След хорька: Животные нашего сада. Чьи следы?

Содержание

Животные нашего сада. Чьи следы?

Вторая декада марта. Приехали мы на нашу дачу, припорошило немного снежком нашу дорожку-траншею… И бегут по ней от самой-самой дороги следочки неизвестного происхождения
Бегут-бегут…, поворачивают (вместе с нашей дорожкой) к калитке и — дальше — через участок, теперь уже зигзагом:


Жаль, я не сообразила спичечный коробок рядом положить — размерность трудно представить

Придётся поверить мне на слово, что очень меленькие следочки (но, конечно же, поболе мышиных!) — если представить, что это была собачка, то не крупнее той-терьерчика

И вот ещё интересно: когда животинка пробежала  мимо крыльца (а там прочищенная дорожка заканчивалась!), она довольно бодро (судя по следочкам!) вскакнула на сугроб, высота которого не очень хорошо видна на фото, но в реальности около метра:


… вскакнула… (или взобралась?…) и потом извилистой цепочкой с довольно ровной амплитудой отправилась(-ось) до арки. За правой опорой арки (там, где клематис торчит сухой) устроила небольшой привал — об этом говорит утрамбованная лунка, которую на этом фото не видно

P.S. Друзья! Оказалось, что у меня ещё фото были — я подзапамятовала за неделю, простите уж меня, пожалуйста
Вот, выкладываю ниже. Признаю, фотографии не лучшего качества — не слишком удобно было через сугробы-то…


Я пошла прокапывать тогда дорогу-траншею — до арки…


От арки (где за сухими листочками клематиса обнаружилось небольшое «лежбище»  — на фото это слева) животинка повернула направо, к укрытой катальпе — там в углублении за нею зверушка, похоже, опять немного полежала… по крайней мере, это я так придумала про неё…


… и ровненькой цепочкой попрыгала к следующему укрытию — кусту аронии… (аронию видно хорошо на предыдущем фото — на нём же видно следующее лежбище за кустом).

Затем — до голенькой яблоньки, потом — обогнула зайце-ветрозащиту следующей яблоньки и — удалилась на соседский участок…

Я — не слишком большой следопыт… Но, может быть, кто-то из вас подскажет, что за путешественник тут у нас проскакал? Продолжим наши изыскания-измышления?

Охотничьи звери — Обыкновенный хорек ( Mustela putorius )

 

М. П. Розанов

Обыкновенный хорек

Mustela putorius

Обыкновенный хорек, Mustela putorius L.

Описание. Тело хорька тонкое, стройное и гибкое, с овальной головой, незаметно переходящей в подвижную шею. Череп хорошо отличается от черепа степного хорька удлиненным и слабо сжатым с боков межглазничным пространством, а также сжатым с боков овальным носовым отверстием. Морда относительно притуплённая. Уши небольшие, округлые, едва выступающие из меха. Ноги короткие, но сильные. Пальцы на половину своей длины соединены перепонкой. Пушистый хвост по длине равен вытянутым задним ногам. У основания хвоста — железы, выделяющие жидкость с резким, неприятным запахом. Размеры хорьков сильно колеблются, но обычно самцы крупнее самок.

Длина тела у самцов 32,5—48,2 см, хвоста 11,5—15,2 см, вес до 1 кг и более; у самок, соответственно, 29,5—33,0 см, 8,4—12,3 см, вес 270—352 г.

Мех состоит из сравнительно короткого, густого зимой, светлого подшерстка и очень длинных, редких и темных остевых волос, которые на задней половине туловища достигают 50 — 60 мм длины.

Окраска меха обыкновенного хорька слагается из блестящей черно-бурой окраски остевых волос, сквозь которую просвечивает бледный, белесоватый или желтовато-ржавый подшерсток. Более густая черно-бурая ость на горле, груди, ногах, задней части спины и на хвосте создает впечатление почти черной окраски этих частей тела. Брюхо и бока светлые. Верхняя часть лба, вершины ушей, окружность рта и подбородок белые. Хвост весь черно-бурый, чем этот хорек хорошо отличается от степного хорька, у которого основная половина хво-ста светлая. В зависимости от густоты остевых волос сильно меняется общий тон окраски зимнего меха, от более светлого до более темного. С возрастом подшерсток становится все более рыжим, у самок он бывает значительно бледнее. Летний мех короче, серее и тусклее зимнего. Подшерсток более темный, серовато-бурый. Ость редкая и значительно короче зимней, наибольшая длина ее 3—3,5 см. Молодые хорьки, в возрасте 1—2 месяцев, напоминают окраской взрослых в летнем меху. Мех молодых довольно ровный, мягкий и пушистый на всем теле.

Среди хорьков нередко попадаются особи, окрашенные очень светло — в серовато-буро-желтые и совсем желтые тона. Такие сплошь рыже-желтые зверьки особенно часто встречаются в Смоленской области и были описаны как особая красочная форма.

Весенняя линька у хорьков начинается обычно в апреле. Мех в это время становится тусклым и грубым, затем ость и подшерсток начинают редеть и постепенно сменяются летним редким и низким мехом. Заканчивается линька в мае.

Осенняя линька протекает значительно медленнее. Уже с конца июля среди летней подпуши появляются волосы зимней ости; заканчивается рост волос в ноябре.

Следы. Чаще всего хорек передвигается большими скачками, оставляя на снегу след в виде парных отпечатков лапок, поставленных несколько наискось, на расстоянии 40— 100 см. Иногда зверек «троит», меняя на ходу лапку, а при быстром беге оставляет отпечатки всех четырех лап кряду, причем отпечатки передних лап стоят более тесно, а отпечатки задних опережают их. Подчас след хорька напоминает след зайца, а иногда идет шнуром, что бывает сравнительно редко. След хорька на одну треть, если не вдвое, меньше следа куницы, и прыжки значительно короче. Отпечатки когтей и мозолей у хорьков очень резкие. След хорька не особенно длинен и мало запутан.

Помет, как у всех куньих,— в виде темных, длинных и заостренных с концов валиков, с остатками шерсти съеденных зверьков.

Распространение. В пределах СССР хорек населяет почти исключительно европейскую часть страны и лишь в Свердловской области в незначительном количестве переходит на во сточную сторону Урала. Избегая сплошных таежных лесов, он все время продвигается на север и северо-восток вслед за развитием сельскохозяйственной культуры. В Ленинградской области довольно обычен, но .уже в Карело-Финской ССР, около Онежского озера, встречается значительно реже, хотя и распространен до средней части республики. По Северной Двине граница распространения хорька, возможно, достигает 65° с. ш., но далее спускается на юго-восток до Уральского хребта. На юго-западе населяет всю Белоруссию, Украину, доходя в степной ее части, по долинам рек, до берегов Черного и Азовского морей. В степях на восток от нижнего течения Днепра известны единичные случаи добычи его в Мелитопольском районе, на побережье Азовского моря и по Дону. От устья Дона южная граница распространения хорька идет на северо-восток через Сталинградскую область и выходит к Волге севернее Камышина. За Волгой населяет Куйбышевскую область.

В центральных областях европейской части СССР хорек очень обыкновенен и иногда встречается на окраинах даже таких больших городов, как Москва.

Места обитания. В пределах своего распространения хорек встречается в самых разнообразных условиях. Его можно видеть в лесах, особенно по опушкам и вырубкам, среди полян, болот, в поймах рек и на полях. Он не избегает населенных мест и устраивается в овинах, на скотных дворах, в конюшнях, на мельницах, в погребах, просто под полом и на чердаках жилых домов.

Образ жизни. В местах, где много естественных убежищ, а также в хозяйственных постройках и жилых домах хорьки редко роют себе норы, а устраивают гнезда для вывода молодых где-либо среди кучи камней, хвороста, в старой клади дров, в дуплистом пне или в закоулках строений. Нередко хорьки размещаются в норах, брошенных барсуками и лисицами. В норах хомяков и других грызунов селятся, предварительно задушив и съев хозяев и расширив затем их норы. Только в случае отсутствия подходящего убежища они роют очень несложные норы. Гнездо хорек устраивает из шерсти, пуха, перьев, мха, сухой травы, листьев и другого мягкого материала, натаскивая его в облюбованное убежище или же в расширенную гнездовую камеру норы. Жилую нору хорька можно узнать по идущим от входа натоптанным дорожкам, свежевыброшен-ной земле, по свежему помету, резкому запаху самого зверька и разлагающихся запасов пищи. К норе хорек мало привязан и, будучи потревожен, обычно покидает ее навсегда.

С наступлением зимы, когда в лесах и полях жизнь заметно замирает, хорьки вслед за мелкими грызунами переселяются ближе к человеческому жилью. В апреле у хорьков в центральных областях СССР начинается течка, во время которой самцы бегают за самкой и нередко дерутся, впиваясь зубами друг в друга, громко визжат и катаются клубком. Спаривание длится 10—20 минут. Течка самки продолжается 3—5 дней. После 43 дней беременности самка приносит 2—12, чаще 4—6 детенышей, среди которых обычно преобладают самцы. Молодые одного и того же помета сильно разнятся по величине. Растут хорьки очень медленно и полного развития достигают лишь на втором году жизни. До глубокой осени или даже следующего лета выводки не разбиваются и держатся вместе, хотя молодые становятся способными к самостоятельной жизни уже в возрасте двух месяцев.

Пищу хорька составляют главным образом всевозможные мелкие грызуны — от мышей и полевок до крыс, хомяков и сусликов включительно. Иногда он нападает, подкопавшись под снегом, на сидящего на лежке зайца или на куропаток, рябчиков и тетеревов. Кроме того, поедает гадюк, ужей, ящериц, лягушек и жаб. Изредка нападает на домашнюю птицу. Весной и летом истребляет птичьи яйца и птенцов, а иногда ловит и взрослых птиц. Хорьки, живущие около рек и озер, ловят мелкую рыбу или похищают ее у рыбаков. В населенных пунктах они питаются отбросами, а иногда забираются на продовольственные склады. В слу-чае избытка пищи устраивают запасы.

При исследовании содержимого желудков хорьков было установлено, что на первом месте в их питании стоят полевки, составляя не менее 50% содержимого желудков, затем водяные крысы, полевые и лесные мыши и другие мелкие зверьки, преимущественно вредные грызуны. Птицы и земноводные в питании зверька составляют сравнительно небольшой процент. Эти данные показывают, что хорек, уничтожая большое количество вредных грызунов, является исключительно полезным зверьком в сельском хозяйстве и подлежит всемерной охране.

Хорек деятелен преимущественно ночью. Днем он обычно крепко спит, свернувшись клубком где-либо в укромном и надежном месте. Летом хорьки, особенно самки с молодыми, держатся оседло. Охотничий район обычно не велик, и только недостаток пищи заставляет хорька переходить на новое место.

По стенам деревянных строений и шероховатым стволам деревьев хорек лазает довольно проворно. Плавает хорошо, но все же воды избегает. Очень кровожаден и убивает всех животных, которых может осилить, встретив на своем пути.

Экономическое значение и добывание. Ущерб, причиняемый дичи и птицеводству обыкновенным хорьком, с избытком покрывается пользой, приносимой им как истребителем грызунов. Мех его хорош, в пушной торговле известен под названием «черного хоря». Добывается он так же, как колонок.

В Западной Европе, особенно в Германии, охотники часто держат и разводят ручных хорьков-альбиносов, с которыми охотятся на диких кроликов. Хорька с колокольчиком на шее пускают в нору кролика, а у выходов из норы ставят сетки или стреляют выскочивших кроликов из ружей. Эти домашние хорьки носят название «африканских хорьков».

По следам диких животных — Конкурс СЛЕДуй за мной. Конкурс наблюдений за лесными соседями

Дата прохождения маршрута 08.01.2021
Начало маршрута Россия, Псковская область, Невельский район, деревня Барканы
Конец маршрута Россия, Псковская область, Невельский район
Протяженность маршрута 6 км
Время в пути 3 ч
Краткое описание маршрута Начало маршрута: окрестности деревни Барканы 56°03′ с.ш. и 29°50′ в.д, 1 км на север, потом по часовой стрелке вокруг, окончание маршрута: лес на южной стороне д. Барканы.
Состояние маршрута Хорошее
Описание растительного мира Рябина

Рябина

, Клен

Клен

, Береза

Береза

, Сосна

Сосна

, Ель европейская

Ель европейская

, Ольха

Ольха

Описание животного мира Волк

Волк

, Лиса

Лиса

, Заяц русак, Кабан

Кабан

    

Здравствуйте! Меня зовут Дударенко Миша, мне четырнадцать лет. Живу я в деревне Барканы Невельского района Псковской области.

Деревня Барканы маленькая, окружена полями.  Недалеко от деревни расположен лес. Координатами центра деревни Барканы можно считать 56°03′ с.ш. и 29°50′ в.д. 

Маршрут моих изысканий проходил вокруг моей деревни, потом я нашёл  кое-что интересное в соседнем лесу.


С южной стороны  за нашей деревней начинается лес…


С северной стороны дорога к лесу идет через поле.



Вот здесь то я и обнаружил следы лисицы. Отличительные особенности: подушечки двух передних пальцев немного выдвинуты вперед, а отпечатки двух крайних пальцев находятся позади них, обхватывая коготками их по бокам. Размер следа лисицы составляет 5,5 см в длину и 4см в ширину. Тропинка из следов представляет собой прямолинейную дорожку с длиной шага от 30 до 40 см. Плутовка явно кого- то выслеживала.  На первый взгляд следы лисы очень похожи на следы некрупной собаки. Но если посмотреть внимательно, можно заметить, что отпечатки ее лап более вытянутые. Когти у лисы длиннее, тоньше и оставляют более четкие отпечатки, чем собачьи. Еще лисий след отличается расположением отпечатков лап при ходьбе: они вытянуты в линейку, словно зверь ступает по струнке. Собака же идет враскачку, ее следы образуют ломаную линию.


Совсем скоро я понял, кто был объектом охоты нашей лисички. Совсем неподалёку я обнаружил заячьи следы.

Передними лапами заяц оставляет округлые отпечатки, которые идут друг за другом по линии движения. Задние отпечатки более длинные, расположены параллельно, этими лапами он опирается для толчка.  Интересно, убежал ли наш зайчишка от лисы? Следы уходят далеко-далеко…

 

 

                 


 

      Ого! Вот это находка! Это же лисья нора! Нора для лисы – явление временное, она роет её там, где это можно сделать легко и просто: например, на склоне оврага или холма , только бы почва была полегче. Лисья нора неглубока и просто устроена, чаще всего имеет один вход (реже – два) и представляет собой прямой ход без боковых отнорков, приводящий в гнездовую камеру на глубине около одного метра. Если лиса роет выводную (или выводковую) нору, где она выводит потомство, то в ней находится два-три отнорка, от которых идут подземные коридоры протяжённостью до десяти метров, соединяющие их с уже упоминавшейся камерой. Через эти отнорки лиса может покинуть убежище в случае опасности. По округе я прогулялся, к сожалению, отнорков не нашёл.


А вот это уже следы хорька.   Отпечаток лапы лесного хорька имеет длину примерно 3 см. Наслед хорька представляет собой строчку с парными отпечатками лап. Он редко ходит шагом, а передвигается привычным галопом. Подошвы лап хорька не обрастают густым волосом, и при рыхлом снеге он проваливается так, что цепочка следов бывает соединена сплошной бороздой из выволоков и поволоков. Хорек нечетко ставит задние ноги в отпечатки передних, и на его следе чаше всего рядом заметны отпечатки не двух, а трех лап.

 

 


Это  лес.  Заметил волчьи следы. Отпечатки передних лап заметно крупнее задних. При этом подушечки передних конечностей закруглены вовнутрь, а задних – наружу. Средний размер отпечатка лапы  этого волка составляет  9 см.

 

А вот что я увидел в глубине нашего леса! Это подкормочная площадка для животных, которую сделали работники лесного хозяйства. Это очень важное и нужное дело: помощь животным во время зимовки. И следов здесь множество: приходили несколько кабанов.

 

Следы кабанов представляют собой извилистую линию, задняя нога попадает в отпечаток передней. От других копытных след кабана отличается не только отпечатком основных копыт, но и маленьких пасынков.

А это кормушка с лакомством для лосей: в ней лежит соль-лизунец.

Как вы думаете, чьи это следы?


Ну вот, на сегодняшний день я закончил свои наблюдения. Спасибо всем за внимание!



3 ч — 6 км

Россия, Псковская область, Невельский район, деревня Барканы

Россия, Псковская область, Невельский район

Хорёк и лиса — Сказки и стихи для детей

 

 

Худ. В ГорячеваМетель бушевала сутки. В полдень снегопад прекра­тился. А к вечеру и ветер стих. Огромный звёздный мир раскинулся над степью, обещая на завтра солнечный мо­розный день.

Хорёк вылез из норы и неторопливо потянул цепочку следов-двоеточий. По следам я и узнал наутро, что делал хорёк в эту морозную ночь.

На пути хорька встретился стог сена, и зверёк два раза обежал его кругом, а затем взобрался на вершину. Здесь хорёк уселся на задних лапках и осмотрелся. Трудно уга­дать, что увидел, услышал или учуял зверёк, но со стога он спрыгнул.

Худ. В ГорячеваНа бескрайнем поле, занесённом снегом, бисером рассы­паны следы мышей и полёвок. Хорёк нырнул в снег и, на­до полагать, задал там хорошую трёпку мышиному насе­лению.

Обратно он вылез сытый — игривое настроение после лёгкой победы заставило его без всякой причины покру­титься на одном месте, ловя свой хвост. Потом он бросился со всех ног по полю и вдруг затормозил. И так несколько раз. Поиграть зверьку захотелось.

Худ. В Горячева

На меже в бурьяне хорёк забрался в нору хомяка, вы­гнал его из норы и долго играл со своей жертвой: то от­пускал хомяка, то хватал — совсем как кошка играет с мышкой.

Следы хорька ведут вдоль опушки — степному зверьку нечего делать в лесу.

Худ. В Горячева

У осинника с подветренной стороны подстерегала хорька опасность.

Лиса и хорёк заметили друг друга одновремен­но. Спокойная строчка следов лисы оборвалась четырьмя парными вмятинами от передних и задних ног — это лиса, заметив добычу, прямо с ходу, без колебаний, оттолкнулась всеми лапами для первого прыжка. Второй прыжок был длиннее первого, а третий привёл лису под осину.

Казалось, спасения нет хорьку: нора далеко и скрыться негде. Но хорёк совершил отчаянный прыжок прямо на­встречу лисе — на осинку. Лиса запрыгала под осинкой, утрамбовав снег, но вскарабкаться хотя бы на метр по тонкому стволику не смогла.

Худ. В ГорячеваВероятно, хорёк шипел. Но что совершенно точно — хорёк использовал «незаконный» приём войны. Доказатель­ство «незаконного» приёма было налицо: жёлтые пятна на стволе и на снегу отвратительно пахнут даже сегодня, на следующий день после происшествия. Лиса отскочила от осинки и долго каталась в снегу — несколько капель хорь­кового зелья попали ей на шубу.

Сытый хорёк мог сидеть на осине долго. Голодная же лиса просто не вытерпела и убежала в другой осинник искать зайцев.

Сколько времени сидел на дереве хорёк после передря­ги, сказать трудно.

Домой летел самыми большими прыж­ками, на которые только был способен. След обрывался далеко от входа. Значит, последний прыжок привёл хорька прямо в нору.

Лиса в ту же ночь поймала зайца и забыла о хорьке. В этом было нетрудно убедиться, пройдя по её следу.

 

* * *

Худ. В Горячева

 

Сколько замечательных рассказов прочтёт за зимний день опытный следопыт!

Шаг за шагом открываются ему особенности жизни четвероногих и пернатых обитателей леса.

Вот лоси набили тропы болота — здесь они пережидали буран, подкрепляясь ветками кустарника.

 

 

 

А эту канавку вырыла своим брюшком выдра — пере­биралась на новое место.

Худ. В Горячева

Ямки в снегу — здесь ночевали рябчики.

Худ. В Горячева

Вот след белки. След обрывается внезапно, слов­но белка вспорхнула и уле­тела. Что с ней случилось? Скорее всего, белку «слиз­нула» хищная птица.

Худ. В Горячева

А след соболя ведёт к высокой рябине. Зве­рёк не прочь полакомить­ся её ягодами.

Худ. В Горячева

А это следы колонка. Он бежал. Наверное, от собо­ля.

Худ. В Горячева

Да, много интересного можно узнать, научившись читать следы на снегу!

Худ. В Горячева

 

к содержанию

 

Хорек и лиса — Зверев М. — Разные сказки: читать с картинками, иллюстрациями

Страница 1 из 2

Хорек и лиса (рассказ)


Метель бушевала сутки. В полдень снегопад прекратился. А к вечеру и ветер стих. Огромный звёздный мир раскинулся над степью, обещая на завтра солнечный морозный день.
Хорёк вылез из норы и неторопливо потянул цепочку следов-двоеточий. По следам я и узнал наутро, что делал хорёк в эту морозную ночь.

На пути хорька встретился стог сена, и зверёк два раза обежал его кругом, а затем взобрался на вершину. Здесь хорёк уселся на задних лапках и осмотрелся. Трудно угадать, что увидел, услышал или учуял зверёк, но со стога он спрыгнул.

На бескрайнем поле, занесённом снегом, бисером рассыпаны следы мышей и полёвок. Хорёк нырнул в снег и, надо полагать, задал там хорошую трёпку мышиному населению. Обратно он вылез сытый — игривое настроение после лёгкой победы заставило его без всякой причины покрутиться на одном месте, ловя свой хвост. Потом он бросился со всех ног по полю и вдруг затормозил. И так несколько раз. Поиграть зверьку захотелось.

На меже в бурьяне хорёк забрался в нору хомяка, выгнал его из норы и долго играл со своей жертвой: то отпускал хомяка, то хватал — совсем как кошка играет с мышкой.
Следы хорька ведут вдоль опушки — степному зверьку нечего делать в лесу.

У осинника с подветренной стороны подстерегала хорька опасность. Лиса и хорёк заметили друг друга одновременно. Спокойная строчка следов лисы оборвалась четырьмя парными вмятинами от передних и задних ног — это лиса, заметив добычу, прямо с ходу, без колебаний, оттолкнулась всеми лапами для первого прыжка. Второй прыжок был длиннее первого, а третий привёл лису под осину.

Казалось, спасения нет хорьку: нора далеко и скрыться негде. Но хорёк совершил отчаянный прыжок прямо навстречу лисе — на осинку. Лиса запрыгала под осинкой, утрамбовав снег, но вскарабкаться хотя бы на метр по тонкому стволику не смогла.
Вероятно, хорёк шипел. Но что совершенно точно — хорёк использовал «незаконный» приём войны. Доказательство «незаконного» приёма было налицо: жёлтые пятна на стволе и на снегу отвратительно пахнут даже сегодня, на следующий день после происшествия. Лиса отскочила от осинки и долго каталась в снегу — несколько капель хорькового зелья попали ей на шубу.
Сытый хорёк мог сидеть на осине долго. Голодная же лиса просто не вытерпела и убежала в другой осинник искать зайцев.
Сколько времени сидел на дереве хорёк после передряги, сказать трудно. Домой летел самыми большими прыжками, на которые только был способен. След обрывался далеко от входа. Значит, последний прыжок привёл хорька прямо в нору.

Лиса в ту же ночь поймала зайца и забыла о хорьке. В этом было нетрудно убедиться, пройдя по её следу.

хорька — английский перевод — Rutoen

Хорька.

In my train?

Хорька?

A ferret?

Остерегайтесь хорька!

Beware of Weasel.

Живого хорька?

The animal, a ferret?

Давай хорька.

Let’s get the ferret.

Ищу хорька.

Looking for a ferret.

Йоти возьмет след хорька, спустится вниз и поймает хорька.

Yotie’s gonna smell the ferret, go down the grate, get the ferret.

Это у хорька?

The ferret?

Не трогай хорька.

Nobody touches the ferret.

Ты хотела хорька?

You wished for a ferret?

Хорька бы мог.

A ferret, I’d slap, you know?

Он держит дома хорька.

He keeps a ferret as a pet.

Он похож на хорька.

He looks just like a weasel

О, да, и хорька.

Oh, yes, and the ferret.

Что это? Хорька купил.

I went to the church…

Помоему, смахивает на хорька.

Me thinks it is like a weasel.

Ты похож на хорька.

You’re like a ferret.

Похож на хорька, правда?

Weasellylooking fellow, isn’t he?

Обычно мы используем хорька.

We use a ferret.

Шерсть хорька и химчистка.

Ferret hairs and a dry cleaner.

И, от наглого хорька.

And a sidekick ferret.

Кто это похожий на хорька?

Who’s your ferrety friend?

А зачем ты купил хорька?

Why did you buy the ferret?

Я встретил этого сраного Хорька.

What about that damn weasel?

Помоему, оно смахивает на хорька.

Methinks it is like a weasel.

Скоро поймёте. Нужно сунуть туда хорька!

You bung a ferret in.

А как именно вы разозлили хорька?

Oh, my. Exactly how do you make a ferret angry?

За исключением, может быть, злобного хорька.

Except perhaps a badtempered ferret.

Что за странное имя для хорька?

Funny name for a ferret, isn’t it?

Потому, что она назвала хорька Питом.

Because she named it Pete.

У этого хромого лицо как у хорька.

The cripple looks like a ferret.

Это все равно что дуть в хорька.

It’s like trying to blow in a weasel!

Например, из чайника ты заполучила замечательного хорька.

You got that cuddly little ferret from a cooking pot.

Дело рук этого хорька Линдона, из Белого дома.

It figures with that polecat Lyndon in the White House.

Высокого роста, крашенные волосы, рожа как у хорька.

He’s tall, dyes his hair,face like a ferret.

Анжелика, дочка хорька этого, Набоева, невеста Колина… пропала.

Angelika, the daughter of this asshole Naboev, Kolya’s fiancée is missing.

Я пущу хорька вниз и он принесет змею.

I send the ferret down the grate, he’ll get the snake.

Еще на нем было чтото из меха хорька.

There was something ferrety about him.

Люблю своих животных собак, хорька, куриц, лошадей, вон они.

I love my animals my dogs, my ferret, my chickens, my horses in the background.

Какое? Да ты смеёшься. Ты что, выслушаешь этого хорька?

It can be anything, a poem, a story, a testimonial.

Ладно, признаюсь муж с уровнем зрелости как у хорька.

Okay, fine, I’ll admit it A husband who’s got the maturity level of a ferret.

Не хочу получить ещё одного хорька или ещё что.

I don’t want another ferret or whatever.

Хорька встретим по ВИПу, а с волком не заигрывайся

Wewillhookthe squirrel up with a firstclass crib.

Этот человек… говорит, что больше всего он похож на хорька.

This man… says that the animal he most resembles is a ferret.

Вези своего койота, чтобы вытащить хорька, который полез за змеёй.

Get the coyote to get the ferret that was send after the snake.

Лорд, Морские хорьки — ориджинал

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Работа затрагивает недавние мировые трагедии или политические конфликты
Неважно, с какой именно целью написана работа — не стоит использовать недавние события-трагедии для создания своих работ

Эксперт по домашним животным Стив Дейл о том, почему домашние хорьки ЯВЛЯЮТСЯ домашними

Невежество — единственное слово, которым я могу описать реакцию Калифорнийской комиссии по рыболовству и охоте ранее в октябре, когда Пэт Райт из Legalizeferrets.com и давний защитник хорьков снова спросил Комиссией, чтобы обозначить, что домашние хорьки действительно, как следует из их названий, являются домашними. Он сказал: «Мы все знаем, что домашние хорьки не дикие животные». Но комиссия настаивает на том, что они вполне могут быть дикими животными.

Пэт Райт

Цель состоит в том, чтобы легализовать хорьков в качестве домашних животных в Калифорнии. Сумасшедший, в Калифорнии фактически запрещено держать хорька.

Вот калифорнийский круг, который не заканчивается: Комиссия по рыболовству и дичи обладает юрисдикцией в отношении диких животных, к которым только в Калифорнии относятся домашние хорьки. Законодатели не являются домашними экспертами и действительно не делают домашнюю работу по этому вопросу — так как для них есть вопросы поважнее. Законодатели, которые могли бы легализовать хорьков, этого не делают, потому что Комиссия по рыболовству и дичи продолжает классифицировать домашних хорьков как диких.Хотя Комиссия по рыболовству и дичи теперь наконец уступает, может быть, это и не так.

Хорьки менее дикие, чем домашние кошки

Вот свидетельство Райта. Откровенно говоря, вопрос о том, являются ли домашние хорьки действительно домашними, не является вопросом мнения. Доказательства того, что домашние хорьки действительно являются домашними, весьма убедительны, основаны на науке и истории. К сожалению, у Райта не было возможности предоставить факты о том, как появились домашние хорьки, или привести научные цитаты.На самом деле цитат почти слишком много, чтобы я мог указать, но некоторые из них я перечисляю внизу этого поста.

Мы точно не знаем, как долго хорьки были одомашнены, но анализ митохондриальной ДНК предполагает, что мы можем вернуться на 2500 лет назад. Анализ ДНК также демонстрирует генетическую разницу между современными домашними хорьками и двоюродными братьями диких хорьков, от которых они произошли. Процент генетических различий статистически одинаков между различиями между людьми и шимпанзе или между собаками и волками.

Мы также знаем, что хорьки изначально были одомашнены для охоты или  хорька . Хорьков обучали в основном находить паразитов и «вынюхивать их», отсюда и выражение. Иногда они также помогали в охоте на кроликов.

В любом случае, они были выведены для этой работы от диких европейских хорьков. Между прочим, из дикого хорька получился бы ужасный питомец. Они на самом деле порочные маленькие хищники. А если предположить, ну, то как домашние хорьки становятся хорошими питомцами? Что ж, домашние кошки чертовски хорошие домашние животные.Но вы бы не хотели дикую африканскую песчаную кошку или любой другой дикий вид мелких кошек, от которых произошли домашние кошки в качестве домашних животных.

Действительно, кошки были одомашнены намного дольше, чем хорьки, но кошки могут выживать самостоятельно на открытом воздухе; хорькам пришлось бы нелегко. И еще жестче в некоторых частях Калифорнии из-за климата. Домашние хорьки не переносят сильную жару.

Хорьки на свободе

Это подводит меня к некоторым опасениям людей по поводу разрешения легализации хорьков в Калифорнии.

Один большой аргумент в пользу того, что если хорьки выберутся на улицу, они нанесут ущерб, даже больший, чем дикие или общественные кошки. Фермеры потеряют своих цыплят из-за хорьков. Ну, я не уверен, что большинство калифорнийских фермеров вообще знают об этой проблеме. По правде говоря, большинство домашних хорьков могут даже не знать, что делать, даже если они каким-то образом случайно наткнутся на курицу. Да, их охотники на диких хорьков и ласк — эффективные и прожорливые хищники. Так же как и волки, и они являются родственниками бишон фризе или той-пуделя.Мы не запрещали игрушечных пуделей. И на самом деле дикие кошки могут убивать цыплят.

Кроме того, существует опасение, что, как и кошки, они будут размножаться и увеличивать свою численность на открытом воздухе. Ну а чтобы размножаться нужно выживать. Но кроме того, около 99 процентов домашних хорьков стерилизуются или стерилизуются. Так что размножаться совершенно невозможно.

Домашние хорьки, живущие на открытом воздухе, не размножались или не были признаны проблемой местными службами по контролю за животными в любом из 48 штатов, где они разрешены законом. Почему это может быть проблемой только в Калифорнии?

Некоторые предполагают, что домашние хорьки, которые весят от двух до четырех фунтов, оставляют слишком большой углеродный след.Действительно? Если люди, которые предлагают эту поездку на работу, за один день оставят больший углеродный след, чем хорек за всю жизнь.

Если Калифорнийская комиссия по рыболовству и охоте продолжает настаивать на том, что домашние хорьки являются дикими, им следует запретить домашних кошек, которые, возможно, более дикие. (Конечно, я не предлагаю запретить кошек).

Нужны доказательства: их много

Калифорнийская комиссия по рыболовству и дичи хочет, чтобы наука «доказала», что домашние хорьки не являются дикими.

Ну, вот научное доказательство, которое нетрудно найти, и есть еще, откуда это взялось:

Sato JJ, Hosoda T, Wolsan M, Tsuchiya K, Yamamoto M, Suzuki H (февраль 2003 г.). «Филогенетические отношения и время расхождения среди куньих (Mammalia: Carnivora) на основе нуклеотидных последовательностей ядерного межфоторецепторного ретиноид-связывающего белка и генов митохондриального цитохрома b». Зоологическая наука . 20  (2): 243–64. doi:10.2108/zsj.20.243. PMID 12655187.05.

Хернальди А; Кис, А; Турскан, Б; Topat, J. Лучший друг человека в подполье: домашние хорьки, в отличие от диких форм, демонстрируют признаки собачьих социально-когнитивных навыков; Плос Один; 15 августа 2012 г. https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0043267Ссылки авторов открыть оверлейную панельКлаудия М.Винке a Нико Дж. Шумейкер b

Винке -Нико, С; Schoemaker, J. Благополучие хорьков (Mustela putorius furo T): обзор содержания и содержания домашних хорьков.прикладная наука о поведении животных; Том 139, выпуски 3–4, июль 2012 г., страницы 155–168. https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S01681500998. https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S01681500998

 

Создание хорька в качестве модели черепно-мозговой травмы с гиренцефальным животным: оптимизация процедур контролируемого воздействия на кору

J Neurosci Methods. Авторская рукопись; доступно в PMC 2019 5 января.Schwerin

a Кафедра анатомии, физиологии и генетики, Университет унифицированных служб здравоохранения, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, USA

Elizabeth B. Hutchinson

b Национальный институт детей Здоровье и развитие, Национальные институты здоровья, 13 South Drive, Building 13, Bethesda, MD, 20892, USA

Kryslaine L. Radomski

a Кафедра анатомии, физиологии и генетики, Университет унифицированных служб здравоохранения, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, США

Капинга П.Ngalula

a Кафедра анатомии, физиологии и генетики, Университет унифицированных служб здравоохранения, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, США

Carlo M. Pierpaoli

b Национальный институт детей Health and Development, National Institutes of Health, 13 South Drive, Building 13, Bethesda, MD, 20892, USA

Sharon L. Juliano

a Кафедра анатомии, физиологии и генетики, Университет унифицированных служб здравоохранения, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, USA

c Program in Neuroscience, Университет медицинских наук унифицированных служб, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, USA

a Department анатомии, физиологии и генетики, Университет медицинских наук унифицированных служб, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, США

b Национальный институт Детское здоровье и развитие, Национальные институты здоровья, 13 South Drive, Building 13, Bethesda, MD, 20892, USA

c Program in Neuroscience, Университет унифицированных служб здравоохранения, 4301 Jones Bridge Rd, Building B, Bethesda, MD, 20814, USA

* Автор, ответственный за переписку: USUHS—APG, B2086, 4301 Jones Bridge Rd, Published by Elsevier B.V.

См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Background:

Несмотря на то, что исследования ЧМТ на грызунах дают ценную информацию о последствиях травм и выздоровлении, модель животных с нейроанатомическими характеристиками, более близкими к человеческим, может обеспечить более значимую основу для клинического применения. У хорька высокое соотношение белого и серого вещества, гиренцефальный неокортекс и вентральное расположение гиппокампа. Кроме того, хорьки поддаются поведенческому обучению, имеют размер тела, совместимый с доклинической МРТ, и являются экономически эффективными.

Новые методы:

Мы оптимизировали хирургическую процедуру контролируемого воздействия на кору (CCI) с использованием 9 взрослых самцов хорьков. Мы использовали морфометрические данные головного мозга/черепа для отдельных субъектов из анатомических МРТ, чтобы преодолеть межсубъектную вариабельность расположения поражения. Мы также отразили височную мышцу, закрыли краниотомию и использовали антибиотики. Затем мы собрали МРТ, поведенческие и иммуногистохимические данные от 6 дополнительных животных с использованием оптимизированного хирургического протокола: 1 контрольное, 3 легких и 1 тяжело травмированное животное (выжившее одну неделю) и 1 животное с умеренным повреждением, выжившее шестнадцать недель.

Результаты:

Оптимизированный хирургический протокол привел к последовательному размещению повреждений. Реактивность астроцитов повышалась с увеличением тяжести травмы, демонстрируя прогрессивно увеличивающееся количество астроцитов в белом веществе. Плотность и морфологические изменения микроглии усиливаются с тяжестью травмы или временем после травмы. Моторные и когнитивные нарушения в зависимости от тяжести травмы.

Сравнение с существующими методами:

Оптимизированные хирургические методы отличаются от используемых на грызунах и являются неотъемлемой частью успешного использования модели хорька.

Выводы:

Мы оптимизировали CCI хорька для последовательного размещения повреждений. Хорек является отличной животной моделью для изучения патофизиологических и поведенческих изменений, связанных с ЧМТ.

Ключевые слова: Хирургия, Поведение, Иммуногистохимия, Ориентиры, Микроглия, Астроциты, МРТ, Краниотомия, ЧМТ, ЧМТ, Temporalis, Антибиотики, Воспроизводимость, Белое вещество, Когнитивные, Двигательные, Нарушения, Острые, Хронические, Воспаление

1. Введение

Ежегодно примерно 1.7 миллионов человек получают черепно-мозговую травму (ЧМТ) (Faul et al., 2010). Многие из пострадавших молоды, и возникающие в результате когнитивные, физические и поведенческие нарушения на много лет препятствуют работе и досугу (Faul et al., 2010; Ponsford et al., 2014).

Мышей и крыс десятилетиями использовали для изучения основных механизмов патофизиологии после ЧМТ и разработки терапевтических средств. Однако перевод результатов фундаментальных исследований в благоприятные клинические исходы у пациентов с ЧМТ представляет собой сложную задачу (Morales et al., 2005; Статлер и др., 2001; Штейн 2015; Сюн и др., 2013). Одним из препятствий могут быть структурные различия между мозгом грызунов и человека (Defelipe, 2011; Duhaime, 2006; Gennarelli, 1994; Johnson et al., 2015; Mychasiuk et al., 2016). Кора головного мозга человека содержит обширные борозды и извилины, а также значительное количество белого вещества, в то время как мозг грызунов является лиссэнцефальным с небольшим объемом белого вещества. Поскольку ЧМТ вызывает повреждение, отражающее геометрию черепа и головного мозга, и часто затрагивает белое вещество у людей, это важное различие (Johnson et al., 2013). Расположение гиппокампа грызунов также различается, поскольку он расположен в верхнем положении, что делает его восприимчивым к определенным типам экспериментальных повреждений головного мозга, тогда как гиппокамп хорьков расположен в основном в височной доле, как и у человека.

Мозг некоторых крупных животных имеет черты, сходные с человеческими, такие как борозды и извилины в коре головного мозга и большое количество белого вещества. Свиньи, овцы и приматы используются для изучения ЧМТ, но не так часто, как грызуны, потому что они представляют сложности, связанные с жильем, стоимостью и / или этическими проблемами.Кроме того, они требуют более тщательного наблюдения во время травмы и связанной с ней операции. Проведение МРТ требует использования человеческого оборудования из-за его большего размера; иммуногистохимические маркеры, установленные у грызунов, требуют дальнейшего уточнения, чтобы быть эффективными, а поведенческие тесты еще не полностью разработаны и стандартизированы (Manley et al., 2006). Тем не менее трансляционно релевантная животная модель была бы чрезвычайно ценной для изучения сложного патогенеза ЧМТ. Чтобы удовлетворить эту потребность, мы предлагаем, чтобы хорек ( Mustela putorius furo ) как маленькое гирэнцефальное млекопитающее мог бы быть более подходящей и подходящей моделью для изучения ЧМТ.

Хорек используется во многих областях анатомических и физиологических исследований, поскольку он обладает многими чертами, сходными с человеческими. Примеры включают иммунную и дыхательную системы, слуховую систему, исследования сосудов головного мозга, эндокринную систему и анатомию желудка (Atkinson et al., 1989; Bakthavatchalu et al., 2016; Cabot and Fox, 1990; Gold et al., 2015; Oh and Hurt). , 2016). Хорьки выгодны по многим практическим причинам, таким как сравнительно низкая стоимость, общительность, позволяющая размещать группы, тем самым сводя к минимуму потребности в пространстве, и размеры тела с стройным туловищем, что позволяет использовать специализированные доклинические МРТ-сканеры для визуализации in vivo .Хорьки также поддаются многим типам поведенческих тестов (например, Christensson and Garwicz, 2005; Gold et al., 2015; Haddad et al., 1976; Rabe et al., 1985; Zhou et al., 2016). Полный обзор различных вопросов, которые следует учитывать при выборе хорька в качестве лабораторного животного, см. в Ball (2006). Недавняя публикация генома хорька повышает полезность этого животного и демонстрирует, что между людьми и хорьками возникает меньше генетических расхождений, чем между людьми и мышами (Peng et al., 2014).

Хорек был одним из первых животных, которые использовали для разработки метода контролируемого воздействия на кору головного мозга (CCI) для исследования ЧМТ (Lighthall, 1988; Lighthall et al., 1990; см. обзор Osier and Dixon, 2016). В методе CCI используется металлический стержень с пневматическим или электромагнитным приводом, который напрямую поражает открытую хирургическим путем твердую мозговую оболочку, вызывая повреждение головного мозга. Преимуществом этой модели является уровень контроля удара — скорость, глубина удара, угол и продолжительность. У хорька ударный элемент поражает извилину, и биомеханические силы, вероятно, будут передаваться по всему мозгу таким же образом, как и в человеческом мозге, который также имеет борозды и извилины.Увеличение количества белого вещества у хорька по сравнению с грызуном увеличивает вероятность диффузного повреждения аксонов. В то время как методика CCI изначально использовалась на хорьках, результирующая патология и функциональные нарушения в то время не были полностью охарактеризованы, и с тех пор хорек не использовался для исследования CCI. Несколько текущих исследований черепно-мозговых травм с использованием хорьков исследуют влияние взрыва, в первую очередь для изучения порога внутричерепного кровоизлияния, кардиореспираторной нестабильности и оценки общего риска выживания, но не изучали специфические эффекты на мозг (Rafaels et al., 2012; Рафаэлс и др., 2016). Хорек также используется в исследованиях изображений головного мозга (Feng et al., 2013; Sawada et al., 2013). Хорек становится признанной моделью для исследования различных аспектов функционирования мозга и последствий травм. Недавно хорька предложили изучить перинатальную травму головного мозга (Empie et al., 2015). Информация, представленная здесь, свидетельствует о том, что хорьки важны и очень полезны для характеристики нейропатологических изменений после травмы головного мозга.

Нашей целью было оптимизировать хирургические процедуры для проведения контролируемого воздействия на кору хорьков.Мы также предоставляем предварительные доказательства того, что характеристики травмы и последующие функциональные нарушения демонстрируют элементы, сходные с состоянием человека, посредством визуализации, гистологии и поведенческого тестирования на животных в краткосрочные и долгосрочные моменты времени.

2. Материалы и методы

2.1. Животные и содержание

Все процедуры с животными проводились с одобрения Институционального комитета по уходу и использованию животных Университета медицинских наук Вооруженных сил и в соответствии с рекомендациями по уходу за животными, выпущенными Национальными институтами здравоохранения.Взрослых самцов хорьков ( Mustela putorius furo ) в возрасте 5–9 месяцев и весом 1,3–2,1 кг приобретали у Marshall Bioresources (Норт-Роуз, штат Нью-Йорк, США) и содержали по 2 в клетке до операции (модифицированная клетка для кроликов, разработанная Lenderking Caging Products, Millersville, MD) и по 1 хорьку на клетку после операции. Хорьки имели свободный доступ к пище и воде до и во время экспериментальных процедур и находились на цикле 12-часовой свет/12-часовая темнота при комнатной температуре в диапазоне 61–72 °F (16–22 °C) и влажности. 30–70%.Все животные выжили в течение 1 недели после травмы, за исключением 1 животного, которое выжило в течение 16 недель. Всего было использовано 15 хорьков: девять для оптимизации операции, пять дополнительных животных с использованием оптимизированного хирургического протокола с различной степенью тяжести травмы и одно контрольное животное. Наивный контроль не подвергался анестезии и использовался для сравнения с МРТ, иммуногистохимией и поведенческими результатами (см. Ресурсы). Также обратите внимание, что у хорьков, использованных для оптимизации операции, был ряд травм от легких до тяжелых.

Таблица 1

Использование для животных. Девять хорьков были использованы для хирургической оптимизации с использованием различных параметров контролируемого воздействия на кору (CCI) в показанных диапазонах. Остальных 6 животных использовали для исследования маркеров повреждения с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ), поведенческого тестирования и иммуногистохимии.

0
Traintype # Maleferrets PCI Параметры MRI Поведение Иммуноивальство Time
Хирургическая оптимизация: Mild-Syrecte 9 Скорость: 3- 5 м / с
Глубина: 1-4 мм
x 1 неделя Mild 1 Скорость: 3 м / с
Глубина: 1 мм
x x 1 неделя
2 скорость: 4 м / с
Глубина: 1 мм
1 неделя
Умеренный 1 Скорость: 5 м / с
Глубина: 2 мм
x x 16 недель Service 1 Скорость: 5 м / с
Глубина: 4 мм
X x x
наивный контроль 1 N / A x x x x 1 неделя
всего: 15

2.2. Навигация к целевому участку мозга

Целевым участком мозга была первичная соматосенсорная кора левого полушария (McLaughlin et al., 1998). Эта область может быть идентифицирована как углубление в задней части сигмовидной извилины, расположенное между венечной и крестообразной бороздами и впереди ансинатной борозды (см. Мы использовали ориентир черепа, ранее идентифицированный Лоусом и Эндрюсом (1987), чтобы перейти к целевому участку мозга. Этот ориентир представляет собой место соединения надглазничных гребней, которое мы будем называть передним ориентиром ().У животных, изученных ранее в этой серии экспериментов, передний ориентир определяли визуально во время операции и измеряли заранее определенные координаты на черепе для определения места краниотомии. У более поздних изученных животных исходная структурная МРТ определила передний ориентир на черепе, а также целевой участок мозга, который затем определил передне-задние (AP) и медиально-латеральные (M-L) координаты (см.). Эти координаты затем использовались во время стереотаксической операции после визуального определения переднего ориентира на черепе.

Переход к целевому участку мозга. (A) Целевой участок мозга показан в виде зеленой точки с идентифицированными близлежащими бороздами. Ориентиры черепа показаны на (B), включая передний ориентир на стыке надглазничных гребней. Также указывается задний ориентир. (C) Мозговые борозды идентифицируются на МРТ-реконструкции, чтобы определить местонахождение целевого участка мозга и рассчитать расстояние от переднего ориентира черепа. Эти координаты затем используются во время операции для определения положения краниотомии.

2.3. Оптимизированная хирургическая процедура

Хирургическая процедура с использованием асептической техники в специальном хирургическом отделении. Хорьков лишали пищи за 1 ч до интубации. Мы поместили каждое животное в индукционную камеру, в которую вводили 4-5% изофлурана, смешанного со 100% кислородом, до тех пор, пока оно не переставало реагировать на щипок пальца ноги. Каждого хорька интубировали эндотрахеальной трубкой диаметром 2–3 мм и при необходимости подключали к контуру без возвратного дыхания с ручной вентиляцией. Анестезию поддерживали 2–3% изофлураном со 100% кислородом при потоке 1–1.5 литров в минуту. На оба глаза наносили мазь для искусственной слезы, а антибиотик цефазолин вводили внутримышечно в дозе 20 мг/кг не менее чем за 10 мин до первого разреза. У каждого хорька контролировали насыщение O 2 (оптимальное: 100%), концентрацию CO 2 в конце выдоха (оптимальный диапазон: 35–45 мм рт. ст.), частоту сердечных сокращений (оптимальный диапазон: 200–400 ударов в минуту), частоту дыхания ( оптимальный диапазон: 30–40 ударов в минуту) и ректальную температуру тела (оптимальный диапазон: 36,7–40 °C). Терморегуляцию поддерживали с помощью системы обогрева Bair Hugger.Операционное поле выбривают электрическими машинками для стрижки и протирают попеременно хлоргексидином и 70% спиртом. Голову каждого хорька помещали в цифровую стереотаксическую рамку для крыс (Stoelting Co., Wood Dale, IL) в положении лежа и закрепляли тупыми ушными стержнями с помощью переходной пластины для кошек с нёбными и глазными стержнями. Животное соответствующим образом укутали, а место хирургического вмешательства окончательно обработали 70% изопропиловым спиртом и 2% бета-дином. Разрез кожи делали по средней линии (примерно 5 см).Был расположен и отмечен передний ориентир черепа (т.е. место соединения надглазничных гребней). Левая височная мышца и надчерепной апоневроз отделялись от сагиттального гребня и отгибались латерально с помощью эластичных ретракторов с тупым крючком для обнажения черепа. Координаты, определенные с помощью МРТ, затем измерялись от переднего ориентира и отмечались на черепе хирургическим маркером. Под операционным микроскопом (Zeiss OPMI 1) была выполнена трепанация черепа диаметром 4–5 мм с использованием ручной микродрель, сначала с помощью фрикционного бора с поперечной конической фиссурой (iM3, 702), а затем меньшего бора 701 по мере истончения черепа.Поверхность черепа охлаждали периодическим нанесением физиологического раствора комнатной температуры. Затем импактор диаметром 3,0 мм наклоняли так, чтобы плоская поверхность наконечника импактора была параллельна поверхности твердой мозговой оболочки (20–25° от вертикали). Наконечник импактора опускали до тех пор, пока он не коснулся мозга, и воздействие индуцировали с помощью стереотаксического импактора с электромагнитным управлением (стереотаксический импактор Impact One, Leica Microsystems, Buffalo Grove, IL) со скоростью поршня, установленной на уровне 3,0–5,0 м/с, глубиной проникновения 1.0–4,0 мм и время задержки 100 мс. Кровотечение останавливали на протяжении всей процедуры с помощью хирургических губок. После удара рассасывающуюся желатиновую губку (Ethicon, REF 1972, Somerville, NJ) погружали в стерильный физиологический раствор и помещали на обнаженный мозг, затем окружающий череп высушивали и надрезали скальпелем для оптимизации адгезии зубного акрила. Стоматологический акрил (Duz-All, Coralite Dental Products, Skokie, IL) смешивали со стерильным физиологическим раствором, помещали на желатиновую губку и окружающий череп и оставляли для затвердевания на 10 мин.Височную мышцу возвращали в исходное положение, укладывая ее поверх акриловой пластмассы и подшивая к соответствующей мышце на противоположной стороне с помощью монофиламента PDS 4–0, включающего мышечную фасцию. Кожу ушили внутрикожным способом с 4–0 PDS.

Во время послеоперационного восстановления хорьку вводили бупренорфин внутримышечно (0,01–0,03 мг/кг) для обезболивания. При движении каждое животное возвращалось в свою клетку и получало одеяло для тепла.Вторую дозу бупренорфина вводили внутримышечно после поведенческого тестирования через 6 часов после травмы. Амоксициллина тригидрат/клавуланат калия (Clavamox, Zoetis, Kalamazoo, MI) назначали перорально дважды в день в течение 3–5 дней после операции (1 мл; 62,5 мг/кг). Хирургический разрез контролировали два раза в день в течение 1 недели; контрольное животное не получало хирургического вмешательства, анестезии, антибиотиков или обезболивающих препаратов.

2.4. Маркеры травмы

После хирургической оптимизации хорьков исследовали с помощью поведенческого тестирования (n = 3), МРТ (n = 6) и иммуногистохимии (n = 4) для получения дополнительной информации после CCI (см. ). In vivo снимков МРТ были получены до травмы и через 1 день после травмы (DPI). Для этой оценки три животных получили легкую травму (скорость CCI = 3,0 м/с (1) или 4,0 м/с, глубина = 1,0 мм (2)) и одно животное получило более тяжелую травму (скорость = 5,0 м/с). , глубина = 4,0 мм) и сохранялись в течение 7 дней (кратковременно). Кроме того, мы оценили одно животное, которое получило несколько более умеренную травму (скорость = 5,0 м/с, глубина = 2,0 мм) и прожило 16 недель (длительное выживание). Мы также включили контрольное животное.Мы проводили поведенческое тестирование через 6 ч после травмы (HPI), 1 DPI, 3 DPI и 7 DPI у контрольных, одного легкораненого и тяжело травмированного животного.

2.4.1. МРТ
2.4.1.1. Анализ изменчивости длины черепа и целевого участка.

Предоперационные МРТ-сканы T2W измеряли расстояние между передними и задними ориентирами черепа, а также координаты целевого участка CCI головного мозга относительно переднего ориентира в неповрежденном мозге. Используя программные инструменты ITKsnap, области мозга и черепа были сегментированы, а их 3D-рендеринговые поверхности использовались для идентификации и записи координат краниальных и кортикальных ориентиров.Расстояния между ориентирами были рассчитаны и нанесены на график. Также был проведен линейный регрессионный анализ между длиной черепа, массой и возрастом хорька.

2.4.1.2. МРТ хорька
in vivo .

Изображение хорьков было получено с помощью системы МРТ Bruker 7T с квадратурной объемной катушкой 8,6 см для передачи и приема и программного обеспечения ParaVision 5.1. Последовательность импульсов Rapid Acquisition with Relaxation Enhancement была использована для получения двухмерных сагиттальных структурных МРТ со следующими параметрами: TE/TR = 20 мс/8 с, nex = 2, 1 повторение, FOV = 60 мм × 70 мм, матрица = 140 × 120, срезы = 40, толщина среза = 0.5 мм. Мультиэхо-изображения T2W использовались для создания карт T2 для каждого мозга с использованием метода Carr-Purcell-Meiboom-Gill, реализованного в специальном программном обеспечении Matlab (R2016a; Natick, MA).

2.4.1.3. Анализ маски поражения на МРТ in vivo.

Местоположение и протяженность поврежденной ткани определяли и сравнивали с использованием МРТ-сканирований in vivo T2W и количественных карт, полученных при 1 DPI у шести травмированных хорьков, использованных для хирургической оптимизации. Целевой участок мозга был одинаковым у всех животных, но параметры CCI различались (скорость: 3–5 м/с, глубина: 1–4 мм).Каждое МРТ-сканирование поврежденного мозга преобразовывали в общее шаблонное пространство путем диффеоморфной регистрации в шаблоне МРТ головного мозга in vivo хорьков (Hutchinson et al., 2017) с использованием программного пакета ANTs (Avants et al., 2008). Полученные преобразования были также применены к картам T2, которые использовались для классификации поврежденной ткани на основе повышенных значений T2 в поврежденной ткани. Для каждой карты T2 в пространстве шаблонов была создана маска поражения с использованием полуавтоматических методов активного контура в программном пакете ITKsnap (Юшкевич и др., 2006).

Маски отдельных областей интереса (ROI) были суммированы по всем объемам мозга для создания карты наложения ROI, которая сообщает количество мозгов с поражением на основе T2 в каждом вокселе в пространстве шаблона. Этот подход объединяет информацию по всем шести мозгам, чтобы сообщить об анатомической изменчивости и степени поражения Т2 при 1 DPI. В дополнение к суммирующей карте наложения ROI был создан второй тип карты наложения ROI с различимыми ROI (по цветовому кодированию) для мозга двух хорьков, которые получили CCI с одинаковыми параметрами (скорость: 4 м/с; глубина: 1 мм). ) с использованием оптимизированных хирургических процедур, чтобы показать совпадение поражений Т2 в этих мозгах.

2.4.2. Поведенческое тестирование

Техника контролируемого воздействия на кору головного мозга вызывает локальное повреждение в месте удара, но у грызунов также могут быть обнаружены более обширные тонкие повреждения (Dixon et al., 1991; Hall et al., 2008). При более тяжелых травмах не только происходит более обширное повреждение коры с сопутствующими связями с другими областями мозга, но и увеличивается вероятность отдаленного повреждения. Мы нацелились на соматосенсорную кору из-за наших обширных знаний об организации и цитоархитектуре этой области и ее близости к моторной коре (т.грамм. Маклафлин и др., 1998 г.; Ноктор и др., 1997; Полух и Джулиано, 2015). В текущем исследовании мы выбрали широко используемые поведенческие тесты грызунов для простоты выполнения и интерпретации. Они включали открытое поле (которое измеряет уровень активности и физические нарушения), походку, обнаружение спаек и распознавание новых объектов (NOR) в качестве теста на когнитивные функции/память. Нашей целью было определить полезность этих тестов в модели ЧМТ на хорьках. Можно ожидать, что нарушение чувствительности (основная функция нашего целевого участка мозга) повлияет на обнаружение спая, а также на результаты походки и передвижения, поскольку эти тесты по своей природе являются скорее сенсомоторными, чем чисто моторными.Поведенческое тестирование проводили у 3 животных (1 контрольная, 1 легкая, 1 тяжелая). Перед сеансами тестирования животных акклиматизировали к устройствам для тестирования. Открытое поле, походка, удаление клея и распознавание новых объектов были протестированы до травмы, 1 DPI, 3 DPI и 7 DPI, походка и открытое поле также тестировались при 6 HPI.

2.4.2.1. Испытание в открытом поле.

Мы использовали крысиную версию теста в открытом поле (100 см × 100 см, Stoelting) с непрозрачными стенками, увеличенными до 63,5 см путем закрепления кусочков непрозрачного пластика за существующими стенками.Хорьки были акклиматизированы к открытому полю 3 раза перед тестированием, потому что они изначально были оживлены в аппарате открытого поля, но становились спокойнее при повторном воздействии. Используя программное обеспечение Any-maze (Stoelting Co., Wood Dale, IL) и видеокамеру, мы записывали в течение 10 минут за сеанс и измеряли общее пройденное расстояние, среднюю и максимальную скорость, а также количество раз, когда животные вставали на дыбы.

2.4.2.2. Походка.

Каждую лапу погружали в нетоксичную темперную краску для плакатов на водной основе разного цвета (Palmer Paints), а затем животное помещали на узкую дорожку, покрытую бумагой (45.шириной 7 см, длиной 2,13 м). Хорьки привыкли к нанесению краски, пока не смогли спокойно ходить по длине бумаги. За каждый сеанс тестирования животное получало 3 попытки. В каждом испытании измеряли 3 образца для определения длины шага (измеряли независимо для каждой лапы: правой передней, правой задней, левой передней, левой задней).

2.4.2.3. Новый тест на распознавание объектов.

Этот тест был проведен сразу после теста в открытом поле с использованием игрушек для собак. На этапе ознакомления два одинаковых объекта помещали в противоположные углы аппарата открытого поля и хорьку давали исследовать их в течение 10 мин.Затем хорька возвращали в его домашнюю клетку на 1 час. На этапе тестирования новый объект был заменен одним из исходных объектов. Активность хорька при помещении в аппарат «открытое поле» фиксировалась в течение 10 мин с помощью программы Anymaze и видеокамеры, при этом активный интерес к каждому объекту (обнюхивание, покусывание, исследование) указывался нажатием клавиши исследователем (автоматическая детекция программы была не используется, поскольку ложно сообщает о взаимодействии, когда хорек просто стоит или лежит рядом с объектом).Для каждой временной точки использовались разные объекты, причем одни и те же объекты использовались для всех животных. Индекс удерживания рассчитывали с использованием данных фазы тестирования для каждого животного в каждый момент времени: индекс удерживания = время, затраченное на исследование нового объекта/(время, затраченное на исследование нового объекта + время, затраченное на исследование исходного объекта) *100.

2.4.2.4. Тест обнаружения клейкой ленты.

Кусок ленты длиной 5 см (самоклеящаяся лента для этикеток марки Fisher, № по каталогу 15R) был помещен на стопу и подушечки пальцев задней правой ноги.Было отмечено обнаружение ленты (покачивание ногой или взаимодействие с лентой путем обнюхивания/кусания) в течение 3 минут.

2.4.3. Обработка тканей

Каждое животное глубоко анестезировали путем ингаляции изофлюрана (5% в кислороде) и внутрибрюшинно вводили эвтазол (0,22 мл/кг). После прекращения рефлексов хорькам транскардиально перфузировали 1 л охлажденного льдом фосфатно-солевого буфера (PBS) (рН 7,4), содержащего 53,1 мг гепарина (Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури), а затем 1 л 4% параформальдегида. раствор в PBS (Santa Cruz Biotechnology, Санта-Крус, Калифорния).Мозг постфиксировали в 4% параформальдегиде на 8–10 дней, а затем перенесли в раствор для хранения, содержащий 0,03% азида натрия в PBS (PBS-NaN 3 ). После МРТ-сканирования ex vivo мозг разрезали на корональные срезы толщиной 50 мкм с помощью вибратома (Leica VT1000; Leica) и хранили в PBSNaN 3 при 4 °C до обработки с последующим окрашиванием хромогеном DAB или иммунофлуоресцентным окрашиванием.

2.4.4. Иммуногистохимия

Иммуногистохимия выявила активацию микроглии (ионизированная связывающая кальций адапторная молекула 1: IBA-1) и астроцитарную реактивность (глиальный фибриллярный кислый белок: GFAP) после травмы головного мозга.Для гистологического исследования отбирали срезы в эпицентре повреждения (анатомически соответствующие наибольшей аномалии на МРТ). Для выявления продукта реакции DAB после извлечения антигена с помощью 1X цитратного буфера (Thermo Scientific, Waltham, MA) в течение 20 мин на водяной бане при 80 °C свободно плавающие срезы промывали 4 раза (по 10 мин каждый) PBS и инкубировали при комнатной температуре в течение 5 минут с BLOXALL (Vector Laboratories, Burlingame, CA) для ингибирования активности эндогенной пероксидазы. Затем срезы промывали PBS и инкубировали в блокирующем буферном растворе (0.1% Triton™ X-100, 3% нормальная козья сыворотка в PBS) в течение 2 часов при комнатной температуре, затем инкубация в течение ночи при 4 °C с антителом против кроличьего IBA-1 (1:1000; Wako, 019–19741). ; Реестр антител: AB 839504). После отмывки в PBS срезы инкубировали в течение 1 ч при комнатной температуре в антикроличьем биотинилированном вторичном антителе (Vector Laboratories, PK-4001), разбавленном 1:500 в блокирующем буфере. Срезы промывали в PBS и затем инкубировали в растворе, содержащем реагент Vectatain ABC Reagent (Vector Laboratories), при комнатной температуре в течение 1 часа.После промывания PBS реакцию развивали с использованием DAB (3,3′-диаминобензидин, Vector Laboratories, SK-4100) в качестве хромогена в течение приблизительно 2–5 мин. В конце инкубации DAB срезы промывали в PBS, помещали на предметные стекла с плюсовым покрытием, сушили на воздухе и обезвоживали с помощью восходящей серии этанола, очищали ксилолом и закрывали покровным стеклом с использованием среды для заливки DPX (Sigma-Aldrich). Микрофотографии были получены с помощью цифрового сканера слайдов NanoZoomer 2.0-RS (Hamamatsu Photonics K.K., Бриджуотер, Нью-Джерси).

Для иммунофлуоресцентного мечения выбранные срезы подвергали поиску антигена и инкубации в блокирующем буфере, как описано выше, затем инкубировали в течение ночи при 4 °C с первичным антителом против GFAP (1:500; Abcam, ab4674; Реестр антител: AB 304558) . После трех промывок PBS окрашивание астроцитов выявляли путем 2-часовой инкубации при комнатной температуре с соответствующим конъюгированным вторичным антителом Alexa 488 (Invitrogen, Carlsbad, CA), разведенным 1:500 в блокирующем буфере. После еще 3 промывок в PBS срезы помещали на предметные стекла и закрывали покровным стеклом с заливочной средой Mowiol 4–88 (Polysciences, Warminster, PA).Срезы головного мозга с флуоресцентной меткой анализировали и визуализировали с использованием микроскопа Zeiss Axiovert 200, оснащенного программным обеспечением Apotome и Axio-vision 4.7 Zen (Carl Zeiss Microscopy, Йена, Германия). Изображения с более высоким увеличением были получены с использованием конфокального лазерного сканирующего микроскопа Zeiss 710 (Carl Zeiss Microscopy).

3. Результаты

3.1. Вариабельность черепных ориентиров и целевого участка мозга

Мы использовали исходное анатомическое МРТ-сканирование для определения переднего (соединение надглазничных гребней) и заднего (соединение затылочного гребня) ориентира для измерения длины черепа и расчета координат целевого участка мозга.Вариабельность длины черепа была значительной: от 32,04 до 40,61 мм у разных животных со средним значением = 35,45 +/- 2,69 мм (см. ). Для животных, измеренных здесь (n = 11), мы обнаружили, что координата AP-целевого участка мозга варьировалась от 10,01 до 15,13 мм относительно переднего ориентира (среднее = 13,05 +/- 1,59), а координата ML, измеренная от средней линии, варьировалась от от 4,75 до 6,75 мм со средним значением = 5,70 +/- 0,61 мм (). Длина черепа не была предсказана по весу (R 2 = 0,1952; y = 0,0344x + 0.4336) или возраст (R 2 = 0,0995; y = -0,0578x + 9,0246), что подтверждает предыдущие сообщения о хорьках (Lawes and Andrew, 1987; He et al., 2002). Координаты МРТ, полученные от переднего ориентира, использовались в оптимальном хирургическом протоколе для преодоления вариабельности длины черепа.

Рассмотрение анатомической изменчивости метода навигации к месту расположения головного мозга. Переднюю координату (соединение надглазничных гребней) и заднюю координату (соединение затылочных гребней) определяли на базовой анатомической МРТ для каждого хорька и использовали для измерения длины черепа, а также переднего и заднего расстояний до целевого участка мозга.Одиннадцать хорьков прошли предоперационную МРТ. (А). Коробчатая диаграмма изменчивости длины черепа, показывающая межквартильный диапазон, где концы усов обозначают максимальную и минимальную длину черепа у хорьков. Линия в рамке представляет собой медиану, а x представляет собой среднее значение. Отдельные точки данных показаны черными кружками. (B) Корреляция длины черепа с возрастом или весом и уравнение линейной регрессии; R 2 показан на графике. Ни одна из этих переменных не сильно коррелировала с длиной черепа.(C) Изменчивость координат целевого участка (AP и ML), происходящая из переднего ориентира, нанесенного на график для каждого животного. У животных наблюдается значительный разброс координаты АР-Р, что связано с вариабельностью длины черепа.

3.2. Воспроизводимость расположения повреждений и эффекты масштабирования

При 1 DPI мы использовали изображений in vivo T2 для определения воспроизводимости размещения повреждений у животных, а также эффектов масштабирования тяжести повреждений для 6 животных, использованных для части хирургической оптимизации этого исследования ().У всех 6 животных было обнаружено повреждение задней сигмовидной извилины соматосенсорной коры, которая была целевым участком головного мозга, с повреждением, распространяющимся на нижележащее белое вещество. В белом веществе, ближайшем к месту удара, мы наблюдали наибольшее перекрытие поврежденной ткани через мозг (белый, 3 поврежденных мозга/воксель). Повреждение тканей дальше от места удара связано с более серьезными параметрами CCI и варьируется в пространстве (красный цвет, 1 повреждение мозга/воксель), показывая, что повреждение существенно распространяется в ростральном направлении.демонстрирует, что две травмы с одинаковыми параметрами CCI, выполненные с помощью оптимизированных хирургических процедур, значительно перекрываются, но показывают изменения T2 разной степени через 1 день после травмы.

Визуализация степени поражения хорьков на основе МРТ. (A) Наложенная карта ROI показана в пространстве шаблона МРТ на нескольких уровнях в трех ортогональных плоскостях, где цвет указывает количество животных (из 6) с обнаруживаемым гиперинтенсивным поражением T2 в конкретном вокселе через 1 день после травмы.Животные, включенные сюда, были частью хирургического исследования оптимизации и использовали различные параметры CCI (контролируемое воздействие на кору) от легкой до тяжелой (скорость: 3-5 м/с, глубина: 1-4 мм). (B) Гиперинтенсивные поражения T2 у двух хорьков, изученных с помощью оптимизированных хирургических процедур, определенных в этом исследовании, и с теми же параметрами CCI (скорость: 4 м/с, глубина: 1 мм, время пребывания: 100 мс, размер импактора: 3 мм). ), нацеленные на ямочку в задней части сигмовидной извилины, показаны в пространстве шаблонов МРТ, чтобы продемонстрировать сходства и различия в степени поражения и пространственной локализации.

3.3. Важность герметизации краниотомии

У хорька височная мышца обширна (A — МРТ-реконструкция мышцы (красный), черепа (синий) и головного мозга (зеленый) и B — корональная проекция). Когда трепанация черепа не была закрыта, МРТ in vivo при 1 DPI показала, что височная мышца вторгается в отверстие, потенциально оказывая давление на нижележащий мозг и вызывая дальнейшее повреждение. Наше последующее нанесение гелевой пены и стоматологического акрила для герметизации краниотомии предотвратило контакт височной мышцы с мозгом ().

Важность герметизации краниотомии. (A) МРТ-реконструкция височной мышцы (мышца показана красным цветом, череп — синим, а мозг — зеленым). (B) Положение височной мышцы относительно мозга в корональной проекции. (C) МРТ in vivo через 1 день после травмы, когда трепанация черепа не была закрыта, и сила тяжести вызвала проникновение височной мышцы в трепанацию черепа и давление на нижележащую ткань мозга (красная звездочка). (D) Мышца была предотвращена от входа в краниотомию у животного, когда в краниотомию вставляли гель-пену и наносили на нее стоматологический акрил (желтая звездочка) и давали высохнуть в течение 10 минут перед закрытием.

3.4. Показания гистологических маркеров повреждения (1WPI и 16 WPI)

Мы оценили расположение и морфологию микроглии и астроцитов как маркеров церебрального воспаления. Эти результаты получены от одного животного в каждой группе и подтверждают масштабный эффект травмы. IBA-1 представляет собой кальций-связывающий белок, специфичный для микроглии/макрофагов, играющий роль в связывании актина, взъерошении мембран и фагоцитозе (Ohsawa et al., 2004). Иммуноокрашивание IBA-1 у контрольного животного продемонстрировало гомогенное окрашивание нереактивных клеточных тел микроглии с множественными тонкими отростками по всему неокортексу, с небольшим количеством клеток IBA-1 + в белом веществе ().У животных, перенесших CCI, иммуноокрашивание IBA-1 в неповрежденном контралатеральном полушарии было таким же, как и у контрольных животных (12). После легкой травмы с краткосрочной выживаемостью (1 WPI) плотность и размер клеток реактивной микроглии в неокортексе увеличиваются с небольшим увеличением подлежащего белого вещества (14). После тяжелой травмы (глубина 4 мм) с кратковременной выживаемостью в месте коркового удара образовалась полость, сопровождающаяся активацией и рекрутированием микроглии, имеющей морфологические признаки, лишенные отростков (напоминающие амебоидную микроглию), что свидетельствует о фагоцитарной активности () .У тяжелораненого животного иммунореактивные клетки IBA-1 видны в подкорковом белом веществе, распространяющемся через лучистый венец выше внутренней капсулы (1). У хорька с умеренной травмой и длительной выживаемостью (16 WPI) картина иммунореактивности IBA-1 показывает сильно разветвленные, короткие, толстые, гипертрофированные микроглиальные отростки в неокортексе (). В подкорковом белом веществе резкое увеличение количества реактивных клеток микроглии распространяется подкорково (). Изображения аномально появляющейся микроглии с более высоким увеличением можно увидеть на .Эти первоначальные результаты демонстрируют эффект травмы, который со временем усиливается.

Иммунореактивность микроглии после контролируемого воздействия на кору хорька. Верхний ряд (A-E) показывает иммунореактивность IBA-1 у неповрежденного контрольного хорька. Во 2-м и 3-м рядах показана иммунореактивность IBA-1 после краткосрочного выживания (1 неделя после травмы — 1WPI) у животного с легким (FJ) и тяжелым (K-O) повреждением. В последнем ряду показан ответ после длительного выживания (16 WPI) с умеренной травмой (P-T). В легком кратковременном состоянии плотность микроглии увеличивается в ипсилатеральной (G), но не в контралатеральной коре (H).Плотность иммунореактивности в подкорковом белом веществе (I) и лучистом венце чуть выше внутренней капсулы (J) также увеличивается. После тяжелой травмы с коротким сроком выживания ипсилатеральная кора (L) повреждается, что приводит к резкому увеличению количества активированных клеток микроглии. Плотность окрашивания микроглии увеличивается в подкорковом белом веществе (N) и лучистом венце (O). Вставки, показанные в (N) и (O), представляют собой увеличенные изображения клеток вблизи кончиков желтых стрелок (шкала шкалы вставки N = 10 мкм, шкала шкалы вставки O = 50 мкм).После длительного выживания с умеренной травмой наблюдается повышение иммунореактивности IBA-1 как в ипсилатеральной коре (Q), так и в белом веществе (S и T). В ипсилатеральной коре микроглия имела более короткие и толстые отростки или вообще не имела их (Q). В этот более поздний момент времени мы также наблюдали скопление микроглии в исследованных областях белого вещества (S и T). На вставках, показанных на (S) и (T), показаны увеличенные изображения клеток вблизи кончиков желтых стрелок (шкала шкалы вставки S = ​​25 мкм, шкала шкалы вставки T = 25 мкм).(Для интерпретации ссылок на цвет в подписи к этому рисунку читатель отсылается к веб-версии этой статьи.)

Метка GFAP в головном мозге контрольной группы встречается в основном в рассеянных астроцитах, находящихся в белом веществе и вдоль поверхности пиального слоя ( ), с редкими клетками GFAP+ в сером веществе (). После легкой травмы с краткосрочным выживанием (1 WPI) реактивные астроциты обнаруживаются преимущественно вблизи места повреждения в коре головного мозга (1). Повышение реактивности GFAP можно увидеть в белом веществе, лежащем в основе поврежденной коры головного мозга (4).После серьезной травмы реактивные клетки также появляются в поврежденной коре и более заметны в подлежащем белом веществе и окружающих областях коры. Астроциты усложняются и демонстрируют более толстые отростки. Долговременная выживаемость (16 WPI) после травмы средней степени тяжести приводит к повышенной иммунореактивности астроцитов в области повреждения, которая широко достигает подкоркового белого вещества (14). Астроциты также демонстрируют значительное увеличение морфологической сложности.

Астроглиоз после контролируемого воздействия на кору хорька. (A-B) У контрольного животного наблюдается ограниченная реактивность GFAP в коре головного мозга с небольшой иммунореактивностью, распространяющейся на мягкие мозговые оболочки и окружающие кровеносные сосуды. Белое вещество также показывает типичную иммунореактивность против GFAP. (C-D) При выживании в течение 1 недели после легкой травмы наблюдалось значительное увеличение астроглиоза в коре головного мозга, в то время как основное белое вещество практически не отличалось от контроля. Место удара указано звездочкой.(E-F) Более тяжелая травма вызвала увеличение экспрессирующих GFAP астроцитов в коре в месте удара и окружающей коре, а также показала повышенную реактивность в белом веществе. (G-H) После травмы средней тяжести с длительной выживаемостью 16 WPI наблюдалось увеличение астроцитов в подкорковом белом веществе, проникающем вглубь головного мозга, а также вдоль мозолистого тела. Расположение соответствующих изображений с большим увеличением показано соответствующей красной буквой (B, D, F, H).(Для интерпретации ссылок на цвет в легенде к этому рисунку читатель отсылается к веб-версии этой статьи.)

3.5. Функциональные маркеры повреждения

3.5.1. Тест «Открытое поле»

Мы использовали тест «Открытое поле» для оценки моторного поведения и общего уровня активности (). Контрольное животное показало небольшое изменение уровня активности в течение времени введения теста. Уровень активности снижался как после легкой, так и после тяжелой травмы по шкале. Мы наблюдали эффекты при 6 HPI для обоих животных.Эффект сохранялся для 1DPI и 3DPI и в основном разрешался при 7DPI, что видно на графике уровня активности (). График трека () ясно показывает уменьшение пройденного расстояния после травмы и при 1 DPI, а также показывает, что тяжелое животное не отошло далеко от центра поля, где оно было первоначально помещено. Как средняя, ​​так и максимальная скорость были затронуты после черепно-мозговой травмы, причем наибольшие эффекты наблюдались в одно и то же время (6 HPI, 1 DPI и 3 DPI) с возвратом к контрольному уровню через 7 DPI (10).Восстанавливающая активность была нарушена по шкале при легкой травме (максимальное снижение при 3 DPI) и тяжелой травме (максимальное снижение при 1 DPI) и вернулась к близкому к контрольному уровню через 7 DPI (10).

Поведенческие результаты − открытое поле. (A) Уровни активности контрольного животного, животного с легкой ЧМТ и животного с тяжелой ЧМТ в открытом поле в течение 10 мин. Нарушение пройденного расстояния наблюдается у животных с ЧМТ при 6 HPI, 1 DPI и 3 DPI. Нарушение масштабируется с тяжестью травмы.(B) Отслеживайте участки центральной точки животного на арене открытого поля. На 1DPI животное с легкой ЧМТ проявляло меньшую активность, чем до травмы, но охватывало все области открытого поля. Тяжело раненное животное при 1 DPI очень мало двигалось от своего первоначального положения в центре открытого поля. (C) Максимальная скорость (сплошные линии) и средняя скорость (пунктирные линии) были затронуты ЧМТ, животное с тяжелой травмой демонстрирует большее ухудшение при 1 DPI. (D) Количество тылов во время теста в открытом поле.Заметим, что у контрольного животного их количество снижается по мере привыкания к открытому полю. Тем не менее, животные с ЧМТ демонстрировали даже меньшую активность, чем контрольная группа, при 6 HPI и 1 DPI. Эффект зависит от тяжести травмы.

3.5.2. Походка

Нарушение походки, связанное с волочением правой задней конечности, наблюдалось только через 6 ч после тяжелой травмы (). Никаких грубых нарушений длины шага не наблюдалось в зависимости от лап/моментов времени/уровня травмы. У контрольного животного увеличилась длина шага после начального периода тестирования.У обоих травмированных животных также увеличивалась длина шага поперек лап со временем после травмы, при этом ни один момент времени не превышал значений длины шага, наблюдаемых у контрольного животного.

Поведенческие результаты — походка и NOR (распознавание новых объектов). (A) Нарисуйте рисунок отпечатков лап во время ходьбы для животного с тяжелой ЧМТ при 6 HPI, обратите внимание, что правая задняя лапа, выделенная зеленым цветом, волочит. (B) Новый дизайн теста на распознавание объектов и объекты. Индекс удержания показывает, сколько всего времени исследования было потрачено на новый объект.У контрольных и легкораненых животных во все сроки после травмы животное проводило с новым объектом более 50% времени. Обратите внимание, что у сильно травмированного животного при 1 DPI и 3 DPI большее время проводилось с исходным объектом (столбики менее 50%), что может свидетельствовать о нарушении памяти. Цифры над каждым маркером указывают общее количество времени, затраченного (с; секунд) на исследование любого объекта.

3.5.3. Новый тест распознавания объектов

Процедура теста NOR и используемые объекты отображаются в .Индекс удержания больше 50 указывает на то, что животное провело больше времени с новым объектом, а меньше 50 означает, что животное провело больше времени с исходным объектом. В этом исследовании только животное с тяжелой травмой имело индекс удержания менее 50, что происходило при 1 DPI и 3 DPI, что свидетельствует об ухудшении памяти. К 7 ДПИ животное функционировало нормально ().

3.5.4. Тест обнаружения клейкой ленты

Все животные обнаруживали ленту на задней правой лапе во всех сеансах тестирования.Только 1 животное сняло ленту в одном из сеансов тестирования.

4. Обсуждение

Модели грызунов преобладают в исследованиях черепно-мозговых травм, но различия в анатомии мозга могут ограничивать трансляционную эффективность результатов. Как мелкое млекопитающее с мозгом, обладающим многими характеристиками, сходными с человеческими, хорек является важной моделью для изучения ЧМТ (см. сравнение мозга мыши, хорька и человека, а также список причин для использования модели хорька для изучения ЧМТ). исследования ЧМТ).Вес самца хорька колеблется от 1 до 2 кг, самки — 600–900 г, а длина тела (от носа до кончика хвоста) — от 44 до 46 см (Fox, 1988). Размер делает их очень разумными для использования в лаборатории, даже для лонгитюдных исследований.

Сравнительная анатомия. Сравнение мозга взрослой мыши, хорька и человека (не в масштабе — см. масштабные линейки), показывающее корональные срезы, окрашенные крезиловым фиолетовым. Обратите внимание, что расположение гиппокампа у хорька аналогично расположению у человека.Кроме того, количество белого вещества (БВ) у хорька намного больше, чем у мыши. Извилистые складки у хорька также очевидны, они больше похожи на человека, чем на мышь. Срез человеческого мозга адаптирован с разрешения http://www.brains.rad.msu.edu при поддержке Национального научного фонда США и Национальных институтов здравоохранения. Изображения мозга были изменены по цвету, яркости и контрастности для целей оптимального сравнения. (Для интерпретации ссылок на цвет в легенде к этому рисунку читатель отсылается к веб-версии этой статьи.)

Таблица 2

Достоинства модели черепно-мозговой травмы на хорьках.

Заслуги модели хорьки TBI
  • Высокий белый до серых веществ

  • Подобные гиппокампа для людей

  • Огромные до поведенческой подготовки

  • Размер, совместимый с МРТ-сканерами мелких животных

  • Экономичность

височной мышцы по сравнению с другими методами смещения, ii) использование анатомической МРТ для указания координат для навигации к целевому участку мозга, iii) важность антибиотиков, iv) и значение закрытия черепа после удара, чтобы избежать давления височной мышцы на мозг.После хирургической оптимизации маркеры травмы были исследованы с помощью иммуногистохимии и поведения, чтобы подтвердить хирургические наблюдения, которые показали эффект масштабирования тяжести и времени после травмы.

4.1. Хирургическая оптимизация

4.1.1. Отражение височной мышцы

Височная мышца закрывает челюсть и у хорька прикрепляется к черепу на сагиттальном и затылочном гребнях, а также вдоль лобно-теменной области черепа (см. и ).Во время хирургической оптимизации мы попытались использовать несколько методов для обнажения черепа над интересующей нас областью (ROI). Они включали: а) рассечение мышечных волокон непосредственно над областью интереса и использование металлических ретракторов для смещения ее вперед и назад, и б) использование тупоконечных щипцов для отделения мышечных волокон над областью интереса с последующим оттягиванием мышцы. Оба этих метода требовали значительного растяжения мышечных волокон, чтобы обнажить череп и очистить мышцы, чтобы можно было просверлить краниотомию.Используя третий метод, c) мы разрезаем мышечные волокна и оттягиваем их медиально и латерально. Все эти методы приводили к медленному выздоровлению, длящемуся 2-3 дня. Наконец, d) мы отделили мышцу от срединного гребня и отразили латерально, используя эластичные ретракторы с тупым крючком. При закрытии мы подшивали мышцу к соответствующей мышце на противоположной стороне. При использовании этого метода животные были в сознании и активны после операции, и мы не наблюдали каких-либо проблем с приемом пищи, что согласуется с сообщениями Лоуза и Эндрюса (1987).Другие исследования сообщают об удалении всей мышцы без затруднений при приеме пищи (Dobbins et al., 2007).

4.1.2. Навигация к целевому участку мозга

Брегма, пересечение венечного и сагиттального швов черепа, является обычным ориентиром для стереотаксической хирургии у грызунов. У хорьков, однако, швы черепа видны только у молодых животных, а с возрастом образуются костные гребни, которые закрывают швы и образуют сагиттальный, надглазничный и затылочный гребни, которые дают начало височной мышце (Lawes and Andrews). , 1987).Лоус и Эндрюс (1987) изучили ряд внешних ориентиров черепа на предмет их предсказательной способности определять местонахождение внутренних ориентиров, которые они использовали в качестве разумного индикатора морфологии мозга. Они определили, что супраорбитальный гребень был наиболее точным предиктором структур рострально по отношению к интерауральной линии, и что затылочный гребень был наиболее практичным предиктором внутричерепных структур каудальнее интерауральной линии. В этом исследовании мы использовали соединение надглазничных гребней в качестве нашего переднего ориентира черепа и соединение затылочных гребней в качестве нашего заднего ориентира.Череп хорька демонстрирует значительную вариабельность по длине, что влияет на способность точно нацеливаться на идентичные хирургические участки у животных (He et al., 2002; Lawes and Andrews, 1987). Наши результаты подтверждают вариабельность длины черепа у хорьков. На раннем этапе хирургической оптимизации мы заметили, что даже при использовании переднего ориентира с заранее определенным набором координат мы не могли последовательно локализовать краниотомию над целевым участком мозга. Мы начали создавать более крупные трепанации черепа, чтобы обеспечить доступ к целевому участку мозга.Тем не менее, неповрежденная твердая мозговая оболочка, кровеносные сосуды и ограниченный обзор черепного окна затрудняли визуальное различение целевого участка мозга. Анатомическая изменчивость у животных побудила нас использовать базовую анатомическую МРТ для измерения расстояния от переднего ориентира до целевого участка мозга на индивидуальной основе. Это позволило нам постоянно создавать небольшую трепанацию черепа — лишь немного больше, чем наконечник нашего импактора диаметром 3 мм. Эта операция возможна без базовой МРТ, но может потребовать более крупной краниотомии, чтобы последовательно выявить целевой участок мозга у животных.

4.1.3. Воспроизводимость места повреждения и эффекты масштабирования

демонстрируют воспроизводимость места повреждения при использовании анатомических МРТ-координат для конкретного субъекта (). В 2010 году степень повреждения варьировала у животных с несколькими параметрами CCI, но у всех животных было обнаружено повреждение в целевой извилине (как измерено по гиперинтенсивности на Т2 МРТ при 1 DPI). Наибольшее совпадение повреждений у животных произошло в белом веществе вблизи места удара. По мере увеличения тяжести травмы пространственная локализация и степень повреждения становились более изменчивыми.Наше наблюдение, показывающее более крупные области поврежденного белого вещества в этой модели, делает ее полезной для имитации травм человека. Изображения также показывают, что, хотя CCI был нацелен на одну и ту же область мозга, а параметры CCI оставались постоянными, степень повреждения была переменной. Неясно, почему это происходит, хотя, возможно, это индивидуальная реакция на травму, которая может быть сильнее у хорька, чем у крысы или мыши.

4.1.4. Важность антибиотиков

Наши результаты показывают, что хорьки более восприимчивы к послеоперационным инфекциям, чем грызуны.В начале хирургической оптимизации мы не использовали антибиотики. Однако мы обнаружили вариабельность в восстановлении после операции: некоторые животные были вялыми после процедуры, а время восстановления составляло 2–3 дня. Хотя мы провели асептическую операцию, у части животных развилась инфекция в месте операции, и в результате мы добавили антибиотики в хирургический протокол. С этого момента животные прекрасно выздоравливали, становясь бодрыми и активными вскоре после пробуждения от анестезии.

4.1.5. Закрытие черепа после удара

При операциях CCI на грызунах часто краниотомию оставляют открытой, а кожу над ней зашивают. Отчасти это связано с тем, что в поврежденном мозге может наблюдаться отек, который распространяется на краниотомию; замена части черепа требует вдавливания мозга в череп, что вызывает дополнительную травму. При первоначальных операциях на хорьках, хотя мы не наблюдали отека мозга при ударе, мы не закрывали краниотомию. На МРТ 1 DPI мы наблюдали, как височная мышца вторгается в трепанацию черепа и касается головного мозга, что может привести к повреждению.В результате мы решили закрыть краниотомию дентальным акрилом. Чтобы защитить мозг при краниотомии, мы сначала поместили рассасывающийся гель-пену на кортикальный участок, а затем нанесли стоматологический акрил поверх гель-пены и окружающего черепа. демонстрирует, что после герметизации краниотомии височная мышца не влияет на головной мозг.

4.2. Пилотное исследование маркеров травм

4.2.1. Гистологические маркеры повреждения

Наша предварительная характеристика глиальной иммунореактивности после CCI у хорьков показывает, что реактивный глиоз усугубляется с увеличением интенсивности повреждения.Наши параметры CCI варьировались от легкой до тяжелой, и в каждой категории мы обнаружили изменения маркеров воспаления после однократной ЧМТ у хорька. Через 1 неделю после легкой травмы астроциты и активированная микроглия обнаруживаются преимущественно в сером веществе вблизи места удара. После тяжелой травмы реактивность в белом веществе более существенна и распространяется на большую глубину. Через 16 недель после умеренной травмы глиальный ответ оставался сильным и обширным, но прогрессировал от поврежденной коры к нижележащему белому веществу и продолжался в лучистом венце выше внутренней капсулы и мозолистого тела.Глиальная реактивность является основным компонентом патологии повреждения головного мозга человека, сохраняясь в течение многих лет после единичного события травмы, особенно в областях белого вещества (Johnson et al., 2013; Smith et al., 2013; обзор см.: Kou and VandeVord, 2014). Воспаление белого вещества также является длительным последствием ЧМТ у мышей (Loane et al., 2014; Winston et al., 2016). Наша пилотная оценка хронической травмы предполагает, что аналогичный паттерн глиальной активации заметен в подкорковых областях белого вещества хорька, что подчеркивает полезность этой животной модели в исследованиях ЧМТ.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить основные механизмы, ведущие к хронической глиальной активации, вызванной ЧМТ, и ее связь с поведенческими нарушениями. Первоначальное исследование после острой CCI у хорька с использованием хирургических методов, определенных здесь, описывает маркеры MRI и DTI, которые чувствительны к глиальным аномалиям тканей сразу после травмы (Hutchinson et al., 2016).

4.2.2. Функциональные маркеры травмы

Мы оценили различные варианты поведения хорьков после ЧМТ.Как и предыдущие исследователи, мы обнаружили, что хорьки поддаются поведенческому тестированию. В частности, другие исследователи исследовали обучение пространственному лабиринту, отсроченную реакцию, обучение визуальному различению, обучение избеганию ударов, передвижение, спонтанное чередование, а также Т-образный лабиринт, лабиринт Лэшли III, реверсирование, визуальное различение, обнаружение слухового промежутка и передвижение в открытом поле. Christensson and Garwicz 2005; Gold et al., 2015; Haddad et al., 1976; Rabe et al., 1985; Zhou et al., 2016). В этом исследовании мы проверили различные виды поведения (передвижение, тревога, память, походка, обнаружение спая) у наивного контроля и у хорьков, получивших либо легкую, либо тяжелую травму головного мозга.Мы выбрали поведенческие тесты, первоначально разработанные и используемые для грызунов, которые мы легко модифицировали, чтобы они были эффективны для хорьков. Эта стратегия позволила нам сравнить поведенческие изменения с изменениями, наблюдаемыми у грызунов после CCI, а также расширила наши знания о поведении хорьков, поскольку существует ограниченное функциональное тестирование хорьков после черепно-мозговой травмы. В частности, нас интересовало, могут ли эти тесты быть выполнены на хорьках, возникают ли нарушения после CCI и происходит ли масштабирование поведения с тяжестью травмы, как это наблюдалось в моделях CCI на грызунах (Fox et al., 1998).

В тесте открытого поля для анализа общего пройденного расстояния мы наблюдали ухудшение и эффект масштабирования, который предполагает, что дефицит не просто связан с хирургическим опытом. Другие исследования ЧМТ на животных сообщают об уменьшении исследовательского поведения после травмы (Lesniak et al., 2016; Mychasiuk et al., 2015; O’Connor et al., 2003), тогда как гиперактивность также имеет место (Hsieh et al., 2014; Kimbler et al. , 2012; Такер и др., 2016). Отчеты о ЧМТ человека указывают на более низкую скорость ходьбы, уменьшенный шаг и увеличение времени на обе конечности (Esquenazi et al., 2017; Уильямс и др., 2009). У животного с более серьезными нарушениями мы визуально наблюдали волочение стопы, противоположное травме, которое было воспроизведено при анализе следа походки, но только вскоре после травмы. Тот факт, что это наблюдалось только в контралатеральной задней конечности, предполагает, что это связано с травмой, а не с последствиями общей операции или анестезии. При тяжелой травме поврежденная область распространяется на другие области мозга (моторная кора непосредственно перед соматосенсорной корой), что, скорее всего, является причиной раннего волочения стопы у животного (McLaughlin et al., 1998). Хотя мы не воздействовали непосредственно на моторную кору, соматосенсорная кора тесно связана с моторной корой, которая может легко демонстрировать нарушения после вызванного здесь повреждения.

Мы также наблюдали нарушение ЯОР после тяжелой травмы, что свидетельствует о том, что хорек не помнил знакомый объект. Нарушения памяти после ЧМТ широко известны (Draper and Ponsford, 2008; Scheid et al., 2006). Тяжело травмированные пациенты с ЧМТ испытывают трудности со зрительной памятью как в ранние (медиана: 4 месяца), так и в поздние (медиана: 2 года) после травмы (Shum et al., 2000). Модели повреждения головного мозга у грызунов, включая перкуссию жидкости, падение веса и CCI, сообщают о нарушении NOR рано (часы, дни) или позже (1 месяц) после травмы (Eakin et al., 2014; Munyon et al., 2014; Zhao). и др., 2012). В этом исследовании мы использовали 1-часовой перерыв и наблюдали ухудшение состояния только у животных с наиболее тяжелыми травмами, аналогичное различению тяжести, наблюдаемому Zhao et al., 2012. Увеличение времени до 24 часов, как описано Икином и его коллегами (2014). может обеспечить большую чувствительность к тесту на ухудшение памяти.

Таким образом, мы провели серию поведенческих тестов на хорьках и наблюдали функциональные нарушения после CCI; нарушения были больше у более тяжело пораженного животного, что свидетельствует об эффекте масштабирования. Хотя мы наблюдали легкие двигательные нарушения при любой степени тяжести травмы, мы наблюдали когнитивные нарушения только у более тяжело пораженного животного. Большинство дефицитов разрешились в течение 7-дневного периода тестирования, независимо от тяжести травмы или метода тестирования. После черепно-мозговой травмы у людей наблюдались сложные поведенческие последствия, включая двигательные нарушения и когнитивный дефицит (Benedictus et al., 2010). У людей дополнительные симптомы проявляются спустя долгое время после исчезновения острых симптомов (Thomas et al., 2015). Состояние большинства пациентов с легкой ЧМТ улучшается быстро (в течение нескольких недель), при этом у 5–20% наблюдаются хронические нарушения (Mott et al., 2012). Хотя животные в этом исследовании выздоравливали от дефицита в течение недели, можно было бы увеличить сложность тестов, чтобы можно было проводить оценку в течение более длительного периода времени. Одна из возможностей — увеличить время между ознакомлением и тестированием в задаче NOR.Задачу походки можно было бы усложнить, если бы на пути были скрытые препятствия; в исследовании хронической ЧМТ у людей участники с трудом адаптировались к новым условиям ходьбы, но в целом передвижение было в порядке (Vasudevan et al., 2014). В тесте на клейкую ленту можно использовать ленты разных размеров/липкости. Другие возможности включают использование задачи последовательной реакции с пятью вариантами ответов (5-CSRTT), которая представляет собой тест на внимание и бдительность и требует испытательной камеры со световыми индикаторами и отверстиями для носа (Rodriguiz and Wetsel, 2006; Robbins et al. др., 1993). Еще одним сложным заданием является задание Go-NoGo, тест на непространственную память распознавания, который оценивает импульсивность и внимание (Eagle and Robbins, 2003). Тем не менее, наблюдения в настоящем исследовании позволяют предположить ряд поведенческих нарушений, возникающих в результате CCI у хорьков, которые модулируются со временем после травмы. Наши данные обеспечивают прочную основу для проведения более крупных исследований ЧМТ с использованием хорьков.

4.3. Недостатки этой модели

По сравнению с грызунами хирургия CCI более сложна, требует стерильного операционного блока и тщательного наблюдения.Эксперименты с хорьками могут быть ограничены небольшими размерами выборки из-за усилий, необходимых для хирургического вмешательства и тестирования поведения, ограниченной емкости клеток и более высоких затрат, чем у грызунов. Исследования также сдерживаются наличием генетически модифицированных мутантов. Хотя генетически модифицированные хорьки существуют, на сегодняшний день их количество ограничено, и их трудно получить или произвести (Keiser and Engelhardt, 2011; Kou et al., 2015; Sun et al., 2014).

Исследованиям на самках хорьков препятствуют проблемы со здоровьем, связанные с течкой.Взрослые самки хорьков, которые не осеменены и не стерилизованы, сохранят течку с высоким уровнем эстрогена, который может подавлять функцию костного мозга (Fox, 1988). Женщины могут пройти овогистерэктомию или гормональную терапию, причем любой из вариантов, вероятно, повлияет на реакцию на травму головного мозга. Некоторые исследования ЧМТ на людях и животных показывают, что самки реагируют на травму головного мозга иначе, чем самцы, хотя другие эксперименты показывают, что у самцов и самок мышей наблюдаются небольшие различия в поведенческих тестах (Roof and Hall, 2000a, 2000b; Suzuki et al., 2004; Такер и др., 2016 г.; Такер и др., 2017 г.; Велоски и др., 2017).

Кроме того, мы не можем гарантировать, что тщательно контролируемая травма с постоянными результатами отражает гетерогенную популяцию людей с ЧМТ. Сравнения с другими моделями травм по-прежнему необходимы, а более четкое определение ЧМТ человека создает подгруппы, в которых этот тип модели будет более точно соответствовать, а результаты будут интерпретироваться более непосредственно.

4.4. Выводы

Это исследование оптимизировало метод контролируемого воздействия на кору хорьков в качестве модели ЧМТ.Мы описываем хирургические методы, которые отличаются от тех, которые используются у грызунов, которые являются неотъемлемой частью успеха с использованием модели хорька. Мозг хорька с его высоким соотношением белого и серого вещества и извитой корой больше похож на морфологию человеческого мозга, чем на грызунов, и будет особенно эффективен в исследованиях патофизиологии белого вещества после черепно-мозговой травмы.

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

  • Индивидуальные координаты под МРТ преодолели анатомическую изменчивость.

  • Височная мышца должна быть отделена от средней линии и отражена.

  • Краниотомия должна быть закрыта, чтобы избежать давления височной мышцы на головной мозг.

  • Эта оптимизированная хирургическая процедура привела к масштабному повреждению в воспроизводимом месте.

  • Поведение и реакции астроцитов/микроглии были масштабированы в зависимости от тяжести травмы.

Благодарности

Это исследование было поддержано Программой медицинских исследований под руководством Конгресса (CDMRP) (номера наград W81XWH-13–2–0019 и W81XWH-13–2–0018).Авторы благодарят Центр неврологии и регенеративной медицины (CNRM) за поддержку основного оборудования, позволившего провести эту работу, в частности, центр трансляционной визуализации с Асамоа Босомтви и Александру Коротковым. Авторы также благодарят сотрудников Лаборатории зоотерапии за помощь во время операции и уход за животными: Денниса Агилара, Кейлн Аллоуэй, Кэсси Барнетт, Эндрю Брауна, Марлу Брунелл, Аманду Кристи, Клейтона Герриана, Алтею Джеймерсон, Бранден Максвелл, Херлит Пембертон. , Стивен Петроски, Дэвид Смит и Роберт Вулф.Мы также благодарим Branden Maxwell за редактирование документа.

Сокращения:

CCI CCI Контролируемое корковое воздействие
DPI дней после ущерба
GFAP Glial Fibrillatary кислотный белок
HPI час после ущерба
IOBA-1 Ионизированный кальций-привязный адаптер молекула 1
MRI Magnetic Resonance Imaging
No Новый объект распознавания
PBS Фосфатный буферный солевый соль
ROI Область интереса
TBI Травма травматизма
WPI недель после травмы

Ссылки

  • Atkinson CS, Press Ga, Lyden P, KATZ B, 1989.Хорек как животная модель в исследованиях сосудов головного мозга. Инсульт 20 (8 августа) 1085–1088 гг., PMID: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Avants BB, Epstein CL, Grossman M, Gee JC, 2008. Регистрация симметричных диффеоморфных изображений с взаимной корреляцией: оценка автоматической маркировки пожилого и нейродегенеративного мозга. Мед. Анальный образ 12 (1), 26–41, 10.1016/j.media.2007.06.004, ПМИД: PMCID: PMC2276735. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bakthavatchalu V, Muthupalani S, Marini RP, 2016.Эндокринопатия Fox JG и старение хорьков. Вет. Патол 53 (март (2)), 349–365, 10.1177/0300985815623621, PMID: . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ball RS, 2006. Вопросы, которые следует учитывать при подготовке хорьков в качестве объектов исследования в лаборатории. ИЛАР Ж. 47 (4), 348–357, PMID: . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Benedictus MR, Spikman JM, van der Naalt J, 2010. Когнитивные и поведенческие нарушения при черепно-мозговой травме, связанные с исходом и возвращением к работе.Арка физ. Мед. Реабилитация 91 (9 сентября), 1436–1441, 10.1016/j.apmr.2010.06.019, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cabot EB, Fox JG, 1990. Желчный рефлюкс и слизистая желудка: экспериментальная модель хорька. Дж. Инвест. Сур 3 (2), 177–189, ПМИД: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Christensson M, Garwicz M, 2005. Онтогенез внутрисессионного локомоторного привыкания в открытом поле. Нейроотчет 16 (августа (12)), 1319–1323, PMID: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Дефелипе Дж., 2011 г.Эволюция мозга, человеческая природа корковых цепей и интеллектуальное творчество. Фронт. Нейроанат 16 (May (5)), 29, 10.3389/fnana.2011.00029, eCollection 2011. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dixon CE, Clifton GL, Lighthall JW, Yaghmai AA, Hayes RL , 1991. Модель контролируемого воздействия на кору черепно-мозговой травмы у крыс. Дж. Нейроски. Методы 39 (октябрь (3)), 253–262, PMID: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Dobbins HD, Marvit P, Ji Y, Depireux DA, 2007.Длительная запись с помощью многоэлектродного матричного устройства в слуховой коре бодрствующего хорька. Дж. Нейроски. Методы 161 (март (1)), 101–111, 10.1016/j.jneumeth.2006.10.013, Epub 2006, 28 ноября. PMID: PMCID: PMC1955228. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Draper K, Ponsford J, 2008. Когнитивное функционирование через десять лет после черепно-мозговой травмы и реабилитации. нейропсихология 22, 618–625. [PubMed] [Google Scholar]
  • Duhaime AC, 2006. Модели травматического повреждения незрелого мозга на крупных животных.Дев. Неврологи 28 (4–5), 380–387, 10.1159/000094164, ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Eagle DM, Robbins TW, 2003. Тормозной контроль у крыс, выполняющих задание на время реакции стоп-сигнала: эффекты поражения медиального полосатого тела и d-амфетамина. Поведение Неврологи 117, 1302. [PubMed] [Google Scholar]
  • Eakin K, Baratz-Goldstein R, Pick CG, Zindel O, Balaban CD, Hoffer ME, Lockwood M, Miller J, Hoffer BJ, 2014. Эффективность N-ацетилцистеина при черепно-мозговой травме.ПЛОС ОДИН 9 (4), 10.1371/journal.pone.00, с. е. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Empie K, Rangarajan V, Juul SE, 2015. Является ли хорек подходящим видом для изучения перинатальной черепно-мозговой травмы. Междунар. Дж. Дев. Неврологи 45, 2–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Esquenazi A, Lee S, Wikoff A, Packel A, Toczylowski T2, Feeley J, Сравнение локомоторных терапевтических вмешательств: беговая дорожка с частичной поддержкой веса тела, Lokomat и G -ЭО Обучение людей с черепно-мозговой травмой.ПМ Р. 2017. январь 16 pii: S1934–1482 (17) 30030–8. doi:10.1016/j.pmrj.2016.12.010. [Epub перед печатью]. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Faul M, Xu L, Wald MM, Coronado VG, 2010. Черепно-мозговая травма в Соединенных Штатах: посещения отделений неотложной помощи, госпитализации и смерти, 2002–2006 гг. Центры по контролю и профилактике заболеваний, Национальный центр по профилактике и контролю травматизма, Атланта (Джорджия). [Google Scholar]
  • Фэн И., Клейтон Э.Х., Чанг Ю., Окамото Р.Дж., Бейли П.В., 2013.Вязкоупругие свойства мозга хорька, измеренные in vivo на разных частотах с помощью магнитно-резонансной эластографии. Дж. Биомех 46 (5), 863–870. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fox JG, 1988. Биология и болезни хорька. Леа и Фебигер, Малверн. [Google Scholar]
  • Gennarelli TA, 1994. Анимационные модели травм головы человека. Дж. Нейротравма 11 (август (4)), 357–368, 10.1089/neu.1994.11.357, Обзор. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gold JR, Nodal FR, Peters F, King AJ, Bajo VM, 2015.Поведение при обнаружении слухового промежутка в шуме у хорьков и людей. Поведение Неврологи 129 (август (4)), 473–490, 10.1037/bne0000065, Epub, 8 июня 2015 г. PMID: PMCID: PMC4516322. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Haddad R, Rabe A, Dumas R, Lazar JW, 1976. Дефицит реверсирования положения у молодых хорьков. Дев. психобиол 9 (июль (4)), 311–344, 10.1002/dev.4200

    , PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hall ED, Bryant YD, Cho W, Sullivan PG, 2008. Эволюция посттравматической нейродегенерации после контролируемой кортикальной ударной черепно-мозговой травмы у мышей и крыс, оцененная методами окрашивания серебром де Олмоса и фторжадом.Дж. Нейротравма 25 (март (3)), 235–247, 10.1089/neu.2007.0383. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • He T, Friede H, Kiliaridis S, 2002. Макроскопическая и рентгенографическая анатомия черепа хорька (Mustela putorius furo). лаборатория Аним 36 (январь (1)), 86–96, PMID: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Hsieh CL, Niemi EC, Wang SH, Lee CC, Bingham D, Zhang J, Cozen ML, Charo I, Huang EJ, Liu J, Nakamura MC, 2014. Дж. Нейротравма 31 (20), 1677–1688, 10.1089/neu.2013.3252. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hutchinson EB, Schwerin SC, Radomski KL, Irfanoglu MO, Juliano SL, Pierpaoli CM, 2016.Количественные аномалии МРТ и DTI в остром периоде после CCI у хорька. Шок 46 (сентябрь (3 Suppl 1)), 167–176, 10.1097/shk.0000000000000659, PMID: PMCID: PMC4978600. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хатчинсон Э.Б., Шверин С.К., Радомски К.Л., Садеги Н., Дженкинс Дж., Комлош М.Е., Ирфаноглу М.О., Джулиано С.Л., Пьерпаоли С., 2017. Популяционные шаблоны MRI и DTI мозга взрослых хорьков и инструменты для воксельного анализа. Нейроизображение 152 (март (16)), 575–589, 10.1016/j.neuroimage.2017.03.009 [Epub перед печатью] PMID: . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Johnson VE, Stewart JE, Begbie FD, Trojanowski JQ, Smith DH, Stewart W, 2013. Воспаление и дегенерация белого вещества сохраняются в течение многих лет после однократной черепно-мозговой травмы. Мозг 136, 28–42, 10.1093/мозг/aws322, PMID: PMCID: PMC3562078. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Johnson VE, Meaney DF, Cullen DK, Smith DH, 2015. Животные модели черепно-мозговой травмы.Ручная работа клин. Нейрол 127, 115–128, 10.1016/B978-0-444-52892-6, 00008–8 PMCID: PMC4946951. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Keizer NW, Engelhardt JF, 2011. Новые животные модели муковисцидоза: чему они нас учат? Курс. мнение Пульм. Мед 17 (ноябрь (6)), 478–483, 10.1097/MCP.0b013e32834b14c9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kimbler DE, Shields J, Yanasak N, Vender JR, Dhandapani KM, 2012. Активация × 7 способствует отеку мозга и неврологическим повреждениям после черепно-мозговой травмы у мышей.PLoS один 7 (7), e41229, 10.1371/journal.pone.0041229, опубликовано в Интернете 17 июля 2012 г. [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kou Z, VandeVord PJ, 2014. Травматическое повреждение белого вещества и активация глии: от фундаментальной науки до клиники. Глия 62, 1831–1855, 10.1002/глиа.22690, ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kou Z, Wu Q, Kou X, Yin C, Wang H, Zuo Z, Zhuo Y, Chen A, Gao S, Wang X, 2015. CRISPR/Cas9-опосредованная инженерия генома хорька. Сотовый рез.25 (12 декабря) 1352–1372, 10.1038/cr.2015.130, Epub 2015, 13 ноября. PMID: PMCID: PMC4670990. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lawes INC, Andrews PLR, 1987. Изменение черепа хорька (Mustela putorius furo L.) по отношению к стереотаксическим ориентирам. Дж. Анат 154, 157–171, ПМИД: PMCID: PMC1261843. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Лесняк А., Пик К.Г., Мисицка А., Липковски А.В., Сахарчук М., 2016. Бифалин защищает от когнитивного дефицита в мышиной модели легкой черепно-мозговой травмы (mTBI).нейрофармакология 101 (февраль), 506–518, 10.1016/j.neuropharm.2015.10.014, Epub 2015, 22 октября. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lighthall JW, Goshgarian HG, Pinderski CR, 1990. Характеристика повреждения аксонов, вызванного контролируемым воздействием на кору. Дж. Нейротравма 7 (2), 65–76, 10.1089/neu.1990.7.65, Summer PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lighthall JW, 1988. Контролируемое корковое воздействие: новая экспериментальная модель повреждения головного мозга. Дж. Нейротравма 5 (1), 1–15, 10.1089/neu.1988.5.1, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Loane DJ, Kumar A, Stoica BA, Cabatbat R, Faden AI, 2014. Прогрессирующая нейродегенерация после экспериментальной травмы головного мозга: связь с хронической активацией микроглии. Дж. Нейропатол. Эксп. Нейрол 73, 14–29, 10.1097/НЭН.0000000000000021, ПМИД: PMCID: PMC4267248. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Manley GT, Rosenthal G, Lam M, Morabito D, Yan D, Derugin N, Bollen A, Knudson MM, Panter SS, 2006.Контролируемое воздействие на кору свиней: патофизиология и биомеханика. Дж. Нейротравма 23 (февраль (2)), 128–139, 10.1089/neu.2006.23.128, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • McLaughlin DF, Sonty RV, Juliano SL, 1998. Организация представительства передних лап в соматосенсорной коре хорька. Соматосенс. Мот. Рез 15 (4), 253–268, ПМИД: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Morales DM, Marklund N, Lebold D, Thompson HJ, Pitkanen A, Maxwell WL, Longhi L, Laurer H, Maegele M, Neugebauer E, Graham DI, Stocchetti N, McIntosh TK, 2005.Экспериментальные модели черепно-мозговой травмы: действительно ли нам нужно построить лучшую мышеловку? неврология 136 (4), 971–989, 10.1016/j.neuroscience.2005.08.030, Epub 2005, 20 октября. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mott TF, McConnon ML, Rieger BP, 2012. Подострая до хронической легкой черепно-мозговой травмы. Являюсь. фам. Врач 86 (декабрь (11)), 1045–1051, 1. [PubMed] [Google Scholar]
  • Munyon C, Eakin KC, Sweet JA, Miller JP, 2014. Уменьшение разрыва и активации новых объектно-специфических клеток в гиппокампе после легкой черепно-мозговой травмы.Мозг Res. 1582, 220–226. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mychasiuk R, Hehar H, Esser MJ, 2015. Легкая черепно-мозговая травма (mTBI) вызывает вторичную симптоматику, подобную синдрому дефицита внимания с гиперактивностью, у молодых крыс. Поведение Мозг Res 286 (июнь (1)), 285–292, 10.1016/j.bbr.2015.03.010, Epub 2015, 11 марта. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Noctor SC, Scholnicoff NJ, Juliano SL, 1997. Гистогенез соматосенсорной коры хорька. Дж. Комп. Нейрол 387 (октябрь (2)), 179–193, PMID: .[PubMed] [Google Scholar]
  • О’Коннор С., Хит Д.Л., Чернак И., Ниммо А.Дж., Винк Р., 2003. Влияние ежедневного и еженедельного тестирования и предварительной подготовки на оценку неврологических нарушений после диффузной черепно-мозговой травмы у крыс. Дж. Нейротравма 20 (10 октября) 985–993 гг. [PubMed] [Google Scholar]
  • Oh DY, Hurt AC, 2016. Использование хорька в качестве модели животного для исследования противовирусной эффективности гриппа. Фронт. микробиол 4 (февраль (7)), 10.3389/fmicb.2016.00080, 80.PMCID электронной коллекции: PMC4740393. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ohsawa K, Imai Y, Sasaki Y, Kohsaka S, 2004. Специфичный для микроглии/макрофагов белок Iba1 связывается с фибрином и усиливает его активность связывания актина. Дж. Нейрохим 88 (февраль (4)), 844–856, PMID: . [PubMed] [Google Scholar]
  • Osier ND, Dixon CE, 2016. Модель контролируемого воздействия на кору: приложения, соображения для исследователей и будущие направления. Фронт. Нейрол 17 (7 августа)), 134, 10.3389/fneur.2016.00134, Сборник 2016. PMID: PMCID: PMC4987613. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Peng X, Alföldi J, Gori K, Eisfeld AJ, Tyler SR, Tisoncik-Go J, Brawand D, Law GL, Skunca N7, Hatta M, Gasper DJ, Келли С.М., Чанг Дж., Томас М.Дж., Джонсон Дж., Берлин AM, Лара М6, Рассел П., Суоффорд Р., Тернер-Майер Дж., Янг С., Хурлиер Т., Акен Б., Сирл С., Сун Х, Йи И, Суреш M, Tumpey TM, Siepel A, Wisely SM, Dessimoz C, Kawaoka Y, Birren BW, Lindblad-Toh K, Di Palma F, Engelhardt JF, Palermo RE, Katze MG, 2014.Проект последовательности генома хорька (Mustela putorius furo) облегчает изучение респираторных заболеваний человека. Нац. Биотехнология 32 (12 декабря)), 1250–1255, 10.1038/nbt.3079, Epub 2014, 17 ноября. PMID: PMCID: PMC4262547. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Poluch S, Juliano SL, 2015. Тонкая настройка нейрогенеза необходима для эволюционного расширения коры головного мозга. Церебр. кора 25 (февраль (2)), 346–364, 10.1093/cercor/bht232, Epub 2013, 22 августа. PMID: PMCID: PMC4351427.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ponsford JL, Downing MG, Olver J, Ponsford M, Acher R, Carty M, Spitz G, 2014. Продольное наблюдение пациентов с черепно-мозговой травмой: исход через два, пять и десять лет после травмы. Дж. Нейротравма 31 (январь (1)), 64–77, 10.1089/neu.2013.2997, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rabe A, Haddad R, Dumas R, 1985. Поведение и нейроповеденческая тератология с использованием хорька. лаборатория Аним. наука 35 (июнь (3)), 256–267, PMID: .[PubMed] [Google Scholar]
  • Rafaels KA, Bass CR, Panzer MB, Salzar RS, Woods WA, Feldman SH, Walilko T, Kent RW, Capehart BP, Foster JB, Derkunt B, Toman A, 2012. Риск повреждения головного мозга от первичного взрыва. J Неотложная помощь при травмах Surg. 73 (октябрь (4)), 895–901, 10.1097/TA.0b013e31825a760e, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rafaels K, DiLeonardi A, Bass C, 2016. Понимание механизмов повреждения головного мозга при первичном воздействии взрыва. In: Международный исследовательский совет по Конференция по биомеханике травм (IRCOBI), Малага, Испания, 14–16 сентября, IRC-16–60.[Google Scholar]
  • Robbins TW, Muir JL, Killcross AS, Pretsell D, 1993. В: Sahgal A (Ed.), Methods for Assesing Attention and Stimulus Control in the Rat. Поведенческая неврология: практический подход. я Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк, с. 13. [Google Scholar]
  • Rodriguiz RM, Wetsel WC, 2006. Оценка когнитивного дефицита у мутантных мышей В: Левин Э.Д., Букафуско Дж.Дж. (ред.), Животные модели когнитивных нарушений. CRC Press/Taylor & Francis, Бока-Ратон (Флорида). [Google Scholar]
  • Roof RL, Hall ED, 2000a.Связанные с эстрогеном гендерные различия в выживаемости и кортикальном кровотоке после ударно-ускоренной травмы головы у крыс. Дж. Нейротравма 17 (12 декабря) 1155–1169 гг. [PubMed] [Google Scholar]
  • Roof RL, Hall ED, 2000b. Гендерные различия при острой травме ЦНС и инсульте: нейропротекторные эффекты эстрогена и прогестерона. Дж. Нейротравма 17 (5 мая) 367–388. [PubMed] [Google Scholar]
  • Савада К., Хориучи-Хиросе М., Сайто С., Аоки И., 2013. Морфометрическая характеристика полового диморфизма головного мозга хорьков (Mustela putorius) на основе МРТ.Нейроизображение 83, 294–306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шейд Р., Вальтер К.Р., Гутке Т., Преул С., фон Крамон Д.Ю., 2006. Когнитивные последствия диффузного повреждения аксонов. Арка Нейрол 63, 418–424. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шум Д. Х., Харрис Д., О’Горман Дж. Г., 2000. Влияние тяжелой черепно-мозговой травмы на зрительную память. Дж. Клин. Эксп. нейропсихология 22, 25–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smith C, Gentleman SM, Leclercq PD, Murray LS, Griffin WST, Graham DI, Nicoll JAR, 2013. Нейровоспалительная реакция у человека после черепно-мозговой травмы.невропатол. заявл. нейробиол 39, 654–666, 10.1111/нан.12008, ПМИД: PMCID: PMC3833642. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Statler KD, Jenkins LW, Dixon CE, Clark RS, Marion DW, Kochanek PM, 2001. Простая модель против супермодели: перенос экспериментальных исследований черепно-мозговых травм на больничный. Дж. Нейротравма 18 (ноябрь (1)), 1195–1206 гг., 10.1089/089771501317095232, Обзор. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stein DG, 2015. Принятие неудачи: что исследования прогестерона фазы III могут рассказать о клинических испытаниях ЧМТ.Инъекция мозга. 29 (11), 1259–1272, Epub, 14 августа 2015 г. Обзор. PMID: PMCID: PMC4667711. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Sun X, Yan Z, Liu X, Olivier AK, Engelhardt JF, 2014. В: Fox JG, Marini RP (Eds.), Genetic Engineering in the Ferret, in Биология и болезни хорька, 3 John Wiley & Sons, Inc., Эймс, США, с. ч38, 10.1002/9781118782699. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Suzuki T, Bramlett HM, Ruenes G, Dietrich WD, 2004. Эффекты ранней посттравматической гипертермии у самок и овариэктомированных крыс.Дж. Нейротравма 21 (7 июля) 842–853 гг. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tucker LB, Fu AH, McCabe JT, 2016. Выполнение самцов и самок мышей C57BL/6J при выполнении двигательных и когнитивных задач, обычно используемых в доклинических исследованиях черепно-мозговой травмы. Дж. Нейротравма 33 (май 9 (1)), 880–894, 10.1089/neu.2015.3977, Epub 2015, 12 августа. ПМИД: . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tucker LB, Burke JF, Fu AH, McCabe JT, 2017. Моделирование нейропсихиатрических симптомов у самцов и самок мышей C57BL/6J после экспериментальной черепно-мозговой травмы.Дж. Нейротравма 34 (февраль (15) (4)), 890–905, 10.1089/neu.2016.4508, Epub 2016, 7 июня. ПМИД: . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vasudevan EV1, Glass RN, Packel AT, 2014. Влияние черепно-мозговой травмы на двигательную адаптацию. Дж. Нейрол. физ. Тер 38 (июль (3)), 172–182, 10.1097/NPT.0000000000000049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Velosky AG, Tucker LB, Fu AH, Liu J, McCabe JT, 2017. Когнитивные способности самцов и самок мышей C57BL/6J после повторяющихся сотрясений головного мозга.Поведение Мозг Res 324 (май (1)), 115–124, 10.1016/j.bbr.2017.02.017, Epub 2017, 15 февраля. ПМИД: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Williams G, Morris ME, Schache A, McCrory PR, 2009. Частота нарушений походки после черепно-мозговой травмы. Арка физ. Мед. Реабилитация 90, 587–593. [PubMed] [Google Scholar]
  • Winston CN, Noel A, Neustadtl A, Parsadanian M, Barton DJ, Chellappa D, Wilkins TE, Alikhani AD, Zapple DN, Villapol S, Planel E, Burns MP, 2016. Дендритная потеря позвоночника и хроническое воспаление белого вещества в мышиной модели часто повторяющейся травмы головы.Являюсь. Дж. Патол 186, 552–567, 10.1016/j.ajpath.2015.11.006, PMID: PMCID: PMC4816714 [Доступно с 01 марта 2017 г.]. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Xiong Y, Mahmood A, Chopp M, 2013. Животные модели черепно-мозговой травмы. Нац. Преподобный Нейроски 14 (февраль (2)), 128–142, 10.1038/nrn3407, Обзор. PMID: PMCID: PMC3951995. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юшкевич П.А., Пивен Дж., Хазлетт Х.К., Смит Р.Г., Хо С., 2006. Трехмерная активная контурная сегментация анатомических структур под руководством пользователя: значительно повышенная эффективность и надежность.Нейроизображение, 10.1016/j.neuroimage.2006.01.015, PMID: . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Zhao Z, Loane DJ, Murray II MG, Stoica BA, Faden AI, 2012. Сравнение прогностической ценности множественных когнитивных, аффективных и моторных задач после черепно-мозговой травмы грызунов. Дж. Нейротравма 29 (октябрь (15)), 2475–2489, 10.1089/neu.2012.2511. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Zhou ZC, Yu C, Sellers KK, Fröhlich F, 2016. Дорсо-латеральная лобная кора хорька кодирует трудности восприятия во время визуального различения.науч. Представитель 30 (6) марта, 23568, 10.1038/srep23568, PMID: PMCID: PMC4812342. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

10 лучших подстилок для хорьков 2022 года — обзоры и лучший выбор

Ни для кого не секрет, что хорьки могут быть вонючими и грязными. Но это не значит, что из них не получаются хорошие домашние животные! Запах и беспорядок действительно сводятся к надлежащему уходу и уборке их жилых помещений.

Конечно, подстилка, которую вы выбираете для своих хорьков, оказывает большое влияние на запах.Некоторые из лучших постельных принадлежностей для хорьков могут даже удерживать запахи на расстоянии до 14 дней между чистками. Более того, некоторые из них могут удерживать в жидкости в четыре раза больше своего веса.

Если вам интересно, какая подстилка лучше всего подходит для вашего хорька, в следующих десяти обзорах мы сравним некоторые из лучших доступных вариантов, чтобы помочь вам сузить выбор. К концу этой статьи вы должны точно знать, какую подстилку для хорька выбрать, чтобы содержать вашего питомца в чистоте, гигиеничности и без запаха.


Быстрое сравнение наших любимых

10 лучших подстилок для хорьков – отзывы 2022 г.

1. Подстилка для мелких животных Carefresh – лучший вариант

Вы можете использовать простую древесную стружку в качестве подстилки для своего хорька, или вы можете сделать шаг вперед и попробовать подстилку для мелких животных Carefresh. Эта биоразлагаемая и компостируемая формула была нашим любимым постельным бельем по целому ряду причин.

По сравнению с древесной стружкой постельные принадлежности Carefresh впитывают более чем в два раза больше.Это означает, что он может вместить гораздо больше мочи, прежде чем его нужно будет заменить, поэтому вам не придется так много ухаживать. Кроме того, это постельное белье подавляет резкие запахи на срок до 10 дней, а это значит, что вам нужно чистить его всего три раза в месяц!

Когда мы впервые открыли упаковку, мы сразу почувствовали естественный запах бумаги. Это не слишком сильно, но вы можете определенно это заметить. Затем мы высыпали его в клетку и были рады видеть, что пыли почти не образовалось. Это, очевидно, полезнее для вас и ваших хорьков, так как вы не будете постоянно вдыхать пыль.

  • Подавляет резкие запахи на срок до 10 дней
  • Впитывающая способность вдвое выше, чем у древесной стружки
  • Формула без пыли лучше для вас и ваших хорьков
  • Биоразлагаемый и компостируемый
  • Имеет заметный запах бумаги

2. Чистая и уютная подстилка для мелких животных Kaytee — лучшее соотношение цены и качества

По сравнению с другими ведущими брендами подстилки для животных, подстилка для мелких животных Kaytee Clean & Cosy на 20% более впитывающая.Кроме того, он более доступен по цене, чем большинство других брендов, и это только две из многих причин, по которым мы считаем, что это лучшая подстилка для хорьков за эти деньги. Кроме того, он легко доступен в больших и малых количествах, в зависимости от того, сколько у вас хорьков.

Это постельное белье обладает впитывающей способностью более чем в два раза лучше, чем древесная стружка, и удерживает жидкость, в четыре раза превышающую его собственный вес. Это означает, что вы можете выдерживать гораздо более длительные интервалы между заменами субстрата, не становясь вонючими или неприятными. К счастью, постельное белье Kaytee отлично справляется с нейтрализацией запахов, так что вы можете продержаться между заменами десять или более дней.Для продукта, который должен быть на 99,9 % беспыльным, в нашей упаковке было много пыли. Это была не сумасшедшая сумма, но больше, чем мы ожидали, поскольку она должна быть практически без пыли. Тем не менее, он сделан из бумаги, одобренной FDA, поэтому он на 100% безопасен как для вас, так и для ваших хорьков.

  • Изготовлен из бумаги, одобренной FDA
  • Впитывающая способность в два раза выше, чем у древесной стружки
  • Удерживает в жидкости в четыре раза больше своего веса
  • Удаляет запахи
  • Было больше пыли, чем ожидалось

3.Постельное белье Vitakraft Fresh World — выбор премиум-класса

Постельное белье Vitakraft Fresh World Bedding, рекомендованное нами премиум-классом, обладает некоторыми очень привлекательными чертами, которые сразу привлекли нас к нему. Поскольку все мы знаем, что хорьки — пахучие существа, контроль запаха очень важен в подстилке для хорьков. Vitakraft находится на вершине игры по нейтрализации запахов благодаря формуле, которая контролирует запахи на срок до 14 дней, что является самым продолжительным из всех постельных принадлежностей, которые мы видели.

Для людей, которые обеспокоены своим воздействием на окружающую среду, это постельное белье изготовлено из 100% переработанной бумаги, поэтому оно не увеличивает ваш углеродный след.Он на 100% нетоксичен и безопасен, так что вы даже можете переработать его снова после этого.

Приятным сюрпризом, когда мы высыпали эту подстилку, было то, что пыли почти не было. Он на 99,5 % свободен от пыли, но мы практически не заметили пыли. Прибавьте к этому тот факт, что это постельное белье может впитывать жидкость в три раза больше своего веса, и становится ясно, почему этот продукт заслужил нашу рекомендацию. Конечно, это один из самых дорогих вариантов, но мы думаем, что 14-дневный контроль запаха и отсутствие пыли стоят премиальной цены.

  • Устраняет запахи на срок до 14 дней
  • 5 % без пыли
  • Изготовлен из 100% переработанной бумаги
  • Впитывает жидкость в три раза больше своего веса

4. Сосновая стружка Living World

Древесная стружка — это оригинальная подстилка для животных, и она по-прежнему остается одним из самых экономичных вариантов. Возможно, они не обладают всеми теми же преимуществами, что и некоторые из более дорогих подложек из переработанной бумаги, но сосновая стружка Living World по-прежнему может предложить много положительных качеств.

В то время как бумага не имеет запаха, сосновая стружка имеет очень приятный естественный запах сосны. Этот аромат может помочь нейтрализовать менее приятные запахи, которые издают ваши хорьки. Сосновая стружка, возможно, не сможет остановить запах в течение двух недель, но она хорошо замаскирует запах в краткосрочной перспективе.

Сосновая стружка также не так абсорбирует, как переработанная бумага, которая может удерживать в два-три раза больше жидкости. Это означает, что вам придется менять постельные принадлежности намного чаще, если вы используете эти сосновые стружки.К счастью, это одна из самых дешевых подстилок для животных, которую мы видели, поэтому ее замена не будет стоить дорого. Эти сосновые стружки также естественным образом предотвращают рост плесени, грибков и бактерий.

  • Очень доступная цена
  • Натуральный аромат сосны
  • Предотвращает появление плесени, грибков и бактерий
  • Не такой впитывающий, как другие типы постельных принадлежностей
  • Не переработанный продукт

5. Подстилка для мелких животных Oxbow Pure Comfort

Подстилка для мелких животных Oxbow Pure Comfort, разработанная с учетом приоритета номер один, является очень дорогим вариантом, который недостаточно эффективен, чтобы заслужить высокую цену в наших глазах.Тем не менее, у него есть некоторые очень желательные черты.

Формула этого постельного белья не содержит пыли на 99,9%. В то время как мы тестировали другие постельные принадлежности, которые делали аналогичные заявления, но на самом деле содержали довольно много пыли, постельные принадлежности Oxbow имели достаточно низкий уровень пыли, чтобы мы остались довольны. Нам также очень понравилось, как он распадался на части, чтобы быть разложенным. Он очень жесткий и компактный в упаковке, но это только из-за того, как он сжат. Он очень равномерно распределяется, когда вы держите его в руках, и в результате ваши хорьки получаются очень мягкими и удобными.

Мы не обнаружили, что эта формула обладает большей впитывающей способностью, чем другие типы постельных принадлежностей, которые мы тестировали. Его нужно было менять каждые 5-7 дней, что примерно так же, как и обычную стружку. Тем не менее, этот продукт в несколько раз дороже тех основных древесных стружек. Из-за разницы в цене мы бы предпочли сэкономить деньги и выбрать древесную стружку, которая предлагает аналогичные характеристики.

  • 9% беспыльная формула
  • Хорошо распределяется
  • Один из самых дорогих вариантов
  • Не так много размеров на выбор

6.Натуральная свежесть Брауна! Постельные принадлежности из кукурузного початка

Все постельные принадлежности, которые мы рассмотрели до сих пор, были на древесной основе, но Brown’s Naturally Fresh! Постельные принадлежности из кукурузных початков уникальны. Это постельное белье сделано из хорошо впитывающих початков кукурузы с добавлением бумажных завитков. Это очень долговечное постельное белье, которое легко обнаружить чистым благодаря тому, как початки кукурузы слипаются.

Наша самая большая претензия к подстилке из кукурузных початков заключалась в отсутствии контроля над запахом. Он не борется с запахами, что является плохим выбором для хорьков, которые естественным образом выделяют сильные запахи.Сумка также выпускается только одного размера — 5,87 литра, что очень мало. Более того, это также очень дорого для небольшой суммы, которую вы получаете, что составляет три страйка для Naturally Fresh от Brown! Подстилка из кукурузных початков.

  • Легко моется
  • Обладает высокой впитывающей способностью
  • Очень долговечное постельное белье
  • Очень дорого
  • Доступен только в одном размере
  • Не борется с запахами

7. Подстилка из ароматизированной бумаги So Phresh

Мы предпочитаем подстилки для домашних животных, которые поставляются в различных количествах для домохозяйств с различными условиями содержания домашних животных.Тем не менее, ароматизированное бумажное постельное белье So Phresh доступно только в одном размере. За такой размер вы будете платить больше, хотя мы не думаем, что качество этого продукта соответствует высокой цене.

Тем не менее, у него есть некоторые привлекательные черты. Например, он на 100 % не вызывает аллергии и на 99 % не содержит пыли. Кроме того, он совершенно не токсичен и безопасен как для вас, так и для ваших питомцев. Когда вы закончите использовать его, вы можете компостировать или переработать его, так как он на 100% биоразлагаем.

Бумажное постельное белье So Phresh довольно мягкое на ощупь.Это кажется удобным для наших хорьков, но не лучшим образом справляется с нейтрализацией запахов, которые они создают. Через неделю с этим постельным бельем мы почувствовали их довольно сильный запах. Некоторые из других продуктов, которые мы тестировали, держались дольше, но это примерно средний показатель для контроля запаха. К сожалению, этот продукт стоит дороже среднего, поэтому мы надеялись на лучшую производительность.

  • 100% гипоаллергенный
  • 99 % отсутствие пыли
  • Биоразлагаемый
  • Доступен только в одном размере
  • Очень дорого

8.Подстилка из натуральной бумаги Small Pet Select

Первое, что привлекло наше внимание в подстилке из натуральной бумаги Small Pet Select, это то, что она была доступна в очень больших количествах. Если вы покупаете его в меньших количествах, это не самое экономичное постельное белье. Но если вы покупаете его оптом, вы можете получить его очень дешево.

К сожалению, нам приходилось заменять это постельное белье чаще, чем другие бренды. Для заполнения клеток наших хорьков потребовалось больше продукта, чем для некоторых других постельных принадлежностей.Хуже того, кажется, что он не вмещает столько жидкости, сколько другие варианты, поэтому нам нужно было опорожнить его больше. А так как контроля запаха нет, вещи стали пахнуть намного сильнее, чем мы привыкли.

  • Поставляется в очень больших количествах
  • Значительно дешевле в больших количествах
  • Дороже, чем другие варианты в меньших количествах
  • Без устранения запаха
  • Приходится заменять чаще других постельных принадлежностей

9.Постельное белье Healthy Pet L0004 Natural

Постельное белье Healthy Pet L0004 Natural — еще одно постельное белье, доступное только в одном размере — 14 литров. За этот размер вы будете платить больше, так как это один из самых дорогих вариантов, которые мы тестировали. Но он полностью биоразлагаем и пригоден для компостирования, что отлично подходит для тех, кто беспокоится об их воздействии на окружающую среду. Он также способен поглощать в три раза больше жидкости, чем его вес, что делает его одним из наиболее абсорбирующих вариантов.

Этому постельному белью мешали два основных недостатка.Во-первых, это не удобно. Он совсем не мягкий, как некоторые другие постельные принадлежности, которые мы тестировали. Вместо этого он царапает, чешется и, как правило, не та подстилка, в которой мы хотим держать наших питомцев. Хуже того, он не очень помогает контролировать запахи. В течение нескольких дней использования этого постельного белья запах начал становиться сильнее, чем нам было удобно, поэтому мы не можем рекомендовать этот продукт.

  • Биоразлагаемый и компостируемый
  • Впитывает в себя в три раза больше своего веса
  • Очень дорого
  • Доступен только один размер
  • Очень колючий и неудобный
  • Плохо справляется с запахами

10.Постельное белье с защитой от запаха Critters Comfort

Постельное белье с защитой от запаха Critters Comfort не является ужасным постельным бельем, но у него был фатальный недостаток, который мы не могли не заметить. Тем не менее, у него были некоторые желательные черты. Он сделан из кокосовой койры, которая обладает отличной впитывающей способностью и отличным уменьшением запаха. Но это также довольно дорого для суммы, которую вы получаете.

Для нас большой проблемой, которую мы не могли решить, были жуки в сумке. Хотя сначала мы их не заметили. Сначала нашим хорькам казалось, что они чувствуют себя комфортно в подстилке.Но утром одному из наших хорьков стало не очень хорошо, и его неблагоприятная реакция стала для нас знаком. Мы тщательно проверили субстрат и обнаружили в мешке кучу мелких мух. Мы немедленно прекратили использование этого продукта, так как это может быть очень небезопасно для наших питомцев.

  • Дороговато
  • Найдены мухи в сумке

Лучшая кровать для хорька

Теперь, когда вы выбрали постельное белье, подходящее для вашего пушистого малыша, возможно, пришло время задуматься о покупке новой кровати! Hepper Nest — это инновационная и единственная в своем роде кровать в форме чаши, которая сочетает в себе комфорт и поддержку с очаровательным, но современным дизайном.Внешнюю оболочку лучших можно легко очистить влажной тканью, а съемную самонагревающуюся внутреннюю подкладку можно стирать в машине. Гнездо отталкивает любую шерсть домашних животных, перхоть и запахи, что делает его идеальным выбором для хорька! Гнездо можно превратить в увлекательные игровые джунгли, когда ваш хорек ищет место, где можно спрятаться, поохотиться или забраться.

В PetKeen.com мы восхищались Хеппер на протяжении многих лет и решили получить контрольный пакет акций, чтобы получить выгоду от выдающихся дизайнов этой классной кошачьей компании!

Заключение

На рынке представлено множество подстилок для животных.Если вы похожи на нас, вы хотите, чтобы ваши хорьки спали на максимально удобной и здоровой подстилке. Мы протестировали столько постельных принадлежностей, сколько смогли, чтобы найти абсолютно лучшее, и поделились своими выводами в обзорах, которые вы только что прочитали.

Для нас лучшим выбором в целом была подстилка для мелких животных Carefresh. Он в два раза лучше впитывает влагу, чем древесная стружка, не содержит пыли и подавляет резкие запахи на срок до 10 дней!

Если вы ищете лучшее соотношение цены и качества, мы рекомендуем подстилку для мелких животных Kaytee Clean & Cosy.Это доступное постельное белье изготовлено из бумаги, одобренной Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, обладает в два раза большей впитывающей способностью, чем древесная стружка, и удерживает жидкость в четыре раза больше своего веса.

Наконец, в качестве премиального варианта с премиальной ценой мы предлагаем постельное белье Vitakraft Fresh World. Он изготовлен из 100 % переработанной бумаги, которая на 99,5 % не содержит пыли. Кроме того, он контролирует запахи на срок до 14 дней и поглощает до трех раз больше своего веса в жидкости.

Дополнительные обзоры снаряжения Ferret можно найти в следующих сообщениях:

Авторы избранных изображений: skeeze на Pixabay

Обработка бутылок — Аллентаун

БВ-65

Машина для мойки бутылок

Модульная конструкция с минимальной занимаемой площадью
Разработанная для обработки бутылок и поилочных трубок, машина для мойки бутылок BW-65 от Allentown способна обрабатывать два ящика по 18 бутылок или до 94 поилочных трубок за один цикл, занимая при этом минимально возможную площадь.BW-65 также имеет модульную конструкцию, которую можно использовать в сочетании с модулями открывания/опорожнения и наполнения/повторного закрытия бутылок, независимыми контурами промывки и ополаскивания, а также специальными форсунками для промывки.

Особенности и преимущества
  • Предназначен для обработки бутылок и сипперных трубок
  • Способность обрабатывать два ящика по 18 бутылок или до 94 сипперных трубок за один цикл
  • Независимые контуры стирки и ополаскивания
  • Специальные промывочные форсунки, опция
  • Сенсорная панель управления с индикатором состояния
  • Четыре цикла по выбору пользователя
  • Высокоэффективный цикл стирки
  • Конструкция разделительного бака для промывки при постоянной температуре и давлении
  • Малый размер
  • Модульная конструкция, которую можно использовать в сочетании с модулями для открывания/опорожнения и наполнения/закрывания бутылок
  • Габаритные размеры – версия CE:
    • 710 Ш x 1990* В x 870 Г (мм)
    • 27.95 Ш x 78,35* В x 34,25 Г (дюйм)
  • Габаритные размеры – версия UL:
    • 710 Ш x 2060 В x 1010 Г (мм)
    • 27,95 Ш x 81,10 В x 39,76 Г (дюйм)
  • Полезные размеры камеры:
    • 540 Ш x 380 В x 505 Г (мм)
    • 21,26 Ш x 14,96 В x 19.88 Д (в)

Скачать техпаспорт

Вы кошка, свинья, овца или хорек?

Нет никаких сомнений в том, что на слабом рынке автострахования настали трудные времена.

  


 

Мы видели, как рынок сокращается, и цены падают быстрее, чем когда-либо за последние четыре года, под любым внешним влиянием, включая изменение ставки в Огдене и первые два национальных карантина.

 

Две трети брендов прямо сейчас снижают цены на PCW, что немного похоже на гонку на выживание. Конечно, это гораздо сложнее, чем это. Страховщики находились под огромным давлением, требующим сбережений от меньшего количества претензий, давлением со стороны FCA, пытающимся запретить колебание цен при обновлении и принудительно применять торговлю по справедливой стоимости, а также давлением более широкого экономического спада после COVID, пытающегося предсказать и отреагировать на него. изменение потребительского поведения и стиля вождения.

 

В Consumer Intelligence мы наблюдаем целый ряд стратегий в ответ на эти обстоятельства и причины этого падения цен, и мы выделили четыре отдельные группы и модели поведения страховщиков: кошки, свиньи, овцы и хорьки.

 

Так кто ты?

 

Кошки

Выберите свои сражения

 

Кошки уверены, что находятся в правильном ценовом положении, они знают, как выиграть и когда выиграть, и они готовы свернуться калачиком, аккуратно подогнуть ноги под себя и переждать, а не торговаться. перемены.Объемы и общая рыночная цена на них не повлияют; они будут следовать своей стратегии и вступать в битву, когда это необходимо.

 

Синим цветом показан реальный бренд Cat в качестве примера и взаимосвязь между ценовой динамикой и конкурентной долей. Этот котенок решительно вступил в новый год со значительным снижением цен и соответствующим повышением своей конкурентоспособности. Подходя к концу квартала, они явно довольны тем, что поймали, достигли целей, и собираются расслабиться, умыться и вздремнуть, а не пытаться дальше следовать за рынком.

 

Свиньи

Объем чеканки

 

Свиньи голодны, они хотят стать больше и съедят практически все. Они гонятся за объемом прямо сейчас и получают как можно больше заказов до того, как произойдут новые изменения — например, руководство FCA по практике ценообразования в конце этого года.

 

Зеленым цветом показана группа, которая увидела возможность и действительно воспользовалась ею в марте, снизила цены и сделала все правильно, что отразилось на их конкурентной позиции.

 

Особенность Свиней в том, что они умны, а еще они могут пронюхать трюфели… Именно они пробираются на новые рынки и первыми удовлетворяют новый и меняющийся спрос. Мы видели множество инвестиций на рынке от новых игроков и известных брендов с предложениями по расширению, представляющими такие вещи, как базовые или основные продукты, основанные на использовании.

 

В результате мы также наблюдаем увеличение числа брендов, появляющихся в виде PCW, которые просто не являются частью картины в области страхования жилья.

 

Овцы

Стадо и надежда

 

Овцы следуют тому же, что и все остальные, и делают то же самое. Они, конечно, не глупы, потому что в стае определенно есть безопасность, даже если по определению вы всегда будете немного отставать от кривой изменений. Они увидели, как ставки упали с рынка, они увидели, что их конверсии упали, и теперь они выдерживают дальнейшие изменения, не отставая от конкурентов и следуя за толпой.

 

Наш желтый бренд не уверен в агрессивной дефляции, но ему пришлось сохранить свои позиции на рынке, и мы с неохотой делаем то же, что и все остальные, пытаясь переждать его.

 

Хорьки

Проворные грузчики

 

Хорьки могут включить шестипенсовик и броситься в совершенно новом направлении в мгновение ока. Это стратегия, согласно которой бренды не выходят на рынок полностью, а думают наперед, выбирая области знаний и возможности и следуя за своим носом умно и быстро.

 

В красном углу у нас есть страховщик, который явно уверен в себе и немного опережает кривую. Они агрессивны в отношении цен, но в рамках своей собственной конкурентной позиции и готовы к изменениям. Они участвуют в рынке, но не берут на себя слишком много конкурентного риска, наблюдая и ожидая, подергивая усами.

 

Так кто же поступает правильно, а кто неправильно?

 

Ну, никто.

 

Сегодня на рынке так много неизвестного, так много влияний и так много ежедневных колебаний, что нет правильного и неправильного — лучшее, что может сделать большинство брендов, — это просто сделать ВАС.

 

Если и есть животное, которому можно подражать, то это, вероятно, хамелеон, который достаточно адаптируется, чтобы переключаться между стратегиями — и мы видели, как это делают некоторые бренды, переходя от свиньи к овце, от хорька к кошке.

 

Что мы знаем точно, так это то, что рынок не будет оставаться вялым вечно — или даже до конца этого года. Новые изменения не за горами, и ВСЕ бренды должны быть готовы к ним.

 

Чтобы узнать больше об этих стратегических профилях и прогнозах Consumer Intelligence относительно будущего рынка, посмотрите вебинар Hard Times in the soft market или свяжитесь с нами.

 


Воспользуйтесь всем интересным контентом, который вы пропустили

Знаете ли вы, что теперь у нас есть центр вебинаров?

Это центральное место на нашем веб-сайте, где вы можете просмотреть архив вебинаров Consumer Intelligence и получить доступ (бесплатно) ко всем нашим прошлым записям, презентациям и дополнительному медиаконтенту.

Определите темы, которые важны для вас, и наверстайте упущенное в любое удобное для вас время.

 

 

Не просто создайте лучшую мышеловку

Технологии персистентности, позволяющие обойти защиту конечных точек, существуют уже давно.Недавно выпущенный Boothole (CVE-2020-10713) — еще один тому пример. Так почему же так много говорящих в области безопасности продолжают предписывать постепенные улучшения в дополнение к тем же самым старым решениям для решения этой проблемы? Пришло время переосмыслить Обнаружение и Реагирование и использовать данные из единственного источника, который злоумышленники не могут обнаружить или обойти — из сети.

Для групп продвинутых постоянных угроз (APT) нет ничего необычного в том, чтобы преследовать серверы Linux в среде в качестве точки сбора и эксфильтрации.Вишенкой на торте является возможность сохранять постоянство на этих серверах даже после переустановки ОС. Одна из таких уязвимостей под кодовым названием Boothole была недавно обнаружена исследователями Eclypsium. Эта уязвимость в загрузчике GRUB2, используемая большинством систем Linux, может использоваться для выполнения произвольного кода во время процесса загрузки, даже если включена безопасная загрузка. Злоумышленники, использующие эту уязвимость, могут установить постоянные и скрытые буткиты или вредоносные загрузчики, которые могут дать им почти полный контроль над устройством-жертвой при переустановке ОС.

Средства обнаружения конечных точек работают выше этого уровня, что делает их скрытыми от действий злоумышленника. Единственный подход к обнаружению и вытеснению злоумышленников, использующих такие методы, — это просмотр сетевого следа, который они оставляют, когда они удаленно управляют устройством. Неудивительно, что исследование BlackBerry назвало это десятилетие «Десятилетием троянов удаленного доступа (RAT)».

Итак, как мы можем обнаружить RAT, используя сетевые данные? Секрет кроется в моделировании угроз поведения. Проанализировав многочисленные образцы RAT, команда Vectra по обнаружению угроз выявила различия в схемах связи для RAT-коммуникаций по сравнению с обычными.

Рассмотрим следующий пример графиков временных рядов для данных, переданных во время двух сеансов TCP. Первый сеанс TCP представляет собой трафик для RAT, а второй — обычный интернет-трафик. Во временном ряду RAT вы можете увидеть всплески полученных байтов, за которыми следуют отправленные байты. Эти чередующиеся всплески представляют собой команды, исходящие от внешнего злоумышленника, и ответ зараженного хоста. Если сравнить это с обычным трафиком сеанса TCP, то разница очевидна. В реальных сетях эти различия практически невозможно различить человеку, учитывая огромный объем данных, тонкость различий в коммуникации и тот факт, что связь осуществляется в рамках одного TCP-сеанса, который может быть зашифрован.

В то время как люди будут изо всех сил пытаться увидеть различия, когда они смотрят на реальный трафик, модели ИИ, которые видели тысячи образцов, преуспевают в этом различии. В частности, архитектура глубокого обучения, известная как рекуррентные нейронные сети с долговременной памятью (LTSM), которые сохраняют «память» с течением времени, была специально разработана для работы с этим типом данных. Применяя модели искусственного интеллекта на основе LSTM для поиска шаблона связи RAT в сетевых данных, их можно обнаружить в режиме реального времени с высокой точностью на основе наблюдаемого поведения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.