Участники великой северной экспедиции: Великая Северная экспедиция. Открытие русскими Северо-Западной Америки и северного пути в Японию

Содержание

Событие 7. 1734–1742 – Великая Северная экспедиция

В 1725–1728 годах под руководством В. И. Беринга и его помощников А. И. Чирикова и М. П. Шпанберга состоялась Первая Камчатская экспедиция, задуманная Петром I, чтобы «искать», где Азия «сошлась с Америкой». Экспедиции не удалось дойти до североамериканского материка и составить детальное описание пролива между Азией и Америкой. Отчасти эта задача была решена экспедицией В. А. Шестакова и Д. Павлуцкого, состоявшаяся летом 1732 года. Она подтвердила предположение, что Азия и Америка «не сходятся». В 1740 году на основании записок одного из ее участников А. И. Нагаев составил первую карту Берингова моря.

Начальником Второй Камчатской экспедиции, состоявшей из нескольких отрядов, также назначили капитан-командора В. И. Беринга, а его помощниками – капитанов А. И. Чирикова и М. П. Шпанберга.

Основная часть экспедиции под началом В. И. Беринга и А. И. Чирикова была отправлена к северо-западному побережью Америки, а М. П. Шпанберг – к берегам Японии. Отрядам под их командованием была поставлена задача завершить работу, начатую Первой Камчатской экспедицией, и проложить морской путь из Камчатки к Японским островам.

Архангельскому отряду под командованием лейтенанта С. В. Муравьева надлежало описать побережье Северного Ледовитого океана от устья Печоры до устья реки Оби; Обскому отряду лейтенанта Д. Л. Овцына – произвести опись берегов между устьями Оби и Енисея; Ленскому отряду лейтенанта В. В. Прончищева – произвести опись побережья к западу от устья Лены; отряду под командованием лейтенанта П. Ласиниуса – составить опись берегов от устья Лены до пролива между Азией и Америкой.

Первым к берегам Японии в начале лета 1738 года с тремя судами вышел М. П. Шпанберг. Следуя вдоль островов Курильской гряды, суда его отряда разлучились. М. П. Шпанберг в одиночестве дошел до острова Уруп, обогнул его с юга и в августе вернулся. Летом 1739 года он во главе отряда из четырех судов направился к Курильским островам. От них три его судна проследовали на юго-восток к месту, где должна была находиться Земля Жуана да Гамы, якобы открытая европейскими мореплавателями. Команда четвертого судна – бота под командованием лейтенанта В. Вальтона – подошла к острову Хонсю и осмотрела его восточный берег.

Не обнаружив мифической земли, М. П. Шпанберг также направился к побережью Японии. В середине лета 1739 года его суда подошли к острову Хоккайдо у города Сэндай, обменяли русские товары на продовольствие, после чего пустились в обратный путь.

Летом 1741 года в море вышли суда В. И. Беринга. Первым на «Святом Павле» шел А. И. Чириков, за ним на «Святом Петре» – начальник экспедиции. На борту капитан-командора следовал адъюнкт Академии наук, натуралист Г. В. Стеллер.

Около двух недель мореплаватели искали Землю Жуана да Гамы, после чего В. И. Беринг приказал следовать на северо-восток. Затем, потеряв друг друга в густом тумане, суда В. И. Беринга и А. И. Чирикова продолжили плавание раздельно.

Достигнув островов Алеутской гряды и составив их описание, В. И. Беринг решил возвратиться на Камчатку. Путь к ее берегам из-за противных ветров оказался чрезвычайно трудным. Переход по штормовому морю затянулся, подходили к концу запасы пресной воды и провизии, моряки умирали от цинги. Заболел ей и В. И. Беринг. 23 октября (3 ноября) 1741 года судно подошло к земле, которую моряки сначала приняли за побережье Камчатки. Оказалось, что это остров. На нем была пресная вода и лежбища морского зверя, совершенно не боявшегося людей. В. И. Беринг решил зимовать здесь.

Это спасло жизни тем, кто болел цингой в легкой форме. В. И. Беринг скончался 27 ноября (8 декабря) 1741 года. К весне 1742-го от различных болезней погибло еще 20 моряков из команды «Святого Петра», а судно в шторм было выброшено на берег и разбито.

Летом 1742-го уцелевшие моряки, командование которыми принял помощник капитан-командора С. Л. Ваксель, построили из остатков пакетбота гукор и 26 августа (6 сентября) 1742 года прибыли в Петропавловскую гавань.

Остров, где им пришлось зимовать и где был похоронен начальник экспедиции, они назвали именем Беринга, а всю группу, в которую вошел расположенный рядом остров Медный, назвали Командорскими островами.

Разлучившись с В. И. Берингом, А. И. Чириков проследовал на восток. Через шесть недель русские моряки увидели землю – остров, впоследствии названный в честь Принца Уэльского.

Продолжив плавание, 31 июля (11 августа) 1741 года они подошли к западному побережью Кенайского полуострова, материковой земле Северной Америки. Но обстановка на судне была уже настолько сложной, что задержаться здесь, чтобы обследовать и описать открытые земли, А. И. Чириков не решился. Офицеры и матросы «Святого Павла» заболевали цингой, но продолжали решать стоявшую перед ними задачу, на обратном пути открыв пять островов Алеутской гряды.

10 (21) октября 1741 года А. И. Чириков привел свой корабль в Петропавловскую гавань. Его рапорт Адмиралтейств-коллегии стал первым описанием северо-западных берегов Америки.

В мае 1742 года А. И. Чириков вновь повел «Святого Павла» на восток. Однако это плавание продолжалось всего три недели. Из-за частых туманов, встречных ветров и болезни А. И. Чирикова русским морякам пришлось вернуться. На обратном пути им открылся остров, который назвали в честь Святого Иулиана, еще не зная, что именно здесь зимовали В. И. Беринг и его люди.

Попытка лейтенанта А. Е. Шельтинга на одном из судов, входивших в отряд М. П. Шпанберга, совершить второе плавание к берегам Японии тоже была неудачной.

Выдающиеся результаты были достигнуты отрядами, изучавшими арктическое побережье Сибири. В 1734–1737 годах лейтенанты С. В. Муравьев, М. С. Павлов, С. Г. Малыгин и А. И. Скуратов выполнили опись берегов Северного Ледовитого океана до устья реки Кары, побережья полуострова Ямал и устья реки Оби. Одновременно с морской съемкой геодезист В. Селифонтов провел с суши описание побережья от устья Печоры до устья Оби и восточного берега Ямала.

Начальник Обского отряда лейтенант Д. Л. Овцын в 1734–1735 годах обследовал побережье Обской губы до параллели 68°40′ с. ш., где его судно остановил сплошной лед. Не имела успеха его попытка выйти в Карское море и в 1736-м, хотя на этот раз ему удалось дойти до параллели 72°40′ с. ш.

В навигацию 1737 года отряду Д. Л. Овцына удалось выйти в Карское море и провести опись побережья до устья Енисея, открыв пролив между островами Олений и Сибирякова (названный впоследствии в честь Д. Л. Овцына). Опись восточного берега Обской губы была выполнена геодезистом М. Г. Выходцевым.

Когда Д. Л. Овцын был арестован за «дружеское обхождение» с находившимся в сибирской ссылке бывшим фаворитом Петра II князем Долгоруковым, начальником Обского отряда был назначен Ф. А. Минин. Летом 1738 года на боте «Обь-Почтальон» он за одну полярную навигацию произвел опись побережья Карского моря до параллели 73°14′ с. ш.

Плавание 1739-го было неудачным: бот не смог пройти дальше берегов Енисейского залива. А в 1740 году Ф. А. Минин достиг 75°15′ с. ш., открыв группу мелких островов (шхеры Минина). Его помощник Д. В. Стерлегов в марте-апреле 1740 года по суше произвел опись западного побережья полуострова Таймыр между параллелями 73°30′ и 75°25′ с. ш.

Лейтенанту В. В. Прончищеву была поставлена задача описать побережье Северного Ледовитого океана к западу от дельты Лены. В 1735 году В. В. Прончищев смог описать только часть побережья до устья реки Оленек, где остановился на зимовку. В 1736-м он открыл острова, названные в честь Петра I, а также острова святых Фаддея и Самуила (ныне острова Комсомольской правды). В конце лета 1736 года, встретив «великие льды», В. В. Прончищев решил возвратиться на зимовку к устью реки Оленек. К этому времени он уже тяжело болел цингой, и обратно судно вел его штурман С. И. Челюскин.

В. В. Прончищев и его жена Татьяна Федоровна, сопровождавшая мужа в экспедиции, умерли от цинги на пути к месту зимовки. Командовать Ленским отрядом назначили лейтенанта Х. П. Лаптева. В 1739 году судно вновь вышло в море, впоследствии названное в честь Лаптева и его двоюродного брата. Ледовая обстановка позволила пройти на север дальше. Зимовал отряд в устье Хатанги.

Летом 1740-го Х. П. Лаптев продолжил опись берегов и достиг параллели 75°26′ с. ш., где его судно затерло льдами. К устью Хатанги моряки добирались пешком, теряя товарищей, погибавших от цинги и холода.

Весной 1741 года Х. П. Лаптев и геодезист Н. Чикин продолжили опись берегов, передвигаясь на собачьих упряжках. Чикин пересек полуостров Таймыр с востока на запад и произвел съемку более 100 км морского берега к западу от устья реки Таймыры. Х. П. Лаптев, следуя долиной Таймыры, также дошел до ее устья, а затем, повернув на запад, берегом моря проследовал к мысу Стерлегова, где встретился с Челюскиным.

После этого все они проследовали в Туруханск, чтобы там перезимовать, но уже в декабре С. И. Челюскин на собаках отправился к устью Хатанги. В 1742 году он дошел до самой северной точки азиатского материка – мыса, названного его именем, завершив описание северо-западного побережья Таймыра.

Лейтенант П. Лассиниус на боте с командой численностью 44 человека отправился из Якутска в Северный Ледовитый океан одновременно с В. В. Прончищевым. Выйдя из дельты реки Лены, он проследовал на восток. Вскоре путь ему преградили тяжелые льды. Во время зимовки П. Лассиниус и еще 35 человек из его команды скончались от цинги. Девять моряков в 1736 году были спасены и доставлены в Якутск. Получив доклад о гибели П. Лассиниуса, начальник экспедиции В. И. Беринг назначил командиром его судна двоюродного брата Х. П. Лаптева, лейтенанта Д. Я. Лаптева.

В 1737 году Д. Я. Лаптев предпринял первую безуспешную попытку описать побережье к востоку от дельты реки Лены. Получив новые инструкции летом 1739-го, он вновь вышел в море и с трудом дошел до устья Индигирки. Войти в нее не удалось. Оставив вмерзшее в лед судно, моряки перезимовали на берегу. Летом 1740 года команда с людьми из Нижне-Колымского острога вырубила во льду канал, сняла судно с мели и продолжила плавание. Составив описание побережья между Леной и устьем реки Колымы, Д. Я. Лаптев перезимовал в Нижне-Колымском остроге и летом 1741 года вновь вышел в море. У мыса Большой Баранов его остановили сплошные льды. Когда в тундре выпал снег, Д. Я. Лаптев, забрав большую часть своей команды, на собаках отправился вверх по Колыме, а затем по долине реки Большой Анюй поднялся к верховьям Анадыри. Летом 1742 года он спустился по Анюю на лодках и, описав его берега, вышел к Тихому океану.

Первой Камчатской и Великой Северной экспедициями на малых судах, не приспособленных к плаванию в арктических морях, была произведена сплошная съемка берегов Северного Ледовитого океана от устья реки Печоры до Колымы, описаны большие участки нижнего, а в отдельных случаях – и среднего течения всех больших рек Сибири. Великая Северная экспедиция стала началом нового этапа русской колонизации Северо-Восточной Азии.

Исследования Арктики и Дальнего Востока, географические открытия русских моряков, так же как и победы армии и флота России в Семилетней войне 1756–1762 годов, способствовали тому, что во второй половине XVIII века Россия стала субъектом европейской, а следовательно, и мировой политики. Вместе с тем результаты коренных преобразований, проведенных Петром I, стали вполне очевидны только в царствование Екатерины II, которое выдающийся русский историк В. О. Ключевский назвал «целой эпохой нашей истории».

Усть-Илимск – участник международного проекта «Маршрутами Великой Северной экспедиции»

Тема Витуса Беринга и Великой Северной экспедиции в Усть-Илимске зазвучала в августе 2018 года. Тогда в рамках научно-практической конференции наш город посетил автор международного проекта «Маршрутами Великой Северной экспедиции» Ильдар Маматов.

Суть проекта в том, чтобы повторить пути следования первооткрывателей, раскрыть исторический и туристский потенциал территорий, которые связаны с великими географическими открытиями 18 века. Самый протяженный туристский маршрут сегодня объединяет 40 субъектов Российской Федерации и 11 стран. Усть-Илимск занимает в нем почетное место.

Илимское воеводство сыграло особую роль в истории Великой экспедиции. Из Илимска, являющегося административным центром воеводства, проводилось снабжение Камчатских экспедиций Беринга. Благодаря усилиям сибирского населения были совершены географические открытия на северо-востоке азиатского материка. Впервые Витус Беринг со своей командой прибыл в Илимск (ныне — Железногорск-Илимский) 27 сентября 1725 года. Появление Беринга представлялось воеводам событием из ряда вон выходящим, а сам Беринг — персоной с неограниченными полномочиями. Воевода Татаринов в своем ответе от 15 сентября подыскивал самые почтительные выражения: «Высокопревозходительнейший господин морского-флота капитан, премилосердый мой государь». Так описывается появление Беринга на Илимской земле в труде В.Н. Шерстобоева «Илимская пашня». Благодаря этому ценному источнику, в котором подробно и достоверно представлено время освоения Сибири, мы узнаем факты, которые заставляют гордиться историей родного края.
Именно эта история сегодня позволяет Усть-Илимску быть частью международного проекта, быть территорией, которая привлекает своим прошлым и развивает настоящее. В рамках участия в международном проекте в сентябре в Усть-Илимске состоялся масштабный городской туристический поход «По следам Великой экспедиции», посвященный 45-летию города Усть-Илимска и Дню туризма.
Более 140 устьилимцев 29 сентября 2018 года прошли по туристическому маршруту «Треугольник силы Приилимья». В октябре 2018 был объявлен конкурс маршрутов и мультимедийных гидов «Дом, в котором я живу». Одна из номинаций посвящена теме пребывания участников Великой Северной экспедиции в Илимске.
Работы участников в начале февраля 2019 года можно будет увидеть на известном туристском портале izi.TRAVEL. Продолжается работа над формированием трехдневного туристского маршрута: город, Невон, Треугольник силы Приилимья. Кроме того, для привлечения внимания, прежде всего, местных жителей к истории 18 века было принято решение, что 2019 год пройдет под девизом «Великая Северная экспедиция». В культурных и образовательных учреждениях Усть-Илимска запланированы мероприятия, посвященные данной тематике. С планом можно ознакомиться здесь.
Кроме того, у усть-илимских школьников есть возможность дистанционно поучаствовать в конкурсе эссе и презентаций, который проходит в рамках XIV конференции «Корниловские чтения». В этом году конференция посвящена теме Великой Северной экспедиции. Подробную информацию можно узнать по телефону: 51344.

Управление культуры Администрации города

Просмотров: 762

Основные итоги Великой Северной экспедиции

Основные итоги Великой Северной экспедиции

Подводя итоги работ отрядов Великой Северной экспедиции, прежде всего следует отметить, что этими отрядами впервые были положены на карты берега Северного Ледовитого океана от Печоры на западе до мыса Большого Баранова на востоке. Попутно была сделана съемка многих рек, впадающих в Северный Ледовитый океан. Кроме того, Д. Лаптевым была описана река Анадырь, и связаны русские съемки Северного Ледовитого и Тихого океанов.

Вся эта грандиозная работа была основана на инструментальных наблюдениях. Определения широт и измерения высот гор производились квадрантами и градштоками, т. е. инструментами просто угломерными, а не секстанами и другими отражательно-угломерными инструментами. Несмотря на несовершенство приборов и трудность такой работы в арктических условиях вообще, определения широт участниками Великой Северной экспедиции поражают своей точностью. Определения долгот менее точны, и это не удивительно. Ведь хронометров в те времена еще не было, способа определения долгот по лунным расстояниям тогда тоже еще не знали. Разность долгот между отдельными пунктами приходилось рассчитывать по счислению, а мы знаем, как неточно, даже сейчас, счисление при плавании во льдах, требующем частых перемен курсов.

При сухопутной описи определение пройденных расстояний было несколько точнее, тем более что некоторые из штурманов измеряли расстояния мерной цепью или линем.

Другой причиной, снижавшей точность съемки береговой черты, являлось то обстоятельство, что производить съемку по суше приходилось ранней весной. А в это время при пологих берегах трудно устанавливать, где кончается берег и начинается море.

Узкие проливы между низменными островами или между островами и материком ускользали из внимания. Летом при морской описи мешали льды и постоянные туманы, а прибрежные мелководья не позволяли подходить близко к берегу. Так, Дмитрию Лаптеву при плавании от Святого Носа до Алазеи из-за мелководья приходилось так далеко уходить в море, что берег терялся из виду.

Кроме описи берегов, отряды Великой Северной экспедиции во время своих походов собрали много ценных материалов: по приливам, течениям морским льдам, метеорологии, геологии, этнографии[116].

В связи с Великой Северной экспедицией любопытно отметить также следующее обстоятельство. В экспедиции Беринга – Чирикова и в экспедиции Шпанберга принимало участие много перешедших на русскую службу иностранцев. В экспедиции Шпанберга, например, судами командовали: Шпанберг, Вальтон и Шельтинг. В Великой же Северной экспедиции, как мы видели, из перешедших на русскую службу иностранцев участвовал, и то недолго, только Ласиниус. Все остальные участники были коренными русскими моряками. Возможно, что это произошло потому, что на Крайнем Севере ожидались наибольшие трудности и наименьшие возможности сыскать славу и получить награды.

Большую роль в проведении Великой Северной экспедиции сыграла Адмиралтейств-коллегия и ее президент, адмирал Николай Федорович Головин[117]. Обращает внимание, как правильно были выбраны исходные пункты отрядов экспедиции, как продуманы были планы походов. Инструкции Головина предписывали не гнаться за рекордами, делать свое дело последовательно и тщательно, проходить свой маршрут шаг за шагом, не отвлекаясь ничем посторонним, не приниматься за новое, пока не сделано все требуемое там, где уже прошли суда. И когда в донесениях некоторых командиров звучали нотки уныния, Адмиралтейств-коллегия настойчиво приказывала продолжать работу, несмотря на препятствия и жертвы.

Инструкциями, полученными Берингом перед отправлением в Сибирь, предполагалось, что опись побережий Северного Ледовитого океана будет закончена в две навигации. Беринг знал, что Адмиралтейств-коллегия уже продлила работу отрядов в западных районах Северного морского пути, однако сам своей властью продлить работу восточных отрядов после того, как намеченные годы истекли, не решился и обратился за советом к участвовавшим в его экспедиции академикам.

Де ла Кройер решительно советовал прекратить работу. Миллер представил исторические сведения о плаваниях по Северному морскому пути, отысканные им в сибирских архивах. Из этих сведений вытекало, что: 1) плавания казаков вдоль Северного морского пути в XVII в. совершались с великими лишениями и гибелью людей; 2) плавания между Леной и Анадырем уже давно прекратились; 3) сейчас плавают только между Колымой, Индигиркой и Хромой; 4) вместо прежних «глубоководных» кочей теперь пользуются только «мелководными» шитиками; 5) Ледовитое море с тех пор сильно обмелело.

Кроме того, Беринг советовался и со своими офицерами и в результате отложил продолжение экспедиций до получения указаний от Адмиралтейств-коллегии.

«Так, – по замечанию Соколова, – было пропущено замечательное по отсутствию льдов в западных пределах лето 1737 года (лето, в которое Малыгин прошел в Обь, а Овцын – в Енисей.—Н. 3.), и потом, в переписке и в приготовлениях, прошло следующее, 1738 года»[118].

Адмиралтейств-коллегия, рассмотрев в конце 1737 г. материалы, присланные Берингом, указала, что обмеление моря, если оно и наблюдается, не препятствовало до сих пор исследованиям, а неудачи плаваний надо скорее приписывать поздним выходам и ранним возвращениям отрядов и, особенно, зимовкам отрядов в тех местах, из которых они выходили.

Далее Адмиралтейств-коллегия, говоря о плавании казаков в XVII в., на которые ссылался Беринг, подчеркивала, что эти плавания совершались людьми «незнающими навигации на судах погибельных (курсив Соколова), с парусами из оленьих кож, с снастями ремянными, с камнями вместо якорей, и однакож удававшиеся». «Тем более, – заключала коллегия, – должны удаваться плавания на морских судах, хорошо снабженных, управляемых людьми, искусными в навигации».

Наконец, Коллегия, обещая участникам экспедиции награды и поощрения, в то же время требовала настойчивого продолжения работ не только в одно, в другое и в третье лето, но «буде какая невозможность в третье лето во окончание привесть не допустит, то и в четвертое…»[119]

Среди многих распоряжений Адмиралтейств-коллегии следует отметить распоряжение о постройке для отряда, отправлявшегося из Архангельска, сразу двух судов «в таком рассуждении: ежели учинится, о чем боже сохрани, одному какое несчастие, то бы от другого известия к тому ж и вспоможение было».

Самой большой заслугой Адмиралтейств-коллегии и в особенности адмирала Головина надо считать, во-первых, то, что именно Коллегия явилась инициатором одновременного несколькими судами, посланными из разных пунктов, исследования Северного морского пути, чем она впервые ввела в исследования Арктики плановое начало, и то, что она непосредственно шаг за шагом следила за действиями каждого отдельного отряда Великой Северной экспедиции. Беринг начальствовал над этой экспедицией лишь номинально.

Невзирая на великие тягости и великие результаты Великой Северной экспедиции, ее труды в должной мере не были оценены правительством. Возможно, это объясняется происходившими в то время в Петербурге дворцовыми переворотами. Началась экспедиция во время царствования Анны Ивановны, а закончилась при Елизавете Петровне. С другой стороны, недооценка работ Великой Северной экспедиции была обусловлена тем, что в сущности эта экспедиция, несмотря на большие затраты и длительный срок ее работы, не увенчалась какими-либо громкими географическими открытиями. Участникам ее из-за льдов не удалось обогнуть морем ни Таймырский полуостров, ни Чукотку – не удалось сделать то, что смогли сделать наши мореходы XVII века. В этом вопросе следует разобраться несколько подробнее.

Во-первых, ледовые условия в наших арктических морях, насколько можно судить из сохранившихся описаний, во время Великой Северной экспедиции были гораздо суровее, чем в первой половине XVII века.

Действительно, уже говорилось о весьма неблагоприятных ледовых условиях, встреченных Муравьевым и Павловым, Малыгиным и Скуратовым, Сухотиным и Мининым в Карском море. Такие же неблагоприятные условия были встречены Прончищевым, Ласиниусом, Харитоном и Дмитрием Лаптевыми в морях Лаптевых и Восточно-Сибирском.

Мы хорошо теперь знаем, что участок Северного морского пути между Леной и Колымой один из самых легких в ледовом отношении. В середине XVII в. каботажное плавание по этому участку морского пути было весьма оживленным. Так, в 1650 г. казак Тимофей Булдаков намеревался пройти из Лены в Колыму. «При выходе в море он встретил восемь кочей служилых, торговых и промышленных людей», которые тоже готовились к плаванию и стояли в ожидании благоприятной погоды. Около губы Омолоевой навстречу Булдакову попались еще четыре коча, шедшие из Колымы в Лену[120].

Плавания в середине XVII в. между Леной и Колымой, совершенные в течение одной навигации, исторически доказаны. Но уже в конце XVII в. каботажное плавание вдоль северных берегов Сибири почти прекратилось. Резко ухудшились ледовые условия и, кроме того, у местного населения уменьшились запасы соболей и моржовых бивней. В это же время были освоены и заселены более удобные и безопасные южные пути по Сибири. Не стало причин, побуждавших итти на большой риск, неизбежный при таких плаваниях. Во всяком случае в донесениях начальников отрядов Великой Северной экспедиции нет упоминаний об их встречах с торговыми и промышленными судами.

Вспомним, что пройти от Лены к Колыме не могли Ласиниус в 1735 г., Дмитрий Лаптев в 1736 г., а за навигацию 1739 г. Д. Лаптев смог дойти только до устья Алазеи.

Во-вторых, руководители отрядов Великой Северной экспедиции были, конечно, гораздо образованнее мореходов XVII века. Многие из них окончили Морскую академию и до назначения в экспедицию много плавали. Однако с условиями плавания среди морских льдов никто из них не был знаком. В этом отношении их нельзя сравнивать с мореходами XVII в. – поморами, начинавшими ледовые плавания чуть ли не с детского возраста и накопившими опыт многих поколений.

«Упущение времени – смерти невозвратной подобно», – говаривал Петр Первый. Это изречение особенно применимо к арктической навигации. Неумение предвидеть и выждать благоприятную ледовую обстановку, неумение наиболее полно использовать уже сложившуюся благоприятную ледовую обстановку, как мы знаем по опыту, иногда влечет за собой провал намеченной операции.

В-третьих, поморы плавали на судах, специально приспособленных для плавания во льдах, – небольших, плоскодонных, легко с помощью катков и воротов вытаскиваемых на отмелые берега и на ледяные поля.

На кочах, совершавших плавание в Мангазею, команда состояла из десяти человек, что достаточно для их перетаскивания через ледовые перемычки.

Кроме того, в плавание по ледовитым морям выходило обычно несколько кочей. На коче, на котором Дежнев совершил свой подвиг, было всего пятнадцать человек. На кочах, дубель-шлюпках и ботах отрядов Великой Северной экспедиции плавало 50 и больше человек. Основным двигателем судов поморов были весла: паруса при плавании во льдах служили лишь вспомогательным средством. На судах Великой Северной экспедиции паруса играли главную роль.

Паруса требуют для лавировки пространства, а в ледовитых морях приходится плавать по разводьям и полыньям. Парусные суда не могут пробираться через ледяные перемычки. Легкие суда поморов через перемычки можно было перетаскивать.

Словом, плавания вдоль берегов Северного Ледовитого океана были возможны для гребных судов и очень трудны и даже невозможны для парусных судов, что Великая Северная экспедиция и показала. Это обстоятельство нисколько не умаляет великих географических заслуг участников экспедиции.

Как уже говорилось, труды Великой Северной экспедиции по разным причинам не были должным образом оценены царским правительством. Но постепенно, по мере знакомства с этими трудами, уважение к подвигам, совершенным русскими людьми в суровой Арктике, все возрастало и возрастало. И как свидетельство этого уважения со стороны потомков, особенно в советское время, на картах Арктики появились имена многих участников этой экспедиции.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Витус Беринг. Великая северная экспедиция

Каждый человек вносит посильную лепту в историю своей страны. Но есть люди, которые стоят особняком в национальной галерее героев. Именно таким выдающимся личностям – русским первопроходцам, мореплавателям, военачальникам, путешественникам – посвящена серия «Исторический комикс».

Первую книгу серии – о Витусе Беринге, офицере русского флота и мореплавателе – придумал, написал и нарисовал Владислав Серов, художник и скульптор из Санкт-Петербурга.

Изучив огромное количество исторических материалов, он создал реалистичный, захватывающий графический роман, в котором и содержание, и рисунок одинаково сильны и в равной степени дополняют друг друга. Получилось прекрасно нарисованное многослойное повествование о ярких героях и обычных людях, пронзительном одиночестве и радости открытий. Это не просто понятное красочное изложение великого события, а полноценное исследование и полезное дополнение к школьным учебникам истории и географии.

О чем книга? Витус Беринг возглавил Великую Северную экспедицию, в результате которой были составлены навигационные карты северного и восточного побережья России, разведаны пути в Америку и Японию, открыто множество островов, описаны природа и быт местного населения.

Сам Беринг достиг берегов Америки на пакетботе «Святой Петр». Это плавание стало настоящим подвигом русских мореплавателей. Поставленные цели были достигнуты, но заплатить за открытия пришлось дорогой ценой – человеческими жизнями, в том числе и жизнью самого капитан-командора Витуса Беринга.

Благодаря русским мореплавателям современная Россия стала великой державой. А колоссальное наследие Великой Северной экспедиции востребовано до сих пор.

В конце книги читатель найдет отлично написанное послесловие писателя Олега Бундура. Оно поможет глубже понять и прочувствовать эпоху и по достоинству оценить подвиг героя. На форзаце-нахзаце помещены выразительные карты. На форзаце можно проследить пути все отрядов экспедиции, на нахзаце увидеть имена героев, увековеченных на географических точках нашей страны.

Книга рекомендуется детям младшего школьного возраста, а также всем любителям комиксов, героических биографий, путешествий и приключений.

Качугский район войдет в международный проект «Маршрутами Великой Северной экспедиции»

Культурно-просветительский центр им. святителя Иннокентия (Вениаминова) войдет в международный проект «Маршрутами Великой Северной экспедиции». Такое соглашение было достигнуто во время совещания с участием заместителя министра культуры и архивов Иркутской области Олеси Полуниной, руководителя регионального агентства по туризму Екатерины Сливиной и автора международного проекта «Маршрутами Великой Северной экспедиции» Ильдара Маматова, сообщили 11 августа 2020 года в пресс-службе областного правительства.

«Маршрутами Великой Северной экспедиции» — это культурно-исторический и туристический проект по пути следования северных экспедиции XVIII века, которые проходили под руководством Витуса Беринга и Алексея Чирикова. Тогда были освоены значительные территории Сибири, Дальнего Востока, Аляска, восточное побережье Америки. Идея проекта состоит в том, чтобы повторить путь первооткрывателей, раскрыть исторический и туристический потенциал территорий. Это самый протяженный туристический маршрут страны, он связывает 41 регион и 14 стран мира.

В Иркутской области в проект включён Усть-Илимск и старинное село Невон. Через них шло освоение Иркутской области. Прорабатывается включение в проект городов Железногорск-Илимский и Братск, а также посёлка Качуг, сёл Анга и Верхоленск.

– Качугский район был важной точкой для северных экспедиций. Именно оттуда на кораблях по реке Лене путешественники попадали в Северный Ледовитый океан. Участник одной такой экспедиции Миллер открыл знаменитый памятник археологии – Шишкинские писаницы. Мы предлагаем также включить его в туристический проект. Кроме этого в селе Анга родился святитель Иннокентий (Вениаминов), участник северных экспедиций, который вёл миссионерскую деятельность в Сибири, на Дальнем Востоке и на Аляске (США), – сказала Екатерина Сливина.

Участники совещания приняли решение о создании туристско-информационного центра на базе межпоселенческой библиотеки Качугского района. Объектом маршрута станет культурно-просветительский центр имени Святителя Иннокентия (Вениаминова) в селе Анга Качугского района. Ежегодно его посещают более 20 тыс. туристов и паломников.

– Для туристов, которые решат отправиться маршрутами великих северных экспедиций, необходимо разработать аудиогид. Информацию для него соберут специалисты библиотеки имени Молчанова-Сибирского. Это учреждение обладает большим объёмом данных. Также к работе будет привлечён Иркутской областной краеведческий музей, — пояснила Олеся Полунина.

– «Маршрутами Великой Северной экспедиции» – это международный проект в сфере культуры, образования, науки и туризма. Я потрясен условиями, которые созданы для туристов Качугском районе и уверен в успехе нашего проекта, – подчеркнул Ильдар Маматов.

Вторая Камчатская (великая северная) экспедиция

ВТОРАЯ КАМЧАТСКАЯ (Великая Северная) экспедиция (1733–43), крупнейшее в истории н.-и. предприятие, охватившее всю Сибирь от Урала до Тихого океана, аркт. побережье от устья Сев. Двины до устья Анадыря на Чукотке, прибрежные р-ны Сев. Ледовитого океана и сев. часть Тихого океана. Организована по предложению В.И. Беринга в Адмиралтейств-коллегию и Сенат вскоре после окончания Первой Камчатской экспедиции 1725–30, и по указу имп. Анны Иоанновны от 17 апр. 1732. Многочисл. инструкции общего и частн. порядка определили задачи экспедиции, в состав к-рой входили отд. отряды (2 тихоокеан., 4 сев. и 1 акад.): морское путешествие к берегам Америки; поиск морского пути к Курильским и Японским о-вам; разведка и картогр. съемка берегов Сев. и Сев.-Вост. Сибири до Амура; выяснение существования пролива между Азией и Америкой; всеобъемлющее изучение природы, истории и населения Сибири. Все это имело как науч., так и большое полит. значение, поэтому сведения о целях, ходе и результатах экспедиции были секретными. В ее состав входило более 500 ученых, офицеров, матросов, солдат, геодезистов и др.; вспомогат. персонал насчитывал неск. тысяч чел. Возглавил экспедицию капитан-командор В.И. Беринг, его помощниками стали капитаны М.П. Шпанберг и А.И. Чириков.

1-е команды морских отрядов во главе с Берингом отправились из С.-Петербурга в февр. 1733, в окт. 1734 они прибыли в Якутск. В сент. 1736 в город прибыл акад. отряд и общая числ. участников экспедиции составила ок. 800 чел. Ок. 3 лет ушло на орг-цию железоделат. з-да и канат. мастерской, изготовление судового такелажа, заготовку продовольствия и снаряжения. Столько же времени потребовалось на переброску людей и грузов в Охотск, а также стр-во здесь судов.

В сент. 1740 команда Беринга (1-й тихоокеан. отряд) отплыла из Охотска на Камчатку и зазимовала у Авачинской губы в гавани, назван. Петропавловской по 2 судам отряда – «Св. Петр» и «Св. Павел», там же основан острог Петропавловск. Лишь спустя 8 лет после отъезда из С.-Петербурга, 4 июня 1741 корабли под команд. Беринга и Чирикова отправились к берегам Америки. На «Св. Петре» с Берингом плыли его пом. лейт. С.Л. Ваксель и натуралист Г.В. Стеллер, описавшие это путешествие; на «Св. Павле» с Чириковым – проф. астрономии Л. Делиль де ла Кройер. Более недели корабли шли на юго-восток в поисках мифич. «Земли Жуана-да-Гама», обозначенной на нек-рых картах, затем повернули на сев.-восток и 20 июня в густом тумане потеряли друг друга. Дальнейшее плавание совершали раздельно.

17 июля «Св. Петр» подошел к побережью Сев. Америки на 58014´ с. ш. (в пределах видимости был хр. Св. Ильи). Из-за невозможности подойти к берегу по погод. условиям судно продвигалось на запад вдоль побережья. 20 июля был открыт о-в Каяк, куда высадилась команда для пополнения запасов пресной воды. Стеллер за 10 ч. сумел определить 163 вида мест. флоры и фауны, собрать значит. коллекцию растений. Были обнаружены также предметы быта и запасы пищи, это означало, что остров обитаем. Стеллер пришел к выводу, что экспедиция действительно достигла Америки. 29 авг. были открыты о-ва, назв. в честь умершего и похоронен. здесь матроса Н. Шумагина, где произошла 1-я встреча с алеутами. Отсюда 6 сент. «Св. Петр» пошел на запад вдоль цепи Алеутских о-вов к Камчатке. Плавание было тяжелым: усиливающаяся цинга, непрекращающиеся штормы, нехватка пресной воды и продовольствия. 4 нояб. судно подошло к берегу, как полагала команда, Камчатки, но это был остров, назв. позже именем Беринга. Из-за штормов, повреждений судна и цинги (ее избежали лишь 10 чел.) экипаж высадился на зимовку. Вскоре пакетбот выбросило на мель, он стал окончат. непригодным для плавания. Команде пришлось пережить мн. трудности и лишения. К сер. зимы число умерших от цинги достигло 30 чел. 8 дек. 1741 умер сам Беринг, и командиром стал Ваксель. Обязанности врача исполнял Стеллер, к-рый не прекращал и науч. занятий, в частн., открыл, описал и зарисовал редкое животное из сем. сирен (Стеллерова корова) и большого очкового баклана, вскоре полностью истребленного. Только во время зимовки команда выяснила, что находится на острове. Из остатков полуразрушенного «Св. Петра» было построено одномачтовое судно (гукор), на к-ром оставшимся в живых (46 чел.) удалось под парусом и на веслах 26 авг. 1742 достичь Петропавловска.

«Св. Павел», потеряв из виду судно Беринга, отправился на восток, и в ночь на 16 июля (на 1,5 дня раньше Беринга) команда увидела амер. землю – остров из архип. Александра. Пройдя 400 км на сев.-запад вдоль побережья, Чириков для разведки на один из островов высадил 11 чел., к-рые не вернулись. Еще 4 чел., посланные через неделю на их поиски, также пропали без вести. Потеря 15 чл. команды, вероятно, убитых индейцами, и 2 лодок, без к-рых нельзя было пополнять запасы пресной воды, вынудила Чирикова принять решение возвратиться на Камчатку. Пройдя немного на сев.-запад (в пределах видимости были хр. Св. Ильи и п-ов Кенай), «Св. Павел» взял курс на запад. На обрат. пути открыты о-в Кадьяк и ряд островов Алеутской гряды – Умнак, Адах (здесь встречены алеуты), Агатту и Атту. 10 окт. 1741 судно вернулось в Петропавловскую гавань, потеряв от цинги 6 чел., в т. ч. умер проф. Делиль де ла Кройер. Составленный в дек. 1741 рапорт Чирикова в Адмиралтейств-коллегию стал первым описанием сев.-зап. побережья Америки. В мае–июне 1742 Чириков совершил на «Св. Павле» еще одно плавание на восток, но из-за плохих погод. условий дошел лишь до о-ва Атту Алеутской гряды. На обрат. пути с судна был виден остров, на к-ром еще находилась команда «Св. Петра» (о-в Беринга). В Петропавловск «Св. Павел» вернулся 1 июля, открыв еще о-в Медный из группы Командорских о-вов (названы в честь Беринга).

В задачу 2-го тихоокеан. отряда капитана М. Шпанберга входило картографирование Курильских о-вов и установление связей с Японией. Для этого в Охотском порту было построено 2 судна и отремонтировано 3-е. В июне 1738 бригантина «Архангел Михаил» (капитан Шпанберг), дубель-шлюпка «Надежда» (лейт. В. Вальтон) и бот «Гавриил» (мичман А.Е. Шельтинг) перешли в Большерецк (Камчатка) и оттуда 15 июля направились на юг. Через 4 дня в тумане отстало и повернуло назад судно Шельтинга, еще через 5 дней потеряли друг друга 2 др. корабля. Шпанберг вдоль Курильской гряды дошел до о-ва Уруп, обогнул его и, не решившись в одиночку идти к Японии, 18 авг. вернулся в Большерецк. Вальтон сумел дойти до о-ва Хоккайдо, нанес на карту 26 о-вов Курильской гряды и возвратился в порт 24 авг. Во время зимовки было построено еще одно судно – шлюп «Большерецк» (командир В. Эрт), и в кон. мая 1739 уже 4 корабля отплыли на юг. У берегов Японии в тумане судно Вальтона отстало, остальные 16 июня подошли к о-ву Хонсю и 6 дней следовали вдоль его побережья. Мн. японцы побывали на рус. судах, где вели оживленную торговлю, но из осторожности Шпанберг не решился высадить моряков на берег. На обрат. пути суда обогнули с юга Курильские о-ва, прошли к о-ву Хоккайдо и вернулись к Камчатке. Команда Вальтона не только проследовала вдоль вост. берега Хонсю гораздо дальше судов Шпанберга (возможно, до о-вов Идзу), но и высаживалась на берег, где была радушно принята японцами. 3-й поход к Японии, предпринятый Шпанбергом в 1742, оказался неудачным: экспедиция смогла дойти лишь до юж. оконечности Хоккайдо, откуда повернула назад из-за туманов и начавшейся цинги.

Важнейший результат плаваний 1738–42 – открытие пути в Японию и описание всей Курильской гряды, впервые пройденной с вост. стороны. Помимо этого, в 1741 Шельтинг на «Надежде» исследовал зап. побережье Охотского моря до устья Уды и Шантарские о-ва, а в 1742 юж. часть Охотского моря до прол. Лаперуза, не замеченного им в тумане, а также прошел более 600 км вдоль вост. берега Сахалина. Мичман В.А. Хметевский в 1743–44 на шлюпе «Большерецк» произвел глазомер. съемку сев. берега Охотского моря от Охотска до р. Вилиги и зап. побережья Камчатки от р. Кахтаны до Большерецка.

Для выяснения практ. возможности плаваний Сев. морским путем, изучения Сев. Ледовитого океана и аркт. побережья Азии было организовано 4 отряда, и для каждого из них определены задачи исслед-й.

1-й (Двинско-Обский) отряд летом 1734 на 2 судах (кочах) под команд. лейт. С.В. Муравьева и его пом. лейт. М.С. Павлова прошел от Архангельска через прол. Югорский Шар до сев. оконечности зап. побережья п-ова Ямал и вернулся на зимовку в устье Печоры. В 1735 отряд достиг пролива между Ямалом и о-вом Белым, но в тумане не заметил его и вновь возвратился на зимовку. По доносам членов команды и жалобам мест. жителей Муравьев и Павлов были отданы под суд и «за многие непорядочные, леностные и глупые поступки» разжалованы в матросы. Начальником отряда назначен лейт. С.Г. Малыгин, его пом. – лейт. А.И. Скуратов. В 1736 на 2 новых ботах они достигли побережья Ямала, но из-за тяжелой ледовой обстановки повернули назад и зазимовали в устье р. Кары. В 1737 удалось обойти Ямал и по Обской губе и Оби 3 окт. достичь Березова. В 1739 суда отправились обратно, и после зимовки в устье Кары в 1740 прибыли в Архангельск. По результатам работы отряда была составлена карта берегов Баренцева и Карского (названо в память о зимовках в устье Кары) морей от Архангельска до устья Оби протяж. более 4 тыс. км. Именем Малыгина назван пролив между Ямалом и о-вом Белым.

2-й (Обско-Енисейский) отряд возглавил лейт. Д.Л. Овцын. Спустившись летом 1734 на дубель-шлюпе «Тобол» от Тобольска вниз по Иртышу и Оби, отряд из-за штормов не смог пройти Обскую губу; в 1735 на судне началась цинга, и оно вынужденно вернулось; в 1736 отряд подошел к оконечности п-ова Явай, но не смог выйти из Обской губы. Лишь в 1737 «Тобол» и вновь построенный бот «Оби-Почталион» обогнули Гыданский п-ов и через пролив, названный позже в честь Овцына, достигли устья Енисея. В 1738 Овцына по пути в Тобольск арестовали, обвинив в связи с семьей ссыльного кн. А.Г. Долгорукого в Березове, разжаловали в матросы и отправили в Охотск в распоряжение В.И. Беринга. Под его команд. Овцын плавал к берегам Сев. Америки и был восстановлен в офицер. звании. 2-й отряд возглавил штурман Ф.А. Минин, к-рый в 1738–40 на «Оби-Почталионе» трижды безуспешно пытался обойти Таймырский п-ов из устья Енисея. В этих плаваниях и сухопут. походах штурмана Д.В. Стерлегова было описано 500 км побережья Карского моря, открыты многочисл. мелкие о-ва, в т. ч. о-в Диксон и шхеры Минина, Пясинский зал. На составленную Мининым и Стерлеговым карту нанесены ок. 1 тыс. км зап. побережья Таймырского п-ова и ряд островов.

3-й (Ленско-Хатангский) отряд под рук. лейт. В.В. Прончищева (в отряде была его жена Т.Ф. Прончищева, 1-я женщина-полярница) должен был описать побережье от устья Лены до устья Енисея. В 1735 дубель-шлюп «Якутск» из-за течи и морозов смог достичь лишь устья р. Оленёк, где команда зазимовала. В 1736 судно прошло вдоль вост. берега п-ва Таймыр до его сев. оконечности (мыс Челюскина), однако обойти п-ов не смогло из-за льдов и повернуло назад. Во время зимовки в устье Оленёка Прончищев и его жена умерли от цинги. Штурман С.И. Челюскин завершил обработку полученных мат-лов и составил карты побережья от устья Лены до зал. Фаддея протяж. ок. 1,3 тыс. км. Начальником вернувшегося летом 1737 в Якутск отряда был назначен лейт. Х.П. Лаптев. В 1739–40 отремонтированный «Якутск» дважды совершал плавание вдоль вост. побережья п-ва Таймыр, однако из-за чрезвыч. сложной ледовой обстановки пройти далеко на север не смог. Отряд под команд. Лаптева в осн. повторял прежние маршруты (Прончищева), но и в этих плаваниях были открыты новые геогр. объекты (бухты, острова, проливы), уточнены и дополнены предыдущие геодез. съемки; мн. объекты, в т. ч. открытые Прончищевым, получили названия. В авг. 1740 судно было раздавлено дрейфующими льдами. Команде удалось спасти значит. часть продовольствия и имущества и добраться до места предыдущей зимовки на Хатанге. Лаптев занялся изучением внутр. р-нов Таймыра и его побережья. В 1739–42 на собачьих упряжках партии боцмана В. Медведева, геодезиста Н. Чекина, Челюскина и самого Лаптева в тяжелейших условиях, страдая от голода и снежной слепоты, пересекали Таймыр в разных направлениях, обследовали все побережье. В результате морских и сухопут. походов 3-й отряд (1735–42) произвел инструмент. съемку более 3,5 тыс. км побережья Азии между Енисеем и Леной, открыл и описал мн. геогр. объектов, в т. ч. п-ов Таймыр (площ. ок. 400 тыс. кв. км), составил ряд карт, собрал ценные материалы о крае и его корен. населении. Особо значимыми были исслед-я Челюскина, только протяженность его санных маршрутов составила 6,3 тыс. км. Им, в частн., описано сев. побережье Таймыра, включая мыс – самую сев. точку Евразии (носит его имя).

В задачу 4-го (Восточно-Ленского) отряда входило описание сев. побережья Азии на восток от Лены, до пролива в Тихий океан (если его существование подтвердится). В июле 1735 П. Лассиниус на боте «Иркутск» с командой (52 чел.) спустился от Якутска вниз по Лене, вышел в море и направился на восток. Тяжелые льды заставили отряд уже в сер. авг. встать на зимовку в устье р. Хара-Улах (губа Буор-хая). Из-за нехватки продовольствия и цинги к весне 1736 умерли 40 зимовщиков, включая Лассиниуса. Начальником отряда стал лейт. Д.Я. Лаптев. Набрав команду и заново оснастив «Иркутск», в авг. 1737 он вышел в море, но через 3 дня из-за сплошных льдов вынужден был вернуться на зимовку в устье Лены. После поездки в С.-Петербург (получив инструкции) в июне 1739 Лаптев с отрядом проник в Вост.-Сибирское море через пролив, назв. его именем, и в сент. достиг устья Индигирки, где судно вмерзло в лед. Время зимовки было использовано для съемки. Лаптев организовал 4 партии (солдата А. Лошкина, штурмана М.А. Щербинина, геодезиста И. Киндякова и его самого), исследовавших морское побережье до устья Колымы, а также реки Яну, Индигирку, Хрому. Летом 1740 «Иркутск» мимо устья Колымы дошел до мыса Бол. Баранов, но из-за льдов вернулся на зимовку к Нижнеколымскому острогу. В 1741 предпринята еще одна неудачная попытка обойти мыс Бол. Баранов, и отряд вернулся в Нижнеколымск. Во время зимовок в 1740–42 съемочными партиями описаны р. Колыма, путь по ее притоку Бол. Анюй в бас. р. Анадырь, маршрут от Анадыря до Пенжинской губы; летом 1742 – р. Анадырь до устья. В экспедициях собраны ценные этногр. сведения, вошедшие в науч. отчеты, донесения и легенды к картам.

В результате самоотверж. труда участников всех 4 сев. отрядов и ценой мн. жизней был собран колоссал. по объему и значимости материал. Описано и картографировано более 13 тыс. км берега Сев. Ледовитого океана (от устья Печоры до мыса Бол. Баранов), впервые выявлены очертания п-ов Таймыр, Ямал и др., описаны уч-ки ниж., частично и ср., течения всех круп. рек от Печоры до Колымы, нанесены на карту значит. части морей Карского и Лаптевых, собраны данные о ледовой обстановке в морях, приливах, климате, населении Севера и Северо-Востока. Мн. изученные природ. объекты повторно обследованы лишь в XX в. Материалы легли в основу Ген. карты берегов Сев. Ледовитого океана от о-ва Кильдина до р. Колымы и Ген. морской карты Камчатской экспедиции (1742). Работа сев. отрядов показала чрезвыч. сложность и опасность морских путешествий вдоль берегов Сев. Ледовитого океана. Сложная ледовая обстановка не позволила обойти морем п-ов Таймыр и продвинуться на востоке далее мыса Бол. Баранов. И как следствие, возникла необходимость разработки проектов высокоширот. маршрутов плаваний от побережья Европ. России в бас. Тихого океана через Сев. Ледовитый океан (проект М.В. Ломоносова и др.).

Изучение природы и естеств. богатств внутр. р-нов Сибири, ее истории и этнографии корен. народов было поручено участникам акад. отряда. В него вошли профессора С.-Петерб. АН историк Г.Ф. Миллер, натуралист И.Г. Гмелин и астроном Л. Делиль де ла Кройер, студенты С.П. Крашенинников, А. Горланов, В. Третьяков, Л. Иванов и Ф. Попов, переводчик И. Яхонтов, живописцы И.Х. Беркган и И.В. Люрсениус, геодезисты А. Красильников, Н. Чекин, А. Иванов и М. Ушаков. Уже в ходе работ отряд пополнили адъюнкты АН Г.В. Стеллер и И.Э. Фишер, переводчик Я.И. Линденау, живописец И.К. Деккер. Их сопровождали мастеровые и работные люди, толмачи, солдаты. При орг-ции отряда Миллер добился решения, по к-рому ученые подчинялись непосредственно Сенату и АН, а не рук. В. К. э. Берингу.

Отряд отправился из С.-Петербурга 8 авг. 1733, возвратился 15 февр. 1743; нек-рые участники оставались в Сибири до 1746–47. Маршруты ученых охватывали огромную тер. от Юж. и Ср. Урала до Якутии и Забайкалья, от юж. границ Сибири до низовьев Иртыша, Оби, Енисея и ср. течения Лены. По подсчетам Миллера, единств. из участников В. К. э., побывавшего во всех урал. и сиб. уездах и городах, за 10 лет он проехал ок. 35 тыс. верст. Из-за необеспеченности транспортом и продовольствием отряд не мог в полном составе добраться до Камчатки, туда был направлен Крашенинников, а затем Стеллер.

Науч. интересы Миллера (неофиц. рук. акад. отряда) были необычайно многогранными: история, источниковедение, археография, статистика, краеведение, археология, этнография, лингвистика, картография, экономика, торговля, дипломатия, геополитика. Миллеру заслуженно принадлежит слава «отца сибирской историографии». Он обнаружил и приобрел для АН ряд ценнейших рукописей, в т. ч. и знаменитую Ремезовскую летопись. Под его рук. в архивах всех сиб. городов скопировано ок. 8,5 тыс. документов, подлинники к-рых большей частью сгорели или уничтожены в XVIII–XIX вв. Миллер собирал (методом анкетирования) сведения о сиб. регионах, записывал устные предания, обследовал др. городища и могильники. Составленные им десятки словарей языков народов Сибири являются важнейшим источником для лингвистов, причем нек-рых, ассимилированных уже в XVIII в., единственным. Работу ученого отличает исключит. трудолюбие, целеустремленность, наличие четкого плана исслед-й. Его программы и инструкции для участников отряда – это комплекс науч. проектов, реализация к-рых должна была открыть Сибирь и для русских, и для мировой науки. Особо значима его программа изучения Сибири из 1 287 пунктов-статей (1740) – рук-во не только для участников акад. отряда, но и мн. последующих путешественников.

После завершения всех исследоват. работ Миллер написал десятки трудов, посвящ. Сибири. В их числе фундамент. «История Сибири» (5 т.), «Общая география Сибири», «Особенная или специальная география Сибири» «Описание сибирских народов» (2 т.), а также монографии и статьи, с анализом конкрет. науч. проблем в экономике, торговле, археологии, геополитике, истории рус. геогр. открытий и др. До сих пор издана лишь часть этих работ (напр., из 23 глав «Истории Сибири» опубл. 13). Из неопубл. мат-лов наиб. значимы для совр. науки этнографические. Миллер первым попытался комплексно сравнительно изучать этнич. историю, языки, мат. и духов. культуру сиб. народов. Его по праву можно считать «отцом» этнографии как науки. Именно Миллер констатировал, что этнография – «настоящая» самостоят. наука, тесно связ. с историей. Задачи, к-рые ставил он в области изучения корен. народов Сибири, нельзя не признать грандиозными. Столь же масштабна и его деят-ть, направленная на решение этих задач. Результаты работы отражены в полевом дневнике ученого (ок. 2,5 тыс. стр.) в др. экспедиц. рукописях и спец. этногр. трудах. Этногр. коллекция, собранная Миллером в Сибири, включала образцы одежды (праздн. и повседн., муж., жен. и дет., шаман. комплекты) мн. сиб. народов, а также предметы культа, орудия труда. Важнейшим инструментом познания др. истории Миллер считал археологию. Он первым из рос. историков не только обратил внимание на археол. памятники и производил их детальное обследование и раскопки, но и высказал ряд положений, правильность к-рых стала очевидной лишь много позже. Так, он считал, что для ист. науки отд. памятники и находки (керамика, орудия труда, кости и др.) имеют не меньшее значение, чем величеств. курганы и изделия из золота и серебра. Археол. коллекция ученого состояла в осн. из предметов, купленных у мест. жителей.

Занимавшийся естественнонауч. исслед-ями Гмелин открыл в Сибири, по признанию К. Линнея, больше новых видов растений, чем все остальные ботаники. Путевые записки Гмелина, наряду с описаниями раст. и живот. мира, содержат ценные сведения о пром-ти и торговле Сибири, нравах и обычаях рус. и корен. ее населения. Вместе с Миллером он составил ряд проектов, направл. на развитие края (орг-ция мед. обслуживания, использование лекарств. ресурсов Сибири, создание металлург. базы на основе использования камен. угля и жел. руды в Кузнецком у. и др.). Собранные материалы позволили ему выявить различия в рельефе, климате, флоре и фауне к западу и востоку от Енисея. Хотя предложение Гмелина о границе между Европой и Азией не по Уралу, а по Енисею не было принято, вслед за ним ученые стали выделять Зап. и Вост. Сибирь. Обобщив свои наблюдения и сведения, полученные от мест. жителей, ученый создал 1-ю орогр. схему Юж. Сибири от Алтайских гор до Станового и Яблонового хребтов.

Крашенинников и Стеллер, работая на Камчатке (а Стеллер еще и участник плавания к берегам Америки) в неимоверно трудных условиях, совершили подлин. науч. подвиг. Их монографии (обе под назв. «Описание земли Камчатки») представляют собой комплекс. науч. труды страновед. типа о природе Камчатки, ее богатствах, населении, истории исслед-й, освоении русскими, взаимоотношениях русских с ительменами. Этих ученых отличает энциклопедич. интересы (география, геология, ботаника, зоология, история, этнография, лингвистика). Крашенинникова, обследовавшего подзем. пустоты на Енисее, можно назвать и первым рос. спелеологом. Описания соболиного (Крашенинников) и рыбного (Стеллер) промыслов – 1-е работы, посвящ. такой важной категории рус. населения Сибири, как промышленные люди.

Значит. работу по исслед-ю Северо-Востока проделал переводчик Я.И. Линденау. Он составил ценные этногр. описания народов региона – якутов, тунгусов, ламутов, юкагиров и коряков, дал описание Чукотки, рек Лена и Анадырь, сделал ряд карт. Исслед-я И.Э. Фишера в области языкознания и этнографии народов Сибири (ханты, селькупы, чулым. тюрки и др.) самостоят. хар-ра сохраняют свое значение до сих пор. Объективно оценить вклад Фишера в изучение сиб. народов не позволяет то, что его экспедиц. рукописи большей частью не опубл. и слабо изучены.

Колоссал. объем ценной информации содержится в путевых записках и дневниках ученых. Это уник. сведения о мн. тысячах геогр. объектов, топонимах, расселении рус. и корен. населения, архитектуре городов и острогов, числ. и этнич. составе жителей ясачных волостей, их истории, миграциях, мат. и духов. культуре, археол. памятниках, хоз. занятиях сибиряков, путях сообщения и др. Мн. описания проиллюстрированы художниками отряда (рисунки-перспективы и планы городов, зарисовки физ. типов корен. жителей Сибири, их жилищ, одежды, быта, предметов культа и быта, археол. памятников).

В ходе исслед-й фиксировались магнит., барометр. и температур. показатели, в ряде городов созданы 1-е метеорол. станции, где обученные служилые люди вели постоян. наблюдения. При несовершенстве приборов и науч. методов проф. Делиль де ла Кройер, геодезист Красильников, штурман Челюскин и др. участники В. К. э. достаточно точно определили координаты огромного числа геогр. объектов, к-рые стали опорными пунктами при составлении десятков регион. карт Сибири, карт геогр. открытий в Тихом океане, а также генеральных, изготовленных под рук. Миллера (1745–46, 1754–58). Мн. европ. ученые не сразу признали достоверность этих карт. Швейц. географ С. Энгель и его сторонники утверждали, в частн., что Миллер, выполняя полит. заказ рус. пр-ва, отодвинул границы Сибири на востоке на 300, что Беринг не был у берегов Америки. Миллер отстаивал честь Рос. гос-ва и доказывал приоритет рус. геогр. открытий в полемике с оппонентами, публикуя в России и за рубежом цикл спец. трудов. И только плавание Дж. Кука к Берингову прол. в 1778 окончательно подтвердило науч. добросовестность рос. ученых. По измерениям Кука широт. протяженность Сибирь пришлось даже увеличить на 4,50 в сравнении с данными Беринга. Точность сообщений Челюскина была доказана лишь в сер. XIX – нач. XX в. А.Ф. Миддендорфом, А.А. Соколовым и Р. Амундсеном.

В. К. э. потребовала мобилизации больших финанс., мат. и людских ресурсов. В стр-ве десятков морских и речных судов, заготовке и перевозке снаряжения и продовольствия, в др. работах были заняты тысячи сибиряков – рус. и корен. жителей. Грандиозность замыслов и героич. усилия путешественников соответствуют масштабности и важности результатов экспедиции. Она явилась важным этапом в освоении Сибири, предпосылкой и началом присоединения и освоения русскими зап. части североамер. континента. С нее начинается история рус.-яп. отношений. Став тихоокеан. державой, войдя в европ. сообщество, в к-ром страны-соперницы отстаивали свои интересы в Тихоокеанском регионе, Россия кардинально изменила свое внешнеполит. положение. Благодаря подвижнической деят-ти участников акад. отряда науч. открытия в Сибири стали свершившимся фактом.

Материалы экспедиции долгое время служили осн. источниками сведений о Сибири и сев. части Тихого океана, они не утратили своего значения до сих пор. Наследие В. К. э. активно изучается. В частн., учеными России (Москва, С.-Петербург, Новосибирск), Германии (Галле) и Дании (Копенгаген) осуществляется масштаб. серийное издание на рус. и нем. яз. (в России и Германии) документов В. К. э., а также переписки ее участников, и их трудов (путевые описания, дневники, ботан. сочинения Стеллера, этногр. труды Миллера и др.). В серии «Источники по истории Сибири и Аляски из российских архивов» издано 6 т., в к-рых опубл. ок. 1 тыс. документов В. К. э. и путевые описания Стеллера, Крашенинникова и Фишера.

Лит.: Гнучева В.Ф. Материалы для истории экспедиций Академии наук в XVIII и XIX вв. М.; Л., 1940; Берг Л.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. 1725–1742. М.; Л., 1946; Яников Г.В. Великая Северная экспедиция. М., 1949; Ефимов А.В. Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах. XVII – первая половина XVIII в. М., 1950; Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований в 1725–1765 гг. М., 1960; Андреев А.И. Очерки по источниковедению Сибири. М.; Л., 1965. Вып. 2; Иванов В.Ф. Историко-этнографическое изучение Якутии. XVII–XVIII вв. М., 1974; Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий. М., 1984. Т. 3; Иванов В.Н. Историческая мысль в России XVIII–XIX вв. о народах Северо-Востока Азии. М., 1989; Ширина Д.А. Петербургская Академия наук и Северо-Восток. 1725–1917 гг. Новосибирск, 1994.

А.Х. Элерт

Дороги Великой Северной экспедиции: Урал

  • И.Ю. Маматов, Ф.С. Шедько, В.К. Штибен, Н.В. Разумов

В статье дается описание пребывания членов Академического отряда на территории будущей Пермской губернии в 1733 и 1742-1743гг. годах. Сделана попытка восстановления уральского отрезка маршрута экспедиции.

Великая Северная экспедиция стала важным этапом в развитии российской науки. Ее участниками, в частности Академическом отрядом, были собраны сведения о флоре, фауне, этнографии регионов, через которые проходил маршрут. Основные научные результаты были достигнуты в Сибири, но участники Великой Северной экспедиции побывали также на Урале – в городах Осе, Соликамске, Кунгуре. Пребывание членов Академического отряда на территории будущей Пермской губернии заслуживает рассмотрения. 

Маршрут Академического отряда пролегал через уральские города Осу, Кунгур, Соликамск, Верхотурье и Екатеринбург. Спустя четыре десятилетия после экспедиции они войдут в состав Пермского наместничества, позже реорганизованного в Пермскую губернию. Но в 1733 и 1742 гг. эти земли относились к разным административным единицам.

Оса в 1708 г. вошла в состав Казанской провинции, а с 1719 г. находилась в составе Уфимской провинции, бывшей частью Казанской губернии. С 1729 г. Уфимская провинция, в составе которой оставалась Оса, была выделена из Казанской губернии и находилась в прямом подчинении Сената . Кунгур и Соликамск относились к Пермской провинции Казанской губернии. Первоначально она называлась Соликамской провинцией, но после переноса центра края в 1737 г. в Кунгур, стала называться Пермской .

Сухопутные дороги были всегда проблемой для России в связи с её огромной территорией, тем более, в ходе присоединения Сибири в XVI – XVII вв., когда только завершалось прокладывание путей сообщения на карте. Систематическое строительство дорог от западных до восточных границ завершилось в конце XIX в., в том числе, за счет строительства железнодорожных путей сообщения. С юга на север и обратно транспортные пути обеспечивали многочисленные водные артерии.
Вторая Камчатская (Великая Северная) экспедиция по инициативе Витуса Беринга отправилась через Урал и Сибирь на Дальний Восток в 1733 г. через три года после завершения первой экспедиции (1725–1730гг.). Дорога от Санкт-Петербурга до западного склона Уральских гор составляла 1800 верст, далее шла дорога через Соль Камскую до Верхотурья.

Если дорога Первой Камчатской экспедиции пролегала в обе стороны через средний Урал, то дорога на Дальний Восток Великой Северной экспедиции проходила южнее – через Осу и Кунгур. Это подтверждает Г.Ф. Миллер: «…самые старшие известия получены только при выезде из Сибири в Березове, Тюмени, Туринске…Верхотурье и у Соли Камской, где перед едучи мы не были…».

Новой южной дорогой по Уралу в Сибирь в 1733 г. через Сарапул – Осу – Кунгур – Каменск – Уральский – Екатеринбург – Тюмень не воспользовался только отряд Шпанберга, который проследовал прежним Бабиновским трактом через Кай городок – Соликамск – Верхотурье – Екатеринбург – Тюмень – Тобольск, был несколько короче и позволял быстрее достичь восточных границ, чтобы начать строительство морского флота. Но обратный путь в европейскую Россию в разное время с 1742 по 1746 гг. морской и сухопутный отряды Великой Северной экспедиции, возвращались по Бабиновскому тракту через Верхотурье – Соликамск.

Бабиновская дорога на западном склоне Уральских гор шла через реки Каму, Усолку, Косьву, Кырью, на восточном склоне через Чикман, Павду, Лялю, Туру. Далее следовал Сибирский тракт.

Соликамско — Верхотурский путь (русский, официальный правительственный путь из Европейской России в Сибирь с конца XVI в. до середины XVIII в.) проведал и устроил в 1597 г. по заданию царя Федора Иоанновича житель Верхнего Усолья Артемий Бабинов. Бабиновская дорога, длиною в 263 версты (от Соли Камской до Верхотурья), шла от западных до восточных склонов Уральских гор через села Городище, Половодово, Верх–Усолку, Сурмог, Верх-Яйву, Махнёво Чикман, Молчан, Верх–Косьву, Растес, Кырью, Павдинскую, Восьмиверстный, Мелехина, Позднякова, Караул, Савинова. Дорога заменила собой старый Чердынский (Вишерско – Лозвенский) тракт, длинною в 2000 верст от Москвы до восточного склона Уральских гор. Местное население называло Бабиновский тракт путем «из варяг в греки» или «Великим шелковым путем» – так велико, почти в течении двух веков, было значение этого единственного официального пути из европейской России в Сибирскую провинцию.

О значении Верхотурской дороги в освоении Сибири 9 января 1617 г. сообщает «Грамота… царя Михаила Федоровича в Соликамск воеводе Богдану Лупандину об освобождении от податей вотчину «вожа» Сибирской дороги Артемия Бабинова в Соликамском уезде» . Грамота является ответом царя Михаила Федоровича на письмо Сибирской дороги вожжа Ортемки (Ортюшке, Артемия) Софонова сына Бабинова, который просит его согласно грамоты прежнего царя «Федора Ивановича освободить от оброков (налогов) на его собственность: деревню на Яйве реке и дом у Соли Камской». В награду за содержание дороги царь «за службу вотчиною по старым межам владети по прежнему» подтверждает .

Увеличить
Схема Бабиновской дороги

Путь из Соли Камской до Верхотурья занимал 5 или 6 дней зимой и 9–10 дней летом. Скорость зимой составляла 12 верст в час, летом 10, осенью и весной 8. В сутки в среднем проезжали до 80 верст. На станции (яме, отсюда ямщик) за одну лошадь за одну версту в XVIII в. платили 8–10 коп. Дорога была шириною в три сажени (более 6 метров). Кроме передвижения людей по дороге «хаживала денежная и соболиная казна, хлебные и пороховые запасы» , оружие, соль, ткань, бумага, медь, сера (более сотни наименования товаров).

Дорога служила так же как посольская и ссыльная, за год по ней проходило до 2000 человек и 5000 подвод. Так 20 мая 1645 г. в «отписке тобольского воеводы князя Григория Куракина верхотурскому воеводе Максиму Стрешневу об отпуске (проезде) в Москву колмацких послов (два человека) и о корме и питье им» тобольский воевода сообщает: «…а корму тем послам дано от Тобольска до Москвы на 10 недель 9 рублёв 26 алтын 4 денги», а «…как …послы на Верхотурье приедут» так «…отпустить их к Соли Камской, не задержав…велети б вам дать … на неделю…послам под корм и под питье 2 подводы» . Таким образом, согласно документу путь от Тобольска до Москвы составлял 10 недель, а от Верхотурья до Соли Камской в мае месяце одну неделю.

Наиболее подробное описание десятилетнего научного путешествия сухопутного отряда (1733 – 1743гг.) принадлежит участнику Великой северной экспедиции академику И.Г. Гмелину. Он был в составе отряда академика Г.Ф. Миллера, под началом которого состояли профессор Делиль де ля Кройер, студент С.П. Крашенинников, а в 1738 г. присоединился Г.В. Стеллер.

Согласно дневника, Иоганн Гмелин с коллегами побывали на территории будущей Пермской губернии дважды – сначала в декабре 1733 г., затем – в августе 1742 г – январе 1743.

Гмелин подробно отмечает в своем дневнике населенные пункты, которые проследовали участники экспедиции на более чем десяти подводах. Уральский участок пути начинается от Сайгатки, что на границе с Башкирией, и проходит через Дуброво – Осу – Кунгур – Иргинские заводы – Бурму – Ялум – Шайтанские заводы – Екатеринбург.
В дороге находились по 15 – 16 часов в день. В три часа дня 18 декабря 1733г. академики выехали из города Сарапул, проехали деревню Ночкина, переправились через Каму и утром 19 декабря оказались в Сайгатке .

На следующий день члены Академического отряда отправились в Осу через деревню Частые. По пути ученые осмотрели расположенные в пяти верстах от Осы строящийся Медный завод Акинфия Демидова и обнаружили, что там «нет еще ни людей, ни печей» .

В Осе академиков ждала непредвиденная задержка, и было решено съездить для исследований в Кунгур. 22 декабря в Кунгур (2326 верста) прибыли академики Гмелин, Миллер и прикомандированный к отряду художник Беркхан. Ученых интересовала Кунгурская пещера, которую ранее описывал Страленберг и которую посещали все путешественники, бывавшие в Кунгуре . Трем участникам экспедиции не удалось сразу найти проводника, который мог бы показать им пещеру, помочь вызвался ямщик. В пещере академики и ямщик потеряли друг друга. Гмелин с товарищами самостоятельно выбрались из Кунгурской пещеры и добрались до города, а ямщик пришел к ним на следующий день .

После Кунгура Академический отряд посетил строящиеся Иргинские заводы, татарскую деревню Ялум и Шайтанские заводы. В Екатеринбург (2625 верста) экспедиция прибыла 29 декабря. Немцы, которых в городе было больше, чем русских, называли город Катариненбургом . Делиль де ла Кройер выехал из Екатеринбурга в Сибирь 9 января, Миллер покинул город 14 сентября, Гмелин задержался до 19 сентября 1734 г.
Во время путешествия по Кунгурской провинции Иоганн Гмелин делал заметки по этнографии и ботанике. В татарской деревне Ялум ученый сделал этнографическое описание костюмов ее жителей и сравнил с традиционной татарской одеждой из других мест .

Пребывание в Екатеринбург Иоганн Гмелин посчитал полезным с точки зрения изучения горного дела. Он получил возможность посетить заводы города и записал сведения об организации труда, борьбе с пьянством и… оригинальном праздновании нового года жителями.

Обратная дорога из Сибири через Урал, куда в 1742 г. прибыл Гмелин, выглядела так: в августе остановился в Екатеринбурге. Во время повторного приезда в Екатеринбург ученый имел больше времени для осмотра города. Он сделал описание основных зданий и учреждений, описал 38 работающих предприятий и мастерских, в основном, связанных с горной промышленностью, а также большую плотину на реке Исеть .

После этого Иоганн Гмелин сделал несколько радиальных выездов на Демидовские заводы: Невьянский, Нижне-Тагильский, Шайтанский, Выйский; в сентябре: Лайский, Кушвинский, Туринский, Черноисточинский, Верхне-Тагильский, Шуралинский, Быньговский и принадлежащие короне Юрюзанский и Алапаевский заводы, в октябре Гмелин заболел .

О посещении каждого из заводов ученый составлял отчеты о том, как руда поступает на предприятие, функционируют основные цеха и технические устройства, образ жизни населения, живущего в заводских поселках. Также ученый сообщает ценные сведения о производимой продукции и ее сбыте. Подробнее всего Иоганн Гмелин рассказал о Невьянском заводе.
Только через месяц, 12 ноября Гмелин отправился в путь по восточному склону Урала через деревню Ляля, Фоминский погост, деревню Бушланова, Тагильскую слободу, поселение Салду, деревни Торговище, Вагина, Глазуново, Походящева, Голкова, Нерёмка и 15 ноября был в Верхотурье. К концу дня (15 ноября) он одолел путь в 200 верст. Гмелин стремился быстрее вернуться в Петербург.
В Верхотурье Гмелина ожидал Г. Миллер со своей женой и художник Люрсениус. После прибытия в город Иоганн Георг сделал его подробное описание: общее положение Верхотурья, состояние крепости, церкви, купеческих складов, таможенной службы. Таможня располагалась в двух частях города, чтобы осматривать тех, кто едет в Сибирь и европейскую часть России соответственно .

В Россию, как пишет Гмелин, экспедиция выехала раздельно для проведения барометрических наблюдений одновременно в Соликамске и Верхотурье: Миллер отправился 1 декабря, а Гмелин 8 декабря .

Дорога до западного склона Урала пролегала через Лялинский завод (погост, так у Гмелина), Павдинские избушки, деревни Косьва и Чикман, поселение Костец, деревни Молчан и Чикман. В город Соликамск он прибыл 14 декабря . Иоганн Георг вновь сделал подробное описание города, в котором находился. Ученый записал сведения обо всех соляных варницах, расположенных в Соликамске.

Из Соликамска Миллер, Гмелин и их коллеги выезжали регулярно и осмотрели Пыскорский монастырь, монастырское село Дедюхина, села Ленва и Новое Усолье, Вильвенский погост. «1 января 1743 г. ночью в 11 часов с Богом выехали из Соликамской» и отправились в Россию через Вильвенский погост, деревни Юринская, Косогор, Никитина, Миус, Оськина, Верхсиринское сельцо, деревнюТимена, Урольский погост, деревню Логинова, селище Кошинского стана Чердынского уезда, села Коса, Чедсово, Юрьев погост, Кайгородок . «Верстовые столбы по дороге почти наполовину вырваны» , поэтому определить точность расчета пройденного пути было достаточно трудно.

Таким было пребывание на территории Осы, Кунгура и Соликамска участников Академического отряда. Хотя описание Урала не входило в их основные задачи, добросовестность и скрупулезность Иоганна Гмелина, как исследователя, сохранили для нас подробное описание уральских городов в десятилетия, которые предшествовали основанию Пермского наместничества.

Список литературы

1. Гмелин И.Г. Путешествие в Сибирь (пер. с нем. Д.Ф. Криворучко). Соликамск, 2012.
Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. II. СПб., 1886.
2. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. М., 2005.
3. Отчий край. Очерки об Осе и Осинском районе Пермской области. / сост. А.Ф. Кобелев. Пермь, 1991.
4. Полное собрание законов Российской Империи. Т. X. СПб., 1830.

Gmelin I.G. Puteshestvie v Sibir’ (per. s nem. D.F. Krivoruchko). Solikamsk, 2012.
Materialy dlja istorii Imperatorskoj Akademii nauk. T. II. SPb., 1886.
Miller G.F. Istorija Sibiri. T. I. M., 2005.
Otchij kraj. Ocherki ob Ose i Osinskom rajone Permskoj oblasti. / sost. A.F. Kobelev. Perm’, 1991.
Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. T. X. SPb., 1830.

Проект разведки

Beaufort Gyre | История

Перед смертью царь Петр Великий послал датчанина по имени Витус Беринг искать дорогу в Америку с Камчатки. Беринг достиг мыса Дежнева в 1728 году, основал что проход существует, и повернулся, будучи встревоженным жестокость местных чукотских племен. В 1732 г. Адмиралтейство заказало исследования Сибири и путь в Америку и Япония, состоящая из трех сторон: морская экспедиция в северную часть Тихого океана, сухопутную экспедицию в Восточную Сибирь и морская экспедиция по нанесению на карту и описанию северного побережья Сибири, позже назван Великими Северными экспедициями.Императрица Анна положила Беринг руководил пятью Великими Северными экспедициями, которые длилась с 1733 по 1742 год.

Во время экспедиций тысячи километров побережья от Белого моря до Анадыря нанесены на карту впервые, были обнаружены многочисленные заливы, заливы, мысы и острова, и был собран обширный географический материал. Многие географические объекты названы в честь морских офицеров, которые руководили исследованиями, такие как мыс Челюскин, пролив Малыгина, мыс Овцын, мыс Скуратова, и мыс Стелигова.Например, молодые морские офицеры и братья, Харитон и Дмитрий Лаптевы отдельно исследовали побережья востока и к западу от реки Лена, в месте, которое сейчас называется Лаптевым. Море. В 1732 году было задокументировано западное побережье Берингова пролива. и нанесен на карту впервые, в то время как американское побережье было исследована Берингом и Чириковым в 1741 году.

Выдающийся русский физик и философ Михаил Ломоносов, 20 лет участвовал в Великих северных экспедициях.Он организовал специализированные полярные исследования, снабжая каждую сосуд с физическими и астрономическими приборами, обучающий навигаторов для выполнения физических измерений и разработки специализированных судовые журналы и метеорологические журналы. В 1763 году он написал замечательное описание исследований в северных морях со времен русских поморов до экспедиций, и включал обсуждение арктической океанографии.Он предложил схема течений в Северном Ледовитом океане, описанный дрейф льда механики, классифицировал типы морского льда и рассмотрел зависимость точки замерзания морской воды по солености. Он объяснил постулируется роль солнца как источника тепла в Арктике. теплообмен от моря к воздуху через ледяной покров смягчил арктический климат, а также дал первые научно обоснованные теория полярного сияния (северного сияния).Об Арктике На карте, приложенной к книге, Ломоносов изобразил океан вокруг Северный полюс, вопреки общепринятому мнению.


Вдохновленный теориями Ломоносова, Василий Чичагов возглавил экспедицию пройти через Северный Ледовитый океан до Берингова пролива со Шпицбергена в мае 1765 г., но путь был заблокирован тяжелым льдом. Тем временем, Федора Розмыслова отправили искать Северо-Восточный проход через Новая Земля.В конце лета 1768 г. Розмыслов достиг Маточкин Шар после тяжелого плавания вошел в Кара Море, но не смог пройти из-за проблемы с кораблем. После зимовки на Новой Земле и неудачных попыток для ремонта корабля выжившие вернулись в Архангельск в торговое судно. Между тем, другие замечательные русские исследователи зимовали на Шпицбергене и на Южном острове архипелага Новая Земля, который также совершал кругосветное плавание в первый раз.Дальше на восток отплыл Никита Шалауров из река Лена в надежде открыть новые острова и полный проход до Тихого океана, но в итоге нанесли на карту арктическое побережье от Ленского лимана до Шелагского мыса. В 1785 г. была предпринята попытка было совершено плавание по Северному морскому пути от Колымы до восток — Иосиф Биллингс и Гавриил Сычев, продолжительностью 8 лет.

Также в 1760-х годах аляскинское побережье Северной Америки подвергалось посещали русские исследователи Креницын и Левашев, но только в 1780-х годах первые русские поселения на американском континенте.В 1784 году купец-авантюрист, Григорий Шелихов основал деревню на острове Кадяк и написал книгу о постоянных поселениях русских на Севере. Америка. В 1798-99 годах наследник Шелихова Александр Баранов. основал город Новый Архангельск на острове Ситха (ныне Баранов остров), ставший столицей Русской Америки. К первой четверти 19 века насчитывалось 12 крупных русских поселения в разных уголках Аляски, которыми управляли российско-американской компанией, пока Аляска не была продана США в 1867 году.


После наполеоновских войн российское Адмиралтейство возобновило интерес в описании множества «белых пятен» на картах полярных регионы. Следовательно, в 1819 г. две экспедиции были отправлены в любой конец земного шара. В течение следующих 4 лет Крайний Север экспедиция сделала ряд открытий в северной части Тихого океана, описал побережье Северной Америки, пройденное через Беринга. Пролив, и пошел дальше на север, чем все предыдущие экспедиции.Тем временем Федор Литке тщательно нанес на карту западное побережье На Новой Земле в 1821-1824 гг. Проводились географические и гидрографические исследования. В другой экспедиции между 1821 и 1824 гг. Федор Врангель и Ф. Матюшкин описали сотни миль сибирского побережья, и обнаружили Медведя и Врангеля Острова. Основываясь на собственном опыте, Врангель предположил, что до Северного полюса можно было добраться на санях над Арктикой морской лед.П. Пахтусов дважды совершал плавание на Новую Землю между 1832 и 1835 гг., Зимовавшие на острове, получены подробные метеорологические наблюдения, и описал южную и восточную части архипелаг. Примерно в то же время российские военно-морские офицеры производили первая реалистичная карта Новосибирских островов и Сибири побережье от Оленека до реки Индигирки.

Ссылка:

Imbert, B., Северный полюс, Южный полюс: путешествие до конца Земли , Гарри Н. Абрамс, Издательство, Нью-Йорк, 192 pp., 1992.

Наблюдения Великой Северной экспедиции: Стеллер, Георг Вильгельм, Энгель, Маргрит А., Уиллмор, Карен Э., Слагт, Джонатан К .: 9780253047786: Amazon.com: Книги

Возникает примечательное окно в жизнь как людей, так и животных Сибири 18 века. Из-за секретности экспедиции находки Стеллера веками хранились в российских архивах, но почти ежедневные записи, которые он делал о путешествиях из Иркутска на Камчатку, представлены здесь на английском языке.РЕКОМЕНДАЦИЯ: Для тех, кто интересуется Георгом Стеллером и / или историей России.

— Ян Полсен — Birdbooker Report

На восток через Сибирь, труд, недавно переведенный на английский язык двумя почетными профессорами языков из Университета Аляски в Анкоридже, добавляет увлекательные подробности в жизнь Стеллера, его путешествия и открытия незадолго до этого. присоединиться к Берингу на Камчатке, чтобы отправиться в плавание. . . . Это новое дополнение к пониманию жизни Стеллера и условий XVIII века в Сибири будет приветствоваться историками, этнографами, натуралистами и любителями приключений.

— Нэнси Лорд — Анкоридж Daily News

Длительные походы экспедиций Витуса Беринга через Сибирь на пути к Охотскому морю и обратно всегда были омрачены открытиями в Тихом океане. Тем не менее, они важны сами по себе. Этот тщательный перевод богатого этнографического источника, сделанный исключительным исследователем мира природы, вносит важный вклад в наше понимание Восточной Сибири в восемнадцатом веке.

— Илья Винковецкий

Об авторе

Георг Вильгельм Стеллер был немецким ученым, который жил с 1709 по 1746 год и работал ботаником, зоологом и врачом.Он входил во второй экипаж Великой Северной экспедиции.

Маргрит А. Энгель — почетный профессор языков Университета Аляски в Анкоридже. Она переводчик «Журнал путешествия с Берингом», 1741 1742 и «История Камчатки» Стеллера .

Карен Э. Уиллмор — почетный профессор языков Университета Аляски в Анкоридже. Переводчик «Истории Камчатки» Стеллера .

Джонатан К.Слагт является координатором Общества охраны дикой природы по России и Северо-Восточной Азии. Он является редактором и переводчиком (совместно с Владимиром К. Арсеньевым) книги « По Уссурийскому краю: Путешествие в горы Сихотэ-Алиня».

Peter Ulf Moeller_Vitus Berings Kamchatka Expeditions

Публикуя впервые очень значительную часть российских архивных записей экспедиций Беринга, наш проект прольет свет на важную, но до сих пор малоизвестную главу в истории географических исследований.

Аффилированный профессор Питер Ульф Мёллер, Университет Копенгагена и доцент Наташа Охотина Линд, Университет Копенгагена

В качестве одной из своих последних крупных инициатив Петр Великий поручил датскому капитану Витусу Берингу отправиться на Камчатку для изучения американского побережья. Даже во время экспедиции, позже известной как Первая Камчатская экспедиция, Беринг увидел в ней своего рода пилотный проект, который должен был подготовить почву для более масштабной экспедиции в будущем.

Карта полуострова Камчатка и побережья Охотского моря 1734 г.

Вернувшись в Санкт-Петербург пятью годами позже, Беринг начал работу над предложением, в котором он выдвинул много новых идей не только о новых маршрутах, по которым нужно перемещаться, и географических пунктах назначения, которых необходимо достичь, но и о том, как улучшить жизнь в Сибири.

Витус Беринг был очень хорошим наблюдателем, который также внимательно следил за благополучием местного населения и возможной выгодой для российского государства.Такая новая экспедиция должна будет включать ученых из разных областей. Рассмотрев предложение Беринга, в апреле 1732 года правительство издало первое распоряжение о новой экспедиции, за которым вскоре последовали дальнейшие распоряжения, последнее из которых от мая 1733 года имеет особое значение. В нем подробно рассматривались задачи, которые бросили вызов экспедиции при пересечении огромного массива суши до того, как, наконец, можно будет достичь берегов Арктического и Тихого океанов. Так родилась Вторая Камчатская экспедиция, также известная как Великая Северная экспедиция.И это экспедиция, которой занимается наш проект.

Публикуя впервые значительную часть российских архивных документов об экспедициях Беринга, наш проект прольет свет на важную, но до сих пор малоизвестную главу в истории географических исследований. Это документально подтвердит положение Витуса Беринга среди величайших исследователей нашего мира.

Две Камчатские экспедиции

Русский Колумб был датчанином, родился в Хорсенсе в 1681 году.Его звали Витус Беринг. Он поступил на службу в российский флот в 1704 году и умер в 1741 году в северной части Тихого океана, на удаленном острове (позже названном островом Беринга) у восточного побережья Камчатки. Работа его жизни заключалась в том, чтобы руководить двумя большими экспедициями, так называемыми Камчатскими экспедициями, которые служили как научным, так и политическим целям. Им предстояло найти новые цели для российской колонизации и торговли за пределами тихоокеанского побережья Сибири.

Витус Беринг (1681-1741) родился в городке Хорсенс в Дании, но большую часть жизни провел в России, верно служа российским императорам в качестве морского офицера.Они полагались на него настолько сильно, что назначили его руководителем двух величайших географических экспедиций, которые когда-либо видел мир. Первая Камчатская экспедиция (1725-1730 гг.) Была более скромной по численности и снаряжению из двух, но тем не менее грандиозной по своей цели: ее миссия заключалась в разгадывании одной из вековых загадок ученого мира: континенты Америки и Азии соединены сухопутным мостом? Вторая Камчатская экспедиция (1732-1746 гг.) Вполне может считаться самым масштабным научным и политическим проектом всей Европы 18 веков.

Сургучная печать Витуса Беринга. В центре медведь держит кольцо, которое «произносит» медвежье кольцо, то есть «Беринг».

Он состоял из нескольких отрядов морской пехоты и одного академического отряда, все они находились под верховным командованием Витуса Беринга. Так называемые северные отряды первыми пересекли и описали все северное побережье Сибири, протяженность которого составляет девять часовых поясов. Один отряд морской пехоты под командованием другого датчанина — М. Спангберга — совершил несколько рейсов в Японию, которая в то время была закрытой для иностранцев страной.Он открыл новый морской путь для европейцев, идущих в Японию: с севера. Другой отряд из двух кораблей, один под командованием Беринга, а другой под командованием русского капитана Чирикова, повторил знаменитое достижение Колумба, найдя морской путь в Америку, на этот раз с северо-востока. Это доказало, что азиатский и американский континенты не связаны друг с другом сушей и что в то время в Европе еще существовали представления о ряде «земель», расположенных между Камчаткой и Америкой — Земля Эссо, Земля Да Гамы, Земля Компании — были фиктивными.Академический отряд (первая в истории междисциплинарная экспедиция) совершил основательное «открытие Сибири». Они первыми описали флору, фауну и географию Сибири; они составили описание его людей, их языков, истории и культуры. Кроме того, Вторая Камчатская экспедиция решила несколько социальных проблем в Сибири: построила фабрики, организовала сельское хозяйство, основала города, открыла школы и дороги. Вкратце: экспедиция сделала ряд вещей, которые выходили далеко за рамки обычных задач географической экспедиции.

Н.Л. и P.U.M. Объясните: «Чтобы понять значение камчатских экспедиций, достаточно взглянуть на историю географических карт. На картах до Беринга зарисовки Сибири и Северо-Восточной Америки показаны либо как любопытные фантазии, либо, честно говоря, как огромные белые пространства. На картах, составленных в результате плаваний Беринга, мы видим нечто очень похожее на наши современные карты ».

Северо-Восточный проход

В то время как научные цели Камчатской экспедиции достаточно ясны и хорошо задокументированы, ее политические цели, напротив, являются предметом обсуждения среди ученых на протяжении многих лет.Наши исследования показывают, что, отправляя Беринга в Сибирь, российское правительство преследовало экономические и политические интересы. Экспедиция указала на большие имперские амбиции. Его главной целью было исследование и овладение Северо-Восточным проходом.

План Охотской крепости, где несколько лет стояла Камчатская экспедиция. Карта датируется 1737 годом (сейчас в Российском государственном архиве древних актов в Москве).

В то время европейцы, желавшие попасть в Юго-Восточную Азию, должны были пройти долгий и опасный путь вокруг южной оконечности Африки.Гипотетический Северо-Восточный проход, казалось, давал возможность европейским и российским купцам обогнуть Сибирь Северным Ледовитым океаном, пройти через современный Берингов пролив и достичь американского побережья или выбрать плавание в Японию и Китай. Это могло даже позволить Российской Империи контролировать всю европейскую торговлю с Америкой и Азией. Однако результаты многолетней работы Второй Камчатской экспедиции разочаровали правительство: стало ясно, что такое плавание в Северном Ледовитом океане в нынешних условиях нереально.Интересно, что в наше время в результате теплой погоды идея навигации по Северо-Восточному проходу снова приобрела актуальный интерес. Экспедиция Беринга, однако, ходила на небольших деревянных однопалубных кораблях, без карт и точных приборов, в то время как современная навигация использует ледоколы, оснащенные современной техникой и электроникой. Тем не менее, опубликованные в результате нашего проекта наблюдения 18 моряков веков над условиями судоходства и морским льдом могут оказаться полезными даже для современных моряков.

Во время своего пребывания в отдаленных северо-восточных частях Российской империи Берингу несколько раз приходилось защищаться от злонамеренных обвинений. Для местного населения приход исследователей часто воспринимался как обременительное вторжение. Таким образом, в апреле 1737 года в Якутске в Восточной Сибири Берингу пришлось отвечать по обвинениям в перегонке и продаже водки, а не покупать местные, уполномоченные государством товары. Его извинения — трогательный документ в защиту качественной водки.Мы были удивлены, когда нашли его и опубликовали. Для датской версии см. наша статья «Vitus Bering og de våde varer» (Витус Беринг и духи) в Tværkultur nr. 6, Орбог для ToRS, Копенгаген, 2015 г., стр. 76-87.

Архивные сокровища и как мы их используем

Вторая Камчатская экспедиция оставила после себя богатые по содержанию и огромные по количеству архивные источники. Вся официальная переписка экспедиции велась на русском языке (за исключением отдельных документов на немецком языке) и сейчас хранится в основном в различных российских архивах, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге.Петербург.

Модель маяка на берегу Северного Ледовитого океана 1735 года, автор Д. Овцын (Российский государственный военно-морской архив (Санкт-Петербург)).

До недавнего времени была опубликована лишь очень небольшая часть этих сокровищ, и хотя о Камчатских экспедициях написано много, большая часть архивных источников никогда не использовалась. Эта ситуация объясняет основную идею нашего проекта: опубликовать и сделать доступными для читателей (специализированных историков, а также широкой общественности) по крайней мере самые важные и интересные документы из тысяч документов, хранящихся в различных архивах.На протяжении многих лет мы посещаем архивы, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге (а также в других городах России и Европы). Мы нашли и изучили все огромные собрания документов камчатских экспедиций, отобрали самые интересные и важные, заказали ксерокопии или цифровые копии и привезли их в Данию. В Дании все эти копии были проанализированы, зарегистрированы в подробной базе данных и помещены в картонные коробки. Таким образом, в Копенгагенском университете появился «Беринговский архив».Он состоит примерно из 400 коробок. Сегодня в базе данных зарегистрировано около 7000 документов. Из них самые важные были отобраны для публикации. На сегодняшний день опубликовано четыре тома (см. Список публикаций), пятый том почти готов к публикации. Помимо публикации документов, необходим заключительный шестой том, а для документов Первой Камчатской экспедиции требуется еще один том.

Н.Л. и P.U.M. считают: «В архивах камчатских экспедиций сохранились уникальные документы о коренных народах Сибири, угнетении со стороны российской администрации и колониальной политике империи.Интересно отметить, что Беринг и его офицеры всегда поддерживали туземцев и делали все возможное, чтобы улучшить свое положение. Эти архивные источники даже сохранили большую часть своей актуальности сегодня ».

Публикация архивных документов — задача, требующая максимальной ответственности. Наши материалы будут использоваться поколениями ученых и читателей: они являются научным фундаментом, на котором будут строиться будущие исследования. Следовательно, мы стремимся опубликовать их на максимально возможном уровне стипендий.Все наши тома, каждый объемом около 1000 страниц, издаются в соответствии со строжайшими принципами текстологической критики, включая исторические и филологические комментарии, обширное научное предисловие, многочисленные приложения (такие как хронологический список событий, регистр соответствующие архивные ресурсы, библиография и глоссарий) и три указателя.

Bering på Dansk (или: Bering на датском языке)

Наш проект по публикации документов Камчатских экспедиций Беринга начался в 1996 году, когда мы получили на эти цели грант на первые три года от Carlsberg Foundation.Наше изучение российских архивов оказалось успешным, и нам посчастливилось получить в общей сложности пять грантов (1996-99, 2002-05, 2006-08, 2010-12, 2013-16), без которых статьи Беринга, приобретение нами копий и, в конечном итоге, публикация их широкого выбора в виде книги, были бы невозможны.

Витус Беринг — одно из величайших имен в истории географических открытий. К сожалению, нам часто приходится сталкиваться с тем, что его соотечественники в Дании очень мало знают о нем и далеко не всегда понимают значение его экспедиций.Одна из наиболее очевидных причин такого пренебрежения к великому соотечественнику заключается в том, что документы камчатских экспедиций по большей части так и остались непереведенными на датский язык. На английский тоже есть несколько переводов. Мы стремимся исправить эту несправедливость, и поэтому вместе с нашим основным проектом мы публикуем избранные документы на датском языке: beringpaadansk.ku.dk
.

Н.Л. и P.U.M. говорят: «Экспедиции Беринга были огромными с точки зрения амбиций, участников и стоимости, что объясняет, почему проект публикации материалов этих экспедиций также должен быть монументальным по размаху и амбициям.”


По следам Великой Северной экспедиции

IX Всероссийская конференция Стеллеровские чтения , проходившая в УТМН, была посвящена 500-летию Реформации.

По традиции, международные исследователи собрались, чтобы обсудить историю Великой Северной экспедиции 1733-1743 годов и вклад зарубежных ученых, особенно немцев, в исследование Сибири.Обсуждались также особенности сибирской природы и культуры.

В рамках чтений была организована телеконференция с профессором Наташей Линд (Копенгагенский университет) и Натальей Татаренковой , заведующей отделом охраны историко-культурного наследия Командорских островов. Университет, расположенный в Дании — родине Витуса Беринга , одного из организаторов Великой Северной Экспедиции, много лет публикует материалы Экспедиции.Участники конференции обсудили перспективы сотрудничества ученых из разных стран для изучения материалов Великой Северной экспедиции и биографий ее участников, особенно Георга Стеллера.

Екатеринбургский писатель Александр Кердан был хедлайнером мероприятия, представив исторический роман о Витусе Беринге.

Следующие Стеллерские чтения пройдут осенью 2019 года.

Ранее этой осенью в рамках годовщины Реформации.В конференции приняли участие исследователи UTMN , доктор исторических наук Александр Ярков и Дмитрий Гоголев (кандидат исторических наук), где они представили доклад по истории протестантизма в Сибири. Александр Ярков награжден бронзовой медалью за развитие российско-германского академического сотрудничества.

Примечание:
500 лет назад, 31 октября 1517 года, Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов к двери церкви Всех Святых в Виттенберге, что считается началом Реформации в Европе. .Во многих государствах Германии отмечают этот день, и Виттенберг становится местом паломничества.


Источник: UTMN Департамент стратегических коммуникаций

Ссылка на русскую версию: https://www.utmn.ru/presse/novosti/obshchestvo-i-kultura/456568/

PBS — Гарриман: Первоначальные участники

Есть много теорий относительно того, почему Эдвард Гарриман решил организовать путешествие по Аляске, превратившееся в экспедицию.Некоторые утверждают, что он планировал построить железную дорогу через территорию, а может, что он изначально просто хотел поохотиться на большого гризли. Во время плавания он ясно показал интерес к минеральным ресурсам Аляски. Другие говорят, что это произошло потому, что научная экспедиция апеллировала к его благотворительным целям и желанию быть признанным за его добрые дела. Гарриман заручился поддержкой К. Харта Мерриама. помогли найти ученых, и за несколько коротких месяцев они были организованы на рейс.Он переоборудовал пароход George W. Elder . маршрут и организовал поездку в портовый город Сиэтл. В экспедиция, носившая его имя, отплыла 31 мая 1899 года.

Руководитель экспедиции

Эдвард Х. Гарриман (1848–1909) . В 1881 году он сразу купил свою первую железнодорожную компанию, тридцать четыре мили трассы в северной части штата Нью-Йорк, и его имя вскоре стал синонимом «железная дорога».«

Участники, избранный список


(Биографии Деверо, Эллиота, Эмерсона, Ганнета, Кирни, Риджуэя, и Сондерс не включены в следующий список)

Проф. Уильям Х. Брюэр (1828-1910) . Он был одним из основателей Арктического клуба. Таким образом, в 1899 году он был идеальный ученый Гарримана — опытный, уважаемый и очарованный Арктика.Брюеру был семьдесят один год, и он был одним из самых старых пассажиров на Старейшина . Несмотря на это, он держался своего, соревнуясь с Мюиром как рассказчик, бродить весь день по ледниковым полям.

Джон Берроуз (1837-1921) . Он опубликовал сотни статей о птицах, цветах и природных чудес всех видов — его 27 книг были проданы более два миллиона копий. Он был самым известным писателем-натуралистом в день.Его слава сделала его естественным выбором для Гарримана. путешествие.

Фредерик В. Ковиль (1867-1937) В свои 32 года он был одним из самых молодых людей на борту. Он взял преимущество каждой возможности походить, разбить лагерь и исследовать Побережье Аляски. Он пробыл три дня на леднике Колумбия. с Палашем и Гилбертом. Он также провел много времени разговаривать с более опытными учеными, особенно Fernow.

Уильям Хили Далл (1845-1927) . На борту Elder Далл официально «палеонтолог, географ и т. д.», и он, безусловно, был бесспорный эксперт по Аляске. Его товарищи по плаванию часто бывали удивлен его богатством знаний как в области биологии, так и в уважение к коренным культурам Аляски.

Бернхард Э. Фернов (1851-1923) .Fernow был пионером американского лесного движения. В 1882 г. он организовал Американского лесного конгресса и призвал принять законы, защищающие национальные Лесные заповедники. К 1899 году, когда Гарриман пригласил его в экспедицию, Ферноу был начальником отдела лесного хозяйства в Департаменте США. сельского хозяйства и основатель Школы лесоводства в Корнелле.

г. К. Гилберт (1843-1918) . Гилберт был ведущим полевым геологом своего времени и очевидный выбор для научной группы на Harriman Экспедиция.Гилберт использовал свое время на Elder , чтобы рассмотреть физику ледниковой геологии и геоморфологии. Он разбил лагерь с Джоном Мьюром, сделал много фотографий и чтобы собрать надежный набор данных о ледниках Аляски это было бы полезно в его собственное время и на долгие годы.

Георгий Бёрд Гриннелл (1849-1938) . Гриннелл был редактором журналов Forest и Stream , ведущих журнал естествознания в Северной Америке, основатель Общество Одюбона и Клуб Буна и Крокетта, а также советник Теодора Рузвельта.Пришел национальный парк Глейшер во многом благодаря его усилиям.

Чарльз Август Киллер (1871-1937) . Киллер была директором Музея естественной истории в Калифорнийская академия наук. В экспедиции Гарримана, Киллер был поэтом и орнитологом. Он внес описательный очерк о птицах, который позже был опубликован. Нравиться Мьюир, он был обеспокоен убийством животных за образцы.

Тревор Кинкейд (1872-1970) . Как специалист по насекомым, он предположил, что ледяной аляскинец Побережье принесет мало открытий, но он узнал, что «наличие ледника не обязательно означает отсутствие жизни ». Один из видов, которые он собрал и описал, был «ледниковый червь», знакомый коренным жителям Аляски, но в основном неизвестно научному сообществу.

С.Харт Мерриам (1855-1942) . Неудивительно, что, когда Эдварду Гарриману понадобилась помощь со своей предложенной экспедицией на Аляску он сначала обратился к К. Харт Мерриам. Мерриам удалось собрать выдающихся штат профессионалов за очень короткое время, подвиг всех еще более впечатляюще, если вспомнить, что телефон еще предстоит изобрести.

Джон Мюр (1838-1914) . Мюр путешествовал на Аляску в длительных экспедициях в 1879-1880 гг. и в 1890 г.Он был признанный авторитет в области ледников; в Ледниковой бухте, одном из крупнейших в честь него уже были названы ледники. Это был опыт гляциологии, наряду с его обширным опытом в изучении природы, это побудило Гарримана пригласить его в экспедицию.

Чарльз Палаш (1869 — 1954) . Работая с другими исследователями Elder , он взял много кемпингов, включая трехдневное пребывание на Тихоокеанском леднике с Джоном Мьюром и десятидневным пребыванием на Остров Попова.Он собирал образцы и делал записи, что в конечном итоге будут включены в публикуемые отчеты поездки.

Уильям Э. Риттер (1856-1944) . Он изучал морских и прибрежных существ в Калифорнии, став один из немногих экспертов в этой относительно малоизученной отрасли зоологии. Именно этот опыт побудил Мерриам пригласить Риттер в экспедиции Гарримана. На борту корабля Риттер был известен как один из «червяков» за его упорный метод сбор морских беспозвоночных.

Уильям Трелиз (1857-1945) . Пока над Старшим он работал с другими, занимавшимися ботаникой и собиранием образцы, но, как правило, играли вторую скрипку после Мьюра, Гилберта и других, более разговорчивые ученые. Он был прежде всего ученым, а не рассказчик.

Художники на

Старший

Эдвард Кертис (1868 — 1952) .Кертис отправился на Аляску в восторге от перспективы сделать картинки в таком грандиозном пейзаже. В поездке он запечатлел тысячи изображений, работая на громоздком оборудовании дня. Он пошел на многое, чтобы получить свои фотографии; в однажды он чуть не перевернулся в маленькой лодке, которая плыла слишком близко к леднику отела. Он сделал более 5000 фотографий на экспедиция.

Фредерик С.Делленбо (1853-1935) . Хотя Делленбо был опытным путешественником, когда присоединился к Гарриману. Экспедиция 1899 года, его дневники и письма показывают, что он был действительно взволнован чтобы отправиться в эту поездку. Несколько его картин из поездки использовались в качестве иллюстраций для первых двух томов, опубликованных после Экспедиция Гарримана.

Луи Агассис Фуэртес (1874-1927) . На экспедиции, Фуэртес пошел на многое, чтобы собрать как можно больше типов птиц, как мог.Он постоянно рисовал, гоняясь по лесу и через ледники, чтобы увидеть редкие виды. Он сделал быстрые образы птицы на крыльях и сохранили воспоминания об их криках. Он выстрелил и снял шкуру сотни птиц, и делал подробные записи о том, что он видел и изучал. Он просто не мог насытиться Аляской.

р. Суэйн Гиффорд (1840 — 1905) . Гиффорд был логичным выбором для Гарримана. Его картины имели использовался в двухтомнике «Живописная Америка», и он иллюстрировал также произведения о Европе и Северной Африке.Его стиль интимно раскрыл природу, человеческий фигурки как мелкие детали, цвета приглушенные зелень и серые. Работы из поездки ярко передают далекую красоту пейзаж в высоких широтах.

(вверху)

Радиолюбитель в сопровождении российской арктической экспедиции «Великий Северный Путь»

01.03.2016

Amateur Radio будет на борту во время арктической экспедиции « Great Northern Way » в России. Слушайте R3CA / 8/9/0 по маршруту.Историко-географическая экспедиция должна была стартовать в середине февраля из Нового Уренгоя (Ямал). Проект приурочен к 400-летию Северного морского пути и будет частью исследовательской программы «Загадки российской Арктики». Два вездехода доставят участников по маршруту протяженностью 10 000 километров (примерно 6200 миль) по замерзшим сибирским рекам, открытым пространствам арктической тундры, а также по припадным и дрейфующим льдам российских арктических морей. Экспедиция планирует сделать остановки продолжительностью около 1 дня каждая на некоторых арктических островах, которые будут интересны энтузиастам Islands on the Air (IOTA).

Экспедицию возглавляет президент Центра Русского географического общества «Арктика» и полярный исследователь Владимир Чуков, R3CA. Позиционирование будет указано в позывных — R3CA / 8 (Ямал), R3CA / 9 (Таймыр) и R3CA / 0 (Якутия, Чукотка). Предполагается, что работа будет вестись SSB в районе 14.120 и 14.260 МГц.

Радист Валерий Нестеров, RA9J. В Тикси к экспедиции с трансивером Icom IC-7000 планирует присоединиться Юрий Заруба, UA9OBA, президент клуба «Русский Робинзон».Во время полета будет использоваться мобильная антенна Icom Ah3B, но когда экспедиция будет припаркована, будут развернуты перевернутые V-образные антенны.

Некоторые из островов Азиатской России, которые может активировать экспедиция, включают AS-005 (остров Диксон), AS-152 (остров Большой Бегичев), AS-082, AS-163 (остров Макар), AS-029 (остров Бол. Ляховский остров), АС-164 (остров Немков), АС-070 (остров ГУСМП), АС-038 (остров Айон), АС-065 (остров Колючин) и другие в зависимости от ледовой обстановки.

Экспедиция планирует посетить объекты, связанные с исследованием и освоением российской Арктики, исторические памятники и достопримечательности, связанные с естественной историей и культурным наследием.Члены экспедиции проведут экологический мониторинг арктического побережья. Запланирована серия документальных фильмов об истории и современном состоянии российской Арктики и ее жителей. Ход экспедиции будет отслеживаться на ее сайте. Экспедиция также посетит местные достопримечательности, встретится с жителями села, молодежью и школьниками, примет участие в мероприятиях, связанных с социальной и культурной жизнью арктических регионов России. — Спасибо The Daily DX , сайт экспедиции Great Northern Way

Northern Expedition — Перевод на испанский — примеры английский

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Вместе они отправятся сегодня в северную экспедицию г. против Цао.

Я должен быть включен в эту северную экспедицию

То же самое верно и в отношении революции, известной как Северная экспедиция ; он добился успехов, но тоже потерпел неудачу.

Sucedió lo mismo con la Expedición al Norte ; esta revolución, con todos sus éxitos, terminó también en el fracaso.

Мы должны взять из Северной экспедиции только то, что все еще применимо сегодня, и разработать что-то свое в свете нынешних условий.

Debemos tomar de la experiencecia de la Expedición al Norte solo lo que aún es aplicable hoy y, a la luz de las condiciones actuales, разработано algo que sea nuestro.

Северная экспедиция стартовала в феврале 1926 года.

Позже его силы присоединились к Гоминьдану, и он участвовал в Северной экспедиции .

Северная экспедиция Сунь Ят-сена в конечном итоге привела к конфликту с Чэнь Цзюнмином.

Позже он атаковал военный штаб Северной экспедиции , но потерпел неудачу.

Бывают моменты, когда я скучаю по старой Северной экспедиции дней.

Северную экспедицию Чанга в конце 1920-х годов, которая непосредственно предшествовала новому националистическому правительству в Нанкине, сравнивали с объединением, осуществленным Цинь Шихуаном.

La Expedición del Norte de Chiang a finales de los años 20, que justamente precedió al nuevo gobierno nacionalista en Nankín fue compare a la unificación llevada a cabo por Qin Shi Huang.

Независимо от Беринга и Чирикова, другие партии Российского Императорского флота приняли участие во Второй Великой Северной экспедиции г. .

Independiente de Bering y Chirikov, otras barcos de la Armada Imperial rusa tomaron parte en la Segunda Gran Expedición del Norte .

В том же году он присоединился к Движению 30 мая, которое участвовало в забастовках и протестах против империализма во время Северной экспедиции в Учан.

Ese mismo día se unió al movimiento del Treinta de Mayo, que se invucraba en protestas y huelgas contra el imperialismo durante la Expedición del Norte en Wuchang.

Во время Северной экспедиции года , когда Национальная революционная армия вела войну с полевыми командирами, КПК спровоцировала восстания в сельских районах, пытаясь захватить власть.

Durante la Expedición del Norte , mientras el Ejército Revolucionario Nacional luchaba contra los caudillos militares, el PCCh instigaba rebeliones en las áreas rurales, en un intento por tomar el poder.

В декабре 1926 года вместе с Чжу Дэ и Яном Лю руководил восстанием Лучжоу и Наньчун, сражался против местных полевых командиров, поддерживая Северную экспедицию .

En diciembre de 1926 года, хунта с Чжу Де и Янгом, Лю организация el levantamiento de Luzhou y Nanchong, luchó contra los señores de la guerra locales, mientras apoyaba la Expedición del Norte .

Генерал Чан Кай-ши, который стал лидером Гоминьдана после смерти Сунь Ятсена, начал свою военную кампанию Северной экспедиции в 1926 году, чтобы свергнуть правительство Бэйяна, которая была завершена в 1928 году.

Генерал Чан Кайши, который собрал участников Гоминьдана, участвующих в военной кампании, Expedición del Norte para derrocar al gobierno en Beijing.

Несмотря на его тесные связи с Чангом, он никогда не присоединялся к Гоминьдану, поскольку не хотел быть связанным с оппортунистами, которые присоединились во время и после Северной экспедиции года .

A pesar de sus fuertes lazos con Chiang, nunca regresó al Kuomintang y no quiso asociarse con otros políticos que se unieron a él durante y después de la Expedición del Norte .

Северная экспедиция была карательной войной против северных военачальников, начатой ​​революционной армией, которая двинулась на север из провинции Гуандун в мае-июле 1926 года.

La Expedición al Norte fue la guerra punitiva que el ejército revolucionario emprendió en mayo-julio de 1926, desde la provincia de Kuangtung, contra los caudillos militares del Norte.

Наша партия не осознавала этого полностью в течение первых пяти или шести лет после ее основания, то есть с 1921 года до своего участия в Северной экспедиции в 1926 году.

Nuestro Partido no comprendió plenamente esta verdad en los cinco o seis años transcurridos desde su fundación en 1921 hasta su Participación en la Expedición al Norte en 1926.

14 Товарищ Йе Тинг командовал независимым полком во время Северной экспедиции в 1926 году. С коммунистами в качестве ядра полк стал известен как сильный отряд.

En 1926, en la época de la Expedición al Norte , las unidades al mando del camarada Ye Ting constituían un regimiento independiente, que, con los comunistas como núcleo, se hizo famoso en los combates durante la Expedición.

Первый — это этап, в котором мы участвовали в Северной экспедиции .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *