем или наркотиками, это должно стать поводом для аннуляции лицензии.

«То же самое, если кто-то систематически в течение года совершает правонарушения административного характера против общественного порядка. Это тоже должен быть сигнал. Единая база данных должна быть с системой здравоохранения — тут же получать информацию на предмет судимостей. Не только по уголовным делам, но и по административным», — заключил Выборный.

Не с тем борьба

В России около четырех миллионов человек легально владеют примерно шестью миллионами единиц гражданского оружия, рассказал «360» председатель правления правозащитной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев. В то же время у криминала — в разы больше нелегального оружия.

По статистике МВД, от гражданского огнестрела в России ежегодно погибают около 500 человек. Две трети от этого — самоубийства. В то время как ножи, сковородки и прочая кухонная утварь и бытовые предметы уносят жизни 30 тысяч человек. Еще больше людей умирают в ДТП, от наркотиков и так далее.

«Поэтому как-то странно, когда делают на единичных эпизодах какую-то шумиху. Понятно, что разные причины, но не хотелось бы, чтобы перенаправлялось внимание общественности с малозначительных фактов на суть. А суть такова, что мы не можем справиться с борьбой с преступностью», — добавил Ванеев.

Гладкоствольное оружие — это, например, ружья охотников, с помощью которых коренные народы занимаются традиционным промыслом. В советское время даже школьников на начальной военной подготовке учили стрелять из «мелкашки». В то время для такой покупки даже паспорт не требовался. Сейчас его приравняли к нарезному оружию, для приобретения необходим пятилетний стаж владения гладкостволом.

Проблема, уверен Ванеев, не в наличии у кого-то охотничьего карабина, а в том, что есть люди законопослушные и не очень. Запрет на оружие — это «перекладывание ответственности за преступления с человека и государственной системы воспитания человека на инструмент». А наличие оружия у населения во многих случаях останавливает агрессию преступников.

Контроль над вооружениями | Британника

Первые попытки

Первой международной ассамблеей, которая рассматривала вопрос контроля над вооружениями (среди прочего), была первая Гаагская конвенция (1899 г.). Хотя эта и последующие Гаагские конференции не смогли ограничить вооружения, они все же приняли ряд соглашений по территориальным и функциональным вопросам. На других конференциях в Гааге обсуждались вопросы арбитража, принципов и договоров о войне. Гаагская конвенция одобрила запреты на использование удушающих газов и расширяющихся пуль (думдумов), а также на выпуск снарядов или взрывчатых веществ с воздушных шаров, хотя ни одно из этих соглашений не соблюдалось во время Первой мировой войны.После войны Вашингтонская конференция (1921-1922 гг.) — до того, как прерваться досрочно — достигла соглашений о разоружении, ограничении вооружений и контроле над вооружениями, направленных на прекращение гонки морских вооружений между ведущими державами мира. Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Италия и Япония согласились ограничить количество и тоннаж своих крупных кораблей и списать некоторые другие корабли. Однако на Лондонской военно-морской конференции (1930) Италия и Франция отказались согласиться на продление соглашения, и Япония вышла из него в 1935 году.В 1925 году Женевский протокол, который сейчас насчитывает около 130 сторон, запрещал использование удушающих и ядовитых газов и бактериологического оружия в международных конфликтах, хотя он не применялся к внутренним или гражданским войнам. Поскольку многие страны сохранили право использовать такое оружие в ответном ударе, Женевский протокол стал рассматриваться как более широкое и эффективное соглашение, включающее запрет на использование такого оружия при нанесении первого удара.

Холодная война: соглашения о контроле над вооружениями между СССР и США

Вторая мировая война, в ходе которой погибло от 40 до 50 миллионов человек, была самым кровопролитным конфликтом в истории человечества.Завершение тихоокеанской фазы войны ознаменовало наступление атомной эры, поскольку Соединенные Штаты сбросили атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки в 1945 году. Вскоре начали развиваться два государства-победителя, Соединенные Штаты и Советский Союз. большие арсеналы ядерного оружия. Возможность взаимного уничтожения каждой страны другой в результате межконтинентального обмена ядерными ракетами побудила их начать все более серьезные переговоры, чтобы ограничить сначала испытания, затем развертывание и, наконец, обладание этим оружием.В качестве предшественников Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) было создано в 1957 году как автономный межправительственный орган под эгидой Организации Объединенных Наций для содействия мирному использованию ядерной технологии и предотвращения использования такой технологии в военных целях; а в 1959 году Договор об Антарктике, подписанный 12 странами, включая Соединенные Штаты и Советский Союз, интернационализировал и демилитаризовал Антарктику и проложил путь для будущих соглашений по контролю над вооружениями между Советским Союзом и Соединенными Штатами.Многие соглашения о контроле над вооружениями периода холодной войны были сосредоточены на взаимном сдерживании — стратегии, в которой угроза репрессалий могла бы эффективно предотвратить первоначальное нападение.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Президенты США Дуайт Д. Эйзенхауэр и Джон Ф. Кеннеди рассматривали договоры, направленные на контроль над производством оружия, в попытке избежать ядерного конфликта. (Кеннеди, в частности, был обеспокоен распространением ядерного оружия в Китайской Народной Республике.) Во время кубинского ракетного кризиса (1962 г.) возникла новая серия вопросов по контролю над вооружениями, включая необходимость дипломатической связи для предотвращения потенциальной ядерной катастрофы. Начиная с 1960-х годов Соединенные Штаты и Советский Союз выступили спонсорами нескольких международных соглашений по контролю над вооружениями, которые были связаны с ограниченным риском для каждой стороны. Первый из них, Договор о частичном запрещении ядерных испытаний (1963 г.), запрещал испытания ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, что фактически ограничивало ядерные взрывы подземными объектами.Договор по космосу (1967 г.) дополнительно ограничил развертывание ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, запретив странам выводить их на орбиту. В 1968 году две сверхдержавы сыграли ведущую роль в заключении Договора о нераспространении ядерного оружия (Договор о нераспространении ядерного оружия; ДНЯО), в соответствии с которым они согласились не способствовать распространению или распространению ядерного оружия среди стран, которые еще не сделали этого. обладать ими. Участниками ДНЯО являются два класса государств: государства, обладающие ядерным оружием, такие как Китай, Франция, Россия, Великобритания и США, и государства, не обладающие ядерным оружием.Договор, первоначально подписанный 62 странами, к началу 21 века увеличился до 185 участников, хотя заявленные или предполагаемые ядерные государства, такие как Индия, Пакистан и Израиль, не были участниками. ДНЯО вступил в силу в 1970 году на 25-летний период; он был продлен на неопределенный срок в 1995 году.

В течение 1970-х годов переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ) помогли сдержать продолжающееся наращивание Советским Союзом и Соединенными Штатами ядерных межконтинентальных (дальних или стратегических) баллистических ракет (МБР).Одна из основных частей комплекса соглашений ОСВ-I, достигнутых в 1972 году, серьезно ограничивала будущее развертывание каждой страной противоракетных средств (ПРО), которые можно было бы использовать для уничтожения приближающихся межконтинентальных баллистических ракет. Договор по противоракетной обороне (Договор по ПРО) предусматривал, что каждая страна могла иметь не более двух районов развертывания ПРО и не могла создать общенациональную систему защиты ПРО; Протокол к соглашению, подписанному в 1974 году, ограничивал каждую сторону одним районом развертывания ПРО. Договор по ПРО, основанный на стратегии гарантированного взаимного уничтожения, гарантировал, что каждая сторона останется уязвимой для стратегических наступательных сил другой стороны.Другая часть соглашения ОСВ-I заморозила количество межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет (БРПЛ) каждой стороны на нынешнем уровне. Соглашение ОСВ-2 (1979 г.) установило ограничения на запасы каждой стороны нескольких независимых ракетоносителей (РГЧС), которые представляли собой стратегические ракеты, оснащенные несколькими ядерными боеголовками, способными поражать различные цели на земле. Это соглашение ограничивало количество РГБТ, стратегических бомбардировщиков и других стратегических пусковых установок каждой стороны. Хотя соглашения ОСВ стабилизировали гонку ядерных вооружений между двумя сверхдержавами, они сделали это на очень высоком уровне вооруженных сил, при этом каждая страна продолжала обладать во много раз большей наступательной мощью, необходимой для полного уничтожения друг друга при обмене ядерными ударами.(Техническое обсуждение систем вооружения, см. В статье ракетно-ракетные системы.)

В 1970-е годы Соединенные Штаты и Советский Союз также способствовали принятию Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972). Это соглашение, широко известное как Конвенция о биологическом и токсинном оружии, дополняло Женевский протокол 1925 года и требовало от всех подписавших сторон как воздерживаться от разработки и производства биологического или токсинного оружия, так и уничтожать такое оружие, которым они могут обладать, которое «не имеет оправдания для профилактических целей. в защитных и других мирных целях.«С момента вступления в силу в 1975 году конвенция несколько раз пересматривалась, чтобы учесть новые научные и технологические достижения, хотя не существует метода контроля за соблюдением.

В 1985 году присоединение к Советскому Союзу либерализирующего режима Михаила Горбачева привело к активизации переговоров между двумя сверхдержавами по контролю над вооружениями. Результатом этих усилий стал Договор о ракетах средней и меньшей дальности (1987 г.), в соответствии с которым Соединенные Штаты и Советский Союз обязались полностью ликвидировать свои запасы ракет средней и средней дальности наземного базирования.Тем временем в 1982 году началась новая серия двусторонних переговоров между сверхдержавами с целью сокращения, а не простого ограничения их арсеналов ядерных боеголовок и пусковых платформ (ракет и бомбардировщиков). Эти переговоры, получившие название «Переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений» (СНВ), привели к подписанию в 1991 году договора, обязывающего сверхдержавы сократить свои стратегические ядерные силы на 25–30 процентов в течение нескольких лет. Соединенные Штаты и Советский Союз также начали ликвидацию различных типов тактического (боевого) ядерного оружия, включая артиллерийские снаряды, глубинные бомбы, наземные мины, бомбы и боеголовки, установленные на различных тактических ракетах.Соглашение о СНВ основывалось на Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (1990 г.), по которому Варшавский договор и Организация Североатлантического договора обязывали строго ограничивать количество танков, боевых самолетов, бронетехники и ударных вертолетов, которыми могла владеть каждая сторона.

Контроль над вооружениями и нераспространение — Государственный департамент США

Распространение ядерного, химического и биологического оружия массового уничтожения (ОМУ) и систем его доставки, современного обычного оружия и связанных с ним материалов, технологий и опыта представляет серьезную угрозу безопасности Соединенных Штатов и международному миру.

Северная Корея, например, занимается разработкой ядерного оружия и баллистических ракет вопреки своим международным обязательствам, дестабилизируя Северо-Восточную Азию и увеличивая риск ядерной войны. Иранский режим разрабатывает все более мощные баллистические ракеты и распространяет их среди региональных марионеток и террористических сил. И ИГИЛ, и режим Асада в Сирии использовали ОМУ. Россия и Китай имеют все более мощные и разнообразные арсеналы ОМУ и ракет, и они поставляют современное оружие партнерам и доверенным лицам в различных регионах.

Это стратегическая цель Государственного департамента по противодействию угрозам Соединенным Штатам и международному порядку. В конечном итоге работа Департамента повышает безопасность Соединенных Штатов и всех стран мира.

Узнайте больше о том, что конкретные бюро делают для поддержки этой проблемы политики:

Бюро по контролю над вооружениями, проверке и соблюдению (AVC) : AVC помогает формировать ключевые стратегии и цели правительства США в области контроля над вооружениями.Эти стратегии и цели охватывают две широкие области: 1) помощь Соединенным Штатам и другим странам в переговорах по договорам о контроле над вооружениями и разоружении и 2) создание прочных отношений с другими странами для оказания помощи в выполнении договоров. Подробнее о AVC

Бюро международной безопасности и нераспространения (ISN): Задача ISN заключается в предотвращении распространения ОМУ, систем доставки и современных обычных вооружений, а также в сдерживании такого распространения там, где оно уже укоренилось.ISN отслеживает, разрабатывает и реализует эффективные меры реагирования на угрозы распространения и формирует международную среду безопасности для предотвращения их повторения. Подробнее о ISN

Будущее режимов контроля над вооружениями и укрепления доверия — Новые взгляды на общую безопасность: следующие 70 лет НАТО — Carnegie Europe

Содержание

Введение

В Докладе Хармеля 1967 года была представлена ​​двойная политика НАТО по поддержанию сдерживания при одновременном поощрении разрядки: политика ослабления боевых действий, в том числе посредством контроля над вооружениями. 1 В докладе приводились доводы в пользу сбалансированного сокращения вооруженных сил в Европе, что определило подход НАТО к разоружению и контролю над вооружениями на следующие несколько десятилетий. Результатом такого подхода стала структура режимов контроля над ядерными и обычными вооружениями, выдержавшая испытание временем.

К сожалению, в последние годы этого больше не происходит. Нарушения Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) и других режимов бросили тень на будущее контроля над вооружениями.Технологические разработки, такие как беспилотные системы, робототехника и кибервозможности, также поднимают вопросы о применимости традиционного подхода к договорам о контроле над вооружениями, то есть сосредоточения внимания на сокращении количества систем вооружений. Подъем Китая как мировой державы поставил новую задачу, в частности, в области контроля над ядерными вооружениями.

Дик Занде

Дик Занди — руководитель отдела безопасности и старший научный сотрудник Института Клингендаль в Гааге, Нидерланды.

НАТО адаптирует свою политику сдерживания в ответ на эти изменения. Четыре боевые группы НАТО в странах Балтии и Польше являются ответом на возросшую угрозу со стороны России. Союзники также повышают боевые возможности высокого уровня и усиливают свою защиту от кибервызов.

Политика Североатлантического союза в области контроля над вооружениями и разоружения нуждается в аналогичном обновлении. Союзники должны подумать, как они могут пересмотреть свой общий подход в этой области.

Проблем на ставке

Вызовы контроля над вооружениями

Для альянса непосредственная проблема в области контроля над вооружениями заключается в срыве существующих договоров и соглашений. В 2002 году Соединенные Штаты вышли из Договора по противоракетной обороне (ПРО), который ограничивал количество стратегических ракет-перехватчиков, которыми могли обладать Соединенные Штаты и Россия. В 2007 году Россия приостановила свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Москва также препятствует обмену информацией и лишь частично реализует другие меры по укреплению доверия, содержащиеся в Венском документе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Договоре об открытом небе, который устанавливает программу невооруженных наблюдательных полетов над территория государств-участников.Это увеличило неопределенность и риск эскалации во время кризиса. 2

Несоблюдение — одна из проблем; Актуальность нынешних режимов — другое. Они были созданы в другое время, на фоне другой политической и военной угрозы: межблоковой конфронтации времен холодной войны. 3 Соединенные Штаты справедливо указали на изменившиеся обстоятельства, когда они вышли из Договора по ПРО. Однако с тех пор на европейский материк вернулись новая напряженность и открытая война.Число российских провокаций и нарушений воздушного пространства союзников, в частности в Прибалтике, увеличивается. 4 Потребность в обновлении контроля над вооружениями и других мерах по обеспечению стабильности возвращается и становится еще более острой, чем когда-либо. Возникает вопрос: какой вид контроля над вооружениями будет работать в этой новой среде безопасности и против военных технологий двадцать первого века?

Что касается ядерного оружия, единственный существующий договор, который запрещает всю категорию ядерного оружия — Договор о РСМД — мертв, истек 2 августа 2019 года.Следующим может быть Новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Он вступил в силу с 2011 года и должен быть продлен до февраля 2021 года, и две подписавшие стороны — США и Россия — не сказали, будет ли он продлен, изменен или приостановлен.

Каким бы ни было будущее нового СНВ, весь режим контроля над ядерными вооружениями между Вашингтоном и Москвой в настоящее время находится под давлением и может рухнуть. Распад снял бы любые ограничения на ядерное оружие обеих сторон как в количественном, так и в качественном отношении.Более того, существующая прозрачность в отношении стратегических ядерных арсеналов США и России также исчезнет, ​​потому что меры по обмену информацией и проверке больше не будут применяться. В худшем случае может последовать новая гонка ядерных вооружений, а риск неверной оценки и эскалации может возрасти в случае кризиса.

Развитие технологий все больше ставит под угрозу стабильность ядерных вооружений, которая долгое время характеризовала отношения Москвы и Вашингтона. Внедрение сверхскоростных спускаемых аппаратов, ядерных боеголовок малой мощности, более быстрых крылатых ракет, более точных технологий наведения и других инноваций может усилить соблазн применить ядерное оружие в кризисной ситуации.Государства, обладающие ядерным оружием, могут сделать вывод, что новые технологии позволяют им развертывать это оружие таким точным и ограниченным образом, чтобы избежать риска перерастания в тотальный обмен ядерными ударами.

Тот же эффект может возникнуть в результате сокращения разрыва между тяжелыми обычными взрывами и ядерной детонацией малой мощности. Массивную обычную бомбу можно рассматривать как ядерное оружие, вызывающее ядерный ответ. Невоенные средства — в частности, кибератаки на командно-административные центры — также могут поставить под угрозу ядерную стабильность, что приведет к непреднамеренной эскалации.Естественно, будут приняты контрмеры для предотвращения компрометации ядерных систем управления и контроля, но кибернетический и искусственный интеллект (ИИ) развиваются так быстро, что может возникнуть вопрос, применим ли обычный цикл действия-реагирования.

Возвышение Китая как новой мировой державы создает дополнительные проблемы для договоров и соглашений в области контроля над вооружениями и разоружения. Одна из причин срыва Договора о РСМД заключается в том, что он не распространяется на ядерное оружие средней дальности Китая, что создает дисбаланс как с США, так и с Россией.Другие растущие державы, такие как Индия, также расширяют свои ядерные арсеналы. Новые инициативы по контролю над вооружениями должны быть шире, чем традиционный двусторонний контекст США и России. Однако чем больше государств будет вовлечено, тем больше трудностей будет сесть за стол переговоров.

Возможности и новые подходы к контролю над вооружениями

С одной стороны, тенденции указывают на возрастающие трудности с контролем над вооружениями старого образца. Хотя Соединенные Штаты и Россия все еще могут иметь двусторонний интерес в сокращении и контроле над количеством ядерного оружия, Китай и другие государства, обладающие ядерным оружием, не хотят присоединяться к каким-либо режимам сокращения вооружений. 5 Пекин указывает на дисбаланс ядерных арсеналов: Соединенные Штаты обладают 6500 ядерными боеголовками, Россия — 6185, а Китай — только 290. 6 С точки зрения Китая, США и Россия должны начать разоружение в сторону нескольких боеголовок. это ближе к Китаю, прежде чем Пекин присоединится к каким-либо переговорам.

С другой стороны, Китай и Индия могут быть заинтересованы в мерах по снижению риска, поскольку они также будут служить их интересам. Переговоры о мерах по снижению ядерного риска могут быть сосредоточены на ограничении несанкционированного использования (кто-то использует ядерное оружие без официального разрешения), непреднамеренного использования (например, случайно или из-за технической ошибки) и предполагаемого использования, основанного на неверных предположениях (разрешенное использование которая позже окажется основана на неверной информации, недопонимании или неправильном восприятии).Эти меры могут включать любую комбинацию новых подходов, в том числе:

  • совершенствование подготовки к ядерным аварийным ситуациям;
  • повышение прозрачности в отношении ядерных возможностей, доктрин, позиций и других связанных политик;
  • улучшение связи между государствами, обладающими ядерным оружием;
  • единиц ядерного оружия ненацеливания;
  • повышение защищенности пусковых систем;
  • снятие с боевого дежурства ядерного оружия;
  • увеличение времени принятия решения о применении ядерного оружия;
  • повышение порога использования;
  • уничтожение некоторых видов ядерного оружия; и
  • , ограничивающее количество и местонахождение ядерного оружия.

Что касается обычных вооруженных сил в Европе, то вероятность заключения новых соглашений о количественном контроле над вооружениями с Россией довольно мала. Учитывая, что некоторые существующие режимы контроля над ядерными и обычными вооружениями, вероятно, уходят в прошлое и становятся все менее и менее актуальными, возможно, стоит изучить возможности для новых переговоров, сфокусированных на мерах по предотвращению и снижению рисков.

Одна из идей, выдвинутая сетью ОБСЕ, — это новый подход к мерам по снижению рисков для зоны соприкосновения НАТО и России на Балтике. 7 Предлагаемые ограничения на развертывание войск, вероятно, будут в пользу России из-за ее коротких линий снабжения и, следовательно, должны быть отклонены в их нынешней форме, но есть широкие возможности для изучения новых мер по ограничению масштабов военной деятельности, ограничению внезапных учений, и ужесточение положений об уведомлении и наблюдении. Новые меры могут также быть сосредоточены на предотвращении и снижении риска нарушений воздушного пространства, например, путем запрета отключения транспондеров, что делает невозможным общение с пилотами, управляющими самолетами в оспариваемом воздушном пространстве.

Рекомендации

Политика НАТО в области контроля над вооружениями должна по-прежнему основываться на сочетании сдерживания и разрядки. Контроль также остается важным элементом режимов контроля над вооружениями и разоружения. Однако альянс должен адаптировать свой подход к изменившимся геополитическим реалиям.

В прошлом политика союзников по контролю над вооружениями в значительной степени основывалась на установлении ограничений на количество вооружений либо в поддержку Соединенных Штатов, либо в контексте обычных вооруженных сил.Это имело смысл во время холодной войны и в первые два десятилетия после нее, когда два потенциала, которые имели наибольшее значение для военного баланса, были ядерным и обычным оружием.

Сегодня и в будущем в игру вступят новые формы ведения войны. Использование ИИ в качестве оружия увеличивает риск потери человеком контроля над применением силы. Новое соглашение необходимо для устранения опасностей, связанных с системами обычных вооружений, которые используются без участия человека. Запоздал и новый режим, ограничивающий самые дестабилизирующие виды кибератак.Он должен ограничить или запретить те, которые нацелены на ядерное командование и управление и критические гражданские узлы или автоматизированные кибератаки, контролируемые ИИ.

Ни одна из сторон не проявляет особой политической воли к переговорам о новых количественных ограничениях, особенно в отношении обычных вооружений. Но срочно необходимы новые переговоры о мерах по снижению рисков и предотвращению эскалации кризиса. Эти меры должны быть направлены на предотвращение неправомерного использования ядерного оружия и обеспечение повышения, а не понижения ядерного порога.С этой целью альянс должен уделить приоритетное внимание рассмотрению вопроса о запрещении ядерного оружия малой мощности. В традиционной области должен преобладать тот же подход, основанный как на необходимости мер по снижению риска, так и на реалистичности того, о чем, надеюсь, можно будет договориться в обозримом будущем.

На ядерной арене эти переговоры больше не могут ограничиваться Соединенными Штатами и Россией. Придется участвовать Китаю и, возможно, другим странам, обладающим ядерным оружием, — если не вначале, то позже.Пекин продолжает выступать против сокращения ядерных вооружений, но он заинтересован в предотвращении случайной ядерной войны или ограниченного ядерного удара, который перерастет в тотальный обмен.

Новый подход может использовать новый ярлык для обозначения измененной политики НАТО. Название может быть «Предотвращение и снижение рисков» (RPR), чтобы подчеркнуть характер подхода. Для дальнейшего изучения концепций, мер и стратегии переговоров НАТО могла бы создать консультативную группу RPR, состоящую из гражданских и военных экспертов из нескольких союзных стран.В течение одного года эта группа могла бы подготовить отчет с конкретными рекомендациями по таким вопросам, как концепции и предложения. Тем временем группы экспертов НАТО по контролю над вооружениями должны наметить новые подходы, в том числе с использованием опыта академических кругов и аналитических центров.

Банкноты

1 «Отчет Хармеля», НАТО, обновлено 16 ноября 2017 г., https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_67927.htm.

2 «Снижение рисков обычного сдерживания в Европе: контроль над вооружениями в зонах соприкосновения Россия-НАТО», Сеть аналитических центров и академических институтов ОБСЕ, декабрь 2018 г., http: // osce-network.net / file-ОБСЕ-Network / Publications / RISK_SP.pdf.

3 Ханс-Йоахим Шмидт, «Новое начало контроля над обычными вооружениями в Европе столкнется с множеством структурных проблем», Франкфуртский институт исследования проблем мира, отчет No. 151, 2017 г., https://www.hsfk.de/fileadmin/HSFK/hsfk_publikationen/prif151.pdf.

4 «От Балтики до Аляски: сообщается о новых провокациях со стороны России», Russia Monitor , Варшавский институт, 30 января 2019 г., https: // warsawinstitute.org / baltic-alaska-russian-air-provocations-report /.

5 «Китай не присоединится к переговорам по трехсторонней сделке по ядерному разоружению: министр иностранных дел», «Синьхуанет», 6 мая 2019 г., http://www.xinhuanet.com/english/2019-05/06/c_138038159.htm.

6 Ханс М. Кристенсен и Мэтт Корда, «Статус мировых ядерных сил», Федерация американских ученых, по состоянию на 16 мая 2019 г., https://fas.org/issues/nuclear-weapons/status-world-nuclear -силы /.

7 «Снижение рисков традиционного сдерживания в Европе», Сеть аналитических центров и академических институтов ОБСЕ.

Почему контроль над вооружениями? | Американская академия искусств и наук

Соглашения о контроле над ядерными вооружениями, которые эффективно ограничивают возможности противника в обмен на ту или иную форму ограничения со стороны Америки, могут принести пользу американской безопасности и безопасности ее союзников. В частности, двусторонние соглашения о контроле над ядерными вооружениями между Соединенными Штатами и Российской Федерацией и между Соединенными Штатами и другими государствами, обладающими ядерным оружием, и, в конечном итоге, более широкие многосторонние договоренности могут способствовать укреплению американской безопасности и глобальной стабильности за счет снижения рисков применения ядерного оружия. и избежание опасностей, связанных с гонкой вооружений и нестабильностью гонки вооружений.Такие соглашения в прошлом снижали риски ядерных конфликтов, формировали и ограничивали области ядерной конкуренции и адаптировали глобальный ландшафт таким образом, чтобы приносить пользу глобальной и американской безопасности.

Для достижения таких соглашений и обеспечения их эффективной проверки требуются время, лидерство, политическая приверженность, четкие цели и политический компромисс: в настоящее время в США не хватает товаров. Однако такое положение дел далеко не навсегда, и остается вероятным, что будущий президент может придерживаться таких договоренностей.

Соглашения о контроле над вооружениями далеки от совершенства, но то же самое можно сказать о сдерживании, заверении, военном планировании и, конечно же, вооруженном конфликте. Все эти элементы американского государственного управления ядерным оружием влекут за собой риски. Некоторые соглашения о контроле над вооружениями принесли Соединенным Штатам большие преимущества в области безопасности, в то время как другие так и не вступили в силу или рухнули из-за игнорирования или явных нарушений. Даже после несовершенных данных контроль над вооружениями может быть использован в будущем для улучшения ситуации в США.-Российская ядерная стабильность и глобальная безопасность. Безоговорочный отказ от идеи контроля над вооружениями из-за прошлых неудач или идеологической оппозиции опасен: это может лишить сил безопасности проверенного метода борьбы как с возникающими, так и с неконтролируемыми областями военной конкуренции. Как глупо было бы слепо поддерживать контроль над вооружениями без четкой стратегии и хорошо разработанных соглашений, так же глупо отказываться от контроля над вооружениями, когда он может принести реальные выгоды.

Оценка того, насколько важны соглашения по контролю над вооружениями для построения и сохранения стабильного U.Южно-советские ядерные отношения и обеспечение механизма, позволяющего положить конец десятилетиям ядерной конкуренции, — сложная задача. В течение основного периода контроля над стратегическими вооружениями между Москвой и Вашингтоном — с 1969 по 2010 год — соглашения о контроле над ядерными вооружениями помогли уменьшить масштабы и влияние гонки вооружений времен холодной войны, создали доверие между Соединенными Штатами и Советским Союзом, которое не стремилось инициировать полномасштабный ядерный конфликт, зафиксировал прекращение усилий обоих государств по достижению ядерного превосходства и создал нормы поведения и методы общения, которые помогли избежать конфликтов, которые могут перерасти в ядерную войну.В некоторых случаях эти соглашения формировали ландшафт, а в других сделки использовались для закрепления определенной динамики.

Возможно, главной особенностью контроля над вооружениями в период холодной войны было то, что Соединенные Штаты и Советский Союз в ходе своих переговоров смогли развить уверенность в том, что у них есть общая цель: создать стратегически стабильные условия, в которых ни один из них не имел стимул сначала применить ядерное оружие или инициировать ядерный конфликт. Каждый смог получить уверенность в том, что он может сохранить критически важный элемент сдерживания — живучие ядерные силы ответного удара, способные нанести неприемлемый ущерб атакующему государству.Это общее определение стратегической стабильности было важным элементом того, почему соглашения с 1972 года до середины 2000-х годов были устойчивыми. Нарушение уверенности в том, что это остается общей американо-российской целью, как и любой другой отдельный фактор, подорвал роль, которую может играть контроль над вооружениями, и увеличил риск применения ядерного оружия либо в результате преднамеренных действий, либо путем эскалации конфликта, либо в результате аварии. или просчет.

Сегодня контроль над ядерными вооружениями — это поляризующий термин в Соединенных Штатах, и некоторые аналитики полагают, что юридически обязательные, одобренные Сенатом сделки по контролю над вооружениями не имеют жизнеспособного будущего из-за предполагаемых затрат и нежелательного поведения России.В то время как некоторые эксперты и официальные лица рассматривают ядерные договоры как разумные меры по укреплению политики национальной безопасности и обороны, которую следует проводить, несмотря на партийное сопротивление, критики считают ядерные сделки опасными и ненужным ограничением свободы действий Америки перед лицом растущих опасностей со стороны России и Китая.

Безусловно, существуют риски, связанные с соглашениями о контроле над вооружениями. Это верно в отношении большинства аспектов ядерных дебатов, включая сдерживание и, в конечном итоге, боевые действия.Сделки по контролю над вооружениями требуют, чтобы Соединенные Штаты согласились с ограничениями в областях возможных военных закупок и развертывания, некоторые из которых могут быть полезны в военном отношении как для сдерживания, так и в случае конфликта, если сдерживание не сработает. И в таких сделках сохраняется постоянный риск того, что партнер может не полностью выполнить взятые на себя обязательства. Именно эта история несоблюдения в настоящее время доминирует в дебатах с Россией о будущем контроля над вооружениями. Эти риски, однако, приемлемы, если они необходимы, чтобы заручиться обязательством партнера по договору, в свою очередь, ограничить их возможности (симметрично или асимметрично).

Конечно, вызывает озабоченность то, что Россия нарушила прошлые соглашения о контроле над вооружениями. Даже когда имеется возможность легального вывода войск, Россия постоянно либо обходила, либо существенно нарушала некоторые соглашения о контроле над вооружениями. Это несоблюдение правовых норм имеет прямое отношение как к безопасности Америки, так и к жизнеспособности переговоров с Москвой о будущих соглашениях. Однако последовательные усилия США по проверке условий соглашений и их способности своевременно реагировать на потенциальные нарушения со стороны России помогли помешать России получить явное военное преимущество за счет своих нарушений.Верно также и то, что Россия полностью соблюдает важные договоренности, в том числе Новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений 2010 года (Новый СНВ). Этот пакт предоставляет Соединенным Штатам незаменимую информацию о деятельности и разработках России в ядерной области и полностью отвечает интересам Америки и ее союзников. Однако перед лицом нарушений Россией многочисленных соглашений эксперты и политики недоумевают, почему следует заключать какие-либо новые сделки. Такое поведение поднимает планку для заключения таких соглашений и предполагает, что Соединенным Штатам необходимо рассмотреть новые шаги для повышения долговечности заключенных сделок, включая значительное увеличение сроков выхода и механизмов решения проблем несоблюдения.

В то время как Америка должна ожидать от партнера по договору выполнения своих обязательств, в хороших соглашениях есть положения о проверке, построенные на предположении, что это не так. Были заключены предыдущие соглашения о контроле над вооружениями, чтобы позволить Соединенным Штатам предпринять шаги для защиты своих интересов даже перед лицом нарушений. Таким образом, даже когда Россия оказалась менее чем на 100 процентов надежной, Соединенные Штаты были в состоянии добиваться и выполнять другие соглашения. Когда Россия нарушает свои обязательства, проверка сделала возможным своевременное обнаружение, что позволило Соединенным Штатам предпринять шаги, чтобы либо вернуть Россию в соответствие, либо обеспечить свои цели другими средствами.Несмотря на мрачные нынешние перспективы будущего контроля над ядерными вооружениями, согласованные, проверенные и юридически обязательные договоры и другие договоренности по-прежнему открывают большие перспективы для управления новой конкуренцией между Россией и США, которые вместе владеют более 90% ядерное оружие мира.

Анализ роли, которую контроль над вооружениями играл в прошлом и может сыграть в будущем при соответствующих инвестициях в политический и стратегический капитал, также имеет решающее значение для размышлений о долгосрочных усилиях по устранению рисков, связанных с ядерным оружием.Государства, обладающие ядерным оружием — Соединенные Штаты, Россия, Великобритания, Франция и Китай — и все государства в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) по-прежнему привержены делу прекращения гонки вооружений и всеобщего и полного завершения разоружение. Глобальные разногласия по поводу того, в какой степени Соединенные Штаты и Россия (и другие ядерные государства ДНЯО) выполняют это обязательство, реальны, даже если их последствия неясны. Совершенно очевидно, что согласованные и проверенные соглашения должны стать частью этих более широких усилий, как это предполагалось авторами ДНЯО.Таким образом, вопросы о будущем американо-российского контроля над вооружениями, как и в какой момент расширить процесс (количественно или качественно), чтобы включить страны с меньшими ядерными арсеналами (Китай, Франция и Великобритания), и как, наконец, расширить эффективная система ядерного ограничения, включающая страны, не участвующие в ДНЯО, обладающие ядерным потенциалом, остается неопределенной и устрашающей. Эти препятствия становятся намного выше, даже если подумать, не смогут ли обладатели двух крупнейших в мире ядерных арсеналов, которые уже давно взаимодействовали и сотрудничать в целях предотвращения ядерных рисков, проявляли политическую волю или приверженность для продолжения процесса ограничения и сокращения вооружений.

Контроль над вооружениями не делается в пользу какой-либо одной или группы стран. Соглашения и ограничения, как правовые, так и политические, если они являются частью более широкой стратегии стабильности и безопасности, могут сделать Америку и ее союзников более безопасными и снизить риск возникновения конфликтов (преднамеренных или случайных) от эскалации до ядерного уровня. Соглашения также могут блокировать или управлять ростом новых областей военной конкуренции за счет прозрачности и ограничений, экономии денег и обеспечения инвестиций в другие военные или внутренние области.

Создание эффективных ядерных соглашений требует общего понимания сторонами природы стабильности и элементов, которые необходимо контролировать для поддержания или улучшения этого состояния. Этот важнейший элемент дискурса «холодной войны» между Россией и Соединенными Штатами сегодня отсутствует, и, возможно, отсутствует даже в Соединенных Штатах. Больше не является само собой разумеющимся, что различные части американского истеблишмента национальной безопасности остаются приверженными концепции взаимной уязвимости или идее о том, что цель У.С. Стратегическая ядерная доктрина должна заключаться в создании условий, в которых ни у США, ни у России (или любого другого государства) нет стимула к применению ядерного оружия первыми или в начале кризиса или конфликта. Пока Америка не знает, чего она хочет, контроль над вооружениями может играть лишь ограниченную роль в обеспечении безопасности Америки.

Однако с учетом сегодняшней картины глобальной безопасности Соединенным Штатам следовало бы вновь подтвердить свою приверженность и добиться приверженности России набору стратегических принципов и попытаться разработать новые, более широкие соглашения, которые стабилизируют двусторонние ядерные отношения и управляют новыми и опасными областями технической конкуренция.Шаги, которые снизили бы риск применения ядерного оружия, были бы хорошей отправной точкой, но можно и нужно рассмотреть и другие.

К сожалению, консенсус в отношении согласованных ограничений ядерных сил был ослаблен более широкой внутренней поляризацией в Соединенных Штатах и ​​отсутствием стратегического консенсуса в отношении того, как решать геополитические вызовы, создаваемые Россией и Китаем. Идеологическая приверженность определенным программам, в первую очередь национальной противоракетной обороне, за счет сохранения глобальной ядерной стабильности и неспособности американской политической системы поддерживать согласованные договоры от одной администрации к другой усилили нестабильность и снизили воспринимаемую жизнеспособность контроля над вооружениями. .Для того, чтобы поддержать новые соглашения в Соединенных Штатах, потребуется время, терпение и вложение политического капитала, но, в конце концов, их следует продолжить, если они укрепят безопасность Америки.

К счастью, обстоятельства могут быстро меняться, и согласованные соглашения оказались гибкими и ценными инструментами, способными адаптироваться к новым обстоятельствам и требованиям. Подобно тому, как Договор по противоракетной обороне (ПРО) и Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) выглядели иначе и охватывали другую территорию, чем СНВ и новый СНВ, так и будущие соглашения могут касаться новых и даже более сложных областей, которые подрывают U.С. или взаимная безопасность. Технические средства для борьбы с определенными системами, будь то субстрагическое ядерное оружие, сверхпланерные ракеты или новое поколение ракет дальности РСМД, либо существуют, либо могут быть быстро задействованы, если будет достигнут соответствующий уровень политической поддержки. Более экзотические и сложные вызовы, в том числе связанные с доктриной, кибервозможностями или проблемами, связанными с искусственным интеллектом, потребуют больше времени и технических достижений, но могут стать предметом совместных усилий США и России, которые также могут вызвать доверие и взаимное сотрудничество. .

Перспектива новых соглашений остается жизнеспособной, поскольку общественность мало поддерживает новую гонку вооружений, а озабоченность по поводу рисков применения ядерного оружия растет. Более того, мало свидетельств того, что вопросы контроля над вооружениями имеют большое, если вообще какое-либо влияние, на электоральную политику в любом случае, создавая пространство для политических лидеров, чтобы отстаивать контроль над вооружениями как компонент новой стратегии улучшения американской безопасности, если они захотят это сделать. По-прежнему верно, даже несмотря на громкое, но ограниченное противодействие со стороны определенных частей сообщества национальной безопасности, что соглашения о контроле над вооружениями давали Соединенным Штатам в прошлом многочисленные преимущества, включая прямые выгоды в военной сфере и национальной безопасности, и могут их предоставить в будущем при правильной настройке и внедрении.

Соглашения о контроле над вооружениями эффективно управляли или ограничивали внедрение новых технологий, которые могли негативно повлиять на стратегическую стабильность. Нет более веского аргумента, чем раннее соглашение между Советским Союзом и Соединенными Штатами о признании взаимосвязи между наступательными и оборонительными силами и о том, что контроль над одним был невозможен без контроля над другим. Это понимание, основанное на принятой логике сдерживания и взаимной уязвимости, привело к переговорам и осуществлению Договора по ПРО в 1972 году.Это соглашение ограничивало обе стороны не более чем двумя объектами противоракетной обороны (впоследствии сокращенными до одного) с не более чем сотней перехватчиков. Это означало, что обе стороны могли сохранить достаточно большие ядерные силы, чтобы держать в опасности друг друга, без необходимости подавлять более сотни перехватчиков, что уменьшало стимулы для массового увеличения количества ядерных боеприпасов и наступательных пусковых установок, которыми они располагали. Это соглашение было основано на парадоксальной концепции, согласно которой для обеспечения безопасности нужно оставаться уязвимым для нападения, что создало более широкие политические проблемы, которые в конечном итоге привели к его отмене от рук более консервативных голосов в Соединенных Штатах.Следует также отметить, что незрелость технологий в то время, препятствовавшая разработке и развертыванию эффективной противоракетной обороны, вынудила Соединенные Штаты ликвидировать свой единственный объект ПРО (Safeguard), и существование Договора по ПРО, вероятно, спасло Соединенные Штаты. Штаты от вложения миллиардов долларов в попытку построить работающую систему ПРО.

Договор по ПРО и решение признать взаимную уязвимость с Советским Союзом с самого начала вызвали споры.Его долгосрочное будущее было поставлено под сомнение еще в выступлении Рональда Рейгана по «Звездным войнам» 1983 года, в котором содержался призыв к разработке глобальной системы противоракетной обороны, способной защитить Соединенные Штаты от ядерного нападения. Россия, которая привыкла полагаться на модель сдерживания, сделавшую обе страны уязвимыми для ответного нападения — тем самым уменьшив риск первого ядерного удара или ядерной эскалации, — немедленно начала сомневаться в том, продолжаются ли отношения между наступательными и оборонительными действиями, которые оба государства приняли в 1972 году. чтобы оставаться в силе.

Соединенные Штаты вышли из Договора по ПРО при администрации Джорджа Буша, устранив основную опору процесса сокращения ядерных вооружений. Когда действовал Договор по ПРО, Вашингтон и Москва смогли договориться о нескольких соглашениях о ядерном контроле, включая SALT (переговоры об ограничении стратегических вооружений) I и II, которые ограничивали рост ядерных сил, и СНВ I и II, которые значительно сокращали количество стратегических вооружений и ракет, способных поразить другую страну.Вдобавок они подписали Договор 1987 года о РСМД, который помог укрепить кризисную стабильность и увеличить время принятия решений командованием как в странах НАТО, так и в России к их взаимной выгоде. После прекращения действия Договора по ПРО США и Россия смогли договориться о новом соглашении по СНВ, которое поддерживало жизнеспособный подход к проверке и мониторингу, но процесс как глубоких сокращений, так и взаимных шагов по укреплению стратегической стабильности с 2003 года рухнул. Конечно, нынешняя перспектива возобновления гонки вооружений не полностью обусловлена ​​стремлением Америки к противоракетной обороне: необходимость России полагаться на ядерные системы, чтобы компенсировать ее слабость в обычных вооружениях, нарушение других соглашений и внутриполитические соображения также сыграли свою роль. .Тем не менее, распад общей модели стратегической стабильности, воплощенной в Договоре по ПРО, как и в любом другом элементе двусторонних отношений, явно способствовал ухудшению состояния американо-российских ядерных отношений.

Во-вторых, и хотя это не является предпочтительным исходом, решение Соединенных Штатов выйти из Договора по ПРО, используя его правовые положения и уведомив Россию, заблаговременно предупредило Россию об этом шаге и снизило потенциальный шок того, что могло произойти в мире. отсутствие договоренности о защите.По-прежнему прискорбно и опасно, что Россия не выполнила положения о выходе из нескольких соглашений, включая Договор о РСМД, а вместо этого нарушила их тайно или без объяснения причин. Хотя американцы, вероятно, предпочли бы, чтобы Россия выполняла и оставалась в соглашениях, которые служат общей цели, большая часть недоверия, которое выросло в Соединенных Штатах, основано на очевидной готовности России нарушать соглашения вместо того, чтобы выполнять положения о легальном выходе.

Если принять модель Договора по ПРО как выгодную, то есть несколько областей, в которых U.Южно-российские соглашения могут сыграть роль в управлении сферами дестабилизации конкуренции в будущем. Развитие национальной противоракетной обороны и ее способность подрывать систему сдерживания остаются критически важным вопросом, и можно увидеть, как количественные ограничения противоракетной обороны обеих стран — установление строгих ограничений на количество перехватчиков с ограничениями на быстрое развитие — могут восстановить некоторые стабильность и возможность дальнейших ядерных сокращений. Хотя такие ограничения были бы весьма спорными с политической точки зрения, такое противодействие можно было бы преодолеть, если бы преимущества, обеспечиваемые таким соглашением, были очевидны и если бы противодействие этому соглашалось напрямую.

Конечно, контроль над вооружениями не решил всех проблем, а в некоторых областях не смог адекватно предвидеть возникающие опасности или устранять их. Одним из наиболее вопиющих исторических упущений была неспособность соглашения ОСВ-I ограничить разработку и развертывание нескольких ракет для повторного входа в атмосферу с независимым нацеливанием. Это означало, что договорные ограничения на пусковые установки мало что могли сдержать массовый рост количества ядерных боеприпасов, которые могли быть поставлены против любой из стран. Однако СНВ и новый СНВ ограничили эти системы, назначив определенное количество оружия конкретным пусковым установкам, и позволили значительно снизить уровень стратегических ядерных вооружений, развернутых обоими государствами.Не исключено, что отказ от включения в новый договор СНВ систем Hyperglide исторически будет рассматриваться в том же контексте.

соглашений о контроле над вооружениями, включая как договоры, ограничивающие количество и типы систем вооружений, которые каждая сторона будет иметь, так и двусторонние договоренности, которые помогли двум государствам заранее определить, как их вооруженные силы будут действовать перед лицом инцидентов и потенциальных конфликтов, также имели важное преимущество предотвращения превращения конфликтов или аварий в очаг ядерной вспышки.

Некоторые из этих соглашений, включая Договор о РСМД 1987 г., оказали множественное положительное влияние на российско-американские отношения. Договор о РСМД ликвидировал целый класс пусковых установок — ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5 500 километров — и рассматривал все такие ракеты как потенциальные средства доставки ядерного оружия. Приняв соглашение, обе стороны ясно заявили о своем желании снизить давление на лидеров обеих сторон, чтобы они слишком быстро принимали решения о запуске ядерного оружия, что могло бы привести к раннему и, возможно, случайному применению ядерного оружия.Учитывая, что ракеты в Европе имеют очень короткое время полета до Москвы, а российские ракеты имеют очень короткое время полета до столиц НАТО, системы РСМД представляют собой уникальную проблему для стабильности в Европе. Если небольшое количество ядерного оружия может быть доставлено по ключевым целям в Москве с минимальным предупреждением или без него, российское командование должно быть готово к нанесению ядерного ответа с минимальным предупреждением или без него. Это увеличивало риск того, что российские лидеры — возможно, из-за неправильного толкования, как это было в 1983 году с событием «Способный лучник», могут попытаться предотвратить первый обезглавленный удар, запустив сначала свое собственное ядерное оружие.

Договор о РСМД также был важным предвестником более эффективных соглашений о контроле над вооружениями, поскольку он первым разрешал инспекции на местах. Принимая присутствие инспекторов США на территории России и наоборот, оба государства намеренно отходили от идеи о том, что непрозрачность и укрывистость являются источниками силы и стабильности, и поддержали идею — с очевидными ограничениями — которые обеспечивали прозрачность и доступ. более стабильная основа для сдерживания и устойчивых двусторонних отношений.Расширение этих мер транспарентности, включая шаги, которые позволили США осуществлять наблюдение за ключевыми российскими ракетными производственными объектами и военными базами, составило бы основу для сложных и продвинутых инспекционных процедур, реализованных в соглашениях по СНВ 1991 года и Новому СНВ 2010 года.

Хотя сами по себе не формальные соглашения о контроле над вооружениями, существуют и другие согласованные обязательства, которые устанавливают нормы и ожидания поведения, которые служат укреплению кризисной стабильности в определенных регионах.Такие договоренности укрепили мнение о том, что и Вашингтон, и Москва хотели установить ограничения на масштабы своего военного и геостратегического соперничества, чтобы избежать или, по крайней мере, снизить риск того, что инциденты или взаимодействия более низкого уровня могут быстро обостриться и стать ядерными. Например, доказали свою ценность Соглашение о советско-американских инцидентах на море 1972 года и Меморандум о взаимопонимании 1963 года относительно создания прямой линии связи. В то время как о прямом общении теперь задумываются, в условиях кризиса безопасные каналы связи могут оказаться критически важными, и перед лицом активизации военных учений как НАТО, так и России Морское соглашение доказало свою ценность и помогло наладить взаимодействие.Кажется, есть возможности для расширения таких сделок, чтобы включить взаимодействие между самолетами и военно-морскими силами, взаимодействие воздух-воздух и даже инциденты на суше. Россия недавно заключила сделки со странами Балтии по гражданским воздушным перевозкам и обсудила соглашения об урегулировании и предотвращении конфликтов с другими странами НАТО.

Одно из самых важных преимуществ соглашений о контроле над вооружениями, и наиболее значимое сегодня, — это прозрачность и предсказуемость, которые они могут обеспечить специалистам по планированию обороны и безопасности.Одно дело — угадать, сколько ракет и ядерного оружия может иметь ваш противник, способных поразить вас или ваших союзников, и совсем другое — иметь высокую уверенность в том, что эти цифры соответствуют определенному диапазону, что подтверждается прямыми доказательствами и инспекциями. которые могут как обнаруживать, так и предотвращать нарушения. Первые годы холодной войны и даже некоторые из них в первые годы заключения соглашений о контроле над вооружениями изобилуют примерами, в которых отсутствие понимания ядерного потенциала Москвы привело к наихудшему планированию, что, в свою очередь, привело к тому, что Соединенные Штаты создали больше возможностей, чем были необходимы, заставляя Москву делать то же самое в цикле гонок вооружений и технической эскалации.Бомбардировочная брешь, ракетная брешь и знаменитые учения группы В, которые переоценили ядерный потенциал России и вынудили Соединенные Штаты направить ресурсы в районы, которые не усиливали сдерживание или стабильность, являются яркими примерами этой динамики. Уверенность в размере возможных сил противника позволяет вам более эффективно и рационально планировать свои собственные ядерные силы, уравновешивая инвестиции в ядерные и другие конкурирующие оборонительные и не оборонительные приоритеты.

Риск того, что последнее оставшееся соглашение о контроле над стратегическими вооружениями — новый договор СНВ — может скоро истечь, иллюстрирует эту озабоченность.Поскольку имеется меньше информации о ядерном потенциале России, легко представить, как более милитаристские или боязливые стратеги в Вашингтоне могут оказать давление с целью расширения американского арсенала. Обвинения в секретных или недокументированных программах и непроверенном количестве оружия могут стать основой для планирования сил в Соединенных Штатах. Действия США могут снова рассматриваться в Москве как причина для их собственных действий, подпитываемых их собственным непониманием структуры вооруженных сил США, поскольку гонка вооружений между Москвой и Вашингтоном ускоряется.

В настоящее время новый договор СНВ обеспечивает замечательный уровень прозрачности и обмена данными, в том числе посредством проверки на местах как в России, так и в США. Эта особенность перед лицом растущей напряженности и нестабильности в американо-российских отношениях является критически важным элементом в принятии решений в отношении национальной безопасности США. Возможное истечение срока действия или прекращение действия нового СНВ оставит две крупнейшие ядерные державы без активных и интрузивных инспекций или положений об обмене информацией для прикрытия их стратегического ядерного оружия, и может привести к крупномасштабному увеличению количества ядерного оружия, которое каждая может определить, что ему необходимо для поддержания сдерживания.По мере расширения других областей военной конкуренции кажется важным, чтобы американские разведчики и военные были уверены в своей способности определять размер и масштабы стратегического ядерного потенциала России и поддерживать определенный доступ к этим системам посредством инспекций по договорам.

Существует множество областей технологического развития, которые, вероятно, могут оказать значительное влияние на ядерное сдерживание и стабильность. Стоит задуматься о том, как отсутствие соглашений, касающихся таких вооружений и возможностей, и, следовательно, отсутствие прозрачности и предсказуемости уже влияют на стратегический ландшафт.В течение последнего десятилетия некоторые размышляли о том, созрели ли сверхпланерные ракеты для ограничений или ограничений, и в ретроспективе интересно, как молчаливое решение России и США не включать сверхпланерные ракеты в новое соглашение по СНВ открыло сферу применения о конкуренции теперь называют голоса, обеспокоенные российскими военными действиями как растущей угрозой для Соединенных Штатов и их союзников. Это одна из будущих областей, в которой количественные ограничения для таких систем, если их анализировать в более широком контексте ядерных и связанных с ними систем, могут стать предметом будущего политического или правового соглашения на двусторонней или более широкой основе.

Ясный аргумент в пользу сохранения нового СНВ может быть сделан только на этом основании. Соединенные Штаты находятся только в начальной точке модернизации своих стратегических ядерных сил, в то время как Россия приближается к завершению цикла модернизации (что мы знаем в деталях из-за прозрачности, обеспечиваемой проверкой СНВ). Учитывая неопределенность затрат и графиков, связанных с ядерными усилиями Америки, имеет смысл сохранять ограничения и анализировать ядерные системы России, пока США.С. Программа модернизации продвигается. Отсутствие такого контроля в сочетании со значительным увеличением затрат или задержкой графика может привести Соединенные Штаты к серьезному численному несоответствию с Россией, в результате чего им придется предпринять другие шаги — например, перегрузить свои силы — таким образом, чтобы усилить неопределенность и нестабильность. Россия.

Возможно, немногие изображения вызывают столько насмешек, как идея о том, что большие американские и советские переговорные группы в Женеве или Вене проводят недели за чтением и ответами на длинные, трудоемкие и откровенно скучные заявления пленарных заседаний и рабочих групп.Десятилетия сидения за столами в богато украшенных комнатах вряд ли кажутся местом для переговоров о серьезных соглашениях, которые могут решить судьбы сотен миллионов людей. И все же тяжелая, медленная и детальная работа по переговорам и выполнению соглашений о контроле над вооружениями обеспечивает один из наиболее важных элементов преимуществ, получаемых от договоров о контроле над вооружениями. Вовлеченность, общение и готовность серьезно работать над общим решением имеют полезные преимущества, которые нельзя упускать из виду.

За последние полвека взаимодействия быстро стало очевидно, когда обе стороны серьезно относятся к достижению договоренностей, а когда нет. Состав делегаций, готовность обсуждать реальные, неотложные и существенные вопросы, а не высказывать недовольство, искать нереалистичные решения или компенсацию вместо реального участия в вопросах, представляющих взаимный интерес, — все это индикаторы того, насколько американские и российские официальные лица и лидеры серьезно относится к использованию контроля над вооружениями для управления стратегической конкуренцией.

Иногда такая мотивированная добросовестность имеет место, а иногда нет. Недавние переговоры дают примеры каждого из них.

Среди обескураживающих случаев с 2013 года стало ясно, что Россия не рассматривала озабоченность США по поводу разработки и испытаний российской крылатой ракеты наземного базирования 9М729 таким образом, чтобы укрепить уверенность в намерении России соблюдать соглашение о РСМД. Согласно источникам в США, 9M729 был испытан способом, нарушающим Договор о РСМД, и в настоящее время Россия развернула несколько дивизионов крылатых ракет наземного базирования 9M729, дальность действия которых, по мнению Вашингтона и НАТО, превышает предел РСМД в 500 километров.Отказ России признать существование ракеты, а затем отрицать и отказываться от шагов по отказу от развертывания и даже ликвидации системы-нарушителя вызвал обеспокоенность в администрациях Обамы и Трампа по поводу того, что Россия не желает сохранять Договор о РСМД. Конечно, у России, вероятно, есть аналогичные взгляды на отказ Вашингтона от конструктивного взаимодействия по вопросам, вызывающим озабоченность России, включая способность пусковых установок противоракетной обороны Mk-41, возможно, удерживать и запускать наступательные крылатые ракеты.Эти случаи укрепляют мнение обеих стран о том, что ни одна из сторон не по-прежнему полностью привержена преимуществам, вытекающим из запрета ДРСМД на ракеты средней дальности наземного базирования.

Однако есть множество примеров, когда органы по осуществлению, созданные для оказания помощи в полном выполнении соглашений или разрешении споров, доказали свою ценность и укрепили воспринимаемую ценность договоров по контролю над вооружениями и их приверженность. Спор по ПРО вокруг красноярского радара является одним из примеров, а продолжающаяся дискуссия между Соединенными Штатами и Россией по поводу метода, с помощью которого Соединенные Штаты переводят ядерные ракеты-носители в неядерные роли, — другой.Степень, в которой Вашингтон серьезно относится к озабоченности России, и насколько эта заинтересованность очевидна для России, будут важными факторами в сохранении того, что осталось от партнерства в отношении базовой предсказуемости и прозрачности, связанных с новым договором СНВ.

Есть несколько основных областей, которые необходимо решить, чтобы контроль над вооружениями взял на себя более центральную роль в решении и повышении безопасности Америки. Во-первых, Соединенным Штатам необходимо иметь четкое представление о том, какую ситуацию они сочтут стабильной и какое сочетание ядерных и неядерных систем им потребуется перед лицом действий России для поддержания сдерживания и стабильности.Это потребует ясной оценки того, какие системы есть у России и какие они развиваются, и какие конкретные возможности создают новые и неуправляемые угрозы для Соединенных Штатов и их союзников. Слишком долго этот разговор оставался на усмотрение гражданских и военных чиновников. В него должны входить не только стратегические мыслители из других частей правительства США, но и представители Конгресса, эксперты по внешней политике и более широкая информированная общественность. Развитие и поддержание нового консенсуса в отношении принципов стратегической и кризисной стабильности необходимо для их реализации военными или дипломатическими средствами.

Во-вторых, Соединенным Штатам и России необходимо продолжать устойчивое межведомственное взаимодействие на высоком уровне по широкому кругу вопросов, связанных как с ядерной, так и с более широкой стратегической стабильностью. Отсутствие взаимодействия на уровне президента и руководства Государственного департамента, Министерства обороны и разведывательных сообществ создало серьезный пробел в нашем понимании и уверенности в стратегической перспективе России, а также заставило нас гадать о планах и намерениях России. .Фактически, Соединенные Штаты и Россия сейчас переживают самый продолжительный разрыв либо в переговорах по контролю над вооружениями, либо в обсуждениях стратегической стабильности со времен кубинского ракетного кризиса. Нельзя допустить, чтобы такое опасное положение вещей продолжалось. Переговоры сами по себе не обещают новых соглашений или даже согласия по текущим проблемам. Но отсутствие взаимодействия гарантирует, что положение вещей сохранится, если не ухудшится.

В-третьих, Соединенным Штатам и России необходимо расширить сферу возможных переговоров за пределы стратегического ядерного оружия.Хотя продление Договора СНВ или поиск жизнеспособной замены, которая может воспроизвести уровень нашей уверенности в общих размерах и характере стратегического ядерного потенциала России, кажется здравым и важным, скорее всего, будет невозможно добиться более глубоких сокращений и более качественных ограничений с помощью вооружений. контроль до тех пор, пока каким-либо образом не будут решены острые проблемы взаимоотношений между атакой и обороной и влияние современных обычных, новых технологий средней дальности и других новых военных технологий.Не все эти вопросы нужно включать в одно соглашение, и не все должны подпадать под обязательный, проверенный контроль над вооружениями. Некоторые функции могут быть реализованы посредством политических обязательств и ограничений, а другие — в виде односторонних заявлений. Трудно понять, как Соединенные Штаты и Россия могут найти общий язык для чего-либо, кроме сохранения ограниченного объема соглашений о контроле над стратегическими вооружениями, если они не начнут устранять источники нестабильности, преследуемые обоими государствами. В случае такого участия может стать жизнеспособным более широкий спектр соглашений, договоренностей и ограничений.

Наконец, даже если в Соединенных Штатах может быть достигнуто некое подобие консенсуса и если эта внутренняя платформа может быть использована для переговоров о новых более широких сделках с Россией, похоже, что новые нормы в соглашениях о контроле над вооружениями должны быть рассмотрены и приняты во внимание. сделать их более прочными. Как свидетельствует готовность президента Трампа выйти из соглашений, даже тех, которые были одобрены Сенатом и ратифицированы правопреемниками, а также многочисленные примеры нарушения Россией соглашений, и Россия, и Соединенные Штаты должны подумать о том, как их обязательства по договорам могут быть реализованы. стали более прочными, и их обращение стало менее быстрым.Одна из идей состоит в том, чтобы увеличить заявленное время выхода с трех-шести месяцев, предусмотренных действующими договорами, до одного года или даже нескольких лет. Продолжительность времени, необходимого для разработки, строительства и развертывания новых ракет и систем доставки, не исключает использования этого в качестве отправной точки для переговоров. Кроме того, хотя администрация Трампа говорила о желании сделать договоры более «имеющими исковую силу», но еще не предложила какого-либо существа, лежащего в основе этой идеи, тем, кто поддерживает стремление к новым соглашениям, следует подумать о том, могут ли быть установлены определенные условия наказания. в соглашение, включая a priori определение экономических или политических санкций или других последствий за доказанные нарушения.Конечно, для этого может потребоваться передача вопросов о соблюдении договора внешним арбитрам, но это также может иметь некоторые положительные последствия в определенных случаях, которые должны открыто обсуждаться сторонами.

Йоги Берра однажды сказал, что «предсказывать всегда сложно, особенно в отношении будущего». Так было всегда с ядерным оружием. Обладая собственными средствами и средствами разрушения мира, будущее всегда остается неопределенным, и лучшее, что мы можем достичь, — это уменьшить масштабы неопределенности и повысить нашу способность управлять кризисами, когда они неизбежно возникают.Использование соглашений о контроле над вооружениями — с их многочисленными силами и с учетом многих потенциальных выгод, которые они приносят — в наших интересах, должно оставаться жизнеспособной частью нашей ядерной стратегии. Без эффективных соглашений стоимость нашего ядерного комплекса, а также риски конфликтов и глобальная опасность ядерного уничтожения только возрастут. Эта отрезвляющая мысль должна способствовать принятию нынешними и будущими лидерами решений о том, как лучше всего позиционировать Соединенные Штаты и Россию, чтобы контроль над вооружениями продолжал играть роль в нашем совместном выживании.

Управление вооружениями должно начинаться с нового расширения START

23 сентября 2020 г.

Эта статья является частью образовательной программы CSIS для руководителей Понимание российских военных сегодня .

Администрация Трампа сформулировала смелое видение контроля над вооружениями, но выбрала неподходящее время и подход для достижения своих амбициозных целей. Растущий ядерный арсенал Китая, его ракеты средней дальности, экзотические ядерные системы России и нарушения договоров представляют собой реальную угрозу для США.S. национальные интересы и соглашения о контроле над вооружениями могут и должны быть важными инструментами в решении этих проблем.

Конечно, отказ Трампа от договоров о промежуточных ядерных силах (ДРСМД) и «Открытое небо» и других соглашений поднимает вопросы о его приверженности контролю над вооружениями (и многостороннему сотрудничеству в более широком смысле), но в этом есть по крайней мере тонкий слой стратегической логики. эти действия: Россия обманывала, а двусторонние ограничения потенциально ставят Соединенные Штаты в невыгодное стратегическое положение в их стратегическом соперничестве как с Россией, так и с Китаем.Поскольку контроль над вооружениями является средством продвижения интересов США, а не самоцелью, Соединенным Штатам лучше освободиться от этих односторонних ограничений.

Несмотря на сохраняющиеся опасения по поводу того, действительно ли логика выхода из предыдущих соглашений создаст более благоприятные условия для Соединенных Штатов, в будущем насущный вопрос заключается в том, можно ли и как использовать соглашения о контроле над вооружениями для продвижения интересов США и, в частности, — продлить ли ядерное соглашение по новому СНВ еще на пять лет.Пока что уловка Трампа, направленная на то, чтобы посадить Россию и Китай за стол переговоров для обсуждения трехстороннего контроля над вооружениями, не привела к каким-либо конкретным результатам. Более того, поскольку срок действия нового СНВ истекает в феврале 2021 года, времени для достижения сложной договоренности недостаточно.

Однако лучший курс действий для администрации сейчас ясен: она должна продлить новый СНВ немедленно и без предварительных условий. Трамп не должен идти на этот шаг, потому что он принимает растущий арсенал Китая или новые ядерные программы России.Он должен сделать этот шаг, потому что продление нового СНВ выиграет время, необходимое Соединенным Штатам, чтобы занять более выгодное стратегическое положение и повлиять на поведение союзников России, Китая и НАТО в будущем.

Стратегия и контроль над вооружениями

Неразумно рассматривать контроль над вооружениями вне более широкого контекста стратегического взаимодействия США и целей национальной безопасности. По крайней мере, с тех пор, как Томас Шеллинг и Мортон Гальперин написали свою классическую книгу Strategy and Arms Control , контроль над вооружениями стал ключевым компонентом U.С. Военная политика и стратегическая конкуренция. Сделки по контролю над вооружениями были критическим аспектом успеха США во время холодной войны, помогая замедлить разработку и развертывание советских ракет и давая Соединенным Штатам время для разработки более конкурентоспособных военных технологий и концепций.

Несмотря на предостережение Шеллинга и Гальперина о том, что «цели контроля над вооружениями и цели национальной военной стратегии должны быть по существу одинаковыми», дискуссии по контролю над вооружениями в США иногда противопоставляют соглашения о контроле над вооружениями военным инструментам или, что более часто, ограничивают сферу действия США. .С. Политика контроля над вооружениями только в двусторонних отношениях между США и Россией. Поскольку ядерный арсенал России представлял наибольшую потенциальную угрозу интересам США, такой подход был разумным. Однако даже если такое упрощающее предположение когда-то имело смысл, растущая мощь и амбиции Китая сделали необходимость учета более широких стратегических целей более жизненно важной для обсуждения стратегии и контроля над вооружениями.

Сказать, что контроль над вооружениями — это инструмент стратегии, не означает, что этот инструмент используется стратегически.Стратегия — это «интерактивный процесс воздействия на других участников или группы с целью продвижения своих приоритетов». Чтобы продвигать национальные приоритеты, стратегический план требует теории влияния, гибкости, позволяющей предвидеть и реагировать на поведение других стратегических субъектов, а также четкой последовательности, определяющей его подход. Хотя администрация Трампа мудро расширила цели своей повестки дня по контролю над вооружениями, включив в нее достижения Китая и нарушения со стороны России, ее текущий стратегический план терпит неудачу по всем трем пунктам.

На раннем этапе администрации, возможно, был аргумент в пользу проверки того, может ли угроза истечения срока действия нового СНВ предоставить дополнительные рычаги для сотрудничества России в привлечении Китая за стол переговоров. Теперь, когда ясно, что эта попытка провалилась, администрация пытается начать новые двусторонние переговоры с Россией. Тщательное изучение показывает, что администрация Трампа не смогла сформулировать четкое видение своих новых переговоров с русскими, переоценила способы, которыми истечение срока действия нового СНВ ограничит будущую военную гибкость, и рискнула потерять драгоценные годы, в течение которых Соединенные Штаты могли бы разработать более конкурентный подход.Как я описываю ниже, продление нового договора СНВ сейчас поможет смягчить эти опасения.

Россия: не доверять и проверять

Двусторонние отношения между США и Россией сегодня находятся в гораздо более сложном положении, чем это было, когда в 2010 году впервые были подписаны новые договоры СНВ. Россия активно работает над подрывом международных правил и интересов США. Он нарушил суверенитет своих соседей и попытался силой изменить границы на Украине. Он активно работает над дестабилизацией США и союзников по НАТО с помощью дезинформации, кибератак, убийств и коррупции, направленных на ослабление и дискредитацию демократических институтов.Россия также нарушила договоры о РСМД и открытом небе.

Могут ли США доверять России как надежному партнеру в области контроля над вооружениями? Нет, и никогда не могло. Многое было сказано о цитате президента Рональда Рейгана 1986 года о том, что необходимо «доверять, но проверять» соглашения о контроле над вооружениями с Советским Союзом. Однако его заявление о «доверии» было больше связано с разоружением внутриполитических оппонентов и сигналом Советам, что он добросовестно вступит в переговоры, чем с выражением уверенности в послушании Советского Союза.В действительности контроль над вооружениями, основанный на доверии к надежному партнеру, вообще не потребует проверки или согласия.

Несмотря на явные нарушения договоров РСМД и открытого неба, даже Государственный департамент Трампа классифицирует последовательное соблюдение Россией договоров о стратегических вооружениях и, в частности, нового СНВ как «историю успеха». Отчасти соблюдение Россией условий договора связано с надежным режимом проверки, предусмотренным договором: американские военные и сотрудники разведки постоянно превозносили новый договор СНВ как полезный инструмент для оценки российского арсенала и проверки ее стратегических ядерных действий.Без мер проверки по новому СНВ Соединенные Штаты меньше разбирались бы в российских ядерных силах. Как заметил заместитель командующего стратегическим командованием США о режиме проверки: «Если бы мы потеряли это по какой-либо причине в будущем, нам пришлось бы искать другие способы восполнить пробелы в том, что мы получаем от этих проверки ». Хотя Соединенные Штаты могут заполнить некоторые, хотя и не все, пробелы в разведывательной информации, они сделают это с более высокими затратами и с меньшей уверенностью.Прекращение действия нового договора СНВ приведет к повышению требований к сбору разведданных и потребует перераспределения национальных технических средств и аналитиков из других приоритетов сбора, таких как Китай, Иран или Северная Корея. В результате проверка будет более дорогостоящей и менее надежной, а Соединенные Штаты столкнутся с более значительными упущенными издержками и проблемами сбора разведывательной информации.

Однако администрация Трампа выразила обоснованную озабоченность по поводу новых и нестратегических ядерных систем, разработанных Россией, которые не подпадают под параметры нового СНВ.Россия неоднократно заявляла, что переговоры по этим системам не будут обсуждаться до тех пор, пока Соединенные Штаты не захотят обсудить свои собственные системы противоракетной обороны, — компромисс, на который ни одна администрация США еще не пошла из-за опасений по поводу программ Ирана и Северной Кореи по баллистическим ракетам. . Тем не менее, никакие экзотические российские системы вряд ли будут полностью готовы к работе до 2026 года, когда окончательно истечет срок действия нового СНВ, и администрация Трампа не объяснила, как и почему истечение срока действия договора ограничит развитие этих экзотических систем в России или почему Россия будет продолжать это делать. соблюдать положения нового СНВ.

Одна из возможностей состоит в том, что Россия продолжит соблюдать положения нового договора СНВ как способ избежать запуска дорогостоящей гонки вооружений. Однако есть веские причины, по которым Россия может решить выйти за рамки договора, несмотря на бюджетные ограничения. Из-за сроков закупок и циклов модернизации у России гораздо больше возможностей воспользоваться преимуществами и без того горячих производственных линий для инициирования гонки ядерных вооружений, чем в Соединенных Штатах, где процессы закупок Пентагона постепенно смещаются в сторону масштабной, но долгосрочной ядерной модернизации, которая приведет к требуются десятилетия для завершения.Более того, технологическая и промышленная база США в настоящее время не готова к быстрому наращиванию конкуренции такого рода, что может поставить Соединенные Штаты в невыгодное положение с точки зрения вооружений по сравнению с Россией по крайней мере на ближайшие пять-десять лет.

Помимо этих факторов, будущая администрация Трампа или Байдена может столкнуться с серьезными политическими и бюджетными ограничениями, которые затруднят участие в гонке вооружений с русскими или китайцами. Даже нынешний политический консенсус в пользу программы ядерной модернизации основан на хрупкой сделке, предусматривающей одновременное продолжение переговоров по контролю над вооружениями и ядерной модернизации.В результате прекращение действия нового договора СНВ в 2021 году может дать России фору в потенциальной гонке вооружений и может затруднить будущие попытки достичь целей национальной безопасности с помощью контроля над вооружениями или военной стратегии. По иронии судьбы, если срок действия нового СНВ истечет в 2021 году, у США будет меньше гибкости в адаптации к стратегической среде — не больше. Это отменит строгий режим проверки, уступит краткосрочное преимущество России в потенциальной гонке вооружений, нарушит хрупкий внутриполитический консенсус в пользу ядерной модернизации и уменьшит количество стратегических вариантов, доступных для США.С. лидеров.

Время на стороне Китая?

Имея ядерный арсенал менее одной десятой от США или России, Китай в настоящее время не имеет большого стимула сесть за стол переговоров. В прошлом году Фу Конг — генеральный директор Департамента по контролю над вооружениями Министерства иностранных дел Китая — заявил, что будущие переговоры должны потребовать от США согласия «сократить свой арсенал до уровня Китая» или позволить Китаю «увеличить свой арсенал до уровня Китая». U.S. level. » Более того, несмотря на принятие желаемого за действительное со стороны администрации Трампа, Россия не предприняла каких-либо значительных шагов, чтобы заставить Китай сотрудничать, и российские лидеры ясно дали понять, что рассматривают участие Китая как проблему США. Любые успешные усилия по продвижению трехстороннего контроля над вооружениями в нынешних условиях потребуют долгосрочного подхода.

Китай воспользовался своим положением за пределами существующего режима контроля над вооружениями, чтобы улучшить и расширить свой ядерный потенциал и разработать новые ракеты наземного базирования.Исходя из нынешней траектории, количество китайских ядерных боеголовок должно как минимум удвоиться в течение следующего десятилетия, включая слабые или несуществующие меры транспарентности. Кроме того, Китай произвел более 2200 ракет наземного базирования средней и большой дальности, которые Соединенным Штатам и России до недавнего времени было запрещено разрабатывать или развертывать в соответствии с Договором о РСМД.

Хотя неясно, сможет ли Китай ускорить расширение своих ядерных и ракетных программ, возобновление двусторонней гонки вооружений между США и Россией в течение следующих пяти лет может подлить масла в огонь желания Китая увеличить производство, чтобы закрыть ядерный разрыв. — одновременно с У.Южные военные и спецслужбы будут изо всех сил пытаться компенсировать пробелы в разведывательной информации, возникшие в результате утраты режима проверки нового СНВ.

Независимо от того, продлит ли администрация Трампа или будущая администрация Байдена новый СНВ на пять лет в феврале 2021 года, срок действия нового СНВ истечет не позднее 2026 года. Если Соединенные Штаты серьезно настроены создать более обширный режим контроля над вооружениями, который включает Китай, для этого было бы гораздо более благоприятное положение, если бы немедленно продлить новый СНВ и использовать следующие пять лет, чтобы предпринять необходимые шаги, чтобы конкурировать в условиях, появившихся после нового СНВ.Как минимум, это время позволит Соединенным Штатам добиться прогресса в модернизации и рекапитализации ядерной инфраструктуры, а также в разработке дополнительных технических средств и аналитиков для компенсации сбора разведывательной информации, которая может потребоваться после 2026 года. Однако, что более важно, это позволит Соединенные Штаты, чтобы разработать более последовательный долгосрочный стратегический план, чтобы повлиять на Китай, чтобы согласиться на меры транспарентности и проверки. Такой план, вероятно, будет включать не только инвестиции в U.S. военные возможности, которые могут нейтрализовать некоторые из растущих тактических военных преимуществ Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также усилия по развитию нового режима СНВ для дальнейшего снижения общего количества и развернутых ядерных боеголовок США и России. Это также потребует устойчивого дипломатического взаимодействия и давления со стороны союзников по НАТО, союзников и партнеров США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Сильнее с союзниками

Хотя целью администрации Трампа является грандиозное трехстороннее соглашение о контроле над вооружениями, успех в таком начинании, вероятно, будет зависеть от сотрудничества со стороны гораздо более широкого круга стран.В результате Соединенные Штаты должны подумать о том, как они повлияют на союзников и партнеров, чтобы поддержать эти глобальные усилия.

По словам Боба Белла, бывшего советника по обороне Миссии США при НАТО, приверженность Соединенных Штатов контролю над ядерными вооружениями и, в частности, новому договору СНВ была важна для достижения консенсуса в отношении общего подхода НАТО к безопасности на Брюссельской конференции 2018 года. Саммит. Это правда, что администрация Трампа в значительной степени смогла привлечь союзников в поддержку своего решения о выходе из Договора о РСМД.Однако политическая и стратегическая обстановка в Европе после подписания нового СНВ может выглядеть совсем иначе.

В Бельгии, Германии и столицах других стран-союзников есть значительные — а иногда и громкие — внутренние группы, которые выступают против подхода НАТО к разделению ядерного бремени. Если похоже, что Соединенные Штаты не выдвинули серьезных предложений по управлению ядерным риском, а ядерные арсеналы России или США начнут расти, это внутреннее сопротивление, вероятно, усилится и будет сдерживать политических лидеров.Даже в нынешних условиях добиться согласия союзников по поводу модернизации стратегических сил США, а также ядерной стратегии и позиции НАТО является сложной задачей. Усиление разногласий, вероятно, только сделает будущий консенсус по соглашениям о контроле над вооружениями еще более спорным — и менее вероятным.

Более того, отказ от продления нового СНВ в 2021 году или его замены в 2026 году означал бы серьезную неудачу для Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) — возможно, самую крупную подобную неудачу с момента подписания ДНЯО в 1970 году.Хотя ведутся законные дебаты о том, сдерживает ли сам ДНЯО распространение ядерного оружия и насколько, нет сомнений, что неядерные страны уже разочарованы темпами сокращений ядерных вооружений Россией и Соединенными Штатами, которые требуются по ДНЯО. Без каких-либо действий по контролю над вооружениями эти страны поставили бы под сомнение моральное лидерство США в области контроля над вооружениями, что затруднило бы конкуренцию в области безопасности и будущие усилия по нераспространению.

Заключение

Пока администрация Трампа обдумывает вопрос о продлении нового договора СНВ, Соединенные Штаты оказываются в сложной стратегической позиции — Россия и Китай эксплуатируют США.S. уязвимости в одних областях и сокращение разрыва между их возможностями и возможностями США в других. Однако именно из-за этих вызовов Соединенные Штаты должны продлить новый договор СНВ. Несмотря на то, что у него есть ограничения и есть законные опасения по поводу контроля над вооружениями, не охватываемые его условиями, продление нового СНВ является необходимым первым шагом к возвращению США стратегического преимущества, которое было потеряно за годы отвлечения внимания на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Одного продления нового СНВ недостаточно для того, чтобы Соединенные Штаты успешно конкурировали с Россией и Китаем.Тем не менее, он может предоставить Соединенным Штатам время и условия для разработки реалистичного и последовательного стратегического плана по продвижению интересов США в 2026 году и в последующий период. Втянуть Китай в трехстороннюю сделку по контролю над вооружениями — и даже удержать Россию в долгосрочном соглашении по контролю над стратегическими вооружениями и соблюдать его — будет нелегко. Но если Соединенные Штаты разумно используют следующие пять лет, они могут оказаться в гораздо более выгодном положении для участия в соревновании великих держав с Россией и Китаем.

Администрация Трампа должна немедленно продлить новый СНВ до 2026 года, не несмотря на то, что в соглашении не учтены экзотические российские ядерные системы и растущие ядерные и ракетные арсеналы Китая, а потому, что новый СНВ поможет Соединенным Штатам установить темпы и сроки его реализации. стратегическая конкуренция для борьбы с ними. Контроль над вооружениями — это инструмент стратегии, а не самоцель. Но сомнений быть не должно: контроль над вооружениями — в форме продления нового СНВ — является правильным инструментом, который можно использовать сейчас, поэтому Соединенные Штаты и их союзники будут лучше всего подготовлены для реализации амбициозной программы администрации Трампа по соперничеству великих держав с Россией. и Китай.

Джим Голби — старший научный сотрудник Центра национальной безопасности Клементса при Техасском университете в Остине, соведущий подкаста «Спасибо за вашу службу» и старший научный сотрудник CNAS и исследований США Центр.

CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

Почему контроль над ядерным оружием имеет значение сегодня

В это время новых обострений в отношениях между великими державами соглашения о контроле над ядерными вооружениями являются важным компонентом национальной безопасности.

ОТ THOMAS COUNTRYMAN


Брайан Хаббл

До 2017 года каждый президент США, начиная с Джона Ф. Кеннеди, предлагал и вел переговоры с Москвой как средство регулирования дестабилизирующей конкуренции ядерных вооружений и снижения риска поражения Соединенных Штатов и их союзников в ядерной войне. Вместе со своими дипломатическими и военными советниками они добивались и заключили серию договоров, большинство из которых получили сильную поддержку обеих партий, которые сделали Соединенные Штаты и мир намного безопаснее и сократили U.С. и российские арсеналы на 85 процентов от пиков холодной войны.

Нынешняя администрация, однако, отклоняется от подхода к снижению ядерной опасности и контролю над вооружениями, которого придерживались предыдущие республиканская и демократическая администрации. Хуже того, команда президента Дональда Трампа не представила последовательной альтернативной дорожной карты по уменьшению угроз, создаваемых ядерным оружием.

Этот отход от проверенных и эффективных стратегий снижения ядерной опасности и контроля над вооружениями вызывает серьезную озабоченность, потому что, среди прочего, мы сталкиваемся с более высоким риском U.С.-русская ядерная война, чем когда-либо с момента окончания холодной войны.

Проверенные правила дорожного движения

Предыдущие президенты США понимали, что разговор с противником — это не признак слабости, а трезвый и реалистичный способ уменьшить угрозу существованию Соединенных Штатов. Они пришли к выводу, что хорошо разработанные договоры о контроле над вооружениями и нераспространении устанавливают правила поведения, которые позволяют Соединенным Штатам более эффективно преследовать свои экономические интересы и интересы безопасности.

Как утверждали Томас Шеллинг и Мортон Гальперин в своем основополагающем исследовании 1961 года, Стратегия и контроль над вооружениями , соглашения об ограничении ядерного оружия с противниками могут помочь в достижении трех важнейших внешнеполитических целей: «предотвращение войны, которой не хочет ни одна из сторон, минимизация затрат и риски конкуренции вооружений, а также сокращение масштабов и жестокости войны в случае ее возникновения ».

На протяжении всего ядерного века политики США — от Уильяма Фостера, Генри Киссинджера, Джорджа Шульца и Брента Скоукрофта до Джона Керри и Роуз Геттемюллер — добивались заключения соглашений по контролю над вооружениями, поскольку они являются жизненно важным инструментом, который может ограничить способность других стран действовать против наших интересов, при этом позволяя свободу действий, необходимую для защиты У.Интересы С. и наших ближайших союзников. Другими словами, соглашения о контроле над вооружениями — это не уступка Соединенных Штатов и не услуга другой нации; они являются важным компонентом нашей национальной безопасности и вносят свой вклад в нее.

Сегодня у Соединенных Штатов нет предложений по новым соглашениям, которые снизили бы риск ядерной войны, кроме расплывчатого и пассивного призыва к трехсторонним переговорам с Пекином и Москвой.

История ядерного века также показывает, что Соединенные Штаты, как первая и самая совершенная ядерная держава в мире, должны играть активную роль глобального лидера в вопросах ядерной безопасности как на двусторонней, так и на многосторонней основе.Ведение переговоров о прекращении гонки вооружений, сокращении ядерных арсеналов и, в конечном итоге, ликвидации всего ядерного оружия является не только моральным обязательством, но и юридическим обязательством в соответствии со статьей VI Договора о нераспространении ядерного оружия с момента его утверждения Сенат США в 1969 году. Эти цели можно и нужно добиваться независимо от взлетов и падений в отношениях между великими державами.

Большинство президентов США осознали, что достижение этих целей — это не вариант, а приоритет.Гарантированное взаимное разрушение — это не теория или философия; это реальность. Как только Советский Союз в 1960-х годах создал надежные межконтинентальные баллистические ракеты, ни Соединенные Штаты, ни Россия не могли нанести ядерный удар по родине друг друга без почти неизбежного разрушения своей собственной родины.

Новая дорога, без правил

В отступление от этой истории администрация Трампа отказалась от лидерства США в области контроля над вооружениями и, похоже, руководствуется набором противоположных утверждений, которые стали заметными на ястребиной стороне Республиканской партии, а именно:

• Соединенным Штатам не следует обсуждать жизненно важные вопросы национальной безопасности или искать компромисс с противниками, такими как Иран, до тех пор, пока они полностью не встретятся с У.С. требует во всех сферах.

• Соглашения о контроле над вооружениями предоставляют необоснованные уступки противникам и ограничивают свободу действий Соединенных Штатов. (Это был руководящий принцип Джона Болтона, бывшего советника по национальной безопасности и серийного убийцы соглашений о контроле над вооружениями.)

• Соглашения о контроле над вооружениями не имеют большого значения, если они не решают всех проблем между сторонами. Примером такого подхода «все или ничего» является решение США выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года.

• Мы должны быть готовы и желать вести «ограниченную» ядерную войну, которая может оставаться «ограниченной», и победить в ней. Это отражает возросший интерес России к той же теме и подтверждается обновленной программой США по созданию нестратегических (так называемых «маломощных») боеголовок и систем доставки.

• Соединенные Штаты могут достичь численного или технического преимущества над нашими противниками, обладающими ядерным оружием, путем постоянного совершенствования и создания новых возможностей ядерного оружия.(В Обзоре ядерной стратегии 2018 г. содержится несколько ссылок на «техническое превосходство» США, которое не имеет большого значения в полномасштабном ядерном конфликте.)

И в Москве, и в Вашингтоне военные и стратегические мыслители снова говорят о правдоподобности «ограниченной ядерной войны».

К сожалению, сегодня ни одному официальному лицу США не позволено повторить очевидный факт, который побудил президента Рональда Рейгана и генерального секретаря Михаила Горбачева совместно заявить в ноябре 1985 года: «Ядерную войну невозможно выиграть и никогда не следует вести.(Белый дом, как сообщается, обеспокоен тем, что повторение этого заявления отправит Пхеньяну неверный сигнал.)

Игнорирование основных аргументов

В речи 11 февраля в Лондоне, первоначально озаглавленной «Психополитика контроля над вооружениями», помощник государственного секретаря по международной безопасности и нераспространению Крис Форд изложил критику администрации сторонников контроля над вооружениями. Пытаясь опровергнуть несколько пустых аргументов, которые он назвал «патологиями» тех, кто выступает за «устаревшие» подходы к контролю над вооружениями, Форд приписал неназванным сторонникам слова, которых они никогда не произносили, игнорируя их основные аргументы.Он ложно обвинил тех, кто занимается контролем над вооружениями, предположительно на протяжении десятилетий, в том, что они не заботятся о национальной и международной безопасности и используют поддержку сокращения вооружений как «абсолютистский перформативный морализм», «политику идеологической идентичности» и средство «демонстрации добродетели».

Такие обвинения оказывают большую медвежью услугу многим преданным своему делу специалистам в области национальной безопасности, которые работают в этой области как внутри правительства, так и за его пределами. Существует настоящее разногласие относительно того, является ли, как утверждал Форд в той же речи, благоприятной международной безопасностью предварительным условием для разоружения или, вместо этого (как я считаю, показывает история), разоружение способствует укреплению международной безопасности.Но Форд ошибается, говоря, что те, кто может критиковать подход этой администрации к вопросам политики в области ядерного оружия, слепы к реальным условиям безопасности, которые определяют нашу внешнюю политику и цели контроля над вооружениями.

Форд также ошибочно заявил, что сообщество по контролю над вооружениями проигнорировало нарушение Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности 1987 года, и предположил, что не должно быть никакого ответа, кроме Соединенных Штатов, оставшихся в Договоре о РСМД. Существовали альтернативы выходу США из договора и варианты возвращения России в соответствие, но ни один из них не был идеальным.Но выход США из РСМД, даже если он оправдан нарушением Россией, был не единственно возможным курсом действий и даже не разумным поступком.

Форд может быть прав, поскольку он утверждал в своей речи, что доверие к соглашениям требует готовности отказаться от соглашений, которые нарушаются. Но это не объясняет нарушение администрацией Трампа Совместной всеобъемлющей программы действий 2015 года, которую Иран соблюдал, или ее нежелание продлевать Новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений 2010 года (Новый СНВ), которым являются и Россия, и США. выполняется в полном объеме, но срок действия которого истекает менее чем через год, если он не продлен по взаимному согласию.

Опасная пустота

Утверждение Форда о том, что Соединенные Штаты стремятся к новым формам контроля над вооружениями, вызывает такое же доверие, как и большинство заявлений Белого дома в наши дни. Что больше всего смущает тех из нас, кто гордился семидесятилетним глобальным лидерством Америки в области контроля над вооружениями, всегда определяя повестку дня глобальной безопасности и снижения рисков, так это то, что сегодня у Соединенных Штатов нет на столе предложений по новым соглашениям, которые могли бы сократить опасность ядерной войны, за исключением туманного и пассивного призыва к трехсторонним переговорам с Пекином и Москвой по контролю над ядерными вооружениями.Хуже того, через год после обнародования этой идеи администрация даже не удосужилась набросать какой-либо возможный стимул для Китая (чей ядерный арсенал составляет одну двадцатую размера арсеналов России и США) присоединиться к таким переговорам.

В то же время президент Трамп неправдоподобно обещает сделать Соединенные Штаты «неуязвимыми для ракетного нападения», а его официальные лица отказались участвовать в переговорах по теме противоракетной обороны, американской программы, которая разжигает российскую паранойю, и того, что Владимир Путин использует для оправдания собственных поисков новых и более опасных систем оружия.

И в Москве, и в Вашингтоне военные и стратегические мыслители снова говорят о правдоподобности «ограниченной ядерной войны» и создают системы доставки и боеголовки, которые сделают первое применение ядерного оружия (любой стороной) более вероятным и, следовательно, более вероятным. Между НАТО и российскими войсками в Европе существует больше потенциальных очагов конфликта — и более провокационное поведение России, — которые могут привести к перерастанию аварии в инцидент, который перерастет в обычную войну, которая перерастет в ядерную войну.

В среде агрессивной кибервойны между большими и малыми державами также существует более высокий риск ложной тревоги, вызывающей ядерный ответ, — результата, которого мы избежали, оставив минуты в нескольких точках во время холодной войны. И при изучении личности и политики девяти мужчин, которые держат пальцы на ядерных кнопках, есть веские основания опасаться, что любой из них может поставить свои личные амбиции выше безопасности планеты.

Итак, что нам делать?

Срочные задачи

Самая срочная задача — продление договора СНВ-3 до истечения его срока.5, 2021. Это не требует возвращения на кладбище договоров Сената США, а только подписи двух президентов, к чему Путин заявил, что он готов без каких-либо условий. Если не будет предпринято никаких действий, впервые за 50 лет у нас не будет количественных ограничений на развернутое ядерное оружие США и России. Мы также потеряем положения об уведомлении и инспекциях, которые дают нам представление о ядерном потенциале России.

И мы начнем — сначала постепенно, а затем быстро — бесконечную гонку ядерных вооружений, которая превзойдет по риску и расходам то, что мы испытали во время холодной войны.Это будет гонка без победителей и недоступная по средствам, поскольку она значительно увеличит 1,7 триллиона долларов, которые уже запланированы на восстановление и расширение ядерного арсенала США в течение следующих 30 лет. (Кстати, в предложении президента по бюджету на 2021 финансовый год на предприятие, занимающееся ядерным оружием, выделяется больше денег, чем на весь бюджет дипломатии и развития.)

В более долгосрочной перспективе важно восстановить способность нашего дипломатического и военного сообщества решать эти проблемы трезвым образом.

Следует надеяться, что в год выборов президент осознает, что нет другого внешнеполитического шага, который он может предпринять (особенно в отношении России), который приветствовали бы как демократы, так и республиканцы, как продление нового СНВ. Это также может дать толчок к началу более интенсивного американо-российского диалога о стратегической стабильности, в котором тщательно исследуются законные интересы безопасности обеих сторон без исключения тем. (Три сессии этого диалога, проведенные с 2017 года, были краткими, бессвязными встречами, и, по-видимому, даже не согласовывалась повестка дня для будущей работы.Продление нового СНВ сделало бы гораздо больше, чем текущая риторика администрации, позволив продвинуть достойные похвалы цели, которые президент отстаивал, но не сделал ничего для продвижения вперед: рассмотрение как новых стратегических вооружений, так и нестратегических ядерных вооружений, а также более полное вовлечение Китая в процесс снижения ядерной опасности.

Помимо этого, Государственный департамент инициировал межстрановой диалог на тему «Создание условий для ядерного разоружения» (CEND). Этот диалог заслуживает внимания, даже если это менее формальный разговор, чем базирующийся в Женеве U.N. Конференция по разоружению, которая представляет собой организацию, которая заставляет ваше местное управление автотранспортных средств казаться динамичным. Но Соединенным Штатам также необходимо развеять скептицизм большинства участников CEND в отношении того, что это предназначено как средство уменьшения международного давления для достижения прогресса в действиях по контролю над ядерными вооружениями, пока Соединенные Штаты модернизируют и расширяют свой ядерный арсенал. Вашингтон также должен быть готов прислушиваться к своим союзникам, которые единодушно поддерживают продление нового СНВ и большинство из которых считают, что можно отреагировать на прекращение действия Договора о РСМД иными средствами, кроме повторения европейского ракетного кризиса 1980-х годов.

В более долгосрочной перспективе важно восстановить способность нашего дипломатического и военного сообщества решать эти проблемы трезвым образом. В условиях отсутствия реальных переговоров по контролю над вооружениями в течение почти 10 лет, с момента заключения нового договора о СНВ в 2010 году, у нас мало экспертов, которые действительно имели дело с русскими, особенно в намеренно истощенном Государственном департаменте. Помимо следующего раунда переговоров, важно, чтобы образовательная система США (при поддержке правительства) подготовила новое поколение экспертов по ядерным, российским и китайским делам.

Отказ от 60-летней истории соглашений, которые улучшили национальную безопасность Америки, сэкономили нам триллионы долларов, позволили инвестировать в более эффективные средства защиты и буквально снизили экзистенциальный риск для человечества, — это опасный акт преднамеренного идеологического слепота. В нынешних условиях конкуренции великих держав потребуются новые подходы к контролю над вооружениями. Их не найти, переименовав «перевооружение» в «контроль над вооружениями».

Томас Кантриман — председатель совета директоров Ассоциации по контролю над вооружениями.С 2016 по 2017 год он исполнял обязанности заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности, а с 2011 по 2017 год — помощник государственного секретаря по международной безопасности и нераспространению. В январе он ушел из дипломатической службы США в ранге советника-посланника. 2017 после 35 лет службы.

Подробнее …

Информация о контроле над вооружениями и распространении: Россия

По состоянию на начало 2019 года ядерный арсенал России, по оценкам, насчитывает 6490 боеголовок, в том числе около 2000, списанных и ожидающих демонтажа.По состоянию на мартовский обмен данными по новому СНВ у России было 1461 развернутая стратегическая боеголовка и 524 развернутые межконтинентальные баллистические ракеты, БРПЛ и стратегические бомбардировщики. Сотрудничество между США и Россией в области нераспространения с 2013 года снизилось, хотя некоторые двусторонние усилия по обеспечению безопасности ядерных материалов все еще продолжаются. Число российских организаций, подпадающих под санкции США в области нераспространения, увеличилось с 2014 года, что знаменует начало спада в американо-российских отношениях. Начиная с июня 2014 года Госдепартамент утверждал, что Россия произвела и испытала ракету в нарушение Договора о РСМД 1987 года, а Россия ответила своими собственными обвинениями в адрес У.С. нарушения. Россия завершила уничтожение своего химического оружия в соответствии с требованиями Конвенции о запрещении химического оружия в сентябре 2017 года. Она является участником Конвенции о запрещении биологического оружия, но Соединенные Штаты еще в 2016 году утверждали, что они не могут быть уверены в том, что Россия соблюдает договор.

Содержание

Основные многосторонние соглашения и договоры о контроле над вооружениями

Режимы экспортного контроля, инициативы по нераспространению и гарантии

Программы, политика и практика в отношении ядерного оружия

  • Ядерный арсенал, обзор
  • Системы доставки
  • Системы противоракетной обороны
  • Делящийся материал
  • Запись о распространении
  • Ядерная доктрина

Биологическое оружие

Химическое оружие

Прочая деятельность по контролю над вооружениями и нераспространению

  • Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД)
  • Новый START
  • Ядерное сокращение сверх нового СНВ
  • Конференция по разоружению (КР)
  • Зоны, свободные от ядерного оружия
  • Саммиты по ядерной безопасности
  • Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)
  • Сирийское химическое оружие

Основные многосторонние соглашения и договоры о контроле над вооружениями

К началу

Режимы экспортного контроля, инициативы по нераспространению и гарантии

К началу

Программы, политика и практика ядерного оружия

Ядерный арсенал, обзор

На начало 2019 года Федерация американских ученых подсчитала, что Россия обладает ядерным арсеналом, состоящим в общей сложности из 6490 боеголовок, в том числе примерно 1070 стратегических и 1820 нестратегических боеголовок на хранении, а также примерно 2000 боеголовок, которые были списаны и ожидают демонтаж.По новому договору СНВ Россия может развернуть не более 1550 боеголовок, подлежащих учету по договору, до февраля 2021 года, когда истечет срок действия договора. По состоянию на март 2019 года у России было 1461 развернутая стратегическая боеголовка и 524 развернутые системы стратегической доставки.

По данным Пентагона, Россия имеет активный запас до 2000 тактических (нестратегических) ядерных боеголовок, что намного больше, чем 150 единиц тактического ядерного оружия США, развернутых в Европе. Соединенные Штаты и Россия имеют сопоставимое количество стратегических ядерных вооружений.

Системы доставки

Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР)

  • По состоянию на 2019 год в России насчитывалось 318 межконтинентальных баллистических ракет, несущих примерно 1165 боеголовок, включая:
    • RS-12M (три варианта)
      • РС-12М (Тополь [SS-25 Серп])
      • РС-12М1 ( Тополь-М [SS-27 Mod 1] ) (мобильный)
      • РС-12М2 ( Тополь-М [SS-27 Mod 1] ) (силос)
      • Каждый вариант несет одну боеголовку мощностью 800 кт, дальность действия 10 500–11 000 км.
    • RS-24 Ярс (SS-27 Mod 2)
      • Мобильная и силосная версии.
      • Каждый несет четыре боеголовки MIRV мощностью 100 кт, дальность 10 500 км.
    • RS-18 (SS-19 шпильки)
      • Каждый несет шесть 400-килотонных многозарядных систем индивидуального наведения (РГЧИ), дальность действия 10 000 км.
    • RS-20V (SS-18 Satan)
      • Каждый несет десять боеголовок РГЧ мощностью 500-800 кт, дальность действия 10 200-16 000 км.
    • РС-26 Рубеж
      • В разработке. Успешные испытания в мае 2012 года показали дальность действия 5 800 км.
      • Неизвестно, будет ли «Рубеж» нести одиночную боевую часть или РГЧВ.
      • Окончательная разработка и внедрение были отложены до 2027 года.
    • РС-28 (СС-30 Сармат)
      • Также известен как «Сын Сатаны» или «Сатана 2».
      • Россия в настоящее время разрабатывает RS-28 для замены RS-20V к концу десятилетия, а развертывание ожидается в начале 2020-х годов.
      • Сообщается, что его разрабатывает Ракетное конструкторское бюро Макеева, также известное как Государственный ракетный центр (ГРЦ) Макаев.
      • Предполагается, что «Сармат» будет оснащен 10 MIRV, хотя некоторые источники указывают на завышение 15 MIRV.
    • Баргузин (рельсовая версия SS-27 Mod 2)
      • Представители Министерства обороны России заявили, что он предназначен для возрождения и замены бывших советских ядерных поездов и находится на ранней стадии разработки.
      • Россия успешно завершила испытание на катапультирование в ноябре 2016 года и ожидает, что ядерные поезда будут введены в эксплуатацию в период с 2018 по 2020 год и останутся в эксплуатации до 2040 года.
      • Окончательная разработка и внедрение были отложены до 2027 года.
  • Все российские межконтинентальные баллистические ракеты были разработаны и приняты на вооружение с 1980-х по 1990-е годы, за исключением РС-24, которая поступила на вооружение в 2010 году, а также РС-26 и РС-28, которые все еще находятся в стадии разработки.
  • В то время как количество российских межконтинентальных баллистических ракет должно упасть ниже 300 к началу 2020-х годов, Россия в настоящее время модернизирует свои ракеты наземного базирования и планирует увеличить долю ракет, оснащенных залповыми боеголовками.

Подводные лодки и баллистические ракеты подводного базирования (БРПЛ)

Подводные лодки:

  • Россия способна доставлять до 720 боеголовок с помощью подводных лодок Delta IV, подводных лодок Delta III и новых подводных лодок класса Borey (для замены устаревших подводных лодок Delta III и IV).
    • Дельта IV
      • В составе Северного флота России.
      • Вооружен 16 ракетами РСМ-54 «Синева» (SS-N-23 Skiff).
      • Как сообщается, модернизирован для установки новых ракет Р-29РМУ2 Лайнер (модифицированная ракета «Синева»).
    • Delta III
      • В составе Тихоокеанского флота России.
      • Вооружен 16 ракетами РСМ-50 «Волна» (SS-N-18 Stingray).
    • Класс Борея и класс Борея-А
      • На вооружении 16 ракет РСМ-56 «Булава».
      • Россия разрабатывает пять модернизированных подводных лодок класса «Борей-А», которые будут поставлены к середине 2020-х годов.

Баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ):

  • Российские баллистические ракеты, запускаемые с подводных лодок, включают РСМ-50, РСМ-54, РСМ-56 и, как сообщается, Р-29РМУ2 и включают в себя в общей сложности 176 пусковых ракетных установок на всех ПЛАРБ.
    • RSM-50 (SS-N-18 M1 Stingray)
      • Развернут в 1978 году.
      • Оборудован тремя РГЧ 50т, дальность действия 6500-8000 км.
    • РСМ-54 (СС-Н-23 М1 Синева)
      • Развернут в 2007 году.
      • Оснащен четырьмя РГП 100 кт, дальность действия 8300 км.
    • РСМ-56 (СС-Н-32 Булава)
      • Дата развертывания: 2014 г.
      • Оснащен шестью РГЧ 100 кт, дальность полета более 8000 км.
      • С момента первых испытаний в 2004 году ракета «Булава» имеет длинный список неудачных запусков, последний из которых был в 2016 году.
    • Р-29РМУ2
      • Несколько источников утверждают, что она поступила на вооружение в 2014 году, некоторые предполагают, что ракета может быть оснащена до 10 боеголовками, однако по другим оценкам их количество составляет 4 боеголовки.

Стратегические бомбардировщики

  • По состоянию на 2019 год в составе ВВС России имеется 68 дальних бомбардировщиков, которые могут нести в общей сложности 786 боеголовок.
    • Ту-95 МС6
      • Способен нести ядерные стратегические крылатые ракеты Х-55 (АС-15А).
    • Ту-95 МС16
      • Способен нести ядерные стратегические крылатые ракеты Х-55 (АС-15А).
    • Ту-160
      • Может нести крылатые ракеты Х-55 (АС-15Б) или 12 ударных ракет Х-15 (АС-16) малой дальности.
  • Все три самолета относятся к категории тяжелых стратегических бомбардировщиков и подпадают под действие нового СНВ.
  • Все три бомбардировщика могут быть оснащены гравитационными бомбами.
  • В ВВС России также имеется многоцелевой сверхзвуковой бомбардировщик средней дальности Ту-22М, который считается тактической платформой доставки ядерного оружия для различных типов крылатых ракет и не ограничивается новым СНВ.
  • Россия приступила к изучению проектов стратегических бомбардировщиков следующего поколения, предназначенных для замены всего парка Ту-95, Ту-160 и Ту-22М. Ожидается, что к началу 2020-х годов в рамках программы нового бомбардировщика будет разработан прототип.

Новые стратегические системы

Россия также работает над разработкой ряда новых вооружений стратегической дальности:

  • «Авангард» — гиперзвуковая планирующая боеголовка, которую может нести «сверхтяжелая» межконтинентальная баллистическая ракета «Сармат»
  • .
  • Кинжал , гиперзвуковая баллистическая ракета, способная выполнять маневры уклонения
  • Пересвет , высокоэнергетическое лазерное оружие
  • Буревестник , крылатая ракета с ядерной установкой «неограниченной дальности»
  • Poseidon , атомный беспилотный подводный аппарат «неограниченной дальности»

Системы противоракетной обороны

Несмотря на резкую критику со стороны Москвы в адрес У.S. Программа противоракетной обороны, Россия расширяет и модернизирует свои системы противовоздушной и противоракетной обороны. Россия экспортирует многие из этих систем за границу. Система противоракетной обороны А-135 действует в окрестностях Москвы с 1995 года после замены системы А-35 Galosh 1970-х годов. Россия эксплуатирует несколько семейств систем ПВО, каждое из которых состоит из множества вариантов и усовершенствований. К ним относятся системы С-300П, С-300В, С-400. Система С-500 находится в разработке. Более подробную информацию можно найти здесь.

Делящийся материал

Россия публично заявила, что больше не производит расщепляющийся материал (высокообогащенный уран [ВОУ] и плутоний) для оружейных целей.

Высокообогащенный уран (ВОУ)

  • Кремль объявил о прекращении производства ВОУ для оружия в 1989 году и о прекращении производства плутония для оружия в 1994 году.
  • По состоянию на конец 2016 года российские запасы ВОУ оценивались в 679 метрических тонн с погрешностью 120 метрических тонн (что делает их, без учета погрешности, крупнейшими запасами ВОУ).Примерно 20 метрических тонн предназначены для использования в гражданских целях, что является вторым по величине запасом ВОУ гражданского назначения после США.
  • Россия заключила совместную программу в 2013 году, российско-американское соглашение о закупке высокообогащенного урана, в котором Москва разбавила 500 метрических тонн своего избыточного оружейного ВОУ в реакторное топливо, непригодное для бомб, которое затем она продала США в качестве легкой воды реакторное топливо.
  • Вторая финансируемая США программа, Проект преобразования и консолидации материалов (MCC), объединена 16.8 метрических тонн ВОУ к концу 2014 года.

Плутоний

  • В апреле 2010 года Россия закрыла свой последний завод по производству плутония, хотя не исключила возврата к производству выделенного плутония для реакторов на быстрых нейтронах в будущем.
  • В 2012 году остановлен последний завод по переработке оружейного плутония в Железногорске.
  • Его общие запасы плутония на конец 2016 года оцениваются в 185,2 метрических тонны с погрешностью 8 метрических тонн.
    • Запасы оружейного качества оцениваются в 128 ± 8 метрических тонн.
    • 57,2 метрических тонны выделенного реакторного плутония заявлены для использования в гражданских целях.
  • Россия обязалась утилизировать 34 метрических тонны избыточного плутония, начиная с 2018 года, в соответствии с соглашением 2000 года с Соединенными Штатами об обращении с плутонием и его утилизации (PMDA).
    • Однако в октябре 2016 года Россия, сославшись на невыполнение США своих обязательств по соглашению, приостановила реализацию сделки и обусловила возобновление реализации отменой всех U.С. Санкции против России и перестройка сил НАТО. Россия утверждает, что планы США отказаться от конверсии плутония в смешанное оксидное (МОКС) топливо в пользу более дешевого и быстрого метода разбавления не соответствуют условиям сделки, поскольку этот альтернативный метод не изменит состав плутония из оружия. -повышение до реакторного.

Запись о распространении

  • Соединенные Штаты и независимые аналитики уже давно называют Россию ключевым поставщиком ядерных и ракетных товаров и технологий для множества стран, включая государства, вызывающие озабоченность с точки зрения распространения, такие как Иран и Сирия.
    • В ответ Соединенные Штаты часто применяли санкции к российским организациям, которые, как считается, были причастны к такой деятельности по распространению.
    • Начиная с середины 2000-х годов, количество и частота российских предприятий, на которые распространяются санкции США в отношении распространения, снизились, возможно, в результате растущих обязательств России по контролю за экспортом чувствительной продукции; однако это число значительно увеличилось с 2014 года.
  • Россия остается источником незаконных технологий, связанных с ракетным распространением.
  • Обширные бывшие советские комплексы биологического, химического и ядерного оружия, включая бывших ученых, также рассматривались как потенциальный источник оружия, материалов и знаний для других режимов или негосударственных субъектов.
    • Соединенные Штаты и другие страны реализуют программы, направленные на смягчение этой потенциальной угрозы, помогая России и другим бывшим советским государствам обезопасить или уничтожить объекты, материалы и системы вооружений, а также выгодно нанять бывших ученых для работы, не связанной с оружием.
    • Однако с 2013 года наблюдается значительный спад в сотрудничестве между США и Россией в области нераспространения, несмотря на продолжающееся сотрудничество по очистке оружейных материалов из третьих стран, таких как Польша, в 2016 году.
  • После приостановки PMDA Россия также приостановила свое участие в соглашении о сотрудничестве 2013 года в области ядерных и энергетических исследований и расторгла третье соглашение с 2010 года об изучении вариантов перевода исследовательских реакторов с топлива, пригодного для использования в оружии.

Ядерная доктрина

Согласно военной доктрине России, в последний раз обновленной в декабре 2014 года, Россия «оставляет за собой право применять ядерное оружие в ответ на применение ядерного и других видов оружия массового уничтожения против нее и (или) ее союзников, а также в ответ на агрессию против Российской Федерации с применением обычных вооружений, угрожающих самому существованию государства ».

Представители Министерства обороны США заявили, что российская доктрина включает в себя так называемую стратегию «эскалации для деэскалации», которая предусматривает ограниченное применение ядерного оружия первым в попытке положить конец крупномасштабному конфликту с обычными вооружениями на условиях, выгодных для России.Однако некоторые эксперты сомневаются, является ли «эскалация эскалации в сторону деэскалации» частью российской доктрины.

Тестирование

Россия (бывший Советский Союз) провела 715 испытаний ядерного оружия. Первое испытание произошло 29 августа 1949 года, а последнее — 24 октября 1990 года. Россия была второй страной, проводившей ядерное испытание, после США.

К началу

B иологическое оружие

  • Советский Союз поддерживал обширную программу наступательного бактериологического оружия, включая исследования чумы, сибирской язвы, оспы, туляремии, сапа и геморрагической лихорадки.
  • Соединенные Штаты неоднократно выражали озабоченность по поводу статуса унаследованной от России советской программы борьбы с микробами. Однако в 2011 году Россия утверждала, что она соблюдает КБО.
  • Тем не менее, в апреле 2016 года Государственный департамент утверждал, что ежегодные представления России о мерах укрепления доверия по КБО с 1992 года «недостаточно документировали, была ли эта программа [унаследованная советская программа наступательных биологических исследований и разработок] полностью уничтожена или перенаправлена ​​на мирные цели в соответствии с со статьей II КБО.”
  • Отсутствие прозрачности вокруг этой программы не позволяет Соединенным Штатам прийти к более конкретным выводам.

Вернуться к началу

Химическое оружие

  • После вступления в силу Конвенции о запрещении химического оружия (КХО) 5 декабря 1997 года Россия заявила, что обладает приблизительно 40 000 метрических тонн химических агентов, что на тот момент было самым большим количеством в мире. Продолжается спор о том, полностью ли Россия задекларировала все свои объекты, связанные с химическим оружием, и прошлое производство.
  • 27 сентября 2017 г. ОЗХО объявила, что Россия завершила уничтожение всего своего арсенала химического оружия.
  • В 2016 году Государственный департамент заявил, что он «не может подтвердить, что Россия выполнила свои обязательства по Конвенции: в отношении объявления своих ОПХО [объектов по производству химического оружия]; его средства разработки CW; или его запасы ХО ».
  • Великобритания обвинила Россию в убийстве 4 марта 2018 года в Великобритании бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии с использованием химического агента Новичок.

Вернуться к началу

Прочая деятельность по контролю над вооружениями и нераспространению

Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД)
Договор 1987 года о РСМД между Соединенными Штатами и Советским Союзом требует, чтобы Соединенные Штаты и Россия ликвидировали и навсегда отказались от всех своих ядерных и обычных баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальности от 500 до 5 500 километров. В результате договора Соединенные Штаты и Советский Союз уничтожили в общей сложности 2692 ракеты малой, средней и средней дальности к крайнему сроку его выполнения — 1 июня 1991 года.

Однако в июле 2014 года Госдепартамент США официально признал, что Россия нарушает соглашение, сославшись на производство и испытания Россией незаконной крылатой ракеты наземного базирования. Госдепартамент подтвердил этот вывод в 2015, 2016, 2017 и 2018 годах. В феврале 2019 года Соединенные Штаты объявили о своем намерении приостановить выполнение своих обязательств и выйти из договора через шесть месяцев, если Россия не вернется к его соблюдению. В то время Россия выразила обеспокоенность по поводу У.С. также заявил о своем намерении приостановить свои обязательства по договору. 2 августа США официально вышли из ДРСМД.

Для получения дополнительной информации о Договоре о РСМД посетите информационный бюллетень «Краткий обзор Договора о РСМД».

Новый СНВ
В апреле 2010 года Соединенные Штаты и Россия подписали новый договор о СНВ. Новый договор, известный как Новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (Новый договор СНВ), вступил в силу 2 февраля.5 ноября 2011 г. и требует, чтобы обе стороны сократили свои арсеналы до 1550 развернутых стратегических ядерных вооружений не более чем на 700 БРПЛ, БРПЛ и бомбардировщиках к 2018 г. Обе стороны выполнили ограничения к крайнему сроку 5 февраля 2018 г., и эти ограничения останутся в силе. до истечения срока действия договора в феврале 2021 года. Кроме того, договор содержит строгие положения о мониторинге и проверке для обеспечения соблюдения соглашения.

Россия неоднократно выражала заинтересованность в продлении договора на пять лет в соответствии с положениями соглашений, но выражала озабоченность по поводу У.S. процедуры исключения пусковых установок баллистических ракет подводных лодок и некоторых бомбардировщиков B-52 из-под ответственности по договору. Президент России Владимир Путин заявил журналистам 6 июня 2019 года, что, хотя Россия «сто раз» заявляла о своей готовности продлить новый СНВ, они готовы дать срок действия договора, если администрация Трампа не заинтересована в продлении соглашения.

Сокращение ядерных боезарядов сверх нового СНВ
В феврале 2013 года президент Обама объявил, что Соединенные Штаты намерены сотрудничать с Россией с целью дальнейшего сокращения развернутых стратегических боеголовок на треть ниже лимита нового СНВ до примерно 1100–1000 развернутых боеголовок.Однако прогресс в достижении таких сокращений был незначительным из-за ухудшения американо-российских отношений после аннексии Крыма Россией и настойчивого требования России, чтобы другие вопросы, такие как ограничения американской противоракетной обороны, были частью переговоров о дальнейших сокращениях. .

Конференция по разоружению (КР)
Россия, наряду с Китаем, придает значительный приоритет на КР переговорам по соглашению о предотвращении гонки вооружений в космическом пространстве (PAROS).Однако США и другие страны выступили против этой инициативы. В соответствии со своей официальной позицией в поддержку запрета на производство расщепляющегося материала для оружейных целей, Россия в марте 2016 года представила КР проект программы работы, призывающий к созданию рабочей группы, чтобы рекомендовать «эффективные меры по запрещению производства». производство расщепляющегося материала для ядерного оружия и других ядерных взрывных устройств ». В 2016 году Россия также предложила КР провести переговоры по новой конвенции, Международной конвенции о борьбе с актами химического терроризма, чтобы заполнить несколько пробелов, которые, по ее утверждениям, существуют в КХО.

Зоны, свободные от ядерного оружия
Правительство России подписало и ратифицировало протоколы, в которых говорится о своем намерении уважать и не угрожать применением ядерного оружия против государств-участников договоров о зонах, свободных от ядерного оружия, в Латинской Америке и южной части Тихого океана. В 2011 году Россия подписала и ратифицировала Протоколы I и II для африканской зоны. В 2014 году он ратифицировал протоколы для зоны Центральной Азии, но еще не ратифицировал протоколы для зоны Юго-Восточной Азии.

Саммиты по ядерной безопасности
Участие России в саммитах по ядерной безопасности включает Саммит по ядерной безопасности (СЯБ) 2010 г. в Вашингтоне, округ Колумбия, СЯБ 2012 г. в Сеуле и СЯБ 2014 г. в Гааге.Россия не участвовала в последней СНБ, состоявшейся в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2016 году. Российский бойкот СНБ 2016 года произошел на фоне продолжающегося ухудшения американо-российских отношений. Тогда Москва заявила: «Мы не видим дополнительных преимуществ от этих встреч».

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)
В качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН Россия приняла участие в переговорах по СВПД от июля 2015 года, который ограничивает и сворачивает ядерную программу Ирана.Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что соглашение «благоприятно скажется на общей ситуации на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Персидском заливе». Россия поддержала СВПД на основании поддержки нераспространения. Кроме того, Россия может получить значительные экономические выгоды в Иране после отмены ядерных санкций. Например, в 2016 году Россия завершила поставку Ирану системы противовоздушной обороны С-300 стоимостью 800 миллионов долларов по сделке, которая была приостановлена ​​с 2010 года. Россия продолжала поддерживать СВПД после нарушения администрацией Трампа и выхода из сделка в мае 2018 года.

Сирийское химическое оружие
В сентябре 2013 года, после широкомасштабного применения химического оружия сирийским правительством, Россия достигла соглашения с Соединенными Штатами об учете, проверке, контроле и уничтожении химического оружия Сирии. К июлю 2014 года объявленные сирийские запасы химического оружия были успешно вывезены из страны и помечены для уничтожения после широкомасштабной многосторонней операции. Однако высказывались опасения по поводу точности заявления Сирии.

В сентябре 2014 года Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) подтвердила, что газообразный хлор используется в Сирии. 6 марта 2015 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию, осуждающую использование газообразного хлора в Сирии. Россия официально поддержала резолюцию ООН, но заявила, что только ОЗХО может определять нарушения КХО и что она не согласилась с применением санкций в соответствии с главой VII Хартии против Сирии без подтверждения применения химического оружия.В августе 2016 года был опубликован третий отчет Совместного следственного механизма ОЗХО-ООН, в котором было установлено, что сирийское правительство несет ответственность за атаки с применением химического оружия.

В апреле 2017 года еще одна химическая атака была осуществлена ​​в сирийском городе Хан-Шейхун, где военные самолеты сирийского правительства были обвинены в распространении нервно-паралитического вещества с помощью бомб, в результате чего погибли десятки людей. Россия поддержала режим Асада, утверждая, что авиаудар был нанесен по складу химического оружия оппозиции.В ноябре 2017 года Россия заблокировала продолжение расследования по установлению лиц, применявших химическое оружие в Сирии.

(Подробную информацию о сирийском химическом оружии см. В нашем информационном бюллетене здесь.)

К началу

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *