Туунбак террор: арктический монстр, похожий на огромного белого медведя — Персонажи и идеи в кино и литературе

Содержание

арктический монстр, похожий на огромного белого медведя — Персонажи и идеи в кино и литературе

Целью экспедиции, возглавляемой Джоном Франлином, был поиск морского пути соединяющего Атлантику с Тихим океаном через северное побережье Североамериканского континента. Кстати, роман посвящен истории реальной экспедиции, пропавшей во льдах Арктики в 1947 году, споры о судьбе которой ведутся до сих пор (роман по настоящему удался: отлично передана мрачная атмосфера, чувство безнадежности, показано как меняются люди под воздействием отчаяния, отлично отражена приключенческая сторона экспедиции).

Корабли, из-за неоправданно рискованных действий руководителя экспедиции, засели во льдах. Матросы, да и офицеры, стали страдать от голода, холода и цинги и депрессии, вызванной безнадежностью их положения.

В это время на них стал охотиться монстр, которого они, по началу, приняли за большого белого медведя. Люди пропадали один за одним, а оружие, которое было у них, не брало чудовище (впрочем, от него можно было убежать: классно описана погони монстра за Томасом Блэнки). Монстр быстро бегал, плавал под водой, обладал страшной силой и мог лазить по мачтам. Когда люди на него натыкались, складывалось впечатление, что чудовище появлялось прямо из снега…

Постепенно, герои романа стали приходить к мысли, что монстр был не просто зверем. Он обладал разумом и, возможно, имел свое извращенное чувство юмора: убив несколько членов экспедиции, через некоторое время монстр вернул одно тело, составив его из двух половинок, принадлежащих разным людям.

Голодные и обмороженные люди решили добраться пешком до поселений эскимосов и бросили вмерзшие в лед корабли. Монстр стал преследовать их…

Очень понравилась сцена с Хикки (тщедушный человечек, по-своему более страшный чем сам Туунбак), когда Туунбак поморщился от дурного запаха, исходившего от его души (но голову он ему, тем не менее, откусил).

Оказалось, что чудовище было тупилеком — злым духом, сброшенным, по поверьям эскимосов, богами на Землю. Злой дух принял образ Туунбака, огромного белого зверя и охотился на людей.

Эскимосы пытались сражаться с ним, но все было бесполезно. Сотни охотников были убиты. Иногда Туунбак глумился над семьями погибших, возвращая части мертвых тел – порой оставляя головы, руки, ноги и туловища сразу нескольких охотников сваленными в одну кучу, чтобы родственники не смогли даже провести погребальный обряд должным образом.

Потом шаманы поняли, что общаться с ним могли только особые люди (к ним и относилась эскимоска), обладавшие телепатическими способностями. При этом, они не должны были разговаривать с другими людьми (Туунбак вырывал у них язык). Шаманы стали искать и воспитывать таких людей. С их помощью эскимосы смогли смогли договориться с Туунбаком, пообещав не заходить в его владения и приносить ему еду.

По поверьям эскимосов Туунбак должен был умереть, постепенно отравившись душами белых людей. После его смерти произойдет страшное:

…Отравленный бледными душами каблуна, Туунбак заболеет и умрет. Настоящие Люди забудут свои обычаи и свой язык. В их домах поселятся пьянство и отчаяние. Мужчины ожесточатся сердцем и станут бить своих жен. Души-инуа детей утратят покой, и добрые сны перестанут приходить к Настоящим Людям…

P.S. В итоге выжил только капитан корабля «Террор», спасенный эскимоской.

Цитаты

…Дьявол, пытающийся уничтожить их здесь, в Царстве Дьявола, это не только белое мохнатое чудовище, убивающее и пожирающее людей одного за другим, но всё, абсолютно всё здесь: неослабевающие холода, сдавливающие корабли льды, электрические бури, странное отсутствие тюленей, китов, птиц, моржей и сухопутных животных, неумолимое наступление пака, айсберги, передвигающиеся по белому замерзшему морю, но не оставляющие ни единой узкой полосы открытой воды за собой, внезапные мощные содрогания ледяного поля, сопровождающиеся появлением торосных гряд, пляшущие звезды, халтурно запаянные банки с продуктами, теперь превратившимися в отраву, так и не наступившее лето, так и не открывшиеся проходы – решительно все. Чудовище во льдах являлось просто-напросто еще одним воплощением Дьявола, который хотел их смерти.

И хотел, чтобы они страдали…

…Если это был медведь, то необычайно крупный представитель вида ursus maritimus. У меня осталось впечатление от животного явно плотоядного – громадное туловище, гигантские передние лапы, маленькая голова и обсидиановые глаза, – но на самом деле я видел все не так отчетливо, как можно предположить по моему описанию. Главным образом я помню, что существо возникло словно из пустоты – просто поднялось изо льда, обхватывая человека,– и что ростом оно вдвое превосходило лейтенанта Гора. От этого зрелища сердце уходило в пятки…

неудачная экранизация мощного романа-ужастика — Российская газета

В середине XIX века два судна Королевского флота Великобритании отправились в опасное плавание в Арктику с целью исследования ее неизвестной на тот момент части. Закончилось всё печально — члены экспедиции пропали, а то, что осталось от затертых льдами кораблей, нашли уже наши современники.

Вдохновившись этой мрачной историей, один из крупнейших ныне живущих американских писателей Дэн Симмонс создал монументальный роман-хоррор «Террор» (так назывался один из кораблей), полный отражающих дух времени деталей и мистического ужаса.

Выглядит это так, будто Герман Мелвилл воскрес, прочитал Говарда Лавкрафта и решил поэкспериментировать с его стилем. Попробуйте себе представить, что из этого могло бы выйти, и получите что-то похожее на «Террор».

Симмонс вооружился всей доступной ему информацией о загадочном исчезновении обоих экипажей и остроумно додумал остальное, воплотив все беды, с которыми довелось столкнуться неудачливым мореплавателям, в мифическом медведе-переростке Туунбаке. Сами беды — голод, отравления, цинга, лютый холод, постепенное осознание безвыходности ситуации, предельная усталость и, как следствие, бесконечные конфликты — конечно, тоже никуда не деваются, чудовище лишь время от времени становится их катализатором.

Задача экранизировать этот почти девятисотстраничный кирпич, большая часть которого отведена умелому, садистски неспешному нагнетанию страха — не из легких. Отчасти — потому, что для передачи хотя бы трети неизбывной жути, переполняющей «Террор» Симмонса, требуется солидный хронометраж.

И недавний одноименный телесериал это продемонстрировал с грустной наглядностью: десяти эпизодов, вышедших на телеканале AMC, оказалось явно недостаточно.

Это не означает, что причин смотреть новую многосерийку канала, подарившего нам «Безумцев», «Сына», «Проповедника», «Во все тяжкие», «Лучше звоните Солу» и «Ходячих мертвецов», совсем нет. Здесь есть приличные съемки, достойные декорации, несколько удачно воспроизведенных книжных сцен — а сцены эти сами по себе потрясающе хороши — и великолепный каст.

В главной роли — компетентного и благородного, но страдающего мизантропией и алкоголизмом капитана Крозье — Джаред Харрис. Простоватого и легкомысленного главу экспедиции Франклина играет Киаран Хайндс (Гай Юлий Цезарь из «Рима», Манс Налетчик из «Игры престолов»), чья колоритная ирландская физиономия отлично могла бы подойти и Крозье — но и в этом образе он не менее замечателен. Третий по рангу человек в экспедиции — молодой и слегка кичливый капитан с нелепым именем Джеймс Фицджеймс — исполнен Тобайасом Мензисом, еще одним нашим знакомым по «Риму» (Брут) и «Игре престолов» (Эдмур Талли).

Сложные отношения внутри этой пестрой троицы в книге занимают важнейшее место, но в сериале упрощены и вульгаризированы до предела. А там, где авторы шоу, напротив, попытались зачем-то добавить психологизма, телевизионный «Террор» наиболее отчетливо дает петуха. Особенно это заметно в случае с трансформацией главного отрицательного персонажа — помощника конопатчика Хикки, совершенно неоправданно перетаскивающего на себя одеяло в самый неподходящий момент.

И это — не единственный пример непростительно неаккуратного вмешательства сценаристов в оригинальную фабулу. Здесь даже зловещая и таинственная эскимоска Леди Безмолвная оказывается вовсе не безмолвной, а значит — не такой уж таинственной. Со временем число подобных «творческих переработок» набирает критическую массу, что делает вразумительный финал просто невозможным — так что не стоит удивляться, что в концовке все перевернуто с ног на голову.

Из этих неприятных деталей и складывается безрадостный результат: экранизация «Террора» AMC скорее не удалась, чем наоборот. Не будь их, ощутимую нехватку бюджета — не то что страшного (страшного, а не смешного!) монстра нарисовать не получилось, даже на необходимое для создания атмосферы количество снега, похоже, не наскребли — можно было бы простить. А так — нельзя. 

2.5

Персонажи Террор, или Туунбак… — Gencliyimiz geleceyimiz

Персонажи
Террор, или Туунбак — чудовище, похожее на огромного белого медведя ростом больше четырёх метров, преследующее экспедицию. Коварное и неуязвимое создание, убивающее и пожирающее моряков арктической экспедиции, прозвано экипажами кораблей Террором. Эскимосы считают его тупилеком — злым духом, созданным богиней Седной, чтобы убить двух других богов, Сайлу и Анингата. Обратившийся против своей создательницы Туунбак был низвержен на Землю.
Безмолвная — молодая эскимоска по имени Силна из сиксам иеа («небесных повелителей духов»), созданных шаманами, чтобы помешать Туунбаку убивать людей.

Сиксам иеа посвящают жизнь общению с Туунбаком, который лишает их возможности разговаривать с себе подобными. Силна и её отец наткнулись на отряд лейтенанта Гора, отправленный Франклином на остров Кинг-Уильям. При этом отец девушки был смертельно ранен случайным выстрелом англичан.

Имена участников экспедиции, действующих в книге, полностью соответствуют сохранившемуся списку экипажей «Террора» и «Эребуса»[1].
Френсис Крозье (Francis Crozier) — капитан корабля «Террор». Став начальником экспедиции после смерти Франклина, принимает решение покинуть намертво вмёрзшие в лёд корабли и вести команду сначала на берег острова Кинг-Уильям, а затем к устью реки Бак, чтобы подняться по ней к Большому Невольничьему озеру. Люди тащат тяжёлые сани с лодками и припасами, но не найдя разводья, чтобы плыть к устью реки, возвращаются на остров. Отколовшаяся от основной части экипажа группа под главенством Хикки решает вернуться обратно к кораблям. Крозье, хитростью заманенного Хикки во льды и тяжело раненного им, спасает Безмолвная.


Сэр Джон Франклин — начальник экспедиции, номинальный капитан флагманского корабля «Эребус». Гибнет 11 июня 1847 г., разорванный на части чудовищным существом.
Джеймс Фитцджеймс (James Fitzjames) — командор, а фактически — капитан «Эребуса» ещё при Франклине.
Корнелиус Хикки (Cornelius Hickey) — помощник конопатчика с «Террора».
Гарри Д. С. Гудсер (Harry Goodsir) — фельдшер с «Эребуса», единственный врач экспедиции после гибели коллег во время «Второго Большого Венецианского карнавала» (новогодняя ночь 1847/1848).
Джон Ирвинг (John Irving) — третий лейтенант с «Террора».
Томас Блэнки (Thomas Blanky) — ледовый лоцман c «Террора».
Гарри Пеглар (Henry Peglar) — фор-марсовый старшина с «Террора».
Грэм Гор (Graham Gore) — первый лейтенант с «Эребуса», первым из участников экспедиции павший жертвой чудовища.
Джон Бридженс (John Bridgens)
Чарльз Дево (Charles DeVoeux)
Роберт Голдинг (Robert Golding)
Томас Джонсон (Thomas Johnson

Террор (роман) — это.

.. Что такое Террор (роман)?
Террор
The Terror
Жанр:

Криптоистория
Хоррор

Автор:

Дэн Симмонс

Язык оригинала:

Английский

Публикация:

2007

Отдельное издание:

2008

Издательство:

Little, Brown & Company; Издательство «Эксмо»

Перевод:

Мария Куренная

Террор — роман американского писателя Дэна Симмонса. В основе сюжета лежит реальная история экспедиции английского исследователя Арктики Джона Франклина.

Сюжет

«Арктический Совет разрабатывает план поиска Дж. Франклина», 1851. Художник С. Пирс

В 1845 году два корабля «Террор» и «Эребус» покидают берега Англии и отправляются на поиск морского пути, проходящего по Северному Ледовитому океану, соединяющего Атлантику с Тихим океаном через северное побережье Североамериканского континента. Помимо естественных трудностей, с которыми вынуждены бороться участники экспедиции: болезни, голод, суровые погодные условия — на долю моряков выпадает встреча с таинственной угрозой — загадочным зверем, который преследует капитана и его команду.

Для современников и потомков судьба «Террора» и «Эребуса» на долгие десятилетия оказалась окутанной тайной. Трагическая история пропавших кораблей рассказана языком корабельного бытописателя, с использованием как художественных средств выразительности, так и специальной мореходной терминологии: в романе детально описаны особенности жизни на судне в экстремальных условиях ледяного Заполярья.

Большое внимание автор уделяет эскимосской мифологии, вводя читателя в загадочный мир воззрений северных народов.

Персонажи

Френсис Крозье Джон Франклин, гравюра XIX века
  • Террор, или Туунбак — чудовище, похожее на огромного белого медведя ростом больше четырёх метров, преследующее экспедицию. Коварное и неуязвимое создание, убивающее и пожирающее моряков арктической экспедиции, прозвано экипажами кораблей Террором. Эскимосы считают его тупилеком — злым духом, созданным богиней Седной, чтобы убить двух других богов, Сайлу и Анингата. Обратившийся против своей создательницы Туунбак был низвержен на Землю.
  • Безмолвная — молодая эскимоска по имени Силна из сиксам иеа («небесных повелителей духов»), созданных шаманами, чтобы помешать Туунбаку убивать людей. Сиксам иеа посвящают жизнь общению с Туунбаком, который лишает их возможности разговаривать с себе подобными. Силна и её отец наткнулись на отряд лейтенанта Гора, отправленный Франклином на остров Кинг-Уильям. При этом отец девушки был смертельно ранен случайным выстрелом англичан.

Имена участников экспедиции, действующих в книге, полностью соответствуют сохранившемуся списку экипажей «Террора» и «Эребуса»[1].

  • Френсис Крозье — капитан корабля «Террор». Став начальником экспедиции после смерти Франклина, принимает решение покинуть намертво вмёрзшие в лёд корабли и вести команду сначала на берег острова Кинг-Уильям, а затем к устью реки Бак, чтобы подняться по ней к Большому Невольничьему озеру. Люди тащат тяжёлые сани с лодками и припасами, но не найдя разводья, чтобы плыть к устью реки, возвращаются на остров. Отколовшаяся от основной части экипажа группа под главенством Хикки решает вернуться обратно к кораблям. Крозье, хитростью заманенного Хикки во льды и тяжело раненного им, спасает Безмолвная.
  • Сэр Джон Франклин — начальник экспедиции, номинальный капитан флагманского корабля «Эребус». Гибнет 11 июня 1847 г., разорванный на части чудовищным существом.
  • Джеймс Фитцджеймс (James Fitzjames) — командор, а фактически — капитан «Эребуса» ещё при Франклине.
  • Корнелиус Хикки (Cornelius Hickey) — помощник конопатчика с «Террора».
  • Гарри Д. С. Гудсер (Harry Goodsir) — фельдшер с «Эребуса», единственный врач экспедиции после гибели коллег во время «Второго Большого Венецианского карнавала» (новогодняя ночь 1847/1848).
  • Джон Ирвинг (John Irving) — третий лейтенант с «Террора».
  • Томас Блэнки (Thomas Blanky) — ледовый лоцман c «Террора».
  • Гарри Пеглар (Henry Peglar) — фор-марсовый старшина с «Террора».
  • Грэм Гор (Graham Gore) — первый лейтенант с «Эребуса», первым из участников экспедиции павший жертвой чудовища.
  • Джон Бридженс (John Bridgens)
  • Чарльз Дево (Charles DeVoeux)
  • Роберт Голдинг (Robert Golding)
  • Томас Джонсон (Thomas Johnson)

Источники

Идея написания романа возникла у Симмонса после прочтения им примечания об экспедиции Франклина в книге сэра Ранульфа Файнса «Гонка к Полюсу: трагедия, героизм и антарктическая экспедиция Скотта» (англ. Race to the pole: tragedy, heroism, and Scott’s Antarctic quest)[2]. В послесловии к своему роману Дэн Симмонс приводит обширный перечень источников: книг, иллюстраций, географических карт, на которые он опирался в ходе написания книги[3].

Издание романа

Террор является двадцать шестым по счету романом Дэна Симмонса. [4] Впервые издан в 2007 году американским издательством «Little, Brown and Company», входящим в группу «Hachette Book».[5] В дальнейшем роман неоднократно издавался в аудио-версии.[6] В России «Террор» вышел в серии «Книга-загадка, книга-бестселлер» издательства «Эксмо» в 2008 году (переводчик — М. Куренная). Тогда как в США книга вышла в двух вариантах: мягкий переплёт и твердая обложка — в России издан только твёрдый вариант.

Отзывы и премии

В 2007 году «Террор» входит в десятку лучших книг года по версии различных зарубежных изданий, в том числе Entertainment Weekly, USA Today, а также в Топ 10 Стивена Кинга.[7] В 2008 году роман «Террор» был одним из шести номинантов премии British Fantasy Award.[8]. Роман был с восторгом встречен критиками ведущих зарубежных изданий. Так, газета Вашингтон Пост сравнила труд, который принял на себя Дэн Симмонс, взявшись запечатлеть это «сочетание исторического реализма, готического ужаса и древней мифологии», с прогулкой по тонкому льду, отмечая при этом, что всякий, кто не обладает искусством повествования Симмонса, неизбежно провалился бы под лёд («… anyone without Simmons’s mastery of narrative craft would have undoubtedly fallen through»). [9] Среди писателей роман также нашел самые одобрительные отклики. Признанные мастера фантастического жанра Стивен Кинг и Дин Кунц назвали Дэна Симмонса блистательным автором, внушающим благоговение.[10]

Примечания

Литература

  • Simmons, Dan The Terror. — 1st ed.. — Little, Brown. — ISBN 0316017442
  • Дэн Симмонс. Террор. — М., СПб.: «Эксмо», «ИД Домино», 2008. — 880 с. — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-24885-8
  • В. Бацалев, А. Варакин Миф о Джоне Франклине // Тайны археологии. — М., СПб.: «Вече», 1999. — 416 с. — 16 000 экз. — ISBN 5-7838-0322-7

Ссылки

Рецензии и отзывы

Материалы об экспедиции

хоррор про выживание, а не про монстра — Рамблер/новости

Разбираемся в реальной истории гибели экспедиции Джона Франклина, ставшей основой сериала от AMC.

Американский писатель Дэн Симмонс — один из тех авторов, которым удаются произведения абсолютно любого жанра. На его счету монументальные научно-фантастические романы о поисках Бога в мире будущего, шпионские триллеры о противостоянии разведок в эпоху Второй мировой войны и просто крутые детективы.

При этом у книг Симмонса есть одна отличительная черта: в них почти всегда присутствуют реальные исторические личности. Английский поэт XIX века Джон Китс в фантастическом мире «Песен Гипериона». Писатель Эрнест Хэмингуэй в шпионском триллере «Колокол по Хэму» и Чарльз Диккенс в «Друд, или Человек в чёрном». А ещё 129 членов команды двух британских кораблей «Эребус» и «Террор», что в 1845 году отправились на поиски Северо-Западного прохода и пропали. О них у Симмонса в 2007 году вышел объёмный роман «Террор».

На днях телеканал AMC запустил в эфир первый эпизод одноимённого сериала по мотивам романа. Отличный повод вспомнить, про что была книга и насколько Симмонсу удалось приблизиться к разгадке тайны исчезновения двух кораблей.

После того, как корабли Христофора Колумба упёрлись в земли Америки в конце XV века мореплаватели решили не сдаваться и всё-таки найти короткий путь из Европы в Азию. Искали в основном на севере, из-за чего этот гипотетический путь и получил своё название — Северо-Западный проход. Экспедиций по его обнаружению было много, благодаря чему мореплаватели очень подробно изучили побережье того, что сейчас называется Северной Америкой. Однако пройти через льды современной Канады из Атлантического океана в Тихий им всё никак не удавалось.

Но мореходы не теряли надежду раз за разом отправлялись в опасные экспедиции. Благодаря этому, к середине XIX века в канадской Арктике остался неисследованным лишь небольшой участок площадью порядка 180 тысяч квадратных километров. Это примерно как четыре Московских области. Предполагалось, что где-то в этом неизведанном районе и находится заветный Северо-Западный проход. Именно туда отправились корабли «Эребус» и «Террор».

И «Эребус», и «Террор» относились к так называемым «бомбардирским кораблям» — то есть их строили для войны. В XVIII веке такие суда, как правило, использовались для артобстрела приморских крепостей.

«Террор» был спущен на воду в 1813 году и успел поучаствовать в Англо-Американской войне 1812-1815 годов. Его, например, использовали в боях в Коннектикуте и в Джорджии. «Эребус» же впервые вышел в плавание в 1826 году, поэтому войну не застал.

Оба корабля разрабатывались с большим запасом прочности — они должны были выдерживать чудовищную отдачу трёхтонной мортиры. Поэтому когда английскому Адмиралтейству понадобились прочные корабли для исследования Антарктики, выбор остановился на этих двух судах.

Оба корабля могли идти под парусом, однако перед экспедициями их дополнительно оснастили локомотивными двигателями, позволявшими двигаться со скоростью 7,5 километров в час.

Чтобы команды не мерзли, на обоих кораблях сделали систему отопления — трубы с паром. Кроме того, деревянные корпуса укрепили металлом, а под гребные винты и рули инженеры добавили специальные бронированные ниши, в которых они могли укрываться ото льда.

В 1840 году корабли отплыли из Тасмании на юг и вскоре достигли Антарктиды. После этого на карте самого южного континента появились два новых географических объекта — вулканы Эребус и Террор.

Оба корабля два раза были в Антарктиде, где неплохо показали себя, поэтому впоследствии Адмиралтейство и направило их в канадскую Арктику на поиски Северо-Западного прохода. Думали чиновники над этим недолго.

Северо-Западный проход. Фото: arcticecon.files.wordpress.com

А вот над чем подумать пришлось, так это над тем, кто возглавит экспедицию. Кандидатов хватало, но все они отсеивались один за другим. Сначала хотели отправить человека, организовавшего одну из самых первых экспедиций на Северный полюс — Уильяма Перри. Но он отказался. Тогда должность командующего предложили сэру Джеймсу Россу, который, кстати, за пару лет до этого и водил «Эребус» с «Террором» в Антарктиду. Но ему запретила жена.

Перебрав ещё несколько «неподходящих» кандидатур, — один слишком молод, у другого неподходящее «ирландское» происхождение — чиновники решили назначить командующим опытного полярного исследователя Джона Франклина. Ему в тот момент было 59 лет.

Франклин руководил экспедицией с корабля «Эребус», а непосредственными капитанами были два человека, до этого претендовавшие на роль командующего. «Эребусом» правил молодой Джеймс Фитцджеймс, а «Террором» — ирландец Френсис Крозье, который, кстати, до этого уже командовал кораблём во время экспедиции в Антарктиду.

Слева направо: командующий Джон Франклин, капитан Френсис Крозье, капитан Джеймс Фитцджеймс. В жизни и в сериале

Оба корабля отплыли от берегов Англии в мае 1845 года. Изначально на борту было 134 человека — среди них 24 офицера. Впоследствии пятерых за неподобающее поведение отправили обратно на берег, поэтому итоговый состав команды обоих кораблей насчитывал 129 человек.

В августе 1845 года «Эребус» и «Террор» попались на глаза двум китобойным кораблям. Это было в море Баффина — к западу от Гренландии. После этого их больше никто не видел.

Экспедиция была рассчитана на несколько лет — запаса еды хватило бы на три года сытой жизни во льдах: 55 тонн муки, 8 тысяч консервных банок с овощами, мясом и супом. Поэтому в Англии не сразу хватились двух пропавших кораблей — лишь в 1848 году была начата поисковая операция. Искали и на воде, и на суше. И в 1850 году поиски частично увенчались успехом.

Сохранившееся во льдах тело одного из моряков экспедиции Франклина, найденное на острове Бичи

На маленьком островке Бичи были найдены могилы трёх членов пропавшей экспедиции, умерших вскоре после того, как «Эребус» и «Террор» попали в канадскую Арктику. Забегая вперёд, скажем, что спустя больше ста лет, в 1984 году, учёные эксгумировали их тела, чтобы исследовать. Оказалось, что незадолго до смерти они болели туберкулёзом и пневмонией. Кроме того, в мёртвых тканях наблюдалось повышенное содержание свинца, что свидетельствовало о свинцовом отравлении.

Могила одного из погибших моряков на острове Бичи. Фото: www.pbase.com

В 1859 году членам поисковой операции повезло ещё раз — на острове Кинг-Уильям, который находится примерно в 700 километрах к югу от острова Бичи, была найдена пирамида, сложенная из камней. В ней — листок с двумя сообщениями. Первое было написано в мае 1847 года группой из двух офицеров и шести матросов, сошедших на берег. Второе — в апреле 1848 года капитаном «Террора» Френсисом Крозье. В первом сообщении говорилось, что корабли провели прошлую зиму у острова Бичи, что экспедицией по-прежнему командует Джон Франклин и что всё хорошо.

Та самая записка. В рукописном тексте сообщается, что всё хорошо. На полях — запись, сделанная годом позже. Настроение у команды уже другое: всё плохо. Печатный текст на разных языках сообщает, что всякий, кто найдёт эту записку должен передать её представителям Адмиралтейства в Лондоне

Во второй записке, написанной на полях первой, говорилось, что «Эребус» и «Террор» были заперты во льдах неподалёку от острова Кинг-Уильям, и командам пришлось покинуть их. К тому моменту из 129 человек в живых оставалось 105. Под руководством капитана Френсиса Крозье они разбили лагерь на суше.

Также в ней говорилось, что командующий экспедицией Джон Франклин умер 11 июня 1847 года. Причина смерти неизвестна, равно как и место захоронения. Впоследствии выяснилось, что из 105 человек, сошедших на берег под командованием Крозье выжить тоже никому не удалось. Их кости, найденные гораздо позже в различных частях острова Кинг-Уильям, свидетельствовали о том, что в какой-то момент моряки отчаялись настолько, что дошли до каннибализма.

Консервные банки с «Эребуса» и «Террора», найденные по пути их следования. Фото: Sarah Hewitt , bbc.com

Тайна исчезновения двух кораблей волновала человечество на протяжении всего XIX и XX веков. В 2014 году исследователи нашли под водой рядом с островом Кинг-Уильям остатки корабля «Эребус». А в сентябре 2016 года в тех же краях был найден и «Террор». Команда одного из кораблей заметила старинную мачту, выглядывавшую из воды. «Террор» был почти цел, причём часть его кают оказалась запечатана на зиму.

Все что осталось от «Террора»

О том, что же случилось с «Эребусом» и «Террором» ходит много версий. Самая реалистичная на данный момент — плохая подготовка к экспедиции. Провизия собирались в спешке, из-за чего еда во многих консервных банках оказалась отравлена свинцовым припоем. Кроме того, свинец поступал в организм матросов с водой из опреснительных систем кораблей. Массовое отравление тяжёлым металлом усугубила начавшаяся эпидемия цинги.

Эта болезнь возникает из-за нехватки в организме витамина «С» и может привести к мучительной смерти. На «Эребусе» и «Терроре» было больше четырёх тонн лимонного сока, чтобы уберечь команду от этой напасти, однако из-за долгого хранения он потерял свои целебные свойства. Сказалась и неопытность команды: из 129 человек, только командующий Джон Франклин, капитан Френсис Крозье, да пара лоцманов бывали за полярным кругом.

Несмотря на свежие открытия, в этой истории ещё достаточно пробелов — и Дэн Симмонс в романе «Террор» попытался заполнить их. Получилось или нет, сказать сложно. Автор основательно поработал с источниками, досконально изучив уклад жизни на корабле XIX века, застрявшем во льдах. Из-за этого порой кажется, что читаешь не художественное произведение, а чьи-то мемуары.

Словно моряк, не раз побывавший за полярным кругом, Симмонс щедро делится нюансами подобных экспедиций. Просторная шуба из шкуры животного, надетая на голое тело спасёт от холода лучше, чем непромокаемая шинель, фуфайка, свитер и несколько слоёв шерстяных рубах под ней. Свежее сырое мясо спасёт вас от цинги. Но печень белого медведя в еду не годится, так как она ядовита. А добраться до человеческого мозга проще, если пробить ложкой нёбо во рту мертвеца

Но назвать роман историческим язык не поворачивается, потому что там, где в реальности не хватает фактов, Дэн Симмонс прибегает к помощи мифологии гренландских эскимосов.

По сюжету, «Эребус» и «Террор» не просто застряли во льду, но и стали добычей некоего существа, похожего на огромного белого медведя. Оно ловко плавает под водой, без усилий прогрызает металлические переборки и способно одним махом разорвать человека на куски. И что самое жуткое, монстр явно разумен.

В книге Симмонс почти до самого финала сохранял имя и природу этого существа в тайне. Мутант? Некая разновидность белого медведя? Переодетые эскимосы? Но в сериале AMC секрет раскрывается в первой же серии в самой первой сцене: «Его зовут Туунбак. Он сделан из плоти и чар».

Автор: ricardoville.deviantart.com

Раз за разом тварь нападает на моряков, утаскивает их под лёд или просто разрывает на части, а потом собирает из кровавых кусочков жуткий пазл, вгоняя взрослых мужчин в панику. Люди не знают, с чем столкнулись и пытаются одолеть существо с помощью хитрости и оружия.

Они расставляют ловушки, но монстр оказывается хитрее, превращая каждую новую встречу с ним в резню. Можно было бы обвинить Дэна Симмонса в пошлости: взять и превратить богатый исторический материал в историю в духе «Чужого».

Однако Туунбак у автора — это не столько монстр, сколько аллегория на Арктику, которая убивает людей, не готовых к встрече с ней. Туунбак в «Терроре» почти всегда стоит за кулисами. Он убивает матросов, но не является главной причиной гибели экспедиции.

«Эребус» и «Террор» были обречены задолго до встречи с ним. Лёд, который постепенно сминает застрявшие в нём корабли, нехватка еды, отравленные консервы и цинга — вот истинные враги людей. Моряки не знают, как охотиться на моржей и тюленей, не могут добыть себе свежего мяса, чтобы наесться. День за днём голод делает их слабыми, а запущенная цинга рвёт кровеносные сосуды, обрекая на мучительную смерть.

Моральный дух команды падает. На пороге неминуемой смерти чины и положение в обществе уже не имеют никакого значения. Начинается борьба за власть. На поверхность поднимаются самые подлые и низкие люди, а какой-нибудь подлый помощник конопатчика внезапно оказывается властелином душ и судеб.

Тут можно было бы вспомнить «Под куполом» Стивена Кинга или его же «Мглу». Но герои Симмонса не заперты в изолированном от мира месте. Они вольны пойти куда угодно, благо арктический воздух даже воду превратил в твердую поверхность. Средств для выживания тоже предостаточно, ведь выживают же в этих краях эскимосы.

Однако надо точно знать, в какую сторону идти и что делать, чтобы выжить, потому что малейшая ошибка равносильна смерти. Но с этим то как раз и проблемы. Эскимосы, которые могли бы научить, то и дело гибнут от пули белых людей. А попытка предупредить командование о том, что надо поворачивать, иначе скоро льды сомкнутся, игнорируется из-за тщеславия.

В жизни командующий Джон Франклин был уважаемым полярным исследователем, но в романе Дэна Симмонса он изображён недалеким человеком, который держится на высокой должности только за счёт своих былых достижений.

Он принимает неверные решения, а в момент наивысшей опасности думает лишь о том, какими словами потом будет рассказывать о своём чудесном спасении на каком-нибудь званом ужине. Именно его Дэн Симмонс обвиняет в том, что «Эребус» и «Террор» застряли во льдах.

Одно неверное решение Франклина стало катализатором всех бед, которые выпали на долю команды двух кораблей. Оно, а не монстр, стало причиной гибели экспедиции. Создатели сериала прекрасно уловили эту мысль. Поэтому первая серия сосредоточена на решениях Джона Франклина. Монстр Туунбак тоже присутствует, но пока он — лишь зловещий силуэт вдалеке, замеченный одним из матросов.

В романе Дэна Симмонса десятки персонажей, а события охватывают несколько лет. Это огромное полотно с тысячью мельчайших деталей. Радует, что авторы сериала решили не идти по пути упрощения.

Первый эпизод внушает надежду, что мы получим не менее подробную картину гибели экспедиции Франклина, чем у Симмонса. Остаётся только надеяться, что чувство меры им не изменит и они не превратят историю о выживании в хоррор про людей и монстра.

#террор #сериалы #книги #истории #мнения

Мифология Арктики. Демоны и великаны севера | Легенды, Прошлое

Во многих культурах цветом смерти и зла считается белый. Побывав на крайнем севере, легко понять, почему. Полярная ночь похищает солнце. Ледяная пустыня простирается во все стороны в неверном свете луны и полярного сияния. Мороз обжигает, вьюга завывает, как орда призраков. И цветов, кроме белого, нет на замершей, укрытой снегом земле. Снег и в темноте белый.

Север ошеломляет не красотой или пышностью, а грандиозностью. Тайга и тундра подобны океану. Тибет и норвежские фьорды можно спрятать здесь, и никто не найдёт. А ведь даже в многолюдной Англии, где и в Cредние века на квадратный километр приходилось двадцать жителей, оставалось место для народца холмов и причудливых лесных существ. Что тогда сказать о Якутии, где плотность населения даже сегодня в сотню раз меньше?

Этой землёй люди никогда не владели по-настоящему. Горстки охотников и скотоводов боролись за существование в бескрайнем мире, принадлежащем призракам. В стране, где снег лежит семь месяцев в году, а температура зимой опускается ниже минус 60 градусов, невидимые властители тайги не прощали обид и могли диктовать условия.

Хозяин тайги Баай Байанай

Основную массу призрачного населения Якутии составляют иччи, духи природы. Подобно японским ками, они могут быть как персонификациями гор, деревьев и озёр, так и покровителями местности, воплощениями идей и явлений. Но если в Японии старая сосна становится воплощённой идеей дерева, то в Якутии духи не отождествляются с предметами. Иччи в дереве просто живёт и, если срубить его дом, не погибнет. Зато очень обозлится.

К счастью для лесорубов, духами «заняты» лишь некоторые стволы. Но тайгу, луга, болота, горы, речные разливы и озёрные просторы иччи контролируют так плотно, словно Якутия для них — одна большая священная роща. До сих пор вдоль дорог республики можно видеть изукрашенные ленточками деревья. Духи собирают с людей небольшую дань — это может быть сувенир, монета или глоток кумыса. Дань берут не за использование земли, а просто за вход на территорию.

Бестелесным, невидимым и не имеющим облика иччи удалось без потерь пережить даже христианизацию Якутии. Традиционные средства экзорцистов на них не действуют — к святой воде, кресту и молитвам духи тайги выработали полный иммунитет. Но, к счастью, иччи не злы. Самый могущественный из них, правитель лесов и шутник Баай Байанай, даже покровительствует охотникам. Пусть и не всем, а лишь достойным, выдержавшим необходимые испытания и соблюдающим обычаи. Правда, чувство юмора у этого бога специфическое, и даже достойные не всегда защищены от его шуток.

Настоящая злая нечисть якутских просторов — это призраки-абасы. Они тоже бестелесны, но в отличие от иччи могут показываться людям в разнообразном, неизменно пугающем обличье. Классические абасы предпочитают внешность в духе ирландских фоморов — одноногих, одноруких и одноглазых великанов. В последнюю пару столетий, как рассказывают, в моду у них вошла форма трёхметрового, непроницаемо тёмного, часто безголового силуэта. Если абасы появляются днём (а света они не боятся), то можно разглядеть огромные чёрные глаза на мертвенно-белом лице. Ног у абасы, как правило, нет — призраки просто скользят над землёй или скачут по дорогам на чудовищных конях. И в любом облике абасы издают нестерпимый запах разложения.

От абасы можно спастись. Его главное оружие — страх, и если призраку не удаётся напугать жертву и обратить её в бегство, то он сам приходит в замешательство.


Абасы на иллюстрациях Эллея Сивцева

Призраки этого типа умеют манипулировать гравитацией — делать оружие или ношу невероятно тяжёлыми, а то и придавливать человека к земле. Опаснее всего, что абасы способны выпивать душу. Люди, столкнувшиеся со злыми духами в лесной чаще или в заброшенном доме, умирают, не получив никаких внешних повреждений. Но последствия для жертвы могут оказаться даже хуже смерти. Иногда злой дух входит в опустошённое тело, и появляется деретник — зомби.

Сибирские мертвецы настолько суровы, что африканские зомби им и в подмётки не годятся. Деретник не просто кровожаден и невероятно силён — он ещё и быстр как молния. Остановить его очень трудно: про серебро, чеснок и святую воду деретник никогда не слышал, а к пулям и ударам топора он, как и положено зомби, относится философски. Чтобы вывести деретника из строя, его нужно как минимум обезглавить. А чтобы мертвец не стал деретником, надо его обезглавить и похоронить животом вниз, зажав отрубленную голову между его ногами. По счастью, деретник недолговечен. Присутствие абасы ускоряет разложение трупа настолько, что зомби гниёт буквально на глазах.

Рис. Евы Уилдерман

Ещё опаснее якутские упыри — юёры. Похороненные без необходимых ритуалов самоубийцы и преступники возвращаются в виде причудливой помеси вампира с оборотнем. Днём юёр живёт под водой, где его никак не достать (Дракула до такого не додумался бы!). Выходя на ночную охоту, упырь принимает человеческий облик и без особого труда уговаривает жертв пустить его переночевать. Ну а в момент нападения юёр превращается в покрытого шерстью монстра, убить которого почти невозможно. Раны лишь заставляют юёра отступить.

Не вся сибирская нечисть безразлична к христианским святыням. Сюлюкюны, аналог лавкрафтовских Глубинных (Deep Ones), обитающие в холодных озёрах Якутии, приняли православие. И теперь на Святки, когда вся вода становится святой, им приходится эвакуироваться на сушу. А поскольку вместе с религией сюлюкюны заимствовали у русских водяных пороки и образ жизни, время на берегу рыболюды проводят за игрой в карты. В подводных же хоромах они оставляют мешки с золотом, которые ловкий ныряльщик может попробовать умыкнуть.

Правит этим пандемониумом Улу тойон — бог смерти и зла, живущий высоко в обледенелых горах. В облике непроницаемого тумана он иногда спускается в долины, чтобы крушить леса свирепыми бурями и насылать мор на стада. Улу Тойон пожирает сердца пленников и превращает души людей в свои орудия, вселяя их в тела хищников. Так и появляются одержимые медведи, готовые напасть на человека. Или на снежного человека.

Чучуна

Предания о «снежном человеке» обычно описывают два вида этого существа: бигфута и йети. Но в горах Якутии и южнее до Сихотэ-Алиня ходят легенды про третий, уникальный вид — чучуну. От других «реликтовых гоминид» чучуну отличают длинные, развевающиеся на бегу волосы. Стройный, среднего роста и атлетического сложения, среди прочих «снежных людей» он выделяется цивилизованностью. Чучуна покрыт шерстью и боится огня, однако носит грубые одежды из шкур и охотится, применяя оружие — камни, костяные ножи, а иногда и луки. И если бигфуты и йети всегда молчаливые одиночки, то чучуны обычно появляются вдвоём или втроём, переговариваясь с помощью пронзительного свиста.

В игре «Берсерк» рэккен почему-то оказался болотным существом

Норвежские саги упоминают об утбурдах — нежити, в которую превращаются младенцы, брошенные в лесу в голодные годы. На Чукотке подобные демоны зовутся ангъяками. Но по сравнению с Арктикой Норвегию можно считать курортом. В ледяной пустыне не выжить и взрослому изгнаннику. Поэтому на берегах Ледовитого океана встречаются ещё и рэккены, не имеющие аналогов в тёплой Скандинавии.

Рэккенами становятся люди, изгнанные из стойбищ за жадность, злобу или трусость. После смерти преступник превращается в гнома с дополнительным ртом на животе. Детали описания зависят от местности: под сопками скрываются черноголовые карлики, в скалах — сероголовые, в море — синеголовые. Иногда среди признаков рэккена упоминаются крабьи клешни.

Разумеется, рэккены ненавидят людей. И изобретают куда более изощрённые формы мести, чем у ангъяков и утбурдов. На крошечных нартах, запряжённых невидимыми собаками размером с горностая, развозят они по стойбищам болезни и прочие несчастья. А страшнее болезни для воинственных чукчей ничего нет. Ведь только погибший в бою может попасть в арктическую Вальхаллу — «Облачную страну». Мужчины, умершие в постели, отправляются в промёрзшую пустыню Нижнего мира.

Лошадь в Якутии — священное животное. Добрые боги охотнее всего принимают облик низкорослых и лохматых лошадей

Инупасукугьюк в представлении художника Larry MacDougall

Эскимосы-инуиты, поселения которых разбросаны от Чукотского полуострова до Гренландии, — самый многочисленный народ Арктики. Ближе всех подобрались они к полюсу, выживая в условиях, которые ненцы, эвенки и чукчи нашли бы слишком суровыми. Но ещё храбрее были тунииты. Это легендарное племя, согласно преданиям эскимосов, в древности жило на берегах Ледовитого океана, а с появлением «настоящих людей» (инуитов) отступило в совсем уж безжизненные ледяные пустыни. Было это две тысячи лет назад. Тем не менее случается, что и в наши дни северные охотники встречают рослых, невероятно мускулистых чужаков, пользующихся грубыми орудиями эпохи палеолита и одетых в непрошитые шкуры. Примитивный язык туниитов напоминает детский лепет. Тунииты легко впадают в ярость, но в целом миролюбивы.

Куда опаснее встреча с великаншами инупасукугьюк. Они так могучи, что убивают медведя броском камня, и при этом настолько простодушны, что принимают людей за живых говорящих кукол и пытаются ими играть. Великанши дорожат своими игрушками, так что незадачливому охотнику много дней не удаётся вырваться из плена. Насколько опасна встреча с инупасукугьюк мужского пола, сказать трудно, ибо до сих пор никто не выживал после неё и не рассказывал о своих приключениях.

Но от великанов есть и польза. Большая удача, если получится приручить их собаку, — тогда не нужен будет каяк. Огромный пёс может плавать в море с охотником на загривке и выносить на берег убитых нарвалов, как спаниель таскает уток из озера. Правда, счастливому хозяину могучего зверя придётся вести уединённый образ жизни, соседей гигантская собака обязательно съест.

Для контраста с великанами есть крошечные ишигак — гномы, не достающие человеку до колена. Но их трудно найти, ибо карлики не оставляют следов на снегу. Несмотря на малый рост, ишигак — великие охотники на медведей. Зверя они побеждают хитростью: сначала превращают косолапого в лемминга, потом убивают, а уже после этого превращают обратно.

Ишигак, арктические гномы (рис. Larry MacDougall)

У эскимосских монстров есть общая черта: все они опасны, но не злы. Чудища ледяного мира не ведут войну против людей — эту заботу они предоставляют суровой природе. Они лишь преследуют свои цели, не всегда понятные. Так, кваллупиллук (или аглулик) — тощие, чешуйчатые водяные, живущие в полыньях, — нередко крадут детей, заигравшихся у холодного моря. Но не едят их, как можно подумать, а, наоборот, колдовством защищают от холода и кормят. Поэтому в голодные годы эскимосы добровольно отдают младенцев жителям вод, а затем изредка видят своих детей, когда те выходят на берег поиграть. Кваллупиллук неравнодушны и к детёнышам животных, они яростно защищают молодняк от охотников. Но людям, добывающим зверя в положенный сезон, водяные склонны помогать.

Не злы такрикасиут — люди-тени, живущие в параллельном мире, подобном дивной стране британских фэйри. Но услышать их голоса, а тем более увидеть такрикасиут — не к добру. Это значит, что граница между мирами истончилась. Ещё шаг — и можно навсегда покинуть привычную реальность, пути назад уже не будет.

Кваллупиллукам можно доверить собственных детей. Серьёзно!

Не злы и оборотни ийрат, которые умеют принимать обличия ворона, полярной лисицы, медведя, оленя-карибу, человека, но всегда выдают себя сиянием кроваво-красных глаз. Они нередко вредят людям, но не по своей воле: ийрат исполняют волю духов инуитских предков. Иститок — гигантский, всевидящий летающий глаз — кружит над тундрой, высматривая нарушителей табу. К тем, на кого он пожалуется, предки шлют ийрат. Сначала с предупреждением. Потом с доказательствами того, что к предупреждению стоило прислушаться.

Даже безумный демон махаха зол как-то по-особенному, нетипично. Беловолосый, голубокожий, жилистый и практически нагой, вооружённый внушительными когтями, он с хохотом преследует жертв среди льдов. А догнав, щекочет их холодными пальцами до тех пор, пока несчастные не умирают с улыбкой на лице.

Махаха — единственный в мире демон щекотки. Даже его имя на что-то намекает

Типичным чудовищем кажется лишь амарок, гигантский волк, который пожирает охотников — достаточно глупых, чтобы отправиться на промысел в одиночку. Но описания этого зверя настолько подробны, что амарока многие считают не мифическим существом, а криптидом — неизвестным науке, но реальным или недавно вымершим зверем. Это мог быть canis dirus — «ужасный волк» — или ещё более древний хищник, общий предок псовых и медвежьих.

Великанская собака на службе эскимосов

Туунбак

Демонический медведь из романа «Террор» — выдумка Дэна Симмонса, но основанная на реальном фольклоре инуитов. Имя чудища, Туунбак, означает «злой дух», а его прототипами можно считать мифических гигантских медведей — нанурлука и десятилапого кукувеака. Да и обычный белый медведь на инуитов производит впечатление — его зовут не иначе как «нанук», что значит «уважаемый».

Мифологию племён, чьи стойбища разделяют сотни километров тундры, роднят лишь самые общие мотивы. Шаманы слишком редко встречаются друг с другом, чтобы выработать единую версию приключений своих пращуров. Как правило, сказания разных племён объединяет космогония — фундаментальные представления об устройстве мира, а также ключевые персонажи легенд — герои и божества. Они остаются узнаваемыми, несмотря на разнобой в описаниях внешности, деталях биографии и оценке поступков.

Космогония самых древних народов обычно гласит, что души совершают круговорот перерождений, не покидая материальный мир. Более поздние концепции дополнились параллельными измерениями: «верхний мир», населённый духами предков, и «нижний» — мрачная бездна, порождающая чудовищ. Воззрения народов Арктики относятся ко второй категории и выделяются лишь в одном. Здесь в загробных мирах нет смены времён года.

По чукотскому поверью, северное сияние разгорается в небе, когда умершие дети играют в мяч. Рис. Эмили Фейгеншух

В верхнем мире всегда лето, кони и олени вечно скачут по цветущим лугам. Лишь астральным двойникам шаманов открыт путь в счастливую страну. На священной острой горе в дельте Лены, где воды великой реки вливаются в ледяной океан, стоят стражи верхнего мира — великаны с медвежьими головами, птицы с человеческими лицами и медные люди. Они встречают тех, кто достоин вступить на первый из девяти слоёв небесного царства, расположенного за обычным, видимым небом. Похожим образом загробный мир описывают и чукчи, помещая достойных покойников в «Облачную страну».

Якутская преисподняя расположена под землёй и из-за царящей там кромешной тьмы изучена крайне слабо. Куда интереснее нижний мир инуитов — Адливун. Здесь властвует зима, но мрак полярной ночи смягчён сиянием звёзд и неугасающей северной авроры. Не огненные печи, не серный дым, а вечный холод и вьюга наполняют ад северных племён. Промёрзшая пустыня — это чистилище, через которое тупилак — души умерших — должны пройти, прежде чем обретут покой в серебристом свете Луны.

Верхний, средний и нижний миры у якутов. Иллюстрации Эллея Сивцева к эпосу «Олонхо»

В нижнем мире правит Седна, «Нижняя женщина», которой прислуживают оборотни-адлеты с человеческими лицом и телом, но волчьими ногами и ушами. Из Адливуна посылает она на землю демонов — туурнгаит. Те, что зовутся тыкывак, — олицетворения мороза. Прочие же, подобно чукотским рэккенам, приносят болезни и неудачу на охоте, пока их не изгонят шаманы.

В представлении народов Арктики каждое живое существо и каждый предмет наделён собственной душой, которую эскимосы именуют анирниит. На высшем уровне идеи существ, предметов и явлений объединяются в Силлу — мировую душу, придающую материи форму и смысл.

Седна — нечто среднее между скандинавской Хель и морской царицей

Похъёла

Кольский полуостров — это не только залежи апатитов, но и Похъёла из финской мифологии, управляемая могущественными шаманами страна, откуда приходят в мир холод и болезни. Одновременно, впрочем, Похъёла и «тридесятое царство» — мир, где волшебство столь же обычно, как полярное сияние. Где-то там, в полуночных горах, соединяющее верхнее и нижнее измерения Мировое дерево пронзает Землю. Поднявшись по ветвям дерева, можно попасть в Сайво, изобильную «страну вечной охоты», населённую духами добродетельных предков. Её иногда можно увидеть отражающейся в хрустальной глади священных озёр. Снизу же в мир живых пробираются чахли — низкорослые волшебники и кузнецы, подобные ненецким сихиртя. Есть и другие гости, куда более неприятные: равки, саамские упыри, духи злых шаманов. Как и положено нежити, равк невероятно силён, боится света и вечно терзается голодом. В отличие от европейских вампиров, равк не ограничивается кровью и жертву свою пожирает с костями.

***

Даже злобные туурнгаит — составная часть Силлу. Мир един, а значит, не требует управления. Понятия справедливости и добра к нему неприменимы. Седна, сильнейшая из злых духов, владычица морских животных, и Теккеитсерток, покровитель оленей-карибу, враждебны людям, так как у оленей и моржей нет причин любить охотников. Но при этом они почитаются как боги — податели пищи. Жизнь и смерть — части космической гармонии. Так и задумано.

При подготовке статьи использовались информация и замечательные иллюстрации с сайта inuitmyths.com

Гринпис, треска и туристы на Шпицбергене

Журналист и путешественник Роман Грузов вместе с активистами Гринпис отправился в новый рейс ледокола Arctic Sunrise, чтобы понять, что изменилось в Арктике после «Приразломной», обнаружил следы новых тресковых и нефтегазовых войн, расчистил пляж на камеру и переосмыслил роман «Террор».

Перелет на Шпицберген предполагает пересадку в Осло, и это позволило мне провести почти целый день в Музее «Фрама», одном из главных полярных музеев мира. Там, среди костяных очков для защиты от снежной слепоты, изгрызенных собачьих постромок, лыж, саней, географических карт и дневников с последним, предсмертным, росчерком, есть иллюстрация из старой английской газеты. Перед закрывающими горизонт айсбергами торосится лед, на льду лежат кости, сверху — по полгода не сходящее с неба солнце, а ледяная гора отбрасывает тень в виде человеческого черепа. Прямо под черепом отражение складывается в надпись «Welcome».

Такой была Арктика в героическую эпоху — «страна отчаяния», «гроб природы», жестокий противник, счет жертв которого шел к концу XIX века на сотни. Так, в 1847 году исчезла экспедиция Франклина: 129 человек пропали, будто их никогда и не было. Отправившееся на поиски судно затерло льдами, команда бросила его после трех лет ледяного плена. Другие поисковые группы сумели выбраться, только когда им самим прислали помощь. Трагической судьбе экспедиции посвящен хоррор Дэна Симмонса «Террор», фантастическая эпопея, подробно описывающая гибель каждого члена команды и ту роль, которую в этих смертях сыграл Туунбак — напоминающий гигантского белого медведя эскимосский злой дух, преследовавший, по мнению Симмонса, экспедицию. В его образе сходятся вместе страхи инуитов и белых исследователей: Туунбак — хозяин безжизненной белой пустыни, олицетворение одиночества, безысходности и смерти. Поскольку сам я впервые заинтересовался арктическими исследованиями как раз из-за этой книги, я и думал о Туунбаке и не заходящем на ночь солнце, пока летел из Осло в Лонгйир.

Палатку с останками нашли 33 года спустя, по арктическим меркам — скоро

В третьем часу ночи солнце ярко освещало облака, похожие на сопки с мягкими склонами. Кое-где торчали острые пики, и когда самолет пошел на посадку, оказалось, что вершины эти — настоящие горы, такие же ледяные, как окружающий их туман, и такие же белые, как облака, которые они прорезали. Из-за них открывший архипелаг Виллем Баренц и назвал новую землю Шпицбергеном — «Острыми горами». В 1596 году вокруг островов, которые поморы до того называли Грумантом, а викинги — Свальбардом, Баренц обнаружил массу китов и моржей, и на следующие двести лет Шпицберген стал китобойной базой. Когда промысел угас, архипелаг превратился в terra nullis — «ничью землю».

К началу прошлого века, когда на Шпицбергене уже добывали уголь, архипелаг стал базой полярной авиации. Расположенная возле 80 градусов северной широты оконечность острова, куда я как раз рассчитывал попасть, называется землей Андре в честь шведа, пытавшегося долететь до полюса на воздушном шаре. Шар упал на лед; палатку с останками нашли 33 года спустя, по арктическим меркам — скоро. Экипаж и шхуну капитана Русанова, составившего и передавшего с попутным теплоходом первые карты этой местности, не нашли до сих пор.

Ледник неподалеку от Лонгйира

Гостеприимная Арктика

В 1913 году одна только Россия разыскивала в Арктике три исчезнувших экспедиции — Русанова, Брусилова и Седова, заодно помогая с поисками канадского судна «Карлук». Но пока люди с затонувшего «Карлука» пытались выжить (в полярной ночи погибла почти половина команды), их начальник, антрополог Вильялмур Стефанссон, предпринял грандиозное путешествие по льдам, доказывая свою теорию «гостеприимной Арктики». Стефанссон, которого и белые, и инуиты считали самоубийцей, утверждал, что Север — совсем не пустыня. За пять проведенных на льду лет его группа истребила невероятное количество животных (например — две трети всех оленей на отдаленной земле Бэнкса) и ни разу не испытывала голода. «Ледовитый океан является «безжизненным», если не считать того, что в каждой кубической миле его воды содержится столько же животной жизни, сколько в таком же объеме воды любого другого моря, — писал исследователь, — и те, кто сейчас молод, еще доживут до времени, когда будет осознана экономическая ценность даже самых отдаленных арктических островов». Путешествовавший без запаса продуктов самоубийца оказался визионером: сто лет спустя попасть в Арктику можно, взяв билет на забитый регулярный рейс, а крупнейшие государства мира пытаются поделить еще недавно никому не нужные земли.

Стефанссон опирался исключительно на собственный опыт. Туристы в моем самолете были подготовлены гораздо лучше — благодаря TripAdvisor. В сегодняшней столице Шпицбергена Лонгийире есть крафтовое пиво, тайские рестораны, спа, университет и гостиницы всех мастей. Их яркие красные, желтые и зеленые крыши окружают гнилые кровли угольных шахт. Местный уголь стал слишком дорог — на улицах Лонгйира больше почти не встретишь шахтеров. Новым сокровищем архипелага стала рыба: в Баренцевом море вылавливается по меньшей мере 70% всей потребляемой человечеством атлантической трески. Рыбные квоты распределяется почти поровну между Норвегией и Россией, и обе страны то и дело оказываются на грани очередного рыбного скандала — на архипелаге они вообще исторически не очень ладят.

Даже история открытия Шпицбергена чаще всего зависит от национальности рассказчика: норвежцы приписывают его викингам, россияне уверены, что поморы обнаружили острова гораздо раньше. В 1920 году, когда Норвегия выпустила «Шпицбергенский трактат» переводивший Свальбард в ее юрисдикцию, но сохранявший за всем подписавшими его странами право хозяйственной деятельности на островах, СССР не спешил к нему присоединиться, но неожиданно согласился со всеми пунктами договора пятнадцать лет спустя. Этот странный политической ход (Советский Союз мог бы претендовать и на весь архипелаг), объяснялся интригой, разыгранной дипломатами Александрой Коллонтай и Максимом Литвиновым: в ответ Норвегии пришлось официально признать молодой Советский Союз.

Три русских угольных рудника существуют на Шпицбергене до сих пор. Два из них, «Грумант» и «Пирамида», законсервированы, а про третий, «Баренцбург», мне прямо в аэропорту рассказали, что угольной пылью там вымазаны едва ли три шахтера, — старая шутка, намекающая на принадлежность остальных к военной разведке.

Остановился я в гостинице, когда-то бывшей общежитием настоящих шахтеров. Об этом напоминал и превращенный в курилку старый автобус у входа, на нем когда-то развозили по шахтам работников, и фотографии людей в забоях, и отбойные молотки на стенах. Даже обувь по старой шахтерской традиции здесь полагалось снимать прямо в сенях. Но на тапочках декорация заканчивалась — старый двор превратили в застекленный аттик с кафе, на ужин подавали оленину, на которую шахтеры зарабатывали бы месяц, а в комнатах нары сменили на удобные койки. От входа в гостиницу виден был черный фьорд и стоявший на рейде ярко-зеленый корабль — ледокол Arctic Sunrise. Ледокол отправлялся на север, и с утра от него отвалила красная шлюпка, чтобы забрать прилетевших ночью журналистов — и меня в том числе.

Arctic Sunrise спустя три года после «Приразломной»

— «Мелькарт-2», «Мелькарт-2», это Arctic Sunrise, судно Гринпис. Мы наблюдаем за тралением в этом районе. Вам известно, что в этом году крупные рыбопромышленные компании договорились не осваивать скрытые ранее подо льдом воды Баренцева моря? Мы наблюдаем за исполнением соглашения и за тем, как ведется лов.
Радио потрескивает в рубке, ответа нет.

— «Мелькарт-2», ответьте, пожалуйста, Arctic Sunrise, — повторяет Мария Фаворская, единственный представитель русского отделения Гринпис на корабле. Нынешней арктической кампанией руководит шведка Фрида Бенгтссон, но активисты по опыту знают, что говорить с капитанами лучше на их родном языке.

Радио не отвечает, и Мария, отпустив тангенту, обращается к капитану: «Предупредить их, что мы будем запускать дрон?» Капитан Майк Финкин, худощавый южноафриканец, думает быстро, отвечает четко: «Незачем, это их напугает. Начнется — что за дрон, почему дрон, я должен запросить начальство… Облетим их, и все». Фрида рассматривает круглый экран AIS, автоматической идентификационной системы, с помощью которой мы за сутки нашли «Мелькарт». На экране он выглядит просто желтой точкой.

В другой раз я нашел браконьеров, раскачивая над картой кристалл на нитке

«Когда AIS еще не существовало, разыскать корабли было гораздо сложнее», — вполголоса рассказывает капитан Финкин, сам тринадцать лет отходивший на коммерческом флоте. Советский китобойный флот впервые был обнаружен так: капитан оставил за штурвалом новичка, попросив держать прямо, а тот повел судно не по компасу, а по лунной дорожке. К утру сбившееся с курса судно вышло прямиком к китобоям. «В другой раз я нашел браконьеров, раскачивая над картой кристалл на нитке…» Мы, журналисты, недоуменно поднимаем головы от блокнотов, но Финкин продолжает как ни в чем не бывало: «Это было между Тасманией и ЮАР — огромная акватория, в которой мы искали один корабль. Искали четыре недели и гнались дня полтора — они обрезали сеть и пытались уйти. Мы догадывались, что они пойдут на Маврикий, известный браконьерский порт, и зашли туда вместе с ними. Улов на $2 000 000 был конфискован, хотя пока мы снимали лов, рыбаки швырялись в нас свинцовыми грузилами и даже разбили камеру. Отличный получился кадр!»

Рассказ прерывает радио: «Арктик Санрайз», это «Мелькарт». Слушаем вас». Нас уже узнали: в 2013 году Arctic Sunrise провел полгода под арестом в Мурманске, том же порту, к которому приписан «Мелькарт», и моряки наверняка не впервые видят яркую радугу на его зеленом борту. Фрида скороговоркой зачитывает текст соглашения, заключенного несколько месяцев назад при посредничестве Гринпис: большие игроки перестают закупать рыбу, выловленную в ранее покрытых льдом областях, а крупные производители, в том числе русские группы «Карат» и «Союз рыбопромышленников Севера», которым принадлежат большинство работающих на Шпицбергене российских судов, обязуются остановить лов в этих районах.

Жестко-корпусная надувная лодка, невероятно быстрая и маневренная шлюпка, позволяющая Гринпис проводить мгновенные и зачастую рискованные операции

1 из 10

Один из объективов подводного дрона Гэвина Ньюмана — всего на нем закреплено четыре камеры

2 из 10

Российский траулер «Мирах» во время лова привлек внимание команды Гринпис

3 из 10

Этот же траулер на экране AIS — автоматической идентификационной системы

4 из 10

Капитан Майк Финкин маневрирует возле траулера

5 из 10

Общее помещение в трюме корабля возле мастерской

6 из 10

Гэвин Ньюман управляет своей любимой игрушкой — его телеуправляемый необитаемый подводный аппарат парит над дном

7 из 10

Австралийский электрик Марти ремонтирует телеуправляемый необитаемый подводный аппарат

8 из 10

Забранная оргстеклом дыра в двери радиорубки выбита ногой российского спецназовца при штурме во время событий у «Приразломной»

9 из 10

Команда Arctic Sunrise собрана со всего мира: англичанин, швейцарец, бразильянка, шведка, индонезиец, южноафриканец, голландец, это даже если не считать журналистов

10 из 10

По мнению защитников природы, донное траление наносит непоправимый ущерб морскому дну: оттягивающие сеть грузы вспахивают его как бульдозеры. Рыбопромышленники видят проблему иначе — большая часть трески добывается именно донным тралением, и российские представители индустрии считают, что экологические лозунги используются для отъема у России природных богатств арктического шельфа. Тем не менее соглашение подписано — возможно, потому, что часть акций «Карата» принадлежит шведам, а возможно, оттого, что к нему присоединились по-настоящему важные для рынка компании. Незадолго до нас на Arctic Sunrise гостил глава экологического департамента также подписавшего документ «Макдоналдса», и сразу несколько человек на мостике одеты в шерстяные шапочки с отпоротым логотипом бургерной компании.

«Мы не против рыбной ловли, но призываем не разрушать дно на ранее нетронутых территориях. Здесь, на поверхности, все выглядит блекло, но на дне под вами не только ил, совсем не ил. Там может быть настоящий тропический лес!» — говорит Фрида. Я вижу этот лес своими глазами — под нами скользит дистанционно управляемая субмарина, обвешанное объективами и гребными винтами устройство, которое активист Гринпис Гэвин Ньюман собрал в собственном гараже. Ньюман, занимающийся подводными съемками для Би-би-си и National Geographic, сотрудничает с Гринпис уже тридцать лет.

В Англии загрязненную воду сбрасывали в илистую реку, и кое-где уровень заражения был выше, чем в Чернобыле

«Нырять на сетях — довольно опасное дело, можно легко запутаться, и кто-то рассказал экологам, что в бристольском дайвинг-клубе есть достаточно безумный желающий — я. Но по-настоящему я загорелся, когда работал на антиядерных проектах в Англии и во Франции. Там мы ныряли к очистным сооружениям, закрепляли камеры на выводах трубопроводов. Поражал масштаб того, что они пытались скрыть: во Франции в трубы прокачивалось в 200 раз больше выбросов, чем позволяла лицензия, в Англии загрязненную воду сбрасывали в илистую реку — притом что ил отлично задерживает радиацию, и кое-где уровень заражения был выше, чем в Чернобыле. Для меня настоящим открытием стало именно это бесстыдство — с глаз долой, как говорится, из сердца вон. Мы позволяем увидеть то, что плохие парни пытаются скрыть, выставляем их на обозрение. Делать невидимое видимым — то, для чего нужен Гринпис. Дальнейшее — дело общества. Мы не можем указывать индустрии, что и как делать, но наш долг — дать людям возможность узнать правду о происходящем».

ТНПА — телеуправляемый необитаемый подводный аппарат — готовится к погружению

Двигая джойстик, Гэвин ведет субмарину сквозь заросли желтых водорослей, над жирными морскими звездами, между огромных губок. Под водой обнаруживается такое буйство красок, что кто-то из команды спрашивает, не показывает ли он записи с Сейшел. Но это не тропики — вот проплыл, прижимаясь ко дну, маленький полярный скат. Вильнув в сторону, камера вздымает ил, и когда облако мути рассеивается, мы видим глубокую мертвую борозду. Это — след трала, и такими же бороздами изрезано все вокруг.

Сквозь треск помех с «Мелькарта» долетает усталый и злой ответ: «Давайте без лекций! И сразу предупреждаю — близко к борту не подходить, иначе я не смогу гарантировать вашу безопасность». На нашем мостике становится тихо. Пикают приборы, трещит рация, щелкают затворы фотоаппаратов. Капитан готов спускать лодку, но мы ждем съемочную группу немецкого телеканала ZDF, потерявшуюся где-то на нижних палубах. Хотя море безмятежно, Arctic Sunrise переваливается с боку на бок — у ледоколов не бывает успокоителей качки, устройств вроде подводных крыльев. Из-за этого судно сильно качает даже на небольшой волне, зато оно может заходить в недоступные для других кораблей Гринпис широты — например, каждый год возить ученых к берегам Гренландии, чтобы наблюдать за катастрофическим таянием ее льдов. В Баренцевом море дела обстоят еще хуже: с 1999 по 2009 год оно потеряло половину ледового покрова — больше, чем любое другое море в мире, и сейчас, пока мы раскачиваемся совсем близко от траулера, вокруг нас, насколько хватает глаз, нет ни одной льдины.

— И ваш капитан несет персональную ответственность, не только компания-судовладелец, — доносится вдруг из динамиков.
— Чепуха, — морщится Финкин, — он вообще кто — капитан или юрист? Спускайте лодку.
Он подтягивает к себе микрофон внутренней связи: «Немцы, живо на палубу!»
Телевизионщики, стуча новенькими и совершенно ненужными здесь сапогами-снегоступами, вытаскивают камеру. Мы спускаемся к ним и натягиваем неуклюжие спасательные костюмы с большими логотипами Гринпис на спинах.

Дело Arctic Sunrise

18 сентября 2013 года американский активист Гринпис Дмитрий Литвинов, правнук дипломата Литвинова, решавшего почти век назад судьбу Шпицбергена, рассматривал с борта Arctic Sunrise русскую нефтяную платформу «Приразломная». Литвинов возглавлял кампанию против начала первого в мире бурения в зоне дрейфующих льдов, и в этот день активисты рассчитывали высадиться на платформу, чтобы парализовать ее работу. Акция была жестко пресечена российским властями — ответные меры включали не только обычные для таких ситуаций попытки облить людей ледяной водой из брандспойтов, но и стрельбу из калашниковых и палубной артиллерии, захват гринписовского ледокола спецназом, арест корабля и несколько месяцев тюремного заключения экипажа.

«Мне кажется очевидным, что сегодняшнее противостояние России и Запада началось с нашего задержания, — рассказывал мне в Москве фотограф Денис Синяков, арестованный вместе с активистами, — но сейчас я вижу одну цепь: арест Arctic Sunrise — Олимпиада — Крым — Донбасс. Россия атаковала корабль демонстративно, потому что штурмовать корабль в международных водах можно, только если есть подозрение, что на нем находятся заложники, или если корабль занимается запрещенной деятельностью в экономической зоне РФ. В России не могли не понимать, что это вызовет международный протест, и Россия была к нему готова. Но для Гринпис скандал стал удачей, даже несмотря на то что в российских СМИ организация оказалась врагом страны и, вероятно, потеряла часть волонтеров. Если бы не Гринпис — кто вообще знал бы про «Приразломную»?

В сегодняшнем рейсе на борту только одна участница тех событий — бразильянка Анна Паула, уже стоящая за штурвалом отправляющегося к «Мелькарту» катера. Распахнув открывающуюся прямо над волнами дверь на нижней палубе, мы погружаемся в лодку. Мы, экологи с надписями «Greenpeace» на жилетах, бортах и касках, отваливаем на крошечной оранжевой лодке от ставшего вдруг огромным ледокола и, вспенивая воду, несемся к еще более огромному траулеру. Я не помню, где именно видел эту сцену — в передовицах, рекламе или по телевизору, но я видел ее столько раз, что меня не оставляет ощущение дежавю.

Перекрикивая ветер, пока мы летим к траулеру «Мелькарт», активистка Гринпис Анна Паула рассказывает о сделавшем Arctic Sunrise знаменитым штурме: «Когда гигантский вертолет завис над палубой, я подумала, что попала в голливудский боевик. Страшно не было — я сидела как загипнотизированная». Я объясняю, что в России вряд ли кто разобрался в смысле той акции: СМИ писали, что нефть в Арктике добывают все, и никогда — о том, что только «Газпром» занят этим в области дрейфующих льдов, где практически невозможно устранение последствий разлива. Но Анна Паула уверена, что акция удалась: «Выступавшие за наше освобождение люди волей-неволей вынуждены были задуматься и о судьбе Арктики. Ради этого стоило посидеть в тюрьме. Когда люди начинают думать — это всегда успех».

«Ради каши из мурманского СИЗО я готова была просыпаться каждый день в 6 утра»

К моему удивлению выясняется, что ни она, ни большинство задействованных в акции активистов не принимали участия в ее планировании, и что это — нормальная практика Гринпис.
— Разумеется, мы не думали, что нас могут обвинить в пиратстве, ведь платформа не корабль, а искусственный остров, который при всем желании нельзя взять на абордаж. И когда нам сообщают о новом задании, отказаться имеет право каждый активист. Но я спрашиваю только, холодно будет или жарко, — чтобы знать, что брать с собой. В тот раз никто не ожидал, что все так повернется, и конечно, никто не ожидал стрельбы. Но вертолет, атакующий наш корабль, — это было круто. Пожалуй это было самое крутое, что я вообще на этом корабле видела!

Когда Анна Паула смеется, я думаю, что самое крутое, что я видел в этой поездке, — это ее улыбка под каской, надетой поверх ушанки. Так же, кажется, думает и нацелившая на нее объективы команда ZDF. Немцы хотят, чтобы в кадре было идеально все — и развевающиеся на ветру волосы, и «Мелькарт», и идущий параллельным курсом Arctic Sunrise.
— Я возвращаюсь сюда снова и снова, потому что здесь, на Шпицбергене, — мое сердце, — говорит девушка.
— Лучше «здесь, со Шпицбергеном», — поправляет корреспондент, — иначе кажется, что у тебя тут любовник.
Анна Паула охотно поддерживает игру с журналистами и просит прислать рецепт каши из мурманского СИЗО: «Ради этой каши я готова была просыпаться каждый день в 6 утра», — и тут мы подходим к траулеру. Близко, на мой взгляд, — опасно близко, а потом еще ближе, так что видны становятся лица людей на борту. Хотя в нашем катере вдвое больше девушек, чем мужчин, с палубы «Мелькарта» кричат: «Здорово, пацаны!» — и приветственно машут руками.

Российский траулер «Мирах» поднимает улов на борт

Разинька или треска

С кормы уходят в воду туго натянутые фалы сетей. Тросы приходят в движение и медленно тянут наверх свой груз — на поверхности появляются оранжевые шары поплавков и мутное пятно. Вскоре на поверхность выходит сам трал — плотно стянутый клубок белых и красных мертвых рыбьих брюх. За сутки «Мелькарт» способен замораживать больше 40 тонн рыбы, а сейчас по оценке активистов в медленно ползущей мимо нас сети находится от двух до трех тонн трески. Трал вползает по стапелю на палубу, и чайки приходят в такое неистовство, что за их гомоном становится трудно слышать друг друга. Чуть в стороне ныряет в воздухе дрон. Мы разворачиваемся так, чтобы траулер и стоящий рядом Arctic Sunrise оказались от нас с одного борта. Кадр и впрямь идеальный: медленно покачивающиеся корабли будто исполняют друг вокруг друга сложные пируэты, рыжая бразильянка в ушанке стоит у штурвала, молодая немка с укором смотрит на сеть, а похожий на викинга златокудрый красавец на носу лодки разглядывает борт корабля: из черного отверстия чуть выше ватерлинии вырывается целый водопад крашенной кровью воды. Выбросы повторяются раз за разом — плавучая фабрика приступила к выпуску филе. Иногда вместе с кровью вылетают и рыбьи головы — чайки с криками начинают драку за них еще до того, как головы падают в море.
— Это назыается blushing — blood gushing, — поясняет викинг на носу нашей шлюпки, когда объектив поворачивается к нему, — а голов так мало, потому что сейчас не те времена, чтобы разбрасываться продуктами.

Я успеваю подумать, что, возможно, внешность играет роль при отборе активистов, настолько красивыми выглядят все на борту, но в этот момент «Мелькарт» начинает маневр. Он резко выворачивает в сторону и идет наперерез ледоколу, так что Arctic Sunrise вынужден стремительно разворачиваться практически вокруг своей оси — так подрезают друг друга на дороге обозленные водители. Мы отруливаем от фонтанирующего кровью корабля и разворачиваемся к тому, что с радугой.

Гринпис как креативное агентство

Вернувшись на мостик, я прошу у Марии трубку, чтобы спросить капитана, что вообще он думает о Гринпис? Радио отвечает вполне мирным голосом:
«Говорит капитан, меня зовут Игорь Константинович, компания «Мурманский млот», судно «Мелькарт-2». Лучше не мешать нам, ребята. Если вы у себя в огороде что-то копаете, а кто-то заходит и начинает рассказывать, как морковку сажать, — вы же тоже будете злиться. Катайтесь где-нибудь в миле, дышите воздухом. Здесь конкретно вы не по теме, это стандартный район рыболовства, все действия регламентированы. Нас пять раз за два месяца проверяла береговая охрана — никаких замечаний. А с этим Гринписом слишком много непонятного. Им платят, они работают. Почему я не видел их здесь в январе, когда тут волна восемь метров? Я не очень люблю людей, отрабатывающих гранты. И информация их зачастую неверна. Во-первых, какое Баренцево море, если мы в Норвежском? Во-вторых, соглашение это — частное, не касающееся всех судов. В-третьих, этот район за всю историю наблюдений не был закрыт льдами. Мы давно тут работаем и знаем, как это делать, в отличие, например, от вас: я не знаю, отвечает ли ваше судно нормативам по выбросам и прочему».

Я перевожу. Немного смущенная Фрида поясняет, что разница между Норвежским и Баренцевым морями чрезвычайно важна именно для русских моряков: по закону, выловленная в Баренцевом море рыба должна отправляться в Россию, а рыба, пойманная за его пределами, может быть перегружена прямо на месте, чтобы прямиком следовать в европейские порты. Для норвежцев разница несущественна. Что касается льда, фьорды тут почти всегда замерзают, и хотя в некоторые зимы льда совсем немного, это как раз и есть то, что пугает экологов. Обвинение в заказной работе вызывает на мостике дружный смех — все вспоминают, что когда в 1985 году французские спецслужбы взорвали первое судно Гринпис Rainbow Warrior, Франция тоже утверждала, что организация отрабатывает гранты русской разведки.

Я знаю, как выглядит выбор трала в шторм, когда залетающая на корму волна норовит смыть с собой рыбаков вместе с уловом — это адски тяжелая и очень опасная работа, и я понимаю злость капитана «Мелькарта». Позже, порывшись в архиве атласов ледовой обстановки, я убеждаюсь что Игорь Константинович и тут был прав: льда в точке наших съемок не было больше ста лет. Но Фрида настаивает: Арктика тает, и хотя именно здесь льда могло не быть и раньше, это не отменяет логику кампании — this far, but not further. И с этим ледовые атласы согласны тоже: с 1979 года толщина арктического льда уменьшилась в пять раз. При этом таяние ускоряется: чем меньше и тоньше ледяной покров, тем меньше его способность отражать солнечные лучи — так с каждой минутой все быстрее тает в стакане лед. Даже если потепление просто сохранит сегодняшний темп, Северный полюс может превратиться в открытое море уже к середине этого века.

Расчищенная активистами от мусора песчаная коса возле Смеренбурга

На Arctic Sunrise недавно снимали посвященный глобальному потеплению клип: композитор Людовико Эйнауди исполнял специально написанную к случаю «Элегию для Арктики», дрейфуя на льдине в одном из шпицбергенских фьордов. Сейчас, болтая с голландским механиком Робином в его мастерской в трюме, я спрашиваю, не могла ли под весом рояля опрокинуться маленькая льдина. Робин смеется: пианист сидел на понтоне, собранном тут же, на его верстаке. Он показывает фотографии — белые пенопластовые ромбы понтона только отдаленно напоминают ледяное поле, пусть я и готов был поклясться, что видел льдину своими глазами.
— Дублей, — говорит Робин, — пришлось снять столько, что матрос, сидевший над палубой в «вороньем гнезде» совершенно окоченел, а спуститься не мог: надо было следить, чтобы к пианисту не подкрались медведи.

Робин был среди тех, кто забирал Arctic Sunrise из Мурманска после полугодового ареста. Когда он рассказывает о разбитой топорами радиорубке и лопнувших на морозе трубопроводах, из которых не слили вовремя воду, в голосе чувствуется неподдельная боль: как и все члены команды, он обожает свой старый ледокол. «Непонятно, — отвечает Робин, — кто именно там победил. Наше начальство хотело шума — чего-чего, а шума вышло достаточно. С другой стороны, очевидно, что Путин послал нам четкий сигнал, и в ближайшее время международный Гринпис вряд ли будет соваться в Россию. Это плохо — потому что значит, что всего, к чему шла Россия времен Горбачева, больше не будет. Но так случается и в других странах: как только к власти приходят консерваторы или правые, первым делом они начинают зажимать Гринпис. Я подозреваю, что наш интерес именно к российским траулерам объясняется отголосками старого конфликта, но Робина эта идея смешит. Норвежские траулеры рыбачат в другом квадрате, чтобы быть ближе к портам разгрузки, — опрашивать их Arctic Sunrise отправится через неделю.

В середине светлой ночи суда окутывает туман, такой плотный, что уже в пяти метрах нельзя разглядеть ничего, кроме парящих на одной скорости с нами чаек. Они висят в воздухе на расстоянии вытянутой руки, а потом опрокидываются набок и, расправив крылья, уходят в сторону. Оставив желтые точки траулеров глубоко внизу экрана, мы поворачиваем к берегу. Операторы садятся монтировать отснятый материал — Гринпис, который многие обвиняют в луддизме, выкладывал в интернет фотографии прямо с корабля, еще в те времена, когда их приходилось проявлять в расплескивающихся от качки кюветах. Сегодня Arctic Sunrise высылает видео в формате HD практически в прямой эфир.
— Это хорошо, — говорит Робин, — потому что мы обязаны документировать увиденное.

Я согласен, хотя мне и запретили снимать ружье, которое чистит перед выходом на берег англичанин Том, чья работа — защищать нас от белых медведей. Оружие не должно появляться в кадрах, посвященных работе Гринпис, даже на Шпицбергене, где только безумец выйдет за пределы Лонгйира без ствола. Но хотя я теперь знаю, как именно делается гринписовская картинка, это больше не кажется мне неправильным — в конце концов, они и сами не отрицают, что агитация — главная их работа.

Мне по-прежнему трудно понять, кто они в большей степени — хиппи или пиарщики

В следующие сутки мы видим только все время одинаковое море под все время меняющимся небом. Разглядывать туман быстро надоедает, и я разговариваю с активистами, пока в перерывах между вахтами они пьют пиво (каждый оплачивает свои напитки, бросая деньги в общую коробку) или бренчат на гитарах в кают-кампании. Почти все связаны с Гринпис много лет, некоторые — всю жизнь, и почти все подолгу работали в организации, перед тем как попасть на Arctic Sunrise, — кажется, участие в экспедиции рассматривается как своеобразное поощрение. Протест, похоже, составляет всю суть их жизни, и они, безусловно, готовы пострадать за убеждения — проблемы с законом имела в прошлом не только близко узнавшая «Кресты» Анна Паула. Механика Робина судили в Голландии, оператору-швейцарцу пожизненно запрещен въезд в США, матрос с Явы был переведен на ледокол с другого корабля Гринпис, оттого что тот отправлялся в Южную Корею, где индонезиец успел повисеть, приковавшись к мосту. Скованные одним интересом, они образуют настоящую команду — такого ощущения доброжелательного единства я не видел ни на одном из кораблей, где мне случалось оказываться. Меня по-прежнему смущает строгая иерархическая структура и попахивающая фанатизмом уверенность в своей правоте, но сомневаться в том, что на Arctic Sunrise собрались исключительно симпатичные люди, не приходится, хотя мне по-прежнему трудно понять, кто они в большей степени — хиппи или пиарщики.

Уборка мусора на острове Амстердам

Лед и сало

На третий день вдалеке показался остров, в центре которого торчала освещенная солнцем гора. По мере приближения к земле проявлялись детали — заросшие лишайником холмы, темно-синяя вода под самым берегом и пятна снега у подножья горы. Том подвел меня к борту и указал на одно из них. Он протянул мне бинокль, и прошептал «медведь» так тихо, словно тот мог нас услышать. Пятно было слишком большим, чтобы быть медведем, и даже в окулярах оставалось снегом, — до тех пор пока медведь не поднял голову. Точнее, головы я не увидел, а увидел сперва, что пятно снега пришло в движение, а затем — что на белом фоне появились две черные точки — глаза и сразу следом еще одна, побольше, — нос. Так в точности появлялся в «Терроре» Туунбак. И чуть только я вспомнил об этом, все в бинокле встало на свои места: пятно приобрело очертания, за головой нарисовалась массивная шея, под ней — чудовищно большие плечи. Повертев головой, медведь успокоился: летом белые медведи стараются двигаться как можно меньше, чтобы не перегреться, — но вскоре приподнял ее снова и внимательно оглядел корабль и сгрудившихся на мостике людей с биноклями. Потом он зевнул и приподнялся на передних лапах, уже совсем не похожий на снег, огромный, с переливающимися под шкурой мышцами, и встал сразу весь — почти тонна мышц, мяса, костей, и лохмами свисающей шкуры. Лениво развернулся кругом и неторопливо побрел вдоль склона. Когда он мягко приподнимал лапы перешагивая через камни, видны были большие черные подушки его пяток. В конце концов он пропал за косогором, словно его и не было, и вокруг остались только скалы, в которые била легкая волна, освещенная солнцем гора и синяя вода, становившаяся отчаянно голубой там, где наш винт вбивал в нее воздух. Я вспомнил атлас с диаграммами тающего ледяного покрова и вдруг понял, что, когда льда не останется, медведей не станет тоже. Туунбак перестал мне казаться страшным — страшно было думать, о том, что таких огромных и красивых животных вскоре может не остаться вовсе.

Городок мог похвастать фортом, церковью, игровыми притонами и даже борделем, но поселение было разрушено военными кораблями, а из оставшихся в 1635 году на зимовку семерых не выжил никто

Лед мы все же нашли — ближе к полудню Arctic Sunrise зашел в бухту, куда сползал с гор огромный ледник. Его рассекали глубокие трещины, в которых лед потел синими ручьями. Arctic Sunrise с тяжелым грохотом опустил якорь, и мы оказались на песчаной косе, покрытой бурым и зеленым лишайником. После нескольких дней облаков, тумана и черной зыби растительность казалось очень яркой и особенно живой. На косе было неожиданно много дерева: вынесенный на берег Гольфстримом плавник выталкивается на сушу дрейфующим льдом и остается там навсегда. Среди бревен валялся мусор — обломки пластика, обрывки сетей и железные буи. У самой кромки воды лежали моржи, закинув друг на друга костистые ласты. Еще несколько животных плескались рядом, из воды торчали усатые, все в жирных складках, коричневые морды. В десятке метров от них стояли каменные основания хижин древней китобойной колонии и окаменевшие глыбы — остатки печей, в которых когда-то вытапливали ворвань. Сами печи давно рассыпались, но там, где сало протекло из истлевших медных котлов и смешалось с песком, на земле остались сталагмиты застывшего китовьего жира. Мы прибыли в Смеренбург, старую китобойную колонию, заложенную в 1619 году. Начавшийся с россыпи палаток и костров, к середине XVII века Смеренбург стал настоящим большим поселением — палатки сменились деревянными домами, временные салотопки — котлами на каменных фундаментах. Несколько раз переходивший от датчан к голландцам и обратно городок в свои лучшие годы мог похвастать полутысячным населением, фортом, церковью, игровыми притонами и даже борделем, но уже через десять лет голландское поселение было разрушено датскими военными кораблями, а из оставшихся в 1635 году на зимовку семерых человек не выжил никто. Около 1660 года, когда китобои научились вытапливать ворвань прямо на кораблях, поселение было брошено навсегда. Трудно было поверить, что на этой земле вообще никто не живет уже несколько веков и что рано или поздно брошенные с появлением технологии фрекинга лонгйирские рудники будут выглядеть приблизительно так же: занесенные песком и снегом шрамы, встречающиеся даже в тех местах, где десятилетиями не бывает людей.

Раньше в Смеренбурге жили китобои, теперь — только моржи

Телевизионщики установили штативы и активисты занялись тем, ради чего высадились на пляж — уборкой. Мы стащили в шлюпку десятки измятых буев, целые мешки пластиковых бутылок и массу рваных сетей. Я уже понимал, что работа в основном рассчитана на картинку: никто не пытался очистить весь остров, потому что, даже если бы мы работали круглосуточно, это заняло бы месяцы. В Гринписе принято думать, что проблемы с охраной природы возникают, когда общественность не знает реального положения дел — его-то мы и пытались задокументировать. На самом деле, многое, вероятно, зависит от того, где именно возникает проблема. Перед отъездом в Арктику я говорил с бывшим сотрудником русского Гринписа, разочарованным в подобных методах борьбы.
— Кое-где, когда общественность поднимает бучу, правительство вынуждено решать проблему, — объяснял он, — но в России властям плевать на общественное мнение — соответственно, и у СМИ нет резона привлекать внимание к экологическим проблемам. Этот подход не работает: хоть ты обпривлекайся, внимания общества — ноль. Поэтому русский Гринпис расходится на две группы: часть пытается привлечь внимание к проблеме, а часть предпочитает взять на себя ту ответственность, которая, по идее, должна лежать на властях, — люди самостоятельно ликвидируют разливы нефти, тушат пожары, сажают леса и убирают мусор.
Мой знакомый предпочел самостоятельно заняться сохранением леса в России, но сейчас команда Arctic Sunrise решала обе задачи сразу: начав уборку только после того, как приготовилась съемочная группа, они не останавливались, пока не убрали всю узкую косу между моржами и тем, что когда-то было Смеренбургом. И какими бы фанатичными или наивными ни казались мне эти люди, занимались они нужным делом: пляж был чист, картинка — готова. Я присел на бревно рядом с капитаном Финкином. Моржи уплыли, ледник пылал под пробившимся через тучи солнцем, и Арктика здесь и вправду казалась гостеприимной.

Я каждый день вижу возможности для протеста — на улице, в новостях, в интернете. Мясная индустрия, демократия, экономика, социальные проблемы — столько всего устроено неправильно!

— Знаешь, — сказал капитан, — я ведь так высоко никогда раньше не был. Так странно — вон там, совсем рядом, — Северный полюс, верхушка земли, то место, куда в любой точке света указывает мой компас. Дух захватывает! Надо будет рассказать об этом на лекции — я же регулярно рассказываю людям, как правильно организовать протест. Как вовлечь новичков, как самоорганизоваться. Как протестовать все время и как важно делать это мирным путем. Я спросил, верит ли он, что протест кучки людей в красных спасжилетах может переубедить тех, кто считает иначе.

— Неделю назад, — сказал Финкин, — мы нашли на таком же пляже огромную рваную сеть. Это опасная штука: в ней может запутаться тюлень или медведь. Сеть была гигантская — мы тащили ее ледоколом и даже так едва смогли вырвать из песка. Менеджер из «Макдоналдса» тащил вместе со всеми и остался под большим впечатлением. Невозможно себе представить кого-нибудь в большей степени из «их» лагеря, но ведь и «они» же тоже способны думать. Нет никаких «их» или «нас» — мы не можем никого обвинять с позиций правоты. Речь не идет о том, чтобы остановить какой-нибудь там фастфуд, — население земли огромно, всем нам нужна еда. Речь о том, чтобы измениться всем вместе: или мы все выживем, или пойдем ко дну — и они, и мы, и корабль. Ты всех спрашиваешь про «Приразломную» — был ли в этой акции смысл? Я думаю, что некоторые кампании бывают стратегически менее продуманными, чем другие. Но бессмысленных кампаний не бывает вовсе, потому что главное — протестовать. На свете столько всего, что должно быть исправлено, — от загрязнения пластиком до вредных удобрений, от китобойного промысла до браконьерского лова, от уничтожения лесов до ядерных отходов. Я каждый день вижу возможности для протеста — на улице, в новостях, в интернете. Мясная индустрия, демократия, экономика, социальные проблемы — столько всего устроено неправильно! Не важно, против чего протестовать, — просто каждый должен быть постоянно вовлечен в протест. Когда год за годом стоишь на мостике и пялишься на горизонт, волей-неволей начинаешь задумываться о таких вещах.

По стекавшему в море леднику уже давно сползало темное облако, и пока мы болтали, оно расплылось вдоль берега, а потом и затянуло собой весь остров. Остались обрезанные тучами пирамиды черных скал, белые языки снега и разгулявшаяся волна, поочередно закидывавшая вверх нос и корму раскачивающегося во фьорде корабля. Широкая серебряная дорожка уже невидимого за облаками солнца уходила от него к полюсу — туда, где еще есть лед. В сумерках она напоминала лунную дорогу, выведшую капитана Майка Финкина прямиком к китобоям.

P. S. Траулер «Мелькарт-2» был задержан норвежской береговой охраной за нарушение правил лова в то время, когда статья готовилась к публикации.

Туунбак | The Terror Wiki

Развитие появления Туунбака в сериале, от Гора до «Мы ушли».

Туунбак — чудовищное существо-призрак-медведь, которое появляется в романе и сериале AMC The Terror . Это творение Дэна Симмонса, автора романа, возможно, оно основано на инуитской мифологии тупилак, мстительного духа, который принимает форму как человека, так и животного.

В серии []

Туунбак впервые упоминается Охотником Нетсилик во время разговора с сэром Джеймсом Кларком Россом и его переводчиком о судьбе экспедиции сэра Джона Франклина.Охотник объясняет, что Туунбак всегда преследовал членов экспедиции и как это произошло «от шаманов». Охотник описывает это существо как «вещь, которая ест на двух и четырех ногах» и «вещь, сделанную из мускулов и заклинаний», к большому замешательству двух мужчин (Go For Broke).

«Туунбак» впервые стало известно о своем присутствии, когда он разбил несколько лодок с припасами, принадлежащими санной группе HMS Erebus . После того, как шаман Туунбака застрелен морпехом партии Дэвидом Брайантом, появляется Туунбак и убивает лейтенанта Грэма Гора, лидера партии (Гор).

Намереваясь убить существо, которое, как полагают, является белым медведем, Франклин ставит блайнд и приставляет к нему дохлых крыс. Однако Туунбак устраивает засаду на слепого, сначала убивая Дэвида Брайанта, и преследует убегающего Франклина. Он отрывает ему ногу, тащит его к проруби, в которую было брошено тело шамана, и бросает его вниз, причем вес Франклина вскоре разрывает веревки. Позже он приносит еду Леди Тишина, дочери шамана (Лестница).

Туунбак вскоре начинает атаковать сами корабли.Он убивает Уильяма Стронга и Томаса Эванса по отдельности, а затем кладет их половинки вместе на колоду. Корнелиус Хики выясняет связь Леди Молчание с существом и похищает ее в его присутствии. Когда он убегает от него и его группы, он смотрит на них в ответ (наказанный, как мальчик).

Туунбак продолжает атаковать корабли, убивая Томаса Дарлингтона из HMS Terror . Позже он нападает на Томаса Бланки, преследует его по мачте и терзает его ногу, после чего его поджигает фонарь и сбивает из пушки.Раненый, он убегает обратно на лед и больше не атакует корабли (Первый выстрел в победителя, ребята).

После освобождения Леди Безмолвие берет на себя роль шамана своего отца, выполняя ритуал, который включает в себя отрезание ей языка в присутствии Туунбака (Милосердие).

Оставив экспедицию в покое на некоторое время, Туунбак, спровоцированный резней семьи инуитов, нападает на лагерь Террор, убивая большое количество членов экипажа, включая Ричарда Уолла, Генри Фостера Коллинза, Джеймса Рида, Фрэнсиса Покока и Томаса. Дорогая, и позволяя Хики и Соломону Тозеру сбежать и провести свой мятеж.Он пожирает души Покока и Коллинза, пока они еще живы; последний инцидент видел Тозер. Во время атаки Туунбак ранен ракетой Конгрева, выпущенной Фитцджеймсом (Террор Кэмп Клир).

Бланки, обреченный гангреной на травму ноги, прикрепляет вилки к своей одежде и ждет в пустошах Туунбака. Он убивает и, предположительно, съедает его, при этом проглатывая вилки (C, C, Open C).

К этому моменту травмы Туунбака и возможное отравление свинцом ослабили его; он истощен, покрыт струпьями и ранами, заметно хромает.Хики заставляет мятежников и своих пленников вытащить его лодку на равнину, а затем привлекает Туунбак пением. Другие мятежники планируют убить его, но попытка Тозера организовать их терпит неудачу из-за распрей, и Туунбак убивает Уильяма Пилкингтона, Джона Диггла, Джорджа Генри Ходжсона, Роберта Голдинга, Магнуса Мэнсона и Тозера, случайно проглотив при этом цепь. присоединяется к лодке и капитану Крозье. Хикки, пытаясь провести ритуал по контролю над Туунбаком, отрезает свой язык и предлагает его зверю, но оно отвергает его, откусывает ему руку и разрывает его надвое.Он начинает задыхаться в верхней половине его тела, в то время как Крозье, хотя и получает серьезное ранение в грудь, быстро тянет за цепь, застрявшую в его горле, душит и душит его, пока тот не умирает. Нетсилик чувствует смерть Туунбака, и Леди Молчание отправляется на ее поиски. Когда она находит его, она мягко дует ему на лицо и наливает воду в рот. Позже она возвращает Крозье своим людям, и охотник Нетсилик рассказывает Крозье, что ее зовут Силна, и как люди плакали в течение многих дней после того, как существо было убито.Позже она уходит ночью, и охотник говорит Крозье утром, потому что Туунбак был убит, когда был привязан к ней, она изгнана из общины, и Силна вместе с Туунбаком больше никогда не видели. (Мы ушли).

В романе []

Конец романа дает предысторию Туунбака. Он был создан Седной, Духом Моря, чтобы уничтожить Дух Воздуха и Дух Луны; таким образом, он был способен путешествовать между духовным миром и физическим миром.Дух Воздуха и Дух Сознания работают вместе, чтобы сражаться с Туунбаком в битве, длившейся 10 000 лет. Побежденная Туунбак пытается уничтожить своего создателя, Духа Моря, но изгоняет его в физическое царство, используя встроенную слабость. Принимая форму огромного белого медведя, туунбак проводит поколения, охотясь на инуитов и пожирая их души, пока шаманы не породят новую расу очень ясновидящих людей, sixam ieau , которые приносят пищу туунбака и используют телепатическое общение, чтобы обещать это то, что ни одно человеческое существо не будет вторгаться на его территорию, пока оно не двинется на юг в земли людей.Чтобы показать свою преданность, sixam ieau удаляют свои языки в очень юном возрасте, делая их неспособными общаться с кем-либо, кроме Туунбака.

Экспедиция Франклина приводит его в ярость, заходя на его территорию, и уже с первых страниц романа тревожит корабли. Впервые он физически появляется после того, как его шаман застрелен Уильямом Пилкингтоном, материализуясь изо льда, чтобы убить лейтенанта Грэма Гора. Капитан сэр Джон Франклин, предположив, что это медведь, ставит ловушку с наживкой с мертвым детенышем белого медведя, но Туунбак неожиданно вырывается из льда поблизости, убивает сержанта Дэвида Брайанта, затем тащит Франклина к проруби и отрывает ему ноги. , и бросает его.Несмотря на травму, Франклину удается подплыть к воздушной яме, где появляется Туунбак и кусает его за голову.

Галерея []

Головная опора, используемая для Туунбака.

Интересные факты []

  • Изображение Туунбака существенно отличается в сериале и в книге. В книге это явно духовное существо, и оно не умирает; действительно, он считается неразрушимым. Он также описан как имеющий длинную шею и двуногую ходьбу.
  • Точная причина смерти Туунбака в сериале неизвестна.Это может быть из-за того, что цепь задушена; задыхаясь от тела Хикки; отравление душой Хикки; или быть отравленным лекарствами в системах мятежника, полученными при поедании тела Гудсира, или какой-то комбинацией этих четырех. Его уже ослабили травмы; отравление свинцом от своих жертв; и глотание вилок.
  • Туунбак из сериала чем-то напоминает короткомордого медведя ( Arctodus simus ), очень большого плотоядного медведя с внешне сплющенной мордой, который был родом из Северной Америки, включая Аляску, примерно 11000 лет назад.
  • Туунбак — это вымышленное творение автора Дэна Симмонса, хотя Седна, богиня, создавшая его, является подлинной частью мифологии инуитов. Однако подобное существо, тупилак, действительно встречается в религии гренландских инуитов. Тупилак был создан из останков животных или человека и затем отправлен, чтобы убить цель, но если он потерпит поражение, он вернется к своему создателю и попытается убить его.

Видео []

«Там должен быть медведь», подглядывание за эпизодом. 102 Террор

«Сила Туунбака» говорят о эпизоде.108 Террор

Объяснение ужасного монстра: что такое Туунбак?

Спойлеры впереди для тех из вас, кто не догнал AMC The Terror .

В те времена, когда Потерянный был чем-то особенным, основной приманкой для публики было введение белых медведей на остров, который в остальном выглядел как тропический. Перенесемся почти на 15 лет вперед, и этот крючок все еще находится в умах людей, особенно тех из нас, кто попал в ловушку исторической детективы / триллера / драмы AMC « Террор ».В повороте реальной истории о путешествии капитана сэра Джона Франклина в 19 веке в 19 веке, чтобы найти путь через ледяной коварный Северо-Западный проход, экипажи HMS Erebus и HMS Terror обнаруживают, что на них охотится таинственное и массивное существо. . И вот в самом последнем эпизоде ​​«Первый выстрел в победителя, ребята» монстр был наконец раскрыт.

Лично я предпочел скрытный, скрытый подход к хищнику шоу; Раскрытие существа в пятых эпизодах кажется слишком быстрым, даже если настоящий ужас истории больше связан с изоляцией, элементами и поведением вашего собрата, чем с почти мифическим монстром.Тем не менее, еще многое предстоит объяснить и раскрыть о чудовище The Terror , которое, похоже, больше, чем ваш средний белый медведь. Мы немного рассмотрим мифологические объяснения и доисторические возможности, но сначала давайте вернемся к неотразимому существу шоу, известному как Туунбак.

Взгляните еще раз на Туунбак благодаря этому закулисному видео из The Terror :

Здесь вы можете глубже погрузиться в создание существа благодаря Framestore и этой короткометражке AMC:

Супервайзер шоу по визуальным эффектам Фрэнк Петцольд рассказал о создании существа во время недавнего мероприятия для прессы.Все началось с иллюстрации Невилла Page ( Star Trek: Discovery , Goosebumps , Falling Skies ), а затем команда VFX и аниматоры сделали Туунбак своим собственным творением. Вот что сказал Петцольд:

Все мы начали с иллюстрации дизайнера существ Невилла Пейджа, поэтому он получил одобрение существа от Дэвида [Кайганича] и Су [Хью]. Конечно, это был всего лишь мимолетный взгляд на существо, и мы начали переводить его в компьютер, не только модель и форму, но мы также должны были начать думать о персонаже и о том, кто он на самом деле.Потому что, если вы анимируете существо и действительно имеете в виду это, вы не смотрите на него как на устройство, вы на самом деле даете ему имя и говорите о нем. Довольно часто люди говорят: «О нет, он бы этого не сделал».

Вы можете ожидать, что смертность как существа, так и экипажа будет выставлена ​​на обозрение по ходу сериала:

Еще одна вещь, о которой мы должны думать как о создании сюжета, — это своего рода параллельная эволюция с командой.Команда страдает, умирает от голода, замерзает до смерти, есть личный ужас, и в то же время они также пытаются атаковать существо, потому что существо атакует их, и в ответ в существо стреляют, он получает сгорел… так он тоже портится. Есть небольшая параллельная эволюция, когда в конце вы действительно почувствуете сочувствие к существу.

Изображение через AMC

Тем не менее, это ужасающее существо не является полностью животным; В его дизайне запечатлено тревожное человеческое сходство, что подтверждает со-шоураннер Су Хью:

«Мы никогда не хотели пугать публику.Мы хотели убедиться, что он выглядит как человек «.

Частично это связано с намерением облегчить сострадание к существу, а возможно, частично из-за таинственной мифологии монстра.

Туунбак

В последнем эпизоде ​​мы узнали термин Туунбак благодаря допросу Леди Тишина ( Nive Nielsen ). Здесь дается немного больше, за исключением грубого перевода с аналогичного термина «русская Америка» для обозначения «духа», несмотря на все усилия команды.Существо не только жестоко убивало членов своей команды, но и делало это разумными, почти хирургическими способами. Неоднозначная природа монстра является топливом для страха, позволяя воображению как команды, так и публики разыграться … по крайней мере, до тех пор, пока его недавно не увидели обе стороны.

Изображение через AMC

Сам Туунбак, частичное творение автора романа Дэна Симмонса , который в значительной степени заимствовал из мифологии инуитов, является «духом убийцы», монстром, пожирающим души, который получил жизнь во время войны между инуитскими богами, прежде чем быть изгнан в замороженные пустошь.Особенно любящие людей Туунбаки могут быть побеждены только «духовными правителями», избранными шаманами-инуитами, одаренными экстрасенсорными способностями. Шесть шаманов, которые отдают дань уважения Туунбаку, позволяя ему поедать их языки (…), могут поддерживать телепатический контроль над ним посредством ритуального пения и жертвоприношений из плоти животных. Но теперь, когда один из шести упал …

Обновление : Что касается самого последнего эпизода Террор на момент написания этой статьи, «Террор Лагерь Очистить», кажется, что Туунбак не только жив и здоров, но и находится в охотничьей форме.Чудовище прорвалось сквозь относительно легкую добычу экипажа, разбросанного в тумане и тумане в своем незащищенном лагере. У одной несчастной души, Генри Коллинза ( Trystan Gravelle ), его … ну, душа , по-видимому, была захвачена Туунбаком во время его смерти, выпотрошенной. Это дополнительный источник энергии для существа или просто что-то духовное, что он делает на стороне? Время покажет…

Финал сезона шоу «Мы ушли» завершил все и остановился на сверхъестественном происхождении Tuunbaq , , но если бы они хотели предложить научный подход к этому, были доступны другие варианты.

Доисторические возможности

Если The Terror хотел пойти с более реалистичной точки зрения, что высший хищник, который выдержал жестокость ледяного севера, питался человеческими популяциями и стал частью их мифологии, есть несколько интригующих возможностей. Конечно, на ум приходят белые медведи. При весе до 1500 фунтов и примерно от 8 до 10 футов в длину, современные белые медведи были бы грозным хищником, особенно против замкнутых на льду людей, лишенных своей стихии и вооруженных боеприпасами 19-го века.Естественная окраска и устойчивость к холоду белого медведя делают его идеально подходящим для арктической среды, где выслеживание оседлых людей было бы намного эффективнее, чем преследование тюленей.

Но давайте предположим, что XIX век, хотя и мгновение ока эволюции от настоящего момента до нашей современной эпохи, по-прежнему содержит некоторые пугающие секреты на неизведанных территориях. Возможно, что некоторые доисторические останки остались за полярным кругом и случайно пересеклись с экипажами в ущерб им.

Изображение через AMC

Самый большой медведь из когда-либо существовавших, Arctotherium angustidens , весил максимум около 3500 фунтов, был более мускулистым и крепким, чем современные медведи. Эта штука могла идти в ногу с другими хищниками того времени, такими как саблезубые кошки, но она была изолирована от Южной Америки, противоположного конца планеты от The Terror . Другие существа, такие как пещерный медведь и гигантский короткомордый медведь, безусловно, являются возможными объяснениями этого монстра, но я предпочитаю Ursus maritimus tyrannus, a.к.а. Король полярный медведь. (Насколько это здорово?) Этот таинственный монстр считался главным хищником среди других хищников, даже отпугивая других мясоедов от их еды. Это определенная возможность для зверя, охотящегося за командой The Terror .

Обновление: Как показал финал сезона, T Террор придерживался мифологического подхода Симмонса, и не зря. В конце концов, Туунбак в последний раз напился на больных участников экспедиции.Комбинация переедания отравленных свинцом моряков и дважды отравленных каннибалов, которые съели плоть доктора Гудсира, подвергшегося дозе токсина, в конечном итоге привели к смерти Туунбака. (Не забывайте жевать пищу, дети, и старайтесь не проглатывать цепи лодки, пока вы на ней.) Несмотря на то, что Хикки предлагает свой язык как дань уважения Туунбаку, он разрывает его пополам, прежде чем ранить Крозье. Вскоре он поддается воздействию испорченной пищи и умирает.

Леди Безмолвие по имени Силна чувствует уход Туунбака, как и (предположительно) другой шаман, который сообщает печальную новость своему племени.Силна спасает Крозьера, который начинает жить с племенем и, возможно, даже воспитывает среди них детей, и выполняет своего рода ритуал очищения для мертвого Туунбака. Затем она покидает сообщество, чтобы жить одна как шаман, что и ожидается в их культуре, факт жизни, который Крозье вынужден принять.

Туунбак мертв, и вы не должны ожидать его снова, особенно с тех пор, как 2 сезон «Террор » (если он будет продлен) повествует о совершенно другой истории.RIP Tuunbaq. Желаю вам полакомиться британскими моряками, сколько душе угодно, в загробном мире.

Terror доступен для потоковой передачи на AMC.

Изображение через AMC Каждый сезон «Нулевого канала» Рейтинг

От Creepypasta до известной антологии ужасов, вот и Channel Zero Seasons с рейтингом

Читать далее

Об авторе Дэйв Трумбор (Опубликовано 9254 статей)

Старший редактор — Игры | Бывший редактор анимационного и потокового контента | Автор книги «Наука во все тяжкие» от MIT Press | Партнер Twitch: twitch.tv / drclawmd | Ведущий подкаста «Субботние траурные мультфильмы» | Комьюнити-менеджер Ironface Studios | Бывший научный писатель Nerdist.com |

Более От Дэйва Трумбора

Финал сериала ужасов и объяснение Туунбака

Смерть Туунбака

Туунбак прибывает на место происшествия уже больным.В предыдущем эпизоде ​​Ледяной Мастер Террора Томас Бланки показал, что его ампутированная нога стала гангреной — смертный приговор. Он решил пожертвовать собой, чтобы дать остальным шанс спастись от зверя, и привязал столовые приборы по всему телу, чтобы, когда Туунбак проглотил его, его внутренности были разорваны. Существо натолкнулось на Бланки вскоре после того, как он обнаружил Северо-Западный проход, и это была основная цель экспедиции.

Когда Туунбак пытается съесть верхнюю половину тела Хикки, цепь уже застряла в его горле, и он начинает задыхаться.Он уже умирает от поедания членов экипажа, которые были больны от испорченных консервных банок, от повреждений, нанесенных им при поедании Бланки, и совсем недавно от поедания людей, которые были отравлены, поедая тело Гудсира. Чтобы закончить это, не нужно много больше. Крозье яростно тянет за другой конец цепи, нанося Туунбаку дальнейшие внутренние повреждения. В конце концов, он рушится, рвет и умирает — символ ущерба, нанесенного попытками вторгшихся британских исследователей приручить его земли.

Хотя существо преследовало команду на протяжении всей серии, The Terror уклонялось от резкого раскрытия своей истинной природы.Симмонс основал монстра на инуитских мифах о туурнгаках, известных под общим названием туурнгайт — духах, которые могут быть как полезными, так и вредными. Туунбак может быть связан с инуитскими шаманами через ритуал, который Хикки пытался и не смог выполнить, когда человек отрезал им язык, а Туунбак ел его. Это затем позволяет шаману контролировать Туунбак. Отец Леди Безмолвие был одним из шаманов, связанных с Туунбаком, поэтому существо начало убивать команду после того, как они случайно убили его.Однако в конечном итоге вендетта против экспедиции привела к гибели и Туунбака.

Связано: все, что вам нужно знать о новом шоу AMC «Террор»

Отъезд леди Тишины

Госпожа Тишина путешествует по тундре с одним из других шаманов, связанных с Туунбаком, в поисках существа, когда шаман чувствует, что Туунбак умер.Шаман безропотно поворачивается назад, но Тишина решает продолжить поиски. Она проходит мимо члена экипажа, который убежал, когда прибыл Туунбак, но игнорирует его мольбы о помощи и оставляет его умирать. Она находит Крозьера и Туунбака и на мгновение оплакивает великого духа, проливая последние капли воды из своего бурдюка на его язык.

Обнаружив, что запястье Крозье нельзя освободить от цепи, леди Тишина отрезает ему руку, а затем забирает его, устраивая лагерь и обрабатывая его раны.Крозье настаивает на том, чтобы они отправились на поиски его людей, и они путешествуют по тундре в поисках их. К сожалению, найти особо нечего: лагерь за лагерем, заполненный мертвыми телами, а последний лагерь показывает, что люди в конечном итоге поддались каннибализму. В живых остался только Эдвард Литтл, офицер, который пытался заставить людей спасти Крозье. Его лицо украшено пирсингом и золотыми цепями — деталь, основанная на реальной находке офицера экспедиции Франклина, тело которого было украшено аналогичным образом.Литтл умирает вскоре после прибытия Крозье.

Госпожа Тишина и Крозье возвращаются в лагерь инуитов. Крозье узнает от их лидера, что настоящее имя леди Молчание — Силна.Мы видим, как она уходит рано утром, и когда Крозье выходит из своей палатки позже днем, он обнаруживает, что она ушла. Он спрашивает лидера инуитов, где она, и получает ответ: «Она потеряла Туунбак. Теперь ей один путь». Крозье спрашивает, почему, и ему говорят: «Это так. Все принимают это». Крозье хочет пойти за ней, но никто не скажет ему, в каком направлении она ушла. В конце концов, он должен признать, что она ушла.

Судьба Крозье

Крозье спрашивают, куда он хочет пойти, но он не может найти ответа.Ему говорят, что он может оставаться с инуитами всю зиму и решать, что он хочет делать весной. В конце концов, он решает остаться с племенем. В сентябре 1850 года в лагерь прибывают два человека из спасательной группы, разыскивающие Террор и Эреб, как они это сделали на премьере сериала. Крозье натягивает капюшон и говорит лидеру инуитов сказать спасателям, что он мертв вместе со всеми остальными на борту кораблей, что корабли ушли и что Северо-Западный проход не существует.

После этого Крозье вместе с другими инуитами выходит на лед.Сериал заканчивается кадром, на котором он стоит с копьем у рыбацкой ямы, а рядом с ним спит ребенок-инуки. После всего, через что прошел Крозье и обременен чувством вины за потерю своих людей, он не может заставить себя вернуться в Англию. Роман заканчивается на аналогичной ноте, за исключением того, что Туунбак не умирает, а Крозье решает уйти с Леди Молчание, а не остаться с остальными инуитами.

Что вы думаете о финале сериала The Terror ? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Еще: Премьера сериала «Ужас»

Насколько мощен топот Гидры по сравнению с первой броней Железного человека

Концепт-дизайнер Terror Невилл Пейдж раскрывает процесс проектирования Tuunbaq

За 10 часов AMC The Terror экипажи HMS Terror и HMS Erebus сражались не только с безжалостно неумолимыми элементами Арктики, но и с местным существом, которое преследовало и убивало их со времен инуитского шамана. умерли под их опекой.Леди Безмолвие (Нив Нильсен) показала, что это Туунбак в «Первый выстрел в победителя, парни», обреченные люди постепенно увидели больше существа, когда оно убирало их, одного за другим. Но только в финале Хикки (Адам Нагайтис), Крозье (Джаред Харрис) и последний из мятежной команды смогли стать свидетелями полной ярости существа.

Финальная эпическая битва между мужчинами и Туунбаком — это также первый раз, когда зрители получили возможность насладиться невероятной дизайнерской работой, которая потребовалась для создания этого мистического существа, как это представлял знаменитый концептуальный дизайнер Невилл Пейдж ( Face Off , Star Trek ) и полностью реализован в виде компьютерной графики супервайзером по визуальным эффектам Фрэнком Петцольдом и его командой по визуальным эффектам.Страница The Terror создатель / шоураннер Дэвид Кайганич выбрал первое, чтобы воплотить Туунбак в жизнь, и он работал в тесном сотрудничестве с Кайганичем и со-шоураннером Су Хью, чтобы создать что-то знакомое и глубоко тревожное в форме и лице ледяного медведя.

В эксклюзивном интервью с Невиллом Пейджем, Кайганичем и Хью мы говорим о том, что шоураннеры искали в своем творении, и как Пейдж воплотил в жизнь уникальную эстетику Туунбака. У нас также есть эксклюзивная галерея его концептуальных работ и трехмерных моделей ниже.

Дэвид и Су, насколько конкретно у вас была идея о том, как вы хотите, чтобы Туунбак выглядел?

Давид Кайганич: У нас было действительно четкое представление о том, как мы хотим, чтобы он функционировал, что определенно помогло в наших разговорах с Невиллом о том, как он будет выглядеть. И дело в том, что это не был заранее созданный антагонист. Дэн Симмонс в своей книге дополняет реальную физиологию и мифологию инуитов этим существом, которое является своего рода вымышленным устройством.

Мы хотели поиграть на этом устройстве, зная, что никто не собирается делать это шоу без монстра в нем, и я могу сказать это со знанием дела, пытаясь установить его в разных местах.Этот монстр действительно является причиной того, что шоу транслируется в прямом эфире, и мы должны уважать это. Но нам также нужно было как можно более разумно использовать эту возможность. Итак, мы пошли в более аллегорическом направлении, а именно: мы хотели, чтобы это существо отражало тревоги и последствия, которые эти люди заработали, просто плывя в это место, думая, что они могут его победить.

Итак, если вы следите за этой сюжетной линией, то Туунбак не обязательно должен быть ничем иным, как нейтральной частью этой мифологии и окружающей среды.Это хранитель равновесия в местности. Необязательно выглядеть страшно, чтобы быть страшным. Необязательно выглядеть свирепым, чтобы быть свирепым. И на самом деле у него есть своя дуга. Вначале он выполняет свою работу, и что-то, вместе со всеми мужчинами в истории, начинает вызывать у него тошноту, ослаблять и ставить под угрозу его чувства. И это начинает сходить с рельсов таким образом, что даже Леди Тишина к середине сезона не может контролировать, даже когда она решает вмешаться и попробовать.

В наших разговорах с Невиллом мы просто сказали: «Когда мы впервые видим это существо, оно должно выглядеть почти президентским, в том смысле, что оно должно выглядеть так, будто оно обладает огромной властью и силой, но не имеет клыков или рогов, или светящиеся глаза, или какие-то другие образы антагонистического существа.»И Невилл был в восторге. Он был так счастлив, что ему не пришлось делать все эти бредни ** т с этим существом.

Это действительно начинает выглядеть пугающе, когда он начинает страдать от последствий поедания некоторых из этих европейских душ. Он начинает снижаться. Они пытаются его убить. К концу шоу он полон шрамов и боевых ран. И тогда это действительно начинает выглядеть устрашающе. Но это подразумевает шоу, в отличие от шоу, достигшего готового монстра.

Су Хью: А анатомия — наш друг, верно? Поскольку мы знали, что с Туунбаком, мы хотели установить правила и убедиться, что Туунбак придерживается этих правил.Мы знали, что Туунбак не бессмертен. Мы знали, что Туунбак могут быть убиты и все еще могут физически проявить те же недуги, что и человеческие персонажи. Как только мы решили, что будем играть по законам природы, нам помогло то, что мы установили границы того, что, как мы знали, мы не можем делать. В то время как, если вы имеете дело с персонажем супергероя или персонажем-монстром, где буквально для каждой сцены вы можете почти заново изобрести анатомию предмета, это просто не интересовало меня и Дэйва.


Невилл, зная, как они аллегорически хотели обращаться с существом, как вы воплотили это в физическом мире?

Невилл Страница: Он очень тесно работал с Дэвидом и Су над их видением.В случае с Дэйвом это был скорее случай конкретики, поскольку он знает, чего хочет, и может сформулировать. Это облегчило работу в некоторых отношениях, в наиболее оптимистичном смысле, а в других отношениях это было просто типа: «О, мальчик. Это настолько специфично, что это будет проблемой ».

Оказалось, что это гибрид ледяного медведя, который должен обладать человеческими качествами. Вы говорите о сверхъестественной долине по отношению к реалистичным человеческим персонажам в компьютерной графике. Но как только вы начинаете брать серьезного персонажа, в данном случае медведя, а это не комедия, и вам говорят сделать его более человечным, вы задаетесь вопросом: «Может, мне поехать в Диснейленд, чтобы посмотреть Джамбори и посмотреть, как медведи?» есть? »Это действительно прекрасный баланс попытки поразить соответствующее количество человеческих качеств, не превращаясь в мультфильм.А потом вообще ничего, кроме «О, это просто медведь». На этот особенный голос ушло много времени.

Сколько вариантов нужно было сделать, чтобы все получилось правильно?

NP: Было так много вариантов, чтобы получить это лицо. Если бы вы дали мне задание сконструировать человека, вы бы поняли, что у вас есть голова, две руки, две ноги и туловище, а также все черты, присущие человеку. Но затем возникают вопросы: «Черт возьми, это мужчина или женщина? Он старый или молодой? Это выглядит злым? Это выглядит счастливым? Тогда какова культура? Это афроамериканец? Это африканец? Это азиатское? »

Итак, у нас появился медведь, и мы хотим сделать его похожим на человека.Еще я спросил, медведица ли это? Смогут ли они сказать? Посмотрим, но для меня важно знать все, чтобы я работал над очень конкретной целью и, очевидно, с точки зрения культурных последствий. Мы хотели, чтобы морда этого медведя показывала ум. Нам нужно было, чтобы это было пугающе, но в то же время сочувственно, и с культурной точки зрения это должно быть инуитское. Так что теперь дело не только в том, чтобы заставить его почувствовать себя человеком. Это заставляет его чувствовать себя женственным, мудрым и инуитским.

Это вызов, и я его понял.Но тогда это все еще нужно переводить в трехмерные эффекты. Нам все еще нужно разработать дизайн всех этих физических элементов, а затем вдохнуть в него жизнь. И это совершенно другая категория проблем.

Вы работали в 2-D или 3-D проекциях?

NP: Очень конкретно с самого начала я предложил Дэйву и Су разработать трехмерный дизайн и скульптуру, чтобы на этапе перевода мы могли указать направление, которое они выберут, и убедиться, что это выбор — это то, что они получают в производстве.Таким образом, ему не нужен перевод и время, проведенное с кем-то еще с его эстетическими склонностями, или своим видением, или их конвейерами, которые должны быть инициированы их процессами. Итак, мы с самого начала знали, что это будет трехмерная модель, которую я леплю и передаю. А затем, что касается текстуры кожи, шерсти и повреждений, я сделал определенное количество иллюстраций Photoshop для верхней части трехмерной модели, показывающих потенциальный диапазон волос, повреждений и цветов кожи, а также розовый нос или он черный и все такое.

Как насчет того, чтобы показать Туунбаку на последней стадии болезни?

NP: Я нашел пару фотографий белых медведей, которые плавали по тающим айсбергам, голодали и истощались. И я предоставил несколько других изображений похожих животных с линяющим мехом и просто объектов, которые являются мишенями для эффектов, но затем эффекты отправили мяч по полю оттуда.

Тесно ли вы работали с супервайзером по визуальным эффектам Фрэнком Петцольдом, или вы передали это и позволили им творить чудеса?

NP: Еще о последнем.Иногда дизайн необходимо развивать с помощью группы эффектов. Cloverfield был очень похож в этом отношении. У нас был очень специфический дизайн, но мы должны были быть открытыми для того, что VFX делал с его анимацией. В данном случае это было намного проще, потому что я смог дать им то, что я называю «честным дизайном». А «честный дизайн» просто означает, что когда рот закрывается, сталкиваются ли зубы? Потому что если они это сделают, то вы еще не поняли, как закрывается рот. Вы должны помнить о длине конечностей, структуре костей под ними, и я знаю одну из вещей, над которыми мы работаем, это было неизбежно, поскольку борьба за эффекты должна была произойти, когда Туунбак встанет на заднюю часть ноги.

Как так?

NP: Проблема с четвероногими животными заключается в том, что они плохо встают. Если я могу получить здесь биологическое происхождение, медведи — животные, способные к стопам, а это значит, что их пятки находятся на земле. Почти у всех четвероногих животных пятки такие, когда они встают, приподнятая пятка выглядит странно. Но когда вы ставите медведя, что они делают часто, сундук — это необычная вещь, поэтому нам пришлось сделать что-то с эстетической точки зрения, чтобы предсказать, что когда они оживят его, встав, он все равно будет работать и выглядеть правильно, как против ощущения себя рыбой без воды.Это были единственные вещи, которые мне было любопытно, как это отразится на их реальности. Когда у вас есть действительно способная группа эффектов и вы предоставили честный дизайн, чтобы они не обнаружили ошибок в вашей работе, все должно идти гладко, и казалось, что это был очень плавный переход.

В какой момент вы увидели конечный продукт?

NP: Единственное, что я был действительно взволнован, — это полноразмерная голова. Я не видел этого лично, потому что я не был в Штатах и ​​не мог путешествовать.Это был первый раз, когда я увидел свое изображение на компьютере как трехмерный объект для справки, и было действительно приятно видеть, что оно пережило процесс перехода.

Познакомьтесь с нашими вскрытиями The Terror здесь .

Ужас: создание монстра идеального периода для 21 века

Супервайзер визуальных эффектов Фрэнк Петцольд и концепт-дизайнер Невилл Пейдж вместе работали над самым ужасающим и сочувствующим монстром телевизионного сезона.


Шоураннеры Дэвид Кайганич и Су Хью всегда хотели создать ужасающего, но симпатичного гибридного монстра, который поглотит экипажи HMS Erebus и HMS Terror в триллере AMC 19 века «Террор». Таким образом, коварное путешествие по замерзшей пустоши Северо-Западного прохода (по роману Дэна Симмонса) становится трагической историей о взаимном уничтожении как для команды, так и для монстра.

Задача: как спроектировать и оживить мифологического компьютерного монстра под названием Туунбак (взятый из коренного племени инуитов, населяющего регион, в котором происходит история)? «Дэйв и Су были очень конкретны в своем видении», — сказал концептуальный дизайнер Невилл Пейдж («Звездный путь», «Кловерфилд»).«Это медведь, но у него есть человеческие качества. Было непросто поразить эту цель, чтобы она не превратилась в карикатуру или детское существо ».

Подробнее: «Террор»: внутри создания этой потрясающей, изменяющей серию карнавальной последовательности

Создание человеческого лица

Это означало перевернуть обычный процесс Пейджа с ног на голову. Обычно он иллюстрирует несколько различных дизайнов и отправляет их на утверждение, но в этом случае он сделал гораздо меньшие шаги в сотрудничестве с шоураннерами.«Это может быть утомительно, потому что вы вовлекаете их в каждую мелочь», — добавил Пейдж. «В данном случае, надо отдать должное Дэйву и Су, это означало, что они действительно смогли помочь мне реализовать свое очень конкретное видение».

«Террор»

Двумя ключевыми решениями для Пейджа были обоснование внешнего вида белого медведя и обращение к инуитам в очеловечивании его черт лица. «И со временем он становится более человечным и, следовательно, более чутким», — сказал он. «И это было важно.Как это часто бывает, вы хотите, чтобы существо терроризировало вас, но вы также хотите ценить, а затем сочувствовать. Это белый медведь, на который из-за этого потребления повлияли человеческие черты.

«Но что я нашел интересным, так это то, что выражение лица казалось коренным, даже несмотря на то, что оно поглощало кавказских европейцев. Я чувствовал, что нужно чувствовать культурную основу в этом регионе. Так что я использовал множество ссылок на инуитов в качестве основы для общего вида. На текстуру повлияли суровые погодные условия, так как было холодно и сухо, а снег служил вторым источником солнечного света.Он сморщивает и обветривает все лицо, в отличие от африканского или скандинавского человека. Эти детали были важны для того, чтобы существо чувствовало себя правдоподобным. Я создаю для них правила, и это дает им направление ».

Анимация с симпатией

Затем Фрэнк Петцольд, супервайзер по визуальным эффектам и лондонский магазин Framestore, должен был оживить Туунбак, выяснить, как он выглядит, а затем построить структуру скелета и мышечную систему.Они поигрались с циклами бега, чтобы определить, как он работает, с какой скоростью и какую площадь покрывает. Кроме того, как он встает и захватывает людей.

Однако самые человеческие качества были обнаружены в глазах и во рту. «Это было нашей отправной точкой», — сказал Петцольд. «Убедившись, что даже при взгляде сбоку мы получаем брови, глубоко посаженные глаза и человеческое качество глаз. И нам понадобился лицевой риг с 50 подвижными суставами ».

«Террор»

Снимок экрана / AMC

Самым важным аспектом Туунбака, однако, было его постоянное ухудшение, параллельно с выжившими членами экипажа на протяжении всего 10-серийного мини-сериала.«Он накапливает все больше и больше ран, но в конце теряет половину своего веса», — сказал Петцольд. «Мы рассмотрели три разные модели, чтобы выявить стадии ухудшения и огромной потери веса. Вы видите грудную клетку, и его лицо стало более изможденным. Скулы, еще одна человеческая черта, начинают проявляться.

Первое большое раскрытие Туунбака происходит в пятом эпизоде ​​(«Первый выстрел в победителя, ребята»), который включает последовательность действий на вершине мачты. «Из-за этого эпизода нам буквально пришлось изучить конструкцию Туунбака, чтобы убедиться, что он действительно мог ухватиться за мачту лапами и взобраться наверх», — сказал Петцольд.

«Террор»

© 2017 AMC Film Holdings LLC. Все права защищены.

Но схватить мачту было сложно, потому что Туунбак не мог схватиться обеими лапами, иначе она упала бы назад. Он должен был проявить ловкость и хитрость в преследовании своей добычи. «А потом он продвигается по мачте, как маленький школьный автобус», — добавил супервайзер по визуальным эффектам.

После решающей битвы в «We Are Gone», в которой Туунбак лежит умирая после безумия смерти и разрушения, мы остаемся с существом, которое больше похоже на человека, чем на медведя.Все дело в глазах и губах. «Мы много играли с этим, когда его лицо расслаблено, а то, что мы называем« посмертной маской », — это крупный план такой печали на лице», — сказал Петцольд. «Опять же, Дэйв и Су хотели выразить сострадание к этому существу».

Подпишитесь: Будьте в курсе последних последних новостей кино и телевидения! Подпишитесь на нашу рассылку новостей по электронной почте здесь.

У монстра «Ужас», Туунбака, есть неожиданная связь с «Кловерфилдом»

Пятый эпизод сериала « Террор » наконец раскрыл, кто именно охотился и убивал команду HMS Erebus и HMS Terror .Туунбак, как его называют, — это духовный зверь с общей формой тощего, мощного белого медведя, но с человеческими руками и глазами. Это жуткое, страшное чудовище. И хотя Террор никоим образом не является частью запутанной последовательности фильмов Cloverfield , все же существует связь между Туунбаком и кайдзю, обезглавившим Статую Свободы.

Как отмечает IGN , внешний вид Туунбака на шоу был создан концептуальным дизайнером Невиллом Пейджем, тем же человеком, который создавал существ для Cloverfield , Avatar , а также для фильмов и сериалов Star Trek .Затем команда по визуальным эффектам взяла этот набросок и создала полностью реализованного, трехмерного и в чем-то симпатичного зверя.

«Мы хотели убедиться, что он выглядит как человек», — сказал супервайзер по визуальным эффектам Фрэнк Петцольд IGN во время пресс-конференции.

«В какой-то момент аниматоры действительно принимают его как существо», — сказал Петцольд. «Я обсуждал кадры с аниматорами, и довольно часто аниматор говорил:« О, он бы этого не делал ». Он говорит о битах и ​​байтах, но для них это существо.”

Последствия нападения Туунбака.

Первоначальный эффективный дизайн страницы для существа отличается от того, что описано в книге, из которой адаптирована серия. В романе Дэна Симмонса 2007 года туннбак по-прежнему похож на белого медведя, хотя описан как имеющий длинную шею. Дизайн Пейджа намного ближе к основной форме тела медведя, и это эффективный выбор. То, что это монстр почти , просто нормальный медведь, заставляет его чувствовать себя более приземленным и тревожным.

Туунбак, чего бы он ни стоил, это вымышленная сущность, хотя и основанная на аспектах фактических преданий и религии инуитов.В своей книге Симмонс рассмотрел реальную мифологическую концепцию Туурнгайта, «духа убийства». Эти Туурнгайты ведут себя так же, как и Туунбак из Террор , в том смысле, что это духи, которых может обуздать и направить духовный целитель, известный как Ангаккук, хотя Туурнгайт также может быть мошенником или злым.

Мы увидим больше Туунбака на следующей неделе, когда телеканал The Terror выйдет в эфир в понедельник в 21:00. Восточная.

Рассказы об обреченной экспедиции Франклина долго игнорировали инуитскую сторону, но «Террор» переворачивает сценарий | Искусство и культура

В 1845 году ветеран Арктики сэр Джон Франклин покинул Великобританию, командуя двумя кораблями, HMS Terror и Erebus , чтобы искать легендарный Северо-Западный проход в Арктике.Последний раз их видели европейцы в Баффинова заливе у побережья Гренландии. Затем оба корабля исчезли, казалось, их поглотил лед, и о них больше ничего не было слышно, по крайней мере, от самих исследователей.

Тем не менее, те, кто искал правдивую историю, почти всегда имели доступ к одному первоисточнику: устным рассказам инуитов, в частности, рассказам инуитов Нетсилик. Еще в 1854 году, всего через шесть лет после того, как экспедиция была объявлена ​​проигранной, торговец мехом из Гудзонова залива по имени Джон Рэй поговорил с людьми инуков, которых он встретил, о судьбе экспедиции.

Инуиты рассказали Рэй истории о встрече с голодающими людьми и подарили ему реликвии экспедиции Франклина в подтверждение своей истории. Но когда Рэй принес в Англию рассказы о каннибализме и страданиях, он стал объектом «клеветнической кампании, инициированной леди Джейн Франклин, скандализованной вдовой исследователя, при поддержке расистских писаний таких авторов, как Чарльз Диккенс», — пишет биограф Рэя Кен МакГуган. Согласно британским преданиям, Франклин и его команда стали мучениками науки, хорошими христианами, постигшими жестокую судьбу от рук матери-природы.Позднее историки представили Франклина высокомерным империалистом, а недавно канадское правительство использовало Франклина в качестве аргумента в пользу суверенитета Арктики.

историй инуитов снова и снова подвергались маргинализации, пока в 2014 и 2016 годах корабли не были обнаружены коалицией, в которую входили археологи и местный историк Луи Камоокак, эксперт по устной истории экспедиции Нетсилик. Затонувшие корабли были обнаружены в глубине канадской Арктики, недалеко от общины инуитов Джоа-Хейвен.

Более поздние интерпретации экспедиции Франклина включали инуитов с запланированным центром интерпретации в Gjoa Haven и государственным контрактом на запись устных историй об экспедиции. Это долгожданное изменение, когда инуиты сосредотачиваются на их собственной истории и исследуются, как экспедиция Франклина повлияла на них, а не наоборот.

Учитывая эти различные исторические записи и обычные временные и финансовые ограничения телевидения, поразительно видеть, как престижная телевизионная драма приближается к историческому моменту с такой тщательностью и осознанностью включения, как это пытаются сделать исполнительные продюсеры фильма AMC «Террор». сделать.В этом новом сериале, который пытается интерпретировать обреченную экспедицию, шоураннеры также стремятся сделать инуитские части шоу более реальными — или более реальными -, чем английские, и уважают инуитов Нетсилик, которые встретили Франклина и передали свои истории. .

Затонувшие останки HMS Erebus были обнаружены недалеко от поселка Джоа-Хейвен, Нунавут, в 2014 году. HMS Terror был обнаружен в том же районе два года спустя. (AMC / The Terror)

Сообщества вокруг Gjoa Haven, включая Кембридж-Бэй, где расположен региональный центр наследия, с нетерпением ждали шоу и следили за ним, говорит Памела Гросс, исполнительный директор Общества наследия Китикмеот.В конце концов, настоящая драма произошла на их собственном заднем дворе, а в Нунавуте есть несколько сыщиков экспедиции Франклина, включая ее собственного отца.

Также есть тот факт, что AMC разыскивала актеров инуков и консультировалась с властями инуитов, чтобы сделать шоу аутентичным — заметный отход от того, как инуитская культура и самобытность рассматриваются во многих других изображениях. «Это восхитительно. Это то, чего мы хотим, — говорит Гросс.

«Мы хотели убедиться, что если кто-то из представителей культуры [Netsilik Inuit] смотрит шоу, он будет чувствовать, что мы проделали довольно скрупулезную и осторожную работу», — говорит исполнительный продюсер Давид Кайганич.Хотя ни он, ни его коллега-исполнительный продюсер и шоураннер Су Хью ничего не знали о культуре и истории Netsilik, они подтолкнули свою команду к тому, чтобы шоу было точным и уважительным к таким чувствительным к культуре темам, как духовность, цель, которой они достигли. смешанный успех.

Инук, актер Джонни Иссалюк, изображающий охотника-нетсилик, открывает сериал, говоря на инуктитут британскому офицеру через четыре года после экспедиции. «[Мы] видели много пеших, голодающих», — говорит он офицеру через переводчика, создавая шоу с точки зрения инуитов с Франклином и его людьми в качестве нарушителей.

Гросс также является членом Совета по вопросам наследия инуитов, с которым консультировались производители. Недавно она поговорила с Кайганичем, рассказав ему о положительных отзывах, которые она получила от своего сообщества. Но чтобы добраться до этого места, продюсерам пришлось пройти тонкий путь.

«Когда вы делаете шоу о высокомерии, единственное, чего мы, творческие управляющие, не должны попадаться в ловушку, — это то же высокомерие, — говорит Хью, со-шоураннер. Пытаясь избежать этой ловушки, съемочная группа пыталась сделать части шоу, посвященные инуитам, как можно более подлинными, нанимая актеров инуков, чтобы они играли персонажей инуков, создавая костюмы из аутентичных материалов и нанимая переводчиков для проверки диалекта. Инуктитук, произнесенный персонажами, был правильным.«Для инуитов не так много ролей», — сказал Канадской радиовещательной корпорации Нив Нильсен, актер инуков, исполняющий роль леди Тишина. «Приятно, что они стараются оставаться верными культуре, потому что часто вы смотрите фильмы, и они просто заставляют людей из других культур играть наши роли, и это не очень точно». Гросс вторит этим настроениям, говоря, что Наем актеров-инуков — залог правдивости сюжета. При создании костюмов персонажей инуитов использовался настоящий мех карибу и другие материалы.(AMC / The Terror)

В первом эпизоде ​​шоу безымянный человек-инук пугает члена экипажа экспедиции маской, которая, как оказалось, была навеяна одной из коллекций Смитсоновского национального музея естественной истории. Созданная шаманом инуитов-юпиков, маска была получена недалеко от устья реки Юкон на Аляске, в сотнях миль от того места, где затерялись корабли Франклина, что делает ее далеко не подлинной для нетсилик. Костюмер Энни Саймон сказала в интервью, что реквизит прошел через несколько версий, и команда пыталась сделать что-то, что было бы визуально ярким на экране и отражало исходный материал.

Центральным антагонистом «Террора» является Туунбаак, монстр, изобретенный американским писателем Дэном Симмонсом в романе, на котором основан сериал, и, хотя он основан на мифологии инуитской богини Седны, он полностью является творением. белых авторов.

Маска и гигантское существо в стиле белого медведя говорят кое-что о балансе, который продюсеры и сценаристы сериала пытались найти в вопросах присвоения, аутентичности и необходимости повествования.Туунбак не является подлинной частью мифологии инуитов Нетсилик, но «поскольку он представляет собой гибрид вещей, которые на самом деле присутствуют в более широкой мифологии инуитов, мы чувствовали себя достаточно комфортно, используя его», — говорит Кайганич. Но достаточно ли близко? Группы инуитов, независимо от того, находятся ли они в канадской Арктике, в России или в Гренландии, разделяют многие из одних и тех же мифов, говорит Гросс. Например, Нильсен из другой группы инуитов и не говорит на том же диалекте, что и инуиты нетсилик, но она слышала версии истории Франклина на протяжении многих лет с точки зрения инуитов.Когда она пришла на шоу, она сказала CBC: «Я не знала английской части этого шоу, поэтому было интересно, что Франклин был богатым человеком, отправившимся в приключение и престижную экспедицию, а затем как ужасно это закончилось».

Им потребовались месяцы поисков, чтобы найти и составить роль Нильсена, который был одним из последних главных персонажей, которых бросили. Она изображает одного из главных героев шоу, немую женщину Нетсилик, которую называют «леди Тишина». «Ее функция в книге в основном состоит в том, чтобы другие люди могли реагировать на них, реагировать на них и проецировать на них», — говорит Хью.В сериале у Леди Тишина есть свой рассказ и свои заботы.

Нильсен научился правильно говорить на диалекте нетсилик, слушая и подражая. Гросс сказал, что это важно для аутентичности, поскольку диалект очень региональный. «Все диалоги на диалекте инуктитут, мы позаботились о том, чтобы они исходили от переводчиков, которые там жили», — говорит Кайганич. Продюсеры наняли Аттиму и Элизабет Хадлари, переводчиков, которые работают в Кембриджском заливе, чтобы перевести диалог, и положились на своих говорящих на инуктитут актеров, чтобы убедиться, что фразы звучат менее формально, чем юридические документы, над которыми часто работают Хадлари.

Другие инуитские персонажи в сериале изображены тремя актерами-инуками из Канады: Иссалук, Апаята Котирк и Винни Катарк, все из Нунавута. В целом, актеры-инуиты, живущие на Севере, «[не представлены] в крупных агентствах по работе с талантами, что прискорбно», — говорит Хью. В Нунавуте действительно есть киноиндустрия — просто многие из снятых там фильмов не на английском языке.

В совокупности актеры были больше, чем просто исполнителями, они также действовали в качестве некредитованных консультантов по культуре, обеспечивая «интуитивную проверку» в таких вещах, как приемлемый в культурном отношении способ обращения с культурой инуитов.

«[Нильсен] смогла заверить нас в том, что мы несем ответственность и что мы верны тому, что она чувствовала, что представляет ее культуру», — говорит Хью. Но эти «проверки интуиции» также звучат как дополнительный труд, который цветные люди регулярно выполняют для союзников — за свой счет. Шоу не платило за услуги отдельного консультанта по исторической культуре инуитов, хотя такие люди действительно существуют. Камоокак, историк Нетсилик, который провел большую часть своей жизни в поисках останков экспедиции Франклина, является ярким примером.Исследования Камоокака сыграли важную роль в обнаружении двух кораблекрушений, что, как он надеялся, принесет туризм и рабочие места в Нунавуте. Когда он не занимался поисками могилы Франклина и других его наследий, уважаемый историк, скончавшийся в прошлом месяце, работал с многочисленными канадскими авторами и историками Арктики. Однако с точки зрения точности, по словам Гросса, лучшего и мечтать не могло: Котерк — старейшина общины, хранитель устной истории и традиционных знаний.

Саймон добавляет, что создание костюмов инуитов потребовало «самого тщательного академического исследования, которое мы когда-либо предпринимали.Ее команда знала, как производить аутентичную одежду британского периода, но ничего не знала о том, как сделать традиционный Annuraaq, одежду из кожи и меха, на которую опирались исторические инуиты. Детали этой одежды также являются важным культурным различием между инуитскими группами, говорит Гросс, но в целом Саймон старался нанести меньше украшений на одежду, чем это было бы исторически, поскольку английские моряки, вероятно, не заметили бы их количества. деталей.

«Когда вы изучаете, как люди создают вещи, вы узнаете о них как о людях», — говорит она.Хотя ограничения телевидения означали, что одежда инуитов не вся сшита с использованием традиционных методов, Саймон действительно старался приобретать настоящие меха и другие материалы, где это возможно, и делать выбор, который помог бы рассказать историю обреченных членов экипажа Франклина, уважая при этом Традиционная одежда нетсилик.

Контр-адмирал сэр Джон Франклин возглавил экспедицию 1850-х годов, чтобы найти к его гибели Северо-Западный проход на территории нынешней канадской Арктики. (AMC / The Terror)

Это другое: это шоу в первую очередь об экспедиции Франклина, а не об инуитах Нетсилик 1840-х годов.Он косвенно приближается к мировоззрению и культуре Леди Молчание, точно так же, как даже самые любопытные члены команды Франклина могли поступить с реальными инуитами Нетсилик, которых они встретили.

Франклин считал, что его экспедиция является главным героем эпической истории о высоком викторианском научном триумфе и колониальных достижениях; На самом деле, по словам Кугканика, экспедиция была антагонистами, вторгающейся и прерывающей силой, у которой не было того, что требовалось, чтобы действительно достичь своей цели — найти судоходный Северо-Западный проход, открытие, которое только привело бы к большему количеству нарушителей в мир Нетсилик.

Так и есть, Франклин оставил свои кости в Арктике, в могиле, которую до сих пор не нашли, хотя история инуитов указывает на то, что она где-то там. «То, как мы раскрыли наше понимание инуитской культуры… было продиктовано этим колебанием» в перспективе от главного героя к антагонисту, — говорит Куйганик.

«Каждая эпоха создала Франклина, соответствующего его потребностям», — писала канадская писательница Маргарет Этвуд в 1991 году, и циники могут сказать, что этой эпохе нужна история о Франклине, которая сводится к опасной буре в Твиттере, наполненной обвинениями в присвоении и культурной нечувствительности.Но, возможно, это урок «Террора»: прагматические потребности телевидения означают, что истории не могут быть такими же, как в реальном мире, и не должны быть — в конце концов, в любой истории есть место, где только воображение можно заполнить.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *