Сколько успешных отстрелов было проведено в барокамере: Сколько успешных отстрелов было проведено в (см.)?

Содержание

ГКБ №1

   

Гипербарическая оксигенация — метод применения кислорода под повышенным давлением для лечения большого количества заболеваний:

  • патология беременности
  • сахарный диабет
  • заболевания сосудов
  • длительно незаживающие раны
  • язвенная болезнь
  • аутизм у детей
  • декомпрессионная болезнь
  • спаечная кишечная непроходимость и т.д.

Отделению гипербарической оксигенации ГКБ №1 более 30 лет. Треть века пациенты специализированного отделения имеют возможность оценить высокую эффективность метода, который заключается в насыщении организма кислородом под повышенным давлением в специальных барокамерах.

За эти годы было проведено 68 тысяч сеансов! В уникальном для города и области отделении ГБО помогают всем от рождения до 92 лет (именно столько было самому старшему пациенту). В год почти 500 человек получают курс оздоровления.

Основателем отделения ГБО считается врач Виктор Борисович Артемов, которому впоследствии удалось ввести этот метод и в двух других больницах. Сегодня там работают 5 человек: 2 врача, медсестра, санитарка и инженер, который помогает поддерживать 3 барокамеры в рабочем состоянии и осуществлять их технический ремонт. Каждый год здесь расширяют список помощи при различных патологиях. Например, в последние годы в отделении разработали целую методику оказания помощи женщинам, готовящимся к процедуре ЭКО. Также постоянные посетители — будущие мамы. По направлению доктора они обращаются с гипоксическими поражениями, внутриутробной гипоксией плода, нарушением кровотока и после курса лечения получают хорошие результаты.

Но все же главные посетители специализированного отделения — пациенты стационара ГКБ № 1. Осложнения сахарного диабета, облитерирующий атеросклероз с длительно незаживающими ранами, спаечная кишечная непроходимость – все это показания для барокамеры. Порой достаточно одного сеанса, чтобы пациента через несколько дней опустить домой без оперативного вмешательства.

Возглавляет работу отделения врач высшей квалификационной категории, председатель регионального отделения Всероссийской ассоциации специалистов в области гипербарической медицины Елена Юрьевна Языкова. 

В среднем курс может составлять от 1 до 10 сеансов и начинается только после осмотра и консультации врача, так как возможны противопоказания. В день лечение в барокамере проходят 4-5 человек. Экстренные больные получают лечение сразу же. На протяжении всего сеанса за пациентом ведется постоянный контроль.  

Не так давно специалисты отделения гипербарической оксигенации МАУЗ ОТКЗ ГКБ №1 получили благодарность от уполномоченного по правам ребенка Маргариты Павловой на региональном форуме «Особые семьи» за работу с детьми.

Отделение ГБО находится на первом этаже хирургического корпуса ГКБ №1 (ул. Воровского, 16).

Часы работы: 8-00-16-00 часов с понедельника по пятницу, технический перерыв – 12-00-13-00. Консультации – до 15-00.

Телефон: 8 (351) 728-48-84.

         
          

Яздовский4

ГЛАВА 1. НАЧАЛО РАБОТ ПО КОСМИЧЕСКОЙ БИОЛОГИИ И МЕДИЦИНЕ. РАЗРАБОТКА ПРОГРАММЫ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

1.2. Первый этап научных исследований при полете животных на ракетах Р-2А

В повседневной целеустремленной работе пролетела зима 1950-1951 года, наступило лето. Незаметно прошло и лето. На исходе его началась подготовка экспедиции на полигон. В июле-августе 1951 года коллектив научных сотрудников и инженеров, возглавляемый мной, и коллектив конструкторов, инженеров и рабочих, возглавляемый Сергеем Павловичем, сосредоточились на полигоне. Началось опробование всех систем ракеты и ее головной части по строгому графику испытаний. Четкости и организованности испытаний немало способствовали усилия испытателей под руководством Александра Григорьевича Мрыкина и, безусловно, обаяние и тактичность председателя комиссии по испытаниям академика Анатолия Аркадьевича Благонравова.

Дружеская и теплая обстановка в коллективе научных работников, конструкторов, испытателей, инженеров и рабочих, взаимовыручка и поддержка обеспечили успех выполнения программ испытаний и исследований при подготовке к ракетному полету животных Прибытие экспедиции медицинских научных работников, конструкторов, инженеров и рабочих, участвующих в подготовке ракетного полета животных, вызвало живой интерес у работников полигона. Особым вниманием пользовались четвероногие космонавты. Животные и лаборатория экспедиции разместились в большом монтажном корпусе, где для собак было выделено специальное помещение. Общее руководство службами полигона и обеспечение испытаний осуществляли Александр Григорьевич Мрыкин и Николай Николаевич Смирницкий. От Министерства обороны СССР нам помогал Юрий Александрович Мозжорин, Керим Алиевич Керимов и другие.

Непосредственно на местах о нас заботились работники полигона Андрей Григорьевич Карась и Александр Иванович Носов. Вся работа велась строго по графику, утвержденному Сергеем Павловичем Королевым. Была создана также Государственная комиссия под председательством академика Анатолия Аркадьевича Благонравова. Для организации поисков после приземления ракеты и транспортных нужд нам была придана воинская авиационная часть.

Каждый день прибывали новые медики, конструкторы, инженеры и рабочие. Чувствовалось по всему, что готовится небывалое событие. Все коллективы работали с подъемом.

В монтажно-испьггательном корпусе наше хозяйство отделялось от участка монтажа сетками. Через сетки видны были собаки, которые ничуть не смущались в необычной обстановке. И солидные взрослые работники полигона, и прибывшие сюда в командировку одолевали нас, как дети. Их интерес к собакам, закармливание приняли такие размеры, что пришлось вывешивать специальный приказ, запрещающий беспокоить животных.

На полигоне тренировки шли по графику. Регистрировались фоновые показатели. За нашей работой и полученными результатами пристально следили Анатолий Аркадьевич Благонравов и другие члены Государственной комиссии, Валентин Петрович Глушко, Николай Алексеевич Пилюгин, Александр Григорьевич Мрыкин. Они прямо в лаборатории проводили обсуждение результатов испытаний. Тут же устранялись выявленные недочеты, намечались программы на следующие дни. Часто приезжал Сергей Павлович Королев, обязательно присутствовал на наших испытаниях, спрашивал — когда же?

Вопрос этот витал в воздухе, и на одном из обсуждений были определены сроки первых стартов. Программа предусматривала шесть пусков ракет до высоты 100 километров с животными на борту в течение июля, августа и сентября 1951 года. Устанавливался распорядок, строго обязательный для всех. Каждый сотрудник знал свое место и обязанности в предпусковой период, во время пуска и поисков приземлившейся головной части ракеты с животными, при вскрытии герметической кабины и в момент доставки животных и научного материала в лабораторию монтажно-испьггательного корпуса полигона.

На предпусковом заседании Государственной комиссии я рассказал об уникальности эксперимента и просил еще раз не допускать на место приземления никого, кроме сотрудников, к которым собаки привыкли. Со мной все согласились.

Модифицированная ракета Р-2А (В2) перед стартом 
(1951 г.)

Не могу не сказать здесь об академике Анатолии Аркадьевиче Благонравове. Генерал-лейтенант, дважды Герой Социалистического Труда, выдающийся ученый в области артиллерии, он был обаятельным мягким человеком, который умел слушать, уважать мнение других. Прежде чем принять решение о пуске, председатель Государственной комиссии выслушивал мнения представителей смежных наук, опрашивал геофизиков, несколько раз теребил меня: «Ну, как, все взвесили? Не торопитесь, лучше задержать пуск на день-два». Работая неторопливо, интеллигентно, мягко, он, тем не менее, смог очень четко организовать работу на всех этапах.

Наконец день пуска был определен решением Государственной комиссии. Накануне одноступенчатую ракету вывезли на стартовую площадку и установили вертикально на пусковом столе. Вокруг нее хлопотали специалисты.

Завтра, в день пуска, мы привезем сюда своих животных. Но кому из четвероногих друзей поручить первый полет? Сходимся во мнении, что первыми в космос отправятся Дезик и Цыган, продемонстрировавшие спокойствие и выносливость во всех испытаниях.

Надо сказать, что на полигоне нам завидовали, потому что Сергей Павлович больше всего времени уделял нашей группе. Чтобы мы были к нему еще ближе, он распорядился прикрепить нас к столовой, где кормили высшее начальство. За стол обычно садился с нами и сразу: «Как дела, что нового?» Я поражался, как все сведения он умел подвести к полету человека.

Очень любил Королев собак. Постоянно расспрашивал об их самочувствии, а приходя в лабораторию, ласково трепал их, гладил. На полигоне было жарко, собаки пили много воды. В обязанности солдат, охраняющих вольеры, входило обеспечение животных водой. Однажды, проходя мимо, Сергей Павлович увидел, что миски пустые. Он страшно рассердился, приказал посадить «на губу» нерадивого солдата, а сюда подобрать такого, который любит животных.

В столовой во время обеда я сообщил Сергею Павловичу, что завтра полетят Дезик и Цыган, на которых мы очень надеемся. Он молча кивнул головой.

Раннее утро 22 июля 1951 года. Солнце еще не взошло. Столь раннее время старта объясняется тем, что перед восходом воздух особенно чист, наблюдение и ведение ракеты осуществляется легче. Тогда еще не было средств ведения, поэтому важно было, чтобы солнце из-за горизонта освещало ракету. Члены Государственной комиссии и руководители эксперимента незадолго до этого посетили виварий, чтобы увидеть подготовленных к полету, отделенных от других собак Дезика и Цыгана. Наблюдаем, как полным ходом идут последние предпусковые приготовления. Люди трудятся на площадке с «трех часов ночи. Ракета, окрашенная в белый цвет, подсвечивается прожекторами. Волнующее, незабываемое зрелище! Сколько запусков пришлось мне пережить, а ничто не может сравниться с тем, первым.

Дезик и Цыган накормлены легкими, но калорийными продуктами: тушеным мясом, хлебом, молоком. Они свободно чувствуют себя в одежде, оснащенной датчиками. Регистрируется частота их пульса и дыхания. Полностью экипированные, зафиксированные в лотках животные ведут себя спокойно. Молодцы Дезик и Цыган, не зря целый год тренировались!

За час до старта я с механиком Воронковым поднимаюсь по лестнице на верхнюю площадку ракеты, напротив входного люка герметической кабины. Проверяем оборудование. Затем принимаем Дезика и Цыгана на лотках, устанавливаем их на свои места, закрепляем специальными замками. Подсоединяем все разъемы от датчиков на собаках к бортовой системе передачи информации. Заключительная операция на верхнем мостике ракеты — включение регенерационной установки и задраивание люка. Не удержался я: перед тем как закрыть крышку, поласкал собак и, будто они могли понять, пожелал им вернуться с победой.

Может возникнуть вопрос, почему я лично занимался всеми этими операциями наверху, перед стартом. Это было вменено мне в обязанность по требованию Сергея Павловича. По его предложению в решении Государственной комиссии было записано: «Окончательное оснащение и проверка перед стартом возложены лично на Яздовского В.И». Сергей Павлович не раз говорил, что доверяет мне: «А вдруг он чужих рук не послушается? Нет, я человек суеверный, полезай сам!» Приходилось часа полтора до старта, пристегнувшись ремнями, выполнять все операции самому. Мне это было понятно: мы сами всегда стремились своими руками проверить, прощупать каждый замок не потому, что не доверяли другим, просто так спокойнее.

Спустились мы с Воронковым с верхней площадки, я доложил Королеву, что все в порядке. Он молча обнял меня и предложил всем пройти в блиндаж. До пуска 20 минут. Моим коллегам-медикам очень хочется увидеть старт, услышать гул двигателя, и мы залегли в капониры, оставшиеся здесь со времен Великой Отечественной войны. Минут за семь до появления солнечного диска над горизонтом включается двигатель ракеты, она окутывается морем огня и дыма и, наконец, отрывается от пускового стола. И вот уже маленькой звездочкой мчится в лучах восходящего солнца, несет в неизвестные дали наших питомцев. Что ждет их там?

Утро занималось тихое, ясное — казалось, природа к чему-то прислушивается, чего-то ждет. А уж как ждали мы! Академик С.А.Христианович опять скептически заметил, что вряд ли животные выдержат. Но я почему-то был уверен в успехе.

Минут через десять-пятнадцать после старта на горизонте показался белоснежный парашют, на котором спускалась головная часть ракеты. Все, кто увидел его, бросились к месту возможного приземления. В один миг были забыты все мои просьбы и увещевания! Увидеть первопроходцев космоса хотели все. Счастливчики, первыми достигшие кабины, уже смотрели через иллюминатор. Слышны были их громкие крики: «Живые, живые!»

Старт ракеты (модификация ракеты Р-2А (В2))
(1951 г.)

Виталий Иванович Попов и Александр Дмитриевич Серяпин открыли люк, отсоединили штекеры датчиков, выключили систему регенерации воздуха и вытащили животных на лотках из кабины. Когда их раздели, Дезик и Цыган стали бегать, прыгать, ласкаться к своим экспериментаторам, явно игнорируя всех остальных. Весь их вид выражал довольство, хвосты работали не переставая, и вслед за «хозяевами» они пошли к автомашинам и уселись на свои места.

Кавалькада машин, минуя пусковую площадку, направилась к монтажному корпусу. Дезика и Цыгана сразу же тщательно обследовали. Никаких сдвигов в физиологическом состоянии у животных не нашли. Встречаясь друг с другом, сотрудники разных служб передавали из уст в уста: у собак все нормально! Но еще в течение нескольких дней к их вольеру было настоящее паломничество: каждый хотел своими глазами посмотреть на первых космонавтов.

Анализ данных полета убедил нас, что надо продолжать эксперимент ради накопления научных данных, ради статистической достоверности материала. Но уже легче было убеждать скептиков, уже увереннее звучали слова «космос», «космическая биология». Примерно в это же время в США на ракете «Аэроби» весом 60 кг на высоту до 70 км были запущены 3 особи белых мышей с аппаратурой, обеспечивающей их жизнедеятельность и способной регистрировать отдельные моменты поведения животных в полете. Мы почувствовали себя намного увереннее, намного ближе к главному старту, о котором мечтали все.

Радость Сергея Павловича и всех других исследователей и инженеров после первого полета четвероногих космонавтов искала какого-то выхода. И вот он дает команду: всем собираться на рыбалку! Обещана уха с пивом. Выехали на рассвете на машинах человек двести. Часам, к одиннадцати утра наловили не один десяток килограммов. Королев, как мальчишка, помолодевший, веселый, азартно рыбачил, давал поварам указания, как приготовить отменную уху. Подвезли две бочки пива. Расположились прямо на берегу речки Солянки. Обед получился знатный. Отдохнувшие, снявшие колоссальное напряжение предпусковых дней и ночей люди благодарили Сергея Павловича, преподнесшего им такой подарок.

Между тем подготовка ко второму пуску шла полным ходом. Лететь должны были тот же Дезик и Лиса. Заманчиво было получить информацию от Дезика второй раз. Остаются ли в организме следовые реакции на напряжения, имевшие место в первом полете? Проявляется ли в организме животного состояние, когда патологические сдвиги накапливаются в количественном и качественном отношении, иными словами — не кумулируются ли болезненные состояния?

В экспериментах и тренировках была подтверждена готовность к полету Дезика и Лисы, их фоновые показатели удовлетворяли нас. Подготовка шла гладко, без изменений. Аппаратура работала нормально. Распорядок и программа второго полета ничем не отличались от предыдущего. 29 июля 1951 года предстояло повторить эксперимент, прокладывавший дорогу в космос человеку.

На месте приземления первых четвероногих космонавтов.
На снимке (слева направо): В.И.Яздовский, С.А.Христианович, И.Ф.Тевосян,
С.П.Королев, Н.А.Лобанов, А.А.Благонравов, В.И.Вознюк.
С животными: В.И.Попов, А.Д.Серяпин 
(1951 г.)

Подготовка к полету была закончена за час двадцать минут до старта. Снова я завинтил крышку люка на верхней площадке, доложил Королеву о готовности. Вместе с Покровским и Серяпиным мы укрылись в капонире и стали ждать старта. Как и в первый раз, все шло точно по графику.

На восемнадцатой минуте после пуска мы рассчитывали увидеть парашют. Но его все не было. Самолетам была дана команда начать поиск приземлившейся головной части ракеты с животными. В поиск включилась и команда на автомашинах. Примерно через полчаса с одного из самолетов получили сигнал, что кабина обнаружена, и координаты места приземления. Автомашины с научными сотрудниками направились туда.

Оказалось, что головная часть ракеты падала свободно, а парашют остался нераскрытым в контейнере. Ударившись о землю, кабина разрушилась и животные погибли. Но информацию с автономных самописцев и пленку мы получили, так как они находились в бронекассетах.

Комиссия по расследованию причин гибели животных пришла к заключению, что вибрации привели к нарушению нормальной работы барореле — специального прибора, обеспечивающего ввод парашютной системы. Надежность остальных агрегатов и система подготовки животных сомнений не вызывали. Понимая, что без отдельных неудач в таком большом, сложном новом деле обойтись трудно, комиссия рекомендовала устранить дефекты в конструкции барореле, чтобы перейти к следующему этапу.

Цыгана решено было больше в полет не посылать, а сохранить для исследования отдаленных результатов космического путешествия. До самой смерти жил Цыган у академика Благонравова дома, и никаких отдаленных патологических изменений у него не отмечали.

В качестве новых космонавтов выбрали Мишку и Чижика. Полет назначили на 15 августа 1951 года. Ночью исследователи с животными и аппаратурой перебазировались из монтажного корпуса на пусковую площадку. Внимательно и четко проделали мы все операции. Собаки вели себя спокойно, верилось, что расстаемся ненадолго. Когда через 18 минут после старта на горизонте показался парашют, из нашего капонира раздалось мощное «ура!» Несмотря на запреты, само же начальство в первую очередь устремилось к месту приземления: всем не терпелось убедиться, что полет удался.

Собаки, освобожденные от одежды и датчиков, вели себя так, будто не пережили только что огромных перегрузок. Активные, ласковые Мишка и Чижик заняли свои места в машине, а их поведение в виварии не отличалось от обычного. Животные пользовались всеобщей любовью, ведь их полет ободрил всех, вселил надежду.

Кандидатами для четвертого полета стали Смелый и Рыжик, прошедшие полный курс подготовки в лаборатории в Москве. Здесь предстояло приучить их к герметической кабине, чтобы снять возможные напряжения, возникающие в необычной обстановке. Как правило, кандидатов в полет содержат отдельно и выводят на прогулку с осторожностью, чтобы другие животные их не травмировали. Точно так обстояло дело с Рыжиком и Смелым.

И вот 17 августа днем Смелый во время прогулки сорвался с поводка и убежал в степь. Что встретится ему в степи? Не потеряем ли мы оттренированное животное? Опасения росли, потому что найти Смелого не удавалось. Стемнело. Мы приуныли: не ожидали такого сюрприза. Ведь собаки подбираются по парам, у них тоже есть психологическая совместимость, важно, чтобы они дружили. Кем заменить Смелого? Хорошо, что Рыжик был спокойный, со всеми уживался. Кого дать ему в пару?

Решили на следующий день, 18 августа, подобрать пару Рыжику, а про побег Смелого пока никому ничего не говорить. Велико же было наше изумление, когда утром мы увидели Смелого, который с виноватым видом стал ласкаться к экспериментаторам. Сразу же поместили обеих собак в герметическую кабину. Надо было определить, не растерял ли Смелый за время путешествия в степи необходимые навыки. Обследование показало, что физиологическое состояние собаки не изменилось, рефлексы сохранились.

Четвертый старт состоялся 19 августа 1951 года. Утро снова было как по заказу: тихое, солнечное. Но оно стало еще прекраснее, когда мы увидели парашют. На месте приземления было все нормально. Смелый, чувствуя свою вину, вел себя дисциплинированно и больше не убегал в степь. При самом тщательном обследовании нарушений в поведении и состоянии здоровья «космонавтов» не обнаружили.

У нас накапливались многочисленные данные, на основе которых можно было составлять программу для тренировки и полета человека. Оставались два пуска из запланированных шести, а картина уже была ясна.

В пятый полет отправлялись Мишка и Чижик, которых можно было назвать «ветеранами космоса». Повторное пребывание в герметической кабине не вызвало у них никаких отрицательных реакций. Они охотно участвовали в эксперименте, всем своим видом показывая, что условия полета вполне переносимы. Иначе разве шли бы они с удовольствием в кабину?

Пятый полет был назначен на 28 августа 1951 года. Для поддержания давления в кабине устанавливаем пружинный автоматический регулятор давления. Помним, что Королев требует постоянного усложнения экспериментов, чтобы приблизить полет человека. Регулятор прошел наземные испытания с отличной оценкой. Как он поведет себя в космосе? Механизм его действия основан на следующем. При повышении давления в кабине игла регулятора отжимается и открывает отверстие в стенке кабины. Избыток газовой смеси выходит в открытое космическое пространство. При нормализации давления игла перекрывает отверстие в стенке кабины.

Старт и приземление прошли как обычно, по разработанной программе, но, вскрыв люк, мы обнаружили, что собаки погибли. В чем дело? Анализ обстоятельств гибели животных показал, что игла-регулятор давления не перекрыла отверстие в стенке кабины, произошла разгерметизация и животные погибли от недостатка кислорода. Обратный ход иглы при вибрациях оказался недостаточно надежным. Но информация эта, несмотря на неудачу, представлялась ученым очень ценной. Конструкторы убедились, что пока придется отказаться от регулятора давления. При подготовке шестого полета, вместо регулятора в стенке кабины просверлили отверстие, диаметр которого был точно рассчитан на стравливание газовой смеси при избыточном давлении.

Завершающий пуск на первом этапе ракетных полетов — 3 сентября 1951 года. «Космонавтами» назначены Непутевый и Рожок. Накануне проведена последняя тренировка животных, сняты фоновые показатели физиологических функций. Перед выездом на стартовую площадку я прошу привести собак. Чувствую какое-то волнение среди сотрудников, беготню. Что случилось? Рожок исчез! Клетка закрыта, Непутевый на месте, а Рожка нет. Времени для поисков тоже нет: пора отправляться на полигон. Службы уже готовят ракету к пуску. Через 2 часа мы должны поместить собак в кабину, задраить люк, доложить о готовности. Вот так фокус!

Неожиданно возникла мысль взять неподготовленную собаку. Около столовой всегда можно найти бездомных дворняг. Прошу подыскать среди них собаку, подходящую по массе, спокойную, светлой масти. Выбираем такую собаку из нескольких, сообща даем ей имя ЗИБ — запасной исчезнувшего Бобика. В суматохе даже не разобрались, что ЗИБ, в сущности, щенок — это выяснилось после полета.

На полигон прибыли без опоздания, в срок уложились со всей программой. Докладывая Сергею Павловичу о готовности, я слукавил: не упомянул о замене Рожка ЗИБом. Не хотелось иметь лишних разговоров, нервотрепки. Но приземления ждал с нетерпением и беспокойством: как он там, запасной исчезнувшего Бобика?

Наверное, ни одна собака не доставила нам столько радости, сколько этот самый ЗИБ. Он перенес путешествие замечательно! То, что в космос слетала неподготовленная собака, щенок, и хорошо перенесла все факторы полета, представляло значительный интерес для науки, укрепляло наши позиции.

Потом, когда Сергею Павловичу стало известно о нашей «подтасовке», он совсем не рассердился, а сказал с теплотой в голосе: «Да на наших кораблях в космос скоро будут летать по профсоюзным путевкам — на отдых!» Этот мотив в разных вариантах я слышал от него много раз.

Жили мы на полигоне в вагончиках, вечерами ходили друг к другу в гости. Сергей Павлович нас, как я уже говорил, любил особой любовью, поэтому часто приглашал к себе. В его вагончике всегда был коньяк — сам не пил, но на стол выставлял. В один из таких вечеров, после завершения программы, Сергей Павлович нарисовал нам (со мной был Александр Серяпин) красочную картину: «Представьте, — говорит, — себе, что через десяток-другой лет на берегу Волги выстроен космодром. И люди с него запросто, как на электричке за город, отправляются в космос. По путевке — на Венеру. И вы оба, с женами и детьми, летите в отпуск на Марс! И не заметите старичка у кассы в уголке. А это буду я».

Да, можно было мечтать, шутить, смеяться, потому что на душе — радость от удавшегося дела. И гордость: впервые в истории человечества советские люди приблизили самые невероятные вымыслы фантастов.

Первые полеты собак на ракетах стали реальным шагом на пути освоения космоса. В числе отмеченных Государственными премиями я с удовлетворением прочел кроме своего имени имена моих дорогих коллег Алексея Покровского, Виталия Попова, Александра Серяпина.

Летным экспериментам с полетом животных на ракетах Р-2А предшествовали эксперименты в барокамере, при испытаниях на самолетах со сбросом головной части ракеты и испытания парашютной системы кабины животных. Прошедшие успешно испытания позволили надеяться на положительные результаты полетов ракет с животными.

Всего по программе первой серии экспериментов было проведено 6 пусков ракет Р-2А с животными и со всем комплексом научной аппаратуры. Исследования были выполнены на 9 животных, из которых 3 животных побывали в полете дважды. Из 6 пусков ракет 2 полета закончились гибелью животных из-за конструктивных недоработок отдельных элементов ракетной системы.

У животных, которые отправлялись в полет на ракете второй раз, никаких следовых явлений от первого полета на ракете выявить не удалось. Поведение животных перед полетом было обычным.

Максимальная высота полета ракеты составляла 100,8 км, максимальная скорость полета — 4212 км/ч, перегрузки достигали 5,5 ед. Содержание углекислоты, кислорода в воздухе герметической кабины было в пределах заданных величин. Температура воздуха в герметических кабинах в полете была, несколько выше расчетных величин и находилась в зависимости от высокой температуры окружающего воздуха на Земле перед стартом ракеты.

Поведение животных в полете, состояние их отдельных физиологических функций существенным образом не отличались от исходных. Имевшие место отклонения были обусловлены высокой температурой воздуха перед стартом ракет и тряской при свободном падении головной части. Эти отклонения в поведении животных находились в допустимых физиологических пределах. Отклонения от нормального поведения и патологические изменения в состоянии физиологических функций животных после полета и в последующие дни и месяцы не отмечались. Выработанные ранее условные рефлексы у животных после полета сохранялись в полном объеме.

В то лето погибли 4 собаки. Несовершенство техники погубило их. Жалко: добрые, славные псы, прошедшие полную тренировку. Погибая, собаки спасали человеческие жизни. Ведь недаром академик И. И.Павлов поставил им памятник. Тем, которые погибали в его лаборатории, и этим разведчикам космоса. Эксперименты на животных завершили первый этап изучения возможности полета человека на ракете. В результате проведенных исследований на первом этапе:

— впервые был решен вопрос выживаемости и жизнедеятельности животных в герметической кабине малого объема при полете на ракете до высоты 100,8 км и скорости до 4212 км/ч;

— герметическая кабина малого объема с системой регенерации воздуха обеспечила жизненно необходимые условия в полете на ракете для пребывания 2 собак в течение 3 часов. Содержание кислорода в воздухе кабины колебалось от 21 до 46%, а углекислоты — до 1,5%;

— факторы внешней среды, имевшие место в полете на ракете, были в пределах величин, нормально переносимых животными;

— в поведении, общем состоянии и в состоянии отдельных физиологических функций животных в полете на ракете, после полета и в последующее время расстройств не наблюдалось;

— разработанные и примененные кинографический и осциллографический методы дали возможность в условиях полета ракеты зарегистрировать частоту и глубину дыхания, кожную температуру, общее состояние и поведение животных, а также факторы внешней среды;

— система спасения головной части ракеты обеспечивала (в случае ввода ее) надежный спуск и приземление животных и приборов.

После проведения первого этапа исследований возможность полета на ракете в верхние слои атмосферы стала более реальной.

Предстояло еще решить целый ряд вопросов:

1) как обеспечить сохранение жизни при условии разгерметизации кабины на большой высоте;

2) как обеспечить спасение в полете в случае неотделения головной части — герметической кабины от корпуса ракеты;

3) как обеспечить спасение в случае аварийной ситуации в полете при различных скоростях полета;

4) каково будет влияние внешней среды на живой организм при более длительном пребывании на высоте.

Необходимо было приступить к углубленным исследованиям влияния невесомости, ускорений, космических лучей и других факторов полета на ракетах на организм животных.

Были проработаны и рассмотрены конструктивные предложения по обеспечению исследований второго этапа полета на ракете с целью получения ответов на поставленные выше вопросы. Остановились на одном предложении, излагаемом ниже.

Исследования второго этапа решено было проводить на ракете Р-2А, отсек для размещения двух животных и оборудования выделялся тех же размеров, т.е. 0,28 м3. Коль скоро для целей исследования мы считали необходимым на определенных высотах покидать головную часть ракеты, то отсек решили изготовлять негерметическим.

Таким образом, в задачи исследований на втором этапе входило:

— изучить выживаемость и жизнедеятельность животных при полете на ракете и катапультировании из нее;

— приступить к изучению влияния более длительного состояния невесомости, космических лучей и других факторов среды на организм животных;

— изучить возможность обеспечения безопасности полета и создания жизненно необходимых условий животным при помощи безмасочных скафандров;

— изучить возможность покидания ракеты животными в скафандрах при максимальных скоростях и на максимальных высотах полета ракеты;

— испытать безмасочные скафандры при воздействии всех факторов внешней среды на высотах до 110 км — вакуум, космические лучи, корпускулярное, ультрафиолетовое излучения, метеориты и т д. ;

— испытать всю регистрирующую аппаратуру в полете на ракете, при катапультировании из нее, свободном падении и т.д.;

— испытать парашюты для обеспечения безопасного спуска и приземления на различных высотах и скоростях полета.

Общая схема полета животных в скафандрах на ракете
с последующим катапультированием и приземлением
(1954 г.)

Катапультные тележки со скафандрами разрабатывались и изготавливались по нашему техническому заданию на заводе «Звезда» при постоянных консультациях и совместной работе конструкторов, инженеров и научных работников под моим руководством. Разработка и изготовление проводились Александром Бойко, Николаем Рассказовым под руководством Семена Михайловича Алексеева.

Разработку головной части ракеты Р-2А, но уже в негерметическом варианте с размещением в ней 2 катапультных тележек и оптической системы с аппаратом для аэросъемки и бронированной кассетой на 120 м фотопленки выполняла группа конструкторов под руководством Григория Григорьевича Болдырева и Александра Матвеевича Петряхина. Вся регистрирующая аппаратура тележки разрабатывалась под руководством Р.Г.Грюнталя, а тележки со всем оборудованием — под руководством С.М.Алексеева, А.М.Бахрамова, А.И.Бойко. С успехом выполнены разработка, изготовление и заводские испытания всего оборудования. Кроме того, для предполетных испытаний в ОКБ Сергея Павловича Королева и на космодроме был изготовлен и смонтирован специальный стенд с тросовыми приводами. На этих установках каждая катапультная тележка с полной экипировкой проходила огневые испытания с отстрелом люков, катапультных тележек с животными и приборами с регистрацией всех физических и биологических показателей. Только после подобных испытаний тележка со всем оборудованием могла использоваться в полетах животных на ракете. Кроме того, каждая катапультная тележка, оснащенная парашютом, приборами, животным в скафандре, поднималась на самолете до заданной высоты и сбрасывалась в воздушный поток с автоматическим вводом парашютной системы тележки. Все испытания по полной программе прошли все катапультные тележки на предстоящие девять пусков ракет Р-2А. Учитывая большую сложность предстоящих экспериментов, любой отказ в работе установки или системы тщательно анализировался и принимались меры к устранению выявленного дефекта. После этого проводились повторные испытания с отстрелом тележек с приборами и экипировкой. И только после успешного прохождения испытания проводился допуск тележки со всем оборудованием к летным экспериментам с животными. Мы совместно с организацией Сергея Павловича проработали разные варианты проведения очень сложных биологических экспериментов по программе второго этапа.

Мы считали, что покинуть ракету в случае необходимости на восходящей ветви траектории ее полета не представляет трудности, так как полет ракеты на этом участке является полетом стабилизированным.

Вид катапультируемой тележки с животным слева 
(1954 г.)

Исходя из этого было сочтено необходимым провести исследование возможности покидания головной части ракеты путем катапультирования на нисходящей ветви траектории полета. В полете на максимальной высоте 100-110 км головная часть отделялась от корпуса ракеты на 188-й секунде после старта. Затем головная часть переходила в режим нестабилизированного свободного падения, вращаясь, иногда входя в плоский штопор. Поэтому и представляло значительный интерес изучить возможность катапультирования животного с приборами из нестабилизированной свободно падающей головной части ракеты.

На 247-й секунде от момента старта на ракете открывалась пневматическим устройством крышка правого люка, на 250-й секунде на высоте 80-90 км катапультировалась из головной части правая тележка с животным и приборами и сразу же принудительно вводилась в действие парашютная система правой катапультной тележки, обеспечивающая спуск. Проведенные три спуска ракет заставили отказаться от открытия и закрытия крышек люков на высоте и перейти на отстрел крышек люков при помощи пироустройств (взрывных болтов), отказаться также от принудительного ввода парашютной системы тележки тотчас же после катапультирования, а производить небольшую затяжку и вводить парашютную систему от автомата. Пришлось также увеличить начальную скорость отстрела катапультной тележки. Этим была повышена надежность ввода парашютной системы катапультных тележек и уменьшена возможность запутывания и обрыва строп самого парашюта тележки выступающими элементами головной части ракеты.

Уже в последующих пусках на ракетах парашют правой тележки вводился через 3 с после катапультирования из головной части и дальше тележка с животным в скафандре и аппаратурой спускалась с высоты 75-85 км в течение 50-65 мин до Земли, подвергаясь непосредственному воздействию всех факторов внешней среды в верхних слоях атмосферы. Скорость, на которой производился выброс тележки из головной части, была равна 703-724 м/с, или 2531-2606 км/ч. Это соответствовало 250-й секунде от начала старта.

Головная часть ракеты, освободившись от правой тележки, продолжала, вращаясь, свободно падать, и на высоте 35-50 км при скорости 1020-1148 м/с (3672-4133 км/ч) на 298-й секунде производилось катапультирование левой тележки с животным в скафандре и с аппаратурой. Крышка левого люка отстреливалась на 295-й секунде. Парашютная система левой катапультной тележки сразу не вводилась. Введение парашюта на такой скорости вызвало бы разрушение парашюта вследствие высокой температуры торможения. Левая катапультная тележка с животным и аппаратурой свободно падала до высоты 3800-4000 м, где при помощи автомата вводилась парашютная система, обеспечивающая спуск и приземление левой тележки.

Обеспечение безопасности полета и создание необходимых условий животным в процессе полета на ракете с последующим их катапультированием из кабины и свободным парашютированием с большой высоты требовали разработки совершенно новых средств спасения и иного оборудования для поддержания жизни животных. Лучше всего для этих целей подходили специально разработанные скафандры.

В летной практике обычно используют вентиляционный скафандр с кислородной маской. Его применение для обеспечения жизни животного сопряжено с риском и некоторыми неудобствами. Дело в том, что в процессе полета и особенно катапультирования и при свободном парашютировании кислородная маска может быть смещена или просто сорвана животными. Кроме того, использование маски значительно ухудшило бы киносъемку поведения животных в полете.

Вид катапультируемой тележки справа
(1954 г.)

В процессе работы был создан и использован специальный вентиляционный скафандр для животного без кислородной маски. В скафандре были предусмотрены съемный шлем, система кислородного питания и выдвижной лоток. Скафандр изготовлялся из трехслойной прорезиненной ткани и представлял собой герметический мешок с двумя глухими «рукавами» для передних лап животного. На его верхне-задней поверхности был сделан специальный распах и «аппендикс», обеспечивающие помещение и фиксацию животного внутри скафандра. На нижне-боковой поверхности внутренней стороны скафандра крепились четыре ремня для фиксации животного. Аналогичного типа ремни располагались и с внешней стороны оболочки скафандра. С их помощью проводилось крепление скафандра к выдвижному лотку.

Шлем скафандра имел шарообразную форму и, будучи выполнен из плексигласа, обеспечивал возможность киносъемки животного в полете. В нижне-боковой части шлема располагался очень маленький люк диаметром 25 мм, который автоматически открывался на высоте 4000 м при снижении животного на парашюте и обеспечивал возможность поступления атмосферного воздуха животному для дыхания в скафандре после израсходования запаса кислорода.

Система кислородного питания скафандра состояла из 3 двухлитровых баллонов, заполненных кислородом при давлении 150 атм. Запас кислорода 900 литров был достаточен для пребывания животного в скафандре в течение 2-2,5 часа при вентиляции скафандра 6 л/мин. Допустимая утечка из скафандра составляла не более 2,5 л/мин.

Ввиду того, что непрерывное поступление кислорода в скафандр могло вызвать избыточное повышение давления в скафандре, в его оболочку были вмонтированы специальные автоматические регуляторы абсолютного и избыточного давления в процессе полета на высоте свыше 4350 м, которые поддерживали постоянное рабочее давление в скафандре 440 мм рт.ст. Запас прочности скафандра при данном давлении составлял не менее 2,5-3.

Скафандр закреплялся на выдвижном лотке и вставлялся во внутреннюю часть специально сконструированной тележки. С помощью катапультной тележки обеспечивалось катапультирование животных из кабины ракеты.

Катапультная тележка представляла собой сварную кассету из стали. Комплект из двух тележек по форме и размерам в основном соответствовал специально выделенному отсеку в головной части ракеты объемом 0,28м3.

Конструкция тележки обеспечивала возможность крепления на ней кислородной аппаратуры скафандра, парашютной системы и всей аппаратуры для регистрации физиологических функций в полете.

Парашютная система предназначалась для спасения животного после его катапультирования на высоте. Она состояла из парашютов и парашютных автоматов, укладываемых с помощью специального ранца на боковой поверхности тележки.

В нижней части тележек размещался телескопический пиромеханизм катапультирования. Направляющие тележек имели 6 роликов, которые обеспечивали ее свободное движение по горизонтали в момент катапультирования.

В задней и верхней частях тележек располагалась аппаратура для регистрации физиологических функций животного в полете. Она состояла из специального усилителя, именуемого авиационным медицинским комплектом оптического самописца, и источника электрической энергии. Авиационный медицинский комплект был предназначен для регистрации основных физиологических функций животного: частоты дыхания, величины максимального и минимального артериального давления, частоты пульса, температуры тела либо температуры среды в скафандре. Конструктивно прибор представлял собой комплект малогабаритных датчиков с одним усилителем и автоматом давления.

Вид катапультируемой тележки спереди 
(1954 г.)

Для регистрации частоты дыхания использовался угольный датчик, представлявший собой резиновую трубку длиной 150 мм, диаметром 5 мм, заполненную угольным порошком. Датчик крепился на грудной клетке животного. Он подсоединялся на одно из плеч измерительного моста сопротивлений, в диагональ которого включался гальванометр оптического самописца.

При дыхании движение грудной клетки животного вызывало изменение сопротивления угольного датчика. Возникающие при этом колебания силы тока регистрировались через гальванометр на ленте оптического самописца. Кривые записи позволяли судить о ритме и частоте дыхания.

Система приборов, обеспечивающая регистрацию величины артериального давления, состояла из манжеты, автомата давления и термо-анемометрического датчика осцилляции. Манжета представляла собой герметический резиновый мешочек размером 150 х 55 мм, заключенный во фланелевую оболочку. С помощью тесемок на оболочке манжета плотно крепилась на бедре животного. Во избежание смещения манжеты в период движения животного проводилось ее дополнительное тугое прибинтовывание к конечности с фиксацией бинта на туловище животного. Посредством резиновой трубки манжета соединялась с автоматом давления. Автомат был собран в виде отдельного блока и предназначался для автоматического создания и регистрации давления в манжете. Он включал в себя электромеханический датчик давления в виде мембранной коробки. При повышении давления в манжете возникали перемещения мембраны, которые посредством щетки, двигающейся по проволочному потенциометру, преобразовывались в электрические колебания. Реостат датчика являлся одним из плеч неравновесного моста сопротивления, в диагональ которого включался гальванометр оптического самописца. Изменения сопротивления моста были пропорциональны изменению величины давления в манжете. Линейность датчика позволила проводить измерение величины давления в манжете с точностью ±2,5 мм рт.ст.

Ползунок реостата посредством концевых контактов управлял одновременно и работой автомата, подающего воздух в манжету. Это специальное устройство обеспечивало периодическое создание давления в манжете от 40 до 240 мм рт.ст. Цикл повышения давления до величины 240 мм рт.ст. продолжался в наземных условиях в течение 3-5 с, после чего начиналось медленное, в течение 40-45 с, понижение давления до 40 мм рт.ст. В этот момент автоматическое устройство вновь срабатывало, и начинался цикл повышения давления в манжете и т. д.

В герметическую систему трубопроводов, соединяющих манжету с автоматом давления, посредством тройника подсоединялся термоанемометрический датчик осцилляции. С помощью нагретых проволочных спиралей он преобразовывал пульсовые колебания воздуха в манжете в электрические колебания. Колебания воздуха в манжете направлялись на нагретую вольфрамовую спираль, которая изменяла температуру, а, следовательно, и свое сопротивление пропорционально колебаниям скорости воздуха, проходящего через датчик. Возникающие в связи с этим колебания электрического напряжения после соответствующего усиления подавались на гальванометр оптического самописца и записывались в виде кривой. Последняя характеризовала пульсовые осцилляции воздуха в манжете.

Скафандр для животных 
(1954 г.)

Регистрация осцилляции артерии происходила в период понижения давления в манжете. Величины максимального и минимального артериального давления определялись по характеру осцилляции (форме, амплитуде) и величине давления в манжете. За максимальное артериальное давление принималось давление в манжете, соответствующее началу восстановления кровотока под манжетой, внешне характеризующееся резким увеличением амплитуды осцилляции. Минимальное артериальное давление определялось как давление в манжете, соответствующее прекращению обжима артерии манжетой, что проявлялось на записи резким уменьшением амплитуды осцилляции.

Для обеспечения точной расшифровки данных артериального давления в каждом исследовании проводилась предварительная тарировочная запись изменения давления в манжете с отметкой изменения давления по ртутному манометру через каждые 10 мм рт.ст.

Температура тела животного или температура воздуха в скафандре определялась с помощью термосопротивления, преобразующего колебания температуры в изменение тока. Датчик температуры являлся одним из плеч моста сопротивления, в диагональ которого включался гальванометр регистрирующего прибора. Датчик обеспечивал непрерывную регистрацию изменения температуры с точностью ±0,5°С в течение всего полета. Перед исследованиями датчик температуры тарировался в исследуемом диапазоне температур по ртутному термометру. Его тарировка проводилась при нагревании бензина в сосуде Дюара.

Кроме описанного метода регистрации на оптическом самописце была применена передача основных показателей физиологических функций по телеметрии с их регистрацией на наземной установке. В этих опытах передача показателей физиологических функций (артериального давления и дыхания) у 2 животных производилась непрерывно по 4 телеметрическим каналам. Величина давления в манжете, необходимая для определения кровяного давления, не регистрировалась по системе телеметрии. На пленке отмечались лишь моменты начала каждого цикла создания давления, по которому, пользуясь предварительной тарировкой автомата давления в лаборатории, можно было определить величину давления в манжете в каждый отрезок времени.

Отсек для животных имел объем 0,28 м3. В нем размещались 2 катапультируемые тележки: правая (1), левая (2), аппарат для аэрокиносъемки, лампа подсвета с рефлектором, акселерограф для регистрации перегрузок по осям х, у, z и телеметрические датчики давления и температуры. Внутренняя поверхность отсека была покрыта теплоизоляционным материалом. Для покидания животными ракеты отсек имел 2 автоматически открывающихся либо отстреливаемых крышки люков. Размеры люков обеспечивали свободный выброс катапультных тележек из отсека. На крышках люков отсека размещались зеркала (18х24 см), позволяющие проводить отраженную киносъемку животных. Для крепления зеркал были сделаны специальные кронштейны с учетом необходимости регулировки их положения в 3 плоскостях.

Траектория и скорость полета правой (А) и левой (Б) катапультных тележек.
1 — скорость полета, м/с; 2 — высота полета, км 
(1956 г.)

Барометрическое давление, парциальное давление кислорода, содержание углекислоты и влажность воздуха в отсеке поддерживались в заданных пределах. Требовалось, чтобы температура в отсеке не превышала 25°С. Электрические цепи аппаратуры отсека и аппаратуры катапультируемых тележек были раздельны с таким расчетом, чтобы электрические цепи отсека катапультируемых тележек позволяли проводить проверку работы аппаратуры на ракете при ее вертикальном положении на пусковом столе. Аппарат для аэрокиносъемки с лампой подсвета и системой зеркал размещался в отсеке таким образом, чтобы обеспечивалась надежная киносъемка поведения животных в полете.

Работа всего оборудования и аппаратуры тщательно проверялась в специальных автономных испытаниях перед каждым пуском ракеты.

Исследования проводились на собаках массой 4-5 кг. Все животные в предполетный период находились под специальным надзором ветеринарного врача и были вполне здоровы. Для гашения рефлексов на обстановку каждое животное подвергалось тренировке с пребыванием в скафандре в фиксированном положении с укрепленными на нем датчиками.

Тренировка проводилась ежедневно в течение нескольких месяцев, с постепенным увеличением времени пребывания в скафандре. В работе использовались только те животные, которые в течение последних 7-10 дней тренировочного периода спокойно переносили 2-часовое пребывание в скафандре. Тренировка прекращалась за сутки до выезда на полигон и возобновлялась по прибытии на место испытаний.

Поведение собак в период пребывания в скафандре, а также состояние работы всего комплекса оборудования и аппаратуры тщательно изучали и проверяли в специальных комплексных испытаниях. Испытания проводились в наземных условиях за 2-3 дня перед каждым полетом с пробными катапультированиями тележек с животными из отсека головной части изделия соответственно условиям их катапультирования на высоте.

Таким образом, автономные и комплексные испытания являлись генеральной проверкой технической подготовленности аппаратуры и оборудования отсека к пуску и использовались одновременно для тренировки животных.

В день пуска ракеты животных привозили на стартовую позицию за 3-4 ч до пуска ракеты. За 2 ч до полета на животных надевались специальные «лифчики», после чего укреплялись датчики для регистрации физиологических функций и проводилась фиксация животных в скафандрах. С помощью выдвижного лотка скафандр с животным крепился в тележке. В этом положении при открытом шлеме скафандра проводилась регистрация физиологических функций животного. Полученные при этом данные характеризовали состояние животного перед полетом и поэтому при анализе всех материалов принимались нами за исходные. За 40-50 мин до пуска обе тележки с двумя животными помещались в отведенный отсек головной части ракеты и в течение 15-20 мин проводилась проверка состояния всей системы электропитания агрегатов отсека. За 20-35 мин до пуска шлем скафандра закрывался, и включалась подача кислорода в скафандр из автономной системы кислородного питания. После выполнения указанных работ люк и отсек закрывались крышками. Отсек с животными после этого считался готовым к пуску. Пуск проводился обычно за 3-5 мин до восхода Солнца.

Собака Малышка после полета в скафандре
(найдена спустя 26 часов после запуска)
(1955 г.) 

С целью изучения непосредственного влияния на организм животного полетов на ракете в течение всего полета, от момента пуска ракеты до приземления, проводилась автоматическая динамическая регистрация основных физиологических показателей животного: величин максимального и минимального кровяного давления, частоты пульса, частоты дыхания, температуры тела. Кроме того, на протяжении всего полета ракеты, вплоть до момента катапультирования тележек, проводилась киносъемка поведения животных. Для этих целей использовался аэрокиносьемочный аппарат, устанавливаемый вместе с лампой подсвета на задней стенке отсека, сверху и сзади катапультных тележек с животными. Подобное размещение киносъемочной аппаратуры позволяло проводить съемку только зеркального изображения животного в скафандре. Метод прямой киносъемки был невозможен, так как конструкция и размеры отсека не позволяли установить киноаппарат прямо перед шлемом скафандра с животным. Киносъемка в полете проводилась со скоростью 24 кадра в секунду, что обеспечивало при максимальной зарядке аппарата 120-метровой пленкой продолжительность киносъемки в течение 5-6 мин полета.

Для изучения более отдаленных последствий влияния полетов на организм животного, в частности для определения влияния этих полетов на состояние кроветворной системы и деятельности сердца, у животных выполнялись клинические анализы крови и электрокардиография. Указанные исследования проводились за 1-2 суток до полета и через несколько суток после него, что позволяло исключить данные, обусловленные острым воздействием полета, и обеспечивало регистрацию только его отдаленных последствий. Подобная постановка вопроса определялась следующими соображениями:

— сложностью организации забора проб крови для анализа сразу же после приземления животных. Последнее обстоятельство объясняется тем, что место приземления тележки с животными обнаруживалось специальной поисковой группой только через 3-8 ч, после чего проходило еще некоторое время, пока животное доставлялось в лабораторию. Ввиду этого в разных опытах неизбежно прошли бы различные сроки между окончанием полета и взятием крови, что, конечно, усложнило бы анализ полученных данных;

— в процессе забора крови некоторые собаки вели себя очень агрессивно, и потому взятие крови у такой собаки перед полетом усложнило бы подготовку к нему и в какой-то степени исказило бы физиологический фон исследования.

Во всех исследованиях кровь бралась путем пункции и собиралась в небольшой тигель, куда уже был прибавлен оксалат калия. Эта порция крови использовалась для определения всех ее составных частей, за исключением подсчета числа лейкоцитов; для определения же числа лейкоцитов кровь бралась непосредственно из капли, стекавшей с иглы.

При проведении электрокардиографических исследований серебряные электроды, смоченные физиологическим раствором или раствором сернокислого цинка, накладывались на переднюю правую и заднюю левую конечности собаки. Регистрация биотоков сердца проводилась с помощью электрокардиографа ЭКП-4м. Кроме этого проводилась рентгенография опорно-мышечной системы животного до и после полета на ракете.

После полета тележки с животными приземлялись обычно в радиусе 3-70 км от места старта ракеты и на значительном расстоянии друг от друга. Поисковые группы, имеющие в своем распоряжении средства наблюдения и быстрого передвижения, обеспечивали доставку животных к месту назначения, как правило, спустя 3-8 ч после старта.

Регистрация параметров внешней среды при полете животных на ракете, а также наиболее важных моментов самого полета (отделение головной части ракеты, катапультирование тележек, раскрытие парашютов и т.д.) проводилась с помощью системы телеметрического контроля и частично на оптических самописцах.

Почти во всех случаях полет ракеты совершался до высоты 110 км. Полет на восходящей ветви траектории был в основном стабилизированным, но иногда имели место вращения ракеты вокруг ее вертикальной оси. Такой характер полета ракеты сохранялся вплоть до момента отделения головной части. После отделения от корпуса головная часть ракеты переходила в режим нестабилизированного свободного падения. На высоте 80-90 км происходило катапультирование животного, находящегося на правой тележке. После катапультирования животное в скафандре свободно падало в течение 3 с. Вслед за этим вводилась в действие парашютная система. Динамическая нагрузка при раскрытии парашютов достигала 500 кг, а перегрузка была равна 7 ед. Снижение животного с раскрытым парашютом происходило иногда с некоторым раскачиванием. После выброса из отсека правой катапультной тележки с животным головная часть ракеты продолжала свободно падать без всякой стабилизации. В падающей головной части продолжал работать киносъемочный аппарат, обеспечивающий съемку поведения животного, оставшегося на левой катапультной тележке.

На 297-300-й секунде полета, когда головная часть ракеты в своем падении достигала высоты 39-46 км, проводилось катапультирование животного, находящегося на левой тележке. Выброс тележки осуществлялся при скорости около 1000 м/с. После этого левая катапультная тележка продолжала нестабилизированное свободное падение до высоты 3,8 км, и только на этой высоте вводилась в действие парашютная система тележки. В начальный период падения этой тележки отмечалось повышение температуры на выступающих поверхностях.

Исследования показали, что внешние факторы, действующие на животное в полете, имеют свои особенности. Ввиду того, что отсек головной части ракеты не был герметичным, барометрическое давление в нем быстро понижалось в соответствии с подъемом ракеты. Так, например, в одном из полетов давление внутри отсека изменялось следующим образом: перед пуском оно было равно 760 мм рт.ст.; на 20-й секунде полета, т.е. на высоте 2040 м, равнялось 640 мм рт.ст.; на 40-й секунде (9292 м) — 266 мм рт.ст., на 60-й секунде (23 985 м) — 50 мм рт.ст.; на 120-й секунде (81 606 м) — 18 мм рт.ст. и держалось на этом уровне вплоть до отделения головной части ракеты.

Приведенные данные показывают, что на всех участках восходящей траектории полета барометрическое давление в негерметическом отсеке ракеты превышало давление наружной среды на 18-44 мм рт.ст. Указанное явление может быть связано с поступлением кислорода в отсек или с его стравливанием через клапаны абсолютного и относительного давления скафандра. Путем подачи чистого газообразного кислорода из баллонов катапультной тележки абсолютное давление внутри скафандра во всех полетах поддерживалось в пределах 450-470 мм рт. ст. Как известно из работ отечественных и зарубежных авторов, эта величина давления кислорода является вполне достаточной, чтобы поддержать необходимое парциальное давление кислорода в альвеолярном воздухе и предотвратить развитие явлений гипоксии у животных в полете.

Температурные условия полета животных на ракете также были удовлетворительными. На участке восходящей ветви траектории полета ракеты, соответствующем прохождению плотных слоев атмосферы (до 30-35 км), наружная металлическая обшивка отсека всегда нагревалась, причем ее температура достигала значительных величин. Ввиду того, что внутренняя поверхность отсека была покрыта 4-5-миллиметровой фетровой теплоизоляцией, температура воздуха в отсеке в летнее время не поднималась выше 22-28°С, при исходной температуре воздуха перед пуском от +18 до +22°С. В зимнее время температура воздуха внутри отсека в полете колебалась в пределах от -10 до -6°С при температуре наружного воздуха у земли -11-12°С.

Животные в условиях полета подвергались также воздействию факторов, обусловленных движением самой ракеты: перегрузкам и невесомости. Влияние перегрузок отражалось на животном в период активного полета ракеты, а также в момент вхождения животного в отделившейся головной части ракеты или на тележке в плотные слои атмосферы. В условиях активного движения ракеты поперечная перегрузка обычно не превышала 5-кратной. Величина продольной и боковой перегрузок на активном участке полета оказывалась значительно меньше и достигала всего 0,15-0,18 ед. При вхождении в плотные слои атмосферы в период падения отмечалось уменьшение поперечных перегрузок с 5 до 1,0—1,2 ед, тогда как величина боковой и продольной перегрузок возрастала до 2-3 ед. Суммарное время действия перегрузок в этот период составляло около 40-50 с при действии перегрузок максимальной величины в течение 5-10 с.

Работами отечественных и зарубежных исследователей доказано, что действующие на организм животного и человека поперечные перегрузки при катапультировании достаточно хорошо переносятся даже при величине 15-20 ед. Следует признать поэтому, что возникавшие продольные и поперечные перегрузки при полете на ракете были физиологически допустимыми для животных и могли вызвать лишь умеренно выраженные изменения функций организма.

Состояние невесомости возникало в полете сразу после выключения двигателя, когда ракета поднималась по инерции вверх до высшей точки своего полета. Значительное снижение веса отмечалось также при свободном падении головной части ракеты, а затем и при свободном падении тележек с животными, особенно левой катапультной тележки. Частичная и полная невесомость в условиях падения тележек наблюдалась до момента вхождения их в плотные слои атмосферы, когда возникало торможение движения тележек и значительно уменьшалась вертикальная скорость их падения. Действие частичной и полной невесомости продолжалось в течение 220 с, т.е. около 3,7 мин.

Приведенные материалы свидетельствуют о том, что в условиях полета на ракете организм животных подвергается влиянию довольно разнообразных, а подчас и необычных внешних раздражителей. Интенсивность их воздействия на различных участках полета имеет значительные отличия. В соответствии с преобладающим значением того или иного внешне действующего фактора целесообразно различать полет животного на активном участке движения ракеты, в период инерционного движения ракеты, свободное падение животного с высоты в отделившейся головной части или в катапультной тележке и парашютирование.

Исследования показали, что разработанные катапультные тележки надежно обеспечивали работу и сохранность комплекта аппаратуры и оборудования при катапультировании из отсека головной части, свободном падении с больших высот и спуске на парашюте. В этих условиях катапультная тележка до известной степени имитировала катапультное кресло, применяемое на современных самолетах как средство покидания летным составом кабины самолета в аварийной ситуации.

Регистрирующая аппаратура, как правило, работала устойчиво. На ней иногда неблагоприятно сказывалось действие вибраций в период работы двигателя ракеты и ударные перегрузки, возникающие при отстрелах контейнеров и катапультировании тележек. Это отражалось в первую очередь на работе оптических самописцев: качество их записи на активном участке было недостаточным. Безмасочный скафандр обеспечивал жизненно необходимые условия для животных на всех участках полета. Давление в скафандре при подаче кислорода (6 л/мин) поддерживалось в пределах 470-450 мм рт. ст., а изменения температуры воздуха в скафандре не превышали 2-3°С по сравнению с исходными величинами. Гибели животных по причине кислородного голодания ни в одном случае не было. Некоторые неудачи в первых пусках ракет были связаны с конструктивными недостатками отдельных узлов парашютной системы тележек. В одном случае гибель животного произошла вследствие сильного удара катапультной тележки о землю. В момент приземления тележки скорость порывистого ветра превысила 8 м/с.

Результаты работы позволили считать, что усовершенствованная в процессе пусков ракет аппаратура и специальное оборудование (скафандр, катапультная тележка) обеспечили необходимые условия для жизни животных при полетах в верхние слои атмосферы до высот 110 км, их катапультирование и безопасный спуск с больших высот. Научные исследования были проведены на 12 собаках, причем 6 собак летали по 2 раза. Данные, характеризующие состояние физиологических функций животных в полете, были получены у большинства экспериментальных животных.

Как известно, при полете ракеты в верхние слои атмосферы на животное могут действовать самые разнообразные внешние раздражители. Поскольку характер и выраженность этих раздражителей на разных этапах полета различны, дальнейший анализ материалов исследования проводится в соответствии с особенностями отдельных участков полета. Такими участками являются: полет животного при активном движении ракеты, в период ее инерционного движения на восходящем участке пути, свободное падение животного с высоты в отделившейся головной части ракеты и катапультной тележке.

Каждый из указанных участков траектории характеризуется наиболее важными факторами из числа тех, которые могут оказать влияние на изменение физиологических функций организма. В начале полета и на протяжении всего активного участка преимущественное значение имеет действие шума двигателя, вибрации и возрастающего по величине ускорения; в период «инерционного движения» и свободного падения с высоты наиболее значительным фактором является невесомость; наконец, при спуске животного на парашюте, по мере вхождения в плотные слои атмосферы, вновь вступает в действие сила земного тяготения и ускорения. К этому следует добавить, что при полете ракеты выше 23 км может оказать влияние космическая радиация. Поскольку влияние различного рода чрезвычайных внешних раздражителей (шума, перегрузок и т.п.) на состояние физиологических функций животных изучалось во многих экспериментальных работах, для настоящего исследования наибольший интерес представляли данные, характеризующие влияние состояния частичной и полной невесомости, которая в этих полетах продолжалась около 220 с.

Почти все исследователи, занимавшиеся этим вопросом, пришли к выводу, что явление кратковременной невесомости не должно повлечь за собой сколько-нибудь серьезных изменений в деятельности сердечнососудистой и дыхательной систем. Впрочем, это были лишь теоретические соображения. Как обстоит дело в действительности, мог показать только эксперимент. Примерно в этот же период в США G.Henry, Ballinger, H. von Beckh, A.Graybiel и др. выполнили на мелких обезьянах, находившихся в состоянии глубокого наркоза, ряд летных экспериментов, в которых было показано, что артериальное и венозное давление, а также частота сердечных сокращений и дыхания во время полета на ракете существенно не изменялись. Было отмечено, что в период невесомости не выявляется заметная тенденция к снижению систолического и диастолического давления. Это, по-видимому, результат влияния глубокого наркоза на корковую деятельность животных.

Успешные запуски в нашей стране животных в скафандрах при их катапультировании из негерметизированных кабин головных частей ракет с получением полного объема научной информации о показателях физиологических функций и поведенческих реакций животных в условиях действия комплекса факторов космического полета потребовали расширения подобных работ и увеличения объема исследований. Я был вызван в правительственные органы, Академию наук и Министерство обороны СССР с докладом и планом расширения работ по космической биологии и медицине. Необходимы были дополнительные кадры, средства и оборудование. Из Генерального штаба МО СССР от Первого заместителя начальника Генерального штаба генерала армии Михаила Сергеевича Малинина, президента Академии наук Александра Николаевича Несмеянова, Василия Михайловича Рябикова и Александра Григорьевича Мрыкина последовало предложение в адрес Главнокомандующего ВВС главного маршала авиации П. Ф.Жигарева и его заместителя Ф.А.Агальцова о расширении кадрового состава возглавляемой мной лаборатории, укреплении ее материальной базы. П.Ф.Жигарев в адрес М.С.Малинина ответил письмом следующего содержания: «Владимир Иванович Яздовский занимается фантазией, исследуя животных при полетах ракет, это так далеко от реальных полетов человека. Когда он приступит к подготовке космических полетов человека, тогда мы увеличим ему и штатную численность лаборатории и проведем ее дооснащение. А пока рано». Что и говорить, понимание перспективы космонавтики и огромная помощь!..

К счастью, нашлись люди большого государственного ума, понимающие перспективы развития космонавтики. С четким критическим анализом неконструктивных подходов к этой проблеме и с призывом оказания полной и срочной помощи моей группе выступили М.С.Малинин, А.Т.Мрыкин и В.М.Рябиков. Решение Министерства обороны СССР и выпуск его директивы состоялись в течение нескольких дней. Помощь моей группе была оказана полная. Но меня — ретивого начальника лаборатории, позволившего выступить с критикой начальства, отметили задержкой с присвоением очередного звания и холодным, даже предвзятым отношением к делу.

Работа пошла ускоренными темпами. К нам поступили новые сотрудники, которых мы с любовью приняли и стали знакомить с работами по программе: кандидаты медицинских наук Абрам Генин, Игорь Балаховский, Федор Горбов, Иван Акулиничев, Олег Газенко, Андрей Гребенев, Всеволод Георгиевский, Армен Гюрджиан, Альберт Афанасьев, Ада Котовская, Иван Касьян, Наталья Казакова, Тамара Львова, Валентина Ненахова, Светлана Себежко-Симпура, Зоя Скуридина, Евгений Юганов, Екатерина Петрова и др. Каждый вновь прибывший получил конкретный участок работы. Сложился на редкость трудолюбивый дружный коллектив.

Особенность наших экспериментов состояла в том, что исследования основных физиологических функций проводились на интактных животных. Результаты экспериментов показали, что у животных в полете на ракете возникали умеренные изменения артериального давления, частоты пульса и дыхания.

Перед полетом максимальное артериальное давление у животных обычно составляло 120-135 мм рт.ст. при величине минимального давления 60-70 мм рт. ст. Исходя из результатов телеметрической регистрации кровяного давления, было отмечено, что на активном участке полета имело место некоторое повышение артериального давления.

В начале инерционного движения ракеты увеличение максимального кровяного давления у животных достигало 60-70 мм рт.ст., а минимального — 10-20 мм рт.ст. Однако в одном случае величина артериального давления практически не изменилась. В последующий период инерционного движения ракеты на восходящем участке, т.е. в условиях почти полной невесомости, артериальное давление у животных, как правило, понижалось на 10-12 мм рт.ст. Примечательно, однако, что величина артериального давления при этом никогда не достигала исходного уровня.

В период свободного падения животных вместе с головной частью ракеты до момента их катапультирования отметить какой-либо закономерности в изменении артериального давления не представлялось возможным. Полученный фактический материал показал, что в этот период у некоторых животных артериальное давление незначительно повышалось, а в ряде случаев понижалось.

Определенный интерес представляют данные об изменении частоты сердечных сокращений животных. В предполетный период частота пульса животных равнялась обычно 95-160 ударам в минуту. На активном участке полета ракеты у животных наблюдалось как учащение, так и урежение пульса. В большинстве, случаев частота пульса увеличивалась на 32-56 ударов в минуту, в одном случае она осталась практически неизменной, а в трех случаях уменьшилась на 6-60 ударов в минуту. Отсутствие закономерности в изменении частоты пульса нельзя объяснить различиями в виде и характере внешних действующих раздражителей в каждом полете.

В полете на ракете 7 июня 1956 года участвовали собаки Альбина и Козявка. Та и другая на активном участке полета испытывали действие одинаковых раздражителей, однако у первой отмечалось урежение пульса, а у второй — его учащение.

Аналогичные явления наблюдались и во время полета ракеты 14 июня 1956 г. Так, например, при фактически одинаковой частоте пульса у животных в предполетном состоянии у одной собаки на активном участке полета ракеты отмечалось урежение пульса на 25 ударов в минуту, а у другой — его учащение на 40 ударов в минуту.

Эти собаки использовались в пусках ракет дважды. В обоих случаях одна из них реагировала на воздействие комплекса раздражителей (шум, перегрузки и т.д.) урежением сердечных сокращений, а другая — учащением. Указанные обстоятельства позволяют считать, что различие в изменении частоты пульса в условиях активного полета ракеты определяется индивидуальными особенностями каждого животного — типами их нервной системы. Важно отметить, что в начале полета в большинстве случаев частота пульса изменялась параллельно изменению артериального давления.

У собак Козявки (7 и 14 июня 1956 года) и Малышки (4 ноября 1955 года) учащение ритма сердечных сокращений на 32-50 ударов в минуту сопровождалось увеличением максимального артериального давления на 23-35 мм рт.ст. и некоторым увеличением минимального давления.

Можно полагать, что указанные изменения деятельности сердечнососудистой системы осуществлялись по типу вегетативных реакций, сопровождающих ориентировочный рефлекс животных в ответ на необычные и сильные раздражители внешней среды.

В ряде случаев имела место пассивно-оборонительная реакция, которая помимо других вегетативных симптомов сопровождалась непроизвольными мочеиспусканием и дефекацией. Проведенные лабораторные исследования показали, что подобные явления довольно часто возникают при действии изменяющихся по величине перегрузок.

В условиях невесомости у животных не возникало существенных изменений частоты сердечных сокращений. Можно отметить лишь некоторую тенденцию к урежению пульса. У 8 из 10 животных частота пульса уменьшалась на 7-24 удара в минуту и только у 2 урежение пульса достигало 36-46 ударов в минуту.

В конце инерционного движения ракеты происходил отстрел ее головной части от корпуса. У большинства животных это воздействие не вызывало заметных изменений частоты сердечных сокращений, однако у 2 собак имело место незначительное кратковременное учащение пульса. При свободном падении в головном отсеке ракеты у 10 собак частота пульса уменьшалась на 8-24 удара в минуту, у 2 животных она осталась неизменной и лишь у одной собаки отмечалось учащение пульса на 25 ударов в минуту. Изменения частоты сердечных сокращений при парашютировании были отмечены только у 2 собак, что не позволило сделать какие-либо определенные выводы об изменении пульса в этот период.

Характер и степень непосредственного влияния полета на организм животного могут быть определены в известной мере и по состоянию функций дыхания.

Предполетные исследования показали, что у большинства животных в обычных условиях частота дыхания составляла 30-52 в минуту, а у одной собаки достигала 156 ударов в минуту. На активном участке полета ракеты характер и частота дыхания у большинства животных оставались практически неизменными, однако у одной собаки число дыхательных движений уменьшалось со 156 до 66 в минуту, а у другой — с 52 до 28. В период невесомости у всех животных отмечалось умеренное урежение дыхания на 6-17 дыхательных движений в минуту.

Как видно из приведенных данных, урежение частоты дыхания животных в условиях невесомости является незначительным и свидетельствует лишь о тенденции к урежению. При свободном падении головной части ракеты у животных возникало учащение дыхания на 5-14 дыхательных движений в минуту. В период парашютирования у животных наблюдали учащение или урежение дыхания на 2-5 в минуту, что не выходило за пределы колебаний частоты дыхания животных в обычных условиях.

Интересны результаты киносъемки животных в полете. В условиях полета вплоть до момента катапультирования из ракеты поведение животных, как правило, изменялось мало. В период полета они спокойно лежали в скафандрах и лишь в некоторые моменты активного движения ракеты, когда действие перегрузок и вибраций было особенно сильным, животные становились беспокойными и проявляли двигательную активность. В несколько меньшей степени двигательное беспокойство животных в виде покачивания головой, подергивания телом и так далее наблюдалось в момент выключения двигателя и во время катапультирования.

Материалы проведенных исследований показали, что разнообразные внешние раздражители (шум двигателя, перегрузки, невесомость и т. д.), действующие при полете ракеты в верхние слои атмосферы, не вызывали существенных изменений в состоянии сердечно-сосудистой системы и дыхательной функции животных. Наблюдавшиеся в этих условиях функциональные изменения имели, как правило, малую выраженность и не сопровождались серьезными изменениями в общем поведении животных.

Значительный интерес представляет вопрос о ближайших и отдаленных последствиях для животных полета на ракете. Пять животных, совершивших полет до высоты 110 км, находились под наблюдением в течение ряда лет. Ни поведение этих животных, ни масса тела, ни окраска шерстяного покрова заметным образом не изменились. Более того, 5 из 12 собак участвовали в полетах дважды. Примечательно, что каких-либо следовых явлений у них обнаружить не удалось, причем поведение во время второго полета, по существу, было аналогично таковому в первом полете.

С целью более подробного изучения отдаленных последствий влияния на организм животного полетов на ракете, в частности влияния этих полетов на состояние кроветворной системы, проводились исследования крови. Анализы крови выполнялись за несколько дней до полетов и через несколько дней и даже месяцев после них с тем, чтобы исключить острые воздействия, связанные с влиянием обстановки полета, и выявить только более отдаленные последствия. Исследования проводились на 4 собаках, из них Линда летала на ракете один раз, а Козявка, Альбина и Малышка — по два раза.

Со стороны показателей крови никаких характерных изменений не наблюдалось. Количество эритроцитов во всех случаях колебалось в пределах от 5 до 8 млн, что соответствует норме для этого вида животных. Количество гемоглобина колебалось в физиологических пределах, обычных для здоровых животных. У большинства собак не удалось выявить какой-либо закономерности изменения числа лейкоцитов. Их количество колебалось от 8 до 15 тыс. в 1 мм3, что не выходило за пределы нормы. Только у собаки Козявки перед первым полетом число лейкоцитов оказалось увеличенным до 25 000. Это увеличение, очевидно, связано с травмой. Труднее всего интерпретировать результаты изменения показателя РОЭ. Величина его зависит от целого ряда факторов, причем далеко не все из них в настоящее время известны. Хотя четкого увеличения этого показателя не было, создалось впечатление, что под влиянием полетов происходило некоторое увеличение времени этой реакции. Во всех случаях как до, так и после полетов число нейтрофилов составляло 60-80 %, число лимфоцитов 8-30 %, моноцитов 3-7 %. Эти величины не представляли существенных отклонений от обычных уровней. Заметных различий между результатами анализов до и после полетов также не удалось обнаружить.

В результате исследований были сделаны следующие заключения:

— впервые осуществлены выходы из кабины ракетного летательного аппарата и пребывание животных в безмасочных скафандрах в открытом околоземном космическом пространстве;

— у животных в условиях полета на ракете не возникало существенных изменений функции сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Отмеченные изменения величины артериального давления, частоты пульса и дыхания имели, как правило, малую выраженность и отличались кратковременностью. В ряде случаев эти изменения сопровождали пассивно-оборонительную реакцию;

— у животных, находившихся в течение 3,7 мин в условиях частичной и полной невесомости, отмечалась тенденция к некоторому снижению величины артериального давления и урежению пульса;

— каких-либо изменений общего состояния животных или их отдельных физиологических функций, пигментации кожи или волосяного покрова, которые можно было бы связать с воздействием космической радиации, установить не удалось. При наблюдении за животными на протяжении длительного времени после полета на ракете не было обнаружено заметных изменений общего состояния и поведения;

— безмасочные скафандры с автономной системой жизнеобеспечения создали необходимые условия для жизни животных при полете в негерметической кабине ракеты до высоты 100 км, при их катапультировании из кабины и спуске с высоты 80-90 км при общем времени пребывания в верхних слоях атмосферы 50-65 мин;

— катапультирование на высоте 80-90 км при скорости 565-728 м/с (2034-2621 км/ч) и на высоте 39-46 км при скорости 1020-1150 м/с (3672-4140 км/ч) является надежным методом покидания кабины ракеты. Это воздействие не вызывает заметных нарушений в состоянии животного;

— парашютные системы обеспечивали безопасный спуск животных вместе с аппаратурой с высоты 80-90 км и их спасение;

— использованная в условиях полета на ракете аппаратура обеспечила регистрацию физиологических функций животных.

Успешное окончание программы медико-биологических исследований при полетах животных на ракетах с катапультированием их в скафандрах и с более длительным воздействием факторов космического полета на живой организм вдохновило нас на поиск дальнейших путей расширения медико-биологических исследований по научному обоснованию будущих космических полетов человека.

в начало назад

Барокамера — лечебные свойства кислорода

Человек может прожить без воды и пищи от нескольких дней до нескольких недель, но достаточно перекрыть поступление кислорода на одну-две минуты и наступает смерть. Дефицит кислорода для тканей и органов является губительным. известный факт…

При возникновении какой-либо патологии в организме, поступление кислорода к больному органу затрудняется. Это происходит из-за спазма сосудов, отека тканей, воспаления или из-за снижения уровня гемоглобина в крови, который осуществляет доставку кислорода к органам. Когда доставка кислорода нарушена, развивается гипоксия (кислородное голодание).

Для лечения этих состояний существуют различные способы кислородотерапии (оксигенотерапии). Однако, при нормальном атмосферном давлении даже дыхание чистым кислородом часто не в состоянии устранить гипоксию на клеточном уровне.

Единственный способ увеличить количество оксигена, переносимого кровью — использование барокамеры. В барокамере при повышении атмосферного давления кислород лучше проникает в ткани (под давлением газы лучше растворяются в жидкостях). Такой метод назвали гипербарической оксигенацией (ГБО). Таким образом, используя баракамеру, удается ликвидировать кислородное голодание в больном органе, восстановить его функцию и сопротивляемость к болезнетворным факторам. Кроме того, согласно наблюдениям, при лечебных сеансах ГБО, у людей повышаются адаптационные возможности организма, и снижается риск возникновения болезней.

Что лечит барокамера

Спектр заболеваний, при которых показано применение метода ГБО, достаточно широк. Оксигенотерапия особенно эффективна при следующих патологиях:

  • Сосудистая: облитерирующие заболевания сосудов конечностей, трофические язвы в результате нарушения кровообращения, газовые эмболии сосудов и пр.
  • Сердечная: ишемической болезни сердца (ИБС), стенокардия, аритмии, экстрасистолии, сердечная недостаточность, декомпенсация постинфарктных состояний.
  • Желудочно-кишечного тракта: язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, постгеморрагический синдром после желудочного кровотечения, заболевания кишечника.
  • Печени: острый гепатит, хронический гепатит, цирроз печени, печеночная недостаточность.
  • Центральной и нервной системы: ишемический инсульт, черепно-мозговая травма, энцефалопатии, травма спинного мозга.
  • Глазная: нарушения кровообращения сетчатки глаза, диабетическая ретинопатия, дистрофия зрительного нерва при отравлении метиловым спиртом.
  • Эндокринной системы: декомпенсированный инсулинозависимый диабет, осложнения диабета, диффузно-токсический зоб.
  • Челюстно-лицевая: пародонтоз, некротический гингивит и стоматит, заживление после пластических операций.
  • Акушерская: внутриутробная гипоксия плода, угроза выкидыша, гипотрофия плода, иммуноконфликтная беременность, беременность при сопутствующей патологии, патология эндокринной системы у женщин, бесплодие различной этиологии.
  • Раневая: профилактика раневой инфекции, вяло гранулирующие раны, ожоговые раневые поверхности, обморожения, послеоперационные раны в пластической хирургии и другие.
  • Отравления: отравление окисью углерода, метгемоглобинобразующими веществами, цианидами.
  • Кессонные заболевания, воздушная и газовая эмболии.
  • Отмечено выраженное улучшение половой функции у мужчин пожилого возраста после окончания курса гипербарической оксигенации. А также в лечении простатита, хронических воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин.
  • Лучевые поражения: радиационные остеонекроз, миелит, энтерит; особую группу составляют больные, получающие химиотерапию и лучевую терапию при онкологических заболеваниях.
  • В последние годы, помимо вышеперечисленных ситуаций, этот метод применяли для лечения различных состояний. В наркологии имеется успешный опыт использования барокамеры для купирования абстинентного синдрома.
  • Рекомендовано использование ГБО-терапии при подготовке и после хирургических операций: пациент быстро и безболезненно выходит из наркоза, существенно сокращаются сроки заживления и снижается риск возникновения осложнений. На этом основано широкое применение ГБО в косметологии и пластической хирургии.
  • В спортивной медицине получены впечатляющие результаты в плане повышения уровня тренированности спортсменов и ускорения восстановления после тренировочных нагрузок.
  • У здоровых людей применение метода гипербарической оксигенации основано на уникальном комплексном действии оксигена под повышенным давлением, существенно повышающим адаптационные возможности организма. ГБО нормализует многие системы организма, снижает риск возникновения болезни.

Сеансы в барокамере: снимают усталость; восстанавливают силы после напряженной работы; повышают мышечный тонус; обладают антистрессовым общеукрепляющим и тонизирующим действием; снижают неблагоприятные воздействия загрязненной атмосферы. По отзывам пациентов, прошедшим курс ГБО, после барокамеры все они отмечают увеличение работоспособности и стабилизацию психоэмоционального состояния.

Как проходит лечение кислородом в барокамере

Для проведения сеанса ГБО применяют специальные барокамеры (бароаппараты), в которых в герметичных условиях создается повышенное давление кислорода. В Днепропетровской областной больнице им. И.И. Мечникова имеются современные отечественные и зарубежные бароаппараты, которые обеспечивают комфортные условия во время лечебного сеанса. Пациент находится в барокамере в свободном положении (лежа или сидя), вдыхая целебный кислород. Во время сеанса он может даже спать.

Перед проведением сеансов ГБО пациент осматривается, ему ставится диагноз, проводятся необходимые лабораторные исследования, после чего врач назначает курс лечения, при необходимости — сопутствующую терапию. Время и количество сеансов назначается индивидуально и зависит от диагноза и показаний. Обычно, в зависимости от патологии, продолжительность лечения составляет 5-15 сеансов по 40-60 минут каждый.

Лечащий врач постоянно контролирует состояние пациента. Как правило, больные хорошо переносят сеансы ГБО. Отработанная методика и постоянный контроль гарантируют отсутствие нежелательных эффектов.

ГБО-терапия — это возможность использовать самые современные научные разработки. В атмосфере целебного чистого кислорода пациент избавится от многих болезней и приобретет здоровье и бодрость. Искренне желаем и Вам крепкого здоровья и бодрости.

Если у Вас остались вопросы или Вы сомневаетесь в том, поможет ли Вам лечение кислородом, то свяжитесь с нами прямо сейчас и мы будем рады Вам помочь.

Автор: САКОВИЧ Е.Ф., врач высшей категории, зав. отделением гипербарической оксигенации Днепропетровской областной больницы им. И.И. Мечникова

Система давления в патроннике | Датчик давления

Аппаратное и программное обеспечение для проверки давления в камере винтовки

PressureTrace II ™ — это одноканальная высокоскоростная система сбора данных о физических событиях, которая фиксирует изменение давления внутри вашей винтовки в реальном времени. Программное обеспечение отображает кривая давления в патроннике винтовки в высоком разрешении на вашем компьютере после каждого выстрела, чтобы вы могли сравнить общую энергию, отдаваемую нагрузкой, время нарастания до пикового давления, влияет на засорение канала ствола, глубину посадки и синхронизацию ствола и разработать оптимальные нагрузки или выявить причины, по которым нагрузка не работает хорошо.

PressureTrace отменяет внутреннюю баллистику программное обеспечение, которое в лучшем случае грубо предсказывает давление. Ты быстро научишься распознать классический «вид» нагрузки, которые работают лучше всего, как влияет натяжение шеи и глубина посадки форма кривой давления и даже состояние горла и ствола Загрязнение меняет то, что происходит внутри патрона при выстреле. Просто невозможно «оценить» эти факторы с математическими алгоритмами в программном обеспечении.

Примерно по цене хорошего прицела, PressureTrace должно стать следующим инструментом, который понадобится серьезным перезагрузчикам. стенд для стрельбы.

Что заставляет это работать
Аппаратно-программная система для проверки давления в патроннике винтовки PressureTrace состоит из модуля микропроцессорного управления, кабелей, программного обеспечения для ПК и тензодатчика. Модуль управления подключается между тензодатчиками (приклеен к ваш ствол) и ПК (не входит в комплект) через беспроводное соединение Bluetooth. В На ПК работает программное обеспечение, имитирующее осциллограф и предоставляющее аналитические инструменты. Если на вашем компьютере нет bluetooth, доступны недорогие ключи. это добавит Bluetooth-радио к любому USB-порту.

Тензодатчик — это просто небольшой кусок полимерного материала. с тонкой проводящей сеткой на поверхности. Как сталь вокруг ствола расширяется датчик растягивается и изменяется ток через сетку. Модуль PressureTrace производит замеры этих колебаний тока (1 образец за 10 микросекунд / 350 за выстрел), сохраняет его в буфере памяти, затем автоматически загружает необработанные данные на ПК через беспроводное соединение где это анализируется и строится.Можно наложить и сравнить до 10 снимков на экране за раз.

Посмотрите красиво сделанное видео на Youtube, сделанное клиентом.


Управляемый микропроцессором
Модуль PressureTrace содержит микропроцессор, который уменьшает или удаляет шум и ощущает изменения тока, вызванные нагревом ствола или другим факторы, которые могут отрицательно повлиять на точность измерений. Система обладает чрезвычайно высокой надежностью и прост в использовании.

После того, как размеры огнестрельного оружия и «коэффициент калибровки» (при условии с каждым тензодатчиком) были введены в программное обеспечение ПК, просто подключите модуль в огнестрельное оружие, выберите огнестрельное оружие во всплывающем меню, нажмите «стрелять» и он готов снимать кривые давления. После каждого выстрела будет наложен след на экране ПК всего до 10. Не нужно настраивать «горшки» для различные пистолеты, перепады температуры и т. д. Все это осуществляется прозрачно модулем.

PressureTrace будет генерировать оценки PSI без калибровка системы под заводскую нагрузку!
Использование заводских боеприпасов или эталонного заряда с известным давлением до всегда рекомендуется проверять результаты, но мы признаем, что каждая камера производят различное давление, и дикие ловушки могут не иметь ничего для сравнения. PressureTrace использует алгоритмы как для толстостенных, так и для тонкостенных открытых сосудов, чтобы обеспечить достаточно точные оценки давления в стволе, патроннике и латунные размеры.В отличие от других продуктов, PressureTrace не требует большой поправочный «ложный» фактор для давления, удерживаемого латунью, но система все еще может быть откалибрована соответствовать другим системам давления. В целях безопасности НИКОГДА не превышайте нагрузку в надежных загрузить руководство.

Примечание: Если ствол не цилиндрический на камера (где приклеен манометр) система ДОЛЖНА быть откалибрована против нагрузки известного давления. Это особенно верно в отношении двойных Ствол ружья с мощной заслонкой возле запорного механизма, восьмиугольный бочки и др.

Два диапазона давления.
Нормальный диапазон давления для винтовок с центральным выстрелом составляет 80000. PSI. Настройка высокого разрешения для калибров черного пороха низкого давления и дробовики будут читать до 20 000 фунтов на квадратный дюйм.

Никаких постоянных модификаций вашего оружия не требуется.
В комплекты тензодатчиков входят специальный клей, чистящие тампоны, тефлон. полоски, инструкции и датчики, уже припаянные к соединительной розетке и пластиковый носитель.В отличие от других систем, PressureTrace делает не требует заземления для огнестрельного оружия, поэтому нет необходимости портить отделка ствола. Измерительные приборы можно удалить ацетоном без каких-либо признаков система когда-либо была установлена.

Калибры и разъемы очень маленькие … еле заметно. Они могут оставаться на бочке, не попадая в способ. Калибры даже достаточно малы, чтобы соответствовать Contenders или любому пистолету. с открытой зоной ствола.PressureTrace можно использовать, чтобы оставаться в рамках заводские ограничения давления, чтобы избежать растяжения рамок однозарядного пистолета.


Просто отличный диагностический инструмент

PressureTrace собирает больше точек данных, чем другие системы, и отображает их в одном масштабе, чтобы вы могли видеть мельчайшие различия в нагрузках. Другие системы имеют низкое разрешение, их изображения крошечные и даже «сглаженные» для устранения этих различий.С PressureTrace вы точно видите то, что получаете, и можете распознать даже малейшие отклонения. Это делает PressureTrace превосходным диагностическим инструментом для определения точных нагрузок.

Эта кривая образца показывает 5 выстрелов, на которых вес порошка был увеличен на 1/2 зерна в попытке найти наиболее эффективный порошок плата. Это классический пример того, что происходит, когда вы достигаете точки. где большее количество порошка не приводит к значительному увеличению скорости.«Т4» был самый эффективный пороховой заряд (50,5 г) и действительно производил больше всего стабильная кривая давления, но при консервативном давлении всего 44400 PSI! Несомненно, отчасти это было связано с нижней опорной поверхностью. и трение в канале ствола пули хвостового оперения катера Sierra. Баллистические наконечники Nosler (с короче хвостовая часть и большая опорная поверхность) производили давление более 50000 PSI и 2900 FPS с таким же количеством Varget. Нагрузки с любой пулей выстрелил под .5 M.O. А.

фунтов на квадратный дюйм (пиковые фунты на квадратный дюйм)
Пик фунтов на квадратный дюйм рассчитывается на основе информации о деформации, собранной с помощью PressureTrace. модуля вместе с размерами камеры, введенными в программное обеспечение.

Площадь (Площадь под кривой)
Площадь под кривой рассчитывается с использованием информации о скорости, которую вы введите для каждого выстрела эффективную длину ствола и кривую давления. Примечание отметки на каждом следе. Это точки выхода пули для каждой трассы. Площадь под кривой от детонации до выхода пули из дульного среза является показателем фактической энергии, производимой нагрузкой.

Rise (Rise Time)
Время нарастания рассчитывается как время (в микросекундах), которое требуется для давление повышается с 25% пикового значения до 75% пикового значения.Этот можно рассматривать как показатель «скорости» до пикового давления. Эффективные нагрузки обычно имеют более быстрое время нарастания. Также желательно иметь более быстрое время нарастания, потому что это помогает обеспечить полное сгорание порошка и уменьшенный дульный взрыв.

Eff% (КПД)
Этот расчет можно использовать для сравнения нагрузок.

Он основан на хорошо известном факте, что для нагрузок с одинаковой скоростью нагрузка с наибольшей площадью под кривой и наименьшим пиковым давлением самый эффективный.Эффективность рассчитывается следующим образом:

(Area Under the Curve (AUC) / Peak PSI) / дульная скорость X 100

Нагрузка с наивысшим КПД индексируется как 100%, и все другие нагрузки будут иметь меньшее значение.

Среднее (среднее)
Показывает средние значения для пикового давления, площадь под кривой и время нарастания.

SD (стандартное отклонение)
Стандартное отклонение — это мера того, насколько широко разбросаны значения от среднего значения (среднего).Это квадратный корень из ( разница между средним квадратом чисел и квадратом среднего.

95% вероятность (95% вероятность)
«95% вероятность» — это дополнительный фактор, который вы можете используйте для сравнения ваших нагрузок, когда количество пробных выстрелов недостаточно быть статистически достоверным (менее 10 снимков). Значит не менее 95% времени нагрузка должна давать значение плюс или минус это количество. В отличие от стандартное отклонение, число «95% вероятности» является взвешенным. количества выстрелов в образце для определения «границ иметь в виду.”Для заинтересованных статистиков» ошибка 95% » рассчитывается с использованием двустороннего Т-критерия Стьюдента.

Hi
Наивысшее значение в группе.

Lo
Наименьшее значение в группе.

ES (Extreme Spread)
Разница между значениями Hi и Lo.

Дополнительные примечания
Можно добавить дополнительную информацию о нагрузке и условиях стрельбы в файл или для распечатанных отчетов.

Оптимальная синхронизация ствола
Начиная с версии программного обеспечения 4.2, система PressureTrace будет определять теоретические точки выхода пули для максимальной точности. Хотя это весьма теоретически, это новый анализ, разработанный Крисом Лонгом, поможет определить «сладость вашей бочки». пятна ». (Подробнее об этом анализе читайте в нашей технической статье. на бочкообразных гармониках.)

Другие образцы следов:

Выводы Брамвелла следующие:

«Система PressureTrace позволяет внимательному домашнему экспериментатору для получения данных о давлении, которые конкурируют или превышают повторяемость других систем, включая системы, используемые для создания коммерчески опубликованных данные .Пристальное внимание к компоновке и дизайну печатной платы. несомненно способствует воспроизводимости системы (PressureTrace). Тщательный дизайн предотвращает попадание нежелательных сигналов в систему, снижая электрические шумы и статистическая ошибка ». Технические статьи Брамвелла.

** Из руководства Lyman, стр. 91. Если ошибка прибора вызвала при нагревании удаляется из данных, значение Sigma E для данных Лаймана равно 445. В небольших выборках разница между 445 и 667 практически не различима.

Требования

ПК под управлением Windows XP или новее с Bluetooth. Если ПК не оборудован с помощью BlueTooth можно добавить недорогой ключ BlueTooth к USB-порту. (10 долларов).

Хронограф не требуется, но для некоторых расчетов и функций требуется дуло. скорости.

Примечание: у вас должна быть возможность прикрепить деформацию датчик непосредственно к стволу между горловиной гильзы и головкой или над устье корпуса на прочном стволе.Гайка крепления ствольной коробки на малый калибр Винтовки Savage могут сделать невозможным приклеивание калибра к патроннику. Рычажное огнестрельное оружие, полуавтоматы и т. Д. Могут не допускать прикрепления датчик над камерой.

Другие функции программного обеспечения:

  • Расчет оптимального времени для ствола
  • Получите немедленное отслеживание давления в камере.
  • Аннотируйте трассы и сохраняйте их в файле трассировки
  • Сохраняет последовательность выстрелов до 10 выстрелов в одной таблице
  • Следы имеют цветовую кодировку для облегчения идентификации
  • Просматривать файлы трассировки в любое время
  • Скрыть следы для упрощения сравнения
  • Два разрешения трассировки, 0 — 80 000 и 0 — 20 000 фунтов на кв. Дюйм
  • Настройки времени от 1.От 5 до 2,5 миллисекунд
  • Введите скорость выстрела, и программа покажет точку выхода ствола на график
  • Рассчитывает и отображает статистику для каждого выстрела и последовательности выстрелов
  • Копирование и вставка диаграмм
  • Распечатывает отчет, содержащий диаграмму и статистическую информацию
  • Пиковое давление автоматически отмечается на диаграмме в PSI
  • Встроенный микроконтроллер выполняет автоматическую калибровку. Нет необходимы пользовательские настройки.

Загрузить Демонстрация программного обеспечения PressureTrace

для Pressure Tech Статьи


Заказать PressureTrace II и / или аксессуары

Заработать скидки при заказе более одного продукта RSI.

Если у вас остались вопросы, загляните в нашу систему PressureTrace страница поддержки

Что нужно знать перед приемом гипербарической кислородной камерной терапии

В U-M кислородная камера — это комната, где до 10 пациентов и два сотрудника проводят два с половиной часа одновременно для лечения.

«Когда пациент входит, камера находится под давлением, и после того, как давление поднимается, на пациента надевается колпак, который обеспечивает его 100% кислородом», — говорит МакКенни.

Палата в Michigan Medicine, расположенная на амбулаторном участке Domino’s Farms, позволяет тем, кто находится внутри, вставать и передвигаться, когда они хотят.

«Думайте об этом как о кабине самолета, — сказал МакКенни. «Пациенты сидят вместе, там телевизор и Netflix, и вы знакомитесь друг с другом.”

Пациенты надевают капюшон по 30 минут за раз, затем снимают его на 10 минут. Пациенты находятся под постоянным наблюдением сотрудников палаты. Этот цикл повторяется трижды до завершения ежедневного лечения.

Перед началом терапии

Хаазе и ДеЛеон рекомендуют знать эти пять фактов, прежде чем входить в гипербарическую кислородную камеру для терапии:

1. Не приходить на прием больным.

Ваше лечение может быть отложено, если у вас простуда или другое заболевание, такое как высокое кровяное давление, лихорадка, частый жидкий стул или какие-либо симптомы гриппа. « Если пациент простудился, это может повлиять на его способность прочищать уши, что может привести к травме внутреннего уха», — говорит ДеЛеон.

2. Следует заранее избегать приема некоторых лекарств.

Кислород может изменять действие некоторых лекарств. Во время лечения есть несколько лекарств, которые нельзя принимать в сочетании с этим лечением, например, некоторые химиотерапевтические препараты, мазь для местного применения для лечения ран и лекарство, предотвращающее употребление алкоголя пациентами, злоупотреблявшими алкоголем в анамнезе.

Обязательно заранее поговорите со своим врачом и поставщиками медицинских услуг, чтобы обсудить любые лекарства, которые вы принимаете.

3. Ожидайте, что пробудете там несколько часов.

Сеансы гипербарической кислородной камерной терапии длятся немногим более двух часов и обычно проводятся один раз в день, пять дней в неделю. Ваш врач может назначить 30 или более процедур до завершения терапии. Количество курсов лечения часто зависит от того, насколько быстро улучшится ваше состояние.

Нравится подкасты? Добавьте Michigan Medicine News Break на свое устройство с поддержкой Alexa или подпишитесь на ежедневные обновления на iTunes , Google Play и Stitcher .

«Фактическое лечение занимает около 110 минут; 90 минут кислорода с двумя 10-минутными воздушными перерывами. Остальное время отводится на время спуска и подъема », — говорит ДеЛеон.

4. Сначала может показаться, что вы находитесь в самолете.

Некоторые люди говорят, что начало этой терапии похоже на полет в самолете. По мере того, как давление в камере растет, увеличивается и давление в ваших ушах, что может вызвать у вас ощущение хлопка в ушах.

«Во время наших процедур у нас есть протоколы, которые помогают избежать ситуации, когда у пациента скопление жидкости или боль в ушах», — говорит ДеЛеон.

5.Следует знать о некоторых потенциальных побочных эффектах.

Чувство усталости после лечения — это нормально, также как и боль в ушах, носовых пазухах или ощущение скопления жидкости в ушах.

Если вы страдаете клаустрофобией, заключение в камеру также может вызывать у вас беспокойство. Могут возникнуть изменения зрения и онемение пальцев, но и то, и другое обычно проходит во время лечения. При повышенном давлении и вдыхании 100% кислорода вы также можете почувствовать головокружение или даже головокружение.

В очень редких случаях из-за лечения могут возникнуть судороги или коллапс легкого, что потенциально может ускорить прогрессирование катаракты.

«Коллапс легкого может произойти только в том случае, если у пациента эмфизема или другое заболевание легких, при котором воздух может попасть в маленькие пузырьки (пузыри, заполненные жидкостью) и лопнуть при изменении давления. Но это крайне, крайне редко », — уверяет Хаазе.

Хотя могут возникать редкие побочные эффекты, Маккенни отмечает, что обученный и сертифицированный медицинский работник всегда присутствует на месте в течение всего вашего лечения, что является общенациональным правилом.

Гипербарическая кислородная терапия | Johns Hopkins Medicine

Гипербарическая оксигенотерапия, или HBOT, — это метод лечения, используемый для ускорения заживления отравлений угарным газом, гангрены, устойчивых ран и инфекций, при которых ткани испытывают недостаток кислорода.

Если вы пройдете эту терапию, вы войдете в специальную камеру, чтобы вдохнуть чистый кислород с давлением воздуха в 1,5–3 раза выше среднего. Цель состоит в том, чтобы наполнить кровь достаточным количеством кислорода для восстановления тканей и нормального функционирования организма.

Факты о гипербарической оксигенотерапии

Гипербарическая оксигенотерапия была впервые использована в США в начале 20 века. Это было тогда, когда Орвилл Каннингем использовал чистый кислород для успешного лечения человека, умирающего от гриппа.Он разработал барокамеру, но демонтировал ее после того, как его лечение других состояний не удалось.

Терапия была снова опробована в 1940-х годах, когда ВМС США использовали гипербарический кислород для лечения глубоководных дайверов, страдающих декомпрессионной болезнью. К 1960-м годам эта терапия также использовалась для борьбы с отравлением угарным газом.

Сегодня он все еще используется для лечения больных аквалангистов и людей, страдающих отравлением угарным газом, в том числе пожарных и шахтеров. Он также был одобрен для лечения более чем десятка состояний, от ожогов до заболеваний костей:

  • Отравление угарным газом

  • Отравление цианидом

  • Размозжение

  • Газовая гангрена (форма гангрены, при которой газ накапливается в тканях)

  • Декомпрессионная болезнь

  • Острый или травматический недостаточный кровоток в артериях

  • Поврежденные кожные трансплантаты и лоскуты

  • Инфекция в кости (остеомиелит)

  • Отсроченное лучевое поражение

  • Болезнь поедания плоти (также называемая некротической инфекцией мягких тканей)

  • Пузырь воздуха или газа, застрявший в кровеносном сосуде (воздушная или газовая эмболия)

  • Хроническая инфекция, называемая актиномикозом

  • Диабетические раны, которые не заживают должным образом

Medicare, Medicaid и многие страховые компании обычно покрывают гипербарическую кислородную терапию для этих состояний, но не могут делать это во всех обстоятельствах.Перед лечением проконсультируйтесь со своим страховым планом.

Как работает HBOT?

  • HBOT способствует заживлению ран, доставляя богатую кислородом плазму в ткани, испытывающие недостаток кислорода. Раны повреждают кровеносные сосуды тела, которые выделяют жидкость, которая просачивается в ткани и вызывает отек. Этот отек лишает поврежденные клетки кислорода, и ткань начинает отмирать. ГБО уменьшает отек, наполняя ткани кислородом. Повышенное давление в камере увеличивает количество кислорода в крови.HBOT направлен на то, чтобы разорвать цикл набухания, кислородного голодания и гибели тканей.

  • HBOT предотвращает «реперфузионное повреждение». Это серьезное повреждение тканей, которое происходит, когда кровоснабжение возвращается к тканям после того, как они были лишены кислорода. Когда кровоток прерывается из-за раздавливания, например, серия событий внутри поврежденных клеток приводит к высвобождению вредных кислородных радикалов. Эти молекулы могут вызывать повреждение тканей, которое не может быть восстановлено, и заставляют кровеносные сосуды сжиматься и останавливать кровоток.HBOT побуждает поглотителей кислородных радикалов найти проблемные молекулы и позволить продолжению заживления.

  • HBOT помогает блокировать действие вредных бактерий и укрепляет иммунную систему организма. HBOT может нейтрализовать токсины некоторых бактерий. Он также увеличивает концентрацию кислорода в тканях. Это помогает им противостоять инфекции. Кроме того, терапия улучшает способность белых кровяных телец находить и уничтожать захватчиков.

  • HBOT способствует образованию нового коллагена (соединительной ткани) и новых клеток кожи. Это достигается за счет стимулирования образования новых кровеносных сосудов. Он также стимулирует клетки к выработке определенных веществ, таких как фактор роста эндотелия сосудов. Они привлекают и стимулируют эндотелиальные клетки, необходимые для заживления.

Типы кислородных барокамер

Гипербарическая оксигенотерапия использует 2 типа камер:

  • Камера однопоместная. Это камера, рассчитанная на одного человека. Это длинная пластиковая трубка, напоминающая аппарат МРТ.Пациент проскальзывает в камеру. Он медленно нагнетается 100% кислородом.

  • Многокамерная камера. Эта камера или комната могут одновременно вместить двух или более человек. Лечение во многом такое же. Разница в том, что люди дышат чистым кислородом через маски или капюшоны.

Что происходит во время HBOT

Только врач должен назначать гипербарическую оксигенотерапию. В ряде больниц есть барокамеры с кислородом.Люди расслабляются, сидят или удобно лежат в этих камерах и делают глубокие вдохи в сеансах, которые длятся до 2 часов.

Ваши уши могут казаться заложенными при повышении давления, например, когда вы находитесь в самолете или в горах. Простое проглатывание или жевание резинки вернет уши к нормальному уровню слуха.

Ваша кровь несет дополнительный кислород по всему телу, насыщая поврежденные ткани, которым требуется больше кислорода, чтобы они могли начать заживление. По завершении сеанса вы можете почувствовать головокружение.Легкие побочные эффекты включают клаустрофобию, усталость и головные боли.

Может потребоваться несколько сеансов, поэтому заранее проверьте, покрывает ли ваша страховая компания, Medicaid или Medicare расходы.

Меры предосторожности

Гипербарическая оксигенотерапия подходит не всем. Его не следует использовать людям, которые недавно перенесли операцию на ухе или травму уха, простуду или лихорадку или определенные типы заболеваний легких.

Наиболее частым осложнением после ГБО является травма среднего уха.Другие возможные осложнения — это повреждение глаз и проблемы с носовыми пазухами. В редких, тяжелых случаях человек может получить кислородное отравление. Это может привести к судорогам, жидкости в легких, легочной недостаточности или другим проблемам. Принимая во внимание возможные риски и преимущества, решение об использовании гипербарической оксигенотерапии должно быть тщательно принято после подробного обсуждения с вашим лечащим врачом.

Исследование повышения давления

с использованием данных эхометра — практический пример месторождения NE | Конференция и выставка SPE Oil and Gas India

Месторождение NE расположено в бассейне Бармер, Раджастхан, Индия.Добыча на месторождении ведется двумя скважинами с марта 2015 года, и в настоящее время добыча составляет около 1100 баррелей нефти в сутки. Обе скважины укомплектованы винтовыми насосами. Производство осуществляется на небольшом производственном предприятии (QPF). Наличие насосов в скважине затрудняет получение данных о повышении давления (ПБУ). Однако сбор PBU считался важной частью измерения производительности коллектора. В этом документе подробно описывается, как в одной из скважин использовался эхометр для сбора данных о повышении давления.Эхо-метр использовался для измерения динамических уровней жидкости в затрубном пространстве обсадных труб; они использовались для оценки пластового давления и других свойств рентабельным способом. В документе обсуждается системный подход к проектированию испытаний скважин на основе эхометров, проблемы выполнения и PTA полученных данных.

Скважина работала с депрессией около 100 фунтов на квадратный дюйм, а уровень жидкости в затрубном пространстве находился на высоте около 100 м от верха. Непосредственный сбор данных PBU потребовал бы капитального ремонта, чтобы снять насос и установить датчик.Это нужно будет повторить, чтобы получить датчик. Для получения данных о повышении давления требовался новый и экономичный подход. Альтернативный вариант — получение данных о давлении косвенно путем измерения непрерывного динамического уровня в затрубном пространстве с помощью эхометра. Хотя у этого варианта были свои проблемы, он был экономически оправдан. Требуемое количество и частота съемок эхометра были выбраны исходя из плана ГДИС. Дизайн испытаний предоставил руководство по скорости повышения давления, необходимой для поврежденных (кожа) и неповрежденных состояний, что позволило нам определить продолжительность повышения давления и оптимальную частоту импульсов эхометра.Одной из проблем было повышение уровня жидкости в затрубном пространстве в стволе скважины. Это было решено до накопления путем закачки азота в кольцевое пространство для снижения уровня жидкости в кольцевом пространстве. Это снизило вероятность повышения уровня жидкости в затрубном пространстве до устья.

Качество данных давления, полученных с помощью снимков эхометра, было достаточно хорошим для проведения анализа переходных процессов давления. Был построен график производной давления и получена информация о коже и проницаемости.Отчетливо наблюдалась радиальная характеристика потока. Среднее значение пластового давления, а также проницаемость соответствовали ожиданиям. Влияние неопределенностей на окончательную интерпретацию было оценено и оказалось в приемлемом диапазоне.

В условиях текущих цен на нефть и на маржинальных месторождениях, таких как NE, где всегда есть экономические ограничения, этот недорогой метод может быть жизненно важным инструментом для эффективного управления резервуаром.

Администрация Байдена установила 4 января крайний срок для принятия решения о вакцинации

Работодатели должны предоставить информацию об общем количестве полностью вакцинированных рабочих сотрудникам или их профсоюзам, что, по мнению агентства, поможет соблюдению требований.Сотрудники и профсоюзы могут использовать эту информацию, чтобы оказывать давление на компании напрямую или как часть основания для жалобы.

С практической точки зрения, однако, инспекторы, вероятно, будут играть лишь небольшую роль в обеспечении соблюдения, учитывая кадровые ограничения агентства. В отчете Национального проекта закона о занятости за 2020 год, группы по защите интересов работников, было обнаружено, что в начале того же года у агентства было всего около 860 инспекторов, что примерно на 15 процентов меньше, чем в 2012 году.В этом году Байден подписал закон, предусматривающий финансирование дополнительных инспекторов, но может пройти много месяцев, прежде чем большинство из них будут наняты и отправлены на места.

Пандемия коронавируса: основные факты, которые нужно знать


Карточка 1 из 4

Новые методы лечения Covid. Две таблетки Covid-19 от Merck и Pfizer должны появиться в продаже в ближайшее время. Эти новые варианты лечения могут быть только началом: ученые говорят, что нам понадобится арсенал лекарств для применения против новых вариантов, особенно если эти враги подорвут защиту существующих вакцин.

За последний месяц Министерство труда получило отзывы о правиле от торговых групп, включая Торговую палату США, а также от руководителей UPS, Walt Disney Company, Fidelity Investments и многих других. Они выразили обеспокоенность по поводу затрат, логистики и потери сотрудников.

Торговая группа Национальной федерации розничной торговли резко критиковала это решение в четверг.

«С тех пор, как президент объявил о введении вакцины для частного сектора, среднее количество случаев заболевания за семь дней в Соединенных Штатах упало более чем наполовину», — говорится в сообщении.«Тем не менее администрация Байдена решила объявить« чрезвычайную ситуацию »и наложить новые обременительные требования на розничных торговцев во время решающего сезона праздничных покупок».

Три крупных розничных продавца — Walmart, Amazon и Target — отказались от комментариев. Gap, владелец Banana Republic и Old Navy, повторил, что предлагает стимулы, в том числе еженедельные розыгрыши для выигрыша 1000 долларов, чтобы побудить сотрудников пройти вакцинацию. Представитель Macy’s сказал, что магазин поощряет вакцины, и что он «изучает последний правительственный приказ и будет выполнять его по мере необходимости.

Многие предприятия домов престарелых настаивали на том, чтобы избегать строгих требований, и Американская ассоциация здравоохранения, торговая группа домов престарелых, выразила разочарование новым правилом. «Мы обеспокоены тем, что казнь усугубит и без того ужасный кризис рабочей силы в сфере долгосрочного ухода», — говорится в заявлении Марка Паркинсона, исполнительного директора группы.

Почему Джастин Бибер спит в камере с гипербарическим кислородом

В январе мы опубликовали статью о диагнозе болезни Лайма поп-певцу Джастину Биберу.Диагноз был обнаружен в документальном сериале из 10 частей «Джастин Бибер: Времена года». Но это не единственное откровение о здоровье Бибера в сериале на YouTube.

Бибер сообщает, что он использует барокамеру и получает внутривенные инфузии, чтобы избавить свое тело от токсинов, «накопившихся» после нескольких лет употребления наркотиков: «Я злоупотреблял своим телом в прошлом, а теперь я просто в процесс восстановления, пытаясь убедиться, что я забочусь о своем теле и о сосуде, который дал мне Бог.«

У Бибера есть как минимум две барокамеры, одна дома, а другая в его студии. Он объясняет: «Он наполняется кислородом, я действительно боролся с большим беспокойством. Вы получаете больше кислорода в свой мозг, поэтому он снижает уровень стресса. Это довольно круто».

Бибер также принимает антидепрессанты от депрессии и беспокойства. Лекарства помогают ему «встать с постели по утрам». Внутривенные вливания, которые он получает, представляют собой вливания NAD + (никотинамидадениндинуклеотид) для повышения его энергетического уровня (возможно, это тема другой статьи в ближайшем будущем).

Гипербарическая кислородная терапия

Гипербарическая оксигенотерапия (ГБО) заключается в вдыхании кислорода в герметичной камере, в которой атмосферное давление в три раза выше нормального. ГБО можно использовать в качестве основного лечения или в качестве дополнения к хирургическим и / или фармакологическим вмешательствам.

Обратите внимание, что ГБО не является местной кислородной терапией, которую иногда называют нормобарической кислородной терапией (НБОТ). NBOT — это тип кислорода, который обычно используется в больницах и клиниках для пациентов с заболеваниями легких или сердца, в периоперационном периоде или для множества других заболеваний.Газовая смесь с заданным процентным содержанием кислорода вводится через носовые канюли, лицевую маску или интубационную трубку. Корректировка содержания кислорода зависит от клинического ответа. Кислород доставляется при нормальном / атмосферном давлении.

Закон Генри гласит, что количество молекулярного кислорода (O2), растворенного в растворе (крови и / или ткани), прямо пропорционально его парциальному давлению. Использование гипербарических условий значительно увеличивает количество доступного кислорода. Например, на уровне моря концентрация кислорода в плазме составляет 3 мл / л.Если увеличить давление до 3 атмосфер, растворенный кислород приблизится к 60 мл / л O2. Это примерно количество O2, необходимое для удовлетворения потребности в кислороде в состоянии покоя многих тканей, даже без участия кислорода, переносимого гемоглобином.

Общество подводной и гипербарической медицины (UHMS) определяет гипербарический кислород как «вмешательство, при котором человек периодически дышит почти 100% кислородом, находясь внутри гипербарической камеры под давлением выше уровня моря (1 абсолютная атмосфера или ATA).Для клинических целей давление должно быть равным или превышать 1,4 АТА при дыхании почти 100% кислородом ».

HBOT выдается в двух параметрах: односемейном или многоместном. В одноместной камере находится один пациент, и вся камера находится под давлением 100% кислорода. Пациент непосредственно дышит кислородом камеры. Этот тип камеры наиболее подходит для клинически стабильных пациентов с хроническими заболеваниями. Многопозиционная камера может вместить двух и более человек. Он находится под давлением сжатого воздуха, пока пациенты дышат 100% кислородом через маски, капюшоны или эндотрахеальные трубки.Это позволяет более внимательно наблюдать за тяжелобольными пациентами.

После обзора имеющихся научных данных UHMS опубликовал документ Рекомендации по гипербарической оксигенотерапии (13-е издание) с 14 задокументированными показаниями для ГБО. В их числе:

1. Воздушная или газовая эмболия

2. Отравление угарным газом

3. Клостридиальный миозит и мионекроз (газовая гангрена)

4. Размозжение, компартмент-синдром и другие острые травматические ишемии

5.Декомпрессионная болезнь

6. Артериальная недостаточность

7. Тяжелая анемия

8. Внутричерепной абсцесс

9. Некротические инфекции мягких тканей

10. Остеомиелит (рефрактерный)

11. Отсроченное лучевое поражение (некроз мягких тканей и костей)

12. Компромированные трансплантаты и лоскуты

13. Острый термический ожог

14. Идиопатическая внезапная нейросенсорная тугоухость

Воздушная эмболия, отравление угарным газом и декомпрессионная болезнь (широко известная как «изгиб») являются показаниями для ГБО в качестве основного лечения.Декомпрессионная болезнь — это состояние, вызванное быстрым снижением окружающего вас давления воздуха или воды. Чаще всего это происходит у аквалангистов или глубоководных дайверов, но также может возникать на большой высоте или при путешествии по воздуху без давления. Используемый дайверами сжатый воздух содержит как кислород, так и азот. По мере того, как вы погружаетесь глубже, количество кислорода и азота в крови увеличивается по мере увеличения давления. Кислород используется организмом, но лишний азот остается в крови. Если вы всплывете слишком быстро, резкое снижение давления приведет к выходу азота из крови и образованию пузырьков в тканях.Эти пузыри могут вызвать сильную боль в суставах и костях, связанную с этим заболеванием.

Закон Бойлса гласит, что объем газа обратно пропорционален действующему на него давлению. Использование ГБО при декомпрессионной болезни значительно уменьшает объем пузырьков азота и увеличивает количество кислорода, который может метаболизироваться тканями. То же самое происходит, когда ГБО используется для лечения воздушной эмболии.

Отравление оксидом углерода (CO) — еще один пример ГБО, используемого в качестве основного лечения.Окись углерода гораздо сильнее связывается с гемоглобином, чем с кислородом. Наличие высокого уровня CO в крови приводит к заметному снижению способности переносить кислород и выделения кислорода тканям. ГБО повышает уровень кислорода в крови и значительно сокращает период полувыведения карбоксигемоглобина.

HBOT также можно использовать в качестве адъювантной терапии при лечении нескольких заболеваний. Обзор Leach et al. перечислены некоторые клеточные и биохимические преимущества гипербарического кислорода:

  • Способствует ангиогенезу и заживлению ран
  • Убивает некоторые анаэробы
  • Предотвращает рост таких видов, как Pseudomonas
  • Предотвращает выработку клостридиального альфа-токсина
  • опосредованное уничтожение бактерий в тканях с гипоксией
  • Снижает адгезию лейкоцитов при реперфузионном повреждении, предотвращая высвобождение протеаз и свободных радикалов, которые вызывают сужение сосудов и повреждение клеток

Эти свойства привели к использованию HBOT в качестве адъюванта для ускорения заживления ран в определенных ситуациях с плохо васкуляризованными тканями, при некротических инфекциях, остеомиелите и острых термических ожогах.

Но любой поиск в Интернете найдет страницу за страницей о HBOT, продвигаемом для использования во множестве условий, для которых отсутствуют научные доказательства эффективности. FDA (которое одобряет оборудование HBOT) обеспокоено тем, что некоторые заявления, сделанные лечебными центрами, использующими HBOT, могут создать у потребителей неправильное впечатление, что в конечном итоге может поставить под угрозу их здоровье.

Статья FDA под названием Гипербарический кислород: не вводите в заблуждение предупреждает: «Пациенты могут не знать, что безопасность и эффективность HBOT не была установлена ​​для этих заболеваний и состояний, включая: ВИЧ / СПИД, болезнь Альцгеймера, астму и т. Д. Паралич Белла, травмы головного мозга, церебральный паралич, депрессия, болезни сердца, гепатит, мигрень, рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, травмы спинного мозга, спортивные травмы и инсульт.«

Каковы риски ГБО? Пациенты, получающие ГБО, рискуют получить травму, которая может быть легкой (например, боль в носовых пазухах, давление в ушах, болезненные суставы) или серьезной (например, паралич, воздушная эмболия). Поскольку барокамеры являются средой, богатой кислородом, также существует риск возгорания.

Единственное абсолютное противопоказание к ГБО — нелеченый пневмоторакс. Относительные противопоказания включают обструктивное заболевание легких (повышенный уровень кислорода может снизить респираторный драйв у этих пациентов), инфекцию носовых пазух или недавнюю операцию на ухе или грудной клетке.

Было проведено или в настоящее время проводится несколько исследований для оценки того, оказывает ли HBOT какое-либо влияние на пациентов с депрессией, болезнью Паркинсона, аутистическим спектром, черепно-мозговой травмой и фибромиалгией, но результаты были неоднозначными, и FDA определило, что этого недостаточно. доказательства, чтобы рекомендовать ГБО при этих расстройствах в настоящее время.

Клинические испытания можно найти на сайте clinictrials.gov.

Мишель Р. Берман, доктор медицины, и Марк С. Богуски, доктор медицины, — это команда врачей, состоящая из супруги и мужа, которые прошли обучение и преподавали в некоторых ведущих медицинских школах страны, включая Гарвард, Университет Джонса Хопкинса и Вашингтонский университет в г.Луи. Их миссия является одновременно журналистской и образовательной: сообщать о распространенных заболеваниях, поражающих необычных людей, и резюмировать основанную на доказательствах медицину, скрывающуюся за заголовками.

Последнее обновление 27 февраля 2020 г.

Пожалуйста, включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии от Disqus.

Тридцать шесть тысяч футов под водой

Тридцать шесть тысяч футов
Под водой

Исследователи, установившие один из последних значимых рекордов на Земле.

10 мая 2020 г.

Уровень моря — вечный поток. На поверхности океана есть микромиллиметр, который движется между морем и небом и одновременно является и тем, и другим, и ни тем, ни другим. Все известные формы жизни существуют по отношению к этому слою. Выше — мир земли, воздуха, солнечного света и легких. Под ним мир воды, глубины и давления. Чем глубже вы заходите, тем мрачнее, враждебнее, менее знакомо, менее размеренно, менее известно.

Всплеск в южной части Тихого океана в июне прошлого года ознаменовал историческое нарушение этого мира.Кран спустил небольшой белый подводный аппарат с кормы корабля и швырнул его в воду. На мгновение он тихо покачивался на поверхности, его плавучесть соответствовала весу пилота, единственного пассажира. Затем он щелкнул выключателем, и подводная лодка издала неистовый пронзительный рев. Электронасосы засасывали морскую воду в пустую камеру, утяжеляя судно. Поверхность вспенилась, когда вода хлынула внутрь — затем наступила тишина, когда верх подводной лодки опустился ниже ватерлинии, и океан поглотил ее.

Большинство подводных лодок опускаются на несколько сотен метров вниз, затем пересекаются; этот был разработан, чтобы тонуть как камень. Он имел форму выпуклого портфеля с выступающей лампочкой внизу. Это был прочный корпус — титановая сфера диаметром пять футов, которая была изолирована от остальной части подводного аппарата и вмещала пилота и все его органы управления. Под пассажирским сиденьем лежал бутерброд с тунцом, ланч пилота. Он смотрел в синюю из одного из иллюминаторов. Чтобы добраться до дна, потребуется почти четыре часа.

Солнечный свет прорезает первую тысячу футов воды. Это эпипелагиали, слой планктона, водорослей и рифов. Он содержит всю экосистему морских растений, а также млекопитающих и рыб, которые их поедают. Однажды египетский ныряльщик спустился к пределам этого слоя. Для этого подвиг потребовались целая жизнь тренировок, четыре года планирования, команда водолазов поддержки, множество специализированных баллонов с воздухом и утомительное тринадцатичасовое восхождение с постоянными декомпрессионными остановками, чтобы его кровь не была отравлена, а его легкие не взорвутся.

Подводный аппарат падал со скоростью около двух с половиной футов в секунду. Через 20 минут после погружения пилот достиг полуночной зоны, где темная вода становится черной. Единственный свет — тусклое свечение биолюминесценции — от электрических желе, замаскированных креветок и зубастых хищников с естественными фонарями, привлекающими невольную добычу. У некоторых рыб, обитающих на этих глубинах, нет глаз — зачем они нужны? Есть мало еды. Условия в полуночной зоне благоприятствуют рыбам с медленным метаболизмом, слабыми мышцами и слизистыми студенистыми телами.

Через час после снижения пилот достиг десяти тысяч футов — начала глубинной зоны. Температура всегда на несколько градусов выше нуля и не зависит от погоды на поверхности. Животные питаются «морским снегом»: обрезками мертвой рыбы и растений из верхних слоев, мягко опадающими сквозь толщу воды. Абиссальная зона, простирающаяся до двадцати тысяч футов, охватывает девяносто семь процентов дна океана.

После двух часов свободного падения пилот вошел в зону хадала, названную в честь греческого бога подземного мира.Он состоит из траншей — геологических рубцов на краях тектонических плит Земли — и, хотя он составляет лишь крошечную часть дна океана, на его долю приходится почти пятьдесят процентов глубины.

Пройдя двадцать семь тысяч футов, пилот превысил теоретический предел для любой рыбы. (Их клетки разрушаются на большей глубине.) Пройдя тридцать пять тысяч футов, он начал выпускать серию гирь, чтобы замедлить свое падение. На титановую сферу давило почти семь миль воды.Если бы были какие-либо недостатки, он мог бы мгновенно взорваться.

Подводная лодка коснулась илистого дна, и пилот, 53-летний техасец по имени Виктор Весково, стал первым живым существом с кровью и костями, достигшим самой глубокой точки впадины Тонга. Он пилотировал единственную подводную лодку, которая может доставить человека на такую ​​глубину: свою собственную.

В течение следующего часа он исследовал безликие бежевые отложения и пытался найти и собрать образец породы. Затем загорелся свет, и сработала сигнализация.Весково проверил свои системы — в батарее произошел катастрофический отказ. Вода просочилась в электронику, что привело к менее желанной превосходной степени: самый глубокий искусственный взрыв происходил в нескольких футах от его головы.

Если бы на такой глубине был кислород, мог бы возникнуть бушующий пожар. Вместо этого расплавилась распределительная коробка аккумуляторной батареи, прожигая отверстие во внешней оболочке, но при этом не появилось пламени. Любой инстинкт паники подавлялся невозможностью спасения.Весково придется подняться самому.

Более года команда, пытающаяся достичь самой глубокой точки в каждом океане, сталкивалась с проблемами, столь же вневременными, как плохая погода, и такими же новыми, как и оборудование, которое они изобрели. Magnum

В семи милях над головой покачнулся белый корабль в водах Полинезии. Он был построен ВМС США для охоты на советские военные подводные лодки, а недавно был перепрофилирован для транспортировки и спуска на воду частной лодки Весково. На борту находилась пара десятков членов экипажа, все они были наняты Весково.Он был на полпути к попытке стать первым человеком, достигшим самых глубоких точек в каждом океане, экспедиции, которую он назвал «Пять глубин». Он разбогател на прямых инвестициях, но не смог добиться в этом успеха — более богатый человек пытался, но потерпел неудачу. Когда эта идея впервые пришла ему в голову, не было автомобиля в аренду, даже у правительства. Ни один ученый или военный не был способен подойти ближе двух миль к глубинам, которые он стремился посетить. Геологи даже не знали, куда ему нырять.

Экипаж Весково представлял собой маловероятную группу — «настоящую банду воров», как выразился главный ученый экспедиции — с опытом работы в логистике, инженерии, академии и мелкой преступности. Некоторые на борту провели десятилетия в море; другие были сухопутными. Более года они сталкивались с проблемами, такими же вневременными, как плохая погода, и такими же новыми, как оборудование, которое они изобрели для работы. Они обнаружили подводные горные хребты, собрали тысячи биологических образцов, которые выявили множество новых видов, и сожгли десятки тысяч галлонов топлива и спирта.



В 1969 году, когда Весково было три года, он забрался на переднее сиденье машины своей матери, которая была припаркована на холме возле их дома. Он был маленьким блондином, не по годам развитым, голубоглазым внуком итальянских иммигрантов, которые приехали в Соединенные Штаты в конце девятнадцатого века и зарабатывали на жизнь продажей мороженого на Юге. Весково поставил машину на нейтраль. Он скатился на дерево, и следующие шесть недель он провел в реанимации. Эффект был долговременным: повреждение нерва правой руки, интерес к пилотированию сложных транспортных средств и, по его словам, «мучительное принуждение» испытать все, что он мог, перед смертью.

Виктор Весково разбогател на прямых инвестициях, но не смог добиться в этом успеха — более богатый человек пытался, но потерпел неудачу.

Он вырос, читая научную фантастику, и стремился стать космонавтом; у него были оценки, но не зрение. Будучи студентом Стэнфорда, он научился летать на самолетах. После этого он поступил в Массачусетский технологический институт, чтобы получить степень магистра в области исследований в области обороны и контроля над вооружениями, где он моделировал принятие решений и риски — интересы, которые позже сошлись во взаимной карьере в качестве офицера резервной военно-морской разведки и бизнесмена.Весково был задействован в качестве офицера наведения при бомбардировке Косово НАТО и, как офицер по борьбе с терроризмом, участвовал в освобождении заложников на Филиппинах. Он выучил арабский и разбогател благодаря работе в сфере финансов и консультанта, а позже — через частную инвестиционную фирму Insight Equity в пригороде Далласа, где он живет.

Весково начал совершать все более сложные альпинистские экспедиции, и к 2014 году он проехал на лыжах последние сто километров к Северному и Южному полюсам и покорил самые высокие вершины на всех континентах.Он едва выжил при каменном обвале у вершины горы Аконкагуа в аргентинских Андах и принял философию, основанную на расчетном риске. Контролируйте то, что вы можете; осознавайте то, чего не можете. Смерть в какой-то момент является данностью — «Вы должны принять ее», — сказал он, — и рассудил, что самый серьезный риск, на который может пойти человек, — это потратить время на земле, достичь конца, не прожив по максимуму. «Это единственный способ бороться со смертностью», — сказал он. «Моя общественная жизнь практически не существовала, но это не было приоритетом.Жизнь была слишком интересной ». Он отрастил волосы до плеч и улучшил их цвет, хотя его борода поседела. По выходным он использовал свой частный самолет, чтобы доставлять собак-спасателей к потенциальным владельцам по всей территории США. В море, по словам членов его экспедиционной группы, он часами проводил в своей каюте в одиночестве, играя в Call of Duty и ел макароны с сыром, приготовленные в микроволновой печи.

Но каждая эпоха исследований проходит своим чередом. «Когда Шеклтон отплыл в Антарктику в 1914 году, он все еще мог быть героем.Когда он вернулся в 1917 году, он не смог », — пишет Фергус Флеминг в предисловии к« Югу », дневнику Эрнеста Шеклтона. «Идея героизма испарилась в окопах Первой мировой войны». Пока Шеклтон пропал без вести в Антарктиде, член его экспедиции попросил о помощи телеграмму. Уинстон Черчилль ответил: «Когда обо всех больных и раненых позаботятся, когда все их обнищавшие и разбитые сердца дома будут восстановлены, когда каждая больница забита деньгами и все благотворительные взносы будут закрыты, тогда и только тогда wd.Я беспокоюсь об этих пингвинах ».

Спустя столетие авантюристы, как правило, собирают все больше бессмысленных новинок: Snapchat с вершины Эвереста; в Антарктиде — самая быстрая миля, которую когда-либо преодолевали на пого-палке. Но открыть океаны для безграничных исследований — это значимый рекорд, подумал Весково, возможно, последний на земле. В 1961 году Джон Ф. Кеннеди сказал, что «знание океанов — это больше, чем просто любопытство. От этого может зависеть само наше выживание ». Тем не менее, в последующие десятилетия хадальский желоб, ближайший к U.С. стала свалкой фармацевтических отходов.

В сентябре 2014 года компания Vescovo направила запрос в компанию Triton Submarines, небольшую производственную площадку в Веро-Бич, Флорида. Он отметил, что был пилотом реактивного самолета и вертолета, знаком с «процедурным пилотированием сложного корабля», и рассказал о том, что стало экспедицией Five Deeps.

Патрик Лэхи, президент компании Triton, начал заниматься подводным плаванием с аквалангом, когда ему было тринадцать лет, и обнаружил, что под водой он чувствует себя больше как дома, чем на суше.Приглушенная тишина, медленные, глубокие вдохи — ныряние заставили его погрузиться в своего рода медитативное состояние. «Мне нравится ощущение невесомости», — сказал он мне. «Я люблю перемещаться в трех измерениях, а не в двух». Лэхи посещал коммерческую школу дайвинга, чтобы научиться подводной сварке и строительству плотин, мостов и нефтегазовых сооружений. «Все, что вы можете сделать из воды, вы можете сделать под водой», — сказал он. «Вы скрепляете вещи, вы режете их, вы свариваете вещи вместе, вы перемещаете вещи, вы восстанавливаете вещи.«Вода проводит электричество, и иногда, — добавил он, -« вы можете почувствовать, как она шипит в зубах ».

В 1983 году, когда ему был двадцать один год, он совершил свое первое погружение на подводной лодке на высоту четырнадцать сотен футов, чтобы осмотреть нефтяную вышку у побережья Северной Калифорнии. Он был глубоко потрясен этим опытом — один час погрузился на поверхность, а на следующий — всплыл на поверхность без «карательной декомпрессии», — сказал он. К тому времени, когда Весково связался с ним, Лахи пилотировал более шестидесяти подводных аппаратов, совершив несколько тысяч погружений.Руководитель экспедиции, проработавший с ним на протяжении десятилетий, сказал мне, что он, «без сомнения, лучший пилот подводной лодки в мире».

Патрик Лэхи, президент компании Triton Submarines. «На самом деле это было не бизнес-решение», — сказал один из его инженеров о создании ограничивающего фактора. «Он хотел построить это. Сдаться было нельзя ».

Лахи стал соучредителем Triton в 2007 году. Бизнес-модель заключалась в строительстве частных подводных аппаратов для миллиардеров, включая российского олигарха и члена королевской семьи Ближнего Востока.(В годы, предшествовавшие первому заказу, над Лахи смеялись, когда он посещал выставки лодок; теперь есть компании, которые строят вспомогательные суда для яхт, для перевозки вертолетов, подводных лодок и других дорогих игрушек.) Но его более глубокое стремление должно было заставить других людей понять, как писал Герман Мелвилл в «Моби-Дике», что в реках и океанах мы видим «образ неуловимого фантома жизни; и это ключ ко всему ». После нескольких погружений многие клиенты Лахи начали разрешать использовать свои автомобили для научных исследований и съемок.

Весково не волновало, отправит ли Лахи его на дно океана в стальном шаре без окон; он просто хотел попасть туда. Но Лэхи отказался построить что-либо, что не имело места для пассажира, для ученого; рука манипулятора для отбора проб; и обзорные окна, чтобы пассажиры могли оценить ощущение погружения. Такие функции усложнили бы сборку, возможно, до отказа. Но у Лахи есть тенденция обещать реальность, которую он хочет, прежде чем он будет уверен, как ее реализовать.«На самом деле это было не бизнес-решение, — сказал мне инженер Triton. «Он хотел построить это. Сдаться было нельзя ». Лахи видел в миссии Весково способ разработать и протестировать первую в мире систему неограниченного исследования хадалов — такую, которую затем можно было бы воспроизвести и улучшить для ученых.



Весково летал на Багамы, и Лахи взял его на тестовое погружение на флагманском подводном аппарате Triton, который имеет три места и рассчитан на глубину до тридцати трехсот футов. Третье место занимал эксцентричный британец лет тридцати по имени Джон Рамзи, которому, похоже, не понравилось погружение; он был озабочен тем, что ему не нравилось в подводном аппарате, который он сконструировал.

«Я никогда особо не увлекался подводными лодками», — сказал мне Рамзи, главный конструктор подводных лодок Triton. «Я все еще не знаю». Что ему действительно нравится, так это то, что он может разработать каждый аспект каждой машины, от центральной рамы до элегантной ручки на задней части люка. Производители автомобилей заставляют целые команды проектировать сиденье или крыло, а затем производить их в больших масштабах. Но почти каждая подводная лодка «Тритон» уникальна; Рамзи определяет, как он хочет, и около дюжины мужчин во Флориде начинают строительство.

Рамзи, который работает в свободной спальне в дебрях юго-западной Англии, никогда не читал книг о подводных лодках. «Вы бы в конечном итоге полностью испортили то, как вы думаете», — сказал он. «Я просто придумываю, что нужно делать, а затем придумываю решение». Успех или провал миссии Весково во многом зависел бы от него.

«Если Виктор умрет по вашей вине, вам придется убить себя», — сказал он своей жене Кэролайн.

«А вы бы хотели?» она ответила.

«Конечно!»

Ограничивающий фактор — единственное средство передвижения, «которое может добраться до дна любого океана, в любое время и в любом месте», — сказал Роб МакКаллум.

Подводник думает о пространстве и материалах с точки зрения давления, плавучести и веса. Воздух поднимается, батареи опускаются; для достижения нейтральной плавучести — способности оставаться в подвешенном состоянии под водой, не поднимаясь и не опускаясь — каждый компонент должен быть смещен относительно других. То же самое и с рыбами, которые регулируют свою плавучесть за счет надувания и сдувания плавательных пузырей.

Подводные лодки Рамзи обычно сосредоточены на толстой акриловой сфере, по сути, на пузыре; отпустите его под водой, и он выскочит прямо на поверхность. Но акрил был недостаточно прочен для погружения Весково. На дне самой глубокой траншеи каждый квадратный дюйм должен был бы удерживать шестнадцать тысяч фунтов воды — слона, стоящего на каблуке-шпильке.

Рамзи остановился на титане: ковком и устойчивом к коррозии, с высоким соотношением прочности и плотности. Прочный корпус будет весить почти восемь тысяч фунтов.Это должно быть уравновешено синтаксической пеной, плавучим наполнителем, состоящим из миллионов полых стеклянных сфер. Чтобы подводная лодка оставалась в вертикальном положении, пена должна подниматься над корпусом, обеспечивая подъем воды вверх, как воздушный шар. «Пока тяжелые предметы балансируют под плавучими предметами, подлодка всегда будет оставаться в вертикальном положении», — пояснил Рамзи.

Корпус потребовал ковки из двух титановых плит в идеальные полусферы. Только на одном объекте в мире была камера, которая была достаточно большой и мощной, чтобы подвергать корпус воздействию давления, эквивалентного давлению, наблюдаемому на всей глубине океана: Крыловский государственный научный центр в Санкт-Петербурге.Петербург, Россия. Лахи присутствовал на испытании под давлением. Резервного корпуса не было; взрыв положит конец проекту. «Но это сработало — это подтвердило то, что мы делали», — сказал мне Лэхи.

Почти каждая подводная лодка «Тритон» уникальна. Что касается ограничивающего фактора, Джон Рамзи, его главный разработчик, сказал: «Вы решаете проблемы, которых никогда не было раньше, с помощью деталей, которых никогда раньше не было».

Подводная лодка оснащена аппаратурой акустического слежения и связи , так что Весково может разговаривать с кораблем, а корабль может триангулировать свое положение в воде.

Магистральные насосы сбивают воду в пустую камеру над люком . Поскольку вода заменяет воздух, подводная лодка спускается на дно океана.

Двигатели позволяют Весково двигаться в любом направлении, пока он исследует дно океана. При разработке подводной лодки Рамзи черпал вдохновение в мячах для регби и скоростных поездах — единственных двух объектах, о которых он мог подумать, которые имеют две оси симметрии и могут двигаться с одинаковой скоростью в обоих направлениях.

Чтобы покинуть дно, Весково сбрасывает на дно океана гирю пятьсот пятьдесят фунтов .Через несколько часов, когда подводная лодка покачивается на поверхности, односторонние клапаны позволяют воде выливаться из ствола, создавая достаточную плавучесть для пилота, чтобы покинуть подлодку.

Иллюстрации Ануджа Шреста

Была середина лета 2018 года в Южной Флориде, и технические специалисты Triton работали по пятнадцать часов в день в помещении без кондиционеров. Лахи в поту ходил по мастерской, пытаясь подбодрить свою команду. Люди, которые строили самый продвинутый в мире глубоководный аппарат для подводного плавания, не посещали Стэнфорд или M.ЭТО.; это были бывшие автомеханики, инструкторы по подводному плаванию с аквалангом и подводные сварщики, нанятые за их трудовую этику и практический опыт. Бригадир цеха работал водителем грузовика. У эксперта по гидравлике была пуля в живот после того, как он в восьмидесятых годах привозил кокаин из Форт-Лодердейла. Один из электриков в подростковом возрасте оттачивал свое мастерство, украв автомобильные радиоприемники. («У меня это действительно хорошо получалось», — сказал он мне.) Лахи, со своей стороны, сказал, что он был назван — а позже реабилитирован — федеральным правительством как не имеющий обвинений сообщник в операции по незаконному обороту наркотиков с участием советского военная подводная лодка и колумбийский картель.

Все основные компоненты подводной лодки «Весково» нужно было разработать с нуля. В нефтегазовой отрасли была создана цепочка поставок компонентов, рассчитанных на давление около шести тысяч метров, но это была лишь половина необходимой глубины. Перед сборкой подводной лодки команда Triton в течение нескольких месяцев взламывала детали в барокамере и отправляла отзывы производителям. «Вы решаете проблемы, которых никогда не было раньше, с помощью деталей, которых никогда не было раньше, от продавцов, которые не знают, как их делать», — сказал Рамзи.

Остальная часть экспедиции ждала на корабле, пришвартованном в гавани Веро Бич. Весково остался дома в Далласе, тренируясь на симуляторе, который Тритон установил в своем гараже. По рекомендации Лэхи он нанял Роба МакКаллума, руководителя экспедиции и соучредителя EYOS Expeditions, чтобы внести реализм в проект, который в противном случае мог умереть мечтой.

На каждого Весково, отправляющегося на Южный полюс, есть Маккаллум, следящий за тем, чтобы он остался в живых.(Маккаллум был в Антарктиде сто двадцать восемь раз.) «Мне нравится, когда клиенты заходят в дверь и говорят:« Мне сказали, что это невозможно, но что ты думаешь? »- сказал он мне. . «Ну, я думаю, вы только что отказались от своей переговорной позиции. Давай выпьем по бокалу вина и поговорим об этом.

Маккаллум — подтянутый, но бочкообразный, с мягким голосом и акцентом киви — вырос в тропиках Папуа-Новой Гвинеи и стал полярным проводником. Он обученный медик, дайвер, пожарный, пилот самолета и оператор лодки, бывший смотритель парка Новой Зеландии, который служил советником норвежского военно-морского флота.Он говорит на трех неомеланезийских языках и может управлять лодкой Зодиака стоя на шестнадцатифутовых волнах. Он является героем колонки «Современная любовь» в газете « Times ». («Мой отец предупреждал меня о таких парнях, как вы», — вспоминает автор, прежде чем выйти за него замуж.) Маккаллум и его соратники обнаружили несколько громких кораблекрушений, в том числе австралийские и американские военные корабли и израильскую военную подводную лодку. Несколько месяцев назад он показал мне на своем компьютере объект на сонарном сканировании, который, по его мнению, является самолетом Амелии Эрхарт.

Роб МакКаллум, руководитель экспедиции. «Мне нравится, когда клиенты входят в дверь и говорят:« Мне сказали, что это невозможно, но что вы думаете? »- сказал он.

Весково спросил, что от него требует Маккаллум. «Первое, что мне нужно, — это утроить бюджет», — ответил он. Он также отклонил несколько предложений Весково, от устаревших (без алкоголя и супругов на борту) до безумных (установка фальшивой военной техники на носу; перенос своей собаки в самую глубокую точку на земле).

Пять океанов, пять глубин — путешествие вокруг света и к обоим полюсам. Маккаллум объяснил, что экспедицию придется ставить на якорь за счет полярных погружений. Вероятное место для дайвинга в Северном Ледовитом океане большую часть года покрыто льдом, но есть двухнедельное окно для погружений, начинающееся в конце августа. Погружение в Антарктике или Южном океане можно было совершить в феврале, в разгар лета в этом полушарии. Команде пришлось бы избегать сезона ураганов в Атлантике и сезона муссонов в Тихом океане, а также сохранять гибкость, когда что-то неизбежно пойдет не так.



Лахи убедил Весково купить USN.S. Неукротимое судно длиной двести двадцать футов, которое он нашел в сухом доке в Сиэтле. Он был построен в 1985 году как корабль для сбора разведывательной информации и провел большую часть следующих пятнадцати лет, бродя по мировым океанам, буксируя подводное подслушивающее устройство. «Он принадлежал военно-морскому флоту, но эксплуатировался гражданскими лицами, — сказал мне МакКаллум. Он подмигнул. «Я не сказал ЦРУ — я просто сказал гражданские лица». Весково переименовал его в Падение давления в честь космического корабля из серии научно-фантастических романов Иэна М.Банки.

Окно арктического погружения быстро приближалось, и казалось маловероятным, что подводный аппарат будет готов. «Именно тогда чрезмерный оптимизм Патрика Лэхи превратился из невероятной милой черты характера в серьезную проблему», — сказал Стюарт Бакл, капитан Pressure Drop. «Каждый день Патрик говорил:« О, да, он будет готов через один или два дня ». А потом проходят два дня, и он говорил:« Он будет готов через два дня »».

Последний шаг в постройке подводной лодки — поместить ее в бассейн или воду на пристани для яхт.«Вам нужно знать, сколько он весит и насколько перемещается», — сказал Рамзи, потому что средняя плотность корабля и его пассажиров должна быть равна плотности воды, в которой оно погружено. «Вы только рассчитали объем каждого объекта с помощью компьютерных моделей, которые никак не могут представить реальный объект со всеми его допусками. Вещи немного больше, вещи немного меньше, кабели толще ».

Но не было времени сделать это, прежде чем погрузить его на корабль и отправиться на ходовые испытания на Багамы.Они покинули Флориду, не зная, сколько подводная лодка сместилась. «Он даже не касался воды», — сказал Рамзи. «Это было просто« Хорошо, поехали. Посмотрим, сработает ли это ».

Когда Стюарт Бакл, капитан« Падения давления », впервые поднялся по трапу, он задался вопросом, почему Тритон выбрал этот корабль. Корпус был водонепроницаемым, но в стальной надстройке были дыры, а все функциональные компоненты были сняты.

МОРСКИЕ ИСПЫТАНИЯ

«Когда люди говорят о ходовых испытаниях, они всегда думают об испытаниях корабля или подводной лодки», — сказал мне МакКаллум.«Но на самом деле вы проверяете людей. Вы тестируете системы, процессы, условия и команды ».

Капитан Бакл бросил якорь возле острова Грейт-Абако на Багамах и сразу же встревожился кавалерским подходом экипажа «Тритона» к безопасному месту. Он вырос в Шотландском нагорье и ушел в море, когда ему было семнадцать лет. «Я и мои парни пытались приспособиться к нефтегазовой отрасли, где вам нужен подписанный клочок бумаги, чтобы что-то делать, а чтобы выйти на палубу, вам нужно иметь комбинезон, каски, очки, наушники, и перчатки, — сказал Бакл.«В то время как многие ребята из Triton привыкли ходить в шортах и ​​шлепанцах, как вы смотрите на« American Chopper ». Они шлифовали, сверлили и использовали гидравлические шила, глядя на него, искры летали повсюду, не облачаясь в защитные приспособления. очки или что-нибудь еще. Для них, если что-то загорается, это забавно, а не проблема ».

Весково назвало подводную лодку Ограничивающим фактором в честь еще одного космического корабля из серии «Культура». Она была прикреплена к изготовленной по индивидуальному заказу люльке, которую можно было откатить назад по металлическим гусеницам, чтобы спустить субмарину в океан с кормовой палубы корабля.Во время операций по запуску экипаж «Тритона» прикрепил его к крюку, свисающему с крана, известному как А-образная рама, имеющая форму огромных гидравлических качелей. Бакл попросил Весково купить более крупную А-образную раму — ту, которая была «рассчитана на человека» сертификационным агентством, чтобы они могли запустить подводный аппарат, который весит около двадцати шести тысяч фунтов, с пилотом внутри и закрытым люком. . Но на установку не было времени. Таким образом, экипаж «Тритона» опустил пустой подводный аппарат в воду, а экипаж корабля с помощью другого крана спустил лодку «Зодиак» по правому борту.Маккаллум забрался в «Зодиак» и отвез пилота к субмарине, которая буксировалась за кораблем.

Корабль не имел средств слежения за подводной лодкой под водой. «Когда он покинул поверхность, я понятия не имел, где он был», — сказал Бакл. «Все, что у нас было на тот момент, — это один диапазон». Бакл мог видеть, например, что ограничивающий фактор находился в пятистах метрах от него, но не знал, в каком направлении. «Пока это число становилось больше, это означало, что он не всплывал прямо подо мной», — сказал он.«Если бы он становился все меньше и меньше, у меня были бы проблемы».

«Главное в управлении кораблем состоит в том, что, если вы не знаете, как управлять кораблем, вы никогда не увидите ничего плохого», — сказал мне МакКаллум. «Только когда капитан говорит:« Боже, это было близко! », Вы говорите:« Правда? Было ли это? »

Остальные инциденты были однозначными. «Я видел, как ребята из Triton подпрыгивали по лестницам, не держась за поручни, и хотели запрыгнуть на что-то, пока они еще раскачивались с крана», — вспоминает Бакл.Провалились канаты, порвалось палубное оборудование. «Один из больших крючков с трещоткой сорвался с крыши ангара и настолько сильно задел голову Патрика, — сказал Маккаллум, расставив пальцы на пару дюймов. «Просто скучал по нему. И на нем не было шлема, так что это его убило бы ».

Лахи пилотировал подводную лодку на самых первых погружениях — сначала на двадцать метров, затем на пятьдесят, затем на тысячу. Электронные системы вышли из строя. Люк протек. Неисправно аварийное освещение, заклинило грузила.В контрольных списках перед погружением несколько переключателей помечены как «неработающие». В контрольных списках после погружения отмечены утерянные и упавшие на морское дно важные компоненты.

«Во время морских испытаний вы пытаетесь сломать что-то — вы пытаетесь выяснить, где находится ваше самое слабое звено», — сказал МакКаллум. «Это невероятно деморализует. Вы никогда не почувствуете, что добиваетесь значимого прогресса ». Каждое утро он проводил инструктаж перед погружением для членов экипажей корабля и подводных лодок. «Не огорчайтесь длинным списком поломок», — сказал он им.«Радуйтесь, потому что это вещи, которые не собираются терпеть неудачу в Южном океане — и если они действительно потерпят неудачу в Южном океане, нас бы трахнули».

При первых же погружениях подлодки вышли из строя электронные системы, протек люк, и сбросные грузы застряли.

9 сентября 2018 года Патрик Лэхи пилотировал ограничивающий фактор на дно каньона Абако, на глубине более трех миль. Это был девятый раз, когда подводная лодка находилась в воде. Все заработало. На следующий день Лэхи повторил погружение с Весково в качестве ведущего пилота.Когда они достигли дна, Весково включил блок управления, который управляет манипулятором. Что-то было не так. Он и Лэхи переглянулись. «Вы чувствуете это запах?» — спросил Лэхи.

«Да».

В капсуле появился клуб дыма. Весково и Лэхи схватили «запасной воздух» — регуляторы акваланга с двухминутными баллончиками со сжатым воздухом — чтобы они не потеряли сознание во время подготовки аварийного дыхательного аппарата. Сработал автоматический выключатель, автоматически отключив блок управления манипулятором, и резкий запах рассеялся.Лэхи, который тренировал Весково справляться с кризисами под водой, спросил, что им делать.

«Прервать погружение?» — сказал Весково.

«Да». Они были в двух часах езды от поверхности.



Рамзи и Том Блейдс, главный конструктор электротехники Triton, разработали множество механизмов безопасности. Большинство систем были дублированы и работали на отдельных электрических цепях на случай выхода из строя одной из батарей. Двигатели могли быть выброшены, если они запутались; так же могли и батареи, чтобы снизить вес и обеспечить плавучесть.Надводный груз весом в пятьсот пятьдесят фунтов был прикреплен с помощью электромагнита, так что, если подлодка теряла электричество, она немедленно начинала подъем. Также был переключатель «мертвого человека»: сигнал тревоги срабатывал, если пилот не мог связаться с кораблем, и если он не мог подтвердить сигнал тревоги, веса автоматически падали.

Джон Рамзи, главный разработчик ограничивающего фактора, никогда не читал книг о подводных лодках. «Вы бы в конечном итоге полностью испортили то, как вы думаете», — сказал он.После того, как рука манипулятора Ограничивающего Фактора упала, «Том Блейдс подключил подводную лодку к горячему источнику», — сказал Лэхи о главном конструкторе-электрике подводной лодки. «Буквально через прочный корпус проходила перемычка».

«Всякий раз, когда у нас случался какой-либо серьезный сбой, единственное, что имело значение, — это почему», — сказал Весково. «Если вы можете определить проблему и исправить ее, что вы собираетесь делать? Сдаться? Ну давай же. Это даже не приходило мне в голову. Может быть, другие люди испуганы. Я слышал об этом.Но если вы занимаетесь альпинизмом и падаете, не собираетесь ли вы снова подниматься? Нет. Вы извлекаете уроки из этого и продолжайте идти дальше ».

К середине сентября ходовые испытания сменились «продвинутыми ходовыми испытаниями» — эвфемизмом, чтобы скрыть тот факт, что ничего не работает. Окно погружения в Северном Ледовитом океане уже прошло. Бэкла особенно беспокоила система запуска и восстановления. Краны были несовершенными и плохо расположены. Одно из вспомогательных судов, которое было выбрано Тритоном, было восемнадцати лет, и его резиновый периметр трескался из-за многих лет пренебрежения солнцем Флориды.«В тот момент я был очень зол, — сказал мне Бакл. «Я поставил своих ребят в затруднительное положение, потому что они пытались компенсировать структурные проблемы, которые невозможно было решить. Вы можете мочиться только тем членом, который вам дали.

Маккаллум изменил график экспедиции, чтобы начать ее с желоба Пуэрто-Рико в Атлантическом океане в декабре, а затем в Антарктиду в начале февраля. Корректировка добавила затрат, но выиграла время.

Когда Алан Джеймисон, главный научный сотрудник экспедиции, связался с Хизер Стюарт, морским геологом из Британской геологической службы, и сказал ей, что Весково хочет погрузиться в самые глубокие точки каждого океана, она ответила, что существует проблема: никто не знал. где были эти точки.

Большинство карт, на которых подробно показано дно океана, созданы людьми, которые хотят его использовать. Нефтегазовая и глубоководная отрасли добычи требуют обширных знаний, и они платят за них. Но, за некоторыми исключениями, характеристики самых глубоких траншей в значительной степени неизвестны. Еще в шестидесятых годах прошлого века глубину океана часто оценивали, бросая взрывчатку через борт корабля и измеряя время, необходимое для того, чтобы стрела отразилась от дна.

«Большинство морских наук чертовски суровы», — сказал Алан Джеймисон, главный ученый.«Это все те странные суда, на которых мы оказываемся, работа по вытаскиванию и вытаскиванию вещей из воды».

Может показаться, что траншеи нанесены на карту — вы можете увидеть их в Google Планета Земля. Но эти изображения были созданы не при сканировании дна океана; они приходят со спутников, сканирующих вершину. Поверхность океана не ровная — она ​​сформирована чертами, лежащими под ней. Траншеи создают небольшие углубления на поверхности, а подводные горные хребты поднимают поверхность. Результатом является неопределенно правильное прочтение — вот траншея! — с невероятной степенью погрешности.Каждый пиксель имеет ширину около пятисот метров, а то, что находится ниже, может быть на тысячи футов глубже или меньше, чем проекции спутника, и находится в милях от того места, где оно отображается на карте.

Весково пришлось бы купить многолучевой эхолот, усовершенствованную систему гидролокационного картографирования, чтобы определять точные глубины и места погружения. Он выбрал Kongsberg EM-124, который будет размещен в массивной гондоле под кораблем. Никакая другая система не могла так точно отображать глубины хадалов. Покупка Весково была самой первой — серийный номер 001.

Когда Джеймисон связалась с морским геологом Хизер Стюарт и сказала, что Весково хочет погрузиться в самую глубокую точку каждого океана, она ответила, что существует проблема: никто не знает, где находятся эти точки.

В ноябре того же года Buckle отправился на перепад давления до Кюрасао, у побережья Венесуэлы, чтобы установить EM-124 и новый кран с правого борта. Но все равно не было времени заказать А-образную раму, рассчитанную на человека — для ее покупки, доставки и установки потребовалось бы, чтобы они пропустили окно антарктических погружений, что добавило бы экспедиции еще год.«Он богатый чувак, но не похож на Пола Аллена или Рэя Далио», — сказал Бакл о Весково. «У него нет таких денег. Это огромные затраты его ресурсов ».

Стюарт подготовила список возможных мест для дайвинга, который принес ей место в экспедиции. Для других участие во многом было делом удачи. Шейн Эйглер начал работать в Triton в прошлом году после того, как Кельвин Маги, мастер цеха, отправил ему сообщение в Facebook с вопросом, не хочет ли он строить подводные лодки.Они встретились двумя тысячами после того, как Эйглер накопил достаточно денег, выращивая марихуану, чтобы заплатить за уроки дайвинга. Маги был его наставником. Позже Эйглер работал автомехаником. «Строительство подводных лодок — это дерьмо точно так же, как автомобили, только другие компоненты», — сказал мне Эйглер.

14 декабря перепад давления начался в желоб Пуэрто-Рико из порта Сан-Хуан. «С тех пор, как мы начали, его немного подташнивало», — написал Эйглер в тот вечер по электронной почте своей жене.Это был его первый выход в море.

Вначале у корабля не было средств слежения за подводной лодкой под водой. «Когда он покинул поверхность, я понятия не имел, где он был», — сказал Бакл.

СТАРТОВЫЙ ПИСТОЛЕТ

Весково и Лахи совершили тестовое погружение на тысячу метров. Это был последний шанс Лэхи обучить Весково ограничивающему фактору перед тем, как он попытается совершить восьмитысячное погружение в одиночку на дно желоба Пуэрто-Рико. Научной целью экспедиции было собрать образец породы со дна каждой траншеи, поэтому Лэхи включил манипулятор.

Секундой позже, на Падении Давления, снизу появилась трансмиссия. «Контроль, это Л.Ф.», — сказал Лэхи. «Мы потеряли руку. Он упал ».

Это было 17 декабря. После всплытия Весково и Лэхи вошли в кабинет МакКаллума к корме корабля. «Патрик находился под огромным давлением, которое сокрушило бы почти всех, кого я знаю», — сказал МакКаллум. «Он вложил в этот проект огромное количество интеллектуального капитала своей команды за счет всех других проектов, но все же дела шли не совсем так, как нужно.”

Весково отменил экспедицию. «Думаю, я просто спишу все это на безнадежный долг», — сказал он. Рука-манипулятор стоила триста пятьдесят тысяч долларов, а запасного не было.

Лэхи просил еще времени. «Дайте моим ребятам еще один день», — сказал он. Весково смягчился и пошел в свою каюту. Следующие тридцать два часа его никто не видел. «Чем больше времени я провожу с Виктором, тем больше я думаю, что он вулканец в принятии решений, но не в своих эмоциях», — сказал мне Бакл.«Он один из тех парней, которые кажутся спокойными, но затем, вероятно, заходит в свою каюту и кричит в подушку после того, как ему сообщили пятую часть плохих новостей за день». (Весково отрицает, что кричал в подушку.)

Лахи затащил свою команду в ангар для подводной лодки. «Как ты думаешь, ты сможешь починить эту гребаную штуку?» он спросил.



Blades отметили, что потеря манипулятора высвободила электрическую распределительную коробку, создав возможность исправить почти все остальное, что было не так с электроникой.«По сути, Том Блейдс подключил субмарину», — объяснил Лэхи. «Буквально через прочный корпус проходила перемычка, спрятанная за сиденьем Виктора».

19 декабря Весково вошел в Ограничивающий Фактор и начал спуск. «Комната управления была просто забита людьми, и всю дорогу можно было разрезать атмосферу ножом», — сказал мне Стюарт. «Патрик просто сидел в своем кресле, ухватившись за радио, выжимал пот».

В 2:55 P . М .Виктор Весково стал первым человеком, достигшим самой глубокой точки в Атлантическом океане, восемь тысяч триста семьдесят шесть метров. Это было его первое одиночное погружение, и оно было безупречным.

В ту ночь «Виктор бродил и пил из бутылки шампанского», — сказал МакКаллум. «Мы впервые увидели, как Виктор расслабляется. Мы впервые увидели, как Виктор прикоснулся к алкоголю. И с этого момента мы знали, что собираемся распространить это по всему миру ».

«Пуэрто-Рико было стартовым оружием, — сказал мне Весково.«Южный океан был кузницей».


КУЗНИЦА

Волны — это локальные волны — волнение океана ветром. Волны катятся на тысячи миль по открытой воде, на которую не влияет текущая погода.

24 января 2019 года перепад давления отправился из порта Монтевидео, Уругвай, в Южную Сэндвич-впадину, самую глубокую точку Южного океана. Бакл и его команда загрузили корабль снаряжением для холодной погоды и провизией больше месяца.Впереди им предстояло путешествие в пять тысяч миль, а корабль едва мог идти девять узлов.

«Капитан, могу я сказать пару слов?» — спросил Питер Куп, главный инженер. «Этот корабль будет в порядке?»

«Да», — ответил Бакл. «Как вы думаете, я бы пригласил на борт всех людей в мире, с которыми мне больше всего нравится работать, а затем отправил бы нас всех на верную смерть?»

Но Бакл не был в этом уверен. Годом ранее, когда он впервые поднялся по трапу, он удивился, почему Тритон выбрал этот корабль.Падение давления не эксплуатировалось несколько лет. Корпус был водонепроницаемым, но в стальной надстройке были дыры, и верфь сняла все функциональные компоненты. Система рулевого управления была подключена наоборот; повернуть в одну сторону, а корабль — в другую. «Это классический случай, когда люди, проводившие много времени на лодках, думают, что знают лодки», — сказал мне Бакл. «Я потратил много времени на самолеты, но если бы Виктор сказал:« Я хочу купить Боинг 747 », я бы не поднялся и не сказал:« Да, этот отличный, купите тот ».«Я бы попросил пилота или бортинженера сделать это». Первый помощник Бакла вспоминал: «Корабль, блядь, разваливался на части».

После покупки Бакл и небольшая команда, состоящая в основном из шотландских моряков, провели два месяца, живя возле верфи в Луизиане, переоборудовав и отремонтируя судно. «Стю пошел на огромный риск — не только для себя, но и для всех своих офицеров, — сказал мне МакКаллум. «Он лично отобрал ребят, снял их с очень хорошо оплачиваемых работ в нефтегазовой отрасли и заставил их следовать за ним и никуда не ебать.По вечерам Бакл и его команда пили пиво на верхней палубе и бросали кусочки пиццы аллигаторам в заливе. На корабле не было ни руководств, ни электрических схем. «Это был просто разрушающий душу медленный процесс», — сказал Бакл.



Теперь Бакл направлял падение давления в Южный океан, место самых сильных морей в мире. Через несколько ночей Эрленд Карри, моряк с Оркнейских островов, засунул спасательный жилет под дальнюю сторону своей койки, чтобы матрас имел U-образную форму, и он не выпал.

«Вы заставляете работать эти отвратительные системы с небольшими промежутками между ними», — сказал мне МакКаллум. Маккаллум видел волны на гребне Южного океана выше девяноста футов. Он тщательно обозначил окно погружения между штормами и взял на борт ледового пилота и врача. «Если что-то пойдет не так, нет порта, куда можно было бы пойти, и некому спасти вас», — сказал он.

Альбатрос шёл за кораблем первые несколько дней. Вскоре они исчезли, и команда начала видеть китов и пингвинов.«Наполненные трепетом, мы устремились к тому месту, где на старых картах писали:« Вот и чудовища », — сказал мне Весково.

Кэсси Бонджованни и ее помощники по сонарам составили карту участка дна океана размером с Техас, большая часть которого никогда не исследовалась.

На палубе полубака, в диспетчерской, веселая шатенка по имени Кэсси Бонджованни сидела перед четырьмя большими мониторами, которые были прикручены к столу. Бонджованни, которому двадцать семь лет, заканчивал степень магистра картографирования океана в Университете Нью-Гэмпшира, когда позвонил Роб МакКаллум и сказал, что ему нужен кто-то, чтобы запустить многолучевую гидролокаторную систему для полутора кругов вокруг света.Она получила диплом в море, когда составляла карту места для дайвинга Весково в желобе Пуэрто-Рико.

Будучи оператором гидролокатора, Бонджованни должен был принимать идеальные решения, основываясь на неполной информации. «Звук исходит от EM-124, размещенного внутри гигантской гондолы под кораблем», — сказала она. «По мере того, как он опускается, ширина каждого звукового луча увеличивается, так что в самых глубоких траншеях мы можем уловить только одну точку каждые семьдесят пять метров или около того». В этих траншеях звук достигает дна не менее семи секунд, а затем возвращается еще семь секунд.В этом промежутке корабль двинулся вперед, покатился и покатился по поверхности моря. Бонджованни также должен был учитывать показания скорости звука на каждом участке погружения, так как на нее влияют изменения температуры, солености и глубины.

Покупка и установка EM-124 обошлись дороже, чем сам корабль, но его программное обеспечение было полно ошибок. Каждый день Бонджованни колебалась между трепетом и разочарованием, когда она перезагружала его, настраивала параметры, убирала зашумленные данные и отправляла электронные письма компании Kongsberg, производителю, с запросом исправлений программного обеспечения.Экспедиция была не только первой, кто совершил погружение в Южный Сэндвичевый желоб, но и первой нанесла его на карту.

Стив Чаппелл, механик Triton, был одним из немногих членов экипажа, которым была поручена роль «пловца», который прыгнул в воду и отсоединил буксирный трос от ограничивающего фактора перед тем, как он спустился.

Пряжка поместила корабль над местом погружения. Механику Triton по имени Стив Чаппелл была поручена роль «пловца», что означало, что он будет балансировать на ограничивающем факторе, когда его опускают в воду, и отключать буксирный трос до того, как он упадет.На нем был сухой костюм; полярные воды могут быстро вызвать непроизвольное дыхание и головокружение, и даже талантливые пловцы могут утонуть в течение двух минут. Какое-то время он лежал на подводной лодке посреди Южного океана, возясь с мокрыми веревками, онемевшие пальцы. Затем Зодиак подобрал его и отвел обратно в Падение Давления, где он согрел руки вытяжной вентиляцией. Весково запустил насосы, и Ограничивающий Фактор начал снижаться.

Протоколы погружений требовали, чтобы Весково проверял поверхность каждые пятнадцать минут и объявлял свою глубину, направление и состояние своей системы жизнеобеспечения.Но через сорок пятьсот метров вышла из строя система связи. Корабль все еще мог принимать передачи Весково, но Весково не слышал ответов.

Существа бездны проплывали мимо смотровых окон. Принято прерывать погружение через тридцать минут после потери связи, но Весково знал, что у него никогда не будет другого шанса достичь дна Южного океана, поэтому он продолжил движение. Ему нравилось ощущение полного одиночества. Иногда, на первый взгляд, он говорил о человеческой природе, как если бы это было то, что он изучал со стороны.Прошел еще час, прежде чем он достиг самой глубокой точки: семь тысяч четыреста тридцать три метра. Точка никогда не измерялась и не называлась. Он решил назвать это Факторианской Падью.


Той ночью главный научный сотрудник Алан Джеймисон стоял на кормовой палубе, ожидая, пока биологические образцы поднимутся на поверхность. «Большинство морских наук чертовски суровы», — сказал он мне. «Это не просто« Посмотри на красивое животное »или« Посмотри на тайны бездны ». Это все странные суда, на которых мы оказываемся, работа по вытаскиванию вещей из воды и в воду.Джеймисон, грубоватый сорокадвухлетний морской биолог, выросший в Шотландской низменности, является пионером в строительстве и использовании хадальных спускаемых аппаратов — больших беспилотных устройств с ловушками и камерами, сброшенными за борт. корабля. За последние два десятилетия он выполнил сотни посадок на глубину планеты и нашел доказательства существования рыб и тварей там, где их не было. Теперь, когда в темноте и на ветру дул снег, он перебросил крюк через Южную Сэндвич-траншею и поймал спускаемый аппарат, бьющийся в волнах.



На борту было пять десантных аппаратов. Три из них были оснащены передовым оборудованием слежения и связи для обеспечения навигационной поддержки подводной лодки. Двое других принадлежали Джеймисону — они были сделаны с алюминиевой рамой, одноразовыми грузами и сапфировым окном для камеры, чтобы выдерживать давление на глубине. Перед каждым погружением он привязывал мертвую скумбрию к металлическому стержню перед камерой, чтобы привлечь голодных хадалов. Теперь, изучая отснятый материал, он обнаружил четыре новых вида рыб.Амфиподы пробежались по безликим осадкам на морском дне и пожрали скумбрию до костей. Это древние насекомые-падальщики, тела которых вмещают воду — плавающие органы в восковом экзоскелете. Их клетки приспособились справляться с высоким давлением, и «у них такой смехотворно растягивающийся кишечник, поэтому они могут есть примерно в три раза больше своего тела», — объяснил Джеймисон. Морские биологи классифицируют существ в зоне хадала как «экстремофилов».

Следующей ночью один из посадочных модулей Джеймисона был потерян.«Обычно вещи возвращаются туда, где вы их положили, но этого не произошло», — сказал Бакл. «Мы выяснили, что это за дрейф, и затем плыли в этом направлении еще три или четыре часа, со всеми моими ребятами на мостике — прожекторами, биноклями, всеми, кто его ищет. И мы его просто так и не нашли ».

Во время погружений в Арктике и Антарктике пловцы были в сухих костюмах; полярные воды могут вызвать удушье и головокружение, и даже талантливые пловцы рискуют утонуть в течение двух минут.

Второй всплыл позже той же ночью.Но при подъеме он был засосан под качающийся корабль и прошел прямо через гребной винт. К этому времени была метель, и корабль накатил восемнадцатифутовыми волнами. «Я потерял все — просто трахнул все — за одну ночь», — сказал Джеймисон. Весково предложил назвать место затерянного десанта Горькой бездной.

Падение давления направилось на восток, мимо айсберга длиной тридцать миль, в Кейптаун, Южная Африка, чтобы остановиться для топлива и еды. Бонджованни оставил гидролокатор включенным, собирая данные, которые позволили бы скорректировать глубину и местоположение ключевых геологических особенностей, чьи предыдущие измерения со спутников отклонялись на целых несколько миль.(Весково делает все данные корабля доступными для Seabed2030, совместного проекта по картированию мирового океана на следующие десять лет.) Тем временем Джеймисон собрал новый спускаемый аппарат из алюминиевого лома, запасной электроники и некоторых веревок и буев. и научил Эрленда Карри, моряка с Оркнейских островов, заманить его и установить таймер спуска. Джеймисон назвал посадочный модуль Erlander, затем высадился и отправился в Англию, чтобы провести время с женой и детьми. Кораблю потребуется несколько недель, чтобы добраться до следующей остановки в порту, в Перте, где команда Triton установит новый манипулятор.

В то время самая глубокая точка в Индийском океане была неизвестна. Большинство ученых полагали, что это было в Яванской впадине, недалеко от Индонезии. Но никто никогда не наносил на карту северную часть зоны разлома Диамантина у берегов Австралии, и спутниковые данные поместили ее в пределы погрешности Явы.

Падение давления провело три дня над Диамантиной; Бонджованни подтвердил, что он на самом деле меньше Явы, и Карри сбросил «Эрландер», как и сказал Джеймисон.Когда он всплыл примерно через десять часов — ловушка была заполнена амфиподами, в том числе несколькими новыми видами — Карри стал первым человеком, собравшим биологический образец из зоны разлома Диамантина.

ПИРАТЫ

Явский желоб находится в международных водах, которые начинаются в двенадцати морских милях от суши. Но предполагаемые места для дайвинга экспедиции попали в исключительную экономическую зону Индонезии; Согласно конвенциям ООН, страна имеет особые права на разведку и эксплуатацию морских ресурсов на расстоянии до двухсот морских миль от побережья.Маккаллум потратил большую часть прошлого года на получение разрешений и разрешений; он имел дело с 57 правительственными агентствами из более чем дюжины стран, чтобы спланировать «Пять глубин».

В течение нескольких месяцев правительство Индонезии игнорировало запросы МакКаллума. Затем его перебросили в десять или более агентств, которым он отправил информационные материалы о подводном аппарате, корабле, команде и миссии. Между погружениями в Атлантике и Антарктике Весково вылетел в Джакарту, чтобы прочесть лекцию, и предложил провести на дно траншеи индонезийского ученого.Но когда корабль прибыл на Бали, Маккаллум все еще не получил разрешения на погружение.

Официально это означало, что группа не могла проводить никаких научных работ в Яванской впадине. Но международное морское право допускает тестирование оборудования, и после Явы следующий набор погружений в Тихом океане будет самым глубоким из всех. «Итак, мы проверили подводную лодку несколько раз», — сказал МакКаллум, улыбаясь. «Мы испытали посадочные устройства, мы проверили гидролокатор — мы проверили все».



Явский желоб имеет длину более двух тысяч миль и является местом сильной сейсмической активности.Исследования в северной части показывают свидетельства оползней, вызванных землетрясением 2004 года, вызвавшим цунами с волнами высотой в сто футов, унесшими жизни четверти миллиона человек в Юго-Восточной Азии. Дальше на юг спутники обнаружили две глубокие лужи на расстоянии нескольких сотен миль друг от друга. Падение давления нанесло на карту оба участка, и Бонджованни обнаружил, что на самом деле самая глубокая точка находилась между ними, в небольшом бассейне, который раньше оставался незамеченным. Возможно, это новый прорыв на дне океана.

Пряжка установила перепад давления над бассейном и отключила корабельное оборудование слежения и связи.Маккаллум поднял пиратский флаг. Климат был тропическим, восемьдесят шесть градусов, океан спокойный, с медленными волнами и почти без ряби на поверхности. Утром 5 апреля 2019 года экипаж Triton без происшествий запустил Limiting Factor, и Весково нырнул в самую глубокую точку Яванской впадины.


Альпинисты стоят на вершинах скалистых вершин и смотрят на мир. Весково погрузился в темноту и увидел на дне в основном осадочные породы. Огни Ограничивающего Фактора загорелись всего на несколько футов вперед; акриловые иллюминаторы выпуклые и имеют толщину восемь дюймов.Каким бы ни был истинный рельеф скальной породы под ней, хадальные желоба кажутся мягкими и плоскими в глубоких местах. Переверните гору вверх дном, и со временем перевернутая вершина станет недоступной; пока существует океан, траншеи были конечными точками падения твердых частиц — вулканической пыли, песка, гальки, метеоритов и «миллиардов и миллиардов крошечных раковин и скелетов, известковых или кремнистых остатков всего крохотные существа, которые когда-то жили в верхних водах, — писала Рэйчел Карсон в книге «Море вокруг нас» в 1951 году.«Отложения — это своего рода эпическая поэма о земле».

Весково провел на дне три часа и увидел в смотровые окна пластиковый пакет. В желобе Пуэрто-Рико одна из камер ограничивающего фактора сфотографировала банку из-под газировки. По оценкам ученых, через тридцать лет в океанах будет больше пластика, чем рыбы. Почти каждый биологический образец, который Джеймисон извлек из хадальной зоны и протестировал в лаборатории, был загрязнен микропластиком. «Вредит ли это способности этих животных кормиться, маневрировать, воспроизводить потомство?» — сказал Маккаллум.«Мы не знаем, потому что мы не можем сравнить тот, который полон микропластика, с тем, в котором нет. Потому что их нет ».

Стены траншей наполнены жизнью, но они не были миссией Весково. «Это немного похоже на то, как пойти в Лувр, надеть кроссовки и пробежать через них», — сказал Лэхи. «Что вам действительно нужно, так это пойти туда с кем-то, кто может сказать вам, на что вы смотрите». На следующий день Весково сказал Лахи, что может отвести Джеймисона на дно траншеи.«Я не хочу вдаваться в подробности, потому что это скучно», — сказал Джеймисон. «Пойдем куда-нибудь по-настоящему круто».

После серии неудач Весково чуть было не отменило экспедицию. «Думаю, я просто спишу все это на безнадежный долг», — сказал он.

В четырех с половиной милях ниже корабля тектоническая плита Австралии медленно и яростно поглощалась евразийской плитой. Бонджованни заметил лестницу, выходящую из линии разлома, результат давления и разрушения в геологическом масштабе.Он простирался более чем на восемьсот футов выше вертикали с выступом — невероятно трудное погружение. Лэхи пришлось бы отступить, пока они поднимались, не имея четкого представления о том, что находится над субмариной.

Люк начал протекать во время спуска, но Лэхи сказал Джеймисону не обращать на это внимания — он закроется под давлением. С него капало более девяноста минут и остановилось только на высоте пятнадцати тысяч футов. «Я сказал тебе, черт возьми, это запечатает», — сказал Лэхи.

Покажите свою поддержку.

Чтобы узнать больше о визуальной и интерактивной журналистике The New Yorker’s , рассмотрите возможность подписки.

Подписаться

Ограничивающий фактор достиг дна сразу после полудня. Лэхи подошел к стене на линии разлома и направился к выступающим черным образованиям. Издалека они казались Джеймисону вулканической скалой, но по мере приближения Лахи в поле зрения появлялись новые цвета — ярко-красные, оранжевые, желтые и синие цвета, окутанные хадальной тьмой. Без огней подводной лодки цвета никогда бы не увидели, даже живущие среди них существа. Это были бактериальные маты, получающие энергию от химических веществ, исходящих от земной коры, а не от солнечного света.Именно благодаря этому процессу хемосинтеза миллиарды лет назад, когда Земля представляла собой «одну гигантскую, испорченную, дымящуюся геологическую массу, бомбардируемую метеоритами», как выразился Джеймисон, первая сложная клетка пересекла некую неосязаемую линию, которая отделяет неживое от живого.

Лэхи начал карабкаться по стене — вверх на двигателях, затем назад. Джеймисон открыл новый вид рыб-улиток, длинное студенистое существо с мягкими плавниками, посмотрев в иллюминатор. Давление исключает возможность плавания пузыря; недостаток пищи исключает окостенение костей.У некоторых улиток есть протеины-антифризы, которые помогают им работать в холодную погоду. «Биология — это просто вонючая инженерия», — сказал Джеймисон. «Когда вы реконструируете рыбу из самых экстремальных условий и сравниваете ее с ее аналогами на мелководье, вы можете увидеть компромиссы, на которые она пошла».

Подъем на стену занял час. Когда всплыл последний спускаемый аппарат, Джеймисон отсоединил камеру и обнаружил, что она сняла кадры осьминога-думбо на высоте двадцати трех тысяч футов — самая глубокая из когда-либо зарегистрированных, более чем на милю.

Падение давления началось в сторону Тихого океана. Маккаллум опустил пиратский флаг. Семь недель спустя Джеймисон получил письмо от правительства Индонезии, в котором говорилось, что его заявка на разрешение на исследования была отклонена «по соображениям национальной безопасности».

К концу экспедиции экипажи корабля и подводной лодки настолько отточили спуск и подъем, что даже в бурное море для постороннего это было похоже на просмотр индустриального балета.

ЕЖЕДНЕВНЫЙ ПОЛЕТ НА ЛУНУ

Пряжка отплыл на Гуам, с диверсиями для Бонджованни, чтобы нанести на карту траншеи Япа и Палау.На борт сели несколько новых пассажиров, один из которых отличался от остальных: он был там, где они собирались шесть десятилетий назад. При разведке Хадаля исторически приоритетом была превосходная степень, и область Марианской впадины, известная как Бездна Челленджера, содержит самую глубокую воду на земле.

23 января 1960 года двое мужчин забрались в большую сферу давления, которая была подвешена под баком на сорок тысяч галлонов с бензином для плавучести. Одним из них был швейцарский гидронавт по имени Жак Пикар, чей отец, воздухоплаватель Огюст Пикар, разработал его.Другим был Дон Уолш, молодой лейтенант ВМС США, который купил машину, известную как батискаф, и модифицировал ее, чтобы попытаться погрузиться в Глубину Челленджера.

Батискаф был настолько большим, что его приходилось буксировать за кораблем, а его плавучий бензобак был настолько хрупким, что корабль не мог двигаться со скоростью более одной или двух миль в час. Чтобы найти место для погружения, моряки бросили TNT через борт корабля и рассчитали время, когда эхо отражается от дна траншеи.Было одно смотровое окно размером с монету. Когда батискаф упал на дно, подняв осадок, «это было похоже на взгляд в таз с молоком», — сказал Уолш. Прошло полвека, прежде чем кто-то вернулся.



Батискаф больше никогда не нырял на хадальские глубины. Жак Пиккар умер в 2008 году. Теперь Дон Уолш, которому было восемьдесят восемь лет, шел по трапу Падения Давления. Это был короткий переход к Марианской впадине, через теплые воды Тихого океана, через шестифутовые волны.

Над Глубиной Челленджера Весково надел огнестойкий комбинезон и вышел на кормовую палубу.С востока дул легкий ветерок. Уолш пожал Весково руку. Весково поднялся на Ограничивающий Фактор, неся ледоруб, который он принес на вершину Эвереста.

Люк заблокирован, подъемный трос опущен, тросики отпущены, буксирный трос выведен — насосы включены. Весково задался вопросом: сможет ли подлодка с этим справиться? Он не думал, что он взорвется, но выживет ли электроника? Двигатели? Батареи? Помимо Уолша и Пикара, единственным человеком, который спустился на дно Бездны Челленджера, был режиссер Джеймс Кэмерон в 2012 году.На дне вышло из строя несколько систем, и его подводный аппарат больше никогда не нырял глубоко.

Глубиномер отсчитал десять тысяч девятьсот метров тридцать шесть тысяч футов. Через четыре часа Весково начал сбрасывать различные балластные грузы, чтобы замедлить спуск. В 12:37 P . M ., — позвал он на поверхность. Его сообщение достигло Пада давления за семь секунд: «Внизу».

За пределами смотровых окон Весково видел амфипод и морских огурцов. Но он был в двух милях от рыбных пределов.«В какой-то момент условия становятся настолько напряженными, что эволюция исчерпывает возможности — не так много места для маневра», — сказал Джеймисон. «Так что многие существа там начинают выглядеть одинаково».

Весково выключил свет и выключил двигатели. Он молча парил в футе от дна наносов, плавно плывя по течению на глубине почти тридцати шести тысяч футов от поверхности.

В тот вечер, на «Падении давления» Дон Уолш снова пожал ему руку. Весково отметил, что согласно данным сонарного сканирования, данным с подводной лодки и показаниям спускаемых аппаратов, он ушел глубже, чем кто-либо прежде.«Да, вчера вечером я плакал перед сном», — пошутил Уолш.


Команде Triton потребовалось два дня технического обслуживания, чтобы убедиться, что они ничего не пропустили. Но ограничивающий фактор был в порядке. Итак, Весково снова спустился, чтобы забрать образец камня. Он нашел несколько экземпляров у северной стены траншеи, но они были слишком большими, чтобы нести их, поэтому он попытался отломить кусок, разбив их рукой-манипулятором — безуспешно. «В конце концов, я прибег к тому, чтобы просто зарыться когтем в грязь и просто слепо хватать и смотреть, не выходит ли что-нибудь», — сказал он.Не повезло. Он всплыл.

Через несколько часов Весково вошел в диспетчерскую и узнал, что один из навигационных спускаемых аппаратов застрял в иле. Он был в отчаянии. Батареи посадочного модуля скоро разряжаются, прекращая связь и отслеживание — еще один дорогой предмет, потерянный на дне океана.

«Что ж, у вас есть подводный аппарат на всю океанскую глубину», чтобы подобрать его, — сказал МакКаллум. Лахи планировал спуститься с Джонатаном Струве из морской классификационной компании DNV-GL, чтобы удостовериться в ограничивающем факторе.Теперь это стало спасательной миссией.

Когда Лэхи достиг дна, он начал поиск по треугольной схеме. Вскоре он заметил слабый свет из посадочного модуля. Он толкнул его рукой-манипулятором, освобождая от грязи. Он всплыл на поверхность. Струве, который теперь был одним из шести человек, побывавших на дне Глубины Челленджера, подтвердил «максимально допустимую глубину погружения» Ограничивающего фактора как «неограниченную».

Диспетчерская была в основном пуста. «Когда Виктор впервые спустился вниз, все были там, хвалили, кричали и кричали», — сказал Бакл.«А на следующий день, около обеда, все сказали:« К черту, я пойду на обед ». Патрик достает часть оборудования из самой глубокой точки на земле, и это только я говорю:« Ура, поздравляю, Патрик. «Похоже, никто не заметил, насколько важно то, что они уже сделали это нормальным, хотя это не так. Это эквивалент ежедневного полета на Луну ». Маккаллум в своих брифингах перед погружением начал перечислять «самоуспокоенность» как опасность.

Экипаж быстро освоился с достижениями экспедиции.«Похоже, никто не заметил, насколько важно то, что они уже сделали это нормальным, даже если это не так», — сказал Бакл. «Это эквивалент ежедневного полета на Луну».

Весково был в восторге, когда спускаемый аппарат достиг поверхности. «Ты знаешь что это значит?» — сказал ему Маккаллум.

«Да, мы вернули спускаемый аппарат стоимостью триста тысяч долларов», — сказал Весково.

«Виктор, у вас есть единственное транспортное средство в мире, которое может добраться до дна любого океана в любое время и в любом месте», — сказал МакКаллум.Сообщение дошло до него. Весково прочитал, что китайское правительство сбросило устройства акустического наблюдения в Марианской впадине и вокруг нее, очевидно, чтобы шпионить за американскими подводными лодками, покидающими военно-морскую базу на Гуаме; он мог их повредить. Советская атомная подводная лодка затонула в восьмидесятых годах у норвежского побережья. Российские и норвежские ученые взяли пробы воды внутри и обнаружили, что она сильно загрязнена. Теперь Весково начал беспокоиться о том, что в скором времени негосударственные субъекты смогут извлекать и повторно использовать радиоактивные материалы, лежащие на морском дне.



«Я не хочу быть злодеем из Бонда», — сказал мне Весково. Но он отметил, насколько это будет легко. «Вы можете путешествовать по миру с этой субмариной и размещать на ее дне устройства, которые активируются акустически, чтобы перерезать кабели», — сказал он. «И вы делаете короткую продажу на всех фондовых рынках и покупаете золото одновременно. Теоретически это возможно. Теоретически ».

После рабочего дня Лэхи предложил отвести Джона Рамзи на дно траншеи. Рамзи был в противоречии, но, по его словам, «на борту было такое мнение, что, если дизайнер не осмелится вмешаться, тогда никто не посмеет вмешаться.Он забрался внутрь и всю дорогу чувствовал себя некомфортно. «Дело было не в том, что мне действительно нужно было насрать, это был иррациональный страх того, что случится, если мне действительно нужно насрать», — сказал он.

Два дня спустя Весково отвел Джеймисона на дно Марианской впадины. Они вернулись с одним из самых глубоких образцов горных пород, когда-либо собранных после того, как Весково врезался в валун, и его фрагмент упал в батарейный отсек.

Бакл отправился обратно на Гуам, чтобы высадить Уолша, Весково и команду Тритона.«Когда садишься и думаешь об этом, это просто потрясающе, что с незапамятных времен до понедельника там побывали три человека», — сказал он. «Затем, за последние десять дней, мы отправили туда еще пять человек, и это даже не имеет большого значения».

Падение давления, якорь в архипелаге Шпицберген. Наименее известный район морского дна находится под Северным Ледовитым океаном.

Было начало мая, и остался только один океан. Но самая глубокая точка в Северном Ледовитом океане была покрыта полярной ледяной шапкой, и оставалась таковой в течение нескольких месяцев.Падение давления направилось на юг, в сторону Тонги, в южной части Тихого океана. Бонджованни обеспечивал работу гидролокатора круглосуточно, а Джеймисон провел первое в истории развертывание посадочных модулей в траншеях Сан-Кристобаль и Санта-Крус. «Образцы амфипод в основном предназначены для генетической работы, отслеживания адаптаций», — сказал он мне. Те же самые существа появлялись в окопах за тысячи миль друг от друга, но их нельзя найти на мелководье или где-либо еще на дне океана. «Какого хрена они переходят от одного к другому?»

Бонджованни нанес на карту желоб Тонга.Изображение сонара показало сорокимильную линию откосов разломов, геологическую особенность, возникшую в результате разрушения океанической плиты. «Это ужасно жестокое явление, но оно происходит в течение геологического времени», — пояснил Джеймисон. «Когда одна из плит опускается, она врезается в эти гребни, и эти гребни чертовски огромны» — полторы мили по вертикали. «Если бы они были на суше, они были бы одним из чудес света. Но поскольку они похоронены на глубине десяти тысяч метров, они выглядят как рябь на дне океана.

Бонджованни обычно не спал всю ночь, отлаживая новое программное обеспечение и исследуя места для дайвинга, чтобы на рассвете можно было запустить Limiting Factor. «День навсегда», — датировала она одну из своих дневниковых записей. «Сонар сам себя выебал». Теперь, перед отъездом, она научила Эрленда Карри, который запустил импровизированный спускаемый аппарат Джеймисона в зоне разлома Диамантина, как управлять ЕМ-124.

«Когда вы возлагаете на людей больше ответственности, они либо рассыпаются, либо цветут, а он цветет», — сказал Бакл.В следующем месяце Карри нанес на карту около шести тысяч морских миль дна океана от желоба Тонга до Панамского канала. «Эрленд хорошо работает», — сообщил Бонджованни другой офицер. «Он действительно начинает говорить как картограф. Он просто еще не научился пить, как он.

NORWEGIAN CANDY

Я поднялся на борт «Падения давления» на Бермудских островах в середине июля, через семь месяцев после начала экспедиции. Экипаж только что завершил еще одну серию погружений в желобе Пуэрто-Рико, чтобы продемонстрировать оборудование представителям США.С. Военно-морскому флоту и миллиардеру и защитнику океана Рею Далио. (Далио владеет двумя подводными лодками «Тритон».) Весково надеялся продать систему разведки хадалов за сорок восемь миллионов долларов — немного больше, чем общая стоимость экспедиции. Во время одной из демонстраций приглашенный инженер начал обрисовывать все способы, которыми он мог бы сделать это по-другому. — Хорошо, — улыбаясь, сказал Маккаллум. «Но ты этого не сделал».



Мы отправляемся на север, через бирюзовые воды Гольфстрима. Чтобы достичь самой глубокой точки в Северном Ледовитом океане, потребуется около трех недель без остановок.Но арктическое окно для погружений не откроется еще пять недель, и, как выразился Весково, «Титаник уже в пути». Несколько ночей я стоял на носу, перегнувшись через край, загипнотизированный, когда биолюминесцентный планктон вспыхивал зеленым светом при контакте с кораблем. Сверху чернота, до самого горизонта, где начинались миллионы звезд. Иногда вдалеке вспыхивала молния, пробивающаяся сквозь темные тучи. Но в большинстве ночей форма Млечного Пути была настолько выражена, что в течение ночи можно было проследить вращение Земли.

Воздух стал туманным и холодным. Бакл направился из Гольфстрима в воды Северной Атлантики, в нескольких сотнях миль к юго-востоку от порта Сент-Джонс, Ньюфаундленд. После полуночи все собрались на верхней палубе и выпили рюмку виски — тост за мертвых. К рассвету мы доберемся до места «Титаника». На рассвете мы выбросили венок за борт и смотрели, как он тонет.

Несколько лет назад Питер Куп, главный инженер Buckle, работал на коммерческом судне, которое ставило огромный глубоководный якорь на нефтяную вышку у побережья Индонезии.Цепь соскользнула через борт, стягивая одну сторону корабля так далеко, что гребной винт правого борта оказался в воздухе. Вода хлынула в машинное отделение, где работал Куп. Ему было невозможно добраться до выхода.

Британские корабельные инженеры носят на погонах фиолетовые полосы. Многие из них считают это данью уважения инженерам Титаника, каждый из которых остался в машинном отделении и погиб вместе с кораблем. Теперь Купе, отец которого также был главным инженером, решил сделать то же самое.«Я видел, как моя жизнь улетучивается, — вспоминал Куп. «Люди говорят, что он мигает перед вами. Я был просто спокоен. Я чувствовал, вот и все — меня нет ». Экипажу мостика удалось выправить корабль после того, как он уже смирился со своей судьбой.

На следующий день Весково пилотировал Ограничивающий Фактор до Титаника с погонами Купа и его отца на пассажирском сиденье. Поле обломков простирается более чем на полмили и наполнено опасностями запутывания — незакрепленными кабелями, нависающим вороньим гнездом, ржавыми конструкциями, готовыми к разрушению.(«Какая ржавая куча дерьма! — сказал Лэхи. — Я не хочу, чтобы подлодка находилась поблизости от этой долбаной штуки!») Из носа выступают большие шелесты, показывая направление подводных течений. Нетронутые хижины заселили кораллы, анемоны и рыбы.

В тот же вечер Весково вернул погоны вместе с фотографией, на которой он держал их на месте крушения. Куп, которому шестьдесят семь лет, вышел из пенсии, чтобы присоединиться к этой экспедиции — своей последней.

Падение давления продолжалось на северо-восток, мимо Гренландии и Исландии, к порту на Шпицбергене, арктическом архипелаге примерно в шестистах милях к северу от Норвегии.Огромные ледники заполняют заливы, и там, где они растаяли, они оставили после себя плоские горы и склоны, раздробленные и выровненные под тяжестью льда. Большая часть архипелага недоступна, кроме как на снегоходе или лодке. Население белых медведей превышает численность людей, и никто не уезжает из города без оружия.

Маккаллум взял на борт двух коллег из EYOS , включая полярного проводника, который мог учуять и определять направление движения моржа с движущегося корабля, находящегося в нескольких милях от него.К настоящему времени Маккаллум корректировал расписание экспедиции девяносто семь раз. Падение давления началось на северо-запад, в направлении отверстия Моллой, самой глубокой точки в Северном Ледовитом океане. Наименее известный район морского дна находится под полярной ледяной шапкой. Но ученые нашли окаменелые останки тропических растений; когда-то климат был как во Флориде.

Был разгар арктического лета и очень холодно. Я стоял на носу и смотрел, как крачки и глупыши играют в осадке корабля, а тупики судорожно порхают, едва выпрыгивая из воды.

Солнце не садилось, дезориентируя. Когда я встретил Джона Рамзи, он с некоторой настойчивостью объяснил, что более широкие и плоские кофейные чашки содержат больший объем, чем более высокие и тонкие, и что это было важным соображением при сопоставлении потребления кофеина с потенциальными социальными издержками. налить вторую чашку из единственного французского пресса на камбузе.

Мимо прошел лед; косатки и синие киты тоже. Бакл протрубил в гудок, когда корабль пересек восьмидесятую параллель.Однажды ночью горизонт стал белым, и полярная ледяная шапка медленно показалась в поле зрения. В другую ночь ледовый лоцман припарковал носовую часть корабля на льдине. «Падение давления» завершило полтора круга вокруг света на оба полюса. Носовое подруливающее устройство наполнило арктическую тишину навязчивым механическим стоном.



Бонджованни и ее помощники-гидролокаторы нанесли на карту почти семьсот тысяч квадратных километров дна океана, площадь размером с Техас, большая часть которой никогда не исследовалась.Джеймисон выполнил сто три развертывания посадочных модулей в каждой крупной хадальной экосистеме. Посадочные аппараты преодолели общее расстояние почти восемьсот миль по вертикали и отсняли около сорока новых видов. Однажды, когда мы пили на улице, я заметил, что на шнурке Джеймисона свисает заблудшая амфипода. «Эти маленькие парни живут по всей долбаной планете», — сказал он, начав разговор. «Более мелкие виды не оставляют таких следов. Вы не увидите этого с зеброй или жирафом.”

Земля — ​​не идеальная сфера; он вдавливается в полюса. По этой причине путешествие Весково на дно лунки Моллой приблизит его на девять миль к земному ядру, чем его погружения в Марианской впадине, хотя Моллой находится лишь на половине глубины от поверхности.

29 августа Весково надел комбинезон и вышел на кормовую палубу. Экипажи корабля и подводной лодки настолько усовершенствовали систему спуска и подъема, что даже в бурном море для постороннего это было похоже на просмотр индустриального балета.Снаряжение не менялось с момента неудачного начала экспедиции, но люди меняли.

«Это еще не конец», — сказал Весково, цитируя Уинстона Черчилля. «Это даже не начало конца. Но это, пожалуй, конец начала ».

Он залез внутрь Ограничивающего Фактора. Пловец закрыл люк. Весково включил скрубберы для кислорода и углекислого газа. «Система жизнеобеспечения задействована», — сказал он. «Хорошо пойти.»

На первых нескольких сотнях футов он увидел медуз и криля.Потом морской снег. Тогда ничего.

К тому времени, когда перепад давления достиг Арктики, он сделал полтора круга вокруг света до обоих полюсов.

Экипаж «Тритона» ворвался в диспетчерскую. Лахи нашел коробку лакричника на Шпицбергене, откусил и передал ее всем. «Просто чертовски отвратительно», — сказал он, поморщившись. «Кто, черт возьми, делает такие конфеты? На вкус как замороженное дерьмо.

В системе связи произошел сбой. На мгновение в комнате воцарилась тишина, когда Весково позвонил, чтобы сообщить о своем направлении и глубине.Затем Кельвин Маги, мастер цеха, вошел в диспетчерскую.

«Попробуй, Кельвин, ублюдок!» — сказал Лэхи. «Это со Шпицбергена. Это местное. Это чертовски норвежская конфетка.

«Бери, пока еще есть!»

«На самом деле это хлорид аммония — и этот свиной желатин», — сказал Бакл.

«Свиные гениталии?»

Маккаллум тихо стоял в углу и улыбался. «Посмотрите на этих гребаных неудачников», — сказал он. «Они просто изменили мир.♦

«Наполненные трепетом, мы вошли в самую гущу того места, где на старых картах писали:« Вот и чудовища », — сказал Весково.

Более ранняя версия этой истории неверно идентифицировала военную технику, которую Виктор Весково считал установкой на своем корабле, и виды морских организмов, с которыми он столкнулся в абиссальной зоне во время погружения в Южном океане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *