Топор первобытного человека: Топор древнего человека, 6 (шесть) букв

Содержание

Каменные топоры . Малая энциклопедия холодного оружия

Читайте также

Когда топоры плавают…

Когда топоры плавают… Командир отсека подводной лодки отвечает: — за готовность к использованию средств борьбы за живучесть, находящихся в отсеке. Корабельный устав ВМФ СССР Те, кому довелось послужить на подводной лодке командиром отсека, знают: такой собачьей

Боевые топоры

Боевые топоры Боевой топор — разновидность ударного оружия рубящего действия. Топор состоит из ударной части — железки и рукояти — топорища.Появился топор в раннем каменном веке, изначально в качестве инструмента. Впоследствии небольшие каменные, а затем и

Древние боевые топоры 

Древние боевые топоры  Открытие процессов добычи и обработки металлов — первоначально меди, а впоследствии бронзы и железа — стало важнейшим фактором развития цивилизации. Именно в этот момент образуются первые государства, развивается военная организация,

Боевые топоры VI—XIV вв.

Боевые топоры VI—XIV вв. В армиях античных Греции и Рима, с их плотными боевыми построениями, основными видами оружия были копье и меч. В тесном строю места для замаха топором обычно не оставалось, поэтому тактика боя определяла набор вооружения воинов. Напротив, у

Европейские боевые топоры XV—XVI вв.

Европейские боевые топоры XV—XVI вв. На протяжении XV—XVI вв. боевой топор продолжал оставаться в арсенале европейских армий как в пехоте, так и в кавалерии, но процент вооруженных топорами воинов был невелик. Постепенно топор исчез из арсенала пехоты почти совсем, а в

Восточные топоры XVI—XVII вв. 

Восточные топоры XVI—XVII вв.  Несмотря на то, что топор в XVI—XVII вв. продолжает входить в состав вооружения восточного воина, его боевое применение все больше сходит на нет. В XVII в. топор является уже парадным оружием и отличительным знаком офицера как в турецкой, так и в

Боевые топоры Индии, XVIII—XIX вв.

Боевые топоры Индии, XVIII—XIX вв. 117. Боевой топор, Индия, XIX в.118. Боевой топор — бхудж, северо-восток Индии, XIX в.119. Боевой и церемониальный топор, Индия, XIX в.120. Боевой топор, Центральная Индия, XVIII в.121. Боевой топор дао, племя нага, восток Индии122. Боевой топор тунги народа кхонд,

Африканские топоры 

Африканские топоры  Относительно трудоемкое производство, по сравнению с дубинкой, привело к тому, что боевой топор среди большинства африканских народов был оружием военачальников и вождей, а также символом социального статуса правителей. 124. Боевой топор племени

Боевые топоры в XVIII—XX вв. 

Боевые топоры в XVIII—XX вв.  К началу XVIII в. топор как оружие исчез из арсенала практически всех европейских армий. В качестве исключения можно вспомнить топорики английских стрелков, перенятые у американских поселенцев, использовавшиеся на полях сражений Нового Света. Еще

Каменный топор: первые топоры, использование, фото

На разных территориях земли переход от топоров каменных к топорам из металла происходил в разные времена. Но и сейчас есть такие места, в которых неметаллические орудия применяются и до сих пор. В основном такое можно наблюдать в африканских и австралийских племенах с сохранившимся первобытно-общинным укладом жизни.

Каменный топор в жизни древних людей

Первые орудия труда древнейших людей были сделаны из камня.
Первоначально они представляли собой всего-то простейшие приспособления, лишь облегчающие труд. Люди в древности выискивали крепкие камни (в основном гальку и кремний) с наиболее острыми краями и применяли их в быту. Затем они научились их обрабатывать, раскалывать, дробить и даже шлифовать (в палеолите).

Первые каменные топоры (скорее ручные рубила) древних людей – универсальное орудие труда. С их помощью древним человеком выполнялись определенные работы, когда было необходимо острие, причем крепкое и прочное.

Для таких орудий первобытные люди находили довольно массивные камни (примерно массой в 1 кг) длиной 10-20 сантиметров, оббивали их каким-либо другим, тоже твердым, камнем, заостряя внизу, а сверху закругляя, чтобы удобно было держать руками.

Как использовали каменный топор? Рубилом люди копали, наносили удары при охоте, резали им все, что поддавалось ему.

В связи с тем что руки людей были еще несовершенны, форма выточенного инструмента в основном зависела от размеров самого первоначально найденного камня.

Совершенствование форм орудий труда

Люди в процессе жизнедеятельности постепенно совершенствовали свои орудия труда. Каменный топор все больше приобретал форму инструмента и становился орудием не столь универсальным, а используемым лишь только для определенных целей.

На охоте для добывания животных уже использовался новый инструмент – остроконечник. А скребок применялся женщинами при сдирании шкур убитых мужчинами животных. Работу с этим инструментом чаще приходилось выполнять именно женщинам. Так появилось первое женское каменное орудие труда.

Боевые каменные топоры

Лишь в период эпохи неолита (позднего каменного века) с процессом роста мастерства людей в плане обработки камня стали возникать боевые виды топоров. Размером топорики были маленькие, специально для возможности ведения сражения одной рукой (длина – 60-80 см, вес — 1-3,5 кг).

Такие топоры, выполненные из обсидианового лезвия, встречались и на Американском континенте у коренных обитателей этих мест (период испанской колонизации).

Каменный топор: фото, история развития

Древнейшие орудия труда, найденные в наше время, были созданы примерно 2,5 млн лет назад. Как уже говорилось выше, первый инструмент древнего человека (рубило) представлял собой обычный камень с одним острым краем.

В последующем процесс изготовления топора или любого другого изделия из камня происходил примерно так: 1 кусок кремня фиксировали, а другой использовали вместо молотка, с помощью которого скалывались лишние части с камня, и таким образом придавалась соответствующая форма производимому орудию труда. Затем люди научились эти изделия полировать и шлифовать.

Однако была одна проблема. Каменные инструменты быстро крошились, и в связи с этим требовалась их частая замена.

Со временем наступил следующий важный шаг – объединение палки и рубила в единый инструмент. Так и получился каменный топор. Плюс такого инструмента в том, что дополнительный рычаг намного увеличивал силу удара, и работа с ним стала более удобной.

Способы крепления рукоятки и рубящей части были самыми разными: в расщепленной ручке использовался бандаж, применялась каучуковая смола, или же рабочая часть инструмента просто вгонялась в крепкую массивную рукоятку.

Изготавливали его из кремня, обсидиана и прочих твердых пород.

В более позднем каменном веке (неолите) топоры уже делали с отверстием для рукоятки (с проушиной).

Каменный топор стал исчезать на территориях современной Европы, когда начали появляться бронзовые изделия (начиная со 2-го 1000-летия до н. э). Несмотря на это, каменные, в связи с дешевизной, существовали довольно долго параллельно с металлическими.

Сложности в изготовлении каменного топора

Самые первые топоры, имеющие схожесть по форме с современными, появились в периоде мезолита (примерно 6000 лет до н. э.).

Как сделать каменный топор из камня? Это было сложной инженерной задачей для первобытных людей – соединение двух элементов топора.

Если даже отверстия в камне уже могли делать, то в этом случае увеличивалась толщина «лезвия» каменного топора, и он превращался в молот или колун, с помощью которого можно было лишь размозжить древесные волокна, а не разрубать их. В связи с этим топор с топорищем просто связывали вместе с помощью жил или кожи различных животных.

Лишь только люди научились выплавлять металл, они сразу стали изготовлять топорища медные. Но сами «клинки» долго продолжали производиться по-старинному (из камня), потому что сланцевые и кремневые поверхности позволяли вытачивать удивительно острые изделия. А проушина делалась в самом топорище.

В заключение

Если задуматься, то много веков назад этот простейший и в то же время удивительный предмет был не просто орудием труда для первобытных людей или инструментом, но и символом величия и могущества. Каменные топоры – это наиценнейшие предметы того времени, сделанные руками древних людей, положившие начало созданию современного топора.

Онлайн-проект «1000 шагов в историю». Рубрика «Не просто вещи». Находки археологов

Лето – сезон археологических экспедиций, недаром археологи отмечают свой профессиональный праздник в середине августа.

Центр музейных коллекций поздравляет всех с этим праздником и в рубрике «Не просто вещи» в рамках проекта «1000 шагов в историю» знакомит с интересными находками в области археологии, которые хранятся в фондах Музейного комплекса им.И.Я. Словцова. Сегодня вы узнаете о топорах каменного века, обнаруженных на территории юга Тюменской области.

Неолит — это последний период каменного века, для которого характерно множество новаций в технологии изготовления каменных орудий. Это позволило человеку создавать более совершенные инструменты — топоры, тесла, долота.

Одним из важнейших орудий первобытного человека являлся топор. Пропорции, размеры и форма рабочей части были очень разнообразны. Например, топоры с раскопок на южном берегу Андреевского озера были плоскоовальными с округлой рабочей частью. Они датируются концом IV — началом III тысячелетий до нашей эры.

Сырье для подобных изделий нашего региона добывали на Урале, в основном прямо на поверхности. Заготовку топора необходимой геометрической формы делали с помощью пиления или откалывая фрагменты камня. Далее следовала шлифовка. Она производилась на специальных плитах из песчаника. Каменная плита служила упором, а полирующим веществом являлся подсыпаемый мокрый песок, который хорошо сглаживает при длительном трении другие камни. По данным экспериментальной археологии, на изготовление шлифованного и полированного топора из зелёного сланца без отверстия уходило от трех до девяти часов. Такие изделия вставлялись в сквозное или глухое гнездо, выдолбленное в ложе рукояти. Для дополнительной фиксации использовалась смола или муфта из рога или твердого дерева (капа).

Работа шлифованными орудиями уменьшала сопротивление материала обрабатываемого предмета, что улучшало производительность труда. Каменный топор не такой острый, как металлический, но эксперименты показали, что сосна диаметром 25 см перерубается топором из зелёного сланца за 15 минут. Видимо, во время подобной работы и получила повреждения кромка топора, найденного в 1980-х годах в пойме реки Тура около деревни Никитина Ярковского района.

Неолитический топор во многом облегчил обработку стволов деревьев для строительства жилищ и изготовления различных средств передвижения. Оба этих фактора имели решающее значение в климатических условиях Урала и Западной Сибири. Неслучайно в это время появляются поселения, состоящие из нескольких полуземлянок по берегам озер, как на озере Андреевском.

Эти и другие занимательные археологические экспонаты вы увидите в Центре музейных коллекций. Записаться на экскурсию можно по телефону 45-35-90.

Медь топора древнего человека Эци попала в Альпы из центра Италии / Хабр

В 1991 году в Эцтальских Альпах (Тироль, Австрия) была найдена вмерзшая в лед мумия человека эпохи халколита. Останки нашли на высоте 3200 метров. Антропологам удалось выяснить, что возраст мумии составляет около 5300 лет. На текущий момент — это самая старая мумия человека, обнаруженная в Европе.

В 2011 году генетикам удалось секвенировать полный геном Эци. После этого ученые провели сравнительный анализ ДНК примерно 4 тысяч человек из Тироля, региона в Австрии. Оказалось, что 19 человек — дальние родственники Эци. Рядом с Эци лежал отлично сохранившийся медный топор. Сейчас специалисты выяснили, что медь этого топора была добыта в одной из из центральных областей Италии, а не в местных месторождениях.


Кроме топора, у Эци были каменные орудия, включая мустьерские наконечники для стрел, кремниевые скребок и нож. Историки говорят, что если бы каждый из этих предметов был бы найден рядом с мумией отдельно, то Эци можно было бы отнести к палеолиту, мезолиту, неолиту и медному веку. Впервые ученые столкнулись с таким разнообразием орудий труда из разных эпох у одного человека.

Медный топор представляет собой наибольший интерес для ученых. Его рукоятка сделана из тиса, лезвие топора на 99,7% состоит из меди. Ранее считалось, что медь эта — местная, полученная в Западном или Восточном Тироле. Сейчас ученые провели тщательный изотопный анализ состава меди топора. Изотопный состав различных материалов позволяет довольно точно установить их происхождение. Результаты анализа позволяют говорить о том, что медь для топора вовсе не местная. Она была добыта в одном из месторождений Южной Тосканы, Италия.

Ученые, которые проводили изучение орудий труда Эци были очень удивлены результатами изотопного анализа. «Мы не были готовы к этой новости. Сейчас мы планируем вести дальнейшее изучение топора, для подтверждения результатов», — заявила Анджелика Флекингер [Angelika Fleckinger]. Если первоначальные результаты будут подтверждены, то у историков добавится работы — нужно будет понять, как Эци получил медь из Тосканы. Возможно, этот человек был торговцем? Существовал ли товарный обмен между удаленными регионами обычной практикой для того времени? Насколько обширными были торговые связи у населения различных регионов 5000 лет назад?


Источник: South Tyrol Museum of Archaeology

Еще один вопрос, который необходимо решить — вовлечение Эци в процесс добычи меди. Дело в том, что в волосах мумии намного меньше свинца, чем у современного человека, а мышьяка, наоборот, больше. Возможно, Эци жил в местах добычи меди и обработки мышьяковистой бронзы. Вполне может быть, что он был вовлечен в процесс добычи и обработки меди, хотя это еще нужно доказать.

Правда, результаты другого анализа, проведенного несколькими годами позже, отличаются от первоначальных. Геохимик Вольфганг Мюллер [Wolfgang Müller] из Лондонского Университета провел ряд анализов проб волос, кожи, ногтей Эци. Он указывает на то, что содержание мышьяка в ногтях Эци действительно выше нормы. Но анализ других проб не показал повышенного содержания тяжелых металлов.

Томография, проведенная специалистами из клиники города Больцано, показала кальцификацию стенок аорты Эци. Сейчас уже известно, что на момент смерти этого человека у него были сломан нос и ребра, отморожен палец на ноге, поврежден позвоночник и правая рука. Ранее специалисты нашли и кальфицикацию сосудов ног Эци. Генетический анализ показал, что Эци был подвержен сердечно-сосудистым заболеваниям.

Как звучал голос Эци?

На днях в итальянском городе Больцан прошла конференция, которая была посвящена древнему человеку. На ней итальянские специалисты из Больцанского главного госпиталя представили результаты работы по восстановлению голоса Эци. По их словам, измерение длины речевого тракта и голосовых связок позволяет реконструировать голос человека, жившего более 5000 лет назад с высокой степенью точности.

Гортань Эци изучалась методами компьютерной томографии. Провести анализ речевого аппарата мумии было затруднительно, поскольку рука ее находилась прямо на горле, а подъязычная кость была вывихнута и частично разрушена. Но итальянцы справились с этой задачей.

Почему умер Эци?

Ученые считают, что древний человек был убит. Ряд фактов позволяет говорить о том, что незадолго до смерти Эци он с кем-то сражался. Об этом свидетельствуют следы крови других людей и некоторые травмы. До недавнего момента считалось, что Эци сражался в горах несколько дней, после чего его убили. Но сейчас обнаружилось, что за два с половиной часа до смерти древний человек съел много мяса альпийского горного козла. По мнению ученых, вряд ли кто будет принимать обильную пищу во время схватки или в перерывах в бою. Скорее всего Эци с кем-то сражался за несколько дней до смерти. Затем его настиг враг, который убил Эци из лука со спины, пустив стрелу с большого расстояния.

Примитивные технологии каменного века. Каменный топор: cultprosvet_mag — LiveJournal

Перед тем, как смотреть ролики о производстве и об использовании каменных топоров, краткий ликбез на тему, что есть каменный топор и что из себя представляют реконструкции. Начнем с реконструкций. Как уже было отмечено ранее, что это не научные реконструкции, а лишь наглядная визуализация первобытных технологий. Как пишет сам их автор, он опирается на SAS survival book:


  • «SAS survival book — this teaches you how to survive in all climates»


То есть это визуализация SASовского руководства по выживанию, а не археологически точная реконструкция. В образовательных целях такой подход выглядит даже более удобным, так как позволяет увиденное применить к себе, ощутить происходящий процесс, а значит как бы принять в нем участие. С другой стороны, после просмотра одного из вариантов SASовского учебника (Джон Уайзмэн. «Полное руководство по выживанию — 2011», а какой именно автор реконструкции имеет ввиду — непонятно) видно, что есть тут определенное лукавство. Во-первых, практической информации об обработке камней маловато:


Из Джон Уайзмэн. «Полное руководство по выживанию — 2011»

Даже в обычном учебнике истории техники, к примеру, дается куда больше практически полезной информации на этот счет [4, 30]:


Реконструкция из [4, 30]

А во-вторых, предлагаемый в качестве примера тип топора — одно из распространенных заблуждений по этой теме. Это не топор, а скорее форма палицы или дубинки. Проламывать ею голову удобно, а вот работать как инструментом — едва ли:


Из Джон Уайзмэн. «Полное руководство по выживанию — 2011»

Видимо поэтому сам автор реконструкции для работы использовал уже более реалистичные прототипы первых топоров: кельт (сельт) и тесло, к реконструкции которых мы далее и приступим. Но сначала ликбез по топорам:


  • Топор — одно из древнейших составных орудий, но родословная его началась с простого камня, который с одной стороны был заостренным, а с другой, округлым. Именно с подобного инструмента реконструктор в прошлых роликах начинал строительство. Называется такой примитивный ручной топор — рубилом.



Реконструкция из [4, 28]

Первые топоры, имеющие рукоятку, появились в позднем (верхнем) палеолите (35—12 тыс. лет назад). Топоры, изначально, и в течение долгого времени, использовались, в первую очередь, как инструмент, война в мир людей пришла позже. К сожалению, хорошей работы по истории топора найти не удалось, стандартно эволюцию топора представляют как-то так [4, 34]:


Реконструкция эволюции топоров из [4, 34]

Хотя подобная схема вызывает у меня большие сомнения. Ну во-первых, шлифовать камень начали с эпохи неолита, а до этого топоры выглядели примерно как на [4, 28]. Кроме того, повторюсь, есть сомнения, что второй в ряду топор вообще использовался как топор. Сложно себе представить на практике работу с его помощью. Это, скорее, вариант палицы. В любом случае, пока реконструкции работы с подобным типом топора мне не попадались. В-третьих, в предложенной последовательности показаны разные типы топоров, которые развивались не последовательно, а параллельно, так как были специализацией изначального рубила под разные задачи.

Одной из основных технологических сложностей было надежно прикрепить к топору рукоятку. И тут шли на разные ухищрения. Позже, когда камень научились сверлить, по одной из технологий топорище стали вращивать в топор. Выглядело это примерно так [2, 186]:

Из всего многообразия типов топоров и техник их изготовления мы в роликах рассмотрим два: кельт (сельт) и тесло:


Кельт и тесло

Оба будут изготовлены уже с применением технологии шлифовки, но еще без сверления.

Изготавливаем каменный кельт (сельт):

На что обратить внимание? Помимо топора, реконструктору приходится сделать еще каменное долото, а вместо сверла использовать огонь, точнее горящие угли. И где-то в комментариях он написал очень интересное замечание о психологии доисторического «ремесленника». Он сказал, что работа по производству топора очень хорошо шла вечером у костра, правда очень не хватало собеседников, чтобы работать и общаться, обмениваясь новостями за день. То есть труд тогда был частью социальной жизнью, а скорее всего и сакральной, а вовсе не повинностью, которую надо было отбывать за вознаграждение, как часто происходит сейчас.

Изготавливаем тесло:

И что хочется сказать напоследок. Мнение о примитивности технических возможностей доисторических народов сильно преувеличено, и, как правило, является следствием модернизации истории. Да, современному человеку, без специальных знаний создать нефритовые топоры из Трои, наверно практически невозможно.


Эти четыре каменных топора-молота происходят из клада L, обнаруженного Шлиманом в 1890 году, завершившем одновременно и его раскопки,
и его жизненный путь. Шлиман рассматривал топоры-молоты как свое самое ценное открытие, сделанное за весь период троянских раскопок.

Но даже обычный человек, вооружившись знанием из роликов, через какое-то время в состоянии делать вполне технологичные топоры. Наши же предки из Древнего мира обладали не только обширным опытом обработки камня, но и использовали достаточно впечатляющие устройства механизации своей деятельности:

Сверлильный станок [4, 35]:


Реконструкция эволюции топоров из [4, 35]

Шлифовальный станок [3, 40]:


Реконструкция эволюции топоров из [3, 40]

Источники

1. С. А. Семенов. Развитие техники в каменном веке. Ленинград: Наука, 1968. 376 с.
2. Н.Б. Моисеев, М.И. Семенов. Реконструкция насадки каменных орудий. Гуманитарные науки. История и политология. ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 1 (69), 2009
3. Б. Богаевский, И. Лурье, П. Шульц и др. Очерки истории техники докапиталистических формаций. 1936. Изд-во АН СССР. 462 с.
4. Зворыкин А. А. и др. История техники. М., Соцэкгиз, 1962. 772 с. [Акад. наук СССР. Ин-т истории естествознания и техники]

(к оглавлению)

Изготовление каменного топора требует шевелить мозгами

Каменные топоры и другие орудия первобытного человека лишь на первый взгляд кажутся примитивными. Современному человеку и, вероятно, его древнему предку приходилось для этого прилагать немало интеллектуальных усилий, как показывает исследование международной команды ученых под руководством Дитриха Стута (Dietrich Stout) из университета Эмори (США). Свое исследований они опубликовали в журнале PLOS ONE.

Чтобы проверить свою гипотезу о том, что для того, чтобы изготовить каменные орудия труда, нужны не только сильные руки, но и голова, ученые отобрали шесть добровольцев из числа студентов Эксетерского университета (Великобритания). В течение 22 месяцев они учились изготовлять орудия труда первобытного человека. В их задачу входило научиться делать олдувайское рубило, которое предок человека изготовлял еще 2,6 млн лет назад, и более современный ашельский топор, который появился всего 500 тыс. лет назад.

В начале и конце обучения испытуемым провели функциональную магнитно-резонансную томографию, во время которой показывали короткие видео, где демонстрировалось, как предполагается ударить заготовку, и спрашивалось о том, что из этого должно получиться и правильно ли это с точки зрения технологии. В результате оказалось, что в конце эксперимента студенты давали более правильные предсказания, при этом у них больше была задействована префронтальная кора головного мозга. Кроме того, ученые выявили связь между тем какого типа орудие демонстрировали испытуемым и работой их мозга. Выяснилось, что при размышлении над тем, как сделать ашельский топор, мозг работает активнее, чем над олдувайским рубилом.

Как говорят ученые, этот эксперимент показывает, что для того, чтобы начать изготовлять топоры ашельского типа, человеку пришлось думать намного более интенсивно, что, в свою очередь, могло привести и к иным изменениям в мозге. Например, одним из косвенных последствий могло быть появление языка, поскольку изготовлению каменных топоров требовалось обучать.

История изобретения рукоятки | Великие открытия человечества

Появление составных орудий явилось важной вехой в истории развития человечества. Настоящим революционным событием для каменного века явилось изобретение рукоятки. Сегодня просто невозможно представить себе, насколько долгим и сложным был путь древнего человека к изобретению рукоятки и других составных орудий. Самыми первыми орудиями для добычи пищи и защиты от диких зверей у первобытного человека были палка и камень. Позже человек изобретет ручное рубило. Но еще очень долго палка и рубило будут использоваться раздельно. Человек должен был пройти сложный путь развития, прежде чем у него появится мысль соединить палку и рубило вместе с помощью жил или полосок из шкуры убитых зверей. Произошло важнейшее событие в жизни первобытного человека — он получил новое орудие труда — каменный топор, ставшей неотъемлемой частью его жизни.

Благодаря рукоятке в несколько раз возросла сила удара рубила. Топор намного облегчил работы, связанные с рубкой деревьев, ветвей, заготовкой дров и других операций по обработке дерева. Скорость рубки деревьев с помощью каменного топора была в десять раз больше скорости рубки рубилом. Многие ученые утверждают, что появление рукоятки стало целой эпохой в истории развития человечества. Рукоятка, как и другие составные орудия, были для первобытного человека довольно сложными изобретениями и появились они намного позже.

Как всегда прогресс не стоит на месте. После топора пошла череда новых изобретений. Взяв острый каменный наконечник и соединив его с рукояткой, человек получил одно из самых мощных оружий каменного века — копье. Теперь человек мог охотиться на крупного сильного зверя. Помимо тяжелого копья у человека появилось и легкое копье, в котором каменный наконечник заменяли костяным. Легкие копья использовались для метания в более мелких зверьков и птиц. Особое место среди составных орудий занимают вкладышевые инструменты. Человек обратил внимание на то, что, как правило, в работе задействована лишь часть орудия. Поэтому нет смысла изготавливать орудие полностью каменным. Рабочую часть орудия стали делать каменной, а ручку, обрамление — деревянными. Так у человека появились прообразы современных режущих, строгающих и колющих инструментов. Они были легче, практичней и удобней прежних орудий труда. Сломанную либо изношенную рабочую часть инструмента, заменяли на новую, а не меняли орудие целиком. Это позволяло экономить такой важный материал, как кремний, встречающийся не на всей территории проживания людей. Кроме того, из-за его твердости кремний было тяжело обрабатывать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК ДОИСТОРИЧЕСКИЕ КАМЕННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ АРТЕФАКТЫ ОРУЖИЕ НА ПРОДАЖУ

РАННИЙ ЧЕЛОВЕК

Каменные орудия — древнейшие следы деятельности человека. Период палеолита определяется как время от первого использования каменных орудий около двух миллионов лет назад до конца периода плейстоцена, около 12 000 лет назад. За этим следует период неолита, который приводит к возможному открытию человеком металла.

Мы предлагаем исключительно инструменты и оружие раннего человека из древнейших известных регионов мира, Африки и Европы.Мы не продаем какие-либо артефакты из Северной Америки, так как им не хватает богатой истории и возраста человеческого происхождения.

Высококачественные инструменты палеолита и неолита из Африки и Европы редки и часто переходят из одной частной коллекции в другую, поскольку большинство памятников в настоящее время истощены, разрушены и/или защищены законом, запрещающим современные раскопки. Вполне вероятно, что благодаря простой логистике со временем высококачественные каменные инструменты из Африки и Старого Света будут расти в цене, поскольку спрос продолжает опережать ограниченное предложение, циркулирующее среди коллекционеров, которые покупают изделия и никогда не перепродают их.Помимо инвестиций, ни одна историческая коллекция не должна обходиться без репрезентативных инструментов наших предков. Держать в руке доисторический каменный инструмент — это внушающий благоговение опыт, когда понимаешь, что первобытный человек лично создал этот инструмент специально для своих нужд и держал этот инструмент в руке, полагаясь на его использование для собственного выживания. .

Каждое доисторическое каменное орудие раннего человека в этом разделе является подлинным и поставляется с сертифицированной пожизненной гарантией подлинности, состояния и правильной идентификации.Все артефакты были приобретены из старых частных коллекций, многие из которых сохранили коллекционные этикетки.

Дополнительная информация об истории каменных инструментов раннего человека

«Примитивная» мужественность в «Мужчине с топором, Матамое» и «Ноа-ноа» Гогена • Выпуск 3.3 • Гендерные исследования девятнадцатого века

Введение

<1>Практически с момента его смерть, обнаженные и полуобнаженные женские «примитивы» Поля Гогена привлекли широкое критическое внимание.(1) С другой стороны, очень мало рассуждений посвящено обнаженным мужчинам. на этих же картинах, (2) без сомнения, отчасти потому что их так мало. Его последний биограф, Дэвид Свитман, посвящает несколько страниц центральной фигуре в Man С топором (1891) и Матамое (1892 г.), хотя он не полностью рассматривает значение, которое это мужская фигура. Свитман и Стивен Эйзенман, еще один Гогена, оба обращают внимание на описание Гогеном гомоэротическое желание от Noa Noa , которое сосредоточено вокруг тот самый персонаж, которого Гоген изображает на этих живопись – для демонстрации интереса Гогена к андрогинности.Тем не мение, недавняя стипендия викторианской мужественности, которая сильно привлекает на идеях Томаса Карлейля, (3) предлагает способы, которыми эта эротическая мужская фигура представляет не столько интерес к андрогинности, но идеализированный взгляд на мужскую силу и фиксированная структура мужественности.

Карлейльская мужественность и Гоген

<2>Историки и ученые среднего Классовая мужественность обычно указывает на то, что после Индустриального Революция, большая часть мужского труда требовала все более умственного, абстрактные и образные способности.(4) Призвание что многие преследуемые мужчины казались женоподобными. Искусствовед Тим Барринджер отмечает, что «сидячий труд», выполняемый такими фигурами, как Томас Карлейль «должен был стать очагом беспокойства, теории полового разделения труда и мучительной Карлайл» (53). Карлейль стремился «искупить мужество» интеллектуальный труд» и повлиял на будущие представления о мужественности и мужской труд, который требовал «саморегулирования», которое, якобы исполнять могли только мужчины (Адамс, 6-7).искусствовед Джозеф Кестнер также отмечает, что общепринятые представления о мужественности были бросил вызов после промышленной революции (6-8). В соответствии с Кестнер, Карлайл играет важную роль в разработке новых идей. Он «присваивает мужественности терпимость к силе и даже насилие» и приравнивает героизм и добродетель именно к мужественности. (9). Выдающийся голос Карлайла сыграл важную роль в поддержании отдельные сферы труда для мужчин и женщин и, кроме того, в продвижение эссенциальной мужественности, которая повлияла на многих мужчин на протяжении девятнадцатого века.

Герберт Сассман дает хорошее описание того, как Карлайл считал, что эта эссенциальная мужественность функционирует – как ее сильные стороны и его потенциальные ловушки:

викторианцев определяли мужественность как обладание врожденная, отчетливо мужская энергия, которая… может выражаться в различными способами, только один из которых половой. Эта внутренняя энергия постоянно представлялся… в метафорике жидкости… и… образы пламени… Способность контролировать мужскую энергию и развертывать эта сила не для сексуальных, а для продуктивных целей явно специфично для буржуазного человека… Мужественность как контроль подтверждала гегемонии буржуазии, превознося мужественность как саморегулирование… (Сусман, 10-11)

Однако, поскольку мужественность требовала постоянной саморегуляции, может «обратно обрушиться в зарождающееся наводнение или пожар, который окружает врожденная энергия мужественности» (13).В частности, «Карлайл представляет… модель мужской психики всегда на грани прорыва, растворение, безумие», черты которого он затем переместил «на женщина» (19). Стабильность может быть «достигнута путем непрерывного трансформируя желание в продуктивность, договариваясь о гомосоциальном мир труда… с целомудренным, но опасно интенсивным мужским связь» (19). Сассман полагает, что читатели Карлайла найдут это модель мужественности сильно привлекательна и хотела бы идентифицировать с этим.Вскоре будет показано, как изображения Гогена вооруженный топором таитянин и его описания встреч с этим человека отражают эти идеи Карлейля.

<3>То, что Гоген читал Карлейля, является установленным фактом. Гоген впервые узнал о Sartor Resartus через своего ученика, Мейер ДеХаан, а позже и сам прочитал это произведение в переводе. (Свитмен, 220, 432). Портрет ДеХана, сделанный Гогеном в 1889 году, показывает его просмотр стола, на котором сидит, среди прочего, копия Sartor Резартус .Еще одна картина Гогена, Варвара. Tales (1902), ДеХаан изображен в образе одетого сатанинский искуситель частично обнаженной женщины. По словам Свитмена, «Ключом к интерпретации этой картины должен быть Сартор Карлайла. Resartus с его философией сокрытия и раскрытия» (508). И Свитмен, и Эйзенман видят влияние Карлейля в Самая известная картина Гогена, Откуда мы пришли? Что Мы? Куда мы идем? (1897 г.).Оба указывают на тематические сходство между названием этой картины и названием Тойфельсдрока восклицание: «Кто я: что это за Я? Голос, движение, Появление; – некая воплощенная, визуализированная Идея в Вечном Разуме?… но откуда? Как? Куда?» (Эйзенман, 144). Однако пока оба критики отмечают сходство в метафизическом и философском идеи этих людей, ни один не смотрит дальше этих очевидных связей или о том, как взгляды Карлейля на мужественность повлияли на взгляды Гогена.

Человек с топором

<4>В эпизоде ​​ «Человек с топором» Гоген начинает экспериментировать. с изображениями «примитивной» мужественности. Мужская фигура на переднем плане, усердно работая, представляет собой потенциальную силу и энергия «примитивного» мужчины. Свитман называет эту фигуру Йотефой. и говорит, что Гоген называл его «Тотефа, или Хотефа, или Хотефа, версии Иосифа», но понимает, что это имя могло быть изобретение (301).Однако сам по себе топор представляет собой другое символ мужской силы, который, как и Джотефа, повторяется в Метамое и Ноа Ноа . Свитмен вспоминает эпизод из Первые дни Гогена на Таити, когда он

… Заинтриговано наблюдал, как почти голый мужчина шел на работу на [больной кокосовой пальме], размахивая тяжелым топором обоими Руки. Это было зрелище, которое Гоген позже записал с оттенком поэзии, отметив, как на пике своего удара топор оставил «свою голубизну отпечаток на серебристом небе и, спускаясь, разрез на мертвое дерево, которое тотчас же снова оживет мгновение пламя…».(299)

Этот эпизод знаменует собой начало увлечения Гогена этой символ человека с топором, который может трансформироваться через грубую сила, сухостой в огонь.

<5> Человек с топором изображает Хотефу навсегда замороженной вовремя, его топор поднят над головой, готовый нанести удар по цели сразу за правым краем кадра. В то время как Хотефа занимает пространство справа от центра полотна, глаз зрителя движется прямо к нему из-за его высокого роста и того факта, что он смотрит вперед более заметно, чем женщина на заднем плане.Его руки отведены назад, направляя взгляд на голову топор, который действительно напоминает «голубой отпечаток на серебристом небе». То то, как голова топора, кажется, сливается с небом и разрозненными то, как древко изгибается в руках Джотефы, предполагает текучесть топора, который принимает твердую форму при ударе цель. В пространстве слева от Хотефы перекрученные сухожилия согнутое дерево обвивается вокруг головы топора, а ярко-красные линии змеятся вдоль землю, что еще больше указывает на текучесть, движение и скрытую энергии, которые ждут в резерве.Хотефа держит голову опущенной, сосредоточен на своей работе и не обращает внимания на топлесс женщина, чье лицо частично закрывает его плечо. Таким образом, он представляет карлейковскую ценность размещения продуктивной работы над ассоциации с женщинами.

<6>Вместо реалистичного изображения таитянина в работа, эта картина явно представляет нечто гораздо более фантастическое и идеализировал. Свитман считает, что эта картина знаменует собой «первую из таитянские картины, чтобы уйти от повседневной деревенской жизни, первым, кто снова вошел в воображаемый мир, который Гоген считал его истинное призвание» (301).Свитмен считает, что, поскольку женщина «с обнаженной грудью… сцена не могла быть взята непосредственно из жизни – такие взгляды были уже не доступны [Гогену]… Скорее, вся картина — воспоминание о золотом веке невинных Таити перед миссионерами со своими Матерями Хаббард и их говорить о грехе» (301). Если женская фигура представляет дохристианскую символ невинной сексуальности, мужчина с топором представляет доиндустриальный символ мужской мужественности.

<7>Как ни странно, топор также символизирует влияние современных европейцев над идеализированными «примитивными» таитянами. сладкоежка задается вопросом, полностью ли Гоген осознавал историческое значение топор (316). Он говорит

Топор был представлен на Таити капитаном Куком, которые давали топоры в качестве подарков вождям только для того, чтобы обнаружить, что этот полезный инструмент позволил привилегированным получателям вести войну каноэ быстрее своих соседей и, таким образом, сделало их все более доминирующий.Топор стал символом разрушительных даров европейцев – тем более, что оригинальные топоры изнашивались, а Таитяне, не обученные работе с металлом, не могли заменить их, но тем временем потерял старые навыки изготовления инструменты из дерева и камня. (316)

Осознавал ли Гоген историческое значение топор, это добавляет значимости двум лодкам – каноэ в котором женщина приседает, а рыбацкая лодка в море – в фон Человек с топором .Так же, как и большее количество каноэ помогли бы таитянам во время войны, они также помогли бы их в мирное время, чтобы лучше добывать ресурсы моря. Сосуды, вырисовывающиеся позади Хотефы, представляют собой продукты его труд и реализованный потенциал его труда. Два других произведения Гогена картины также изображают таитянских мужчин рядом с каноэ, Te Vaa ( The Каноэ ) (1896 г.) и Бедный рыбак (1896 г.), далее предполагая центральное место строительства лодок и рыболовства в предназначение и личность таитянского мужчины.Топор символизирует, таким образом, вмешательство в повседневную жизнь таитян, указывающее на более к власти общества, из которого происходит Гоген, чем к той он пытается изобразить. Кроме того, подчеркивая силу Джотефы и продуктивности, Гоген указывает скорее на девятнадцатый век, Карлейлевский идеал мужественности, чем к якобы «примитивному».

Матамое

<8>Джотефа, человек с топором, снова появляется в Матамое (5) (альтернативное название Пейзаж с павлинами ) в очень почти та же поза, что и в «Человек с топором» Матамое , однако он занимает лишь небольшую часть холста, хотя и до сих пор стоит в крайнем правом краю. На этот раз цель его удар, сухое дерево у его подножия появляется в поле зрения. Горит небольшой костер за ним еще один символ готового продукта его труда и наглядное изображение упомянутого Гогеном «мертвого дерева, которое мгновенно пережил бы еще один миг пламени». Так как Йотефа кажется таким расфокусированным, затмеваемым окружающими деталями, символическая функция, которую он выполнял в «Человек с топором» , теперь просто добавляет одно измерение к мужскому символизму этой картины.Что заслуживает более пристального внимания, как следует из альтернативного названия, павлины и ландшафт, которые еще больше увеличивают важность (и эссенциалистской) силы и превосходства «примитивного» самца.

<9>На самом деле альтернативным названием Matamoe является немного вводит в заблуждение, так как это больше похоже на пейзаж с павлин и пава. Это важное различие, которое необходимо сделать, поскольку сам павлин действует как дарвинистский символ мужского начала. превосходство.На картине пава, проще и меньше, чем павлин сливается с фоном, пока павлин стоит на видном месте, почти так же, как женщина в каноэ сливается с Джотефой в «Человек с топором» . На самом деле один можно утверждать, что в Matamoe павлин выделяется в большее разрешение, чем любой другой объект на холсте.

<10>Один очень влиятельный современник Гогена, натуралиста Чарльза Дарвина,(6) относится к павлинам и павам в абзаце из Спуск. of Man , в котором он обсуждает естественное превосходство человека самцов над самками.Он начинает этот абзац словами: «Когда двое мужчин соревнуются, или мужчина с женщиной, оба обладают каждое умственное качество в равном совершенстве, за исключением того, что имеет более высокое энергии, настойчивости и мужества, последнее, как правило, становится более выдающийся в каждом стремлении, и получит господство » (глава 19, пункт 16). Хотя это предполагает, что женщина все еще может получить власть над человеком, он добавляет к этому предложению сноску в котором он цитирует Дж.Стюарт Милль из Подчинение женщин (1869 г.), в котором говорилось: «В чем мужчина больше всего превосходит женщину, так это в те, которые требуют наибольшей усердной работы и долгого удара молотком по одному мысли», и к этому Дарвин добавляет: «Что это, как не энергия и упорство?» Он заключает этот абзац, заявляя

Таким образом, мужчина в конечном итоге стал выше женщины. Это, действительно, повезло, что закон равной передачи признаки обоих полов преобладают у млекопитающих; в противном случае это вероятно, что человек стал бы столь же превосходным в умственных способностях к женщине, как павлин в орнаментальном оперении к паве.(Глава 19, пункт 16)

Эти гендерные стереотипы были обычным явлением во времена Гогена и идея использовать павлина вместо павы, чтобы символизировать мужчину превосходство, несомненно, досталось бы ему так же легко, как и Дарвин. Дарвиновское смешение «тяжёлого труда и долгой работы над собой». единые мысли» с «энергией и настойчивостью» восходит к Хотефа, наносящий удар своим топором, и то, как он символизирует карлейлейский рабочий/герой.«беспокойство» Дарвина по поводу того, что человек может «стать превосходит женщину по умственным способностям» восходит к целям викторианских мужчин из среднего класса, как отмечает Адамс, «искупить «мужественность» умственного труда» и цель повышения статус абстрактной, умственной работы для мужчин во все более индустриальное общество.

<11>Пейзаж, который заполняет фон Матамое также символизирует мужское превосходство, играя на популярных метафорах. что сравнило мужественность с тропическим вулканом.Самое главное, эти метафоры передавали «идею о том, что мужчины склонны к насилию и даже в низ звериный; и, самое главное, мысль о том, что никакие конкретные поведением, но что-то в мужчинах делает их мужественными» (Розен, 22). Один из дотаитянских тропических пейзажей Гогена, Тропический Растительность (1887 г.), напоминает пейзаж Матамое , как с его пышной листвой и пальмами, так и с его массивными, вулканические горы. Тропическая растительность изображает вид на бухта Сен-Пьер на острове Мартиника, открытая из вид на вулкан Морн д’Оранж с другим вулканом Мон Пеле (который позже извергнется и разрушит Сен-Пьер), на самая дальняя точка горизонта (Беккер, 2-3). Свитман отмечает, что Гоген стирает город Сен-Пьер, который «был бы хорошо виден слева от него» с картины, давая «впечатление нетронутого «родного» мира» (164).Расположение Таким образом, пейзаж заставляет зрителя одновременно наблюдать за ним мужскую перспективу вулкана, но и увидеть этот мужской образы, отраженные в праведном утверждении. Это также усиливает идея мужчины-пророка, живущего в одиночестве в пустыне, только на вулканический остров вместо пустыни. В Океании Гоген также жили бы в стране вулканических островов, которые можно увидеть заметно в таких картинах, как Горы на Таити (1891 г.), Дорога на Таити (1891 г.) и Таитянский пейзаж (1893 г.) и на дальнем фоне бесчисленного множества других.

<12>Гоген сформулировал свой собственный процесс живописи в терминах жестокие, вулканические метафоры, особенно в письмах художник и друг Винсент Ван Гог. В письме Ван Гогу 1888 г. Гоген говорит ему: «Моя голова забита сумасшедшими картинами, которые я планирую сделать… Как будто мне нужно драться , рубить выбить все дубинкой» (Томсон, 88). Так как топор является типом «дубинкой» неудивительно, что Гоген подхватил эту символ после своих ранних наблюдений над Джотефой и что он использует его как часто, как он.В другом письме 1888 года Ван Гогу Гоген попытки объяснить свою картину, Автопортрет, Отверженные (1888 г.), в котором он визуально сравнивает себя с Жаном Вальжаном, говоря: «Лицо окрашено приливом крови и лихорадочным тона вокруг глаз предполагают огненную лаву , что воспламеняет души нас, художников…» (Томсон, 92 – курсив добавлен). Беглый просмотр писем Гогена предполагает, что он использовал эти образы насилия и пламени только тогда, когда общении с Ван Гогом, возможно, из-за напряженного, часто жестокие отношения, которые разделяли эти мужчины.(7) (В одно письмо 1898 года другому другу, Даниэлю де Монфрейду, Гоген описывают художественную спонтанность как «мысль, [которая] всплывает, как лава, из вулкана», но он сравнивает себя здесь с Ван Гогом (Эйзенманн, 139).) Незадолго до своей смерти, в 1903 году, Гоген писал: «Между двумя такими существами, как [Винсент] и я… одно совершенное вулкан, другой тоже кипит, внутри , какая-то борьба готовился…» (Эйзенман, 181 – курсив мой).Гоген и Ван Гог планировал некоторое время создать Студию Тропиков, в которые оба мужчины будут работать вместе в отрыве от современного Европейское общество производило картины, но этого так и не произошло. Этот проект напоминает карлайлевское видение «целомудренного, но опасно напряженного мужская связь» и может объяснить, почему Гоген показал только это более жестокая сторона его личности по отношению к этому близкий друг, Ван Гог.

<13> Matamoe , таким образом, передает символизм мужская трудолюбие и продуктивность показаны в «Человек с топором» и добавляет к этому дальнейшие представления о сущностной мужской природе и господство. Гоген делает это как с помощью павлин и пава на переднем плане и горный, тропический местность на заднем плане. Эти символы передают «примитивное» мужественность, отмеченная физической силой, напряженными усилиями, насильственным извержение и бурное величие.В Noa Noa своего рода иллюстрированный роман, Гоген добавляет к этому эротическое стремление к и оценка силы и достоинства «примитивного» мужчины.

Ноа Ноа

<14>Хотя Свитман и Эйзенман находят в отрывках из Noa Noa признание гомоэротики желания, эти эротизированные пассажи на самом деле служат совершенно другому Цель Гогена.(8) Свитмен берет на себя центральной фигурой из этих отрывков является Иотефа (301, 316). То Самое раннее описание, которое Гоген дает о своей дружбе с восхищение Джотефой читает

У меня есть естественный друг, который приходит ко мне каждый день естественно, без всякого корыстного мотива. Мои краски в цвет (и) моя резьба по дереву поразила его и мои ответы на его вопросы чему-то его научил. Ни дня, когда я работаю, но он приходит посмотреть меня.Однажды, передавая ему свои инструменты, я попросил его попробовать скульптуры, он посмотрел на меня с изумлением и сказал мне просто, с искренность, что я не похож на других мужчин; и он, пожалуй, был первый из моих товарищей, кто сказал мне, что я был полезен другим. Ребенок… Надо быть, чтобы думать, что художник чем-то полезен. (Свитмэн, 301)

В этом отрывке возникает родство между Гогеном и Хотефой. вокруг взаимной оценки работы, особенно работы, проделанной ремесло с инструментами.Такого рода художественное произведение, создающее скульптуры, также требует определенной доли абстракции и интеллектуальные способности, которым не хватает непосредственной социальной полезности. Говорящий Карлейля, Суссман указывает на «интенсивную амбивалентность мужчин… художника к… коммерческому давлению… Художественная практика фантазировала как существующее вне требований рынка, сохраняет чистоту от превращение мужской энергии в товар, но… также считается импотентом, не по-мужски» (6).Хотя Хотефа считает работы Гогена «полезными для других» (и Гоген следит за тем, чтобы его читатель увидел это), он также « ребенка», чтобы поверить в это. Это позволяет Гогену претендовать на социальную полезность и в то же время слегка ее отрицая, сохраняя свою отличие от рынка. Что «примитивный» «ребенок» высоко оценивает работу Гогена, а также повышает статус своей работы до что-то по существу хорошее и чистое, но скрытое для современного общества.Это также показывает, что (при условии, что Хотефа действительно существовала и эта встреча действительно произошла) Гоген мог быть просто польщен и очарован этими комплиментами в адрес его полезности или по крайней мере, он желал такого восхищения от другого («натуральный») человек.

<15>После некоторых начальных описаний чувств Гогена к Джотефе, он рассказывает историю об их экспедиции в пустыне, чтобы собрать палисандр для лепки.Как Свитмен и Эйзенмана, он описывает этот опыт в явно гомоэротической форме. условия:

Мы ходили голыми, оба, кроме набедренной повязки, и с топором в руке, много раз пересекая реку, чтобы воспользоваться след, который, казалось, учуял мой спутник, так мало видимо (было), так глубоко затенено. – Полная тишина – только шум воды, плачущей о скалы, монотонная тишина. И два мы конечно были, два друга, он совсем молодой человек и я почти старик телом и душой, в цивилизованных пороках: в потерянных иллюзиях.(Свитмен, 316-317)

В этом отрывке он упоминает несколько важных особенностей Джотефы. которые также фигурируют в Man With a Axe и Matamoe : набедренная повязка и вездесущий топор — здесь наводящий на размышления фаллический символ. Важно отметить, что Йотефа всегда показана (визуально и словесно) «голый… кроме набедренной повязки». По факту, Гоген часто изображает своих «примитивных» мужчин обнаженными, но гениталии никогда не обнажаются, как и лобковые волосы.Он делает, однако изображайте лобковые волосы на своих таитянских обнаженных женщинах, например, в Te nave nave nenua ( The Delightful Land ) (1892), Анна Яванская (1893) и Nevermore, О Таити (1897 г.). Это говорит о защите самца. фигура и сокрытие его уязвимости, что он не распространяться на его подданных женского пола. При всей его высокой оценке «примитивное» мужское телосложение, он не выставляет напоказ «примитивное» мужское фаллос.(9)

<16>Этот отрывок также указывает на несоответствие между Гоген и Хотефа. Хотефа, в силу близости к природе, может проведите Гогена по незнакомой местности таитянского пустыне, тем самым потенциально меняя роль учителя и ученик. Хотефа — «молодой человек», конечно, в реальном возрасте, но также «молодой человек» по шкале человеческого развития и прогресса. Он представляет потенциал мужественности, утраченный Гогеном, который старик телом и душой, в цивилизованных пороках: в потерянных иллюзиях». заражены современным обществом.Проведя это различие, Гоген продолжает свой рассказ:

Его гибкое животное тело имело изящные очертания, он ходил в предо мною бесполое…
От всей своей юности, от этой совершенной гармонии с природой, которая нас окружала красота, благоухание (ноа ноа), которое очаровал мою артистическую душу. От этой дружбы, так хорошо скрепленной взаимное притяжение между простым и сложным, любовь взяла власть расцвести во мне.
   А мы были только… вдвоем –
   У меня было какое-то предчувствие преступления, желание неизвестность, пробуждение зла – Потом мужская усталость роль, должен всегда быть сильным, защитным; плечи, которые тяжелый груз. Быть на минуту слабым существом, которое любит и слушается. (Свитмэн, 317)

Эйзенман действительно читает этот отрывок так, что Гоген кажутся довольно прогрессивными, как исследование андрогинной сексуальности и торжество экспериментов с гендерными ролями (119).Однако этот пассаж действительно раскрывает тревогу Гогена по поводу того же половое влечение и укрепляет традиционные гендерные роли. Например, в примечание к Noa Noa , Гоген ссылается, менее чем льстивым образом, к «андрогинному аспекту дикаря, половые различия среди животных…» (Sweetman, 318). Йотефа, тогда представляет собой не столько мужчину, которого он желает, сколько андрогинного животное – философские рассуждения Гогена на самом деле лишают Джотефа своей человечности.

<17>Гоген также предполагает, что он чувствует себя менее чем комфортно со своими чувствами желания, назвав их «пробуждением зла». Ева Костофски-Седжвик предполагает, что мужское желание всегда попадает в точку на континууме между «гомосоциальным» и «гомосексуал». Под желанием она конкретно имеет в виду «социальную силу» или «клей», который связывает людей вместе. Язык Гогена приходит очень близко к этому, когда он описывает «дружбу, столь прочно сцементированную благодаря… взаимному притяжению…» Что Седжвик находит наиболее поразительным в современные, мужские отношения, тем не менее, это подавление гомосексуальные аспекты континуума.Это отрицание приводит к фобии. настроений – гогеновское «пробуждение зла» – и проявляется в презрение к женщинам и «женственности» в мужчинах (3-4, 19). Один из вопросы, которые исследует Седжвик, заключается в том, что именно подразумевается под «женская» идентичность. Для Гогена кажется желание быть «слабым быть тем, кто любит и подчиняется» подразумевает желание взять на себя «женскую» роль с Хотефой, отказаться от своего виртуозного статуса и представить вместо этого.В другом примечании он даже повторяет эту мысль: указывая на: «Порок, неизвестный среди дикарей – Желание быть момент, слабая, женщина…» (Sweetman, 318). Это позволяет ему заниматься в том, что Адамс считает популярным викторианским мужским фэнтези, в котором человек мог «наслаждаться временным освобождением от дисциплинарного бремени». «политической экономии», в то же время переживая необычайная мощь этой экономии» (114). Вместо того, чтобы на самом деле желая какой-то смены ролей или гендерных экспериментов, это фантазия действительно обращает внимание на сохранение Гогеном высшее социальное положение.Что он может даже подумать об отказе эта позиция указывает на то, насколько он ее ценит.

<18>Кульминация этого эпизода фактически показывает, что Гоген не берет на себя эту роль, не подчиняется Йотефе несмотря на его искушение. Он говорит, когда его желание достигает горячего шаг:

    Я приблизился, не опасаясь законов, к своему виски пульсируют.
   Путь подошел к концу… надо было перейти реку; мой спутник повернулся в этот момент так, что его грудь была направлена меня.Гермафродит исчез; в конце концов, это был молодой человек; его невинные глаза напоминали прозрачность воды. Спокойствие внезапно вернулся в мою душу, и на этот раз я наслаждался прохладой восхитительно течет, ныряя в него с наслаждением. сказал мне («холодно»). — О нет, — ответил я, и это отрицание, отвечая на мое прежнее желание, въехал среди скал, как эхо. Яростно я рвусь с энергией в чащу, (которая имел) становился все более и более диким; мальчик продолжал свой путь, все еще ясноглазый.Он не понял. Я один нес бремя злая мысль, целая цивилизация была до меня во зле и воспитал меня. (Свитмэн, 317)

Этот отрывок подтверждает идею о том, что разговоры Гогена об андрогинности на самом деле маскирует свое беспокойство, поскольку сожалеет о своем желании, как только « гермафродит» исчезает и оказывается «в конце концов молодым человеком». Продолжая метафорами жидкости и пламени, Гоген охлаждает свою горячее желание здесь, окунувшись в реку.Обвинение Гогена цивилизация за его образование во «зле» дает ему то, что Фуко называет «выгодой говорящего» (6). По Фуко, одна из причин «определить отношения между полом и властью с точки зрения репрессии… речь о ней имеет вид преднамеренного нарушение» (6). «Бросая вызов установленной власти», оратор может «заклинать настоящее и обращаться к будущему, чей день быть ускоренным вкладом» говорящего (6-7).Динамик обещания

Революция и счастье; или революция и другое кузов, тот, что новее и красивее; или действительно революция и удовольствие. Что поддерживает наше стремление говорить о сексе с точки зрения репрессии, несомненно, эта возможность выступить против сильные мира сего, изрекать истины и обещать блаженство, связывать воедино просветление, освобождение и разнообразные удовольствия; произнести дискурс, сочетающий пыл познания, решимость изменить законы и тоска по саду земных наслаждений.(Фуко, 7)

Однако законы репрессий должны оставаться в силе для чтобы слова говорящего оказывали какое-либо воздействие, тем самым создавая фиксированную структуру это зависит от регулярного цикла подавления и освобождения. Другой примечаний Гогена говорит о его стремлении идеализировать сексуальность «примитивного» тела, обращая внимание на «чистоту мыслей, связанных с видом обнаженных тел и расслабленным поведение между двумя полами» (Sweetman, 318).В своем исследовании сексуальности, Фуко стремится «исследовать случай общества, которое… осуждает власть, которую он осуществляет, и обещает освободить себя из тех самых законов, которые заставили его функционировать» (8). Популярный Викторианские представления о мужественности, такие как идеи Карлейля и Гогена, вписываются в эту модель, где они оба должны осуждать социальные условности для того, чтобы поддерживать систему, которая дает им возможность и само конвенции, которые они осуждают.Идеализация Гогеном сексуального чистота и невинность «примитивного» указывает на его потребность регулировать свою сексуальность.

<19>Он завершает свое повествование Ноа Ноа автором демонстрируя, как это регулирование желания может быть обращено на производственные цели:

Мы приближались к месту назначения… Там несколько деревьев (розовое дерево) раскинули свои огромные ветви. Дикие мы оба, мы атаковал топором великолепное дерево, которое пришлось срубить чтобы получить ветку, соответствующую моим желаниям.Я яростно ударил, и мой руки в крови, отрубленные от удовольствия сидеть жестокость и разрушение чего-либо. В такт с шумом топора я пел:
           Срубить подножие всего леса (желаний)
           Вырубить в себе любовь к себе, как мужчина
           Сделал бы вниз рукой в ​​осенний лотос.
Действительно уничтожены все старые остатки цивилизованного мужчина во мне. Я вернулся с миром, чувствуя себя с тех пор другой человек, маори. Мы вдвоем несли наш тяжелый груз весело, и я снова мог любоваться стоящим передо мной грациозным изгибы моего юного друга – и спокойно: изгибы крепкие, как дерево мы несли. Дерево пахло розами, Ноа Ноа . У нас есть вернулся в полдень, устал.Он сказал мне: «Ты доволен?» «Да» — и я про себя повторил: «Да».
   С тех пор я определенно успокоился.
   Я ни разу не ударил зубилом по этому куску дерево, не имея воспоминаний о сладкой тишине, аромате, победа и омоложение. (Свитмен, 317-318)

И снова Гоген демонстрирует идеализацию напряженного, целеустремленного труд жестоко разрушительный, но и производительный сила.Удовольствие, которое он испытывает, «насыщая жестокостью и разрушение чего-либо» восходит к идеалу существенного, буйная дарвиновская мужественность. Действительно, этот эпизод кажется омолодить Гогена, сделать из него «маори», дикаря из откуда, говоря о названии еще одной его работы, он пришел. То сублимация желания, особенно сексуального желания между мужчинами, в продуктивная энергия достигает карлейлейской фантазии.инициал Гогена изображения сексуального желания и мыслей о том, чтобы стать женщиной свидетельствовать о страхе, что он может сломаться, может не успеть использовать свою силу в продуктивных целях. К концу этого прохождения, он преодолевает этот страх и умудряется направить свою энергию в правильное направление, тем самым успешно завершая мужское начало участок.

Заключение

<20>Посредством Джотефы Гоген создает символ эссенциалистская, «примитивная» мужественность, которая в значительной степени заимствует Представления о мужественности, изложенные Карлейлем.Гоген опирается на эти идеи в его ранних работах, таких как Man With an Axe , Матамое и Ноа Ноа . Хотя некоторые критики и искусствоведы, особенно Эйзенман, придают большое значение андрогинные аспекты мужского пола Гогена фигура, это все еще ясно представляет мужскую фигуру . В В этом смысле эта мужская фигура изображает что-то якобы на сердце всех мужчин, «примитивное» и современное, но затемненное до современный.(10) Этот самец по сути звериный, разрушительный и жестокий. Однако он также очень продуктивен, энергичный, сильный и величественный. В то время как его нагота и мощное телосложение вызвать эротическое желание, Гоген направляет это желание в другие направления работы и труда. Связь, которую он разделяет с Джотефой напоминает связь Гогена с художниками из Парижа, такими как Ван Гог, связь, которая служила исключительно к концу создания произведений искусства.Вместо того чтобы исследовать двусмысленность гендерных ролей, Гоген явно подкрепляет их, обращая свое стремление к андрогинному Хотефа в опыт совместного труда и мужского атавизма.

Работы цитируются

Адамс, Джеймс Эли. Денди и святые пустыни . Итака: Корнеллский университет, 1995.

.

Беккер, Кристоф. «Гоген и Таити». Поль Гоген: Таити . Эд. Кристоф Беккер.Верглад Герд Хатье, 1998.

Барринджер, Тим. Мужчины за работой: искусство и труд в викторианском стиле Великобритания . Нью-Хейвен, Коннектикут: Yale UP, 2005.

.

Коллинз, Брэдли. Ван Гог и Гоген . Боулдер, Колорадо: Вествью П., 2001.

Дарвин, Чарльз. Происхождение видов . 5 декабря 2006 г.
.

Давидофф, Леонора и Холл, Кэтрин. Семейное состояние . Чикаго: U Chicago P, 1987.

.

Эйзенман, Стивен Ф. Юбка Гогена . Лондон: Темза и Хадсон, 1997.

Фуко, Мишель. История сексуальности. Том 1: Ан Введение . Нью-Йорк: Винтаж, 1990.

.

Гоген, Поль. Человек с топором . 1891.

Гоген, Поль. Матамое . 1892. ГМИИ им. Пушкина. Искусство, Москва, Россия.

Кестнер, Джозеф А. Мужественность в викторианской живописи . Олдершот, Хантс, Англия: Scolar P, 1995.

.

Майнц, Валери и Поллок, Гризельда, ред. Работа и Изображение . Лондон: Ашгейт, 2000.

.

Мэтьюз, Нэнси Моулл. Поль Гоген: Эротическая жизнь . Новый Haven: Yale UP, 2001.

.

Родос, Колин. Примитивизм и современное искусство . Лондон: Темза и Хадсон, 1994.

Розен, Дэвид. «Вулкан и собор». Мускулистый Христианство . Эд. Дональд Э. Холл. Кембридж: Cambridge UP, 2006.

Седжвик, Ева Кософски. Между мужчинами . Нью-Йорк: Колумбийский университет П, 1985.

Соломон-Годо, Эбигейл. Мужские проблемы: кризис в Представительство . Лондон: Темза и Гудзон, 1997.

.

Свитмен, Дэвид. Поль Гоген .Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1995.

Суссман, Герберт. Викторианская мужественность . Кембридж: Кембриджский университет, 1995.

.

Томсон, Белинда, изд. Гоген сам по себе . Нью-Йорк: Литтл, Браун и Ко., 1993.

.

Тикнер, Лиза. Современная жизнь и современные сюжеты . Новый Хейвен, Коннектикут: Йельский университет, 2000.

.

Тош, Джон. Мужской дом . Нью-Хейв: Йельский университет, 1999.

Бесплатное фото Первобытный Палеолитический Топор Рога Деревянный Кремень

Если это было полезно для вас, поделитесь с друзьями. Наша команда была тщательно отобрана перед выступлением здесь. Кроме того, вы также можете отблагодарить их, пригласив одну чашку кофе.

Наш фотограф помечал это изображение: Топор, Примитив, Палеолит, Деревянный, Кремень, Рог. разрешение фото 1501×1920 пикселей, скачать можно в формате PNG/SVG.

Лицензия на использование Creative Commons Zero — CC0. Вы можете использовать его для многих целей, не беспокоясь об авторских правах, потому что это изображение ИСТИННО БЕСПЛАТНО. Мы просто хотим, чтобы вы поддержали реферальную ссылку на Max Pixel (необязательно).

Наша система искусственного интеллекта выбирает и предлагает несколько связанных изображений. Надеюсь, это поможет вам.

Щит, Топор, Меч, Крест, Броня, Воин, Символ

Топор, Инструмент, Резкий, Осуществлять, Измельчение, Резка, Форма

Петроглиф, Аризона, Древний, Первобытный, Спираль, Племенной

Пещерный человек, Первобытный, Первобытный, Человек, Человек, Изобретатель

Истребитель, Мужчина, Боевой топор, Топор, Оружие, Средневековье

Доисторический, Мамонт, Семья, Первобытный человек, Смешной

Пещерный человек, Пещера, Человек, Примитив, Кость, Нос, Большая голова

Черный, Красный, Мультфильм, Силуэт человека, Топор, Топор

Мужчина, Варвар, Воин, Топор, Фэнтези, Античность

Фэнтези, Настройка, Фон, Фон, Храм, Алтарь

Оружие, Меч, Кинжал, Щит, Булава, Топор, Средневековье

Сад, Солнце, Лето, Значок, Природа, Поля, Дерево, Зеленый

Топор Примитивный палеолит деревянный Флинт Рог Доисторический Камень Оружие Характер Инструмент Топор Родной Ручка Томагавк Предыстория Пещера неандерталец Бесплатные фото Бесплатные изображения Максимальный пиксель

История топора

Наряду с практическим применением топор на протяжении всей истории имел символическое значение.В качестве раннего примера у нас есть вышеупомянутые лодочные топоры каменного века. Топор также был культовым предметом в Китае, империи инков, Древней Греции и Риме.

В Музее истории Швеции в Стокгольме хранится двуглавый топор, сделанный из глины и покрытый золотом. Глиняный топор не мог быть орудием, только предметом культа, а двуглавый топор символизировал круг жизни. Подобно полумесяцу, который прибывал и убывал, можно представить, что два лезвия топора могут символизировать рождение и смерть в той или иной форме связанного ритуала.

Минойская культура процветала в Кноссе на греческом острове Крит около 2500 г. до н.э. Кносс был, вероятно, самым большим и могущественным из нескольких центров в восточном Средиземноморье в то время. Огромный дворец Лабиринт был домом для правящей династии, а также центром политической и экономической жизни Кносса. Здесь проходили красочные религиозные церемонии и экстатические культовые фестивали.

Слово «лабиринт» происходит от labrys , древнего критского слова, обозначающего двуглавый топор.Как название дворца, Лабиринт означал Дом Двойного Топора . В Кноссе были найдены высеченные на камне изображения двуглавых топоров. Известно, что двуглавый топор играл большую роль в минойской культуре и был символом власти.

При раскопках Кносского дворца была обнаружена фреска с изображением тяжеловооруженной женщины, у которой в каждой руке двуглавый топор. Дом Двойного Топора и женщина с двуглавыми топорами представляли собой лишь некоторые из символов и изображений минойского общества.Религия и ритуал были неотъемлемой частью общей культуры.

Двуглавый топор с головой быка (букранион) из микенской Греции.

В Римской империи ликтор (государственный служащий, которому было поручено обслуживать и охранять магистратов империи) нес связку стержней, известную как фасции  , с прикрепленным декоративным широким топором. Фасции символизировали власть наказывать. Связка розг представляла силу бить, а широкий топор — силу казнить.Сегодня фасции все еще можно увидеть на эмблеме шведской и норвежской полиции и на французском национальном гербе. Муссолини принял фасции как символ своего движения, что привело к названию фашизма.

Шведская полиция
Норвежская полиция

В скандинавском регионе боевой топор стал символом власти и положения в эпоху викингов.Топоры были богато украшены как важные символы статуса. В Норвегии топор стал одним из священных атрибутов святого Олафа.

Топор также использовался как символ в армии. Проректор, бывший унтер-офицер, которому было поручено следить за порядком и исполнять наказания, носил на униформе символический топор. Саперы — военные лесорубы — несли на параде большой топор как символ своего долга. Это живет в шведской армии, например, в эмблеме инженерных войск.

Люди создали каменные топоры 1,8 миллиона лет назад, говорится в исследовании — The Earth Institute

Доказательства отодвигают передовые методы изготовления инструментов в прошлое

01.09.11

Новое исследование предполагает, что Homo erectus , предшественник современных людей, использовал передовые методы изготовления инструментов в Восточной Африке 1,8 миллиона лет назад, по крайней мере, на 300 000 лет раньше, чем считалось ранее. Исследование, опубликованное на этой неделе в журнале Nature, поднимает новые вопросы о происхождении этих высоких и стройных древних людей и о том, как они разработали сложную технологию изготовления инструментов.

Ранние люди использовали каменные топоры еще 1,8 миллиона лет назад. Фото: Пьер-Жан Тексье, Национальный центр научных исследований, Франция.

Homo erectus появился около 2 миллионов лет назад и распространился по Азии и Африке, прежде чем зайти в тупик эволюции около 70 000 лет назад. Некоторые исследователи считают, что Homo erectus эволюционировали в Восточной Африке, где были найдены многие из древнейших окаменелостей, но открытие в 1990-х годах столь же старых окаменелостей Homo erectus в стране Джорджия побудило других предположить азиатское происхождение. .Исследование в Nature не разрешает дискуссию, но добавляет новую сложность. 1,8 миллиона лет назад Homo erectus в Дманиси, Джорджия, все еще использовали простые инструменты для рубки, в то время как в Западной Туркане, Кения, согласно исследованию, население разработало ручные топоры, кирки и другие инновационные инструменты, которые антропологи называют «ашельскими». ”

«Ашельские инструменты представляют собой большой технологический скачок», — сказал соавтор исследования Деннис Кент, геолог, работающий по совместительству в Университете Рутгерса и Земной обсерватории Ламонт-Доэрти Колумбийского университета.«Почему Homo erectus не взял эти инструменты с собой в Азию?»

Летом 2007 года группа французских и американских исследователей отправилась к кенийскому озеру Туркана в Великой рифтовой долине Африки, где земные плиты разрываются на части и появляются первые люди. Знаменитая находка антрополога Ричарда Лики — мальчик Туркана, подросток Homo erectus , живший около 1,5 миллиона лет назад, — была раскопана на западном берегу озера Туркана и до сих пор остается наиболее полным ранним человеческим скелетом, найденным до сих пор.

Соавтор исследования Крейг Фейбел входит в группу исследователей, вернувшихся в 2007 году в Западную Туркану, чтобы поставить даты на раскопанных ранее ручных рубилах. Предоставлено: Земная обсерватория Ламонта-Доэрти.

В шести милях от Туркана Бой исследователи направились в Кокиселей, место археологических раскопок, где ранее были найдены как ашельские, так и более простые «олдованские» инструменты. Их цель: установить возраст орудий путем датирования окружающих отложений. Прошлое наводнение в этом районе оставило после себя слои ила и глины, которые затвердели в аргиллит, сохраняя направление магнитного поля Земли в то время в зернах магнетита камня.Исследователи откололи куски аргиллита в Кокиселей, чтобы позже проанализировать периодическую смену полярности и вычислить возраст. В лаборатории палеомагнетизма Ламонта-Доэрти они сравнили магнитные интервалы с другими стратиграфическими записями, чтобы датировать место археологических раскопок 1,76 миллиона лет.

«Мы подозревали, что Кокиселей — довольно старое место, но я был ошеломлен, когда понял, что геологические данные указывают на то, что это самое старое ашельское месторождение в мире», — сказал ведущий автор исследования Кристофер Лепре, геолог, который также совместные назначения в Rutgers и Lamont-Doherty.Самые старые ашельские орудия, обнаруженные ранее, появляются в Консо, Эфиопия, около 1,4 миллиона лет назад, и в Индии, между 1,5 миллионами и 1 миллионом лет назад.

Инструменты, сделанные ранними людьми, были найдены в Кокиселей, Кения, в древних отложениях береговой линии озера Туркана, изображенных выше. Кредит: Ламонт-Доэрти.

Ашельские орудия в Кокиселее были найдены чуть выше слоя отложений, связанного с интервалом полярности, называемым «Олдувайский субхрон». Он назван в честь Олдувайского ущелья в Танзании, где в 1930-х годах родители Лики, Луи и Мэри, обнаружили золотую жилу ранних человеческих окаменелостей.В исследовании, опубликованном в журнале Earth and Planetary Science Letters в прошлом году, Лепре и Кент обнаружили, что хорошо сохранившийся череп Homo erectus , найденный на восточной стороне озера Туркана, на хребте Кооби-Фора, также располагался над интервалом субхрона Олдувай, что делает череп и ашельские орудия в Западной Туркане примерно того же возраста.

Антропологам еще предстоит найти ашельский ручной топор, зажатый в кулаке Homo erectus , но большинство приписывает Homo erectus разработку технологии.Ашельские орудия были крупнее и тяжелее, чем использовавшиеся ранее камнедробилки, а также имели точеные края, которые помогали бы Homo erectus разделывать слонов и другую добытую дичь, оставленную более крупными хищниками, или даже позволяли ранним людям самим охотиться на такую ​​добычу . «Вы можете ударить по суставу и сместить плечо с руки, ноги или бедра», — сказал Эрик Делсон, палеоантрополог из Леман-колледжа CUNY, который не участвовал в исследовании.«Инструменты позволяли разрезать и расчленять животное, чтобы съесть его».

Навыки, необходимые для изготовления такого инструмента, позволяют предположить, что Homo erectus был ловок и мог думать наперед. В Кокиселее наличие обоих методов изготовления орудий — олдованского и ашельского — может означать, что Homo erectus и его более примитивный двоюродный брат Homo habilis жили в одно и то же время, а Homo erectus нес ашельскую технологию в Средиземноморский регион около миллиона лет назад, предполагают авторы исследования.Делсон задается вопросом, мог ли Homo erectus мигрировать в Дманиси, штат Джорджия, но по пути «потерял» ашельскую технологию.

Пейзаж Восточной Африки, по которому Homo erectus ходил примерно от 2 до 1,5 миллионов лет назад, становился все более засушливым, а пастбища саванн расширялись в ответ на изменение количества муссонных дождей. «Нам необходимо также понять древнюю среду, потому что это дает нам представление о том, как работают процессы эволюции — как сдвиги в биологии и поведении раннего человека могут быть вызваны изменениями климата, растительности или жизни животных, которые характерны для среды обитания, — сказал Лепре.В настоящее время команда проводит раскопки в Кении, возраст которых превышает 2 миллиона лет, чтобы узнать больше о раннем олдованском периоде.

Другие авторы исследования: Хелен Рош, Соня Харманд, Жан-Филипп Брюгал, Пьер-Жан Тексье и Арно Ленобль из Национального центра научных исследований Франции; Ронда Куинн, Университет Сетон Холл; и Крейг Фейбел, Университет Рутгерса.

90 000 топоров каменного века, возраст которых 1,3 миллиона лет, обнаружены в Марокко | Новости науки и технологий

Исследователи обнаружили старейшее в Северной Африке место по производству ручных топоров каменного века, датируемое 1.3 миллиона лет.

Археологи в Марокко объявили об открытии старейшего в Северной Африке участка по производству ручных топоров каменного века, возраст которого составляет 1,3 миллиона лет, сообщила в среду международная группа.

Находка отодвигает на сотни тысяч лет назад дату начала производства каменных орудий в Северной Африке в Ашельском регионе, связанного с ключевым предком человека, Homo erectus, сообщили исследователи в группе журналистов в Рабате.

Он был сделан во время раскопок в карьере на окраине экономической столицы страны Касабланки.

Это «крупное открытие… способствует обогащению дебатов о появлении ашельских островов в Африке», — сказал Абдеррахим Мохиб, соруководитель франко-марокканской программы «Предыстория Касабланки».

До находки считалось, что в Марокко ашельское производство каменных орудий существовало 700 000 лет назад.

Новые находки в карьере Томаса I, впервые прославившиеся в 1969 году, когда в пещере была обнаружена человеческая половина нижней челюсти, означают, что ашельская порода почти в два раза старше.

Группа из 17 человек, стоявшая за открытием, включала марокканских, французских и итальянских исследователей, и их открытие основано на изучении каменных орудий, извлеченных из этого места.

Марокканский археолог Абделуахед Бен Нсер назвал эту новость «хронологическим отскоком».

Он сказал, что начало ашельской эпохи в Марокко в настоящее время близко к датам начала южной и восточной Африки, которые произошли 1,6 млн и 1,8 млн лет назад соответственно.

Раньше люди обходились более примитивными галечными орудиями, известными как олдован, по названию их местонахождения в Восточной Африке.

«Богатейшие ашельские комплексы»

Исследования в Касабланке проводились на протяжении десятилетий и «дали один из самых богатых ашельских комплексов в Африке», сказал Мохиб.

«Это очень важно, потому что мы говорим о доисторическом времени, сложном периоде, для которого существует мало данных».

Мохиб сказал, что исследование также позволило засвидетельствовать «самое древнее присутствие в Марокко людей», которые были «вариантами Homo erectus».

В 2017 году открытие пяти окаменелостей в Джебель-Ирхуд в Марокко, возраст которых оценивается в 300 000 лет, перевернуло эволюционную науку, когда они были названы Homo sapiens.

Марокканские окаменелости были намного старше некоторых окаменелостей с аналогичными чертами лица, найденных при раскопках в Омо-Кибиш в Эфиопии, возраст которых составляет около 195 000 лет.

Первобытные люди завоевали море, удивительные находки

Этого не должно было случиться.

Два года назад группа американских и греческих археологов прочесывала ущелье на острове Крит (карта) в Греции, надеясь найти крошечные каменные инструменты, использовавшиеся мореплавателями, которые бороздили близлежащие воды около 11 000 лет назад.

Вместо этого в разгар поисков археолог колледжа Провиденс Томас Штрассер и его команда наткнулись на колоссальный сюрприз — прочный ручной топор длиной 5 дюймов (13 сантиметров).

Вырезанный из булыжника местного кварцевого камня, грубо выглядящий инструмент напоминал ручные топоры, обнаруженные в Африке и континентальной Европе и использовавшиеся предками человека около 175 000 лет назад. Эта технология каменных орудий, которая могла быть полезна для дробления костей и разрезания плоти, оставалась относительно неизменной более миллиона лет.

Крит окружен огромными морскими просторами уже около пяти миллионов лет. Открытие ручного топора предполагает, что люди, помимо технологически современных людей — возможно, Homo heidelbergensis — пересекли острова Средиземноморья на десятки тысяч тысячелетий раньше, чем предполагалось.

Многие исследователи выдвинули гипотезу о том, что ранние люди того времени не были способны изобретать лодки или перемещаться по открытой воде. Но новые открытия намекают на то, что эти человеческие предки были способны к гораздо более сложному поведению, чем можно было бы предположить по их относительно простым каменным орудиям.

«Я был ошеломлен, — сказал археолог из Бостонского университета и эксперт по каменным орудиям Кертис Раннелс. «Идея найти инструменты того самого раннего периода времени на Крите была примерно такой же правдоподобной, как найти iPod в гробнице Тутанхамона».

(См. также: «Homo Erectus изобрел «современную» жизнь?»)

Несмотря на это, по мере того, как исследователи из Управления палеоантропологии и спелеологии Южной Греции и четырех университетов США прочесывали остров, свидетельств этого маловероятного путешествия становилось все больше.

Команда обнаружила более 30 ручных топоров, а также другие каменные орудия аналогичного изготовления, залегающие в геологических отложениях в девяти разных местах на юго-западном побережье Крита недалеко от города Плакиас. Некоторые артефакты, возможно, выветрились из пещер в морских скалах, став частью древних пляжных отложений. Со временем геологические процессы подняли эти древние пляжи вверх и в сторону от берега, образовав естественные террасы.

Геологи группы датировали самую молодую из террас, связанных с ручными топорами, по крайней мере 45 000 лет назад с помощью радиоуглеродного датирования, и они оценили возраст самой старой террасы с каменными орудиями как минимум 130 000 лет назад.

(Связано с: «Как древние путешественники заселяли отдаленные острова Тихого океана».)

Ранние люди «не заблудились в море»?

Датировка мест убедила руководителя проекта Штрассера в том, что древние люди путешествовали по Средиземному морю на десятки тысячелетий раньше, чем предполагалось.

«Эти первые люди были преднамеренными мореплавателями, — подчеркнул он, — а не людьми, потерявшимися в море».

Сколько времени длилось их морское путешествие? Это зависит от того, когда они путешествовали и откуда они прибыли.

Карты прибрежных шельфов показывают, что даже когда Средиземное море достигло самой низкой из известных точек, упав примерно на 440 футов (144 метра) ниже современного уровня моря, люди, отправляющиеся из Турции или Греции, должны были бы совершить три отдельных перехода через воду, начиная с 12 до 24 миль (от 19 до 39 километров) каждый, чтобы добраться до Крита. Если бы, с другой стороны, мореплаватели вышли из Африки, они бы прошли более 125 миль (200 километров) по открытой воде.

«Тот факт, что у нас есть несколько сотен каменных орудий в девяти разных местах, говорит о том, что прибыло достаточно большое количество людей, чтобы поддержать население и оставить видимый археологический след», — сказал Раннелс.«Это означает, что они не просто сплавились один раз».

Волнующие дебаты

Новые находки, которые будут опубликованы в июне в журнале Hesperia: The Journal of the American School of Classical Studies в Афинах, могут расшатать многие археологические лодки.

Исследователи давно предполагают, например, что древние человеческие мигранты из Африки, такие как Homo erectus и Homo heidelbergensis, покинули континент пешком, отправившись на восток через Синайский полуостров, а затем через Ближний Восток.(См. «Масштабное генетическое исследование поддерживает теорию «из Африки».»)

Но находки на Крите открывают совершенно новую возможность. Хотя археологи обнаружили на Крите следы древних людей, эти новые открытия, по словам Штрассера, «являются первыми находками, которые можно датировать геологическими данными. Вполне вероятно, что будущие исследования подтвердят это первоначальное открытие».

Кроме того, открытие может вызвать массу других научных дебатов.

Если древние люди пересекали Средиземное море, сказал Раннелс, то они, безусловно, могли пересечь и другие водные преграды, такие как Красное море или Аденский залив.«И это означает, что наши предположения о том, что заселение Евразии было осуществлено ранними гоминидами, двигавшимися по суше через Ближний Восток в Индию и вниз, должны быть пересмотрены». Гоминины, или гоминиды, являются представителями предков человечества.

Неудивительно, что новое исследование на Крите уже вызвало споры.

Джефф Бейли, археолог из Йоркского университета в Англии и эксперт по древним прибрежным миграциям, называет идею таких древних морских переходов «правдоподобной».» Но он считает, что команде необходимо найти и провести раскопки в местах, где древние люди на самом деле изготавливали и использовали каменные орудия. палеоантрополог, много работавшая в Греции, соглашается с тем, что группа идентифицировала кварцевые артефакты как ручные топоры, но хочет увидеть другие доказательства дат. Университет Тюбингена.«Но я думаю, что нужно намного больше работать над датированием мест, чтобы действительно надежно поместить артефакты в хронологический контекст».

Еще одно свидетельство древнего мореплавания

В настоящее время самые ранние общепризнанные свидетельства древнего мореплавания происходят из Австралии.

Чтобы добраться до южного континента с материковой части Юго-Восточной Азии около 50 000 лет назад, современным людям пришлось пересечь полосу островов протяженностью 600 миль (970 километров) и по крайней мере десять океанских проливов.Самый большой из этих проливов простирался на 44 мили (71 км) по открытой воде — промежуток, который не удавалось пересечь ни одному крупному животному до появления Homo sapiens. Чтобы совершить такой длительный переход, люди-мореплаватели, вероятно, связали бамбук, чтобы сделать простой плавсредство.

(См. также: «Ранние полинезийцы преодолели тысячи миль для торговли».)

Другие свидетельства, однако, предполагают, что мореплавание могло уйти гораздо глубже во времени.

Обнаружение человеческих останков и каменных орудий в Испании, датируемых более миллиона лет назад, может указывать на то, что какой-то древний гоминид путешествовал через опасный Гибралтарский пролив из Марокко, преодолев менее 12 миль (19 километров).

Более того, Майкл Морвуд, археолог из Университета Новой Англии в Армидейле, Австралия, давно предположил, что Homo erectus совершил путешествие с индонезийского острова Бали на близлежащий Флорес, где при раскопках был обнаружен камень возрастом от 700 000 до 800 000 лет. инструменты.

Если дополнительная работа подтвердит, что самые ранние каменные орудия на Крите датируются более чем 130 000 лет назад, археологи, возможно, захотят более внимательно изучить эти гипотезы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *