Ст 6 закона об оружии: » » 13.12.1996 N 150- |

Содержание

Статья 6. Ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 13-12-96 150-ФЗ ОБ ОРУЖИИ

не действует Редакция от 13.11.1996 Подробная информация
Наименование документФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 13.12.96 N 150-ФЗ «ОБ ОРУЖИИ»
Вид документазакон
Принявший органпрезидент рф, гд рф
Номер документа150-ФЗ
Дата принятия01.07.1997
Дата редакции13.11.1996
Дата регистрации в Минюсте01.01.1970
Статусне действует
Публикация
  • Документ в электронном виде ФАПСИ, НТЦ «Система»,
  • «Собрание законодательства РФ», 16.12.96, N 51, ст. 5681,
  • «Российская газета», N 241, 18.12.96
НавигаторПримечания

Статья 6. Ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия

На территории Российской Федерации запрещаются:

1) оборот в качестве гражданского и служебного оружия:

огнестрельного длинноствольного оружия с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющего длину ствола или длину ствола со ствольной коробкой менее 500 мм и общую длину оружия менее 800 мм, а также имеющего конструкцию, которая позволяет сделать его длину менее 800 мм и при этом не теряется возможность производства выстрела;

огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другие предметы;

огнестрельного гладкоствольного оружия, изготовленного под патроны к огнестрельному оружию с нарезным стволом;

кистеней, кастетов, сурикенов, бумерангов и других специально приспособленных для использования в качестве оружия предметов ударно-дробящего и метательного действия, за исключением спортивных снарядов;

патронов с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, а также патронов с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов;

оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов;

газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации, газового оружия, способного причинить средней тяжести вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более одного метра;

оружия и патронов к нему, имеющих технические характеристики, не соответствующие криминалистическим требованиям Министерства внутренних дел Российской Федерации, согласованным с Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации;

огнестрельного бесствольного оружия самообороны, электрошоковых устройств и искровых разрядников, имеющих выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующие нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также указанных видов оружия, произведенных за пределами территории Российской Федерации;

холодного клинкового оружия и ножей, клинки и лезвия которых либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кнопку или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет силы тяжести или ускоренного движения и автоматически фиксируются, при длине клинка и лезвия более 90 мм;

2) хранение или использование вне спортивных объектов спортивного огнестрельного оружия с нарезным стволом либо спортивного пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм, а также спортивного холодного клинкового и метательного оружия, за исключением хранения и использования луков и арбалетов для проведения научно-исследовательских и профилактических работ, связанных с иммобилизацией и инъецированием объектов животного мира;

3) установка на гражданском и служебном оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и прицелов (прицельных комплексов) ночного видения, за исключением прицелов для охоты, порядок использования которых устанавливается Правительством Российской Федерации, а также их продажа;

4) пересылка оружия;

5) ношение гражданами оружия при проведении митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования и других массовых публичных мероприятий;

6) ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия;

7) продажа, передача, приобретение оружия и патронов к нему, производимых только для экспорта в соответствии с техническими условиями, отвечающими требованиям стран-импортеров.

Ограничения, устанавливаемые на использование гражданами оружия в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343

DOI: 10.17748/2075-9908-2015-7-6/1 -00-00

КОДЗОКОВА Ляца Арсеньевна Северо-Кавказский институт повышения квалификации (филиал) Краснодарского университета МВД России Нальчик, Россия

ОГРАНИЧЕНИЯ, УСТАНАВЛИВАЕМЫЕ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГРАЖДАНАМИ ОРУЖИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье рассматриваются ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия. Автором проанализированы ограничения на оборот оружия, порядок их реализации в практической деятельности. Федеральный закон «Об оружии» лишь в абзаце 6 п. 1 ст. 6 «Ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия» упоминает о запрете на «оборот в качестве гражданского и служебного оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов; оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения и которые имеют выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующие нормам федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения, а также указанных оружия и предметов, произведенных за пределами российской территории».

Как расценивать данное положение закона? Как перечисление новых видов оружия, не определенных ст. 25 Федерального закона «Об оружии», или предметы, оборот которых запрещен на территории нашего государства? Такая несогласованность снижает эффективность правового регулирования оборота оружия. Унификация дефиниций в этой области позволит правильно и обоснованно применять закон, в том числе и уголовный. Но для этого необходимо с учетом опыта и современных потребностей различных отраслей права дать более четкое определение понятию «оружие» и его видам. Выводы автора могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: ограничение, мера предупреждения, оборот, оружие, приобретение, использование, ношение, хранение, запрет, реализация, огнестрельное оружие, газовое оружие, специальные средства.

Lyatsa A. KODZOKOVA North Caucasian Institute of training (branch) of the Krasnodar University of the MOI of Russia Nalchik, Russia

RESTRICTIONS BY THE USE OF WEAPONS OF RUSSIAN CITIZENS

Abstract: The article considers the restrictions imposed on the circulation of civilian and service weapons. The author analyzes the restrictions on the circulation of weapons, the procedure for their implementation in practice. Federal Law «On weapons» only in paragraph 6 p. 1, art. 6 «Restrictions imposed on the circulation of civilian and service weapons» refers to the prohibition of ‘turnover as a civilian and service weapons and other items affecting the action is based on the use of radiation and biological factors; weapons and other items affecting the action is based on the use of electromagnetic, light, thermal, subsonic or ultrasonic radiation and which have output parameters that exceed the value set by state standards of the Russian Federation and the relevant regulations of the federal executive authority in the field of public health, as well as these weapons and items produced outside the Russian territory » How to regard this provision of the law? As the transfer of new weapons, not specific item. 25 of the Federal Law «On weapons», or items prohibited for circulation in the territory of our state? This inconsistency decreases the effectiveness of the legal regulation of arms trafficking.

Unification of definitions in this area will allow applying the law correctly and reasonably, including criminal. But for this it is necessary taking into account the experience and the modern needs of the various branches of law provide a clearer definition of «weapon» and its species. The author’s conclusions may be used in law enforcement.

Keywords: limit warning measure, turnover of weapons acquisition, use, carrying, storing, ban, sales, firearm, gas weapon, special means

Ограничения, устанавливаемые на оборот оружия, на сегодняшний день предусмотрены законодательством и существенно расширены по сравнению с ранее действующими нормами. В ст. 6 Федерального закона «Об оружии» содержатся ограничения по использованию оружия. При этом законодательством предусмотрено, что допустимые ограничения правомочий по распоряжению имуществом должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными и соразмерными, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных прав. Другими словами, ограничения не должны касаться основного содержания конституционных положений, сама же возможность ограничений, как и их характер, должна обусловливаться необходимостью защиты конституционно значимых ценностей. Необходимо отметить, что система права в России предусматривает непростой порядок приобретения гражданами оружия, регулирует процедуру контроля правоохранительных органов за оборотом оружия и предусматривает возможность применения наказаний за нарушения правил его оборота вплоть до лишения права собственности на него [1].

Законодательством РФ предусмотрена возможность приобретения гражданского огнестрельного оружия лицами, достигшими возраста 21 года, и лицами, которые, несмотря на то, что не достигли возраста 21 года, прошедшими либо проходящими военную службу, а также лицами, проходящими службу в государственных организациях военизированного типа и имеющими воинские, специальные звания или классные чины (ранее правом приобретения оружия обладали граждане РФ, достигшие возраста 18 лет) [2]. Федеральный закон «Об оружии» содержит за-

ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 8 №5/1, 2016 _Historical and Social Educational Ideas Volume 8 #5/1, 2016_

прет на возможность ношения огнестрельного оружия при проведении массовых публичных мероприятий, в состоянии опьянения, а также на ношение огнестрельного оружия в пределах образовательных организаций. Исключением являются организации, чьи уставные цели и задачи предусматривают использование оружия. Данный закон в ст. 6 также содержит перечень видов оружия, использование которых запрещено в качестве гражданского и служебного. Официальным систематизированным документом, который содержит сведения об оружии и патронах к нему, разрешенных к обороту на территории России, выступает Государственный кадастр гражданского и служебного оружия и патронов к нему (Кадастр) [4]. Он издается на основании перечня установленных моделей оружия и патронов к нему. Кадастр утверждается ежеквартально Правительством РФ или федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере технического регулирования и метрологии, совместно с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел. Необходимо отметить, что в Кадастр не должны вноситься данные о холодном клинковом и метательном оружии, а также о единичных экземплярах гражданского оружия, которые могут ввозиться (вывозиться) и производиться на территории Российской Федерации.

Статьей 20 Федерального закона «Об оружии» предусмотрены некоторые особенности использования оружия, в частности его наследования третьими лицами. Суть состоит в том, что оружие ограничено в обороте. Следовательно, оружие не может свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом.

При наследовании гражданского оружия необходимым условием выступает наличии у наследующего лица законного права на приобретение гражданского оружия. Для того чтобы избежать проблем с ненадлежащим использованием оружия, оно изымается для ответственного хранения сотрудниками полиции, его зарегистрировавшими, если установлен факт смерти собственника гражданского оружия [5].

Отметим также, что установленные ст. 6 Федерального закона «Об оружии» ограничения распространяются только на два вида оружия:

— гражданское оружие, то есть предназначенное для занятий спортом и охоты, самообороны, а также в культурных и образовательных целях;

— служебное оружие, то есть предназначенное для использования должностными лицами, которым законом разрешено использование указанного оружия, в целях самообороны или для исполнения возложенных на них обязанностей. Следует учитывать, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П [6] положения ст. 6 Закона об оружии признаны соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой ими устанавливается механизм защиты от противоправного оборота холодного оружия. Кроме того, как отмечается в письме ФТС России от 12 января 2011 г. № 01-11/148 «О порядке ввоза физическими лицами оружия для сертификации» [7], ограничения в отношении оружия, установленные Законом об оружии, действуют в части, не противоречащей международным договоренностям.

По нашему мнению, целесообразно более четко провести границу между оружием и специальными средствами (средствами активной обороны), которые предназначены лишь для физического воздействия на человека, но не его уничтожения. Оружие, в свою очередь, исторически воспринималось как средство причинения необратимых последствий для жизни человека. При организации мероприятий по противодействию экстремизму необходимо учитывать уже накопленный в этой сфере опыт, в том числе основанный на анализе сведений, содержащихся в его источниках [9]. Проблемы определения понятия «оружие» обусловлены сложившейся традицией перечисления предметов, составляющих его объем, что при отсутствии четких критериев отнесения предметов к множеству «оружие» необоснованно увеличивает его [8]. В заключение следует отметить, что ограничение оборота оружия является важной мерой по предупреждению преступлений.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Шмидт А.А. Логические ошибки законодателя об оружии: взгляд правоприменителя // Юридическая наука и правоприменительная практика. — № 3 (29). — 2014. — С. 134.

2. Кодзокова Л.А. Правовое регулирование отношений, возникающих по поводу гражданского оборота оружия в Российской Федерации // Научные исследования: от теории к практике. Сборник материалов VIII Международной научно-практической конференции. Т. 2. — Чебоксары, 2016. — С. 226.

3. О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 21 июля 1998 г. № 814 (ред. от 06 мая 2015 г.) // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 32. — Ст. 3878; 2015.20. Ст. 2908.

4. Кодзокова Л.А. Особенности административных правонарушений в сфере оборота оружия // Историческая и социально-образовательная мысль. Т. 8. — № 3. Ч.2. — Краснодар, 2016. — С. 107.

5. Кодзокова Л.А. Правовое регулирование отношений, возникающих по поводу гражданского оборота оружия в Российской Федерации // Научные исследования: от теории к практике. Сборник материалов VIII Международной научно-практической конференции. Т. 2. — Чебоксары, 2016. — С. 226.

6. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации и статей 1, 3, 6, 8, 13 и 20 Федерального закона «Об оружии» в связи с жалобой гражданки Н.В. Урюпиной» // Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 26 (ч. 2). — Ст. 3633.

7. Письмо ФТС РФ от 12 января 2011 г. № 01-11/148 «О порядке ввоза физическими лицами оружия для сертификации» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Тутуков А.Ю., Машекуашева М.Х., Геляхова Л.А. Характеристика объекта заведомо ложного сообщения об акте терроризма и террористического акта, выполненного в форме угрозы // Теория и практика общественного развития. — 2014. — № 16. — С. 135-137.

9. Феномен современного религиозного фундаментализма: историко-теоретический аспект. Кочесокова З.Х. Бизнес в законе // Экономико-юридический журнал. — 2015. — № 5. — С. 13-15.

REFERENCES

1. Schmidt A. Logic legislator mistakes about weapons: look enforcer. Jurisprudence and law enforcement practice. No.3 (29) 2014 P. 134.

2. Kodzokova L.A. Legal regulation of the relations arising about the civil circulation of weapons in the Russian Federation. Scientific research: from theory to practice. The collection of materials of the VIII International scientific-practical conference. T. 2. Cheboksary. 2016. 226 p.

3. The measures to regulate the turnover of civilian and service weapons and ammunition on the territory of the Russian Federation: Russian Federation Government Resolution dated July 21, 1998 № 814 (as amended on May 6, 2015.). Meeting of the legislation of the Russian Federation. 1998. No. 32. Art. 3878; 2015. 20. Art. 2908.

4. Kodzokova L.A. Features of administrative offenses in the sphere of arms trafficking. Historical and socio-educational thought. T. 8. 2. Part number 3. Krasnodar. 2016. 107 p.

5. Kodzokova L.A. Legal regulation of the relations arising about the civil circulation of weapons in the Russian Federation. Scientific research: from theory to practice. The collection of materials of the VIII International scientific-practical conference. T.2. Cheboksary. 2016. 226 p.

6. Decision of the Constitutional Court on June 17, 2014 № 18-P «On the case on the constitutionality of part four of Article 222 of the Criminal Code and Articles 1, 3, 6, 8, 13 and 20 of the Federal Law» On Weapons «in the complaint of the citizen NV Uryupin». Meeting of the legislation of the Russian Federation. 2014.no. 26 (ch. 2). Art. 3633.

7. Federal Customs Service Letter dated January 12, 2011 № 01-11. 148 «About the order of importation of arms by individuals to certify». Access from the ATP «Consultant.»

8. Tutukov A.Y., Mashekuasheva M.H., Gelyahova L.A. Characteristics of the facility knowingly false report of an act of terrorism and terrorist acts, executed in the form of threats. Theory and practice of social development. 2014. no 16. Pp. 135-137.

9. The phenomenon of modern religious fundamentalism: historical and theoretical aspect. Kochesokova Z.H. Business-in-law. Economics and Law Journal. 2015. No. 5. Pp. 13-15.

Информация об авторе

Information about the author

Кодзокова Ляца Арсеньевна, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры организации правоохранительной деятельности Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиал) Краснодарского университета МВД России, Нальчик, Россия Получена: 11.09.2016

Lyatsa A. Kodzokova, Candidate of Law, Lecturer of Department of Organization Law enforcement, North Caucasian Institute of training (branch) of the Krasnodar University of the MOI of Russia,

Nalchik, Russia Received: 11.09.2016

Для цитирования статьи: Ограничения, устанавливаемые на использование гражданами оружия В Российской Федерации. Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Том. 8. № 5. Часть 1. с.00-00. doi: 10.17748/2075-9908-2015-7-6/2-00-00.

For article citation: Kodzokova L.F. Ograni-chenija, ustanavlivaemye na ispol’zovanie gra-zhdanami oruzhija V Rossijskoj Federacii. [Restrictions by the use of weapons of Russian citizens

]. Istoricheskaya i sotsial’no-obrazovatelnaya mys’l = Historical and Social Educational Ideas. 2016. Vol . 8. no. 5. Part. 1. Pp. 00-00. doi: 10.17748/2075-9908-2015-7-6/2-00-00. (in Russian)

Договор о нераспространении ядерного оружия — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Договор о нераспространении ядерного оружия

Одобрен резолюцией 2373 (XXII) Генеральной Ассамблеи от 12 июня 1968 года

Государства, заключающие настоящий Договор, ниже именуемые «Участниками Договора»,

Учитывая опустошительные последствия, которые имела бы для всего человечества ядерная война, и вытекающую из этого необходимость приложить все усилия для предотвращения опасности возникновения такой войны и принять меры для обеспечения безопасности народов,

Считая, что распространение ядерного оружия серьезно увеличило бы опасность ядерной войны,

В соответствии с резолюциями Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, призывающими к заключению соглашения о предотвращении более широкого распространения ядерного оружия,

Обязуясь сотрудничать в целях содействия применению гарантий Международного агентства по атомной энергии в отношении мирной ядерной деятельности,

Выражая свою поддержку усилиям по исследованию, усовершенствованию и другим усилиям, направленным на содействие применению в рамках системы гарантий Международного агентства по атомной энергии принципа эффективных гарантий в отношении движения исходных и специальных расщепляющихся материалов посредством использования приборов и других технических способов в определенных ключевых местах,

Подтверждая тот принцип, что блага мирного применения ядерной технологии, включая любые технологические побочные продукты, которые могут быть получены государствами, обладающими ядерным оружием, от развития ядерных взрывных устройств, должны быть доступны для мирных целей всем государствам-участникам Договора, как обладающим, так и не обладающим ядерным оружием,

Будучи убежденными, что в осуществление этого принципа все Участники настоящего Договора имеют право участвовать в возможно самом полном обмене научной информацией для дальнейшего развития применения атомной энергии в мирных целях и вносить в это развитие свой вклад по отдельности или в сотрудничестве с другими государствами,

Заявляя о своем намерении по возможности скорее достигнуть прекращения гонки ядерных вооружений и принять эффективные меры в направлении ядерного разоружения,

Настоятельно призывая к сотрудничеству всех государств в достижении этой цели,

Напоминая о решимости, выраженной участниками Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г. в его преамбуле, стремиться достичь навсегда прекращения всех испытательных взрывов ядерного оружия и продолжать переговоры с этой целью,

Стремясь содействовать смягчению международной напряженности и укреплению доверия между государствами, с тем чтобы способствовать достижению прекращения производства ядерного оружия, уничтожению всех существующих его запасов и исключению ядерного оружия и средств его доставки из национальных арсеналов в соответствии с договором о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем,

Напоминая, что в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций государства должны воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций, и что следует содействовать установлению и поддержанию международного мира и безопасности с наименьшим отвлечением мировых людских сил и экономических ресурсов для дела вооружения,

Согласились о нижеследующем:

Статья I

Каждое из государств-участников настоящего Договора, обладающих ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или к приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами.

Статья II

Каждое из государств-участников настоящего Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется не принимать передачи от кого бы то ни было ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, равно как и не добиваться и не принимать какой-либо помощи в производстве ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств.

Статья III

1. Каждое из государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется принять гарантии, как они изложены в соглашении, о котором будут вестись переговоры и которое будет заключено с Международным агентством по атомной энергии в соответствии с Уставом Международного агентства по атомной энергии и системой гарантий Агентства, исключительно с целью проверки выполнения его обязательств, принятых в соответствии с настоящим Договором, с тем чтобы не допустить переключения ядерной энергии с мирного применения на ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства. Процедуры гарантий, требуемых настоящей статьей, осуществляются в отношении исходного или специального расщепляющегося материала, независимо от того, производится ли он, обрабатывается или используется в любой основной ядерной установке или находится за пределами любой такой установки. Гарантии, требуемые настоящей статьей, применяются ко всему исходному или специальному расщепляющемуся материалу во всей мирной ядерной деятельности в пределах территории такого государства, под его юрисдикцией или осуществляемой под его контролем где бы то ни было.

2. Каждое из государств-участников Договора обязуется не предоставлять: а) исходного или специального расщепляющегося материала или b) оборудования или материала, специально предназначенного или подготовленного для обработки, использования или производства специального расщепляющегося материала, любому государству, не обладающему ядерным оружием, для мирных целей, если на этот исходный или специальный расщепляющийся материал не распространяются гарантии, требуемые настоящей статьей.

3. Гарантии, требуемые настоящей статьей, осуществляются таким образом, чтобы соответствовать статье IV настоящего Договора и избегать создания препятствий для экономического или технологического развития Участником Договора или международного сотрудничества в области мирной ядерной деятельности, включая международный обмен ядерным материалом и оборудованием для обработки, использования или производства ядерного материала в мирных целях в соответствии с положениями настоящей статьи и принципом применения гарантий, изложенным в преамбуле Договора.

4. Государства-участники Договора, не обладающие ядерным оружием, заключают соглашения с Международным агентством по атомной энергии с целью выполнения требований настоящей статьи либо в индивидуальном порядке, либо совместно с другими государствами в соответствии с Уставом Международного агентства по атомной энергии. Переговоры о таких соглашениях начинаются в течение 180 дней со времени первоначального вступления в силу настоящего Договора. Для государств, сдающих на хранение свои ратификационные грамоты или документы о присоединении по истечении периода в 180 дней, переговоры о таких соглашениях начинаются не позднее даты такой сдачи. Такие соглашения вступают в силу не позднее восемнадцати месяцев со дня начала переговоров.

Статья IV

1. Никакое положение настоящего Договора не следует толковать как затрагивающее неотъемлемое право всех участников Договора развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях без дискриминации и в соответствии со статьями I и II настоящего Договора.

2. Все Участники Договора обязуются способствовать возможно самому полному обмену оборудованием, материалами, научной и технической информацией об использовании ядерной энергии в мирных целях и имеют право участвовать в таком обмене. Участники Договора, которые в состоянии делать это, также сотрудничают в деле содействия, по отдельности или совместно с другими государствами или международными организациями, дальнейшему развитию применения ядерной энергии в мирных целях, особенно на территориях государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, с должным учетом нужд развивающихся районов мира.

Статья V

Каждый из Участников настоящего Договора обязуется принять соответствующие меры с целью обеспечения того, чтобы в соответствии с настоящим Договором, под соответствующим международным наблюдением и посредством соответствующих международных процедур потенциальные блага от любого мирного применения ядерных взрывов были доступны государствам-участникам настоящего Договора, не обладающим ядерным оружием, на недискриминационной основе, и чтобы стоимость используемых взрывных устройств для таких Участников Договора была такой низкой, как только это возможно, и не включала расходы по их исследованию и усовершенствованию. Государства-участники настоящего Договора, не обладающие ядерным оружием, будут в состоянии получать такие блага в соответствии со специальным международным соглашением или соглашением через соответствующий международный орган, в котором должным образом представлены государства, не обладающие ядерным оружием. Переговоры по этому вопросу начнутся так скоро, как это возможно, после вступления в силу настоящего Договора. Государства-участники настоящего Договора, не обладающие ядерным оружием, которые пожелают этого, могут также получать такие блага в соответствии с двусторонними соглашениями.

Статья VI

Каждый Участник настоящего Договора обязуется в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем.

Статья VII

Никакое положение настоящего Договора не затрагивает право какой-либо группы государств заключать региональные договоры с целью обеспечения полного отсутствия ядерного оружия на их соответствующих территориях.

Статья VIII

1. Любой Участник настоящего Договора может предложить поправки к этому Договору. Текст любой предложенной поправки представляется правительствам-депозитариям, которые рассылают его всем Участникам Договора. Затем, если этого потребует одна треть или более Участников Договора, правительства-депозитарии созывают конференцию, на которую они приглашают всех Участников Договора для рассмотрения такой поправки.

2. Любая поправка к настоящему Договору должна быть утверждена большинством голосов всех Участников Договора, включая голоса всех государств-участников настоящего Договора, обладающих ядерным оружием, и всех других Участников Договора, являющихся членами Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии на дату рассылки такой поправки. Поправка вступает в силу для каждого Участника Договора, сдающего свою грамоту о ратификации поправки, после сдачи на хранение таких ратификационных грамот большинством всех Участников Договора, включая ратификационные грамоты всех государств-участников настоящего Договора, обладающих ядерным оружием, и всех других Участников Договора, являющихся членами Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии на дату рассылки этой поправки. Впоследствии она вступает в силу для любого другого Участника Договора после сдачи им на хранение своей грамоты о ратификации поправки.

3. Через пять лет после вступления в силу настоящего Договора в Женеве (Швейцария) созывается конференция Участников Договора для рассмотрения того, как действует настоящий Договор, чтобы иметь уверенность в том, что цели, изложенные в преамбуле, и положения Договора осуществляются. Через каждые последующие пять лет большинство Участников Договора могут, путем представления предложения с этой целью правительствам-депозитариям, добиться созыва дальнейших конференций с той же целью рассмотрения того, как действует Договор.

Статья IX

1. Настоящий Договор открыт для подписания его всеми государствам. Любое государство, которое не подпишет Договор до вступления его в силу в соответствии с пунктом 3 данной статьи, может присоединиться к нему в любое время.

2. Настоящий Договор подлежит ратификации государствами, подписавшими его. Ратификационные грамоты и документы о присоединении сдаются на хранение правительствам Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Соединенных Штатов Америки и Союза Советских Социалистических Республик, которые настоящим назначаются в качестве правительств-депозитариев.

3. Настоящий Договор вступает в силу после его ратификации государствами, правительства которых назначены в качестве депозитариев Договора, и 40 другими подписавшими настоящий Договор государствами и сдачи ими на хранение ратификационных грамот. Для целей настоящего Договора государством, обладающим ядерным оружием, является государство, которое произвело и взорвало ядерное оружие или другое ядерное взрывное устройство до 1 января 1967 года.

4. Для государств, ратификационные грамоты или документы о присоединении которых будут сданы на хранение после вступления в силу настоящего Договора, он вступает в силу в день сдачи на хранение их ратификационных грамот или документов о присоединении.

5. Правительства-депозитарии незамедлительно уведомляют все подписавшие и присоединившиеся к настоящему Договору государства о дате каждого подписания, дате сдачи на хранение каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении, дате вступления в силу настоящего Договора, дате получения любых требований о созыве конференции, а также о других уведомлениях.

6. Настоящий Договор должен быть зарегистрирован правительствами-депозитариями в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций.

Статья X

1. Каждый Участник настоящего Договора в порядке осуществления государственного суверенитета имеет право выйти из Договора, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он уведомляет за три месяца всех Участников Договора и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

2. Через двадцать пять лет после вступления Договора в силу созывается конференция для того, чтобы решить должен ли Договор продолжать оставаться в силе бессрочно или действие Договора должно быть продлено на дополнительный определенный период или периоды времени. Это решение принимается большинством Участников Договора.

Статья XI

Настоящий Договор, английский, русский, французский, испанский и китайский тексты которого являются равно аутентичными, сдается на хранение в архивы правительств-депозитариев. Должным образом заверенные копии настоящего Договора препровождаются правительствами-депозитариями правительствам государств, подписавших Договор и присоединившихся к нему.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные, подписали настоящий Договор.

СОВЕРШЕНО в трех экземплярах, в городах Лондоне, Вашингтоне и Москве, июля месяца, первого дня, тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года.


Источник: UN Treaty Series, Vol. 729–13

84. Назовите ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия (ст. 6 Закона «Об оружии» рф).

На территории Российской Федерации запрещается:

1) оборот в качестве гражданского и служебного оружия:

огнестрельного длинноствольного оружия с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющего длину ствола или длину ствола со ствольной коробкой менее 500 мм и общую длину оружия менее 800 мм, а также имеющего конструкцию, которая позволяет сделать его длину менее 800 мм и при этом не теряется возможность производства выстрела;

огнестрельного оружия, которые имеют форму, имитирующую другие предметы;

огнестрельного гладкоствольного оружия, изготовляемого по патроны к огнестрельному оружию с нарезным стволом;

кистеней, кастетов, сурикенов, бумерангов и других специально приспособленных для использования в качестве оружия предметов ударно-дробящего и метательного действия, за исключением спортивных снарядов;

патронов с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, а также патронов с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов;

газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации, газового оружия, способного причинить средней тяжести вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более одного метра, а также указанных видов оружия, произведенных за пределами территории Российской Федерации;

холодного клинкового оружия и ножей, клинки и лезвия которых либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кнопку или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет силы тяжести или ускоренного движения и автоматически фиксируются, при длине клинка и лезвия более 90 мм;

2) хранение или использование вне спортивных объектов спортивного огнестрельного оружия с нарезным стволом либо спортивного пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Д ж и калибра более 4,5 мм, а также спортивного холодного клинкового и метательного оружия, за исключением хранения и использования луков и арбалетов для проведения научно-исследовательских и профилактических работ, связанных с иммобилизацией и инъецированием объектов животного мира;

3) установка на гражданском и служебном оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и прицелов (прицельных комплексов) ночного видения, за исключением прицелов для охоты, порядок использования которых устанавливается Правительством Российской Федерации, а также их продажа;

4) пересылка оружия;

5) ношение гражданами оружия при проведении митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования и других массовых публичных мероприятий;

6) ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия;

7) продажа, передача, приобретение оружия и патронов к нему, производимых только для экспорта в соответствии с техническими условиями, отвечающими требованиям стран-импортеров.

ВНЕСЕНЫ ИЗМЕНЕНИЯ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ ОРУЖИИ» — Вичугские новости

Вичугская межрайонная прокуратура разъясняет изменения, внесенные в Федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии».

Федеральным законом от 19.07.2018 № 219-ФЗ внесены изменения в Федеральный закон «Об оружии».

Так, внесены изменения в ст. 1 указанного закона, в соответствии с которой предусматривается наделить граждан Российской Федерации, являющихся владельцами гражданского огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом и имеющих разрешение на хранение и ношение этого оружия, правом производить самостоятельное снаряжение патронов к нему для личного использования.

Пунктом 12 ст. 6 Федерального закона «Об оружии» устанавливаются ограничения на продажу или передачу инициирующих и воспламеняющих веществ и материалов (пороха, капсюлей) для самостоятельного снаряжения патронов к гражданскому огнестрельному длинноствольному оружию гражданам, не имеющим разрешения на хранение и ношение такого оружия.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об оружии» граждане Российской Федерации, впервые приобретающие гражданское огнестрельное длинноствольное оружие, за исключением граждан, имеющих разрешение на хранение или хранение и ношение огнестрельного оружия, граждан, проходящих службу в государственных военизированных организациях и имеющих воинские звания либо специальные звания или классные чины юстиции либо уволенных из этих организаций с правом на пенсию, при изучении правил безопасного обращения с оружием и приобретении навыков безопасного обращения с оружием обязаны пройти обучение безопасному самостоятельному снаряжению патронов к указанному оружию.

Согласно ст. 18 Федерального закона «Об оружии» на юридические лица, имеющие право осуществлять торговлю гражданским и служебным оружием и патронами к нему, возлагается обязанность обеспечивать учёт приобретаемых и продаваемых патронов, инициирующих и воспламеняющих веществ и материалов (пороха, капсюлей) для самостоятельного снаряжения патронов к гражданскому огнестрельному длинноствольному оружию, а также хранить учётную документацию в течение 10 лет.

Кроме того, устанавливается запрет на продажу веществ и материалов для самостоятельного снаряжения патронов к гражданскому огнестрельному длинноствольному оружию, упаковка которых не содержит сведений о правилах их безопасного использования для самостоятельного снаряжения таких патронов.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня его официального опубликования, т.е. с 16 января 2019 года.

К.Н. Шевелев, и.о. заместителя межрайонного прокурора юрист 3 класса



 

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

Мой мир

Госдума приняла закон о запрете покупать оружие до 21 года — РБК

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Госдума приняла закон, повышающий минимальный возраст покупателей огнестрельного охотничьего и гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны с 18 до 21 года. В соответствии с документом право приобретать такое оружие в более молодом возрасте останется только у тех, кто отслужил в армии или проходит службу в «государственных военизированных организациях» и имеет воинские звания либо специальные звания или классные чины юстиции, а также у профессиональных охотников и представителей коренных малых народов, «занимающихся традиционными промыслами в местах традиционного проживания».

В среду, 16 июня, Госдума также приняла поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальные кодексы, усиливающие ответственность за незаконный оборот оружия. Новым законом ужесточается ответственность за преступления, совершенные с незаконно приобретенным (ст. 222), изготовленным или переделанным оружием (ст. 223 и 223.1), дифференцируется ответственность в зависимости от предмета преступления.

Кроме того, в отдельную часть законодатели вынесли преступления, связанные с незаконным сбытом оружия. Одиночным нарушителям за это грозит лишение свободы от пяти до восьми лет, в случае с организованной группой предусматривается лишение свободы от 10 до 15 лет. За незаконный сбыт пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж виновным грозит лишения свободы на срок до четырех лет.

«Сбыт огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов будет квалифицироваться как тяжкое преступление, что соответствует повышенной степени общественной опасности таких деяний, способствующих нелегальному распространению оружия», — пояснил председатель профильного комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Поправка о повышении возрастного ценза появилась в законопроекте после стрельбы в казанской гимназии 11 мая 2021 года. Изначальная версия законопроекта об ужесточении оборота огнестрельного оружия появилась еще в декабре прошлого года. В первой версии планировалось запретить ограничить владение оружия лишь многократно судимым и наказанным за вождение в пьяном виде.

Ст. 6 Закон О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия РК Служебное оружие от 30 декабря 1998 года N 339 Закон Республики Казахстан О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия Статья 6 Комментарий

Ст. 6 Закон О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия РК от 30 декабря 1998 года N 339


Действующий с изменениями и дополнениями. Проверено 15.02.2022

К служебному оружию относится оружие, предназначенное для использования в целях обеспечения личной безопасности политическими государственными служащими, имеющими право приобретать (получать) служебное оружие в соответствии с законодательством Республики Казахстан, депутатами Парламента Республики Казахстан, а также организациями при осуществлении возложенных на них законодательством и предусмотренных их уставами (положениями) задач по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране объектов окружающей среды и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции. 

Организации, на которые возложены функции, связанные с использованием и применением служебного оружия, являются юридическими лицами с особыми уставными задачами (далее – юридические лица с особыми уставными задачами). 

К служебному оружию относятся огнестрельное бесствольное, газовое оружие с возможностью стрельбы патронами травматического действия, огнестрельное короткоствольное гладкоствольное и нарезное оружие, а также длинноствольное гладкоствольное и нарезное оружие. 

Служебное оружие должно исключать ведение огня очередями. 

Сноска. Статья 6 в редакции Закона РК от 23.04.2014 № 200-V (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования).


Вы юрист? Нужны новые клиенты?
Разместите информацию о себе

— Это бесплатно

— Информация о 5 лучших юристах на всех страницах сайта

— Эту рекламу видят более 10 000 посетителей в день

— Для поднятия рейтинга надо отвечать на вопросы пользователей

Зарегистрироваться

Проверка конституции: могут ли штаты освободить себя от федеральных законов об оружии?

Лайл Деннистон, советник по конституционной грамотности Национального конституционного центра, рассматривает разногласия по поводу усилий Канзаса по ограничению федеральных законов об оружии, которые, по мнению его законодательного органа, нарушают право Второй поправки на владение и ношение оружия.

 

ЗАЯВЛЕНИЯ В ВЫПУСКЕ:

 

«Для любого должностного лица, агента или служащего правительства Соединенных Штатов является незаконным… применять или пытаться применять любой акт, закон, договор, приказ, правило или постановление правительства Соединенных Штатов в отношении огнестрельного оружия, принадлежность к огнестрельному оружию или боеприпасы, которые производятся коммерческим или частным образом и принадлежат штату Канзас и остаются в пределах границ штата Канзас.

 

— выдержка из закона штата Канзас, известного как SB 102 и официально названного «Закон о защите второй поправки», принятого в этом штате в прошлом году, и теперь оспаривается в федеральном суде. Канзас был последним из нескольких штатов, принявших такие законы.

 

«Далеко идущие положения Закона об аннулировании неконституционны на первый взгляд в соответствии с давними основополагающими правовыми принципами. Ни законодательный орган Канзаса, ни законодательный орган какого-либо штата не уполномочены объявлять федеральный закон «недействительным» или криминализировать его применение.Любое законодательство или действие штата, направленное на отмену федерального закона, запрещено пунктом о верховенстве статьи VI, раздел 2, Конституции Соединенных Штатов».

 

— выдержка из судебного иска, поданного в федеральный суд Канзаса 9 июля с целью вынесения постановления, отменяющего закон Канзаса о правах на оружие.

 

МЫ ПРОВЕРИЛИ КОНСТИТУЦИЮ, И…

 

Время от времени в американской конституционной истории возрождение чувства прав штатов приводило к попыткам поставить правительства штатов между гражданами и федеральным правительством, чтобы предотвратить чрезмерное использование национальной власти.Идея, которую Верховный суд никогда не принимал как действительную, основана на теории о том, что Конституция на самом деле была детищем штатов, объединившихся в договоре, чтобы передать часть — но не всю — власть центральному правительству. Государства, согласно этой теории, являются высшими арбитрами того, как следует распределять и осуществлять власть.

 

Иногда эти усилия называют «аннулированием», потому что они просто объявляют национальные действия неконституционными и, следовательно, недействительными.В других случаях их называли «вмешательством», что описывает государство как противостоящее федеральной власти. У этой теории действительно есть респектабельная родословная: она была одобрена Джеймсом Мэдисоном и Томасом Джефферсоном в так называемых «Резолюциях Кентукки и Вирджинии».

 

Теория привела к национальному кризису в администрации Эндрю Джексона из-за сопротивления государства тарифу на торговлю с другими странами. И, конечно же, вера в необходимость свести на нет попытки покончить с рабством послужила причиной Гражданской войны.Эта идея возродилась в оппозиции Юга к кампании современного движения за гражданские права за национальные законы для защиты расовых меньшинств. Действительно, большая часть движения сопротивления на Юге в 1950-е годы основывалась, по крайней мере частично, на теории интерпозиции.

 

С недавним подъемом движения «Чайная партия», с его ярым противодействием концентрации власти в Вашингтоне, это движение снова набирает приверженцев. Некоторая часть сопротивления новому федеральному закону о здравоохранении, например, может быть прослежена до теории государственной власти аннулировать национальное законодательство, которое, как говорят, является чрезмерным или чрезмерным.

 

В последние несколько лет усиление требования о сильных личных правах на владение и ношение оружия возвращает к идее аннулирования. Не похоже, чтобы это обещало успех; только в феврале прошлого года Верховный суд отклонил — без каких-либо объяснений — просьбу сторонников прав на оружие в Монтане разрешить этому штату запретить применение федеральных законов об оружии в отношении владельцев оружия, произведенного и хранящегося в этом штате.

 

Но сопротивление Верховного суда и нижестоящих судов не помешало этим усилиям.Год назад законодательный орган Канзаса стал последним, кто принял закон об аннулировании, направленный непосредственно на федеральные законы об оружии, которые, по мнению законодательного органа, нарушают право Второй поправки на владение и ношение оружия. Как и в других штатах, законодатели Канзаса ограничили действие закона оружием, которое производилось и хранилось в пределах границ штата — явная попытка обойти аргумент о том, что штат пытается вмешиваться в межштатную торговлю в сфере производства и распространения оружия.

 

Как только этот закон был официально подписан губернатором Канзаса Сэмом Браунбэком, У.Генеральный прокурор С. Эрик Холдер-младший написал письмо губернатору, осуждая С.Б. 102 как неконституционный. «В соответствии с пунктом о верховенстве Конституции Соединенных Штатов, — писал Холдер, — Канзас не может препятствовать федеральным служащим и должностным лицам выполнять свои служебные обязанности. И штат, безусловно, не может криминализировать выполнение федеральных обязанностей». Он предупредил, что в Канзасе не будет остановок в соблюдении этих законов и обязанностей.

 

За исключением некоторых споров в публичных заявлениях по этому вопросу, спор до сих пор так или иначе не разрешен.Однако в прошлом месяце Центр Брейди по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия обратился в федеральный суд с новым иском, в котором просил судью отменить канзасскую меру как явное нарушение статьи о верховенстве Конституции. В иске был представлен длинный список федеральных ограничений на ношение оружия, которые были бы аннулированы в Канзасе, если бы закону разрешили остаться в силе.

 

Судебный процесс займет некоторое время. Центральный вопрос, который возникнет по мере продвижения дела, заключается в том, удалось ли Канзасу — там, где другие штаты потерпели неудачу — показать, что торговля оружием на самом деле может быть ограничена границами штата и не влиять на торговлю оружием по всей стране.Учитывая легкость, с которой оружие пересекает границы штатов, Канзасу будет очень трудно доказать, что он может отличить свое оружие от того, что происходит с оружием по всей стране.  

Что такое «красный флаг» законов об оружии и как они работают?

Где впервые был опробован этот подход?

Коннектикут был первым штатом, принявшим закон о красном флаге в 1999 году после того, как бухгалтер, работавший в штаб-квартире государственной лотереи, смертельно ранил ножом и застрелил четырех своих начальников, а затем и себя.Стрелявший, Мэтью Бек, проявлял признаки эмоциональной нестабильности и перед стрельбой лечился от проблем, связанных со стрессом.

Поначалу закон почти не применялся, всего несколько дел в год. Но статистика штата показывает, что темпы стали ускоряться после того, как в других штатах стали чаще происходить громкие перестрелки, начиная с 2007 года, когда в кампусе Технологического института Вирджинии погибло 33 человека.

А как насчет федерального закона?

Законопроекты о национальном красном флаге неоднократно задерживались в Конгрессе.Но в последние месяцы ключевые республиканцы заявили о поддержке законодательства, которое побудило бы больше штатов принять законы о красных флагах, предложив им гранты. Ранее на этой неделе сенатор Линдси Грэм, республиканец от Южной Каролины и председатель Судебного комитета, заявил, что планирует предложить соответствующий законопроект. Поскольку такой законопроект не ограничивал бы доступ к оружию на федеральном уровне, а вместо этого оставлял политику в отношении оружия на усмотрение отдельных штатов, он считался более вероятным, чем другие меры по контролю над оружием, для привлечения голосов республиканцев.

Кто выступает против законов о красных флагах и почему?

Многие консерваторы выступают против любых ограничений на доступ к огнестрельному оружию, утверждая, что они нарушают Вторую поправку. Национальная стрелковая ассоциация предложила поддержку концепции недопущения попадания огнестрельного оружия в руки опасных людей, но на практике выступила против законов штатов о красных флагах, утверждая, что они заходят слишком далеко, позволяя судам конфисковывать оружие у людей, которые не совершали преступлений. преступление. Организация также жаловалась на то, что законы о красных флагах в таких штатах, как Орегон, лишают цели охранных приказов надлежащей правовой процедуры, позволяя отдавать приказы без возможности быть услышанным у цели.Н.Р.А. не поддержал ни одного закона штата о красных флагах, который еще не был принят.

Работают ли законы о красных флагах?

Представители правоохранительных органов говорят, что трудно количественно определить, насколько эффективны тревожные сигналы, потому что никто не может точно сказать, сколько убийств было предотвращено. Официальные лица в нескольких штатах говорят, что наблюдают увеличение количества сообщений о потенциально опасных людях и запросов о конфискации имущества после массовых расстрелов в других штатах.

Опыт Коннектикута показывает, что законы не на 100% эффективны: стрелок, убивший 26 человек в начальной школе Сэнди-Хук в декабре 2012 года, имел доступ к оружию, хотя люди, которые знали его, говорили, что перед нападением он проявлял тревожные признаки.

Настораживающие меры использовались в ситуациях, сильно отличающихся от сценариев массовых расстрелов, для предотвращения которых они изначально предназначались. Чаще всего оружие изымалось у людей, которые считались угрозой для себя или своих семей или страдали от болезней, нарушающих рассудок, таких как слабоумие или алкоголизм, вместо того, чтобы представлять угрозу для больших групп или общественных собраний.

Мнение | 6 смелых идей по реформированию оружия, которые действительно могут воплотиться в жизнь

После принятия закона об упреждающем вооружении Национальная стрелковая ассоциация или другие группы по защите прав на оружие могут подать в суд на город из-за уже принятых постановлений (например, запрет оружия в барах или запрет открытого ношения в городских парках).Любое регулирование оружия, выходящее за рамки закона штата, становится потенциально дорогостоящим обязательством. Поскольку сельские районы непропорционально представлены в законодательных собраниях штатов, эта тактика позволила красным штатам контролировать свои синие города. Действительно, законопроекты об упреждающем использовании огнестрельного оружия стали настолько популярными в республиканских цитаделях, что законодатели адаптировали эту модель к другим сферам регулирования. (Например, Техас использовал законы об упреждающем праве, чтобы обойти запреты больших городов на фрекинг и одноразовые пластиковые пакеты.)

В заявлении, опубликованном после стрельбы в Боулдере, организация Colorado Ceasefire упомянула только один законодательный приоритет штата: «Генеральная ассамблея штата Колорадо должна действовать сейчас, чтобы отменить закон штата о преимущественном праве покупки.

Однако есть ли у республиканских представителей желание изменить курс на упреждение? Исторически самоуправление было консервативной идеей, поэтому само собой разумеется, что некоторых республиканцев можно убедить. Так произошло и в Небраске, где сторонники предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия недавно отклонили два законопроекта об упреждающем выкупе огнестрельного оружия.

«Небраска, несмотря на то, что она является штатом с преобладающим большинством, во главе которого стоят республиканцы, часто бывает центристской и популистской во многих важных отношениях, — сказала Мелоди Ваккаро, исполнительный директор организации Nebraskans Against Gun Violence.«Мы действительно могли бы указать на очень конкретные примеры и сказать людям: «Вот что делает упреждение, оно лишает вас возможности разобраться в этих вещах», — объяснил Ваккаро. «Мы смогли позвонить в один маленький городок и сказать: «Эй, вы знаете, у вас есть постановление, в котором говорится, что люди не могут стрелять из оружия на кладбищах». Государство пытается лишить вас возможности иметь такое правило». Сообщества знают, что для них лучше, даже в отношении оружия».

2. Сделайте обучение обращению с оружием более значимым

Многие штаты постепенно снижают планку для получения разрешения на ношение пистолета в общественных местах.Тенденции заключались в сокращении часов занятий в классе (в некоторых случаях до нуля), отмене требований по стрельбе на стрельбище и снижении платы. Теннесси теперь предлагает курс получения разрешения на ношение оружия, который можно пройти полностью онлайн. Другие штаты, такие как Канзас, полностью отменили лицензирование. Когда в 2013 году Техас снизил стандарты обучения для своей лицензии на скрытое ношение огнестрельного оружия до четырех часов занятий в классе, законодатели заявили, что материала просто недостаточно, чтобы оправдать 10 часов, которые ранее требовались.Типичная учебная программа включает в себя работу с огнестрельным оружием и некоторые рекомендации о том, где и когда его можно использовать. Некоторые сторонники предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия хотели бы, чтобы учебная программа была расширена за счет включения стратегий деэскалации, предотвращения рисков, безопасного хранения и оказания первой помощи. Everytown for Gun Safety идет еще дальше, предлагая, чтобы такое обучение было обязательным для всех, кто хочет купить оружие, а не только для тех, кто ищет разрешение на его ношение в общественных местах.

До сих пор NRA последовательно поддерживало законодательство штата, направленное на сокращение или отмену требований к обучению для получения разрешений на ношение.Эта позиция, тем не менее, ставит оружейное лобби в неловкое положение, поскольку оно работает против интересов инструкторов по огнестрельному оружию, чьи средства к существованию зависят от денег, которые они зарабатывают, проводя занятия в государственных учебных заведениях. Там может быть окно для компромисса.

3. Поощряйте владельцев оружия поддерживать друг друга в трудных ситуациях

Десятилетия исследований в области социальных наук связали доступ к оружию с более высоким риском завершенного самоубийства. Люди, пытающиеся покончить жизнь самоубийством с помощью огнестрельного оружия, умирают в девяти случаях из 10, в то время как другие распространенные средства (такие как порезы и передозировка) выживают гораздо лучше.Вот почему Закон Нью-Йорка о безопасности боеприпасов и огнестрельного оружия от 2013 года (Закон Нью-Йорка о безопасности оружия) предписывает специалистам в области психического здоровья сообщать о суицидальных пациентах в государственное агентство, которое впоследствии может конфисковать любое оружие, которым они могут владеть, и добавить их имя в «нет». купить» за пять лет. Однако даже в Нью-Йорке это положение вызывает споры и неоднократно подвергалось судебным искам. Мы не должны ожидать, что подобное законодательство будет распространяться по всей стране в ближайшее время.

Вместо этого активисты по предотвращению самоубийств пытались привить владельцам оружия культуру общественной ответственности, прося их обратиться к друзьям в кризисной ситуации с предложением оставить их оружие после развода, потери работы, смерти в семье или другой травмы. .Идея позволить вашему соседу или вашему приятелю по охоте запереть ваше оружие в его сейфе на некоторое время может быть более привлекательной, чем передать его шерифу. Группы по предотвращению самоубийств сотрудничают с оружейными магазинами и стрельбищами сначала в Нью-Гэмпшире, а теперь и в 11 других штатах, чтобы распространять эту идею с помощью плакатов и брошюр.

4. Принудительное исполнение решения суда о сдаче огнестрельного оружия

Если кто-то был осужден за тяжкое преступление, на него наложен соответствующий запретительный судебный приказ или он был признан судом психически недееспособным, его имя добавляется в список запрещенных покупателей в Национальной системе мгновенной проверки биографических данных.Когда система заработает, как задумано, они не пройдут никакую последующую проверку биографических данных и не смогут купить оружие (по крайней мере, у дилера с федеральной лицензией).

А как насчет оружия, которое у них уже есть?

Протоколы

сильно различаются в зависимости от юрисдикции — некоторые муниципалитеты устанавливают крайние сроки для сдачи оружия отдельными лицами с предписанными штрафами в случае нарушения сроков. Другие локации даже не сообщают человеку, что он должен сдать оружие.Чтобы исправить такое непоследовательное правоприменение, Центр американского прогресса предложил, чтобы федеральное Бюро по алкоголю, табаку, огнестрельному оружию и взрывчатым веществам сформировало рабочие группы для создания протоколов по изъятию огнестрельного оружия у запрещенных лиц и предписало местным правоохранительным органам следовать этим протоколам.

Учитывая, что защитники прав на ношение оружия уже давно настаивают на том, что более эффективное правоприменение, а не новые законы о контроле над оружием, является их предпочтительным средством от насилия с применением огнестрельного оружия, эта идея может найти поддержку обеих партий.

5. Бросьте вызов отраслевым иммунитетам

Производители и розничные продавцы всего, от детского питания до сигарет, изменили безответственную деловую практику либо в результате судебного процесса, либо во избежание его перспективы. Тем не менее, оружейная промышленность обладает уникальным иммунитетом от гражданских исков благодаря Закону о защите законной торговли оружием, подписанному Джорджем Бушем-младшим в 2005 году. PLCAA и аналогичные законы штатов защищают производителей и продавцов оружия от ответственности за вред, причиняемый их продукцией.

Одним из самых возмутительных примеров неприкосновенности индустрии является дело Сэнди и Лонни Филлипсов, которые пытались подать в суд на интернет-магазина боеприпасов, поставлявшего стрелку, убившему их дочь и 11 других киноманов в кинотеатре в Авроре, штат Колорадо, в 2012 году. иск был отклонен по первому ходатайству, и им было приказано покрыть судебные издержки ответчика в размере 200 000 долларов.

Коалиция за прекращение насилия с применением огнестрельного оружия собирает подписи под петицией об отмене PLCAA, а Юридический центр Гиффорда по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия заявил, что отмена отраслевого иммунитета является законодательной целью.Тем не менее, любое решение, которое зависит от действий Конгресса, остается далекой перспективой — вот почему активисты продолжают проверять пределы иммунитета отрасли в судах.

Родители одного из детей, убитых в резне в Сэнди-Хук, недавно одержали победу в своем продолжающемся судебном процессе против Remington Arms, владельца дочерней компании Bushmaster, производителя винтовки типа AR-15, использованной в этом нападении. Основой иска стал не сам пистолет, а способ его продажи — под лозунгом «Силы оппозиции, поклонись.Вы в одиночку в меньшинстве». (Вызывая, по словам истцов, идею о том, что оружие следует использовать в «штурмовых» целях.) В 2019 году Верховный суд Коннектикута постановил, что этот иск может быть рассмотрен, несмотря на довод Ремингтона о неприкосновенности в соответствии с PLCAA.

6. Страхование ответственности по мандату

В течение многих лет сторонники предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия утверждали, что обращение с оружием должно регулироваться так же, как автомобили — с обязанностью каждого оператора иметь регистрацию, лицензию и, что особенно важно, страхование ответственности.Еще в 2017 году я сообщил о новом страховом продукте, который NRA предлагает своим членам, под названием Carry Guard. К полису прилагалась жесткая металлическая карточка-бумажник с номером телефона, по которому можно позвонить в случае, если предъявитель застрелил кого-то — не скорую помощь, а адвоката. Это был не тот тип страхования, который предполагалось сообществом GVP. Покрытие не предназначалось для оплаты медицинских расходов жертв огнестрельного оружия — оно предназначалось для оплаты судебных издержек для защиты стрелка от гражданских или уголовных обвинений.Критики назвали это «страховкой от убийства» и опасались, что вместо того, чтобы стимулировать осторожность, Carry Guard подтолкнет людей сначала стрелять, а потом заставлять адвоката задавать вопросы. Программа столкнулась с конфликтом со страховыми регуляторами штата Нью-Йорк, что стало одной из серии ошибок, которые привели к тому, что NRA ранее в этом году подала заявление о защите от банкротства в соответствии с главой 11.

Но то, что эксперимент NRA по страхованию ответственности обернулся колоссальной катастрофой, не означает, что эта идея не имела бы смысла, если бы она была разработана по-другому.Действительно, известный специалист по этике Хью Лафоллет утверждает в своей недавней книге «В защиту контроля над огнестрельным оружием » (Oxford University Press, 2018), что страхование ответственности может быть как практическим, так и морально справедливым инструментом для смягчения вреда насилия с применением огнестрельного оружия. Лафоллет посвящает последние 11 страниц книги изложению аргументов в пользу страхования ответственности — больше места, чем он тратит на заключительные аргументы в пользу зон, свободных от оружия, запрета штурмового оружия или любой другой политической инициативы.

Отвечая на вопрос о политике по борьбе с насилием с применением огнестрельного оружия, помимо запрета на штурмовое оружие и проверки данных, защитники предотвращения насилия с применением огнестрельного оружия часто ссылаются на Денверское соглашение, план, который был разработан на конференции 2019 года, организованной агрегатором исследований насилия с применением огнестрельного оружия GVPedia.Соглашение включает в себя некоторые из изложенных здесь политических инициатив, а также многие другие, которые могут быть реализованы на всех уровнях власти — от Белого дома до городских советов. По Ким Мюррей, председатель Newtown Action Alliance, сказала мне, что надеется, что администрация Байдена примет Денверское соглашение. Просто поступая таким образом, Байден мог дать сигнал активистам штата и местным властям, что это дорожная карта, которой они должны следовать.

«Мы знаем, какие политические решения необходимы, чтобы положить конец этому кризису насилия с применением огнестрельного оружия.У нас есть Денверское соглашение», — сказал Мюррей. «Мы готовы к тому, чтобы он возглавил и стал воином и защитником движения».

Три типа законов могут снизить смертность от огнестрельного оружия более чем на 10% | Наука

Почти 40 000 человек были убиты огнестрельным оружием в Соединенных Штатах в 2018 году, но обуздание этих цифр было сложной статистически и политически чреватой проблемой. Теперь исследование, которое отслеживало отдельные законы об оружии с течением времени, предполагает, что штаты могут значительно снизить смертность от огнестрельного оружия, сделав три вещи: ограничив доступ детей к оружию, ограничив разрешения на скрытое ношение и ограничив политику «стоять на своем».

Исследование не лишено недостатков, но основные выводы понятны для Элинор Кауфман, хирурга и аналитика политики общественного здравоохранения из Пенсильванского университета. «Законы о том, чтобы стоять на своем, побуждают людей пытаться решать проблемы с помощью пуль», — говорит она, как и законы о праве на ношение оружия. Но законы, ограничивающие доступ к оружию для детей, по ее словам, могут помочь предотвратить самоубийства с применением огнестрельного оружия, поскольку в первую очередь затруднят доступ к оружию для всех, а не только для детей.

У.Законы об оружии S. значительно различаются в зависимости от штата. Некоторые, например Канзас, разрешают гражданам носить огнестрельное оружие в общественных местах и ​​разрешают владельцам оружия стрелять в нападавших в целях самообороны в некоторых ситуациях (известная как доктрина «стой на своем»). Другие, такие как Калифорния, вводят более строгие ограничения, ограничивая не только тех, кому разрешено носить оружие в общественных местах, но и доступ к огнестрельному оружию дома, требуя устройств безопасности, таких как замки курка или сейфы для оружия.

Это лоскутное одеяло — в сочетании с ограниченным финансированием исследований — мешает ученым предсказать влияние законов об оружии на смертность от огнестрельного оружия, говорит Терри Шелл, старший специалист по поведению в некоммерческой корпорации RAND, которая стремится улучшить государственную политику посредством исследование и анализ.

Чтобы ограничить эти проблемы, Шелл и его коллеги сосредоточились всего на трех видах законов и одном исходе: смертях от огнестрельного оружия на душу населения. Чтобы понять, как законы влияют на уровень смертности, они проверили сотни существующих и новых статистических подходов, наконец, сосредоточившись на модели, которая уменьшает статистический шум, уделяя особое внимание тому, как различные переменные влияют на смертность из года в год, а не усредняются за длительные периоды времени. .

Исследователи подсчитали количество смертей от огнестрельного оружия во всех 50 штатах за каждый год с 1980 по 2016 год.Затем они изучили каждый случай нового закона, ограничивающего или разрешающего право носить с собой, отстаивать свою позицию или доступ детей, от штата к штату до 2013 года. Наконец, они сравнили это с данными о смертности от Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC). на следующие 6 лет.

В среднем, принятие законов о праве на ношение и отстаивание своих прав на землю привело к небольшому увеличению ежегодного числа смертей от огнестрельного оружия — примерно на 3% для каждого закона, сообщает команда сегодня в Proceedings of the National Academy of Sciences .И наоборот, принятие законов, направленных на то, чтобы детям было труднее достать оружие, например, требуя от родителей хранить оружие в сейфах, снизило смертность от огнестрельного оружия в среднем на 6%. В соответствии с новой моделью штаты, которые приняли строгие законы о доступе детей, запрещают ношение оружия в общественных местах без разрешения и не придерживаются основного закона, могут ожидать снижения числа смертей от огнестрельного оружия на 11%.

Восемь штатов в настоящее время имеют такое созвездие законов — Калифорния, Коннектикут, Делавэр, Гавайи, Мэриленд, Массачусетс, Нью-Джерси и Род-Айленд, — и шесть из этих штатов находятся в десятке худших по количеству смертей от огнестрельного оружия на душу населения, согласно данным CDC штата. данные о смертности от огнестрельного оружия по штатам.

Однако, поскольку исследование рассматривало относительно небольшое подмножество законов об оружии, необходимы дополнительные исследования, чтобы адекватно понять, как различные законы, такие как проверка биографических данных и периоды ожидания, влияют на смерть от огнестрельного оружия, говорит Кауфман. И она предполагает, что в будущих исследованиях можно будет изучить, как эти законы и их соблюдение в разных сообществах могут также повлиять на влияние, которое такие законы оказывают в разных местах.

Али Роухани-Рахбар, эпидемиолог из Вашингтонского университета в Сиэтле, изучающий политику в отношении оружия, добавляет, что для таких моделей также будет важно учитывать несмертельные огнестрельные ранения, чтобы лучше понять влияние оружия на сообщества и общественное здоровье. .

На данный момент Шелл надеется, что предоставление более статистически достоверных данных о влиянии различных типов законов об оружии поможет политикам принять меры по этому вопросу. Кауфман соглашается. «Одних научных доказательств недостаточно, чтобы убедить законодателей, которые выступают против каких-либо ограничений на огнестрельное оружие, — говорит она, — но я по-прежнему считаю, что создание доказательной базы может постепенно изменить мнение [которое готово к изменению]».

Законы штата Вайоминг о контроле над оружием — FindLaw

Законы штата Вайоминг о контроле над оружием являются одними из наименее ограничительных в Соединенных Штатах.Закон Вайоминга не требует разрешения или регистрации для покупки, владения или ношения оружия.

Законы о контроле над оружием в Вайоминге

В каждом штате есть свои законы о контроле над огнестрельным оружием, которые ограничивают покупку и использование огнестрельного оружия. Как вы можете себе представить, в штате, известном как Штат Ковбоев, будут относительно мягкие законы о контроле над оружием. В следующей таблице представлены законы штата Вайоминг о контроле над оружием.

.

Соответствующие законы (законы)

Законы штата Вайоминг об оружии можно найти в Уставе штата Вайоминг, раздел 6, глава 8, разделы с 6-8-101 по 6-8-406 и раздел 21, глава 8, раздел 21-3-132:

Незаконное оружие

В Вайоминге не запрещены конкретные виды огнестрельного оружия.

Период ожидания

В Вайоминге нет периодов ожидания для покупки огнестрельного оружия.

Кто не может владеть

В Вайоминге мало законов, запрещающих владение огнестрельным оружием. Лицо не может владеть огнестрельным оружием, если оно:
  • Ранее признало себя виновным или было осуждено за совершение или попытку совершения насильственного преступления
  • Ранее признали себя виновными или были осуждены за причинение или попытку причинения телесных повреждений блюстителю порядка
  • Были осуждены за любое уголовное преступление в любом штате, территории или другой юрисдикции США.
  • Признан недееспособным
  • Были помещены в психиатрическую больницу

Требуется лицензия?

Вайоминг не требует наличия лицензии на владение оружием.

Требуется лицензия на скрытое ношение?

Вайоминг выдает разрешения на скрытое ношение, но они не требуются для жителя Вайоминга для скрытого ношения огнестрельного оружия. Если житель имеет право на получение разрешения, он может носить скрытое огнестрельное оружие без разрешения.Разрешения по-прежнему доступны для жителей, которые хотят иметь возможность носить скрытое огнестрельное оружие в штатах, признающих разрешения Вайоминга.

Открыто Переносится Разрешено?

Открытое ношение разрешено в Вайоминге, и для открытого ношения не требуется никаких разрешений или лицензий.

Право на получение лицензии на скрытое ношение

Чтобы иметь право на получение разрешения на скрытое ношение в Вайоминге, лицо должно:
  • Быть резидентом США и проживать в Вайоминге не менее 6 месяцев
  • Быть не моложе 21 года
  • Не иметь физических недостатков, препятствующих безопасному обращению с огнестрельным оружием
  • Не иметь права владеть огнестрельным оружием в соответствии с федеральным законодательством или законодательством штата Вайоминг
  • Не были помещены в учреждение штата или федеральное учреждение за злоупотребление контролируемым веществом в течение 1 года до подачи заявки на разрешение
  • Не были осуждены за тяжкое нарушение Закона штата Вайоминг о контролируемых веществах или аналогичных законов любого другого штата или США
  • Не быть осужденным за мелкое нарушение Закона штата Вайоминг о контролируемых веществах или аналогичных законов любого другого штата или США, касающихся контролируемых веществ, в течение 1 года до подачи заявки на получение разрешения
  • Не употреблять алкоголь хронически или по привычке до такой степени, что нормальные способности человека нарушены
  • Демонстрация знакомства с огнестрельным оружием путем прохождения курса обучения или безопасного обращения с огнестрельным оружием, опыта работы в правоохранительных органах, участия в организованных соревнованиях по стрельбе из огнестрельного оружия или военной службы
  • Не быть признанным в настоящее время недееспособным
  • Не помещались в психиатрическую больницу

Законы об оружии

В Вайоминге нет законов, запрещающих владение или владение пулеметами, за исключением охотничьих угодий штата или лесов.

Штрафы за незаконное хранение огнестрельного оружия

В Вайоминге мало запретов на владение оружием, но его законы об оружии предусматривают потенциальное тюремное заключение.
  • Хранение скрытого огнестрельного оружия, если оно не соответствует требованиям закона Вайоминга, является правонарушением, наказуемым лишением свободы на срок до 6 месяцев и штрафом в размере до 750 долларов.
  • Второе или последующее правонарушение, связанное с хранением скрытого огнестрельного оружия, когда оно не соответствует требованиям в соответствии с законодательством Вайоминга, является тяжким преступлением, наказуемым лишением свободы на срок до 2 лет и штрафом в размере до 2000 долларов США
  • Лицо, ранее судимое за уголовное преступление и владеющее огнестрельным оружием, виновно в совершении уголовного преступления, наказуемого лишением свободы на срок до 3 лет и штрафом в размере до 5000 долларов США.

Штрафы за незаконное хранение на территории школы или рядом с ней

В Вайоминге нет общего запрета на хранение огнестрельного оружия на территории школы.

Примечание. Законы штатов всегда могут быть изменены в связи с принятием нового законодательства, постановлениями вышестоящих судов (включая федеральные решения), голосованием и другими способами. Хотя мы стремимся предоставлять самую последнюю доступную информацию, обратитесь к юристу или проведите собственное юридическое исследование, чтобы проверить законы штата, которые вы изучаете.

Законы штата Вайоминг о контроле над оружием: Связанные ресурсы

Сталкиваетесь ли вы с нарушением правил обращения с оружием в Вайоминге?

Если вы столкнулись с нарушением правил хранения оружия, вам может грозить тюремный срок. Чтобы защитить себя и свои права на оружие, обратитесь за консультацией к опытному местному адвокату по уголовным делам .

Государственные законы об оружии, владение оружием и массовые расстрелы в США: поперечные временные ряды , профессор4,

  • Сандро Галеа, декан5,
  • Чарльз С Бранас, профессор1
    1. 1 Департамент эпидемиологии Колумбийского университета, Школа общественного здравоохранения Мейлмана, 722 West 168th Street, New York, 2 NY USA 100
    2. 2 Департамент здоровья населения, Нью-Йоркский университет, Медицинская школа Лангоне, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США
    3. 3 Департамент общественных наук о здоровье, Школа общественного здравоохранения Бостонского университета, Бостон, Массачусетс , США
    4. 4 Кафедра биостатистики, эпидемиологии и информатики, Пенсильванский университет, Медицинская школа Перельмана, Филаде Ифия, Пенсильвания, США
    5. 5 Школа общественного здравоохранения Бостонского университета, Бостон, Массачусетс, США
    1. Адрес для связи: P Reeping pmr2149{at}cumc.columbia.edu (или @PaulReeping в Твиттере)

    Abstract

    Цель Определить, связаны ли ограничительность законов штата об оружии или владение оружием с массовыми расстрелами в США.

    Дизайн Временные ряды поперечного сечения.

    Обстановка и население владельцев оружия в США с 1998 по 2015 год.

    Воздействие Годовой рейтинг от 0 (полностью ограничительный) до 100 (полностью разрешительный) для законов об оружии всех 50 штатов, взятый из справочного руководства для владельцев оружия, путешествующих между штатами с 1998 по 2015 год.Владение огнестрельным оружием ежегодно оценивалось как процент самоубийств, совершенных с применением огнестрельного оружия в каждом штате.

    Основной критерий результата Массовые расстрелы определялись как независимые события, в ходе которых четыре или более человек были убиты огнестрельным оружием. Данные из Единой системы отчетности о преступлениях Федерального бюро расследований за 1998–2015 годы были использованы для расчета годовых показателей массовых расстрелов в каждом штате. Массовые расстрелы и показатели были дополнительно разделены на те, где жертвами были ближайшие члены семьи или партнеры (домашние), и те, где жертвы имели другие отношения с преступником (недомашние).

    Результаты Полностью скорректированный регрессионный анализ показал, что увеличение на 10 единиц разрешенности государственного закона об оружии было связано со значительным 11,5% (95% доверительный интервал от 4,2% до 19,3%, P = 0,002) более высоким уровнем массовых расстрелов. Увеличение владения оружием государством на 10% было связано со значительным повышением уровня массовых расстрелов на 35,1% (с 12,7% до 62,7%, P = 0,001). Частично скорректированный регрессионный анализ дал аналогичные результаты, как и анализ, ограниченный массовыми расстрелами в домашнем хозяйстве и за его пределами.

    Выводы В штатах с более либеральными законами об оружии и более широким владением оружием уровень массовых расстрелов был выше, и, по-видимому, между ограничительными и разрешительными штатами возникает растущий разрыв.

    Введение

    Несмотря на возрастающую частоту массовых расстрелов в США и кажущуюся непропорционально большую частоту массовых расстрелов в одних штатах, а не в других, было проведено мало исследований для понимания факторов на уровне штатов, которые могут повлиять на массовые расстрелы.1 В отчете за 2018 г. указано только три исследования, в которых изучались связи между законами об оружии и массовыми расстрелами2345. совокупность доказательств, которые они представляют, неубедительна с точки зрения определения влияния конкретных законов штата об оружии на массовые расстрелы.

    Законы об оружии могут повлиять на возникновение массовых расстрелов. В США существуют ограниченные национальные законы об оружии, поэтому разнообразие законов штатов об оружии, которые развились, предоставляет прекрасную возможность для изучения.Предыдущие исследования показали, что более либеральные законы штата об оружии связаны с более высоким уровнем убийств с применением огнестрельного оружия и самоубийств с применением огнестрельного оружия,678910 хотя ни в одном из этих исследований не рассматривалось, связаны ли законы штата об оружии в целом с массовыми расстрелами. Владение оружием также является потенциально ключевой переменной, которую следует изучить в связи с законами об оружии, учитывая, что владение оружием в масштабах штата может привести к исполнению законов, а выполнение законов может привести к изменениям в владении оружием в масштабах штата.Предыдущие исследования показали, что владение оружием связано с более высоким уровнем нападений с применением огнестрельного оружия и убийств с применением огнестрельного оружия, хотя ни в одном из этих исследований не рассматривалось, связано ли владение оружием государством в целом с массовыми расстрелами.1112131415

    в США до конца не изучены. Поэтому мы провели перекрестный анализ временных рядов, чтобы в целом изучить, связаны ли ограничительные или разрешительные законы штата об оружии и владение оружием в штате с массовыми расстрелами.

    Методы

    Независимые переменные

    Мы использовали издание Путеводителя по законам об огнестрельном оружии пятидесяти штатов за 1998-2015 гг. штат.16 Этот отчет ежегодно публикуется профессиональными юристами в качестве справочного руководства для владельцев оружия, путешествующих между штатами, и дает рейтинг от 0 (полностью ограничительный) до 100 (полностью разрешительный) для законов об огнестрельном оружии всех 50 штатов.В отчете учитывается более 13 факторов при составлении рейтинга, в том числе: стандартные требования к владению огнестрельным оружием и разрешениям; разрешены или ограничены ли полуавтоматические магазины большой емкости, пулеметы и глушители; если законы об огнестрельном оружии в штате сильно различаются; если штат использует право на самооборону, способность скрывать, возможность открывать и носить с собой транспортное средство, возможность скрытого ношения в государственных парках или может ли лицо, имеющее разрешение на ношение оружия, носить в ресторане, где подают алкоголь; существует ли обязанность уведомлять правоохранительные органы о статусе разрешения; и можно ли держать оружие в машине в колледжах и школах К-12 (начальных и средних школах).

    Ежегодно во всех 50 штатах США непосредственное обследование владельцев оружия не проводится. Обзор более 24 показателей владения оружием показал, что процент самоубийств, совершенных с применением огнестрельного оружия, был лучшим показателем для оценки владения оружием в штате.17 Это также было подтверждено в нескольких других исследованиях в разных регионах,1819202122 Было показано, что совершение преступлений с применением огнестрельного оружия сильно коррелирует с долей домохозяйств, сообщивших о владении оружием (в 21 штате США r = 0.90,23 по девяти переписным регионам (r=0,9324). Поэтому мы решили использовать процент самоубийств, совершенных с применением огнестрельного оружия, в качестве косвенного показателя владения оружием по штатам в год, который мы получили из онлайн-базы данных Центров по контролю и профилактике заболеваний, WONDER.25

    Мы включили следующие ежегодные данные: измерения характеристик на уровне штатов в нашем анализе: средний доход домохозяйства, процент выпускников средней школы, процент домохозяйств, возглавляемых женщинами, процент бедных, процент безработицы, процент заключенных и процент белых.Мы взяли все ковариаты из исследования американского сообщества Бюро переписи населения США26, за исключением количества заключенных, которое было получено из Статистического бюро юстиции27. Мы включили год во все анализы как фиксированный эффект, чтобы учесть другие изменяющиеся во времени факторы.

    Переменные результатов

    Мы использовали дополнительные отчеты об убийствах из Единой системы отчетности о преступлениях Федерального бюро расследований (1998–2015 гг.), чтобы получить количество массовых расстрелов по штатам.28 Мы собрали эти данные в соответствии с наиболее часто используемым определением массовая стрельба: одно событие, в котором четыре или более человек были убиты преступником с применением огнестрельного оружия, и сами преступники не учитывались в общем числе жертв.2930 Эти массовые расстрелы были проанализированы в целом и стратифицированы в зависимости от того, были ли массовые расстрелы домашними или небытовыми по своему характеру. Бытовые массовые расстрелы включали случаи, когда преступник совершал действие против ближайшего члена семьи или партнера. Массовые расстрелы вне дома включали все другие типы отношений, такие как знакомые, сотрудники, работодатели, друзья, соседи, незнакомцы, члены расширенной семьи и другие. Флорида была исключена из-за неучастия в программе Единой системы отчетности о преступлениях.31

    Описательный и нескорректированный анализ

    Чтобы понять, как за исследуемый период изменились показатели ограничения-разрешенности закона штата об оружии, мы сначала оценили обычную регрессию методом наименьших квадратов с годом в качестве независимой переменной и показателем допустимости в качестве зависимой переменной. Мы также рассчитали диаграммы распределения оценок ограничений и разрешений по штатам за все годы. Мы разделили штаты с показателями ограничительности-разрешенности ≤50 (обозначая их как ограничительные) и > 50 (обозначая их как разрешающие).В сравнительных целях мы также использовали вторую стратификацию, которая разделяла штаты по среднему показателю ограничительности-разрешенности ≤79 (ограничительный) и> 79 (разрешительный). Мы сравнили обе стратификации с изменениями числа массовых расстрелов на миллион человек с течением времени. Средние баллы государственных ограничений и разрешений и средний процент владения оружием государством были рассчитаны для всех лет доступных данных. Мы рассчитали коэффициенты корреляции Пирсона и диаграммы рассеяния между этими показателями ограничений и разрешений штата и процентом владения оружием, а также показатели массовых расстрелов среди населения во всех штатах за все годы.

    Регрессионный анализ

    Данные были проанализированы с использованием обобщенных оценочных уравнений с отрицательным биномиальным распределением и естественной логарифмической связью для определения связи между законами штата об оружии и ежегодными массовыми расстрелами. Мы выбрали эту спецификацию регрессии из-за предполагаемых отклонений, превышающих условные средние значения. Повторяющиеся поперечные измерения временных рядов рассчитывались как количество состояний за год. Мы использовали смещение населения штата, и в полностью скорректированной модели средний доход домохозяйства, процент выпускников средней школы, процент домохозяйств, возглавляемых женщинами, процент бедных, процент безработицы, процент заключенных и процент белых были включены в качестве ковариат.Эти переменные были выбраны в соответствии с предложениями, содержащимися в документации «Дополнительные отчеты об убийствах»28, а также в других исследованиях, в которых изучались законы штатов с различными последствиями применения огнестрельного оружия.67891032 Мы включили год в качестве индикаторной переменной во все анализы. Структура рабочей корреляции сложной симметрии была принята из-за ее наилучшего соответствия данным, как показано постоянно самой низкой квазиправдоподобием по критерию модели независимости среди наборов данных.

    Полностью скорректированные модели включали все ковариаты и индикаторную переменную для года.Частично скорректированные модели были рассчитаны путем включения вмешивающихся факторов, которые изменили связь между оценкой ограничительности-разрешенности и уровнем массовых расстрелов более чем на 10%, что является распространенным методом выбора вмешивающихся факторов.3334 Частично скорректированные модели также включали индикаторную переменную для года и избегали включение менее влиятельных ковариат, которые добавили ограниченную информацию в наши модели. Показатель ограничения-разрешенности и уровень лишения свободы отставали на один год для учета обратной причинно-следственной связи.Поскольку ограничительность-разрешенность законов штатов об оружии и владение оружием государством были сильно и значимо коррелированы (коэффициент Пирсона r 0,79, P <0,001) и взаимозависимы, мы не включали их в одни и те же регрессионные модели.

    Участие пациентов и общественности

    Ни пациенты, ни общественность не участвовали в планировании или проведении данного исследования.

    Результаты

    Описательный и нескорректированный анализ

    Средний балл ограничений и разрешений законов штата об оружии показал общий сдвиг в сторону разрешений с 1998 по 2014 год; за каждый дополнительный прошедший год оценки в среднем становились более допустимыми на 0.16 единиц (р=0,005). По данным Uniform Crime Reports, с 1998 по 2014 год произошло 344 случая массовых расстрелов. В общей сложности 263 (76,5%) из этих событий были классифицированы как небытовые, остальные 81 (23,5%) были классифицированы как бытовые. Вариабельность показателей ограничительности-разрешенности за период исследования была ограниченной в большинстве штатов. Было обнаружено, что за период исследования в штате Массачусетс действовали самые ограничительные, а в Вермонте — самые разрешительные законы штата об оружии (см. Дополнительный рис. 1).

    Ежегодные изменения показателей массовых расстрелов показали, что в ограничительных штатах в среднем уровень массовых расстрелов был ниже, чем в разрешительных штатах в течение большинства лет. На рисунке 1 показано, что в 2010 г. было отмечено растущее расхождение с уменьшением количества массовых расстрелов в ограничительных штатах и ​​увеличением количества массовых расстрелов в разрешительных штатах. Диаграммы рассеяния оценок ограничительности-разрешенности закона об оружии, владения оружием и уровня массовой стрельбы показали положительную и значимую корреляцию между владением оружием и уровнем массовых расстрелов (коэффициент Пирсона r 0.42, P = 0,003), ограничительность закона об оружии — дозволенность и уровень массовых расстрелов (0,38, P = 0,007) и ограничительность закона об оружии — дозволенность и владение оружием (0,79, P <0,001). На рис. 2 показано, что в среднем в более либеральных штатах и ​​штатах с более высоким уровнем владения оружием было больше массовых расстрелов в этом нескорректированном двумерном анализе. Рис. 1Годы 1998-2014 были включены из-за отставания оценки допустимости

    Рис. 2

    Диаграммы рассеяния отношений между государственными показателями массовых расстрелов, оценками ограничительности-разрешенности закона об оружии и владением оружием

    Полностью скорректированный и частично скорректированный анализ всех массовых расстрелов результаты стрельбы

    Таблица 1 показывает, что в полностью скорректированных моделях увеличение допустимости закона штата об оружии на 10 единиц было связано со значительными 11,5% (95% доверительный интервал от 4,2% до 19,5%).3%, P=0,002) более высокий уровень массовых расстрелов. Увеличение владения оружием государством на 10% было связано со значительным повышением уровня массовых расстрелов на 35,1% (с 12,7% до 62,7%, P = 0,001).

    Таблица 1

    Процентные изменения в относительной частоте массовых расстрелов на каждые 10 единиц изменения разрешенности государственного закона об оружии или владения им государством

    изменил соотношение между интересующими экспозициями (ограниченность-разрешенность и владение оружием) и массовыми расстрелами более чем на 10%.Что касается ограничительности-разрешенности государственного закона об оружии, этому критерию соответствовал только средний доход. Для государственной собственности на оружие никакая ковариация не изменила отношения даже на 5%, поэтому был включен только год. Таблица 1 показывает, что увеличение государственной дозволенности на 10 единиц было связано со значительным повышением частоты массовых расстрелов на 9,2% (95% доверительный интервал от 1,7% до 17,2%, P = 0,01). На 10% более высокий уровень владения огнестрельным оружием в штате был связан со значительным повышением уровня массовых расстрелов на 36,1% (от 20,1% до 54,2%, P<0,001).

    Анализ результатов массовой стрельбы вне дома и в семье

    Таблица 2 показывает, что в полностью скорректированной модели, которая была ограничена только результатами массовой стрельбы вне дома, на каждые 10 единиц увеличения разрешенности государственного закона об оружии приходилось значительное 11,3% (95% доверительный интервал от 2,4% до 20,9%, P = 0,01) более высокий уровень массовых расстрелов. В частично скорректированной модели (где в качестве ковариат были включены только год и средний доход) были значимые 8,5% (1,0% к 16.5%, P=0,02) более высокий уровень массовых расстрелов. На каждые 10 единиц увеличения государственного владения оружием в полностью скорректированной модели приходилось значительное увеличение количества массовых расстрелов на 32,7% (от 9,1% до 61,4%, P = 0,005). В частично скорректированной модели уровень массовых расстрелов был на 38,8% (от 22,4% до 57,3%, P<0,001) выше.

    Таблица 2

    Процентные изменения в относительной частоте массовых расстрелов на каждые 10 единиц изменения в разрешении государственного закона об оружии и государственном владении оружием, разделенных на небытовые и домашние категории

    Таблица 2 показывает, что в полностью скорректированной модели, которая ограничивалась внутренними Только результаты массовых расстрелов, на каждые 10 единиц увеличения разрешенности закона штата приходится 14 значительных.0% (95% доверительный интервал от 0,8% до 28,9%, P = 0,04) более высокий уровень массовых расстрелов. В частично скорректированной модели уровень массовых расстрелов был незначительно выше на 13,2% (от -3,1% до 32,3%, P = 0,12). На каждые 10 единиц увеличения государственного владения оружием в полностью скорректированной модели наблюдалось значительное повышение уровня массовых расстрелов на 60,3% (с 17,3% до 118,9%, P = 0,003). В частично скорректированной модели уровень массовых расстрелов был погранично-незначительным на 31,2% (от -1,7% до 75,0%, P = 0,06).

    Обсуждение

    Наш анализ показывает, что законы штатов США в отношении оружия стали более либеральными в последние десятилетия, и что, по-видимому, между ограничительными и разрешительными штатами появляется растущий разрыв в уровне массовых расстрелов. Увеличение разрешенности законов штата об оружии на 10 единиц было связано с примерно 9% более высоким уровнем массовых расстрелов после поправки на ключевые факторы. 10-процентное увеличение владения оружием было связано примерно с 35-процентным увеличением числа массовых расстрелов после поправки на ключевые факторы.В абсолютном масштабе это означает, что в таком штате, как Калифорния, где происходит примерно два массовых расстрела в год, будет происходить дополнительный массовый расстрел на каждые 10 единиц увеличения разрешений в течение пяти лет. Кроме того, каждые пять лет на каждые 10 единиц владения оружием будет происходить от трех до пяти массовых расстрелов. Эти результаты также согласовывались во многих анализах и при стратификации в отношении того, были ли массовые расстрелы совершены кем-то, кто был в близких отношениях с жертвами.

    Предыдущее исследование

    Эти связи между законами штата об оружии, владением оружием и массовыми расстрелами аналогичны тем, которые были обнаружены в предыдущих исследованиях других видов огнестрельных ранений. Необходимо определить показатели массовых расстрелов. Возможно, в результате внешнего давления относительно мало конкретных законов об оружии было научно изучено, а тем более доказано их эффективность в отношении результатов насилия с применением огнестрельного оружия в целом и массовых расстрелов в частности.235 Насилие в семье и самоубийство обычно связаны с массовыми расстрелами, поэтому законы штата об оружии, включающие запретительные судебные приказы и судебные приказы о защите от экстремальных рисков, могут быть ценными первыми возможностями для научной оценки.3637 Незаконодательные подходы, такие как изменение окружающей среды, полицейская практика и свидетели обучения, также может заслуживать оценки в потенциальном предотвращении и уменьшении трагических последствий массовых расстрелов. за их потенциальные полезные эффекты, а также любые непредвиденные последствия, которые могут возникнуть.Это предостережение применимо здесь, учитывая низкий уровень массовых расстрелов по сравнению с ежедневными расстрелами, хотя некоторые решения могут принести пользу обоим событиям. Наш дизайн исследования включал компонент временных рядов, лаговые переменные и несколько стратегий корректировки ковариатов, и в первую очередь смог показать широкие связи между законами штата об оружии, владением оружием и массовыми расстрелами. Потенциал пропущенных переменных смещений и обратной причинно-следственной связи сохраняется, и в будущих анализах рекомендуется опираться на нашу работу, проверяя эффекты до и после принятия или отмены законов об оружии в определенных штатах или и то, и другое вместе с надлежащим образом согласованными контрольными штатами.

    Кроме того, используемая нами оценка состояния ограничений и разрешений не была подтверждена. Однако эта оценка имела широкий диапазон (0-100), была определена профессиональными юристами для использования фактическими владельцами оружия, имела согласованные данные почти за два десятилетия и сильно коррелировала с другими аналогичными шкалами на уровне штата, которые использовались ранее. (r = 0,85)6. Законы штатов об оружии и правоприменение этих законов может быть трудно разделить, и наша оценка законов штатов об оружии может не отражать различные уровни правоприменения в штатах с сопоставимыми показателями ограничений и разрешений.

    Есть опасения по поводу потенциального занижения сведений в дополнительных отчетах об убийствах Единой системы отчетности о преступлениях из-за того, что некоторые штаты не предоставляют систематических отчетов. Однако эти заниженные данные, вероятно, исказят наши результаты в сторону нуля. Если бы ошибки были распределены случайным образом, то произошла бы недифференциальная неправильная классификация, что привело бы к недооценке нашей ассоциации. В качестве альтернативы, если есть дифференциальная неправильная классификация, данные указывают на то, что она относится к более либеральным штатам (таким как Алабама, Небраска и Флорида), что, скорее всего, приводит к недооценке обнаруженных нами ассоциаций.Несмотря на это, для дальнейшего повышения точности и детализации будущих анализов необходимы усовершенствованные системы отчетности о массовых расстрелах, в том числе более точное отслеживание того, законно ли владели огнестрельным оружием лица, стрелявшие в массовые убийства, или они пересекли границу штата, чтобы получить свое оружие, или и то, и другое4748.

    Заключение и дальнейшие направления

    Вседозволенность или ограничительность законов штата об оружии связаны с уровнем массовых расстрелов в США. В штатах с более либеральными законами об оружии и более широким владением оружием уровень массовых расстрелов выше, и в последние годы отмечается растущее расхождение, поскольку количество массовых расстрелов в ограничительных штатах снизилось, а в разрешительных штатах увеличилось.На основании наших выводов, общего повышения степени разрешительности законов штата об оружии и насущной необходимости сокращения массовых расстрелов необходим более качественный сбор данных о массовых расстрелах и дополнительные исследования, которые проверяют изменения в конкретных законах штата об оружии, по сравнению со штатами, которые не внесли изменений. в США.

    Что уже известно по этой теме
    Что добавило это исследование
    • В штатах с более либеральными законами об оружии и более широким владением оружием уровень массовых расстрелов выше

    • массовые расстрелы в ограничительных штатах уменьшились, а в разрешительных штатах увеличились

    Сноски

    • Авторы: Все авторы участвовали в написании, редактировании, создании и утверждении этой статьи.PMR собрал данные, провел анализ, написал и отредактировал оригинальную рукопись. CCB первым разработал концепцию статьи и участвовал в подготовке, анализе, написании и редактировании данных. Все авторы имели полный доступ к данным исследования и могут взять на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных. ПМР является гарантом. Соответствующий автор подтверждает, что все перечисленные авторы соответствуют критериям авторства и что другие, отвечающие этим критериям, не были исключены.

    • Финансирование: Без заочного финансирования.

    • Конкурирующие интересы: Все авторы заполнили единую форму раскрытия информации ICMJE на сайте www.icmje.org/coi_disclosure.pdf и заявляют: никакая организация не поддерживает представленную работу; отсутствие финансовых отношений с какими-либо организациями, которые могут быть заинтересованы в представленной работе в течение предыдущих трех лет; никаких других отношений или действий, которые могли бы повлиять на представленную работу.

    • Этическое одобрение: Из-за агрегированного характера данных подсчета, использованных в исследовании, Институциональный наблюдательный совет Колумбийского университета решил, что исследование было исключено.

    • Согласие пациента: Не применимо.

    • Обмен данными: Статистический код и набор данных доступны от соответствующего автора.

    • Ведущий автор (PMR) подтверждает, что эта рукопись представляет собой честный, точный и прозрачный отчет об исследовании, о котором сообщается; что ни один важный аспект исследования не был упущен; и что все расхождения с запланированным исследованием были объяснены.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 4.0) лицензия, которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях, при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и использование является некоммерческим. См.: http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/.

    Законы штатов о контроле над огнестрельным оружием, правах на ношение оружия и превентивных законах в отношении огнестрельного оружия в 50 штатах США на 2009–2018 годы

    Am J Public Health. 2021 июль; 111 (7): 1273–1280.

    Все авторы из Школы глобального общественного здравоохранения Нью-Йоркского университета, Нью-Йорк.

    Автор, ответственный за корреспонденцию. Корреспонденцию следует направлять Дженнифер Л. Померанц, Департамент политики и управления в области общественного здравоохранения, Школа глобального общественного здравоохранения, Нью-Йоркский университет, 708 Бродвей, Нью-Йорк, NY 10003 (электронная почта: ude.uyn @482plj). Репринты можно заказать на сайте http://www.ajph.org, щелкнув ссылку «Репринты». УЧАСТНИКИ

    J. L. Pomeranz руководил и проводил юридический анализ, включая поиск и кодирование законов, а также интерпретировал юридическое значение результатов.Дж. Л. Померанц и Д. Сильвер разработали исследование и руководили написанием статьи. Д. Сильвер разработал книгу кодов при участии других авторов, а также руководил количественным анализом. Д. Сильвер и С. А. Лифф оценили и интерпретировали количественные результаты. С. А. Лифф провел количественный анализ. Все авторы внесли свой вклад в написание и редактирование статьи.

    Проверено экспертами

    Copyright © Американская ассоциация общественного здравоохранения, 2021 г.

    Резюме

    Цели. Чтобы оценить среду государственной политики и взаимосвязь между государственным контролем над оружием, правами на оружие и превентивными законами, связанными с огнестрельным оружием в Соединенных Штатах.

    Методы. В период с 2019 по 2020 год мы оценили основные законы об огнестрельном оружии и превентивные законы об огнестрельном оружии в 50 штатах США за период с 2009 по 2018 год. Для каждого штата мы сравнили основные меры с превентивными мерами по одной и той же теме политики в 2018 году.

    Результаты. Наличие законов штатов, связанных с огнестрельным оружием, варьировалось в зависимости от штата, но, за исключением «упреждающих наказаний», количество мер контроля над оружием, прав на оружие и упреждающих мер оставалось неизменным в большинстве штатов с 2009 по 2018 год.По состоянию на 2018 год в большинстве штатов применялись упреждающие меры почти по всем вопросам политики контроля над оружием, но не принимались существенные меры контроля над оружием. В нескольких штатах применялось сочетание контроля над огнестрельным оружием и превентивных мер. Лишь в небольшом числе штатов были приняты меры по контролю над огнестрельным оружием, а упреждающие меры были незначительными или вовсе отсутствовали.

    Выводы. Даже в тех случаях, когда законодатели штатов не смогли принять меры по правам на оружие в масштабах штата, им удалось принять упреждающие меры, сохранив власть штата по широкому кругу вопросов политики в области контроля над оружием и прав на оружие.Большинство штатов использовали упреждение как инструмент для поддержки политических рамок, благоприятствующих праву на оружие.

    Насилие с применением огнестрельного оружия становится растущей проблемой общественного здравоохранения в Соединенных Штатах. В 2018 году было 39 740 смертей, связанных с огнестрельным оружием (109 в день) в результате применения огнестрельного оружия при самоубийствах, убийствах и случайных выстрелах. основанный на преобладающем судебном толковании, обеспечивает надежную защиту прав на оружие.Федеральное правительство приняло несколько мер по контролю над огнестрельным оружием, оставив политические дебаты о сокращении насилия с применением огнестрельного оружия на уровне штата и местного самоуправления. Государства создали различную нормативно-правовую базу в отношении огнестрельного оружия с политической целью либо снижения числа смертей и инвалидности, связанных с огнестрельным оружием (т. е. контроля над огнестрельным оружием), либо защиты прав на ношение оружия2. , 3 Одним из юридических инструментов, который можно использовать для любой цели, является упреждение. Упреждение происходит, когда более высокий уровень управления (здесь государство) отменяет или ограничивает полномочия более низкого уровня (местные органы власти) действовать по конкретному вопросу.4

    Предыдущие исследования показывают, что штаты упреждают местный контроль над огнестрельным оружием больше, чем любая другая тема общественного здравоохранения,4 и тем не менее упреждающие законопроекты, связанные с огнестрельным оружием, по-прежнему превосходят по количеству упреждающие законопроекты по любой другой теме общественного здравоохранения.5 Однако вопрос о том, упреждают ли штаты местные контроль за безопасностью огнестрельного оружия при одновременном принятии мер защиты на государственном уровне эмпирически не изучался. Государства, которые не вводят защитные меры, но одновременно препятствуют их осуществлению местными органами власти, создают регулятивный пробел в вопросах, которые федеральное правительство не регулирует6; такое упреждение также лишает сообщества возможности защищать своих членов и препятствует массовым движениям, которые могут сформироваться вокруг темы политики.7 Это особенно касается населенных пунктов с высоким уровнем насилия с применением огнестрельного оружия, но неспособности принять законы для решения этой проблемы, потому что они упреждают8.

    Таким образом, сравнение мер основного законодательства штатов об огнестрельном оружии и превентивных мер законодательства об огнестрельном оружии по одной и той же теме политики необходимо, чтобы определить, одновременно ли штаты, отменяющие местное законодательство, вводят меры защиты на уровне штата или просто сохраняют контроль штата. Мы оценили существенные и упреждающие законодательные меры в отношении огнестрельного оружия во всех 50 штатах США за 10-летний период, чтобы понять контекст, в котором происходит упреждение.В этом контексте мы оценили взаимосвязь между превентивными и существенными мерами по тем же темам политики, которые защищали контроль над огнестрельным оружием или права на ношение оружия, изучив и сравнив законы каждого штата об огнестрельном оружии в 2018 году.

    МЕТОДЫ

    законы об упреждающем праве от Юридического центра Гиффорда по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия9 и Grassroots Change/Preemption Watch20 (в обоих документах представлен соответствующий анализ законов об упреждающем праве на сегодняшний день). Мы получили из LexisNexis с 2009 по 2018 годы законодательные акты и все другие законодательные акты в одной и той же тематической главе, названии или разделе, установленные законодательным собранием штата.Чтобы определить основные законы об огнестрельном оружии, мы использовали базу данных законов штата об огнестрельном оружии RAND, в которой содержатся исторические данные о законах штата.11 Мы оценили каждую запись, и когда мы обнаружили несоответствия в базе данных, мы извлекли и оценили закон из LexisNexis и исправили данные. J. L. P. руководил и контролировал этот процесс с помощью студента юридического факультета и научного сотрудника.

    На основании нашего обзора государственных законов и литературы,2 , 3 , 9 мы классифицировали положения основных законов как меры «контроля над оружием» или «права на оружие».Таким образом, законы штатов могли включать права на оружие, контроль над оружием или превентивные меры по одним и тем же вопросам политики. Например, в штатах могут быть законы, предусматривающие существенную меру по контролю над огнестрельным оружием, запрещающую штурмовое оружие, и превентивную меру по той же самой теме политики, касающуюся запрета штурмового оружия.

    В соответствии со стандартом в области кодирования правовых актов12 наша кодовая книга фиксирует наличие мер в отношении оружия в каждом штате и с 2009 по 2018 год, а также другие особенности, такие как исключения или ограничения.Для законов, принятых до 2009 года, мы установили, что они все еще действуют, и соответствующим образом закодировали их. Для законодательных актов, которые вступили в силу или были отменены в течение 10 лет, мы записали эти даты и соответствующим образом закодировали. В этих случаях мы записали месяц, когда закон вступил в силу или был отменен, чтобы зафиксировать часть года, когда мера действовала в штате.

    Для законов, у которых в статуте было более 1 соответствующей политической темы, мы рассматривали каждую отдельную меру отдельно, что дало 39 возможных мер по контролю над оружием, 12 возможных мер по правам на оружие и 47 возможных превентивных мер.Меры в области прав на оружие имели пересекающиеся цели, поэтому государства обычно выбирали один из вариантов политики в одной и той же области политики (например, расширенная доктрина замка или отстаивание своей позиции). И наоборот, штат может иметь законы для всех 39 мер контроля над оружием и всех 47 превентивных мер.

    Мы закодировали законы о преимущественном праве на предмет наличия упреждающей меры и фиксации типа преимущественного права, максимального или минимального, а также наличия сберегательной оговорки. Преимущественное право на потолок имеет место, когда штат отменяет или ограничивает способность местных органов власти принимать законы по определенной теме.Преимущество минимального уровня относится к минимальным стандартам, в соответствии с которыми штат устанавливает базовые требования и позволяет населенным пунктам основываться на этих стандартах. Государства могут также или вместо этого принять защитную оговорку, которая прямо разрешает местным органам власти принимать законы по конкретной теме, независимо от того, приняла ли государство эту политику. упреждение»15), которые уполномочивают генерального прокурора штата или предоставляют отдельным лицам или членским организациям право предъявлять иски местным органам власти или местным должностным лицам за участие в упреждающих действиях.Эти законодательные акты могут также предусматривать конкретные меры наказания, такие как штрафы, юридическая ответственность и отстранение от должности14.

    Чтобы понять контекст политики в отношении огнестрельного оружия для каждого штата, мы создали индексы для количества мер по контролю над оружием, прав на оружие и превентивных мер в каждом штате за каждый год с 2009 по 2018 год. Мы разделили штаты на квартили для каждого года на основе количество мер, представленных для каждой категории за каждый год. Мы использовали Stata версии 14 (StataCorp, College Station, TX) для создания индексов и разделения штатов на квартили для каждого индекса.

    Затем мы исследовали взаимосвязь между основными и упреждающими мерами в 2018 году, сопоставив основную меру с упреждающей мерой по одному и тому же вопросу политики для каждого штата, что позволило нам определить, применялись ли в штатах как основная, так и упреждающая мера для одной и той же политики. тема. Мы подсчитали каждую пару для каждого состояния, а затем разделили состояния на квартили для простоты представления. В отличие от основных мер, которые либо способствуют контролю над оружием, либо защищают право собственности на огнестрельное оружие, по определению все упреждающие меры лишают местные юрисдикции права принимать более строгие меры по контролю над оружием.Таким образом, мы интерпретировали наличие упреждающей меры как право на оружие.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    представлены индексы количества штатов в отношении контроля над оружием, прав на ношение оружия и превентивных мер, действующих для каждого штата в квартилях за период с 2009 по 2018 год. Приложение A, таблицы A1–A3 (имеются в качестве дополнения к онлайн-версия этой статьи на http://www.ajph.org) перечислите количество штатов по каждой теме политики в 2018 году, самый последний год данных, и приложение B, таблицы B1–B3 (доступны в качестве дополнения к онлайн-версия этой статьи на http://www.ajph.org) представляют квартили штатов для каждой категории мер в 2018 году. В первом квартиле входят штаты с наименьшим количеством мер, а в четвертый квартиль — штаты с наибольшим количеством мер.

    Индексы количества (a) государственных мер по контролю над огнестрельным оружием, (b) мер в отношении прав на оружие и (c) превентивных мер по годам, в квартилях: США, 2009–2018 гг.

    Примечание . Штаты в части c не могли быть разделены на 4 квартили, потому что многие штаты приняли одинаковое количество преимущественных законов.Фактически второй квартиль представляет собой второй и третий квартиль.

    Как показано в , количество действующих мер по контролю над огнестрельным оружием оставалось постоянным в большинстве штатов в период с 2009 по 2018 год. в то время как 10 штатов приняли 1 или 2 новые меры по контролю над оружием в течение 10-летнего периода, а 5 штатов приняли больше: Калифорния (5), Мэриленд (4), Делавэр (3), Вермонт (3) и Вайоминг (2,5). . (Десятичные знаки указывают на то, что мера действовала в течение части года.) Тем не менее, 6 штатов отменили меры по контролю над оружием за это время: Южная Каролина и Висконсин отменили по 2 меры по контролю над оружием, а Джорджия, Иллинойс, Вирджиния и Южная Дакота отменили по 1 мере по контролю над оружием. Как видно из Приложения B, Таблица B1, к 2018 году наибольшее количество мер по контролю над огнестрельным оружием было принято в Калифорнии (25), за ней следуют Гавайи (22) и Массачусетс (21), в то время как в 13 штатах было 3 или менее единиц огнестрельного оружия. мер контроля, включая Монтану, Нью-Мексико и Южную Дакоту, по 1 в каждой, а в Южной Каролине их не было, что является самым низким показателем в стране.

    Как показано на рисунке , количество мер по защите прав на оружие также оставалось постоянным для большинства штатов в течение 10-летнего периода. Сорок штатов сохранили такое же количество мер в отношении прав на оружие (0–4) в период с 2009 по 2018 год; но в течение периода нашего исследования 9 штатов приняли 1 новую меру в отношении прав на оружие (IA, ID, IL, KY, MO, NV, NH, NC, WY), а 1 штат, Висконсин, принял 2 новые меры в отношении прав на оружие в период с 2009 г. до 2018 года. Как видно из Приложения B, Таблица B2, к 2018 году в Пенсильвании было больше всего мер в отношении прав на оружие (4), а в 15 штатах было меньше всего мер в отношении прав на оружие (0 или 1).

    Подобно модели, которую мы наблюдали в отношении мер по контролю над огнестрельным оружием и правам на оружие, с 2009 по 2018 год количество штатов с упреждающим правом на максимальное использование оружия () оставалось относительно постоянным в течение 10-летнего периода, увеличиваясь лишь незначительно, при этом большинство штатов (31) наличие 44 превентивных мер, действовавших за период. Как видно из Приложения B, Таблицы B3, к 2018 году 2 штата, Аризона и Алабама, имели упреждающий потолок по всем 47 оцениваемым темам политики. Только в 9 штатах было менее 39 упреждающих мер (NE [27], CA [15], IL [14], AK [2] и CT, HI, MA, NJ, NY [0]).Кроме того, только в Иллинойсе регулярно действовали минимальные стандарты (упреждающее право на минимальный уровень) или оговорка об исключении, прямо разрешающая населенным пунктам регулировать огнестрельное оружие, и это было сделано для 32 оцениваемых тем политики (данные не показаны).

    В отличие от модели упреждающего действия по максимальному сроку в период с 2009 по 2018 год, резко увеличилось количество штатов, вводящих штрафные упреждающие меры. В 2009 году только 2 штата имели упреждающие санкции. К 2018 году в 15 штатах применялись упреждающие штрафные меры (Албания, Аризона, Флорида, Джорджия, ID, IN, IA, KY, ME, MS, NV, NC, OK, TN, TX; ).Все упреждающие карательные меры позволяли генеральному прокурору штата предъявлять иски или давали право отдельным лицам или членским организациям (например, Национальной стрелковой ассоциации) подавать петиции генеральному прокурору штата или напрямую предъявлять иски местным органам власти или местным должностным лицам, если они считали, что их действия неблагоприятны. пострадавших от местных действий, которые они считали упреждающими. Как показано в Приложении B, Таблица B3, эти 15 штатов также входят в число тех, которые к 2018 году приняли самые упреждающие меры. Несколько упреждающих карательных мер дополнительно налагали штрафы или гражданско-правовые санкции на местные органы власти или законодателей (4 штата) или санкционировали отстранение от должности местных чиновников за нарушение закона штата об упреждающем отказе от огнестрельного оружия (2 штата; данные не показаны).

    Количество штатов, в которых применяются упреждающие карательные меры в отношении огнестрельного оружия: США, 2009–2018 гг.

    Примечание. Превентивная карательная мера, связанная с оружием, — это закон штата, который разрешает генеральному прокурору штата, отдельным лицам или членским организациям подавать в суд на местные органы власти или местных должностных лиц за участие в упреждающих действиях. Эти законы могут также включать угрозу штрафов, юридической ответственности и отстранения от должности.

    Несмотря на относительное постоянство на национальном уровне в течение 10 лет в отношении контроля над оружием, прав на оружие и превентивных мер, к 2018 году условия государственной политики существенно различались в разных штатах.представлены квартили штатов для двух сравнений за 2018 год: во-первых, пары штатов, в которых приняты меры по контролю над огнестрельным оружием, с упреждением мер штата по контролю над огнестрельным оружием по одной и той же теме политики; и, во-вторых, пары государств, которые имели упреждающие меры, но не применяли меры контроля над оружием по одной и той же теме политики. Для обоих было 40 возможных пар. Количество пар мер по контролю над огнестрельным оружием с соответствующим упреждением варьировалось от 0 до 16, при этом 16 штатов имели от 0 до 2 таких пар и 11 штатов имели от 8 до 16 пар (квартили столбца 1 и 4).

    ТАБЛИЦА 1—

    Сравнение государственных превентивных мер и основных мер контроля над огнестрельным оружием по одной и той же теме политики, по квартилям: США, 2018 г. Та же тема политики, по квартиле 1-й квартиль (диапазон = 0-2 Законы) 2-й квартиль (диапазон = 3-4 закона) 3-й квартиль (диапазон = 5-7 законов) 4-й квартиль (Диапазон = 8–16 законов) №Из государственных мер вытеснения без соответствующих мер контроля оружия по той же политике тема, на качайший 1-й квартиль (0-28 законов) AK (1,0) CA (6, 6) FL (25, 8,75 a ) CT (0, 0) NE (21, 5) MD (24, 50597 16) 6 0) PA (28, 12) IL (10, 2) RI (25, 15) мА (0, 0) NJ (0, 0) NY (0, 0) 2-й квартиль (30-34 законов) AZ (33, 7) DE (30, 10) NV (34, 6) IA (30, 10) NC (33, 7) M I (31, 9) TN (33, 7) MN (32, 8) Wi (34, 6) или (32, 8) UT 31, 9) WA (30, 10) 3-й квартиль (35-36 законов) AR (36, 3) CO (35, 5) GA (36, 4) IN (35, 5) ID (36, 4) OK (35, 5) KY (61, 9652 90, 94) 5) MS (36, 4) NH (36, 4) TX (36, 4) VT (36, 4) WV (36, 4) 4-й квартиль (37-40 законов) KS (38, 2) AL (37, 3) ME ( 38, 2) ЛА ( 37, 3) 9 MO (38, 2) WY (37, 3) MT (39, 1) нм (39, 1) ND (38, 2) О (38, 2) SC (40, 0) SD (39, 1)

    , наибольшее количество упреждающих мер штата без соответствующих мер контроля над огнестрельным оружием составило 40, при этом в большинстве штатов их было не менее 30 (квартили строк 2–4).Разница в этих двух квартилях иллюстрирует широкое использование государствами упреждающих действий без существенных мер контроля над огнестрельным оружием. Шесть штатов (Аляска, Коннектикут, Гавайи, Массачусетс, Нью-Джерси, Нью-Йорк) приняли наименьшее количество превентивных мер, независимо от того, сочетались они с мерами по контролю над огнестрельным оружием или нет. В четырех штатах (Флорида, Мэриленд, Пенсильвания, Род-Айленд) было принято наибольшее количество мер по контролю над огнестрельным оружием, которые сочетались с упреждением (8,75–16), но среди наименьшего количества упреждающих мер штата без мер контроля над огнестрельным оружием (24–28).

    Напротив, в 9 штатах было наименьшее количество мер контроля над огнестрельным оружием с соответствующими упреждающими мерами, но наиболее упреждающие меры без соответствующих мер контроля над огнестрельным оружием (KS, ME, MO, MT, NM, ND, OH, SC, SD).Таким образом, в этих штатах практически не было мер по контролю над оружием в масштабах штата, но населенные пункты также были лишены возможности участвовать в разработке политики по этим темам политики контроля над оружием, создавая среду государственной политики, которая почти исключительно благоприятствовала праву на оружие. Более того, как показывают диапазоны квартилей, различия в контексте между этими 9 штатами и 12 штатами в ближайших к ним квартилях (AR, GA, ID, KY, MS, NH, TX, VT WV, AL, LA, WY ) достаточно минимальны.

    Согласно не представленным данным, в 2018 г. в 42 штатах было принято от 1 до 3 мер в отношении прав на ношение оружия с соответствующим упреждением, тогда как в 45 штатах местные органы власти были лишены права принимать законы, касающиеся прав на ношение оружия, без существенных государственных мер в отношении 4–10 прав на ношение оружия темы политики (с преимущественным большинством 9).Эти пары демонстрируют, что государства использовали упреждение для сохранения государственной власти по широкому кругу вопросов, связанных с правами на оружие. Следует отметить, что только в двух штатах без такого преимущественного права не было существенных мер в отношении прав на оружие: Нью-Йорк и Массачусетс.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Насколько нам известно, это первая оценка взаимосвязи между законами штатов с существенными мерами в отношении огнестрельного оружия и превентивными мерами по одной и той же теме политики в отношении огнестрельного оружия. Значение и различия для общественного здравоохранения в разных штатах наиболее очевидны при изучении сочетания существенных мер с соответствующими упреждающими мерами по одной и той же теме политики контроля над оружием.Государства обычно делятся на 3 типа политических рамок. В нескольких штатах было принято наибольшее количество мер по контролю над огнестрельным оружием с небольшим количеством упреждающих мер или без них (например, Коннектикут, Гавайи, Массачусетс, Нью-Джерси, Нью-Йорк). Еще несколько штатов имели нюансированную политическую среду с сочетанием существенных мер по контролю над оружием и умеренным количеством превентивных мер (например, Флорида, Мэриленд, Пенсильвания, Род-Айленд). Тем не менее, большинство штатов попали в третью категорию, приняв упреждающие меры почти по всем вопросам политики контроля над оружием, но не приняв существенных мер по контролю над оружием.Таким образом, упреждение функционировало как форма «дерегулирования»6, защищая права на ношение оружия и устраняя способность населенных пунктов принимать меры по защите контроля над оружием.

    В меньшинстве штатов, которые имели законы, предусматривающие меры по контролю над оружием, и одновременно запрещали это делать населенным пунктам, цели законодателей могли заключаться в создании единых мер защиты от контроля над оружием по всему штату. В этом контексте превентивное вмешательство сократило дальнейшие действия и инновации в области местной политики, но, по-видимому, оказало меньшее влияние на население по сравнению с государством, которое в противном случае не приняло существенных мер.Тем не менее, даже если эти штаты стремились обеспечить единообразие в отношении защиты контроля над огнестрельным оружием, законодательные органы по-прежнему предпочитали местный контроль над рядом других вопросов контроля над огнестрельным оружием. Например, в Мэриленде и Род-Айленде были приняты самые существенные меры контроля над оружием и упреждающие меры по одной и той же теме политики — 16 и 15 соответственно, — но они по-прежнему имели упреждающее действие по 24 и 25 дополнительным темам политики контроля над оружием, соответственно, без введения в действие существенные меры. В результате общая политическая среда в этих штатах более тонкая и может отражать политические рамки, отстаиваемые различными законодателями в разные периоды.

    В случае с правами на оружие государства упреждают более широкий круг вопросов политики в области прав на оружие, чем количество существенных мер в области прав на оружие, которые у них есть. Таким образом, даже в тех штатах, где у законодателей не было политической способности или воли для принятия законов о правах на оружие в масштабах штата, им удавалось регулярно принимать в масштабах штата упреждающие меры для сохранения государственной власти по целому ряду вопросов политики в области прав на оружие. Предыдущие исследования подчеркивали, что упреждение концентрирует власть в руках законодательных собраний штатов и обеспечивает «мощный косвенный метод контроля» над местными органами власти.16 Мы представили прямые доказательства того, что подавляющее большинство штатов использовали упреждающие меры для поддержки прав на ношение оружия и лишения сообществ полномочий по введению мер защиты в отношении контроля над огнестрельным оружием.

    Наше исследование также подчеркивает, что в период с 2009 по 2018 год в национальном законодательстве об оружии мало что изменилось, несмотря на многочисленные массовые расстрелы, публичные демонстрации и общественный резонанс, за важным исключением карательных мер. Оружейная промышленность была одной из первых, кто использовал упреждение как инструмент для блокирования разработки политики общественного здравоохранения в тех местах, где принятие таких мер было бы наиболее политически целесообразным16; теперь ему удалось поддержать национальную структуру, которая почти повсеместно предвосхищает местные меры по контролю над оружием.Хотя несколько штатов приняли дополнительные законы о контроле над оружием (в первую очередь Калифорния, Мэриленд, Германия и Вирджиния), другие отменили их, а некоторые штаты приняли дополнительные законы о правах на оружие. В конечном счете, большинство мер в этих штатах действовали в течение всего периода исследования. Хотя можно было бы ожидать, что населенные пункты, особенно в районах, пострадавших от стрельбы, приняли бы больше мер по контролю над огнестрельным оружием, упреждающий ландшафт мог сделать это невозможным. Этот барьер для разработки политики на местном уровне также мешал штатам учиться на местных постановлениях и, таким образом, потенциально принимать их, которые могли оказаться успешными в борьбе с насилием с применением огнестрельного оружия.

    Принятие государствами превентивных штрафных мер в отношении органов местного самоуправления и должностных лиц является тревожной тенденцией. Упреждение в виде наказания — это крайний метод обеспечения того, чтобы местные органы власти и должностные лица не участвовали в политической деятельности, не одобряемой законодательным собранием штата. В дополнение к предоставлению правоспособности для предъявления исков к местным органам власти и должностным лицам, включая возможность возмещения денежного ущерба, некоторые карательные законы об упреждающем праве прямо наказывают местных должностных лиц просто за участие в демократическом процессе для удовлетворения потребностей своих сообществ.17

    Широкое использование упреждающего действия в сочетании с увеличением количества карательных упреждающих действий укрепляет основу национальной политики в области прав на оружие. После того, как преимущественное право проходит, его трудно отменить. Таким образом, в штатах и ​​по темам политики, для которых упреждение еще не получило широкого распространения, например, карательное упреждение, предотвращение имеет ключевое значение.18 Сторонники контроля над оружием могут усилить пропаганду против упреждения наряду со своей пропагандистской работой, чтобы предотвратить упреждение до того, как оно будет принято. Заинтересованные стороны в Небраске, например, неоднократно побеждали карательные упреждающие действия, используя эту стратегию.Как видно из наших результатов, в Небраске применялось большое количество мер как по контролю над оружием, так и по правам на ношение оружия, но при этом сохранялся местный контроль за счет принятия меньшего количества превентивных мер, чем в других штатах с аналогичным положением. Одна из причин может заключаться в том, что Небраска уникальна тем, что имеет однопалатный законодательный орган, где сенаторы штата работают более тесно вместе и, таким образом, понимают круг вопросов, затрагиваемых различными сообществами в штате.

    Национальная медицинская академия (ранее известная как Медицинский институт) и другие эксперты утверждают, что штатам следует ввести минимальные стандарты общественного здравоохранения (преимущество на уровне пола), чтобы обеспечить защиту в масштабах штата и позволить населенным пунктам участвовать в дополнительной разработке политики для удовлетворения потребностей населения. их сообщества.6 , 19 Только в 1 штате, Иллинойсе, регулярно действовали минимальные стандарты или оговорка о сбережениях в отношении огнестрельного оружия. Одним из возможных объяснений может быть то, что в Чикаго высокий уровень насилия с применением огнестрельного оружия из-за ввоза огнестрельного оружия в город из близлежащих штатов с сильными правами на ношение оружия и слабыми законами о контроле над оружием.20 , 21 Учитывая отсутствие федеральных законов о борьбе с торговлей людьми, Иллинойс и, следовательно, Чикаго, предоставлены сами себе.21

    Ограничения

    Как и все исследования, это исследование имеет ограничения.Во-первых, несмотря на усердные усилия по выявлению всех возможных законов об оружии, мы могли пропустить некоторые из них, потому что мы частично полагались на другие базы данных при создании своих собственных. Однако, учитывая общую тенденцию и отсутствие изменений за этот период, такие упущения вряд ли повлияют на эти результаты. Тем не менее, наши индексы, вероятно, являются грубым показателем силы государственной политики, потому что мы не оценивали количественно относительную эффективность различных мер по снижению смертности от огнестрельного оружия.

    Во-вторых, мы не кодировали законы штатов, которые ограничивали бы возможности местных органов власти принимать меры по защите прав на оружие. Тем не менее, обзор законов штатов и других баз данных, которые мы использовали, показал, что таких законов практически нет. Тем не менее, этот вопрос требует дальнейшего изучения в качестве потенциального варианта политики контроля над огнестрельным оружием.

    В-третьих, мы не изучали местные законы об оружии, чтобы оценить, действительно ли населенные пункты в штатах без преимущественного права принимают законы, касающиеся огнестрельного оружия. Хотя неофициальные данные говорят о том, что да,22 более глубокое исследование добавит нам понимания того, как превентивные законы влияют на политику общественного здравоохранения.

    В-четвертых, мы не включили темы политики, связанные с запрещенными владельцами, потому что исходная база данных законов об огнестрельном оружии штата RAND не собирала эти данные. Мы также не собирали и не оценивали федеральные законы и не сравнивали федеральные требования с законами штата.

    Наконец, мы не рассматривали внесенные, но не принятые законопроекты или законы, вступившие в силу после 2018 года, поэтому мы не можем дать полную картину государственной политики в области огнестрельного оружия. В результате, несмотря на то, что в национальном ландшафте законов об оружии в штатах мало что изменилось, мы не должны делать вывод, что во время или после периода нашего исследования не было предпринято усилий или законов, принятых для внесения более широких изменений.Для решения этих вопросов необходимы дальнейшие исследования.

    Последствия для общественного здравоохранения

    Насилие с применением огнестрельного оружия является существенной проблемой общественного здравоохранения. Вместо того, чтобы принять строгие меры по контролю над огнестрельным оружием, большинство штатов США не участвовали в разработке существенной политики, а упреждали возможности местных органов власти делать это. Даже штаты, в которых были приняты существенные меры по контролю над огнестрельным оружием, вытесняли местный контроль над другими политическими вопросами. Наше исследование показывает, что большинство штатов воздерживались от обеспечения защиты общественного здоровья в масштабах штата и одновременно использовали упреждающие действия для поддержки прав на оружие, лишая местные сообщества полномочий по введению мер по контролю над оружием.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Это исследование было поддержано Фондом Роберта Вуда Джонсона и Городским институтом (грант Policies for Action 76098).

    Авторы выражают благодарность Шриватсу Санганарии, доктору медицинских наук, и Мэллори Юнгу, магистру здравоохранения, за их помощь в исследованиях.

    Примечание. Мнения, выраженные здесь, не обязательно отражают точку зрения Фонда Роберта Вуда Джонсона или Института урбанистики.

    КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

    У авторов нет конфликта интересов, о котором следует заявить.

    Сноски

    См. также Blocher, p. 1192.

    ССЫЛКИ

    2. Siegel M, Pahn M, Xuan Z, et al. Законы об огнестрельном оружии во всех 50 штатах США, 1991–2016 гг. Am J Общественное здравоохранение. 2017;107(7):1122–1129. doi: 10.2105/AJPH.2017.303701. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]3. Калесан Б., Мобили М.Э., Кейзер О., Фаган Дж.А., Галеа С. Законодательство об огнестрельном оружии и смертность от огнестрельного оружия в США: перекрестное исследование на уровне штата. Ланцет. 2016;387(10030):1847–1855.doi: 10.1016/S0140-6736(15)01026-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Померанц Дж. Л., Перчук М. Государственное упреждение: значительная и скрытая угроза общественному здравоохранению в Соединенных Штатах. Am J Общественное здравоохранение. 2017;107(6):900–902. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Веттер С., Рутков Л. Законодательство об упреждающем праве на уровне штата, 2017–2018 гг.: последствия для политики и практики общественного здравоохранения. J Практика управления общественным здравоохранением. 2021;27(2):105–108. doi: 10.1097/PHH.0000000000001047.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Померанц Дж.Л., Зеллерс Л., Бэр М., Салливан П.А., Перчук М. Превентивное вмешательство государства: угроза демократии, необходимое регулирование и общественное здравоохранение. Am J Общественное здравоохранение. 2019;109(2):251–252. doi: 10.2105/AJPH.2018.304861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]7. Перчук М., Хобарт Р., Палома М., Ларкин М.А., Бальбах Массовое движение и упреждение в кампании за спринклеры пожаротушения в жилых помещениях. Am J Общественное здравоохранение. 2013;103(10):1780–1787.doi: 10.2105/AJPH.2013.301317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]8. Бранас К.С., Нэнс М.Л., Эллиотт М.Р., Ричмонд Т.С., Шваб К.В. Сдвиг умышленной смерти от огнестрельного оружия между городом и деревней: разные причины, одинаковые результаты. Am J Общественное здравоохранение. 2004;94(10):1750–1755. doi: 10.2105/AJPH.94.10.1750. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]11. База данных RAND State по законодательству об огнестрельном оружии, версия 2.0. Санта-Моника, Калифорния: RAND Corporation; 2019. [Google Академия]14. Бриффо Р. Задача нового упреждения. Stanford Law Rev. 2018; 70:1995–2027. [Google Академия] 15. Паф Б. Понимание роста сверхупреждающего права в законодательных собраниях штатов. J Политическое право. 2018;34:67–116. [Google Академия] 16. Горовиц Э., Мошер Дж., Перчук М. Упреждение или предотвращение?: Уроки усилий по контролю над огнестрельным оружием, алкоголем и табаком. J Политика общественного здравоохранения. 1998;19(1):36–50. дои: 10.2307/3343088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Померанц Дж. Л., Сильвер Д. Законодательные стратегии штата по прохождению, усилению и сокрытию упреждения местной политики в области общественного здравоохранения. Am J Prev Med. 2020;59(3):333–342. doi: 10.1016/j.amepre.2020.03.023. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Бэр М., Зеллерс Л., Салливан П.А., Померанц Дж.Л., Перчук М. Борьба с упреждением и предотвращение: модель стратегических действий. J Практика управления общественным здравоохранением. 2019;25(2):101–103. doi: 10.1097/PHH.0000000000000956. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Медицинский институт им. Для общественного здоровья: обновление законодательства и политики для решения новых задач . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство национальных академий; 2011.[Google ученый] .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.