Туунбак террор – Террор (роман) — Википедия

арктический монстр, похожий на огромного белого медведя — Персонажи и идеи в кино и литературе

Целью экспедиции, возглавляемой Джоном Франлином, был поиск морского пути соединяющего Атлантику с Тихим океаном через северное побережье Североамериканского континента. Кстати, роман посвящен истории реальной экспедиции, пропавшей во льдах Арктики в 1947 году, споры о судьбе которой ведутся до сих пор (роман по настоящему удался: отлично передана мрачная атмосфера, чувство безнадежности, показано как меняются люди под воздействием отчаяния, отлично отражена приключенческая сторона экспедиции).

Корабли, из-за неоправданно рискованных действий руководителя экспедиции, засели во льдах. Матросы, да и офицеры, стали страдать от голода, холода и цинги и депрессии, вызванной безнадежностью их положения.

В это время на них стал охотиться монстр, которого они, по началу, приняли за большого белого медведя. Люди пропадали один за одним, а оружие, которое было у них, не брало чудовище (впрочем, от него можно было убежать: классно описана погони монстра за Томасом Блэнки). Монстр быстро бегал, плавал под водой, обладал страшной силой и мог лазить по мачтам. Когда люди на него натыкались, складывалось впечатление, что чудовище появлялось прямо из снега…

Постепенно, герои романа стали приходить к мысли, что монстр был не просто зверем. Он обладал разумом и, возможно, имел свое извращенное чувство юмора: убив несколько членов экспедиции, через некоторое время монстр вернул одно тело, составив его из двух половинок, принадлежащих разным людям.

Голодные и обмороженные люди решили добраться пешком до поселений эскимосов и бросили вмерзшие в лед корабли. Монстр стал преследовать их…

Очень понравилась сцена с Хикки (тщедушный человечек, по-своему более страшный чем сам Туунбак), когда Туунбак поморщился от дурного запаха, исходившего от его души (но голову он ему, тем не менее, откусил).

Оказалось, что чудовище было тупилеком — злым духом, сброшенным, по поверьям эскимосов, богами на Землю. Злой дух принял образ Туунбака, огромного белого зверя и охотился на людей. Эскимосы пытались сражаться с ним, но все было бесполезно. Сотни охотников были убиты. Иногда Туунбак глумился над семьями погибших, возвращая части мертвых тел – порой оставляя головы, руки, ноги и туловища сразу нескольких охотников сваленными в одну кучу, чтобы родственники не смогли даже провести погребальный обряд должным образом.

Потом шаманы поняли, что общаться с ним могли только особые люди (к ним и относилась эскимоска), обладавшие телепатическими способностями. При этом, они не должны были разговаривать с другими людьми (Туунбак вырывал у них язык). Шаманы стали искать и воспитывать таких людей. С их помощью эскимосы смогли смогли договориться с Туунбаком, пообещав не заходить в его владения и приносить ему еду.

По поверьям эскимосов Туунбак должен был умереть, постепенно отравившись душами белых людей. После его смерти произойдет страшное:

…Отравленный бледными душами каблуна, Туунбак заболеет и умрет. Настоящие Люди забудут свои обычаи и свой язык. В их домах поселятся пьянство и отчаяние. Мужчины ожесточатся сердцем и станут бить своих жен. Души-инуа детей утратят покой, и добрые сны перестанут приходить к Настоящим Людям…

P.S. В итоге выжил только капитан корабля «Террор», спасенный эскимоской.

Цитаты

…Дьявол, пытающийся уничтожить их здесь, в Царстве Дьявола, это не только белое мохнатое чудовище, убивающее и пожирающее людей одного за другим, но всё, абсолютно всё здесь: неослабевающие холода, сдавливающие корабли льды, электрические бури, странное отсутствие тюленей, китов, птиц, моржей и сухопутных животных, неумолимое наступление пака, айсберги, передвигающиеся по белому замерзшему морю, но не оставляющие ни единой узкой полосы открытой воды за собой, внезапные мощные содрогания ледяного поля, сопровождающиеся появлением торосных гряд, пляшущие звезды, халтурно запаянные банки с продуктами, теперь превратившимися в отраву, так и не наступившее лето, так и не открывшиеся проходы – решительно все. Чудовище во льдах являлось просто-напросто еще одним воплощением Дьявола, который хотел их смерти. И хотел, чтобы они страдали…

…Если это был медведь, то необычайно крупный представитель вида ursus maritimus. У меня осталось впечатление от животного явно плотоядного – громадное туловище, гигантские передние лапы, маленькая голова и обсидиановые глаза, – но на самом деле я видел все не так отчетливо, как можно предположить по моему описанию. Главным образом я помню, что существо возникло словно из пустоты – просто поднялось изо льда, обхватывая человека,– и что ростом оно вдвое превосходило лейтенанта Гора. От этого зрелища сердце уходило в пятки…

fandea.ru

 Террор против «Террора». Чудовище Туунбак, холод и голод в романе Дэна Симмонса — Блог Георгия Акбаа

Казалось бы, тема экспедиций на северный и южный полюс настолько избитая, что написать что-то новое и особенное, и при этом жуткое, об этом не получится. Говард Лавкрафт и его «Хребты Безумия», «Кто идет?» Джона Вуда Кэмпбелла-младшего (и экранизация «Нечто») настолько высоко задрали планку мастерства, которую, казалось бы, не достичь современным авторам. Однако американскому писателю Дэну Симмонсу это удалось.

Без сомнения, «Террор» — уникальное произведение, гармонично сочетающее в себе реальную историю и жуткий вымысел, которое наверняка придется по вкусу любителям хоррора. Опубликованный совсем недавно, в 2007 году, роман Дэна Симмонса стал ярким представителем жанра исторических ужасов.

Однако начнем издалека. «Террор» — название легендарного, реально существовавшего, корабля. Он был построен в 1813 году и принял участие в Англо-американской войне 1812-1815 годов. Послужив родине в качестве военного корабля, «Террор» был отправлен в резерв. Известно, что в начале 1828 года бомбардирское судно село на мель близ Лиссабона. После ремонта корабль был списан с военной службы. И тут начинается его вторая жизнь, которая представляет для нас особенный интерес. Легендарный в будущем «Террор» отправляется в исследовательские экспедиции.

Бывший военный корабль Terror, выжатый паковым льдом. Рисунок капитана Бака

Дальнейшая жизнь судна насыщена яркими событиями и открытиями. Под командованием Джорджа Бака в 1836 году «Террор» отправился в экспедицию — исследовать северную часть Гудзонова залива. Бывшие бомбические корабли были крепки и отлично подходили для северных путешествий по меркам того времени. Тогдашний поход закончился плачевно: корабль не выполнил возложенную миссию и чуть не погиб во льдах, лишь чудом уцелев.

В зимний сезон «Террор», словно в капкане, заблокировали льды. Ледяной пьедестал продолжал выдавливать корабль и достигал высоты 12 метров. Выжив тогда, «Террор» едва не затонул после встречи с айсбергом весною 1837 года. Капитан Бак сумел добраться на тонущем корабле до берегов Ирландии.

«Террор» был отремонтирован и отправлен в парную экспедицию к далекому южному полюсу — Антарктиде. Поход получил название Британской антарктической экспедиции 1839—1843 годов, а судном уже тогда командовал Фрэнсис Крозье, главный герой романа Дэна Симмонса. Флагманом в длительном исследовательском плавании выступал корабль «Эребус». Экспедицией руководил прославленный путешественник Джеймс Росс.

Корабли «Эребус» и «Террор» в Антарктике. Картина Джона Уилсона Кармайкла, 1847

В ходе длительного антарктического похода было совершено множество открытий. Капитан Росс фактически обессмертил свое имя в той экспедиции — в честь него были названы неизвестные ранее море, большой остров, крупный шельфовый ледник, территория Антарктиды. На острове Росса были открыты два вулкана, получившие имена кораблей экспедиции — «Эребус» и «Террор».

HMS Erebus и HMS Terror

Таким образом, плавание в Антарктиду прошло крайне успешно и продуктивно. Чего не скажешь о следующем походе. Отправленные на поиски Северо-Западного прохода, «Эребус» и «Террор» без вести пропали, вместе со всеми членами команды в количестве 129 человек. Экспедиция Франклина 1845-1847 годов стала последней для судов. «Террором» в последнем плавании вновь руководил капитан Крозье, а флагманом «Эребусом» — известный мореплаватель Джон Франклин. Поиски современниками не дали результатов.

Загадка легендарных кораблей оставалась нераскрытой до наших дней. Лишь в 2014 году были найдены останки «Эребуса». Осенью 2016 года был найден и «Террор». Об этом написали многие СМИ, к примеру пару ссылок: https://www.gazeta.ru/social/2016/09/13/10191203.shtml
https://meduza.io/feature/2016/09/13/170-let-podo-ldom

Дэн Симмонс взял за основу реальный факт пропажи экспедиционных судов «Террор» и «Эребус» и очень талантливо встроил в историзм романа фантастические и пугающие элементы. Невооруженным взглядом видна та титаническая работа, которую проделал автор при написании романа. Список книг, связанных с исследованиями Арктики и Антарктики, помогавших Дэну Симмонсу написать «Террор», впечатляет.

Такая основательная подготовка делает честь автору. Столь тщательный подход ярко показывает, что «Дьявол кроется в деталях» и «Бог в мелочах». Это очень актуально в писательском искусстве. А роман Дэна Симмонса насыщен такими деталями под завязку. Именно они создают холодную и жуткую атмосферу вокруг затерянных во льдах кораблей. Липкие руки страха будут держать вас в вязко-ледяных объятиях слов большую часть исторического романа. От настолько талантливо переданной атмосферы мне становилось холодно в буквальном смысле этого слова. Начинаешь забывать, что находишься дома, в тепле и уюте, проецируя в голове страшные картины Севера: люди, запертые льдами на холодных, еле отапливаемых кораблях, с быстро тающими запасами еды и угля, атакуемые неуловимым существом огромного размера и чудовищной силы.

Демона льдов, принявшего облик человекоподобного белого медведя, моряки иронично прозвали Террором. Самое время шутить, когда вокруг судна «Террор» ходит высоченное чудовище Террор, одним щелчком пасти откусывающее головы, а ударом лап способное разрубить человека пополам. Черный английский юмор, он такой.

Если вы мечтаете писать в жанре хоррора, а с идеями для произведений туго, то используйте метод автора «Террора». Нужно находить незаурядное в заурядном.
В абсолютно жизненную, пусть при этом экстраординарную, ситуацию — пропажу экспедиции, Дэн Симмонс привносит фантастический элемент — вводит злого духа из эскимосской мифологии. Так появилась главная сюжетная линия произведения. Еще в качестве примера можно вспомнить «Мглу» Стивена Кинга. Берем абсолютно бытовые и обычные идеи, добавляем мистический и зловещий элемент, и на выходе получаем жуткую историю. Так Кинга на написание «Мглы» вдохновила совершенно обыденная поездка в магазин после грозы, где он представил атаку чудовищ на витрины.

Обложка одного из российских изданий романа «Террор»

Кстати, Стивен Кинг очень высоко оценил роман, включив его в личный топ-10 в 2007 году, и назвав Дэна Симмонса блистательным автором. «Террор» очень тепло встретили и газетные критики. В 2008 году роман был номинирован на премию British Fantasy Award.

Кроме исторической составляющей, с помощью которой Дэн Симмонс добился потрясающей реалистичности, в романе важную роль играет эскимосская мифология. Чудовище огромного размера, неумолимо истребляющее команду «Террора» и «Эребуса», зовется Туунбаком.  Дэн Симмонс приводит красивую легенду, как демон появился в глухих уголках Севера.

Среди эскимосов существовал ритуал создания тупилаков. Тупилак — дух, искусственно рожденный шаманом или злым человеком, обладающим магическим умением. В амулет с помощью специальных действий заключался монстр, а затем тупилак отправлялся в море на поиски обреченного. Если магическое умение предполагаемой жертвы превосходило силу незадачливого убийцы, то тупилак мог быть отправлен назад для совершения мести.

А что будет, если тупилак создаст не простой шаман, а невероятно могущественное существо, близкое по силе к богам?  Похоже, именно таким вопросом задался Дэн Симмонс. Так появился Туунбак, самый чудовищный тупилак, сотворенный одной из главных богинь эскимосов — морской владычицей Седной для победы над другим могучим духовным существом. Не сумев выполнить возложенную миссию, Туунбак был изгнан Седной(от греха подальше) из духовного мира на Землю, где продолжил бесчинствовать, пожирая тела и души животных и людей. Со временем эскимосы нашли способ задобрить злого демона. Однако ничего не знавшие о проклятом крае Туунбака, белые люди вторглись на запретные территории на своих кораблях. За что жестоко поплатились.

 

Постер сериала «Террор» от AMC

И напоследок — приятная новость для тех, кто высоко оценил книгу Дэна Симмонса.  Это предстоящий выход экранизации книги. Сериал «Террор» должен стартовать буквально на днях. Канал AMC, снявший множество потрясающих сериалов (например, «Во все тяжкие»), назначил премьеру на осень 2017 года.

Сценарий написал Дэйв Кайганич — сценарист «Оно», «Противостояния» и всех других готовящихся к производству ремейков Стивена Кинга, а в сопродюсерах числится сам Дэн Симмонс, что определенно радует.

Известно, что телеканал AMC отказался от производства пилота и заказал сразу сезон из 10 серий. Каждый эпизод нового сериала «Террор» будет длится около 60 минут.

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

gagbaa.wordpress.com

Мифология Арктики. Демоны и великаны севера | Легенды

Во многих культурах цветом смерти и зла считается белый. Побывав на крайнем севере, легко понять, почему. Полярная ночь похищает солнце. Ледяная пустыня простирается во все стороны в неверном свете луны и полярного сияния. Мороз обжигает, вьюга завывает, как орда призраков. И цветов, кроме белого, нет на замершей, укрытой снегом земле. Снег и в темноте белый.

Север ошеломляет не красотой или пышностью, а грандиозностью. Тайга и тундра подобны океану. Тибет и норвежские фьорды можно спрятать здесь, и никто не найдёт. А ведь даже в многолюдной Англии, где и в Cредние века на квадратный километр приходилось двадцать жителей, оставалось место для народца холмов и причудливых лесных существ. Что тогда сказать о Якутии, где плотность населения даже сегодня в сотню раз меньше?

Этой землёй люди никогда не владели по-настоящему. Горстки охотников и скотоводов боролись за существование в бескрайнем мире, принадлежащем призракам. В стране, где снег лежит семь месяцев в году, а температура зимой опускается ниже минус 60 градусов, невидимые властители тайги не прощали обид и могли диктовать условия.

Хозяин тайги Баай Байанай

Основную массу призрачного населения Якутии составляют иччи, духи природы. Подобно японским ками, они могут быть как персонификациями гор, деревьев и озёр, так и покровителями местности, воплощениями идей и явлений. Но если в Японии старая сосна становится воплощённой идеей дерева, то в Якутии духи не отождествляются с предметами. Иччи в дереве просто живёт и, если срубить его дом, не погибнет. Зато очень обозлится.

К счастью для лесорубов, духами «заняты» лишь некоторые стволы. Но тайгу, луга, болота, горы, речные разливы и озёрные просторы иччи контролируют так плотно, словно Якутия для них — одна большая священная роща. До сих пор вдоль дорог республики можно видеть изукрашенные ленточками деревья. Духи собирают с людей небольшую дань — это может быть сувенир, монета или глоток кумыса. Дань берут не за использование земли, а просто за вход на территорию.

Бестелесным, невидимым и не имеющим облика иччи удалось без потерь пережить даже христианизацию Якутии. Традиционные средства экзорцистов на них не действуют — к святой воде, кресту и молитвам духи тайги выработали полный иммунитет. Но, к счастью, иччи не злы. Самый могущественный из них, правитель лесов и шутник Баай Байанай, даже покровительствует охотникам. Пусть и не всем, а лишь достойным, выдержавшим необходимые испытания и соблюдающим обычаи. Правда, чувство юмора у этого бога специфическое, и даже достойные не всегда защищены от его шуток.

Настоящая злая нечисть якутских просторов — это призраки-абасы. Они тоже бестелесны, но в отличие от иччи могут показываться людям в разнообразном, неизменно пугающем обличье. Классические абасы предпочитают внешность в духе ирландских фоморов — одноногих, одноруких и одноглазых великанов. В последнюю пару столетий, как рассказывают, в моду у них вошла форма трёхметрового, непроницаемо тёмного, часто безголового силуэта. Если абасы появляются днём (а света они не боятся), то можно разглядеть огромные чёрные глаза на мертвенно-белом лице. Ног у абасы, как правило, нет — призраки просто скользят над землёй или скачут по дорогам на чудовищных конях. И в любом облике абасы издают нестерпимый запах разложения.

От абасы можно спастись. Его главное оружие — страх, и если призраку не удаётся напугать жертву и обратить её в бегство, то он сам приходит в замешательство.

Абасы на иллюстрациях Эллея Сивцева

Призраки этого типа умеют манипулировать гравитацией — делать оружие или ношу невероятно тяжёлыми, а то и придавливать человека к земле. Опаснее всего, что абасы способны выпивать душу. Люди, столкнувшиеся со злыми духами в лесной чаще или в заброшенном доме, умирают, не получив никаких внешних повреждений. Но последствия для жертвы могут оказаться даже хуже смерти. Иногда злой дух входит в опустошённое тело, и появляется деретник — зомби.

Сибирские мертвецы настолько суровы, что африканские зомби им и в подмётки не годятся. Деретник не просто кровожаден и невероятно силён — он ещё и быстр как молния. Остановить его очень трудно: про серебро, чеснок и святую воду деретник никогда не слышал, а к пулям и ударам топора он, как и положено зомби, относится философски. Чтобы вывести деретника из строя, его нужно как минимум обезглавить. А чтобы мертвец не стал деретником, надо его обезглавить и похоронить животом вниз, зажав отрубленную голову между его ногами. По счастью, деретник недолговечен. Присутствие абасы ускоряет разложение трупа настолько, что зомби гниёт буквально на глазах.

Рис. Евы Уилдерман

Ещё опаснее якутские упыри — юёры. Похороненные без необходимых ритуалов самоубийцы и преступники возвращаются в виде причудливой помеси вампира с оборотнем. Днём юёр живёт под водой, где его никак не достать (Дракула до такого не додумался бы!). Выходя на ночную охоту, упырь принимает человеческий облик и без особого труда уговаривает жертв пустить его переночевать. Ну а в момент нападения юёр превращается в покрытого шерстью монстра, убить которого почти невозможно. Раны лишь заставляют юёра отступить.

Не вся сибирская нечисть безразлична к христианским святыням. Сюлюкюны, аналог лавкрафтовских Глубинных (Deep Ones), обитающие в холодных озёрах Якутии, приняли православие. И теперь на Святки, когда вся вода становится святой, им приходится эвакуироваться на сушу. А поскольку вместе с религией сюлюкюны заимствовали у русских водяных пороки и образ жизни, время на берегу рыболюды проводят за игрой в карты. В подводных же хоромах они оставляют мешки с золотом, которые ловкий ныряльщик может попробовать умыкнуть.

Правит этим пандемониумом Улу тойон — бог смерти и зла, живущий высоко в обледенелых горах. В облике непроницаемого тумана он иногда спускается в долины, чтобы крушить леса свирепыми бурями и насылать мор на стада. Улу Тойон пожирает сердца пленников и превращает души людей в свои орудия, вселяя их в тела хищников. Так и появляются одержимые медведи, готовые напасть на человека. Или на снежного человека.

Чучуна

Предания о «снежном человеке» обычно описывают два вида этого существа: бигфута и йети. Но в горах Якутии и южнее до Сихотэ-Алиня ходят легенды про третий, уникальный вид — чучуну. От других «реликтовых гоминид» чучуну отличают длинные, развевающиеся на бегу волосы. Стройный, среднего роста и атлетического сложения, среди прочих «снежных людей» он выделяется цивилизованностью. Чучуна покрыт шерстью и боится огня, однако носит грубые одежды из шкур и охотится, применяя оружие — камни, костяные ножи, а иногда и луки. И если бигфуты и йети всегда молчаливые одиночки, то чучуны обычно появляются вдвоём или втроём, переговариваясь с помощью пронзительного свиста.

В игре «Берсерк» рэккен почему-то оказался болотным существом

Норвежские саги упоминают об утбурдах — нежити, в которую превращаются младенцы, брошенные в лесу в голодные годы. На Чукотке подобные демоны зовутся ангъяками. Но по сравнению с Арктикой Норвегию можно считать курортом. В ледяной пустыне не выжить и взрослому изгнаннику. Поэтому на берегах Ледовитого океана встречаются ещё и рэккены, не имеющие аналогов в тёплой Скандинавии.

Рэккенами становятся люди, изгнанные из стойбищ за жадность, злобу или трусость. После смерти преступник превращается в гнома с дополнительным ртом на животе. Детали описания зависят от местности: под сопками скрываются черноголовые карлики, в скалах — сероголовые, в море — синеголовые. Иногда среди признаков рэккена упоминаются крабьи клешни.

Разумеется, рэккены ненавидят людей. И изобретают куда более изощрённые формы мести, чем у ангъяков и утбурдов. На крошечных нартах, запряжённых невидимыми собаками размером с горностая, развозят они по стойбищам болезни и прочие несчастья. А страшнее болезни для воинственных чукчей ничего нет. Ведь только погибший в бою может попасть в арктическую Вальхаллу — «Облачную страну». Мужчины, умершие в постели, отправляются в промёрзшую пустыню Нижнего мира.

Лошадь в Якутии — священное животное. Добрые боги охотнее всего принимают облик низкорослых и лохматых лошадей

Инупасукугьюк в представлении художника Larry MacDougall

Эскимосы-инуиты, поселения которых разбросаны от Чукотского полуострова до Гренландии, — самый многочисленный народ Арктики. Ближе всех подобрались они к полюсу, выживая в условиях, которые ненцы, эвенки и чукчи нашли бы слишком суровыми. Но ещё храбрее были тунииты. Это легендарное племя, согласно преданиям эскимосов, в древности жило на берегах Ледовитого океана, а с появлением «настоящих людей» (инуитов) отступило в совсем уж безжизненные ледяные пустыни. Было это две тысячи лет назад. Тем не менее случается, что и в наши дни северные охотники встречают рослых, невероятно мускулистых чужаков, пользующихся грубыми орудиями эпохи палеолита и одетых в непрошитые шкуры. Примитивный язык туниитов напоминает детский лепет. Тунииты легко впадают в ярость, но в целом миролюбивы.

Куда опаснее встреча с великаншами инупа-сукугьюк. Они так могучи, что убивают медведя броском камня, и при этом настолько простодушны, что принимают людей за живых говорящих кукол и пытаются ими играть. Великанши дорожат своими игрушками, так что незадачливому охотнику много дней не удаётся вырваться из плена. Насколько опасна встреча с инупасукугьюк мужского пола, сказать трудно, ибо до сих пор никто не выживал после неё и не рассказывал о своих приключениях.

Но от великанов есть и польза. Большая удача, если получится приручить их собаку, — тогда не нужен будет каяк. Огромный пёс может плавать в море с охотником на загривке и выносить на берег убитых нарвалов, как спаниель таскает уток из озера. Правда, счастливому хозяину могучего зверя придётся вести уединённый образ жизни, соседей гигантская собака обязательно съест.

Для контраста с великанами есть крошечные ишигак — гномы, не достающие человеку до колена. Но их трудно найти, ибо карлики не оставляют следов на снегу. Несмотря на малый рост, ишигак — великие охотники на медведей. Зверя они побеждают хитростью: сначала превращают косолапого в лемминга, потом убивают, а уже после этого превращают обратно.

Ишигак, арктические гномы (рис. Larry MacDougall)

У эскимосских монстров есть общая черта: все они опасны, но не злы. Чудища ледяного мира не ведут войну против людей — эту заботу они предоставляют суровой природе. Они лишь преследуют свои цели, не всегда понятные. Так, кваллупиллук (или аглулик) — тощие, чешуйчатые водяные, живущие в полыньях, — нередко крадут детей, заигравшихся у холодного моря. Но не едят их, как можно подумать, а, наоборот, колдовством защищают от холода и кормят. Поэтому в голодные годы эскимосы добровольно отдают младенцев жителям вод, а затем изредка видят своих детей, когда те выходят на берег поиграть. Кваллупиллук неравнодушны и к детёнышам животных, они яростно защищают молодняк от охотников. Но людям, добывающим зверя в положенный сезон, водяные склонны помогать.

Не злы такрикасиут — люди-тени, живущие в параллельном мире, подобном дивной стране британских фэйри. Но услышать их голоса, а тем более увидеть такрикасиут — не к добру. Это значит, что граница между мирами истончилась. Ещё шаг — и можно навсегда покинуть привычную реальность, пути назад уже не будет.

Кваллупиллукам можно доверить собственных детей. Серьёзно!

Не злы и оборотни ийрат, которые умеют принимать обличия ворона, полярной лисицы, медведя, оленя-карибу, человека, но всегда выдают себя сиянием кроваво-красных глаз. Они нередко вредят людям, но не по своей воле: ийрат исполняют волю духов инуитских предков. Иститок — гигантский, всевидящий летающий глаз — кружит над тундрой, высматривая нарушителей табу. К тем, на кого он пожалуется, предки шлют ийрат. Сначала с предупреждением. Потом с доказательствами того, что к предупреждению стоило прислушаться.

Даже безумный демон махаха зол как-то по-особенному, нетипично. Беловолосый, голубокожий, жилистый и практически нагой, вооружённый внушительными когтями, он с хохотом преследует жертв среди льдов. А догнав, щекочет их холодными пальцами до тех пор, пока несчастные не умирают с улыбкой на лице.

Махаха — единственный в мире демон щекотки. Даже его имя на что-то намекает

Типичным чудовищем кажется лишь амарок, гигантский волк, который пожирает охотников — достаточно глупых, чтобы отправиться на промысел в одиночку. Но описания этого зверя настолько подробны, что амарока многие считают не мифическим существом, а криптидом — неизвестным науке, но реальным или недавно вымершим зверем. Это мог быть canis dirus — «ужасный волк» — или ещё более древний хищник, общий предок псовых и медвежьих.

Великанская собака на службе эскимосов

Туунбак

Демонический медведь из романа «Террор» — выдумка Дэна Симмонса, но основанная на реальном фольклоре инуитов. Имя чудища, Туунбак, означает «злой дух», а его прототипами можно считать мифических гигантских медведей — нанурлука и десятилапого кукувеака. Да и обычный белый медведь на инуитов производит впечатление — его зовут не иначе как «нанук», что значит «уважаемый».

Мифологию племён, чьи стойбища разделяют сотни километров тундры, роднят лишь самые общие мотивы. Шаманы слишком редко встречаются друг с другом, чтобы выработать единую версию приключений своих пращуров. Как правило, сказания разных племён объединяет космогония — фундаментальные представления об устройстве мира, а также ключевые персонажи легенд — герои и божества. Они остаются узнаваемыми, несмотря на разнобой в описаниях внешности, деталях биографии и оценке поступков.

Космогония самых древних народов обычно гласит, что души совершают круговорот перерождений, не покидая материальный мир. Более поздние концепции дополнились параллельными измерениями: «верхний мир», населённый духами предков, и «нижний» — мрачная бездна, порождающая чудовищ. Воззрения народов Арктики относятся ко второй категории и выделяются лишь в одном. Здесь в загробных мирах нет смены времён года.

По чукотскому поверью, северное сияние разгорается в небе, когда умершие дети играют в мяч. Рис. Эмили Фейгеншух

В верхнем мире всегда лето, кони и олени вечно скачут по цветущим лугам. Лишь астральным двойникам шаманов открыт путь в счастливую страну. На священной острой горе в дельте Лены, где воды великой реки вливаются в ледяной океан, стоят стражи верхнего мира — великаны с медвежьими головами, птицы с человеческими лицами и медные люди. Они встречают тех, кто достоин вступить на первый из девяти слоёв небесного царства, расположенного за обычным, видимым небом. Похожим образом загробный мир описывают и чукчи, помещая достойных покойников в «Облачную страну».

Якутская преисподняя расположена под землёй и из-за царящей там кромешной тьмы изучена крайне слабо. Куда интереснее нижний мир инуитов — Адливун. Здесь властвует зима, но мрак полярной ночи смягчён сиянием звёзд и неугасающей северной авроры. Не огненные печи, не серный дым, а вечный холод и вьюга наполняют ад северных племён. Промёрзшая пустыня — это чистилище, через которое тупилак — души умерших — должны пройти, прежде чем обретут покой в серебристом свете Луны.

Верхний, средний и нижний миры у якутов. Иллюстрации Эллея Сивцева к эпосу «Олонхо»

В нижнем мире правит Седна, «Нижняя женщина», которой прислуживают оборотни-адлеты с человеческими лицом и телом, но волчьими ногами и ушами. Из Адливуна посылает она на землю демонов — туурнгаит. Те, что зовутся тыкывак, — олицетворения мороза. Прочие же, подобно чукотским рэккенам, приносят болезни и неудачу на охоте, пока их не изгонят шаманы.

В представлении народов Арктики каждое живое существо и каждый предмет наделён собственной душой, которую эскимосы именуют анирниит. На высшем уровне идеи существ, предметов и явлений объединяются в Силлу — мировую душу, придающую материи форму и смысл.

Седна — нечто среднее между скандинавской Хель и морской царицей

Похъёла

Кольский полуостров — это не только залежи апатитов, но и Похъёла из финской мифологии, управляемая могущественными шаманами страна, откуда приходят в мир холод и болезни. Одновременно, впрочем, Похъёла и «тридесятое царство» — мир, где волшебство столь же обычно, как полярное сияние. Где-то там, в полуночных горах, соединяющее верхнее и нижнее измерения Мировое дерево пронзает Землю. Поднявшись по ветвям дерева, можно попасть в Сайво, изобильную «страну вечной охоты», населённую духами добродетельных предков. Её иногда можно увидеть отражающейся в хрустальной глади священных озёр. Снизу же в мир живых пробираются чахли — низкорослые волшебники и кузнецы, подобные ненецким сихиртя. Есть и другие гости, куда более неприятные: равки, саамские упыри, духи злых шаманов. Как и положено нежити, равк невероятно силён, боится света и вечно терзается голодом. В отличие от европейских вампиров, равк не ограничивается кровью и жертву свою пожирает с костями.

***

Даже злобные туурнгаит — составная часть Силлу. Мир един, а значит, не требует управления. Понятия справедливости и добра к нему неприменимы. Седна, сильнейшая из злых духов, владычица морских животных, и Теккеитсерток, покровитель оленей-карибу, враждебны людям, так как у оленей и моржей нет причин любить охотников. Но при этом они почитаются как боги — податели пищи. Жизнь и смерть — части космической гармонии. Так и задумано.

При подготовке статьи использовались информация и замечательные иллюстрации с сайта inuitmyths.com

www.mirf.ru

. Туунбак

12 03 2019     
Брат Бремус-младший      
Пока нет комментариев

Туунбак – медведь из мифологии инуитов. Имя медведя, Туунбак, в переводе означает «злой дух». Это существо огромных размеров скрывается в арктических пустынях. Кто еще знает, что таит в себе мрачный, но завораживающий и удивительный Север. Согласно мифологии инуитов, Туунбак достигал роста более четырех метров. Крайне кровожадный, яростный и безжалостный зверь. Он способен убить каждого, с кем столкнется на своем пути, при этом ни минуты не раздумывая. Хладнокровие – вот, что управляет им. Фигурки с изображением этого медведя – огромная находка для любого коллекционера, хотя зачастую найти их бывает довольно непросто. Именно такие фигурки имеются в ассортименте нашего интернет-магазина. Ознакомиться с полной информацией о них можно на нашем сайте или в официальной группе во ВКонтакте.

Те, кто своими собственными глазами видели Туунбака, описывают его как огромного белого медведя, в глазах которого отчетливо читается гнев и ярость. Он внушает страх абсолютно любому человеку, хотя встретится с ним удавалось не каждому.

«Многие годы я и мой отец пенсионер рыбачили в море. В холодных арктических льдах было весьма много рыбы и это довольно долго приносило нам прибыль. Часто, местные жители рассказывали нам разные мифические истории и легенды, но ни разу еще мы не встречали в море никого, а мой отец просто отмалчивался и отказывался это комментировать. В тот день, мы как и всегда с самого раннего утра отправились пешком к нашей хижине, чтобы собрать снасти и уплыть в море. Уже с утра погода была плохой, но мы, уже привыкшие к таким сюрпризам погодных условий, отмахнулись и собрав все необходимое сели в лодку.

Купить медведей и солдатиков от студии «Воины и Битвы»

Мы долго плыли, облака на небе сгущались, но мы снова не обратили на это внимания и плыли дальше. Рядом с нами проплыла еще одна лодка, это были наши знакомые, они тоже частенько выходили в море и ловили рыбу, могли находиться здесь сутками в ожидании хорошего улова. Мы же проводили здесь несколько часов, потому что из-за арктических ветров невозможно было находиться здесь дольше. Я помахал им, они в ответ кивнули головой и отправились дальше. Ветер потихоньку усиливался, а небо было полностью покрыто непроглядными серыми тучами, рыба совсем не клевала и это, несомненно, огорчало нас еще сильнее.

Не знаю сколько мы там просидели, но очень много времени, поймали пару мелких рыбешек. Становилось все холоднее и мрачнее, ветер дул все сильнее, пробирая дрожью до костей.

– Что-то совсем все плохо, может вернемся домой? – спросил я у отца.

– Нет, нужно подождать еще немного, иначе все зря.

Я кивнул, и мы продолжили удить рыбу. Ветер подул со страшной силой и из воды показалась огромная голова медведя. Он поднялся над водой, из его рта шла пена, а глаза налились кровью от ярости. Соседнюю лодку качали волны, они тоже видели это существо, мы все наблюдали с любопытством, но в то же время и с ужасом. Зверь махнул своей огромной лапой и ударил лодку знакомых, она с ужасным грохотом начала идти ко дну. Мы с отцом дико перепугались, понимая, что и наш конец совсем скоро. Я схватил весла и начал грести в сторону берега, во мне кипел адреналин. Я слышал как это нечто с чудовищной скоростью плыло под нами, но почему-то нас не трогало. Когда же мои силы иссякли я понял, что мы уже практически у берега, бросив лотку мы побежали в сторону хижины.

Купить медведей и солдатиков от студии «Воины и Битвы»

Спустя пару часов, мы с отцом вернулись домой совершенно опустошенные. Рассказали эту историю матери, но та сказала, что из-за переохлаждения мы потеряли рассудок. А чуть позже, через месяца два, жители, обитающие в тех краях, поведали нам о том, что мы повстречались с самим злым духом, в облике медведя, Туунбаком и нам очень повезло, что он решил оставить нас в живых.»

Поделитесь записью

plasticsoldiers.ru

«Террор»: хоррор про выживание, а не про монстра

Profile

Name: история в фотографиях

Entry Tags

1020-е, 1400-е, 1500-е, 1600-е, 1700-е, 1800-е, 1830-е, 1840-е, 1850-е, 1860-е, 1870-е, 1880-е, 1890-е, 1900, 1900-е, 1905-е, 1910—е, 1910-е, 1912-е, 1917, 1920, 1920-е, 1930-е, 1930-е история России, 1939, 1940, 1940—е, 1940-е, 1945, 1950-е, 1960, 1960-е, 1960-е? дети, 1970-е, 1980-е, 1990, 1990-е, 1990е, 1993, 1997, 2000-е, 2010-е, XIII век, XIX век, XVI век, XVII век, cемейный архив, Азия, Афганистан, Африка, Африка политика, Балканы, Батька Махно, Белое Движение, Белое движение, Ближний Восток, ВДНХ, ВСХВ, Валуа, Великая Отечественная война, Великая Отечественная войнв, Великая война, Великая отечественная война, Виндзоры, Военная история, Восток, Вторая мировая, Вторая мировая война, Вторая мировая война. авиация, Втроая мировая война, Гитлер, Гражданская война, Гражданская война в США, Греция, Европа, Зачем — не знаю, Кавказ, Красный крест, Крым, Крымская война, Латинская Америка, Ленин, Ливия, МГУ, Москва, НКВД, Николай II, ОГПУ, Первая мировая, Первая мировая война, Подмосковье, Пушкин, РККА, Романовы, Русско-японская война, СМИ, СССР, США, Серебряный век, Средние века, Сталин, Сталинград, Сталинградская битва, Униформа, ХХ век, Халкин-гол, авация, авиация, авиация. флот, авто, авто-история, авто-история история Украины, авто=история, автомобилизм, авторская фотография, авторские фотографии, агит, агитация, агитация ( историческая), агитация (историческая), актеры, актуальная история, алхимия, альтернативка про Гитлера, анархисты, анархия, аристократия, армия, армия танки, артиллерия, артисты, археология, архитектура, балет, белые, благотворительность, болезнь, броневики, бронепоезда, быт, быт. люди, вещи, видео, военная иситория, военная история, военная история. Первая мировая война, военная истрия, военнная история, война, война в Афганистане, война в Корее, война в Чечне, война во Вьетнаме, война на Кавказе, вопрос, враги, всякая всячина, вторая мировая, выборы, выставки, геополитика, геральдика, герои, горо, города, города России, города СССР, города люди, гравюры, гражданская война, графика, даты, дворянство, демонстрации, деньги, деревня, дереыня, детвора, дети, детские игрушки, дипломатия, дирижабли, доброе, документы, дореволюционные фотографии, достояние человечества, драгоценности, еда, жандармы, железная дорога, железные дороги, женщин, женщина, женщины, жесть, живопись, животные, жизнь, жут, жуть, за, забавно, забавное, загадка, загадки, заговоры, замки, зачем-не знаю, игрушки, игры, игры. люди, изобретения, иконы, индейцы, интевенция, интересно, интересное, интересное кино, искусство, искусствр, исория СССР, истори СССР, истории СССР, исторические события, история, история CCCР, история Австралии, история Австрии, история Алжира, история Америки, история Англии, история Аргентины, история Армении, история Афганистана, история Африки, история Белоруссии, история Болгарии, история Бразилии, история ВКП (б), история Великборитании, история Великбритании, история Великобритании, история Венгрии, история Вьетнама, история Германии, история Германии. маразматические заголо, история Германиилюди, история Германия, история Греции, история Грузии, история Европы, история Египта, история Израиля, история Индии, история Ирака, история Ирана, история Ирландии, история Испании, история Италии, история КНДР, история Камбоджи, история Канады, история Киева, история Китая, история Кореи, история Кубы, история Латвии, история Ленинграда, история Мексики, история Монголии, история Москвы, история Нидерландов, история Норвегии, история Пакистана, история Петербурга, история Петрограда, история Польши, история Польшы, история РККА, история РСФСР, история РФ, история Росс, история Росси, история России, история России. военная история, история Российской Федерации, история Россия, история Румынии, история ССР, история СССР, история СССР отдых, история СССР. кино, история СССС, история ССССР, история США, история США., история США? 1930-е, история Санкт-Петербурга, история Сербии, история Таиланда, история Тайланда, история Тибета, история Турции, история Узбекистана, история Украины,

foto-history.livejournal.com

обзор сериала и книги / Блог Mortarion

Знакомство с Террором стало для меня одним из самых необычных в плане усваивания. Дело в том, что до просмотра сериала с книгой я был не знаком, однако, посмотрев первые две серии, решил, что ждать неделю до третьей прям невмоготу и сел за первоисточник.

Объем книги, конечно, внушал опасение. Было не очень понятно, на кой черт растягивать сюжет, в ядре которого запрятан привычный слешер со страшным монстром и бегающими от него людишками, на такое чудовищное количество страниц, но завязка очень уж захватила, так что я твердо решил хотя бы попробовать все это осилить. В итоге вышло так, что я едва успевал дочитывать до момента, на котором заканчивалась последняя серия, как уже успевала выходить новая. Лишь к последней трети книга настолько захватила меня, что я почти не отлипал от нее, пока не дочитал до самого финала.

Оглядываясь назад можно сказать, что сериал и книга на первый взгляд имеют не так уж и много различий и, благодаря такому вот параллельному знакомству, они еще и здорово дополняли друг друга, взаимно нивелируя некоторые минусы. Думаю, ознакомься я только с чем-то одним — получил бы по итогу менее яркое впечатление.

Прикончив же обе ипостаси трагедии экспедиции Франклина, я с удивлением обнаружил, что многие посмотревшие обрушились просто с кошмарным валом критики в адрес сериала, конечно же пуская в ход вековечные «а книга лучше», «оригинал изнасиловали», «прости, Дэн, мы все продолбали». Как-то это было… бурновато, ведь в чем-то адаптация даже превзошла книгу. Давайте же разберемся, в чем именно.

Для совсем непосвященных, Террор — это роман Дэна Симмонса, того самого автора Гипериона. Террор многими считается номером 2 среди его романов по уровню винрарности, при этом размах событий практически идеально подходит для экранизации в виде сериала, да еще и не требует при этом бюджета Игры Престолов. Сюжет основан на реальных событиях и рассказывает о британской экспедиции середины 19 века, целью которой было открыть короткий путь в Китай через архипелаги, находящиеся между Канадой и Арктикой. Экспедиция эта так и не вернулась, затерявшись во льдах, о чем нам сразу же, на первых секундах, говорит как сериал, так и книга.

Эта простая истина — «все умрут в конце», вгрызается в голову с самого начала, но не вызывает какого-то возмущения, как будто тебе сразу спойлернули финал. Это знание, поначалу не сильно напрягающее, скорее только подначивающее играть в привычную считалочку «а кого ж там следующим сожрут?», к середине начинает вызывать нарастающую грусть, а ближе к концу настоящее чувство безысходности. Как раз тут и оправдывает себя что десятичасовой хронометраж сериала, что увесистый объем книги.

Повествование охватывает период в четыре года, и все это время, практически до самого конца, люди не утрачивают надежду, не впадают в отчаяние, а пытаются мужественно справиться со всеми невзгодами (среди которых, помимо лютых холодов, испорченной провизии и болезней, фигурирует так же некое неведомое чудо-юдо, которое периодически налетает на застрявшие во льду корабли и жрет зазевавшихся матросов) и выбраться. В какой-то момент ты понимаешь, что они этого реально заслуживают, что ты хочешь, чтобы все эти нечеловеческие усилия как-то окупились… но они не окупаются, доводя тебя до морального изнеможения. А учитывая, что спустя 80% сюжета больше двух третей экипажа кораблей до сих пор живы, в какой-то момент просто перестаешь понимать, что же этих несгибаемых людей в итоге добьет. Кстати, в этом сериал и книга разительно отличаются друг от друга, но о финале мы поговорим в спойлерной части обзора.

Описывать сюжет подробнее для не знакомых с сериалом\книгой я смысла не вижу, так как в корне своем он предельно прост. Далее я бы просто хотел поподробнее рассказать, в чем сериал проигрывает книге, а в чем(внезапно!) у нее выигрывает. Возможно, это поможем вам разобраться, к чему бы вы охотнее приобщились. Я бы, конечно, посоветовал ознакомиться и с тем и с другим, однако если вы решите так и сделать, то лучше вначале посмотреть сериал, потому что он сильно поможет при прочтении сформировать образы героев. С этого давайте и начнем.

В самом романе действие описано с точек зрения около десятка членов экипажа, однако даже при беглом просмотре оглавления среди них сразу выделяется капитан «Террора» Френсис Крозье (в этом плане сериал несколько хитрит, изначально ставя в центр повествования главу экспедиции сэра Джона Франклина, и этот прием в дальнейшем отлично срабатывает), с флешфорварда которого роман открывается и с чьей точки зрения описано подавляющее большинство глав, что делает его главным героем с самого старта. Хоть как-то конкурировать с ним может лишь корабельный фельдшер и анатом Гудсир, однако, сравнивая их с Крозье главы, сразу становится понятно, о ком Симмонсу писать было интереснее.

В книге как минимум раз озвучиваются имена почти всех членов экипажа (около ста тридцати человек), многие появляются не единожды, участвуют в разговорах и как-то себя проявляют, кто-то больше, кто-то меньше. Проблема заключается в том, что практически все ведут себя одинаково. Что глава экспедиции капитан Франклин, что капитан Крозье, что их лейтенанты, корабельные старшины, доктора и матросы — все, как истинные британцы викторианской эпохи, ведут размеренные и высокопарные беседы, в критических ситуациях ни на что не сетуют, не впадают в панику, даже доведенные до ручки не орут друг на друга, а при атаках гребаного огромного чудовища, которое буквально напоказ жестоко рвет на куски их товарищей, спокойно координируют действия и пытаются его пристрелить. Поначалу это вызывает настоящее восхищение — наконец-то тебе в ужастике (хотя к этому жанру Террор можно отнести с натяжкой) показывают не тупых подростков, визжащих от каждого шороха, а ораву сплоченных и предельно суровых мужиков, которым все нипочем, но… прям все сто тридцать такие? Правда? И через три года лишений, голодные, больные цингой и загнанные в угол монстром, которого не берут пули, все продолжают вести себя почти так же непробиваемо, как и в самом начале. В такие моменты кажется, что роман писал не американец Дэн Симмонс, а адский патриот Великобритании Чарльз Диккенс, превозносящий моральные устои своих моряков до каких-то космических высот. Конечно, тут в обилии имеются внутренние монологи героев, которые и делают их более объемными и интересными (некоторых буквально за одну главу раскрывают так круто, что они тут же затмевают собой тех, которым до этого был посвящен десяток), есть и шокирующие моменты, например, когда главный злодей романа (как ни странно, речь сейчас не о чудовище) начинает творить какую-то крайне жестокую дичь, но дело в том, что внешне все остаются одинаковыми, и даже самые отбитые и скатившиеся из героев продолжают сохранять внешнее спокойствие и невозмутимость, что уж говорить о достойных мужах, которые даже перед лицом неминуемой гибели не смогли утратить свою человечность.

В сериале же дела обстоят диаметрально противоположно. Поначалу очень сильно ощущалась нехватка тех самых внутренних монологов, так как в начале романа некоторым героям дают очень обширный бэкграунд, на который в сериале лишь намекают редкими флешбеками, и какое-то маленькое, по сравнению с книгой, количество диалогов (это, правда, вскоре перестает быть проблемой, и серии с третьей рты герои открывают уже более охотно). Зато поведение людей здесь показано куда как более правдоподобно (кроме доктора Стэнли — это какой-то ад, кто смотрел — тот поймет), когда люди болеют — многие постоянно жалуются на боль и не скрывают своих мучений, когда кто-то умирает — их друзья по ним горюют, когда нападет монстр — отпор ему дают лишь самые смелые, остальные же вполне справедливо паникуют и стараются поскорее унести ноги, а когда становится понятно, что спасения ждать неоткуда, то у каждого сразу появляется своя голова на плечах.

Большой вклад в очеловечивание героев привносит отличный актерский ансамбль. К тому же, многие актеры, пусть и по большей части волей сценаристов, несколько изменили подход к героям, отойдя от первоисточника, и большинству это пошло на пользу.

Так, сэр Джон Франклин, которого тут играет заслуженный Цезарь и Манс Налетчик Киаран Хайндс, выглядит не жалким старым неудачником, которого не понятно почему прославляли его современники ирл, а пусть и непутевым в профессиональном плане капитаном, но очень харизматичным оратором, способным вдохновлять простых матросов.

Роль главного героя — капитана Крозье, сыгранного профессором Мориарти из Ричевского Шерлока, по сравнению с романом была несколько уменьшена, чтобы побольше раскрыть других героев, чему я кстати был несказанно рад, ведь и здесь и там он показался мне довольно странной кандидатурой на роль центрального персонажа — наименее приятный из трех капитанов, замкнутый и депрессивный обладатель весьма скверного характера, пусть и прилагающий в итоге наибольшее количество усилий для спасения экипажей кораблей.

Доктор Гарри Гудсир тут буквально сошел со страниц романа, а оторвав его от ведения дневника (через который в романе была подана львиная доля истории этого героя), получилось получше раскрыть остальных врачей экспедиции и его непростые взаимоотношения с ними.

Роли некоторых фокалов романа — в особенности лейтенанта Ирвинга, старшины Пеглара и его наставника Бридженса, были, к сожалению, сокращены. С другой стороны ледовый лоцман Блэнки и стюард капитана Крозье Джопсон тут мелькают куда чаще, чем в оригинале, и их эпизоды одни из лучших в сериале.

Условный главный злодей — Корнелиус Хикки, получился совсем другим персонажем, нежели в книге, однако при этом не менее (а то и более) интересным. В чем была прелесть книжного Хикки: всю книгу мы его практически не видим, только когда экипаж начинает где-то за кадром бурчать, капитанам сообщают, что, мол, зачинщик опять Хикки. И когда в последней трети он начинает часто мелькать лично, с помпой врываясь в одной из самых мерзких сцен всего романа — это впечатляет. Сразу понимаешь, насколько все его недооценивали, считая лишь назойливой мухой. А уж когда ближе к концовке Симмонс награждает читателя парой глав от лица самого Хикки, показывая, какой треш и угар творится в его голове, остается только сидеть и охреневать. В сериале же мы видим его с самого начала, он с первой серии среди ведущих персонажей. Сериальный Хикки поначалу даже кажется одним из самых притягательных героев — в отличие от книги, здесь он не обладатель неприятной крысиной внешности, а очень даже симпатичный парень, выделяющийся на фоне заросших матросов и офицеров, у многих из которых до жути похожая друг на друга внешность, острый на язык, крайне инициативный, старающийся быть везде и в курсе всего. Однако поворотный момент у него такой же, как и в книге, хотя дальнейшие его действия такого накала не достигают, потому что изначально в сериале он более адекватен и расчетлив. С иной стороны раскрыта (если так вообще можно сказать) и его гомосексуальность. Если в книге через половую связь Хикки буквально подчиняет себе Магнуса Мэнсона — самого здорового и сильного человека на корабле, используя его в дальнейшем как рычаг давления на остальных, то в сериале его роман с одним из матросов (самым обычным чуваком) выглядит скорее как маркер его наглости (ведь за это могут повесить, но Хикки на это как будто наплевать) и в дальнейшем мало роляет.

Напоследок хотелось бы рассказать о третьем капитане экспедиции с забавным именем Джеймс Фицджеймс. Я снимаю шляпу перед Тобиасом Мензисом (по иронии игравшем в Риме убийцу героя Хайндса — Брута, что кстати в сериале аж дважды забавно обстебывается), так как он из персонажа, который в книге только и занимался тем, что составлял бесконечно долгие и утомительные отчеты о состоянии своего корабля, превратился в самого яркого и вызывающего у меня наибольшее сопереживание героя во всем сериале. Он появляется в кадре практически столько же, сколько и Крозье с Гудсиром, становясь одним из полноценных центральных героев, и проходит самую заметную эволюцию в ходе сюжета.

Так что, подытоживая, сами герои в сериале получились живее и интереснее.

Также в плюсы, по сравнению с книгой, могу записать и лучшую динамику происходящего. В сериале нет каких-то тягомотных серий, постоянно что-то происходит, и за 10 часов заскучать не дают, постоянно держа в напряжении. В книге же с этим беда. Когда видишь объем в 900 страниц, то сразу понимаешь, что даже титулованный автор просто захотел полить воду. Первую треть книги каждый герой постоянно начинает подолгу описывать, какой снег вокруг белый, корабль скрипучий, полярная ночь темная, а сидение на месте унылое. Поначалу это помогает погрузиться в происходящее, но затем одинаковые описания начинают задалбывать. Не раз внутренние монологи или даже диалоги скатываются в занудство в виде многостраничного сыпания морскими терминами, в которых неподготовленный человек ни черта не смыслит, в этом плане сериал к своему зрителю куда милосерднее.

Теперь же расскажу о том, в чем книга сериал полностью и бескомпромиссно уделывает — это непосредственно сами события и атмосфера, что их окутывает. В сериале вы не почувствуете сковывающей полярной стужи, когда даже до предметов дотронуться невозможно, не оторвав себе кожу, а высунутый из-под шарфа нос грозится немедленно окоченеть и отвалиться. На экране героям почти никогда не холодно, шутка ли — в паре сцен один из героев ходит вообще без верхней одежды и чувствует себя прекрасно. Такой игнор по сути главного противника экспедиции в книге удручает, ведь при прочтении ветер буквально завывал в ушах, а кончики пальцев немели. Не скажу, что атмосфера в сериале из-за этого полностью потерялась, но книга в этом плане на два шага впереди. Что касается самих событий, то в книге они тоже в большинстве случаев обыграны как-то круче, самый яркий пример, который любят приводить книжные фанаты — это устроенный командами карнавал. Туда же можно отнести, например, и погоню монстра за лоцманом Блэнки, которая в сериале начинается и заканчивается на корабле, а в книге перемещается в лабиринт из айсбергов, где разворачивается одна из самых страшных и напряженных сцен, или исследование открывшихся разводий Пегларом, во время которого я поймал себя на мысли, что буквально прочел скример — этого эпизода в сериале и вовсе не было. С другой стороны, некоторые моменты в сериале обыграны куда более логично, например, проведя первый год во льдах, Крозье отправляет небольшой отряд на юг, чтобы те привели помощь, если лед следующим летом снова не оттает, чего в книге, насколько я помню, не предпринималось, хотя такой шаг казался очевидным. Или странное поведение все того же Крозье по отношению к мятежникам и их лидеру, когда он быстро догадывается о том, кто они и чем занимаются, но почему-то ничего против них не предпринимает, никак это не объясняя, в сериале обыгрывается с точностью до наоборот — он сразу же наводит порядок, действуя открыто перед всей командой. Правда, таких моментов все же маловато, чтобы уравновесить чаши весов, особенно когда дело доходит до финальной, самой тяжелой части сюжета, роман справляется со своей пиковой точкой прекрасно, в то время как последние три серии сериала выглядят как-то странно и скомкано (особенно страдает ощущение времени — не читавшему книгу будет совершенно не понятно, что там описываются события длиной почти в полгода, ведь на экране все выглядит так, будто за последние три серии проходит всего пара дней).

Ну а теперь часть для тех, кто досмотрел до финала. Хотелось бы обсудить его, так как что в сериале, что в романе я не получил от него какого-то удовлетворения.

У Дэна Симмонса на последней сотне страниц происходит что-то странное. Как только погибают последние герои-фокалы — Гудсир и Хикки, и остается один лишь Крозье, сюжет сворачивает куда-то не туда. К этому моменту в живых остается еще порядка сорока человек, они во главе с Дево наконец добираются до открытой воды и начинают плыть через залив в Канаду, и… их судьба остается неизвестной. Они просто исчезают со страниц романа, целых мать его сорок живых персонажей, которые скорее всего просто бесславно погибают за кадром. Вместо этого в читателя врубается ни с того ни с сего огромный скучнейший пласт инутских мифов, единственная цель которых — объяснить, что монстр на самом деле — какое-то бессмертное волшебное существо, и у жалких людишек не было ни единого шанса его победить, а Крозье отказывается от идеи вернуться домой, внезапно женится на местной жительнице, отрезает себе язык и начинает служить и поклоняться твари, убившей два десятка людей из его команды. Ну охренеть теперь. Правда, последняя сцена, где он сжигает Террор, более-менее хороша.

В сериале же финал, как я говорил выше, вышел крайне скомканным. Недосказанностей в нем, правда, поменьше — тут все, кроме Крозье, и впрямь погибают у нас на глазах (и от этого становится так обидно, что потерявшиеся люди Дево уже не казались мне к 10 серии такой уж плохой идеей), вот только вместо огромной череды неудач и бедствий, проблему высокой численности под конец решает непосредственно монстр. Если в книге Туунбак был лишь одной из угроз и уложил в сумме за всю книгу (три года активной деятельности) человек двадцать, то в сериале от его зубов и когтей погибает навскидку половина всей экспедиции, и если в начале он утаскивает всех по одному, то в последних сериях просто в открытую налетает на лагеря, вырезая там людей десятками. С другой стороны, мне понравилось, что в сериале Туунбак не какое-то божество, а просто огромный и живучий зверь (хотя его способность якобы поедать души оставили), которому героям с переменным успехом удается давать отпор и даже серьезно ранить, а в самом конце и вовсе убить. Тут куда лучше обыгрывается его странная сверхспособность — если в книге, встретив Хикки, он просто понюхал его и кашлянул, решив не поглощать его сгнившую душу, то в сериале он после такого занюха в ярости пытается сожрать Хикки, но давится им (и его черной душой) и умирает. Очень так тонко и одновременно ярко показали, кто там был истинным злом, а не просто грубой силой природы и метафорической местью эскимосов проклятому белому человеку. Финальная сцена сериала, правда, на порядок унылее. Хоть нас и избавили от лекции на тему инуитских мифов и странной женитьбы на леди Безмолвной, но и сжигание корабля тоже убрали, и в итоге сериал заканчивается на Крозье, сидящем над прорубью посреди ледников, а на фоне играет совершенно неподходящая моменту музыка. Надо ли говорить, что такая сцена чувства катарсиса не вызывает совершенно.

В довесок добавлю, что в обоих случаях сильно удручило, что выжил именно Крозье. С какого-то черта плохо физически развитый, более пожилой, чем большинство членов экипажа, страдающий алкоголизмом мужичок оказывается крепче вообще всех — он ни разу сильно не устает, не схватывает цингу, когда ей болеют уже все поголовно, с ним вообще ничего плохого не случается. Объясняется это ровно тем, что он, видите ли, главный герой. И ладно бы Крозье был таким героем, за которого всей душой болеешь, но нет, за тех же Фицджеймса, Гудсира и Блэнки переживаешь куда сильнее, так что лучше бы уж выжил кто-то из них, либо вообще никто, а так…

Тем не менее, хоть финал и оставил после себя гадкое послевкусие, от 90% что романа, что сериала, я остался под большим впечатлением. Это бесспорно один из самых проработанных, масштабных и необычных выживастиков, что я когда-либо видел. А видел я их, уж поверьте, немало.

stopgame.ru

Естественный Туунбак. – Стас Жицкий – Блог – Сноб

+T

Дэн Симмонс. Террор. Азбука, Азбука-Аттикус, 2015.

Писатель-многостаночник Симмонс, как я подозреваю, удивляясь скорости производства его романов, либо обладает немыслимой работоспособностью, либо сплоченным коллективом помощников. В случае с романом “Террор” (нет, он не новый, с тех пор с конвейера Симмонса сошла уже стопка свежих книжек) одного лишь быстрописательского навыка точно было недостаточно: количество переваренной и помещенной в книгу информации (не валяющейся на дороге, а требующей себя раскопать) говорит о серьезном исследовательском труде. Книга – про полярных исследователей; в основе – история настоящей экспедиции Джона Франклина, отправившейся в 1845 году на поиски пути из Атлантики в Тихий океан поверх Америки. С дотошностью (крайне изредка переходящей в некоторую занудливость) Симмонс описывает полнейший перечень трудностей, сложностей, проблем и лишений, с которыми столкнулись моряки – и делает это, опираясь на очень серьезный объем разнообразных знаний. Он убедительно рассказывает нам, как устроены корабли (и технологически, и в бытовом смысле), как выстроена командная иерархия, каковы запасы угля, воды, еды и алкоголя, в чем отличия разных типов льда, как устроены жилища и сани эскимосов, в каких чудовищ они верят… и много чего еще. Например, как устроен человек…

В результате использования тысячи подробностей получается не просто толстый драматически-приключенческий роман, но прямо-таки наиреалистичнейше представимая картина нескольких лет страшной жизни бесстрашных людей (спойлер: а для большинства – так и вовсе не жизни, а смерти). И этой реалистичности совершенно не мешает всего один, но весьма весомый мистически-триллерный, потусторонний компонент (вот тут спойлера не будет) – он вживлен настолько умело, что читатель (по крайней мере в моем лице) уверен: не быть его там просто не могло. Это нынче, когда атомные ледоколы бороздят все подряд, никуда не вмерзая и нигде не дрейфуя, когда каждый полярник (и чуть ли не каждый эскимос) имеет не просто радио, но спутниковый интернет, смертельно опасные чудеса ушли на недосягаемые глубины. Но в середине XIX века – без них было не обойтись.

А что такое Туунбак – узнаете, если прочтете.

Другие материалы автора

Следующий

snob.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о