Тихушники вк: Подглядывание 👁 категория | ВКонтакте частное домашнее порно ВК с VK.com

Содержание

Владимир Халистов ВКонтакте, Россия, id145848295

mom, i’m dead
do not write me anything

BRP Market
Bombardier | BRP | Запчасти для ATV, снегоходов, гидроциклов Ski-doo | Can-am | Sea-doo | Evinrude | Lynx | Rotax | Spyder Только оригинальные запчасти! Доставка в любой регион.

Автосалон Синдиката МКАД

Продажа только честных автомобилей! ➡️Покупка&продажа авто ➡️Честный Выкуп ➡️Честная Комиссия ☎️Whatsapp +7(926)851-90-76

Автосалон Синдиката Варшавка
Честная продажа автомобилей всех сегментов ! ➡️Честный Выкуп ➡️Честная Комиссия ☎️Whatsapp +7(985)894-84-27

Подслушано микрорайон Львовский ORIGINAL
Публикация новостей по времени: «предложить новость» от 1 минуты до 60 минут; Мы за честность, справедливость. Взяток не берём. Публикуем все, что присылаете вы нам.

Убойный юмор

Юмор и не только

Барахолка Боевых Корчей | РФ
Кароч,пачаны,здесь вы можете продать,обменять и купить,всякую шнягу связанную с жигами и не только!

Auto Drive | Авто и техника

hpd. s
Ищем скидки на кроссовки, обувь в официальных онлайн-магазинах и публикуем интересные предложения для подписчиков. Telegram — t.me/hp_sneakers Скидки на одежду — [club184513032|@hotpricewear] Скидки для девушек — [club186178350|@hotpricew] Рассылка акций — https://vk.cc/a8K7Jl

Экспериментатор | Наука
Все самые актуальные новости из мира науки и техники . Погрузитесь с нами в технологический и научный прогресс делая этот мир лучше, с каждым днем !

Yamaha bws | Официальное Сообщество

Здравствуй, друг! Это сообщество, где ты найдёшь всю интересующую тебя информацию об уникальном скутере семейства Yamaha, а также др. скутеров с мотором Minarelli вертикальный и не только. Кто ищет, тот обязательно находит! Yamaha Gear Yamaha SPY Yamaha Slider Yamaha BWs Next Generation Yamaha BWs Original Yamaha BWs 50/100/125 Yamaha Champ CX Italjet Yankee Italjet Pista Аprilia Amico

Почему я этого не знал?

А ты знал?
Интересные и познавательные факты обо всем на свете!

УЛЫБНУЛО
Самое интересное и смешное!

Подольский Водитель
Podolsk Driver Группа для водителей и пешеходов Большого Подольска. Предлагайте свою новость о дорожной обстановке, ДТП. Пишите, если кому-то нужна помощь на дороге В группе включен фильтр по ссылкам 18+ Уважаемые Подписчики.😎 Напоминаем Вам о существующих темах в обсуждениях группы: 👉Хотите продать, обменять или купить? Тогда Вам сюда https://vk.com/topic-105061584_33622012 👉Хотите найти работу или работника? https://vk.com/topic-105061584_33838154 👉Не забывайте о наших партнерах и оставляйте отзывы https://vk.com/topic-105061584_33810579 https://vk.com/topic-105061584_33832701 👉Увидели «Наших» с наклейкой на машине? Передайте привет быстрее, чем он появится на стене сообщества https://vk.com/topic-105061584_34050478 👉Вопросы по теме ремонта Ваших автомобилей. https://vk.com/topic-105061584_35081476 #pd150

Темная сторона

Юмор на злобу дня! Налетай! Держим марку: только отборный контент.

ЯЖЕБАТЯ
Мужской юмор, для отцов. Различные истории из жизни БАТИ и его окружения. Усатый, бородатый, взрослый ЮМОР!

Золотые руки

⠀⠀⠀

читать бесплатно онлайн полную версию книги автора Виктор Павлович Точинов (Евгений Лукин Тихушники) #4

Евгений Лукин Тихушники

Хотел бы я услышать ту музыку, от которой нынешние тинейджеры, достигнув пенсионного возраста, придут в ужас.

Великий Нгуен

Глава 1

Громовица

С виду будущее ничем не отличалось от настоящего. Антон Треплев стоял на горбатой грунтовке посреди осиновой рощицы и озирался. Августовский день близился к закату, в отдалении что-то негромко ухало и погромыхивало: не то канонада, не то динамики.

Может, промахнулся Голокост? Отправил, да не туда…

Но ведь куда-то же отправил!

Шагах в десяти от дороги одиноко торчал старый телеграфный столб с единственным изолятором. Без проводов. Высохшая древесина причудливо гравирована короедом. Несомненно, данный памятник культуры простоял здесь как минимум четверть века и намерен был простоять еще столько же. Иных примет времени не наблюдалось.

Так будущее или настоящее? Если настоящее – плохо. А если будущее – не исключено, что еще хуже.

* * *

Вскоре отдаленное мерное уханье приблизилось, обрело мощь. Антон отступил подальше от дороги и огляделся в поисках укрытия. Укрытие нашлось в сухой канавке позади зарослей тальника. Отсюда и подглядим сейчас, на котором мы свете.

Всплывая над буграми и тут же проваливаясь в седловины, грунтовку одолевал серебристый джип. Внутри его бухал динамик. Как сваебойка.

Машина поравнялась с Антоном, и он опять ничего не понял. Модель невиданная, но мало ли на свете невиданных моделей! Велосипедный диаметр колес, зазор между брюхом и дорогой – чуть ли не полметра, стекла – зеркальные, сильно запыленные.

Казалось, еще миг – и тусклая самодвижущаяся скорлупа взорвется, не выдержав акустических ударов изнутри. Проехала. Дождавшись, когда серебристая крыша окончательно канет в прогале меж дубравами, Антон выбрался из канавки.

– Откуда вы?

Вздрогнул, обернулся. Возле старой корявой вербы по ту сторону рытвины стояла и смотрела на него девушка лет восемнадцати-двадцати. Прикид вполне современный: шорты, укороченная летняя маечка, кроссовки на босу ногу, на поясе – плеер, в каждом ухе – по затычке, в руках – некий гаджет, похожий на кирпич.

Только вот сам вопрос… «Откуда вы?» Обычно разговор начинают с приветствия… Или имелось в виду: «Откуда ты тут такой взялся?»

И смотрит как-то странно. Недоверчиво, чуть ли не испуганно. Должно быть, какая-то черта в облике Антона ее насторожила. Кстати, сама-то она откуда взялась? Тоже пряталась?

– Откуда?.. – переспросил он исключительно с тем, чтобы потянуть время. – Хм… откуда…

Наверное, имело прямой смысл симулировать салонное слабоумие, проще говоря, прикинуться придурком-острословом, после чего можно безнаказанно гнать правду – все равно никто не поверит.

Антон осклабился.

– А из прошлого! – развязно сообщил он и подмигнул. Дескать, умеем знакомиться, умеем…

К его удивлению, незнакомка не улыбнулась, не обиделась на сомнительную шутку и как будто встревожилась еще сильнее.

– Все мы из прошлого… – осторожно промолвила она, внимательно приглядываясь к Антону. – Мы точно с вами нигде не встречались?

– Точно, – заверил он.

– Странно… Мне кажется, откуда-то я вас знаю.

– Ну разумеется, – с галантной язвительностью молвил он. – Кто же не знает Антона Треплева?

– О Господи!.. – сказала она. Выдернула затычку из правого уха, из левого. – Слушайте, а вы действительно очень с ним похожи.

После таких слов маску остряка с Антона сорвало мигом.

– С кем?!

– С Треплевым, – озадаченно пояснила она.

– Который нынче год? – вырвалось у него хрипло и невнятно.

– Что?.. – Незнакомка не разобрала.

Собственно, она могла бы и не отвечать. На груди маечки были крупно отпечатаны две даты, разделенные долгим тире. Слева – год, откуда Антон только что убыл, справа…

Беглец из прошлого почувствовал слабость в ногах. Все сработало, аппаратура не подвела. Двадцати лет как не бывало. И тем не менее первая встречная говорит Антону Треплеву, что он похож на Антона Треплева. Вот тебе и канул в неизвестность!..

– Где вы могли его видеть?

– Кого?

– Треплева!

– На портрете в учебнике, где же еще?

Действительно, где же еще? Что тут, черт возьми, стряслось за эти двадцать лет? Допустим, Голокосту надоела репутация безумного самородка-изобретателя или там нобелевки захотелось – и он, несмотря на клятвенные заверения держать все в тайне, взял да и объявил прессе, что ему наконец-то удалось отправить в будущее не спичечный коробок, не мышку с меткой – человека! И стал Антон Треплев кем-то вроде Юрия Гагарина…

А ведь это, между прочим, не самый плохой вариант. Может быть, даже самый хороший. Героям прощают все.

Размечтаться Антон не успел. Незнакомка вскинула глаза к небу, замерла.

– В рощу! – выдохнула она в страхе. – Бомбить будут!..

* * *

Они успели отбежать шагов на двадцать, когда их накрыли с воздуха. Рева моторов не было. Был надвигающийся шелест винтов. Надо полагать, вертолеты в будущем стали тише мыши, но мощности не утратили. Порыв – и роща обезумела, заметалась. Винтокрылая машина зависла над тополем, возле которого залегли беглецы. А потом с небес рухнул грохот.

Уп! Уп! Уп! Разрывы тупо лопались, вдавливая в землю. Ничего себе грядущее! Наступило и притоптало… Антон с ужасом ждал попадания. Не дождался. Отважился приподнять голову. Роща по-прежнему бурлила, и при этом нигде ни вспышки, ни вздымающейся земли, ни секущих листву осколков. Рядом, прикрыв голову руками, лежала и вздрагивала незнакомка.

Уп! Уп! Уп!..

И Антон внезапно осознал, что никакие это не разрывы. Это… Это музыка. Долбеж.

В изумлении уперся ладонью в землю, сел. А минуту спустя удары пошли на убыль. Вертолет удалялся.

Незнакомка шевельнулась и тоже села. К щеке ее прилип полуистлевший прошлогодний листок.

– Уходим!.. – всхлипнула она. – На дозаправку полетел…

– Что это было?

– Бомбежка… – Она поднялась на ноги. Оделила сердитым взглядом. – А все из-за вас… Уходим!

Расспросы пришлось отложить. Антон отобрал у дамы увесистый гаджет, к счастью, снабженный откидной ручкой, и преследуемые подались на закат – беглым шагом, то и дело переходя на трусцу. Открытые пространства одолевали чуть пригнувшись. Передышку они себе позволили, лишь углубившись в дубраву.

– Как вас зовут? – отдышавшись, спросил Антон.

– Громовица.

– Как? – не расслышал он.

Она повторила.

– Что происходит, э-э… Громовица?

– Ничего нового, – устало, почти враждебно отозвалась она. – А вы правда Антон?

– Правда.

– Но не Треплев же!..

– Почему его портрет в учебнике?

Девушка в раздражении повернулась к странному своему спутнику и вдруг поняла, что, кажется, тому не до шуток.

– Ну а как же?.. – ответила она в замешательстве. – Первый террорист-тихушник…

Дар речи вернулся к Антону не сразу.

– А… а фамилия Голокост вам ни о чем не говорит? Ефим Григорьевич Голокост…

– Первый раз слышу. Кто это?

Понятно. Стало быть, забудь о славе Юрия Гагарина и вспомни, что ты натворил перед тем, как метнуться к Голокосту.

– А Джедаев?

– Каких еще джедаев?

– Не каких, а какой! Это тоже фамилия.

– Не знаю я никакого Джедаева…

* * *

Террористический акт Антон Треплев совершил в нетрезвом виде. За неделю до того, как загреметь под трибунал, к нему на дачу приперся прапорщик Оболенский и попросил кое-что припрятать. А лучше прикопать. На вопрос, не проще ли прикопать самому, ответил, дескать, время поджимает. Поджало уже. И был прав.

Кое-что оказалось ракетным мини-комплексом. С виду гранатомет гранатометом, маленький, вроде бы даже игрушечный. Рассчитан всего на один залп. Боеголовка разделяется на двадцать пять снарядиков размером с карандаш, и каждый наводится на звук. Предназначен в основном для стрельбы по низколетящим целям, скажем, по стае реактивных беспилотников, но при желании можно долбануть и по автоколонне.

Антон Треплев долбанул по динамикам. Произошло это примерно в третьем часу ночи. Достали, падлы! Справа дискотека на турбазе, слева дискотека на турбазе, а на том берегу озера какая-то сволочь врубила радио на полную дурь и, судя по всему, легла спать. А вы представляете себе силу отражения звука от стоячей воды? Ну и вот…

Поискал снотворного – не нашел. Выпил водки. Не помогло. Еще выпил. Потом еще. И вдруг осенило: проказливо хихикая, полез в кладовку, достал припрятанное наследство прапорщика Оболенского, расчехлил и вышел в ночь.

Правильно рассчитав, что залп наверняка примут за очередной фейерверк, добрался под покровом темноты до дамбы – и долбанул. Залп, кстати, прозвучал куда глуше праздничной пиротехники. Далее Антон подобно киллеру-профессионалу обтер и выбросил пусковое устройство в овражек, после чего в обморочной тишине, прерываемой отдаленными воплями, вернулся на дачу, где тут же провалился в сон.

Судя по тому, что на следующий день передали по ящику, ни единого промаха не случилось. Оно и понятно, динамик – не беспилотник, по динамику не промажешь. Плохо было другое: участник и устроитель одной из дискотек в момент попадания стоял аккурат между грохочущими аудиоколонками, опершись на них локтями и свесив в упоении голову. Снарядец взорвался внутри одной из колонок. Порешетило изрядно. Не насмерть, правда, однако сам факт нанесения тяжкого вреда здоровью переводил деяние Треплева из разряда хулиганства в несколько иной и куда более серьезный разряд.

А самое страшное заключалось в том, что пострадавшего звали Орден Джедаев. Да-да. Тот самый.

Вскоре в новостях сообщили, что в овражке найдено пусковое устройство с отпечатками пальцев (видимо, обтер, да небрежно). Дело шло к развязке. Оставалось лишь гадать, кто первым доберется до преступника: бойцы спецназа или бойцы Джедаева.

Антон не ужаснулся лишь потому, что давно уже был в ужасе. Не дожидаясь трагического исхода, кинулся он к своему другу Голокосту (не столько за помощью, сколько за советом), и Ефим предложил рискнуть. Вообще-то добровольцев ему хватало, но все они хотели в прошлое, а устройство, сконструированное самородком, предназначалось исключительно для проникновения в будущее. Твори Голокост в предыдущую эпоху, отбоя бы не было от желающих, ибо кто из советских граждан отказался бы жить при коммунизме! Но в наши дни, когда существование с каждым днем становится все проблематичнее, надо быть последним дураком, чтобы не сообразить, в какое мы будущее катимся.

Возможно, именно поэтому фамилия великого изобретателя так и не попала на скрижали истории: на фиг кому нужна подобная машина времени? Разве что какой-нибудь дамочке, готовой на все, лишь бы оказаться моложе злейших своих подруг. Или, скажем, Антону Треплеву, которому уже было без разницы, куда бежать.

Глава 2

Три Тихона

Вскоре вернулся дозаправившийся вертолет, но беглецы затаились, и пилот принялся мотаться над округой, глуша наудачу то одну рощу, то другую. Каждый раз, когда он зависал над их дубравой, обоим приходилось повышать голос, почти кричать.

– Так что за бомбежка?.. Кто бомбит?..

– Можно подумать, вы в самом деле из прошлого!..

– В самом деле!..

Наконец вертолет свалил достаточно далеко. Между стволами гуляли заплутавшие отголоски, гул оседал, как пыль. Глаза Громовицы стали еще тревожнее. Казалось, внезапного своего спутника девушка боится чуть ли не больше, чем атаки с воздуха. Явно же невменяемый…

Может, оно и к лучшему – всю правду с перепугу выложит.

– Треплев-то тут при чем?.. – допытывался Антон.

– До Треплева… – словно бы оправдываясь, объяснила она, – никто ничего не замечал… а после его теракта… все стало ясно…

Спиной девушка старалась к нему не поворачиваться, поэтому две даты на ее груди по-прежнему лезли в глаза. И почему между ними тире? Двадцатилетний юбилей собрались отмечать?

– Ясно?.. Что ясно?

– Что отшибленных уже большинство!

– Отшибленных?.. – беспомощно повторил он.

– Ну, понимаете, они могут жить лишь при определенном количестве децибелов… А тут этот теракт! Ну они и врубили в знак протеста аппаратуру на полную громкость…

– И?!

– И с тех пор не вырубали. В городах жить стало невозможно…

– Кому?

– Нам! Тихушникам!

– Тихушникам?.. А! Понимаю… Позвольте!.. А где же вы тогда живете?

– В резервации.

– Это резервация?!

Не спуская друг с друга глаз, кое-как выбрались на опушку. В отдалении что-то по-прежнему погромыхивало, но еле слышно.

– Нет, – сказала Громовица. – Если бы он влетел так в резервацию, мы бы на него в суд подали.

– Так это частный был вертолет?

– Конечно!

– Ну, положим, подали… И что было бы?

– Конфисковали бы… штрафанули…

– А! Значит, государство все-таки защищает?

– Да уж как оно там защищает…

* * *

На вечереющем западе взгромоздились лилово-розовые облака, ночь, готовясь к наступлению, накапливала в рощицах тьму. Вроде бы Громовица малость поуспокоилась. Пожалуй, непосредственной опасности дядечка все-таки не представлял, хотя эти его странные вопросы…

– А как же сами власти? Им же законы обсуждать, решения принимать… Для этого же тишина нужна!

– Может, вам учебник дать? – прямо спросила Громовица.

– Дайте!

Она полезла в задний карман шорт, где можно было хранить, ну, разве что кредитную карточку, но уж никак не книгу, однако извлечь ничего не успела, потому что в этот самый миг на них напали.

Треплева атаковали двое, Громовице хватило одного. Возникший ниоткуда парень в пятнистых бермудах и такой же майке поймал и зафиксировал уже заведенную за спину руку девушки, после чего сорвал с пояса Громовицы плеер. Собственных противников Антон не видел, поскольку был застигнут врасплох с тыла. Его крепко взяли за локти, выхватили гаджет, пригнули к земле. Чей-то бесцеремонный палец сунулся в одно ухо, в другое… Треплев попытался оказать сопротивление, и следует признать, что это ему удалось: все трое, не устояв на ногах, покатились по выгоревшему августовскому былью.

– Придурок!.. – визжала Громовица. – Пусти!..

Их отпустили. Похоже, нападавшие сами были несколько ошарашены.

– Да это ж Громка… – растерянно сказал один. – Из нашей резервации…

– А у этого вообще ничего… – не менее растерянно сообщил другой.

Антон Треплев сидел на земле и ошалело разглядывал троицу юных (как выяснилось) супостатов. Все примерно одного возраста, все примерно одинаково одеты, на пузе у каждого красуется один и тот же портрет. Присмотревшись, Антон узнал в изображенном себя.

– Ну круто!.. – не спуская глаз с Треплева, вымолвил тот, что отобрал плеер у Громовицы. – Слышь, мужик… Дорого стоило?

– Что именно? – сердито спросил Антон, поднимаясь с земли и отряхивая задницу.

– Ну… пластическая операция… Класс! Глянь, Тиш: ни шрамика!

– Швов не видать, – ревниво посопев, согласился коренастый Тиш. – А нос не похож…

Сверились с портретом на пузе соседа и снова уставились на незнакомца.

– Ну а чего ты хочешь? Чтобы вообще один в один?..

– Может, представимся для начала? – прервал их тот, кого разглядывали. – Меня, например, зовут Антон.

– Во дает! – поразился один из троицы. – Слышь, дяденька! Может, ты еще и Треплев, например?

– Например! – с вызовом отвечал ему Антон. – А вот вас, молодые люди, как величать прикажете? Тиш, насколько я понимаю, Тихон… А ты?

Спрошенный помялся, вздохнул.

– Тоже Тихон, – раскололся он.

– Тихон, – не дожидаясь вопроса, буркнул третий.

– Три Тихона?!

– Ну а что? Самое частое имя в резервациях…

– Потому что тихое?

– Ага…

– Как же вы между собой-то? Первый, второй, третий?

– А погремухи на что? – с достоинством возразили Антону. – Я – Тихуша, он – Тихоня, а вот он – Тишина… Можно просто Тиш.

Треплев еще раз оглядел представившихся. Погремухи им, следует признать, прицеплены были весьма удачно: хитроватый Тихуша, простоватый Тихоня… Озадачивал лишь Тишина.

– Почему Тишина?

– А даст в лоб разок, – охотно пояснили в ответ, – и тишина…

Ну вот теперь все понятно.

– Погодите! – спохватился Антон. – А Громовица? Что-то не слишком тихое имя…

– Родители так назвали, – нехотя призналась та. – Отшибленные они у меня. Я от них в резервацию сбежала…

Ишь ты! Вон у них тут, оказывается, какие страсти кипят! Чистый Шекспир.

– Ты, дяденька, от разговора-то не уходи… – хмуро посоветовал коренастый Тиш. – Фамилия твоя как?

– Говорит, Треплев, – негромко сообщила Громовица.

– Ничего себе! – восхитился Тихуша. – Вообще-то за такое отвечают… – Оглянулся на сообщников, ища у них поддержки, и, найдя, возмущенно продолжал: – Да я, чтоб эту майку заслужить (звучный удар кулаком по матерчатой физиономии Антона Треплева), в городе четыре динамика разбил, еле ушел… А Тихоня?! Да для него за периметр выйти – подвиг! Он – клинический! Он сознание под бомбежкой теряет!.. А ты что сделал? Чем ты знаменит вообще, чтобы с такой мордой шастать?..

– Чем знаменит?.. – Голос стал жестяным, даже задребезжал малость. Страха перед тремя подростками Антон не испытывал, а накопившееся нервное напряжение требовало разрядки. – Знаменит я, Тихуша, тем, что имя мое – Антон, фамилия – Треплев! Чем еще? Тем, что это моя собственная морда и никакой пластической операции я не делал! Может, тебе паспорт показать? На, гляди!..

Он и сам понимал, что ведет себя предельно глупо, но справиться с собой не мог. Притихнуть бы, осмотреться, а не документы предъявлять! Кстати, выхваченная из кармана книжица в пластиковой гербленой обложке произвела впечатление еще до того, как была раскрыта.

– Ой… – сказал Тихоня. – Правда, паспорт…

Видимо, личность теперь удостоверяли каким-то другим способом, и надо думать, с недавних пор, поскольку о паспортах забыть не успели.

– Покажь… – выдохнул Тихуша.

Антон раскрыл паспорт на главной страничке.

Три юные физии подсунулись поближе, затем отшатнулись и стали беспощадны. Если раньше таинственного незнакомца можно было уподобить уголовнику, не способному отчитаться по всем своим наколкам, то теперь он открыто напрашивался на обвинение в кощунстве. Паспорт… Подумаешь, паспорт! Если рыло себе новое смог заказать, то уж паспорт-то…

– Дядя, ты кто?

В голосе Тиша звучала угроза, и Антон поспешил спрятать документ, освободив таким образом руки – глядишь, понадобятся вот-вот.

– Антон Треплев, – произнес он как можно более спокойно.

– Может, псих? – жалобно молвил Тихоня и снова повернулся к испытуемому. – Ну ты хоть бы головой своей, дядя, подумал! Сколько лет Антону Треплеву?

– Мне? Сорок один!

– Да? А как же мы на той неделе твое шестидесятилетие отметили? Всю могилу цветами забросали…

– Могилу?! Какую могилу?..

Тихуша почему-то растерялся.

– Н-ну… не ту с обелиском… а в третьей резервации…

– Ни хрена себе! – вырвалось у Антона. – А сколько вообще могил?

– Девять, – сказал Тиш – и вдруг заржал.

Глядя на него, захихикали и остальные.

– Восемь, – ухмыляясь, поправил Тихоня. – Девятую признали поддельной…

* * *

И тут шандарахнуло. Да как!.. Пульсирующий грохот не просто ударил по перепонкам – он обжал голову, плечи, бедра, отдался дрожью в паху, стал почти осязаем.

– Облава!.. – отчаянно выкрикнула Громовица. Антон скорее прочел это по губам, нежели расслышал.

Подлесок зашевелился, из листвы проступили многочисленные камуфляжные прикиды, сноровисто рассыпались цепью и пошли на захваченных врасплох тихушников. В руках наступающих имелись динамики, а у некоторых – толстые короткие трубы. Акустические пушки, надо полагать.

Странно. Если отшибленные, по словам Громовицы, с трудом переносят тишину и жизнеспособны лишь при определенном количестве децибелов, то каким же образом они смогли столько времени усидеть в рощице, не подавая признаков жизни?

Впрочем, удивляться было некогда. Побледневший Тихоня закатил глаза и начал оседать наземь. К нему кинулись, подхватили под руки, но тот, кажется, был без сознания. Треплев отнял у подростков обмякшее тело, вскинул на плечо (благо вес, по боксерским меркам, наилегчайший) – и тихушники пустились наутек.

Преследователи шага не ускорили, продолжая неспешно оттеснять беглецов в сторону города. Отсекают от резервации, сообразил Антон.

– К оврагу!.. – еле слышно вопил Тихуша. – Быстрей!..

Но в овраге, как выяснилось, их ждала еще одна засада, правда малочисленная. Трое камуфлированных сопляков в черных балаклавах выскочили навстречу и навели в упор раструбы акустических пушек. Звук был такой мощи, что чуть с ног не сшибло.

И Треплевым овладело бешенство. Сбросив Тихоню на руки Тихуше, кинулся он к наглецам, кстати, мгновенно сообразившим, как себя в данном случае вести: выронили трубы и метнулись кто куда. Больно уж грозен был злобно ощеренный дядечка.

Обернулся. Тихоня по-прежнему пребывал в обмороке, да и остальные выглядели неважно. Одна Громовица смотрелась получше других.

– Куда теперь? – крикнул он ей.

Та махнула гаджетом в сторону оврага. Хватаясь за кусты, сверзились на дно ложбины и очутились в дебрях. Вдобавок с каждой минутой делалось все темнее, единственная тропинка петляла, норовя раствориться в сумерках. Вой и улюлюканье динамиков если и притихли, то самую малость. Впрочем, Тихоне этого оказалось достаточно – слава богу, начал приходить в себя. Его уже вели, а не тащили.

Затем стежка раздвоилась, и преследуемые устремились вправо по тесному овражному ответвлению. Вот теперь действительно стало тише. Сквозь долбеж проступили голоса.

– Ты мне лучше вот что, Тихоня, скажи… Ты почему такой тяжелый, когда отрубишься?..

– Да нарочно прикидывается… чтоб несли его…

Тихоня жалобно улыбался в ответ.

– Может, нам лучше спрятаться где-нибудь? – предложил Антон.

Спутники решительно замотали головами.

– Найдут, – сказала Громовица.

– В темноте-то?

– У них наверняка очки с собой инфракрасные… Да нам тут немного осталось – метров двести…

Метров двести – до чего? Насколько мог судить Антон Треплев, от ближайшей резервации они были отрезаны и двигались прямиком в направлении города. К черту в пасть. Тем не менее от дальнейших вопросов он решил воздержаться – просто последовал за коренастым Тишем, возглавившим их маленький отряд.

Добравшись до конца бокового овражка, вылезли наверх. Стало светлее и громче. Преследователи, надо полагать, остановились на том краю ложбины и прикидывали теперь, как поступить дальше.

– А хорошо ты их, дядечка, пуганул! – уважительно заметил Тиш.

– Можешь звать меня просто Антоном, – буркнул Треплев. – Племянничек…

Тиш фыркнул – не то с сомнением, не то с досадой.

Глава 3

Теракт

Через некоторое время померещилось, будто навстречу им движется другая цепь загонщиков – пока еще невидимая, но столь же громкая. Взяли в кольцо? Однако юные лица спутников, если не обманывал вечерний полусвет, испуга не выразили. Ладно, будем считать, что ничего страшного.

Стена выросла из сумерек внезапно – возникла ниоткуда и затмила полнеба. Судя по всему, она-то и отражала звуки, создавая иллюзию встречной толпы. Двадцать лет назад подобными жестяными экранами отгораживались от особо шумных шоссе.

Треплев тронул металлическую облицовку. Прогибается. И как прикажете одолевать такое препятствие? Обогнуть? Стена была высока, и такое впечатление, что бесконечна в обе стороны. Перелезть? Проломить?..

Пока он так размышлял, Тихуша припал к темной жестяной поверхности, с чем-то там поколдовал и вскоре отомкнул узкую в рост человека дверцу, через которую они и проникли один за другим на ту сторону, после чего калитка тут же была заперта.

Пульсирующий грохот остался за стеной. Сверху, правда, что-то еще раздавалось. Слух восстановился не сразу, и какое-то время они продолжали говорить на повышенных тонах.

– Где мы? – крикнул Антон.

– На даче, – ответили ему.

Ничего себе дача! Впереди тонула в полумраке обширная равнина, способная вместить целый дачный поселок, и лишь вдалеке гнездились прозрачные желтоватые огоньки – вероятно, окошки.

– Между прочим, незаконное проникновение на частную территорию, – холодно произнесла Громовица. – Ключ откуда?

– На принтере скопировал, – беспечно отозвался Тихуша. – Так и так проникать…

– Но, я надеюсь, вы же не собираетесь прямо сейчас…

– Почему бы и нет, если случай представился?

– Ненормальные! – выпалила она и замолчала.

Они отдалились от стены шагов на двадцать, не больше, когда долбеж начал и впрямь утихать. Загонщики глушили динамики.

– Все… – выдохнул вконец измочаленный Тихоня. – Ушли в режим погружения…

Он был счастлив.

– Кто ушел? – не понял Антон.

– Ну не мы же! Они…

– А… режим погружения – куда?

– Ты, дяденька, в лесу, что ли, рос?

– В лесу! – яростно подтвердил дяденька.

– Н-ну… – смешался Тихоня. – Под стеной динамики врубать нельзя… перешли на плееры. Уши заткнул, громкость на полную – и вперед…

Вот и объяснилось, каким способом отшибленным удалось подобраться к ним беззвучно. Мог бы, кстати, и сам догадаться.

– То есть плееры у них – вроде аквалангов?

– Ну да…

Треплев посмотрел на Громовицу. Сумрак еще не загустел – и затычки в ушах девушки были вполне различимы. В правой руке – гаджет.

– А вам-то, Громовица, вся эта механика зачем? Вы что, отшибленной хотели прикинуться?

– Хотела! – с упреком бросила она. – И если б не вы, была бы уже сейчас в резервации…

– Извините… – пробормотал пристыженный Антон, и какое-то время они молча шли сквозь ласковую вечернюю тишь. Огоньки впереди утратили прозрачность, налились желтизной.

– Так чего им от вас было надо? Просто оглушить?

– Кому просто… – огрызнулся полностью пришедший в себя Тихоня. – А кому не очень…

– К властям они какое-нибудь отношение имеют?

– Никакого… Ушлепки.

Из мрака помаленьку пролеплялся особняк. Весьма примечательное строение: бревенчатое, трехэтажное, явно стилизованное под древнюю Русь. Крыша набрана из дубовых скругленных с внешнего конца дощечек. Или даже не крыша, а крыши, выбегающие одна из-под другой подобно шляпкам опят.

– Это кто ж здесь живет?

– Враг человечества номер один, – проскрипел Тиш.

– Номер два, – с невидимой в полутьме ухмылкой поправил его Тихуша. – Номер один – губернатор…

– А Президент?

– Ну… Президент… Президент далеко. Президент в столице…

Происходящее все меньше и меньше нравилось Антону Треплеву. Да уж не террористический ли акт замышляют его юные спутники? Враг человечества номер один… Кто бы это мог быть? Глава отшибленных? Тогда почему в его владениях так тихо?

* * *

Стена растворилась во тьме, особняк был шагах в тридцати.

– Громк… – позвал Тихуша, – а у тебя динамик твой настоящий? Или так, корпус один?

– Даже не вздумай! – предостерегла она. – За периметр потом не выпустят!

– Фигня! Первый раз, что ли?

– Это вам, малолеткам, фигня! А я работы в городе лишусь!

– Если мне кто-нибудь объяснит, что происходит, – процедил Антон, оглядывая бревенчатые хоромы, – буду весьма признателен…

Подсвеченный со всех сторон шедевр деревянного зодчества на первый взгляд был необитаем. В одном лишь оконце второго этажа бились и трепетали радужные блики, словно кто-то там внутри смотрел телевизор. И нигде ни единой видеокамеры слежения. Хотя за двадцать лет охранная аппаратура могла съежиться до микроскопических размеров.

– Неприятностей ищут… на свою задницу! – с отвращением ответила Громовица. – И на мою тоже…

– Так кто здесь все-таки живет? – не отставал Антон.

– Композитор… – Чувствовалось, что, произнося это слово, Тиш презрительно скривил рот. – Думаешь, чьими нас сейчас хитами глушили?

Хитами? Треплев припомнил недавнее уханье-громыханье. Честно сказать, музыки он там не услышал. Ритм, может, и присутствовал, а вот мелодия как-то не улавливалась…

– И какую же гадость вы собираетесь ему подстроить? Бомбу подложить?

– Ага! – бодро подтвердил Тихуша. – Акустическую.

И вновь указал на гаджет в руках Громовицы.

– Стоп! – скомандовал Треплев, хотя все и так давно стояли, словно бы не решаясь приблизиться к дому вплотную. – Правильно ли я вас понял? Отшибленные боятся шуметь под стеной, чтобы не потревожить покой этого вашего… композитора…

– Нашего! – всхохотнул Тихоня. – Ну ты сказанул…

– … а вы, тихушники, – продолжал Антон, пропустив реплику мимо ушей, – хотите, значит, этот его покой нарушить?

– Ну!

– Скажем, подложить под дверь врубленный динамик?

– Под дверь? – Тиш опасно усмехнулся. Скинул с плеч рюкзачок и достал моток широкого скотча. – Да нет, зачем под дверь? Под дверь – тихо… Прям в кабинет! На всю ночь!

– А выключит?

– Обездвижим.

– А сигнализация?

– А нет сигнализации!

Антон открыл было рот, однако сказать ничего не успел – услышал вскрик Громовицы. Обернулся. Оказалось, Тихуша улучил момент и выхватил из рук девушки злополучный гаджет. Та кинулась отнимать, но дорогу ей отважно заступил субтильный Тихоня. Похититель же, отбежав на десяток шагов, вскрывал устройство.

– Э! – сурово одернул Треплев. – Молодежь! Вы как с дамой обращаетесь?

Тихуша захлопнул крышку и вскинул сияющее мурло.

– Работает! – заверил он. – Порядок!

* * *

С композитором молодые люди, следует признать, справились вполне профессионально – не то что давеча с Антоном Треплевым. Враг человечества номер два даже не успел вскочить со стула. Оставалось лишь зафиксировать жертве конечности с помощью скотча и залепить рот.

Разумеется, старшие товарищи пытались помешать юным террористам, но те оказались куда проворнее. Когда Антон с Громовицей, взбежав на второй этаж, ворвались в кабинет, все уже было кончено.

А сигнализация, кстати, так и не включилась. Возможно, взаправду отсутствовала.

– Идиоты… – прошипела Громовица и в бессильном отчаянии оперлась плечом на косяк.

Озадаченно помаргивая, примотанный к стулу композитор крутил крупной лысеющей головой. Особо испуганным он не выглядел, чего, кстати, никак не скажешь о юных диверсантах. Похоже, ребята сами ошалели от собственной дерзости и удачливости.

Когда-то был у Антона Треплева котенок. Звали его Лап. Выпущенный однажды во двор, кинулся он в плотную стаю голубей и, к изумлению своему и восторгу, действительно поймал одного. Поймать-то поймал, а что с ним делать дальше? Но пока Лап соображал, голубь (солидная крупная птица) стукнул наглеца сгибом крыла по носу и, освободившись от слабеньких объятий, с достоинством улетел.

Так вот выражение, оттиснувшееся на лицах трех Тихонов, живо напомнило Треплеву тогдашнюю очумелость кошачьей мордашки.

Комната была погружена в полумрак, тлел один ночник да помигивал огоньками музыкальный центр, издававший тихое подобие той какофонии, с помощью которой отшибленные совсем еще недавно гоняли пятерых тихушников по всей окрестности. Приглушенный долбеж был беспомощен, как взятый в наручники бандит.

Видимо, не только избыток средств побудил композитора отхватить столь огромную территорию под дачный участок. Бытовала в старину такая мера длины – переклик. Иными словами, расстояние, одолеваемое человеческим воплем. Так вот, надо полагать, радиус владений составлял переклика полтора.

А с другой стороны, как иначе? Сочинять лучше в тишине – даже если сочиняешь что-либо оглушительное.

– На фиг ты ему рот залепил? – буркнул Тиш, пытаясь хотя бы командирским тоном вернуть себе уверенность.

– Чтоб молчал… – робко отозвался Тихоня.

– А кто услышит?

Клейкую ленту, коей были опечатаны уста композитора, оторвали, но возвращенным ему даром речи тот воспользовался не сразу. Еще раз оглядел с интересом незваных гостей, пожевал губами и внятно произнес:

– Ну-ну…

Помолчал и добавил:

– Может, лучше чаек поставим?

Зря он это добавил. Предложение принято было кое-кем за издевательство, каковым, возможно, и являлось.

– Чаек? – взвился Тихоня. – Будет тебе чаек!

Вопреки общепринятому мнению, чем трусливее человек, тем беспримернее его отвага, поскольку в критические моменты рассудок у подобных субъектов отключается, а стало быть, жди подвига. Тихоня наверняка был трусоват и, как следствие, чрезвычайно опасен. Выхватив у Тихуши динамик, он неистово предъявил его обездвиженному.

– И что? – с любопытством осведомился тот.

– А вот что… – страшным предсмертным шепотом ответил ему Тихоня – и нажал клавишу.

Это в замкнутом-то пространстве! Нет чтобы поставить устройство на таймер, а самим быстренько покинуть место преступления… Казалось, мир лопнул по швам. Содрогнулся огонек ночника, мигнули диодики на ящиках музыкального центра. Композитор – и тот поморщился. Террорист же выронил динамик и медленно в три приема опал на ковер. Как застреленный.

Глава 4

Иоганн Себастьянович

Чай пили в столовой. Празднично пылала хрустальная люстра, сверкала крахмальная скатерть, и лишь немногочисленные обрывки скотча на пижаме хозяина напоминали о досадном инциденте. Окна, лишенные противомоскитных сеток (откуда бы взяться комарам в августе!), были распахнуты в населенную цикадами и сверчками ночь. Веяло прохладой.

– Знаете, Антон, – задумчиво говорил композитор, с любопытством поглядывая на старшего из гостей. – Вы так мне кое-кого напоминаете, что вас иногда хочется назвать Антоновичем… честное слово!

– Хочется – называйте, – позволил тот.

К тому времени он уже пришел в себя, и следует сказать, что в себе ему не понравилось. Было там как после погрома. Ничего себе будущее: не бомбежка – так облава, не облава – так дурацкий демарш трех малолетних отморозков.

– Извините! – сказал композитор. – Вас уже, наверное, достали… Но кроме шуток – очень похожи. Очень.

– Не было у Треплева сыновей, – буркнул Тиш, не поднимая головы.

Три незадачливых диверсанта сутулились каждый над своей чашкой и друг на друга не смотрели. Переживали позорный провал. Хуже всех приходилось Тихоне – опять подвел! Чуть не помер, самоубийца. Какой уж тут теракт! Не до теракта…

Зато Громовица – сияла. Подобное развитие событий совершенно ее устраивало.

– Верно, не было, – кивнул композитор, одобрительно взглянув на Тиша. – Закоренелый холостяк. Но мог ведь и на стороне соорудить…

– А вы что, встречались с Треплевым? – неприязненно осведомился Антон, хотя только что настрого запретил себе открывать рот. И так вон уже успел глупостей натворить сверх меры.

– Так… Пару раз…

– Это где же, позвольте узнать?

– У прапорщика Оболенского… за преферансом…

Звякнула ложечка. Гость выпрямил спину, всмотрелся.

– Иоганн Себастьяныч?

– Слушаю вас… – с готовностью откликнулся хозяин.

Но тот, кого хотелось назвать Антоновичем, онемел. Ошеломленно пошевелил губами – и снова уставился. Да никогда бы не узнал… Вот что, оказывается, делают с человеком какие-нибудь двадцать лет! Бывший карточный партнер заметно раздался вширь, массивное лицо обрюзгло, обрело не то львиные, не то обезьяньи черты, солидная проплешина обрамлена короткой седоватой бахромой.

– У вас грива была… – туповато вымолвил Антон.

– Была… – согласился композитор и с преувеличенной скорбью огладил обширную плешь. – Грива была… все было… Да вы, деточки, пейте чай, пейте…

Деточки совету не последовали – тоже изумленно драли глаза на Иоганна Себастьяновича. Ишь, с кем знакомство водил! На Антона не смотрел никто. И слава богу…

– Хорошо играл? – с трепетом спросил Тихуша.

– Треплев? Так… Ничего выдающегося. Хотя… Может, просто не в ударе был… Мы ж всего два раза пулю расписывали…

Улыбнулся, достал трубку – настоящую, не электронную. Раскурил неторопливо. Первый клуб дыма покрутился под люстрой, расточая аромат вишни, затем, подхваченный сквозняком, кинулся стремглав в ночное окно. К сверчкам и цикадам.

– Тем не менее, – продолжал Иоганн Себастьянович, перемежая речь вдумчивыми затяжками, – при всей мимолетности знакомства вашему знаменитому двойнику, Антон, я обязан многим… В частности, нынешним своим благополучием…

– Вот как?..

– Да, представьте… Сразу после теракта стали искать сообщников. И что ж вы думаете? Загребли! Объявили правой его рукой, главой подполья…

– Вас?!

– Меня. А вот не садись в карты с кем попало…

– А Оболенский?

– Оболенский в своем амплуа… Он ведь тогда под трибунал угодил – за растрату и промотание… За месяц до событий оправдали, уволили к чертям из рядов, и уехал он к дочери в Торонто… А я, стало быть, отвечай за всех! Чувствую, вот-вот начнут допрашивать с пристрастием… Ну и какой мне смысл перечить?.. Да, говорю, глава… – Рассказчик выдержал паузу и с удовольствием оглядел приоткрытые рты гостей. – Пальцем не тронули!.. – победно сообщил он. – А самое-то забавное – тихушники тоже решили, будто я их глава! Раз в газетах написано, значит, глава… Что ж вы чай-то не пьете?

– Успеем, – заверил Антон. – Вы продолжайте…

– Да-с… – удовлетворенно молвил хозяин. – Раз глава, начали меня обхаживать.

– Тихушники?

– Нет. Контора… А что, говорят, если вы публично отречетесь и покаетесь? Обратите внимание, сдать подполье с потрохами даже не предлагали – видно, сдавать еще было нечего… Ага, думаю, это уже что-то конкретное… Нет, говорю, не отрекаются, любя… Так мы ж не задаром, говорят. Чего бы вы хотели?.. – Композитор пододвинул поближе мельхиоровую пепельницу и долго располагал в ней трубку – так, чтобы не упала набок. Установил, полюбовался, проводил глазами восходящую к потолку струйку дыма. – Ну я им условие: готов уйти из политики, если дадут возможность творить в свое удовольствие. И ведь не надули, как ни странно… дача, госзаказы, пиар…

– А вы не боитесь все это разглашать?

– Ну не будьте вы так наивны, Антон! Там, наверное, тоже не дурачки сидели. Какая им разница, тот я, не тот! Задача в чем? Чтобы публика поверила, будто подполье обезглавлено… Ну так попробуй не поверь, если мое отречение в ленте новостей! Таким вот, стало быть, манером я и попал из Савлов в Павлы, ни тем, ни другим не будучи… Печенье берите…

– Спасибо… А что тихушники?

– Решили облить презрением. На здоровье, я не против…

– Отомстить не пытались?

– За что?

– Н-ну… вы ж говорите, они и впрямь поверили, будто вы…

– Пытались, но… Да вот как сегодня…

Три Тихона вновь нахохлились и уткнули носы в чашки.

– А отшибленные?

– А что отшибленные? Теперь это мои фанаты, моя финансовая опора…

Непрост, ох непрост был Иоганн Себастьянович. И тогда, за карточным столом, и сейчас, за обеденным. Глядя в карие с насмешливой искоркой глаза, Антон давно уже заподозрил, что узнан с первого взгляда и что композитор просто не желает посвящать посторонних в тайну их знакомства, потому и ограничивается намеками.

Если так, то побег, считай, удался… Себастьяныч наверняка все входы и выходы знает, связи у него…

– Стало быть, за вами теперь должок?

– Перед Треплевым? Да, конечно! Неоплатный, добавьте…

– Ну почему же обязательно неоплатный… – рискнул тонко намекнуть Антон – и вдруг насторожился.

* * *

Парадная дверь, судя по всему, никогда не запиралась, ходила в петлях бесшумно и охранных приспособлений не имела. Зато висячие ступени дубовых лестниц, несмотря на солидную свою толщину, гулко отзывались при каждом шаге: туп, туп, туп.

Так вот, судя по звукам, кто-то опять проник в особняк, причем явно не в одиночестве. Участники чаепития прислушались.

– Загонщики? – встревоженно предположил Антон.

– Это вряд ли, – успокоил его хозяин и снова взял трубку. Попыхтел, окутался дымком. – Всяк осмелившийся помешать моему творческому процессу… – последние слова композитор сопроводил двусмысленной, чтобы не сказать бесстыдной ухмылкой, – … немедленно будет объявлен в городе пособником тихушников. А это для отшибленных, вы уж мне поверьте, страшней всего… Нет, Антон, полагаю, к нам пожаловали с другой стороны баррикад…

В дверном проеме возник и почти полностью его занял квадратный сорокалетний блондин с выдающимся подбородком. Несколько долгих секунд он молча смотрел на чаевничающих, затем разомкнул уста.

– Добрый вечер, Иоганн Себастьянович, – сказал он.

Из-за плеча его выглянула еще одна физиономия столь же волевых очертаний.

– Милости просим, – приветливо откликнулся хозяин. – Поздненько вы…

Не отвечая, первый из пришедших сосредоточился на троице террористов. Под его взглядом тех повело и скорчило.

– Что, партизаны? Мало в прошлый раз показалось? – тихо-зловеще осведомился блондин. – Вы что творите?.. А тебя-то, Громовица, как сюда занесло?

– Вот… занесло… – нехотя отозвалась она.

Вопрошающий мельком покосился на Треплева, затем приостановил на нем взгляд и озадаченно нахмурился, словно бы припоминая, где они могли видеться раньше. Не вспомнил, досадливо мотнул головой и снова повернулся к Тихонам.

– Поссорить хотите? – процедил он. – Да если нам Иоган-н Себастьянович из-за ваших проделок в укрытии откажет… Единственная тихая точка между первой и третьей резервацией! Ну-ка встали все – и на выход!..

– Ничего… подобного… – посапывая трубкой, объявил радушный хозяин. – Завернули ребята на огонек… чайку попить…

– На огонек?.. – Пришелец раздул ноздри. – А мы вот на шумок…

– Да это я сам по ошибке не ту кнопку нажал, – весело глядя на грозного блондина, объяснил композитор. – Далеко было слышно?

– Далеко…

– Чайку не желаете?

– Нет, спасибо… Значит, все в порядке, говорите?

– Абсолютно!

С огромным сомнением блондин оглядел обрывки скотча на пижаме добрейшего Иоганна Себастьяныча.

– Ну что ж… Коли так, то всего хорошего. А с вами… – Взор его снова стал беспощаден. – С вами, друзья, разговор еще предстоит… Нет, но как вам это понравится! – снова вскинулся он ни с того ни с сего, при этом обращаясь почему-то исключительно к Антону. – Два места в Думе обещали – тут бы удачу не спугнуть, лояльность свою доказать, а эти… Устроили, понимаешь, треплевщину! Шестидесятилетие отметить решили! Все могилы – в цветах, на пузе у каждого – портрет! Ну и какие после этого места в Думе?

Запнулся, насупился, крякнул. Оделил напоследок Антона Треплева все тем же озадаченным взором – и вышел.

«Туп, туп, туп…» – зазвучали ступени. Потом умолкли. Юные партизаны переглянулись и обреченно вздохнули. Надо полагать, в результате сегодняшней диверсии неприятностями они себя обеспечили на много дней вперед. Иоганн Себастьянович меланхолически выколотил содержимое трубки в мельхиоровую пепельницу.

– Кто это был? – поинтересовался Антон.

– Вице-мэр первой резервации… Большой интриган, учтите… Круто в гору идет. В Думу вон, сами слышали, пролезть намерен…

– В какую Думу?

Владелец особняка и окрестностей невольно покосился на гостя, наделенного столь странным чувством юмора.

– Дума у нас одна, – напомнил он. – Невеселая, правда, но Дума…

– А что ж это он сам в дозор ходит? Людей не хватает?

– Понятия не имею. Видимо, за людьми тоже глаз да глаз нужен… Однако засиделись мы с вами. Предлагаю ночлег. Располагайтесь кому где понравится. Особняк большой – места всем хватит…

Глава 5

Ночные беседы

Не спалось. В стеклянную дверь лезла голая бесстыжая луна. Почему она такая большая? По идее, должна была уменьшиться. За год, говорят, удаляется от Земли на целый сантиметр. Двадцать лет – двадцать сантиметров, не шутка…

А ведь ты идиот, Антон Треплев! Сам-то хоть это понимаешь? Были у тебя другие варианты?.. Да были, были же!.. Явка с повинной, искреннее раскаяние… смягчающие обстоятельства… вред здоровью нанесен неумышленно…

Да, но чьему здоровью?!

И вспомнилась Антону давняя история. Жил в соседнем доме криминальный авторитет местного значения – Гоша. Вышел он однажды во двор – глядь, а на металлической стенке гаража выведено огромными буквами: «Гоша – пидор». Сперва глазам не поверил. А поверив, поднял всех своих бойцов и велел достать козла. Хоть из-под земли! Достали. И выяснилось, во-первых, что автору оскорбительной надписи лет четырнадцать, а во-вторых, в виду-то имелся совсем другой Гоша.

Однако виновному, поверьте, от этого легче не стало.

Вот и Антону Треплеву наверняка не стало бы…

Значит, правильно он сделал, что кинулся к Голокосту. Да, но квартира, дача, работа… А что взамен?

И захотелось взвыть в голос.

* * *

Обещанный Громовицей учебник напоминал прямоугольник толстого полиэтилена. Был он гибок, но при включении распрямлялся и твердел. В целом ничего мудреного – тот же планшет, причем довольно простенький в обращении. Экран светящийся, так что можно читать и в темноте.

Собственным портретом Треплев остался недоволен: похож-то – похож, но уж больно мрачен. Гораздо мрачнее, чем на животах у трех Тихонов. Уголовник какой-то…

Текст под фотографией озадачивал диким количеством грамматических ошибок. Такое впечатление, что за канувшие два десятилетия успели провести реформу правописания, да и не одну…

С трудом продираясь сквозь невероятную орфографию, Антон одолел три первых абзаца. Фактический материал, как ни странно, почти соответствовал действительности. Единственное, к чему можно было придраться: пьяная выходка Треплева превратилась в тщательно спланированный теракт, а сам хулиган-одиночка обернулся руководителем подпольной организации. Его невесть откуда взявшиеся адепты поклялись любой ценой продолжить дело бесследно исчезнувшего лидера, по одним слухам, покончившего с собой, как ниндзя, по другим – уничтоженного спецназом…

Об Иоганне Себастьяновиче и Оболенском – ни слова. Равно как и о Ефиме Григорьевиче Голокосте. Мелкая сошка…

Тоска нахлынула вновь. Назад дороги нет. Хочешь не хочешь, а придется выживать. И не где-нибудь, а именно здесь. И не когда-нибудь, а именно сейчас…

Не выключая, сунул учебник под подушку, отбросил махровую простыню, встал и вышел на балкон, если, конечно, можно так назвать огражденную резными перилами внешнюю галерею. В дальнем ее конце растопырились несколько плетеных кресел, а над ними всплывал просвеченный луной сгусток трубочного дыма.

Ночи в августе были все так же прохладны, как и двадцать лет назад. Антон приостановился, прикидывая, не вернуться ли за одеждой.

– Тут пледы есть… – негромко сказали ему из кресла.

Приблизился, принял из рук хозяина сложенный плед, развернул, накинул на плечи, сел напротив. Помолчали.

– Много чего стряслось? – хмуро спросил Антон.

– Когда?

– За последние двадцать лет… Войны, как понимаю, не было?

Иоганн Себастьянович ответил не сразу. Долго смотрел на собрата по бессоннице, потом затянулся и вновь выпустил в лунный свет дымного призрака.

– Так… Были по мелочи…

Голос его звучал почти равнодушно.

– Все не поверишь никак… – с горечью упрекнул Антон.

– Во что? – со скукой переспросил бывший карточный партнер. – В очередное воскресение Треплева? Нет, конечно…

– Очередное?!

– Переигрываешь, – последовало замечание. – Тот же текст, но не так трагично… Поверь мне, выйдет естественней…

Антон задохнулся от злости.

– Кстати… – кое-как совладав с собой, сипло промолвил он. – Все хотел спросить… Компонастер – это кто?

Компонастером двадцать лет назад Оболенский дразнил за преферансом Иоганна Себастьяновича, и Треплев сильно надеялся, что давнее это словцо послужит чем-то вроде пароля. Не послужило.

– Согласно какому-то допотопному словарю, плохой композитор… – ничуть не смутившись, сообщил бывший носитель обидного прозвища. – Как насчет коньячка?

Что столик, за которым они теперь сидели, вполне себе сервирован, Треплев заметил еще издали. На круглой стеклянной столешнице помимо пепельницы располагались поцелованная луной вскрытая бутылка, блюдце с сыром, тонко нарезанный лимон, два приземистых фужера… Два. Стало быть, не в бессоннице дело. Стало быть, ждал.

– Так что вы там затеяли? – осведомился Иоганн Себастьянович, разливая. – Что-то грандиозное, я полагаю… раз уж до таких подробностей докопались…

– Где?

– В Конторе! Хитрите, хитрите… Сами себя перехитрите. Как всегда… Твое здоровье!

Машинально чокнувшись, Антон сделал чисто символический глоток и отставил свой фужер на толстое стекло столешницы.

– Короче! Что от меня требуется? – впрямую спросил плохой композитор. Глаз видно не было, но казалось, что смотрят они из залитых тенью впадин надменно и несколько презрительно. – Подтвердить второе пришествие? Или какое оно там по счету? Подтвержу… Только зачем так сложно? Облава эта, вторжение на частную территорию…

– У вас тут что, еще и самозванцы были?!

Иоганн Себастьянович лишь всхохотнул демонически.

– И позволь напомнить, – язвительно добавил он, – судьба их, как правило, оказывалась трагичной…

– Восемь могил Треплева? – холодея, догадался Антон. – Девятая – поддельная…

Хозяин не ответил. Откровенно ждал, когда гость перестанет валять дурака.

А тот с застывшей улыбкой проводил взглядом нечто мимолетное, напоминающее крохотный фосфоресцирующий геликоптер. Мельтеша прозрачными крылышками, оно вычертило над перилами сложный мерцающий зигзаг – и сгинуло.

– Это не тебя пасут? – внезапно поинтересовался композитор.

Антон очнулся.

– Ты о чем?

– О беспилотничке. – Последовал выразительный кивок в ту сторону, куда скрылась ночная летучая тварь. – Ну ясно… Пробуют на роль и все пишут?

Треплев встрепенулся, уставился в лунную мглу.

– Так это…

– Нашел кого спрашивать! Может, и впрямь насекомое… Тебе лучше знать! Их ведь сейчас один в один делают – поди отличи… Так какое у тебя задание? Убедить меня, что ты явившийся из прошлого Треплев? Убеждай…

– Кажется, бесполезно… – с горечью произнес Антон.

– Как это бесполезно? – возмутился собеседник. – Что значит бесполезно? Ты – профессионал!..

– Я – Антон Треплев…

– Во! – одобрил тот. – Уже лучше… Почти по Станиславскому… Итак?

* * *

К тому времени, когда Антон в общих чертах поведал Иоганну Себастьяновичу свою историю, бутылка опустела на четверть, а луна откатилась вверх и вправо.

Кажется, компонастер был не слишком очарован услышанным.

– Машина времени! – с неожиданной гадливостью выговорил он и скроил несколько гримас подряд. – Ну что за пошлость!..

Взял со стола кисет и вновь принялся набивать трубку.

– Не верю, – жестко объявил он. – И никто не поверит. Хотя… – прикинул, хмыкнул. – Нынче ведь народ такой…

– Народ… – сказал Треплев. – А ты?

– Я-то?.. – Иоганн Себастьянович запнулся, взглянул искоса. – Тебе это важно?

– Да.

Со вздохом отложил трубку. Раскуривать не стал.

– Как-то, знаешь, не определился еще. Пожалуй, ты и впрямь не из Конторы. Там бы до такой дури не додумались… Машина времени! Надо же…

– Хорошо, не из Конторы, – сказал Антон. – Откуда тогда?

– Как ни странно, это несущественно, – поразмыслив, отвечал Иоганн Себастьянович. – Возьмем, к примеру, меня. Ну не был я главой подполья, не был… И что? Разница-то в чем?

– И все-таки, Себастьяныч, пулю мы с тобой расписывали…

– Неплохо, неплохо… – довольно-таки равнодушно оценил Себастьяныч. – Учитывая, что опознать сейчас я никого не смогу…

– Ты ж вроде говорил, похож.

– На портрет – похож. А самого Треплева я видел всего два раза в жизни! Двадцать лет назад! Да я чаще в карты смотрел, чем на него…

«Вот выпью сейчас весь коньяк, – с угрозой подумал Антон, – и завалюсь спать…»

– Послушай! – сказал он вместо этого. – Но если разницы никакой, то чем тебе моя версия хуже других?

– Мне? – Композитор поднял брови. – Ну мне-то действительно без разницы… А вот тебе… Мальчик! – с неожиданной нежностью проговорил он. – Не знаю, псих ты или аферист, но самое страшное, что может случиться, пойми, – это если тебя действительно примут за воскресшего Треплева. Ты правда не связан с Конторой?

– Что за Контора? Контрразведка?

– Ну… не совсем… Но если ты с ней не связан, то защиты у тебя нет. Скажем, заинтересуется тобой тот же Джедаев…

– Он жив?.. – У Антона сел голос.

– Понятия не имею. Не интересовался. Почему бы и нет?

Вот об этом Треплев как-то не подумал! Когда Ефим Григорьевич Голокост спросил, на сколько точно лет в будущее, Антон брякнул: «На двадцать». Кретин!.. Что мешало сказать: «На пятьдесят»?

– Ну, допустим, скончался, – услышал он задумчивый голос композитора. – Время было… Но ведь наверняка оставил уйму родственников, наследников…

Ой, мама! То есть, отправься Антон на пятьдесят лет вперед, потомков Джедаева там неминуемо оказалось бы еще больше…

– Даже если они, – с безжалостной неторопливостью продолжал хозяин особняка и окрестностей, – за эти годы стали малость цивилизованней, охотников за головой Антона Треплева и без них, держу пари, хватит с избытком…

– Отшибленные?

– Не только.

– А кто еще? Тихушники? Им-то какой смысл?

– Прямой. Им знамя нужно! Икона! А ты на знамя годишься?

– Что посоветуешь? – угрюмо спросил Антон.

Иоганн Себастьянович хмыкнул, окинул критическим оком.

– Сделай пластическую операцию.

– А серьезно?

– Серьезней некуда…

Что-то стукнуло. Собутыльники обернулись. Возле стеклянной двери, той, что поближе, стояла и смотрела на них во все глаза Громовица. Неизвестно, давно ли она проснулась и много ли успела услышать, но в огромных лунных зрачках ее Антон увидел изумление, страх и восторг.

– Ну вот… – ворчливо заметил Иоганн Себастьянович. – Одна уже поверила…

Глава 6

Вице-мэр

Август был на излете. Тихушники шли по горбатой грунтовке, то и дело ступая из пыльного тепла в травяной холодок. Такое впечатление, что в низинках открылись воздушные родники.

Антон озирался – местность временами казалась удивительно знакомой.

– Там дамба? – по наитию спросил он, выбросив руку вправо.

Подростки переглянулись.

– Не-а… – виновато ответил Тихуша. – Нету…

– Была, – уточнил Тихоня. – Теперь памятник там.

– Это по пути?

– Не совсем, но… Сходим посмотрим!

Неизвестно, что им успела наплести Громовица, однако на сей раз юные спутники Треплева взглядывали на него робко, едва ли не преданно.

Дамба (земляная насыпь, пробитая парой огромных труб) и впрямь исчезла. На берегу тихой, заплутавшей в камышах речушки располагалась этакая бетонная плаха, с которой косо целилась ввысь сильно увеличенная копия ракетного мини-комплекса, крашенная под старую бронзу. Возможно, имелась там и мемориальная табличка, просто в данный момент завалена была ворохом приувядших цветов.

– Первая, – пояснил Тихоня.

– Что первая?

– Могила…

Антон злобно фыркнул.

– Покойся с миром… – чуть было не процедил он.

Не процедил. Огляделся. По всем приметам выходило, что они в двух шагах от его дачи. Видимо, резервация тихушников возникла как раз на месте поселка.

Довольно быстро выбрались на шоссе, ровное, без единой выбоины, вдоль обочин – сигнальные столбики с катафотами. Раньше тут таких дорог не водилось. Выйдя на покатое асфальтовое взлобье, Треплев приостановился. Остальные – тоже.

То, что открылось впереди, представляло собой населенный пункт городского типа. Ни заборов, ни садов, ни огородов. Разнокалиберные особняки, асфальтированные улицы, в центре – бетонное кубическое здание с зеркальными окнами. Не иначе – мэрия.

Антон попытался определить местонахождение бывшего своего участка – и, естественно, не смог.

– Прямо райцентр… – с уважением пробормотал он.

Слова его были почему-то восприняты юмористически.

– Ну не такой уж и рай… – заметила Громовица.

– И не такой уж и центр… – добавил Тиш.

Должно быть, устарело словцо, вышло из употребления, почему и показалось забавным.

– Неужели за государственный счет отстраивались?

– Ну да! – хмыкнули в ответ. – За государственный!.. Закон издали, объявили поселок тихой зоной. Штрафовать начали за телевизоры, за динамики. Ну отшибленные и принялись участки продавать…

– А дача Треплева? Там теперь тоже мемориал?

– Музей…

– Что, настоящий музей? – всполошился Антон. – Экспонаты, смотрители?..

– Ну да…

– И кому он сейчас принадлежит?

– Не знаю… Мэрии, наверно…

Плохо дело. С квартирой, должно быть, приключилось примерно то же самое. Хотя квартира – в городе. А там отшибленные. Эти музеев устраивать не станут…

Вопросов набежало много, но задать их Треплев не успел.

– Атас! Чебурашка!

Оглянулся удивленный и вскоре обнаружил, что стоит на шоссе один-одинешенек. Верные спутники, надо полагать, укрылись на обочине – в рытвине какой-нибудь. А со стороны города приближалась машина, очень похожая на ту, от которой они с Громовицей прятались вчера. Разница лишь в том, что стекла были попрозрачнее, а внутри не бухал динамик.

Серебристый, высоко привставший на колесах внедорожник поравнялся с прохожим, приостановился и вскинул на манер цыплячьего крылышка переднюю дверцу, явив глазам Антона знакомое лицо волевых очертаний.

– Добрый-добрый… – приветливо молвил блондинистый вице-мэр, хотя доброго дня Треплев ему пожелать еще не успел. Видимо, представитель местной администрации привык опережать события. – Пешочком прогуливаемся? Что ж, оно и для здоровья полезно… Садитесь, подвезу. Как там Иоганн Себастьянович? Не обижается на нас?

Антон еще раз оглядел обочину. Пусто. Вспомнил нелицеприятное мнение, высказанное вчера о блондине, прикинул ситуацию. Три Тихона и Громовица, похоже, залегли надолго, а отвергнуть любезное предложение тутошнего начальства было бы невежливо, да и, пожалуй, подозрительно.

– Спасибо… – сказал он, устраиваясь рядом с водителем. Дверца опустилась, машина тронулась. – Что вы спросили? Иоганн Себастьянович? Да нет вроде… На что ему обижаться?

– То есть кнопку он все-таки нажал сам? Нечаянно?

– Ну не нарочно же!

– Вы давно с ним знакомы?

– Давно… – Антон не выдержал и усмехнулся.

– А я как раз по поводу вчерашнего в город ездил, – доверительно сообщил словоохотливый вице-мэр. – Совсем обнаглели! Сначала вертолет, потом облава…

– Удачно?

– Съездил-то? Да нет, конечно… Нейтральная зона, права качать бесполезно. Но надо, надо… А вы, как я понимаю, в наши края пробираетесь?

Они уже въехали в резервацию. Чистые улочки, дома в основном двухэтажные.

– Что ж, сочувствую, – не дожидаясь ответа, продолжал чиновник. – Еще вчера обратил внимание… Жить в городе с вашей внешностью… Трудно. Очень трудно… Но и у нас, честно скажу, сложностей хватает… Так что не обольщайтесь особенно. Вы ведь не клинический, верно?

– Клинический?.. – встревожился Антон.

– Тихушник, – пояснил вице-мэр, как бы невзначай проведя кончиками пальцев по шевельнувшимся губам. Проделал он это левой рукой – правая была на баранке. Затем покосился на спутника и счел нужным добавить: – Н-ну… скажем, аллергия на музыку…

– Почему вы так уверены, что я не клинический?

– А в этом случае вы бы сбежали оттуда гораздо раньше… Я прав, нет?

– Пожалуй… Да. Правы.

Последовал исполненный достоинства кивок. Вице-мэр, белокурая бестия, очень был доволен своей проницательностью.

– Только имейте в виду, – дружески посоветовал он. – Слово «тихушник» (снова мимолетное касание пальцами уст) здесь лучше употреблять пореже. Не город – резервация. Могут обидеться… Чем собираетесь заняться?

– Не решил еще…

– А зовут вас?..

– Антон.

– Вот как? А фамилия?

– Треплев.

Машина вильнула и выровнялась.

– М-да… – сказал наконец чиновник. – Примите мои соболезнования. Удружили вам родители…

* * *

В коридорах мэрии стояла такая тишина, что уши закладывало. Ковровая дорожка глушила шаги. Ни единого шороха снаружи. Слева – череда дверей, справа – череда окон, и в каждом – немое кино из уличной жизни. Вот, например, дама с крохотной шавкой на цепочке возмущенно рассказывает о чем-то сухощавому старичку с гвардейской выправкой. Руки выразительны, как у балерины, но собачка, мешая жестикулировать, рвется с поводка и беззвучно разевает пасть. Должно быть, заходится лаем.

Поэтому, когда, поднявшись на второй этаж, вошли в приемную и моложавая секретарша произнесла: «Здравствуйте, Василий Панкратович!» – Треплева это почти ошеломило. Он уже готов был вообразить, что в пределах мэрии изъясняются исключительно жестами и шепотом.

– Здравствуйте, Томочка, – сказал вице-мэр. – Венеамин у себя?

– Да нет – у вас, – как-то уж больно многозначительно отозвалась она.

Чиновник насупился и кивком предложил следовать за ним. Пропустив Треплева в тамбур, плотно прикрыл пухлую дверь в приемную и лишь после этого отворил столь же пухлую дверь в кабинет.

Дальнейшее застало Антона врасплох. Такое ощущение, будто пальнули в упор из акустической пушки. Даже хуже, поскольку долбеж по контрасту с ватной тишиной коридоров показался оглушительнее, чем на самом деле.

Стоило переступить порог, грохот тут же смолк (что было воспринято не сразу), а из-за стола вскочил дылда средних лет – испуганно замигал белесыми ресницами. Кажется, именно он сопровождал вчера вице-мэра в особняк композитора.

– Василий Панкратович… – прочел по губам Антон. – Вас не было… а я…

– Пошел вон! – еле слышно рявкнул владелец кабинета, и дылда выскользнул из помещения – куда велено.

Мрачный Василий Панкратович воссел на законное свое место, а Треплеву указал на стул. Помолчали, убедились, что слух возвращается.

– Ничего себе контингент? – удрученно пожаловался вице-мэр. Потом вдруг вспылил. – А как иначе? – чуть ли не с вызовом спросил он Антона. – Прекрасный работник! Что ж мне, выгонять его теперь, если он отшибленный?.. Кстати, фанат вашего друга… Иоганна Себастьяныча…

– И много у вас таких?

Чиновник с неудовольствием оглядел рабочий стол, смахнул с краешка незримую пылинку.

– Хватает… – нехотя признался он. – А у вас в городе не то же самое, что ли? Тихушник на тихушнике! И ничего – терпят… Карьера-то – дороже. Вот и у нас…

Неполиткорректные речения вице-мэр произносил теперь открыто, не прикрывая рта рукой. Очевидно, был уверен в том, что никто не подглядит и не подслушает. Ну правильно, снаружи-то окна зеркальные…

– Все же как-то… странно… Отшибленный… в резервации…

– Что ж тут странного? – хмуро возразил Василий Панкратович. – Взять, скажем, библиотеку для слепых. Директор – зрячий, сотрудники – зрячие… Или отару возьмем… Ее ж не овцы охраняют, правда?..

А Треплева тем временем посетил любопытнейший вопрос: почему прекрасный, но отшибленный работник наслаждался творениями Иоганна Себастьяновича в кабинете начальника, а не в своем собственном? Напрашивается предположение, что здесь и аппаратура получше… и звукоизоляция помощнее… Иными словами, получается, вице-мэр сам грешен…

Кажется, разговор пока складывается удачно. Не допрашивают, скорее оправдываются. Единственное, что смущает: зачем Василию Панкратовичу понадобилось предъявлять изнанку здешней административной жизни? Мог ведь оставить Антона в приемной, выгнать из кабинета безбашенного меломана и лишь после этого пригласить посетителя для беседы. Решил показать, какой он золотой человек? Возможно…

Что там говорил про него вчера Иоганн Себастьянович? Большой интриган… Круто идет в гору… В Думу пролезть намерен…

Самое время насторожиться.

– Нет, карьеристы народ нормальный, управляемый… – кисло молвил золотой человек. – А вот идейные… С идейными беда.

– Подполье? – сочувственно уточнил Антон.

Чиновник замер, затем поднял на собеседника странно прояснившиеся глаза. «Ах вон ты откуда…» – отчетливо читалось в них.

– Телевизор надо меньше смотреть! – сердито отрубил он. – Нет в резервации никакого подполья! Нет и не было! – Тут вице-мэр запнулся, словно бы чуть не выдав государственную тайну. – То есть… – поспешил исправиться он. – Было, но… давно. Очень давно… Нашли кому верить – телевидению! Обычное предвыборное вранье…

– Два места в Думе?

– Именно! На все пойдут, лишь бы нам их не отдавать… Надо же, подполье! Это у вас там в городе подполье! Сами небось вчера видели… Не бомбежка, так облава…

Удивительные формы принимает подчас вражда города и деревни!

– Ну ладно… – буркнул чиновник, вроде бы досадуя на собственную несдержанность. – Давайте знакомиться поближе. Кошелечек ваш, будьте добры…

Треплев решил, что ослышался.

– Простите?..

– Кошелек, кошелек, – нетерпеливо повторил вице-мэр, глядя с недоумением на Антона.

Чувствуя себя совершенно по-дурацки, тот полез в карман и достал портмоне. Василий Панкратович моргнул, вгляделся.

– Что это? – спустя мгновение спросил он.

– Вы же просили… Вот…

Немую сцену прервал голос секретарши, раздавшийся откуда-то из недр служебного стола.

– Василий Панкратович, – сказала она. – К вам смотритель…

Спасибо, выручила! Антон поспешил вернуть кошелек на место. В крайнем случае соврем, будто вынул первое, что вынулось, – случайно.

Глава 7

Тезка

Дверь открылась – и в кабинет вошел Антон Треплев. Сильно постаревший, но все еще узнаваемый. Прожег взглядом того, что сидел на стуле, затем повернулся к вице-мэру.

– Василий Панкратович… – с невыносимой укоризной произнес он.

– Ой, да бросьте вы! – нервно вскричал чиновник, страдальчески исказив мужественные свои черты. – Вечно вам мерещатся какие-то интриги, каверзы… Ну, сбежал человек из города! А как не сбежать? Вы на него посмотрите…

– Смотрю… – невыразительно проговорил вошедший и снова уставился на Антона.

Тот тоже глядел на него во все глаза.

– И когда только стукнуть успели! – горестно подивился хозяин кабинета. – С ума я сойду в этом гадючнике…

Его не слушали. Изучали друг друга. Наконец тот Треплев, что помоложе, поднялся со стула, шагнул навстречу.

– Антон, – глуховато представился он.

– Антон… – принимая протянутую для пожатия руку, то ли согласился, то ли тоже представился его старший товарищ.

– В конце концов, – проскрежетал вне себя Василий Панкратович, – вы сами просили о помощнике! Ну и чем это вам не помощник?

– Двое Треплевых на один музей? Не многовато?

– Почему нет? У вас же там есть экспозиция ранних его лет… Ну вот и…

Пожилой осклабился.

– Два черепа Антона Треплева? – осведомился он не без сарказма. – Один детский, другой взрослый?

Нордические черты отвердели.

– Антон Антонович, – холодно молвил вице-мэр, пристально глядя на музейного работника. – Мне иногда кажется, вы настолько вжились в роль, что готовы стать девятым по счету…

Наверняка удар сознательно был нацелен ниже пояса. Смотритель замер с полуоткрытым ртом и не нашелся, что ответить.

– Короче, – подбил итог чиновник. – Передаю в ваши руки. Покажите музей, переговорите… Что с ночлегом? – последний вопрос был адресован городскому гостю.

Тот замялся:

– Н-ну… можно, конечно, заночевать у Иоганна Себастьяновича… Он и сам предлагал…

– Далековато, – посетовал чиновник. – От самого шоссе пешкодралом… на ночь глядя… – Он вновь повернулся к старожилу. – Знаете что, определите пока в подсобку. А утром, когда оформим, что-нибудь сообразим… В общем, до завтра! Удачного вам знакомства…

Треплевы еще раз покосились друг на друга и направились к выходу. Однако, стоило обоим очутиться в тамбуре, смотритель неожиданно сменил гнев на милость.

– Похожи… – одобрительно шепнул он. – Удивительно похожи. Будь вы чуть постарше, цены б вам не было… – Пропустил вперед, оценил со спины. – А походочка слабовата… – вынужден был он добавить с сожалением. – Подработать надо походочку…

* * *

До музея добирались пешком. Общественного транспорта в резервации, надо полагать, не водилось – незачем. Встречные озадаченно здоровались, потом останавливались и долго смотрели вслед.

– А?! – ликующе восклицал смотритель. Следует заметить, что выходило это у него несколько театрально. – Тишина-то! А? Вы сравните, сравните… В городе – там же совсем иная мораль: едешь с глушителем или, скажем, динамик забыл врубить – значит, что-то скрываешь, значит, совесть нечиста…

Сообразил, что рассказывает все это беглецу, не далее как вчера вырвавшемуся из грохочущего ада, смешался, смолк.

– Зачем ему понадобился мой кошелек? – воспользовался паузой Антон.

– Кому? Василь Панкратычу?

– Ну да…

Старший Треплев удивленно покосился на младшего.

– Как зачем… Личность удостоверить.

Ах, вон это у них как теперь делается! Плохо… Спросили раз – спросят другой. Кажется, чистосердечного признания не избежать – рано или поздно расколют. Да, но поверят ли? Судя по ночной беседе в особняке – ни при каком раскладе…

Над их головами, залетая то справа, то слева, порхало полупрозрачное насекомое – то ли крохотная бесцветная стрекоза, то ли карамора-переросток. Вспомнилась вчерашняя фраза Иоганна Себастьяновича: «Это не тебя пасут?.. Пробуют на роль и все пишут?..»

Черт его знает, может, и впрямь беспилотничек! Летает и подслушивает. Если так, то в таинственной Конторе о беглеце, надо полагать, все уже известно в подробностях.

– А правда, у вас там в городе, говорят, завелись эти… проктомеломаны?.. – с нездоровым любопытством спросил смотритель.

– Про… кто?..

– Проктомеломаны! Вставляют себе динамики. Ну, сами знаете куда… чтобы долбеж и изнутри тоже шел…

Треплев представил – и малость ошалел.

– Не знаю… – опасливо выдавил он. – Не встречал…

Тем временем над уличной зеленью и над черепичными крышами обозначилось нечто напоминающее верхушку сетчатого купола, а может быть, и шара. Дошли до угла, свернули. Выяснилось, что странная конструкция все-таки куполообразна и накрывает собой несуразное здание или, точнее, несколько сросшихся воедино зданий. Из плоского бетонного фасада выпячивался фасадик поменьше – с крылечком и навесиком.

Чем-то этот фасад в фасаде показался знакомым Антону.

– Что это? – спросил он, когда оба ступили под решетчатый свод.

– Как что? – оторопел провожатый. – Дача Треплева. Вернее, то, что от нее осталось…

– Это?! – Антон остановился в изумлении.

Потом поймал себя на том, что тихонько хихикает.

Нет чтобы двадцать лет назад вот так облицевать его хибарку!

– Остальное – внутри? – кое-как справившись с нервным смехом, уточнил он.

– Нет, – печально признался смотритель. – Сразу после теракта начались погромы. Фасад был поврежден, пришлось реставрировать. А еще три года спустя городские заложили в музее акустическую бомбу…

– Динамик?

– Что вы, какой динамик? Настоящую бомбу. Армейского образца… Уцелел только отреставрированный фрагмент – то, что вы сейчас видите. Ну сами знаете, что такое резонансная акустическая бомба! Дерево, бетон, кирпич – все в труху… Восстанавливать уже не имело смысла. Решили на этом месте в складчину выстроить комплекс. Фасад, как видите, сохранили…

Антон Треплев, утратив веселье, окинул оценивающим взглядом нелепое архитектурное сооружение. Да, пожалуй, настаивать на возврате собственности нет смысла. В связи с полной ее утратой. Хотя… Земельный участок был приватизирован…

– А теперь, пожалуйста, внутрь…

Они вошли внутрь и очутились в обширном круглом зале, полном экспонатов, среди которых бродили немногочисленные туристы, в том числе и пара японцев. Ни один из выставленных предметов не был знаком Антону. Впрочем, нет. В центре зала на мраморном столике лежал похожий на детскую игрушку все тот же ракетный мини-комплекс. Подходи и бери.

Антон подошел, однако взять не решился.

– Тот самый?

– Копия, – пояснил смотритель. – Точнее, модель. Настоящий – в запаснике.

– Модель? Действующая?

– Во всяком случае, не боевая…

Треплев присмотрелся. Спусковой крючок был словно бы испачкан алюминиевой пудрой. Мелкая серебристая насечка.

– Отпечаток пальца Треплева, – растолковал смотритель. – Между прочим, самый популярный экспонат. Хотите выстрелить? Пожалуйста! Я не шучу. Дело в том, что залп (условный, разумеется) произойдет только в том случае, если совпадут папиллярные линии. Проще говоря, ни в каком. Все это прекрасно знают и тем не менее жмут на спуск… Вы не поверите, в очередь становятся!

– И ни разу не ломали?

– Ну как это ни разу! Чуть ли не каждую неделю Гургенычу несем…

В далекой далекой, но очень близкой…

Корускант. Здание корпорации «Системы Санте/Сиенара».

      После громкого выступления в Сенате прошло несколько дней. По факту, Моном решил присоединиться к партии канцлера. Зная кто такой Пал Палыч, я сначала подумал, что идея не очень. Но потом я сел в медитацию и еще раз вспомнил события всех шести эпизодов звездной саги. И понял, а наш глав-ситх был то по факту идеалистом. Это уже после того как он ширнулся «Темной Стороной» по полной, а если быть точным не смог справиться с последствиями сильных эмоций, он начал творить дичь. Так что до определенного момента, почему бы и нет. Как не странно, он оказался одним из немногих разумных в Сенате, кто что-то делал, да и коррупцию он тоже не любил. Так что, нехай будет. А как же, вы скажите, вырезание Джедаев? Ну да, есть такое, но кто мешает создать свой анклав «Одаренных» на Мандалоре? Я даже название придумал «»Силы Специальных Операций» или же ССО, как звучит то? Как по мне — неплохо, с одной стороны, не какие-то религиозные деятели, с другой отдельное подразделение, куда не берут просто так, к тому же которое вполне официально вписывается в госструктуру. Хотя Мандалор очень специфичен в этом плане, по факту это одна большая корпорация наемников, специализирующаяся на малых тактических группах. Но мысли как это исправить есть, как говорится, все придумано до нас. В галактике было три основных производителя клонов, это каминоанцы, арканианцы и хоммиты. Вот последние и были выбраны для покупки технологии клонирования. Когда я сообщил об этом обоим дедушкам, они очень сильно удивились, мол, на хрена?! Путем долгих объяснений, я на пальцах им расписывал, что, мол, дело катится к войне окраин Республики с Ненасытным центром. И что бы у нас был шанс остаться как минимум независимыми, то нам нужна своя армия. Когда же мне сказали, что мы и так воины и все в этом духе, я им раскатал опять же на примерах, что мы, мандалорцы, не умеем вести крупномасштабные боевые операции. Что, мол, да, в малых группах, и как одиночные бойцы мы круты и нагибучи. Но вот тактике от уровня роты мы не могем, от слова совсем. Нет, они не идиоты и не дураки, инертность мышления. В галактике охрененно долго не было крупномасштабных столкновений, отсюда появился и стереотип, что крупный махач ограничивается парой сотен разумных максимум. Покупка технологии клонирования у представителя Хоммитов прошла спокойно и без всяких проблем, на единственный вопрос «А зачем вам», я ответил так, как они и ожидали. Что, мол, наше общество достигло пика и мы хотим его сохранить так же как и у Хоммитов, ложь, конечно, наглая, но чего уж. К тому же клон вызревал всего за два месяца. Вы спросите, а что же они не захватили галактику то? А им это нахрен не надо, короткое время вызревания они сделали в случае замены предыдущего клона гражданина, в случае неожиданной смерти, ведь машина их «идеального» общества не должна останавливаться надолго. Почему же их не использовали ни Палпалыч, ни Альянс? Так они же те еще тихушники, никак не выделяются, вот их и не «заметили». А вот на тренировку наняли уже инструкторов из Айлонов, они же «Нова Гвардия», наемники как и мандалорцы, но специализирующие на крупных соединениях начиная от наземных, заканчивая космическими. На этом по факту началась подготовка Мандалора к космическому рубилову, где клоны, для которых отберут лучших бойцов для образцов, будут основной ударной силой, со всеми правами мандалорцев, а сами мандалорцы будут спец-войсками и узкими спецами. Некоторые удивятся, а как так, куда смотрит разведка Республики и Корпус Юстиции. Ну первой еще нет, так как не нужна, когда узнал чуть ладонью шлем не пробил, а вторые откровенно ссут лезть в Мандалорский сектор, ибо пошлют их там быстро «идти далеко и мелкими шажками». Джедаи, сами не очень хотят лезть к нам, знают как их там «любят», и что лучший трофей это «лайтсейбер», так что до самого начала, хрен кто что узнает.       Пока я все это мысленно прокручивал, лифт приехал на нужный этаж. Ах да, я же в головном офисе «Системы Санте/Сиенара», где у меня назначена встреча с Райтом Сиенаром. Пройдя вперед несколько шагов, я оказался в достаточно большой приемной с секретаршей и несколькими охранниками мандалорцами, вперед вышел старший из них в зеленой броне, что значило «долг» или же «Человек Долга» и не в плане денег, а кодекса воинов.       -Су’куэ Вод! (приветствую, брат).       -Су’куэ Верд! (приветствую, воин).       Передав, так сказать, опознавательные знаки, что, мол, все свои, мы пожали руки.       -Араак Скирата, командир группы личной охраны Райта Сиенара. С чем прибыл, брат?       -Наярт Ордо, помощник представителя Мандалора в Сенате Монома Скирата. По личному делу.       Он напрягся.       -Работа?       Таким образом он интересовался, не заказ ли у меня. Логично, что тут сказать.       -Нет, я работал в «Промышленность Ордо», так что пока я на Корусканте в помощниках у Монома, буду повышать свою квалификацию у господина Сиенара, ваш глава договорился с ним об этом.       После моих слов он значительно расслабился. Почему спросите вы, ну тут своеобразный кодекс чести работает, если цель мандалорца охраняют его братья, то он напрямую обязан сказать об этом.       -Хорошо, тогда удачи в учебе, брат.       -Удачи в страже.       После чего подошел к секретарше, миленькой арканианке-полукровке.       -Наярт Ордо из «Промышленности Ордо» к Райту Сиенару, мне назначено.       На что девушка кивнула и нажала на сенсор вызова.       -Господин Сиенар, к вам Наярт Ордо.       -Да-да, пропустите его, пусть заходит.       В кабинете меня встречал мужчина лет сорока на вид, человеческой расы. Выйдя из-за стола, он с вежливой улыбкой пожал протянутую руку, хотя это не самый распространенный жест приветствия в галактике, поэтому сразу можно определить, что он общался с представителями множества культур.       -Рад вас видеть, молодой человек, очень рад. Редко можно встретить среди мандалорцев разумных небоевых профессий.       -А я рад познакомиться с одним из самых лучших изобретателей в галактике.       -Вы мне льстите, у меня просто независимый ум, хоть иногда это может быть неблагоразумно.       -Согласен.       Так неспешно общаясь, мы сели за его большой рабочий стол, который оказался огромным местом для моделирования, связанный с мощным вычислительным кластером.       -Ну что же, молодой человек, господин Скирата и господин Ордо, отзывались о вас в очень восторженных тонах, когда подбивали взять вас к себе на повышение квалификации, так что я предлагаю, не отходя от кассы, начать наше с вами сотрудничество. У вас есть уже готовые проекты?       -Да, я разрабатывал боевые машины и корабли, как для наземных сил, так и для космических.       -Интересная тема, вот только не рентабельная, вы слышали о моем последнем проекте, корвете «Мародер».       -Не только слышал, у нас он стоит на вооружении, замечательная машина, хоть и дороже других аналогов, но свою стоимость отрабатывает на сто пятьдесят процентов.       -Ха, у власть имущих другое мнение.       -Ну не будем о безумцах.       -Согласен. Так что давайте начнем смотреть на то, что же вы придумали.       -Давайте, сразу скажу, я брал за основу идеи надежности, простоты, ремонтопригодности и боевой эффективности.       -Звучит многообещающе!       -Итак, первыми пойдут колесные платформы. Образец номер один, колесный танк «Рассекатель». Восемь колес, каждое независимое, компьютерный контроль, сенсорное управление подвеской. Броня комбинированная, установлен химический реактор моей разработки, защита от ЭМИ, в башне установлена средняя турболазерная установка «Удар». Экипаж — трое разумных, два тех дроида. Предназначена для пересеченной местности и городов, а также местностей со слабым грунтом. Минус — плохо справляется с препятствиями вроде баррикад, засек из дерева. Ориентировочная стоимость производства двадцать тысяч кредитов, после запуска на конвейер снизится до пятнадцати-семнадцати.       -Неплохо, молодой человек, я бы еще установил комплекс активной защиты и лазерную установку для противодействия ПВО.       -Учту.       -Следующая модель на той же базе, слегка изменили корпус, это колесная плазменная САУ. Название модели «Цветение».       -Хорошо, следующее.       -Модель номер три. База та же, но укоротили на одну ось, является БТР с тяжелой бластерной установкой, местом для десанта на десять разумных аналогичных человеку в средней броне. Название модели «Трибуна».       -Очень даже хорошо, что у вас дальше?       -Дальше у меня гусенично-репульсорная техника, основа, как вы понимаете, являются гусеницы, а репульсоры являются вспомогательным оборудованием, установленным на днище, для преодоления особо сложных мест. Также при полном переключении на репульсоры можно совершать небольшие перелеты на двадцать-тридцать метров, для преодоления рвов оврагов и так далее. Первая модель, это Основная Боевая Машина «Тиран». Комбинированная броня из различных материалов, пассивные блоки динамической защиты, ракетная пусковая установка простая для перезарядки на поле боя или специальной зарядной машиной, легкая турболазерная установка против авиации, система управления огнем «Таунг» позволяет обеспечить нахождение и наведение на цель почти в любых условиях, комплекс активной защиты «Ранкор», дефлекторный щит среднего класса, основным орудием является плазменно-рельсовая пушка моей разработки, боезапас для нее составляет тысячу болванок. Питает все это хозяйство два химических реактора моей разработки. А также на базе этой ОБМ разработана ЗСУ «Звезда», дальность её четырех легких плазменно-репульсорных орудий до двадцати километров, скорострельность тысяча двести выстрелов в минуту, боезапас порядка ста тысяч болванок.       -Я гляжу, в эти машины вы вложились всей душой.       -Есть такое, моя, так сказать, нежная любовь в наземной технике. Ну и, так сказать, перешли к редкому для меня классу техники стационарной и шагающей. Первой будет Плазменно-рельсовая артиллерийская установка с функцией ПКО «Негоциант», четыре опорных ноги, место оператора, расчеты и наведение ведет компьютер на базе астродроида, дальность поражения до ста двадцати километров, боекомплект пять сотен болванок. Также предлагаю вашему вниманию стационарное орудие ПКО «Испепелитель». Сверхтяжелая турболазерная установка, гарантированно уничтожающая космические корабли на близкой, средней и дальней орбите планеты, вплоть до дредноута включительно.       -Что же, молодой человек, это очень впечатляюще, я думаю мы с вами сможем над этим поработать, доведя все это до совершенства. А что с космической техникой?       -Она есть у меня, но думаю это я оставлю на сладкое.       -Ну хорошо, тогда как вам такой график, работаете по выходным дням тут у меня в кабинете, что скажете?       -Это будет просто замечательно.

Планета Земля. Российская Империя.

      В кабинете канцлера собралось несколько человек, среди них был генерал Иволгин. Канцлер задумчиво ходил по кабинету, за спинами сидящих за столом людей. Сделав очередной круг, он остановился у глобуса.       -Итак, что говорят наши западные «Партнеры». Что скажите, господин министр МИДа?       Со стула поднялся поджарый мужчина с арабской внешностью в чалме, поправив овальные очки на тонком носу, он открыл кожаную папку с пласт-бумагой.       -На данный момент, Англосаксонский Альянс и Объединенное Европейское Содружество очень настойчиво заявляют с трибун ООН о том, что наша Империя стала «слишком» развитой в последнее время, а значит должна поделиться со всем остальным «цивилизованным миром». В переводе на человеческий это…       На это канцлер хмыкнул.       -Это значит, гоните все на халяву, мы сами нихрена не можем ни понять, ни украсть, но очень хочется и вообще так несправедливо!       -Вы правы, господин канцлер, в то же время Германия и Чехия, в кулуарных разговорах сказали, что на них давят Англосаксы. Но если что, они будут затягивать решения по максимуму. При этом тонко намекнули, что они очень хотят под наше крылышко с нашими технологиями.       -Это понятно. Что на Балканах и в Азии?       -На Балканах все достаточно неплохо, за нас там Сербы, Болгары и Черногорцы. Румыния, Хорватия и Албания пока метаются из стороны в сторону, выгадывая кто предложит лучшие условия. В то же время в Азии за нас Манчжурия, Тибет, Корея и Япония. Центральный и Южный Китай на данный момент рубятся в гражданской войне и между собой, и пока нам не очень опасны, в то же время Британская Индия и Пакистан активно готовятся к противостоянию с нами через Иран, Ирак и Афганистан.       -Ясно. Что скажет наша разведка по ситуации в Великобритании и Объединенных Америках?       После этих слов министр МИДа сел, и место занял сухой, жилистый мужчина лет пятидесяти в полувоенном френче.       -Активно готовятся с нами к противостоянию, по моим данным готовится развиваться целая сеть из мелких локальных конфликтов у нас на границах, чтобы раздергать наше внимание, после чего уже будут решать куда лучше ударить. Так же уровень готовности был поднят до DEFCON-2. По данным предоставленным нашему аналитическому отделу, был сделан прогноз о начале военных операций через пять лет и полномасштабной войны через шесть-семь.       -Раньше не ударят?       -Маловероятно, нужно подготовить общество, создать запасы, обновить парк техники и вооружения, подготовить резервы.       -Ясно. Что же, все примерно так как я и думал. На этот случай у нас есть проект «Прометей». Генерал Иволгин, доложите о готовности проекта.       Со стула поднялся генерал-лейтенант, одетый по полной форме в парадный мундир. На вид ему было уже под шестьдесят, но фигура оставалась еще достаточно крепкой.       -На данный момент проект «Прометей» выдает новые потоки информации из известного вам источника. На случай крупномасштабных военных действий в проекте «Прометей» была выделена тема «Икар».       -Тут все свои, генерал, так что можете говорить свободно.       -Проект «Икар», разработан как план побега с планеты.       Все кроме канцлера удивленно посмотрели на Генерала.       -Объект «Прометей» предоставил нам все данные для постройки крупномасштабных космических межпланетных кораблей. Пять лет назад был проведен тестовый полет под видом научной экспедиции на Марс. Кроме Марса корабль посетил соседнюю систему. Год назад в тайне был направлен небольшой исследовательский корабль, месяц назад он вернулся, после обработки данных было выбрано три системы, самая благоприятная система находится в созвездии Ориона. По нашим подсчетам, за следующие пять лет мы сможем построить около сорока кораблей для переселения в эту систему. Всего мы сможем за первый рейс перевезти более миллиона человек.       -Хорошо, ваш проект в приоритете. Остальным я ставлю задачу как можно сильнее затягивайте подготовку войны с нами. Любыми средствами, на этом все, следующая встреча через три месяца.

Корускант. Храм Джедаев.

      Совет Магистров Ордена Джедаев сидел в башне совета. Последние события очень взбудоражили многих джедаев. Магистр Винду начал вступительную речь.       -Новый канцлер Шив Палпатин стал собирать все больше сторонников, судя по всему, он готовится к борьбе за власть, на фоне увеличения противостояния с окраинами Галактики, а именно с Торговой Федерацией и всех входящих в неё компаний.       Магистр Йода покивал головой. В это время Магистр Пло Кун, встал с кресла.       -Я считаю, что нужно обратить внимание на помощника Мандалорского представителя, он зарегистрирован как свободный рыцарь-джедай Кореллианского Ордена, но это звание ему выдано по настоянию его родственников и записи итогового боя, которым с нами как всегда не поделились.       -И что в нем такого?       Задал вопрос Оппо Ранцизис.       -Он похож на ситха, и еще эти странные мечи, сделанные по очень старым, если не древним техникам. Нужно как-то вывести его из себя, испытать его.       -Хорошая идея это, разрешение даю я вам, сообщите как подумаете.

Собачья работа 13.05.2002 | Статьи

Окруженные тесным кольцом зрителей, на мокрой земле дрались два окровавленных питбультерьера — рыжий и полосатый. Они дрались уже почти полчаса и не собирались сдаваться. Собак подзуживали крики зрителей и понукания хозяев. Внезапно полосатый сделал неожиданный рывок и намертво вцепился в нижнюю губу рыжего. Тот заорал и стал вырываться, но сделал себе только хуже. Клыки полосатого сомкнулись и выдрали часть губы. Рыжий стал жалобно выть. — Разнимаем, — крикнул хозяин рыжего. — Твое слово, — ответил хозяин полосатого победителя, вынимая из кармана деревянную разжималку для зубов. Зрители зашумели и стали обмениваться деньгами. А за кустами готовилась новая пара бойцов. Кто бы мог подумать, что в самом красивом месте Москвы — в Серебряном Бору, буквально в трех шагах от знаменитого нудистского пляжа — располагается арена кровавых боев. Но Москва не одинока. Такие бои проходят в Петербурге, Екатеринбурге, Туле, Владимире, Ярославле и еще многих других городах. Спрос рождает предложение. В начале 80-х годов стали к нам прибывать из-за рубежа невиданные ранее бойцовые собаки — бультерьеры, американские стаффордшир-терьеры и питбули. Идея боев лежала на поверхности. Вначале собак стравливали просто ради спортивного интереса, но уже вскоре денежки закрутились хороводом. И, конечно же, потребовалось место для драки. — Тогда я привел своего питбуля просто из любопытства, — говорит Андрей К., заводчик питбультерьеров, кинолог и эксперт Российской федерации служебного собаководства (РФСС РКФ). — Хотелось проверить его рабочие качества. Дрались не до смерти, а до формальной победы по очкам, пока один из хозяев не отзовет своего пса. Но я уже давно не хожу в Серебряный Бор. Там теперь тотализатор и бои до смерти. Мне такое не по душе, да и собаку жалко. Бои, как всегда у нас, начались с нарушений всех мало-мальски установленных правил. Ведь во всем мире легализованные собачьи бои являются не чем иным, как соревнованиями с целью поддержания формы и породных качеств собак. Иное дело мы. Никакого регламента! Бультерьер будет драться с питбулем, а питбуль — с кем попало. Ни вес, ни возраст, ни даже пол в расчет не берутся. Доходило до смешного. Один хитрец выставлял в ринг русскую псовую борзую, да к тому же еще и суку. — Я в какой-то бешеный восторг прихожу! Особенно, когда мой мальчик побеждает, — сказала мне Елена Н., заводчик питбультерьеров. Официально бои в Москве запрещены. Серебряный Бор регулярно прочесывает милицейский патруль. Но бои продолжаются. Ставки на боях бывают самые разные, у них нет нижнего и верхнего предела. Завсегдатаи вспоминают бой, где рекордной ставкой был новенький «шестисотый» «Мерседес». Тогда дрались два питбуля. Владелец «Мерседеса» выиграл, а проигравший собаковод навсегда вышел из бойцового бизнеса. Таково было условие пари. И если принять во внимание, что бойцовые собаки были единственным средством к существованию проигравшего, то можно сказать, что он продул всю свою жизнь. Однако самыми крутыми нравами отличаются не горлопаны Серебряного Бора, а тихушники с Садового кольца. О тараканьих бегах мало что известно. Время от времени некая богемная тусовка устраивает показательные бега. Тараканы в них принимают участие очень большие, одной породы и в хорошей беговой форме. И беговые дорожки выполнены на уровне мировых стандартов. Значит, они не простаивают. Но где? Судя по тому что выносят столы на некие нейтральные территории, организаторы стараются истинного места не выдавать. Отчего? Не оттого ли, что ставки на этих бегах заоблачные, но в доходах казино не указываемые, поскольку тараканьи бега не числятся азартной игрой наравне с бегами лошадиными. Я попытался в своих поисках зайти с другой стороны и вышел на человека, который разводит экзотических тараканов. По его просьбе не называю его имени. Он для начала рассказал мне все о беговых американских тараканах, но когда я прямо спросил, не выставляет ли он своих питомцев на бега, ответил уклончиво: — Не лезь ты в это дело. Я, например, не лезу, здоровье берегу. Людей, разводящих экзотических тараканов, очень мало, и между ними идет беспощадная конкуренция, включающая в себя отравления, нанесение повреждений фаворитам, а также разные формы физического давления на владельцев «тараканьих конюшен». Тем более что тараканий век недолог (около года) и надо за это время извлечь из насекомого максимум прибыли. На бегах используются американские беговые тараканы, но нашего, российского разведения. Они крупнее общеизвестных рыжих пруссаков, более темные и более агрессивные. Принцип тараканьих бегов прост. Тараканы не любят света, поэтому, оказавшись на свету в открывшейся стартовой коробке, они стремятся как можно быстрее попасть в желанную темноту, которая видится впереди, в финишной коробке. Забеги проходят в абсолютной тишине, нарушаемой тихими подвываниями особо слабонервных. Нарушителя тишины выставят в два счета. Без права вернуться. И ставка его пропадет. А ставки достигают десятков тысяч долларов. Минимальная ставка — 100 долларов. Парадоксально, но тараканьи бега привлекают к себе игроков в первую очередь своей независимостью от жульничества. Ведь таракана невозможно подкупить. А что вы думаете об этом?

Карасевое озеро. Курганский Пуктыш оправдал свое название

— Гляди-ка, все, наш бронтозавр выдохся! — закончив готовить прикормку, Серега ткнул пальцем в озеро, где недалече от берега среди многочисленных лодок бросал якорь наш ворчливый дедок. — Как всегда в общую кучу, чтоб не скучно ворон было считать…

Ищем глубину

— Планида у него такая, — сложив якоря в лодку, от берега отталкивал я свой «корабль», — ворчать, трубку свою посасывать и снова ворчать…

Утренний воскресный Пуктыш был неспокоен, ибо к прохладному в последнее время Уралу прижалось ласковое «бабское» лето, и от такой близости случился погодный брак. И это не в удивление, ибо что бывает, когда зимой, да в мороз, в теплой комнате форточку распахнешь? Все верно — сквозняк!

Сквозило по озеру совсем не по-детски, а потому, несмотря на его небольшие размеры, волны под хмурыми облаками гуляли с барашками, которые еще у самого берега стали бодать лодочный борт.

Отходим, цель — середина озера, где практически нет никого, потому как все жмутся не далее двухсот метров от берега. Гребем против волны, пашем, опять гребем… Сначала проходим флотилию прибрежников, которые в основном ловят мелочь, затем еще 300 метров, и, наконец, вот он, центр водоема с гуляющими цунами и одинокими чайками, которые, как воздушные змеи, парят над головой. «Отдать носовой!» — бросил я к карасям булыжник и, стравив лишних пять метров фала, второй якорь по тому же адресу отдал с кормы. Далее, чтобы не болтало из стороны в сторону, натягиваю веревки, затем разбрасываю прикормку и достаю удочные концы…

Пуктыш, казалось бы, обычное простое деревенское озеро, а все же есть у него несколько тонкостей, которые при ловле карася играют немаловажную роль. Первое — это рельеф дна, который неискушенному, в первый раз оказавшемуся на этом озере рыболову может показаться скучным и однобоким: топкое илистое дно, донный ландшафт как тарелка, плавное нарастание глубины. Болото как болото: навалил прикормки, закинул удочку и сиди, время высиживай! Все равно чего-нибудь приплывет…

Все это так, да не совсем! С деревенского берега действительно идет постепенный набор глубины до двух с половиной метров, но на середине дно приобретает скачкообразный характер, причем разница в глубине иногда случается чуть ли не в метр. Вторая пикантность заключается в том, что в озере не везде ил и частенько встречаются участки с песчаным дном, а это в свою очередь отрицательно влияет на клев. Не хочет на песке рыбка толком ловиться, и все тут, хоть ножом режь ее!

Секретец, как бабушкин сундук, прост: в песке мало съестного, а вот в иле как раз еды всякой — и микрофлора, и дафнии, и мотыль. Вот тут-то на улове и сказывается человеческий фактор: одному рыбачку не сидится на месте, плавает, ищет, где карась покрупнее, а другой потуже завязал шнурки на ботинках и «замерз» сиднем на одной «лунке», полагая, что рыба по размеру везде одинаковая и в любом месте итог будет один. Что ж, потом каждому будет свое…

Мелочь — за борт

— Ну что, Сереж, масть нащупал? — включив мобилу, я прищурился в сторону лодки друга, который на полста метров остался ближе к берегу. — Размер рыбы какой?

— Поклевок много, но одна мелочовка, — как издалека, вкупе с завыванием ветра раздалось из трубки, и с моего удаления было видно, как дружок что-то постоянно таскает, но удилища его не гнулись совсем. — Еще полчаса, и буду переезжать…

Дело в том, что мой друг — поклонник маховых удочек и спиннинги (донки) как снасти вовсе не признает. Зато поплавочки у него шикарные, покупал за «рубель ежом» — каждая по пять метров и по пять тыщ. Тонкие, прочные, легкие… Гнутся они красиво, даже когда на крючке рыбка всего от трехсот грамм. Я к рыбалке отношусь проще, мне все эти фигли-мигли с адреналином без надобности, нам лучше рыбки, да покрупней! А потому для меня на открытой воде в первую очередь донки, а удочка с дальним забросом так, игрушка, чтобы, когда нет клева, от скуки на поплавок глазеть…

Тырк-тырк — слабенько дернулась вершинка одного из спиннингов, и, подхватив его, я подсек. Тащу — кручу катушку, а из тяжести только с кашей кормушка… И это притом, что я на этом карасевом озере (карпа нет, из-за трала зимой сдох) использую обычные легкие палки для хищника (2,4 м/7-28 г), которые и с тяжелой кормушкой работают — не ломаются, и от крупного карася гнутся вполне. А тут…

Вскоре показалась 30-граммовая пружина, набитая пшенкой, а за ней карасик, размером с ту же пружину и весом полста грамм. Вот тебе и почин! А то ли еще будет, если на одном месте пятую точку греть. Тут же задергало вершинку второго спиннинга, а поплавок удочки и вообще куда-то пропал. Дерг — и опять пришлось снимать с большого крючка маленького пуктышского «пука» и отправлять «гупешку» за борт. Бросаю спиннинг, хватаю удочку, и там такой же аквариумный сюрпрайз. Все, господа, карасевый кастинг закончен! Сматываю снасти, поднимаю булыжники — по местам всем стоять…

Погода для улова

…Рыбу нашли только с четвертого переезда, когда, набултыхавшись на волнах, мы с Серегой оказались в 150 метрах от противоположного берега, где глубина была меньше двух метров, а вдоль суши тянулся сплошной камыш. Раньше до сих мест не догребали, ибо рыбки на середке хватало, но, видимо, сегодняшний наплыв народа или погода заставили чешуйчатую крупняшку сместиться с привычных мест. И вот рыбка нашлась, и все началось!

На донки (кормушка, на пасынках два крючка) карась через раз попадался дуплетом, и, учитывая его размер (250–400 г), садок тяжелел на глазах. Изредка цеплялись 800-граммовые плюхи, и тогда щучий спиннинг, отрабатывая неслабые рывки серых рыбин, удовольствие доставлял в полный рост. И вот что интересно: как только на крючке заканчивался опарыш, на голую кукурузу поклевок было меньше в разы, и наоборот, без кукурузы в голое «мясо» сразу вцеплялась вездесущая мелочь. И только полновесный насаженный бутерброд (опарыш + кукуруза) срабатывал как часы…

…— Вы че так долго рыбачите?! — как только мы подошли к берегу, ворчун Егорыч сразу же накинулся на нас у воды. — Сколько ждать можно? И че без толку допоздна сидеть…
Последние слова были произнесены им с осипшим от удивления голосом, ибо он узрел, как мы вытаскивали из лодок улов.

— Вы че не звонили, тихушники, мать япона?! — с завистью забегали Егоркины глазки. — Может, вас обоих домой отправить пешком?!

— Егорыч, тебе ж говорили, что в куче нет рыбы. — Серега из садка в ящик с трудом переваливал свой улов. — Так ты же все равно, как в той присказке, все делаешь наоборот…
— Какая сказка, чего плетешь?

— Как раз про тебя: «Стою на асфальте в лыжи обутый. То ли лыжи не едут, то ли я… удивленный!» — под мой ржач закончил декламировать Серж.

— Да идите оба вы тупым топором бриться! — полез в кабину Егорыч и сердито захлопнул дверь.

А сентябрьский хмуро-ветреный день постепенно превращался в тихий солнечный вечер, и это неудивительно, потому как рыбалка закончилась и завтра нам на работе лямку тянуть. Вот такой всегда закон подлости: не любит природа, когда у нас, рыбачков, две сладости да в одном стакане — чтобы и погода хорошая, и рыбы мешок!

Дневник рыболова 10–17 сентября.

11 сентября — озеро Тишки, карп. В этот раз с ночевкой мы не поехали, ибо по ночам нынче стало нежарко, а потому рыбалка из удовольствия может превратиться в «зимовалку», да и карп нынче предпочитает спать по ночам.

Выплывали от Сураково, рыбачили на середине на донки, и для осени (остывшая вода) рыбка клевало вполне. Крупных экземпляров не было, но и откровенной мелочи тоже, причем все поклевки были равномерны в течение дня. Из нас четверых был один удочник, так вот он почти ничего не поймал. Итог: 14 голов, самый крупный — 2,2 кг.

13 сентября — озеро Аткуль, карп, карась. Погодка в выходной как всегда выдалась соответствующая, особенно шквальный ветерок. Рыбачили недалече от острова, и даже здесь, из-под ветра, валы с барашками были чудными — от всей души заливало за борт!

Пока творилась погодная вакханалия, поклевок ни у кого не было, даже не клевал мелкий чебак. Но ближе к вечеру ветер стих, выползло солнышко, и рыба просто дуром пошла. Клевало во всех прикормленных окнах (рыбалка на мели), в основном хороший карась (300–800г), и только под самый занавес к берегу подошел карп. Итог: 3 головы, самый большой — 3,4 кг + 9 кг карася.


Разработка в России турбовинтового двигателя ВК-800С для установки на самолеты L-410

Как сообщил ресурс ATO.ru, Уральский завод гражданской авиации (УЗГА) будет выпускать двигатели ВК-800С, предназначенные для применения в составе двухдвигательной силовой установки на турбовинтовых самолетах L-410UVP-E20, а также в составе силовых установок других легких самолетов. Разработкой проекта в рамках программы импортозамещения занимается обособленное подразделение предприятия в Санкт-Петербурге. Заказчиком выступает Минпромторг России.

Макет турбовинтового двигателя ВК-800С на стенде АО «Уральский завод гражданской авиации» (УЗГА) на Международном двигателестроительном форуме (МДФ-2018) в Москве, апрель 2018 года (с) ATO.ru

Инженер-конструктор I категории обособленного подразделения УЗГА в Санкт-Петербурге Андрей Мелехин на Международном двигателестроительном форуме (МДФ-2018) рассказал ATO.ru, что сейчас уже ведется производство опытных экземпляров ВК-800С и к концу мая должны быть собраны три опытных образца. Их сборкой занимается научно-производственный центр «Лопатки. Компрессоры. Турбины» (НПЦ «ЛКТ», Московская область), на его же базе летом этого года планируется начать стендовые испытания двигателей, чтобы осенью выйти на летные испытания.

Получить сертификат типа на ВК-800С в УЗГА ожидают в 2020 г. Серийное производство двигателей планируется развернуть на НПЦ «ЛКТ». На вопрос корреспондента ATO.ru, почему для этого было выбрано предприятие, специализирующееся на производстве лопаток компрессора для авиационных двигателей, Мелехин ответил, что в «ЛКТ» сейчас осваивают новое производство: «Они из всей нашей кооперации делают детали роторов, т. е. это все лопатки турбины, само центробежное колесо, диффузор. Производство лопаток — уже достаточно высокотехнологичный процесс. И сделать на этом производстве что-то еще — гораздо проще».

Он также добавил, что в производстве двигателей ВК-800С стоит задача использовать 100% российских комплектующих. Помимо «ЛТК» часть агрегатов для ВК-800С делают «Авиационные редукторы и трансмиссии — Пермские моторы», «Металлист — Самара», Омское моторостроительное конструкторское бюро, УНПП «Молния» и другие российские предприятия.

Начать серийное производство двигателей ВК-800С на УЗГА намерены сразу после прохождения сертификации. По словам Мелехина, уже есть заказ на два самолета L-410UVP-E20 с новыми двигателями российского производства от Минпромторга.

Ранее на УЗГА, где была локализована сборка чешских региональных самолетов L-410, говорили о том, что в дальнейшем уровень локализации производства этих ВС должен стать выше 50%, в частности, благодаря замене двигателей и бортового оборудования. Сейчас в России эксплуатируются самолеты L-410UVP-E20 с моторами М601 и H80 компании GE Aviation Czech (бывшее чешское моторостроительное предприятие Walter, приобретенное в 2008 г. американской компанией GE Aviation — подразделением корпорации General Electric).

Двигатель ВК-800С — это турбовинтовая модификация вертолетного турбовального двигателя ВК-800В, разработкой которого занимается «ОДК-Климов» (входит в состав Объединенной двигателестроительной корпорации). Исполнительный директор предприятия Александр Ватагин рассказал журналистам, что для самолетной версии двигателя «ОДК-Климов» делает конструкторскую документацию. ВК-800С предназначается для многоцелевых самолетов грузоподъемностью 1000–1500 кг.

«Это очень опасная работа»: как устроена мужская проституция

Мужская гетеросексуальная проституция — явление редкое не только в России, но и во всем мире. Однако «Афиша Daily» все же нашла мужчину, который продает свое тело женщинам и семейным парам и поговорила с ним о его работе.

Максим, 42 года

«Я давно женат, у меня есть дети. Моя семья ничего не знает о том, как я зарабатываю деньги. Эскортом я занялся 12 лет назад, когда почувствовал неудовлетворенность. Много было интересного, что мне хотелось попробовать в сексе. Например, я люблю носить женское белье. Дома я этого показать не могу. Моя жена — скромная, деревенская женщина. Ей никакие дополнительные опции в сексе не требуются, она очень правильная, даже никогда не просила сделать ей куннилингус. Можно сказать, что она плюс, а я минус. Но я ее очень люблю, а она — меня.

Мне хотелось воплотить в жизнь свои фантазии и постепенно я пришел к мысли о секс-работе. Начал давать объявления на разных сайтах знакомств и увидел, что мной интересуются, пишут. Со временем увлечение стало вполне постоянной работой.

Я совсем не гей, я даже не могу назвать себя би. Мужчин мне вообще не хочется. Но мне приходится обслуживать не только женщин, но и мужчин, особенно когда меня вызывает пара. Я могу побыть «нижним», но никак не «верхним» и предупреждаю пассивных геев, что им со мной ловить нечего. Поначалу я воспринимал секс с мужчинами как издержку производства, но я могу это перетерпеть, а иногда мне даже нравится.

У каждого эскортника есть свое амплуа. Я, например, часто работаю с семейными парами, потому что моими первыми клиентами была именно пара. Меня вызвал муж для своей жены. По телефону сказал, что хочет сделать супруге такой подарок. Мы договорились только на стриптиз. Я не профессионал, нигде не учился, но могу сексуально потанцевать. Вышло довольно красиво, но после стриптиза мои заказчики потребовали продолжения. Во время моего танца женщина начала раздеваться, хотя мы об этом изначально не договаривались. Но в итоге все прошло прекрасно. Тогда я в первый раз в жизни делал куннилингус. Клиенты остались довольны, я к ним еще два раза ездил.

Сначала я хотел даже подкачаться, но потом понял, что моим клиентам нужен человек, который будет не лучше их. Ты раздеваешься, они раздеваются — и контраста нет

Если я еду к семье, то не боюсь, что муж вдруг начнет ревновать меня к жене — такого не было. Больше того, если я еду к паре, то чаще всего по инициативе мужа. Бывает, что женщине нужен секс, а мужчина уже не может. Много нюансов — у всех все по-разному. В моей карьере не было двух одинаковых пар. Иногда люди приглашают меня, потому что не хотят друг другу изменять, а когда все под контролем — это не измена. Иногда муж предлагает жене вызвать мальчика, потому что сам давно хочет попробовать мужчину. Тогда он присоединяется к нам во время секса. Есть мужчины, которых возбуждает, что его жена при нем занимается сексом с кем-то. Такое встречается достаточно часто. Помню, как одна клиентка делала мне минет. При виде этого ее муж возбудился, а она говорит: «Господи, да у тебя уже год не стоял!» Обычно такие люди потом еще меня зовут.

Это как раз тот момент, когда происходят семейные кризисы: то у мужика не стоит, то женщина не хочет. Они не знают, как помочь друг другу, и вызывают меня, а я стараюсь помочь их горю. Я на 100% могу утверждать, что способствую укреплению их отношений. У нас с ними нет ни дружбы, ни панибратства: пришел, все сделал и ушел. Хотя с многими постоянными клиентами у меня добрые отношения, они обо мне помнят и поздравляют с праздниками.

Я совсем не мальчик. Очень многих, особенно семейные пары, мой возраст устраивает, им не нужен мачо, им нужен нормальный человек. У меня есть постоянники, которым я нравлюсь таким, какой я есть, — без горы мышц. Сначала я хотел даже подкачаться, но потом понял, что моим клиентам нужен человек, который будет не лучше их. Ты раздеваешься, они раздеваются — и контраста нет. Если бы приехал такой Тарзан с кучей мышц, моим клиентам было бы неудобно. Представляете, я весь такой — ух! А рядом зачуханный муж с пивным животиком. Никто такого не хочет. Это такая ниша, что нужны и накачанные, и обычные, и молодые, и старые. Мне кажется, качков больше любят совсем молодые девочки.

Я работаю сам по себе. Знаю, что есть агентства, но там нужно устраивать фотосессии, они обеспечивают тебе рекламу, ищут клиентов. Там другая кухня, нужно быть с открытым лицом, а я лицо свое не показываю. Честно говоря, я даже не пытался работать с агентством. С другими мужчинами по вызову я не общаюсь — ну, может, парочку я знаю. А девочек знаю многих, дружу, помогаю. Девушки-индивидуалки иногда зовут меня, когда их клиенты просят «мужской помощи». У меня есть знакомые бэдээсэмщицы — их клиенты хотят чего-то особенного и платят хорошие деньги.

Объявления даю на самых разных сайтах, в том числе на сайтах знакомств. Люди наработанные подгоняют мне новых клиентов. Есть «тихушники», как я их называю, которые вызывают меня раз в полгода и никому об этом не рассказывают. Есть люди, которые активно ходят в свингер-клубы и там делятся моими контактами.

Подробности по теме

Как устроен рынок дорогих эскорт-услуг в Москве: рассказывает девушка по вызову

Как устроен рынок дорогих эскорт-услуг в Москве: рассказывает девушка по вызову

У меня есть среднее медицинское образование. Я часто проверяю здоровье — раза 2–3 за полгода. Это гарантия того, что я ничем не награжу своих клиентов. Бывает, просят, чтобы не было презерватива. Перед этим я, конечно, смотрю на людей, на их интимные места. Я сразу предупреждаю клиентов, что 9 лет отработал в медицине. Если что-то меня настораживает, я извиняюсь и отказываюсь. Бывает, клиент возмущается, но у меня в объявлении написано, что секс без презерватива только по договоренности. Бывает, что обижаются, предлагают большие деньги, но здоровье превыше всего. Ну и мирамистином пользуюсь, как все проститутки.

Это очень опасная работа: то проститутку убьют, то гея повесят. Если мне звонят люди по рекомендации — я еду не боясь. Если звонят незнакомые люди — гуглю их, спрашиваю аккаунт «ВКонтакте» или в «Одноклассниках». Бывает, что человек ведет аккаунт 10 лет. Какой дурак будет мне гадость делать, если вот он весь, открытый.

Есть специальные сайты, которыми пользуются проститутки. Можно пробить номер телефона по специальной базе «геморов» и «проходящих». «Гемор» — это человек, который вызывает проститутку, а потом, допустим, связывает и насилует часов шесть. Если после этого он ее не пришибет, то проститутка заносит его номер и данные в систему — и потом к нему никто не поедет. А если человек хороший — ему ставят статус «проходящий». К «проходящим» едут без опаски. Бывают и другие меры безопасности: я, например, ставлю свою машину далеко от дома клиентов — вдруг они захотят запомнить мои номера и найти меня по ним?

Как-то приезжал к людям, которые нюхали кокаин и предлагали присоединиться. Бывает, что люди подозрительные: заходишь в квартиру и сразу чувствуешь, что выпьешь у них что-то, а очнешься через неделю и без почки. Если в квартире мне не нравится, я просто разворачиваюсь и ухожу. Я все-таки мужчина. Если бы на моем месте была девушка, ей было бы сложнее.

Сначала я боялся, что жена узнает о моей работе, но за все эти годы она так и не догадалась ни о чем. У меня очень хорошая жена, она не сует нос в мой телефон. Она простая, была бы другая, похитрее, — наверное, скрывать было бы сложнее.

Бывало, что клиентки пытались шантажировать и угрожать, что расскажут обо всем моей семье. Но дальше угроз дело не доходило. Некоторые клиентки влюблялись, но в отношения ничего не перерастало. Привязанность была, звонили, даже скрываться приходилось. Я не люблю, когда мне названивают каждые пять минут, пишут СМС. Это работа и ничего больше. Девушка пишет мне СМС, а жена спрашивает: «Кто тебе там написывает?» Я ей честно отвечаю: «Это по работе». Я же врач, лечу заблудшие души.

Большинству моих клиенток за 40, некоторым за 30, еще меньше клиенток — 20 с небольшим. У меня есть парочка постоянниц, которые любят мужчин постарше. Бывают те, что копят деньги, чтобы заплатить мне, но в основном они совсем не бедные женщины.

За час работы я получаю две тысячи. В месяц выходит от 100 до 300 тысяч, но я не на поток работаю. Кризис, конечно, повлиял. Год-полтора назад было не очень много заказов, но сейчас вроде ситуация выравнивается. У меня же не зарплата — сколько клиентов, столько и денег. Простые люди, у которых нет нефтяной вышки, просто платят по прайсу — я недорого беру. А те, кто много получает, больше платят по собственному желанию. Бывает, я приеду на два часа: это стоит четыре тысячи, а пятерку еще сверху положат.

На сайте мужчин по вызову, где меня ищут клиентки, я написал объявление о том, что могу помочь девушкам и женщинам в быту: электрика, сантехника

Часто вызывают на девичники, особенно в сауны. Это самые безопасные вызовы, я их люблю. Обычно в сауну меня зовут взрослые, серьезные женщины. У девочек и женщин, которые меня вызывают, часто есть мужчины. Но со мной можно делать что угодно. Некоторые хотят куни, золотой дождь, анальный секс попробовать. Почему они не делают этого с парнем или мужем? Я и сам не знаю. Пару раз спрашивал об этом, но, видимо, это больной вопрос, никто не хочет говорить. Бывало, что мы даже не трахались, я просто два часа делал клиентке эротический массаж.

На сайте мужчин по вызову, где меня ищут клиентки, я написал объявление о том, что могу помочь девушкам и женщинам в быту: электрика, сантехника. Много раз помогал, потому что, бывает, приезжаешь: одинокая состоятельная женщина, а ей даже лампочку вкрутить некому. Я как «Муж на час». Но дополнительных денег за это не беру. Все входит в оплаченное клиенткой время.

Бывают странные клиенты. Один мужик меня вызвал и сразу в дверях: «Пить будешь?» Он хотел мне заплатить за то, чтобы я с ним просто напился. Я отказался, он хлопнул дверью. Бывает, звонит девочка, я приезжаю, а мне не отвечают. Может, хотела чего-то, а потом испугалась и выключила телефон.

Однажды приехал на вызов и увидел немного нетрезвую женщину. Рядом — муж и сын, пьяные в хлам. Мы сели поговорить. Она начальница в налоговой. Выпивала и разговаривала со мной. Проболтала все два часа и потом говорит: «Я еще на час тебя продлю». Я просто сидел, пил чай, слушал. А сын и муж ползали там бухие и даже внимания на меня не обращали. Она там командир, содержит всю семью и делает что хочет.

Эскортом как сопровождением я почти не занимаюсь — может, было пару раз. Во-первых, не хочу палиться, во-вторых, нужно соблюдать дресс-код. За это время были приглашения съездить куда-то вместе. В Крым несколько раз звали и за границу. Нормальные деньги предлагали, но я не могу этого себе позволить. Не получится объяснить семье, что это за командировка такая.

Алкоголь на работе я стараюсь не пить. Иногда — не больше двух-трех стопок. Бывает, вызывают на девичники, просят выпить за здоровье именинницы. Откажешься — обидятся, но можно сделать так, что мой же бокал выпьют другие девчонки. Они там все поддатые, веселые.

Если бы бордели стали легальными, агрессии в обществе стало бы меньше

Есть среди клиентов очень известные люди, которых я по телевизору вижу. Они платят хорошие деньги. Были политики и из шоу-бизнеса. Сначала удивлялся, а потом привык — обычное дело. Есть такие люди, которые скандалят по телевизору, но в жизни они совсем другие. Была у меня пара политиков — чудаковатых, но достаточно известных, — к которым я ездил с резиновой писькой. Были мысли: сейчас я его отстрапоню, а потом меня там же и закопают, чтобы не узнал никто. Но видите, разговариваю с вами — значит, обошлось. Но постоянными клиентами знаменитости редко становятся — им постоянно нужны новые ощущения.

Один мой друг детства даже не приемлет слово «проститутка». Для него проститутка — это мразь конченная. Если он узнает, что я обслуживаю женщин, да еще и мужчин иногда, не будет никакой дружбы больше. Я могу даже поддакивать ему — мол, вокруг одни геи и проститутки. Но в душе мне обидно. Я работаю с нормальным людьми, с нормальными семьями. У моих клиентов есть дети, а у некоторых внуки. Но если я им не помогу, то у них семья развалится.

Изредка я пытался с этим завязать, но меня все тянет и тянет на эти приключения. Можно остановиться на месяц или два, но если кто-то позвонит, то я опять сорвусь. Если даже всю рекламу убрать, все равно будет тянуть. Буду работать, пока смогу. Я же вижу, что я нужен своим клиентам, они мной довольны. День рождения они сначала отмечают с родными, а потом снимают апартаменты и вызывают меня. Мне это нравится. И им это нравится. Новые люди, новые впечатления. Как от этого отказаться?

Вы даже не представляете, сколько вокруг вас проституток обоих полов. Если бы была возможность, я бы легализовал проституцию. Многие мечтают об этом, но не могут этого сделать. Если сделать все законно, государству будет хорошо, проститутки налогов принесут больше, чем нефть. Плюс безопасность: меньше заразы будет ходить, у каждого будет медкнижка. А сейчас все прячутся.

Если бы бордели стали легальными, агрессии в обществе стало бы меньше. Если человек не удовлетворен, он социально опасен. Мне кажется, после легализации преступлений стало бы меньше.

KENTEC Kentekku 2 In 1 Flare Cut Полный глушитель выхлопа Intruder Classic 400 / VK 54 A / Cab Car | Полный выпуск

Запрос на продукт

Спасибо за ваш запрос.
Мы ответим в течение 2 рабочих дней.
Если вы не получили ответ в течение 2 рабочих дней, отправьте запрос напрямую по адресу:[email protected]

KENTEC Kentekku 2 In 1 Flare Cut Полный глушитель выхлопных газов Intruder Classic 400 / VK 54 A / Cab Car

Не указано СУЗУКИ Intruder Classic 400 (ВК 54 А/вагон с кабиной) покрытие Да истирание Грязь Есть ржавчина Есть коррозия Есть отслаивающееся покрытие Есть отчаяние С внутренним глушителем С проживанием Другое неизвестное отсутствие деталей Пожалуйста, подготовьте отдельно, если есть детали, необходимые для установки и использования безопасный Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам !!!

Запрос успешно отправлен

Спасибо за ваш запрос.

Мы ответим в течение 2 рабочих дней.

Если вы не получили ответ в течение 2 рабочих дней, отправьте запрос по адресу:[email protected]

KENTEC Kentekku 2 In 1 Flare Cut Полный глушитель выхлопных газов Intruder Classic 400 / VK 54 A / Cab Car

Не указано СУЗУКИ Intruder Classic 400 (ВК 54 А/вагон с кабиной) покрытие Да истирание Грязь Есть ржавчина Есть коррозия Есть отслаивающееся покрытие Есть отчаяние С внутренним глушителем С проживанием Другое неизвестное отсутствие деталей Пожалуйста, подготовьте отдельно, если есть детали, необходимые для установки и использования безопасный Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам !!!

Имя 山田 太郎
Электронная почта [email protected]
Содержание запроса

Механические принадлежности — H. Östberg

1 Коробка фильтра FLK Коробки фильтров
2 Блок фильтра FLF Коробки фильтров
3 Фильтр ФЛК Фильтры
4 ФЛФ-фильтр Фильтры
5 Фильтр ТЕРУ Фильтры
6 Защитная решетка BSV Монтаж и установка
7 Защитная решетка BSR Монтаж и установка
8 Жалюзи VK Монтаж и установка
9 Жалюзи с обратной тягой RSK Монтаж и установка
10 Лувр YG Монтаж и установка
11 Выхлопной диффузор FLD Монтаж и установка
12 Впускной диффузор TLD Монтаж и установка
13 Монтажный кронштейн Комплект MB Universal Монтаж и установка
14 Монтажные скобы Комплект MB для CK Монтаж и установка
15 Хомут монтажный МК Монтаж и установка
16 РК Комплект Монтаж и установка
17 Прямоугольное гибкое соединение Монтаж и установка
18 Муфта переходная RCFU Монтаж и установка
19 Обратный затвор для TFU Монтаж и установка
20 Соединительная пластина для TFU Монтаж и установка
21 Выходной фланец Монтаж и установка
22 Глушитель LDC Глушители
23 Глушитель LDR Глушители
24 Бордюр крыши TFU Бордюры крыши
25 Бордюр крыши TG Бордюры крыши
26 Обтекатель крыши TH Бордюры крыши
27 Кухонные вытяжки Вытяжка

Страница не найдена — Gameign

Суббота, 19 марта 2022 г.

Последние новости
  • ОГРОМНЫЙ ЗНАЧОК УПАКОВАН! ДОРОГА К СЛАВЕ #170 | СОВЕРШЕННАЯ КОМАНДА FIFA 22
  • Блок Puz Обычный Уровень 20 | Пазлы Woodpuz | АБИ Глобал ЛТД
  • Sifu — тест игрового процесса Rx 570 + Ryzen 1700 / (ПК)
  • Давайте поиграем в Path of Exile Scourge (PS4) #88
  • Respawn Gifts Apex Community Бесплатные осколки семейной реликвии!
  • DOFUS – КОММЕНТАРИЙ JE ME FAIS UN MAX DE KAMAS EN MONO POUR ME STUFF !
  • 20 ИЗМЕНЯЮЩИХ ИГРУ советов, чтобы ПОДНЯТЬСЯ В РЯДАХ! — Доблестное руководство
  • Эпизод 11: Seguindo no Castelo Tempesvéu — Elden Ring — PS4
  • [PS5] Легенды GRID
  • Destiny 2: НОВОЕ ОБНОВЛЕНИЕ ИГРЫ! Сундуки NERFED! Экзотические изменения, усиление добычи, новые предметы, трейлер рейда и многое другое
  • Боковая панель
  • Случайная статья
  • Авторизоваться
  • Меню
  • Ищи
  • Gameign
  • Служебный долг Боевая зона
  • Авангард служебного долга
  • новости игры
  • PS4
  • пс5
  • Игры Метавселенной
  • Игры для Android
  • Свяжитесь с нами
  • Политика конфиденциальности
  • Реклама
  • Ищи
  • Сменить скин
  • Telegram
  • Medium
  • Tumblr
  • Reddit
  • Pinterest
  • Twitter
  • Facebook
  • RSS

404 🙁

Ой! Эта страница не может быть найдена.

Кажется, мы не можем найти то, что вы ищете. Возможно поиск поможет.

Ищи:

  • Gameign
  • Служебный долг Боевая зона
  • Авангард служебного долга
  • новости игры
  • PS4
  • пс5
  • Игры Метавселенной
  • Игры для Android
  • Свяжитесь с нами
  • Политика конфиденциальности
  • Реклама

Последние сообщения

  • ОГРОМНЫЙ ЗНАЧОК УПАКОВАН! ДОРОГА К СЛАВЕ #170 | СОВЕРШЕННАЯ КОМАНДА FIFA 22

    2 минуты назад

  • Блок Puz Обычный Уровень 20 | Пазлы Woodpuz | АБИ Глобал ЛТД

    5 минут назад

  • Sifu — тест игрового процесса Rx 570 + Ryzen 1700 / (ПК)

    7 минут назад

  • Давайте поиграем в Path of Exile Scourge (PS4) #88

    8 минут назад

  • Respawn Gifts Apex Community Бесплатные осколки семейной реликвии!

    10 минут назад

Категории

  • Игры для Android
  • Злые птицы
  • Апекс Легенды
  • Баттелфилд
  • Авангард служебного долга
  • Зона боевых действий Call Of Duty
  • КСГО
  • Судьба 2
  • Дофус
  • Дота 2
  • Умирающий свет 2
  • Старшее кольцо
  • ФИФА
  • Фортнайт
  • игровые новости
  • Легенды сетки
  • ГТА
  • Горячие посты
  • нужно два
  • Лига легенд
  • Игры Метавселенной
  • Путь изгнания
  • PS4
  • пс5
  • квест-головоломка
  • Red Dead Redemption
  • сифу
  • ВАЛОРАНТ
  • Мир варкрафта
  • Суперкарта WWE
  • Xbox

Последние сообщения

  • Как играть в PERFECT CARRY — эти советы ИЗМЕНЯЮТ ВСЕ — Dota 2 Guide

    29 декабря 2021 г.

  • Реакция фаната арканов на КАЖДЫЙ видеоролик League of Legends (часть 4)

    11 декабря 2021 г.

  • Asphalt 9 Legends: лучшие автогонки с открытым миром для ПК №125

    12 января 2022 г.

  • Call of Duty VANGUARD ► Сверхширокий игровой процесс [бета]

    20 сентября 2021 г.

  • МНОГО МЕНЯ? + Лучшие настройки контроллера Fortnite + Настройки главы 3 (PS5/PS4/XBOX/PC)

    31 декабря 2021 г.

  • RSS
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Reddit
  • Tumblr
  • Medium
  • Telegram
Кнопка «Вернуться к началу» Закрывать

Ищи:

  • RSS
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Reddit
  • Tumblr
  • Medium
  • Telegram
Закрывать

Ищи

Закрывать

Войти

Забывать? Запомни меня Авторизоваться .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.