Рассказы про жизнь в тайге: Тайга, страшные истории. Ужас тайги — Время узнать правду!

Содержание

Тайга, страшные истории. Ужас тайги — Время узнать правду!

Для многих отечественная тайга, о которой мы иногда слышим в новостях и телепередачах о животных, является просто обширной территорией, поросшей хвойным лесом. Это неправильное мнение. Тайга — это не только суровый мир дикой природы, но и малоизведанная зона со своими уникальными свойствами и древними тайнами.

Одни в Тайге?

Добраться до тех заповедных мест можно двумя способами: долететь до Норильска, потом в Дудинку, потом вертолётом до посёлка Тухарт, затем уже охотничьими тропами, где по реке на моторной лодке, а где пешком за несколько дней перехода. Или, если вы непростой гость — арендуете вездеход и мчитесь из Норильска напрямую. Какой путь не выберешь — всё равно по тайге несколько дней блуждать. А в том районе она гибельная, дикая. С виду безопасное место может оказаться на поверку болотом, так что без проводника соваться глупо. Да и опасно одному, даже с вездеходной техникой, оказаться за триста километров до ближайшего посёлка. Хотя в тайге почти нечего бояться. Звери, если вы не вторгаетесь в их логово, предпочитают держаться в стороне, а люди в тех краях редко появляются.

Я и сам побывал там лишь по случаю. Сначала прошли по маршруту с буровой бригадой, разведали, так сказать, дорогу до месторождения. А потом я подбил на охотничью вылазку одного местного старожила, деда Исая из народа нганосан, коренных обитателей этой дикой земли. Дед долго отказывался, бормотал всякую чушь, про «шипко злых зверков, однако», но за пару бутылок беленькой согласился стать моим провожатым. Хотя, кто кому в помощь, трудно судить, дед был старый и хилый на вид, но леса окружные знал превосходно. Собрались скоро. Вышли на лодке моторной, день шли по реке на юг, потом через протоки долго шли. В конце лодку оставили на бугор её подтащили, чтобы не смыло течением, и пошли пешими дальше на запад в болота. Чудесная охота. Зверь непуганый, знай себе заряжай ружьё и пали по нему.

Так к исходу второго дня трофеев набили прилично и решили возвращаться. Старик Исай заволновался и предложил больше не ночевать в лесу, а идти к моторной лодке без остановок и привалов. Откуда силы у старого чёрта брались непонятно — я был на пределе возможностей. Тут невольно поверилось в байки мужиков, что Исай — последний шаман нганосан и умеет то, что другим не дано. Только зацикливаться на этом тогда не стал. Решил просто согласиться. Хотя, человек предполагает, а Тайга располагает. Что случилось не понял, но к лодке мы засветло не успевали. У деда почти истерика. Орёт на меня не по-русски, ругается на водку, за которую согласился сводить сюда, а сам чуть не плачет. Мне совестно стало, прошу простить меня. А он только фыркает и по сторонам озирается. Вдруг хватает меня за ремень поясной и с такой нечеловеческой силой тащит куда-то за собой. По ощущениям, прошёл час. Когда лес расступился, мы вышли к заброшенной заимке. Охотники строят такие, чтобы было где укрыться от непогоды, буранов снеговых.

Небольшая изба из целого бруса. Вместо окон — бойницы. Дверь маленькая и низенькая. Внутри сухо и тепло. Исай буквально втащил меня внутрь и стал лихорадочно запирать дверь. Привалил к ней всё, что было внутри избушки, а бойницы заткнул тряпками. Я смотрю на всё это и молча дурею — шаман-то ни слова не говорит, и явно к чему-то готовится. Уже стемнело, когда Исай сел напротив меня отдышаться и зажёг одну-единственную лучину, чтобы прикурить папиросу

.

Курит и смотрит мне в глаза. А я ему так же в глаза уставился, думаю:

«Это Исай мне проверку зачем то устроил».

А он так с сочувствием и говорит:

«Лучше бы ты боялся иногда, однако, не попали бы в такое г*вно, Саня!».

Больше ни слова. Время идёт ничего не происходит. Старик сидит обняв свой карабин. Я начинаю задрёмывать, всё таки сказался стресс и усталость. И слышу сквозь сон стук по крыше. Словно пробежался ребёнок. Шаги резвые и лёгкие. Но тяжелее белки и куницы, однозначно. А потом свист из-за двери раздался и еще один стук, но посильнее и с нажимом в дверь. Сон как рукой сняло. А Исай палец к губам прижал, трясётся сам и мне показывает, мол, сиди тихо. И так полночи. Скрип. Стук. Свист. Неуютное ощущение, словно тебя пытаются выцарапать из панциря. Потом всё резко прекратилось. Но мы так и не уснули. А днём сразу вышли к лодке, она в километре была от места ночёвки.

Что там приходило к нам ночью, мне не интересно, потому как больше туда соваться не хочу.

Южная тайга

Весной 2006 года в южной тайге была обнаружена пещера с необычными наскальными рисунками. Уже через три месяца для исследования лесных подземелий на место была направлена частная экспедиция из пяти человек под руководством Николая К. Основной целью похода было изучить пещеры и странную наскальную живопись, не привлекая к себе лишнего внимания. Потенциальная грандиозность находки несла не только историческую, но и финансовую ценность.

Через сутки после прибытия исследователей на место от них поступил сигнал тревоги, к их лагерю был выслан спасательный вертолёт. Когда спасатели вернулись, им потребовалось срочно везти единственного выжившего (Алексея Р.) в местную реанимацию. Из глаз и ушей исследователя текли багровые струйки крови, состояние оценивалось как критическое. Больной находился в полуобморочном состоянии и постоянно что-то шептал. Под действием сильных антибиотиков и транквилизаторов к утру Алексею стало лучше, и он смог рассказать о случившемся. Вот отрывок из его показаний:

«Я говорил, что находка егеря не сулит ничего путного, но он и слышать не желал… Всё так и получилось. Вечером, ближе к ночи даже, я пошёл дров набрать, а остальные у палаток были… И тут как раздастся! Крик, рёв или рокот… Не могу сказать, что это было, но всё же на крик похоже, что ль… Или много криков… Нечеловеческих… Очень громких… Уши заложило, в глазах потемнело, и я упал… Не помню как потом добрёл до своих, а там… Короче, все мертвы. Подошёл, смотрю, а у них кровь из ушей течёт… Забрал у Коляна рацию… Дальше не помню… Наверное отрубился…»

На следующий день Алексей умер. По неподтверждённой информации сердце не выдержало сильных медицинских препаратов. По информации из других источников больной скончался от воспаления головного мозга.

У всех погибших исследователей были повреждены барабанные перепонки и некоторые внутренние органы. Складывалось впечатление, что люди оказались в эпицентре какого-то взрыва, но внешних повреждений на телах не было. Чем в глухой тайге мог быть вызван шум с таким воздействием — совершенно не ясно.

Вся округа была «прочёсана» вдоль и поперёк, и в конце концов на глаза оперативной группы попалась небольшая пещера. В ней были обнаружены наскальные рисунки непонятного содержания и глубокий природный тоннель в недра земли. Опасаясь диких зверей и обрушений, правоохранительные органы покинули пещеру.

Спустя год на это место приехала другая экспедиция, но пещеру найти так и не удалось. На её месте красовался громадный валун, за которым ничего не оказалась. Словно злополучное подземелье являлось раной для тайги, которая бесследно заросла.

В Тайге может случится всякое.

Это было давно, где-то в 80-х годах. Они поехали за ягодой, да по грибы на Газ-66-ом. Обычное явление для всех нас, ничего особенного. Место было уже заранее выбрано, так что на поиски, тратить времени не надо было. Лес, в который они поехали, находился далеко от людей, можно сказать проще, поехали в тайгу. Те, кто туда ездил, знают, что всякое может случиться в тайге. Грибы и ягода не заставляли себя долго искать, так и показывали себя, чтобы их взяли. Время пролетело быстро и уже вечерело. Становилось уже прохладно, синее небо, которое так сильно сияло синевой днём, медленно растворялось в надвигающемся мраке. Прохладный ветерок обдувал лицо, которое уже было, не так весело, как вначале этой прогулки, усталость своё брала сполна.

Они уже возвращались обратно к машине из последней ходки за грибами, в ведрах было уже не так много грибов, как в начале дня, уж больно они примелькались эти грибы, и уже не такая охотка была рассматривать, где растёт ещё гриб. На поляне показалась машина, к которой они уже возвращались за сегодняшний день раз 50, но этот раз был последним, теперь вёдра в машину, и домой. Высыпав последнюю партию грибов в полиэтиленовый мешок, они со спокойной душой сели в машину…

Медленно повернув ключ зажигания, машина вздрогнула, но не завелась, стартер крутил в холостую. Водитель ещё раз попробовал, но результат был тот же, ещё пару раз попробовал, но ничего не изменилось, лишь эхо, железного коня, в котором внутри, что-то крутилось, разносилось по тайге. Странно подумали они, машина была исправна как никогда, но почему-то не заводилась. Неужто теперь ещё придётся копаться с машиной!? Они решили выждать минутку и попробовать ещё раз завести, но, а если не заведётся, то придётся копаться. Тупо глядя в лобовое стекло от усталости с высоты машины, они услышали громкий хруст веток неподалеку. Сумрачный свет не давал разглядеть, что находится уже в 30 метрах от машины и приглядываться, что там хрустит, не было смысла. Они оба вздрогнули, ещё медведя не хватало сейчас. Шуметь сейчас не стоило, пусть сам уйдёт. Хруст веток стал ещё громче, и слышно стало громкое рычание…

Медведи так не рычат, а волки так не хрустят ветками. Страх начал накатываться, и сердце забилось, захлёбываясь, а темнело с каждой минутой всё сильнее. То, что нарушило тишину леса, по его громкому рычанию, было слышно, что оно приближалось к машине. Они сидели, вжавшись в сиденья автомобиля, и внимательно разглядывали, что там впереди, пытаясь увидеть того, кто это был…

В конце поляны появился большой силуэт, и именно оттуда было рычание. Сидевшие в машине чуть не перестали дышать, чтобы их не увидели и не услышали. Существо, завидев не знакомое, и такое большое как машина, остановилось и перестало рычать и начало пристально глядеть. Страх начал сковывать движения. Силуэт существа был виден на конце поляны, и он был большим и не похожим не на какое либо животное с такими размерами. Существо медленно начало приближаться, его тяжёлые шаги были слышны, даже в машине. Каково если его увидеть во всей красе. Мурашки, волосы дыбом, дрожь, охватили сидевших в машине, но они не нарушали тишины и сидели молча. Существо пропало из виду и не стало слышно ни его тяжёлых шагов, ни рычания. Либо оно ушло, либо подстораживает.

Ручка в двери медленно начала открывать дверь водителя, от чего у последнего расширились глаза, и он схватился за ручку и вцепился в дверь. Дверь начала дёргаться. Видимо кто-то с той стороны открывал дверь, понял, что ему кто-то мешает и начал ещё сильнее. Второй сидевший в машине просто обомлел и побелел, наверное, даже ночью было бы видно его бледность лица. Дверь тряслась с такой силой, что машина Газ-66, ходила ходуном, но водитель так мёртво вцепился в дверь, как приклеенный. Следующее, что было удар в дверь, так что обшивка двери и сама дверь располосовалась как бумага.

Водитель видел его руку, эта была не рука какого-то животного с такими когтями и такая большая, что, положив эту кисть на голову человека, кисть обхватит голову как мячик. От страха силы у водителя прибавилось, хоть и из руки которой он вцепился в ручку, лилась кровь и ручка врезалась в мясо его ладошки. Машина начала трястись, стали слышны удары по машине, будто в нёё стенобитным орудием били. Всё это довело обоих сидевших в машине, до последней стадии, и они так заорали с визгом от страха, как не кричали никогда в жизни. Машина ещё пару раз встряхнулась, и всё затихло. Что это было передышка или ушло. Но оба сидевших ещё с минуту орали как резанные. Они так и не вышли, до утра из машины, существо больше не показывало себя, либо стерегло, когда они выйдут, а может, испугалось их крика, или ушло. Слышно, как они кричат, было, наверное, на пару километров.

Наутро, они попробовали завести машину, на удивление она завелась с полтычка, после чего машина рванула с места, и уехала прочь из этого леса. У машины были вмятины повсюду и разорвана дверь, будто ножами порезали по ней.

Истории Карельской тайги.

Странные истории приходилось мне неоднократно слышать в глухих таежных уголках Карелии. Их рассказывали и отдельные люди, и целые деревни. Многие очевидцы этих событий живы до сих пор и рассказывают об этом своим детям и внукам. Это истории о колдунах и оборотнях, которые, оказывается, живут вместе с нами и являются нашими современниками. Две такие истории я и предлагаю вниманию читателей.

Вообще, наверное, в России не много сейчас найдется уголков (пусть даже отдаленных), как карельская глубинка, в которых так крепка народная вера в различные формы магии и многочисленные поверья. Она бережно хранит разносторонний опыт старших поколений, связанный с оригинальным и глубоким взглядом на мир, во многом отличный от современного «окультуренного» мировосприятия.

Христианство вывело человечество на новый качественный уровень Бого — и самопознания, однако не секрет, что в душе человека навсегда запечатлелся и мир языческий; мир для многих гораздо более реальный и жизненный, имеющий неумирающую магически-практическую традицию познания и взаимодействия с силами Природы. Язычество — прямой, открытый «разговор», позволяющий на бытовом, практическом уровне жить единой и живой жизнью с Природой. Поэтому неудивительно, что в карельской глубинке наряду с Библией можно встретить литературу по колдовству, знахарству… Неудивительно, что эти столь несовместимые религии соседствуют в душах многих людей.

Возможно, что именно это удивительное сочетание внешне несоединимых верований и создают специфически неповторимую ауру глухой карельской деревни, за которой скрывается зачастую совершенно неисследованный духовный мир, мир, полный своеобразия и тайны.

В небольшой деревушке Суйсарь, что в двадцати километрах от Петрозаводска, в 80-х годах уже прошлого века жила очень сильная колдунья, почитаемая не только в деревне, но и во всей округе. В то время она была уже в преклонных летах, редко выходила из дома, принимая посетителей в свое маленькой горенке. Она знала и умела все. Проницательные, со стальным блеском глаза пронизывали насквозь, видя твое самое потаенное. «Приходит кто ко мне с ложью, того сразу бить и трясти начинает. Мне лгать нельзя», — не раз говаривала старуха. Потому и приходили к ней немногие.

Она обладала удивительной «властью» над природой и животными. Рассказывали, что когда зимой в деревню неожиданно нагрянул медведь-шатун, она, подойдя к ревущему зверю вплотную, попросила его уйти обратно в лес и больше не приходить. Пристыженный гигант извинительно заурчал и спешно потрусил в тайгу, а она вернулась в дом, предварительно низко, до земли, поклонившись только одной ей известным силам и богам.

Помощь ее была бескорыстна. «Моя жизнь — это моя песня. Кто хочет слушать — пусть слушает. Я за это ничего не беру», — смеялась она.

Однажды к ней обратились за помощью: пропала корова. Искали весь вечер, но все было напрасно. Прибежали к ней. «Жива кормилица», — утешила она, выслушав просьбу, вышла из дома и пошла за деревню. Дойдя до перекрестка дорог, остановилась и долго стояла в молчании. Затем с молитвенною просьбою и с низким поклоном обратилась к «лесу северной стороны» отдать корову, не оставлять у себя. Закачались при полном безветрии верхушки деревьев из стороны в сторону, зашелестела листва, взметнулась змейкой придорожная пыль. «Нет там ее», — только и молвила. Обратилась она тогда к «лесу восточной стороны», но тот же пришел ответ. И только «лес южной стороны» дружно закивал своею еловой гривой. «Жива ваша кормилица, — еще раз повторила она опешившим и неверящим собственным глазам сопровождавшим. — Ждите!» А сама не оглядываясь пошла домой.

Немного прошло времени, послышался звон колокольчика, и все увидели бежавшую (!) к ним навстречу корову из «леса на южной стороне».

Смерть ее была тиха; она передала свои умение и знания по наследству. Но до сих пор помнят именно ее, помнят крепко, как крепко может любить и помнить человеческое сердце

В 90-х годах, путешествуя по Пудожскому краю, я обратил внимание на «сказы» о некоем странном человеке, которого народная молва окрестила «оборотнем». Этот человек — Федор Иванович Дутов — был потомственный колдун и знахарь, пользовавшийся недоброй репутацией по причине своего абсолютно нелюдимого и сварливого характера. Рассказывали, что он обладал неким «знанием», благодаря которому мог обращаться в любого животного. Ходили слухи, что изредка из его дома, расположенного на краю деревни (деревню даю без названия, исходя из этических соображений), слышались нечеловеческие крики, переходящие в волчий вой. В эти дни (точнее, ночи) деревню буквально наводняли волки, приводя в трепет местных жителей. Волков стреляли, а наутро трупы их исчезали; Дутов относил их в лес и закапывал. Его боялись, обходили стороной, плевали в след, но… не трогали. Верили в его колдовскую силу, в то, что он может наслать порчу, сглаз, любую неизлечимую болезнь.

Однажды произошло событие, окончательно закрепившее за Дутовым прозвище оборотня. Дутов неожиданно исчез из деревни. День проходил за днем, но он не возвращался, однако заметили, что в это время в окрестностях деревни появилась стая волков, не дающая покоя ни днем, ни ночью. Решили сделать облаву, поставили капканы, группами выходили на отстрел. Результаты были плачевными, когда вдруг ночью деревня проснулась от душераздирающего воя, вопля боли и страдания, подхваченного волчьей многоголосицей. А наутро увидели возвращающегося Дутова с бледным, изможденным лицом и кое-как перевязанной рукой, истекающей кровью. Бросились к тому месту, откуда ночью раздавался страшный, зловещий крик, и в одном из капканов увидели перегрызенную волчью лапу и многочисленные следы волков. Никто к капкану даже не притронулся; ужас прогнал людей с этого места. А Дутов с тех пор появлялся только в рукавице на правой руке, независимо от времени года. Его кисть осталась в том капкане навсегда.

Страшна была жизнь этого человека, страшна была его смерть. Она наступила спустя два года после вышеописанных событий. Дутову в это время было около шестидесяти лет. Видимо, он почувствовал приближение смерти. Неизвестно, что он пережил в те мгновения. Рассказывают, что он страшно кричал в течение суток, а вечером появился на крыльце своего дома, смотрел на деревню, на людей и… плакал. А потом бросился в лес, оглушая тишину не то душераздирающим человеческим криком, не то душераздирающим волчьим воем.

Зимняя тайга.

Зимняя охота в тайге даёт незабываемые ощущения. Я с детства любил ездить к деду и его друзьям-охотникам. У меня даже было там свое ружье. Взрослые всегда брали меня с собой на ходки в лес. Вот и в этот раз, когда я приехал (собиралась крупная облава на медведя-шатуна, который скотину валил), меня взяли с собой, но сказали держаться позади. С нами были две сибирские лайки, которые и вели нас по следу. Сама группа состояла из пятерых взрослых мужчин, двух опытных стариков и меня, пацана семнадцати лет.

Полдня мы шли на широких лыжах по снегу, и, наконец, впереди показался бурелом, в котором и была берлога медведя. Уже вечерело, и мы, отойдя на двести метров, разбили лагерь. Все сразу завалились спать, а в дозоре оставили Василия и лаек.

Ранним утром я проснулся от шума. Все уже встали и что-то бурно обсуждали. Подойдя ближе, я увидел, что Василий сидит спиной к дереву, грудь и живот у него разорваны, а на лице застыла гримаса нечеловеческого ужаса. Лайки трусливо жались к ногам людей. Дед поднял ружье Василия и осмотрел его. Патроны были целы. Как же так? Опытный охотник испугался чего-то настолько, что не то что не выстрелил — даже не смог разбудить остальных!

Большинство считало, что Василия порвал шатун, и облава началась. Окружив берлогу, мы заняли позиции за деревьями. Петр взял длинную рогатину и прыгнул, как с шестом, на вершину бурелома над логовом зверя. Воткнув рогатину в проход, он стал шуровать там, желая, видимо, разбудить медведя. Но вдруг что-то резко дернуло рогатину вниз. Петр не удержался и с криком свалился вслед за ней. Его жуткий крик: «Здесь не медв…» — оборвался на середине. Мы все попятились, а из дыры вылетела оторванная голова Петра и приземлилась передо мной. В ужасе заорав, я развернулся и бросился бежать. Сзади я услышал крики и стрельбу, чей-то рык и визг лаек. Не оглядываясь, я бежал вперед, проваливаясь в сугробы, пока неожиданно не рухнул в пустоту под снегом. От падения меня «вырубило».

Приходя в себя, я увидел, что лежу в волчьей яме. Мне очень повезло — колья торчали вокруг меня. Выстрелов слышно не было, и я подумал, что охотники все же справились. Начав звать на помощь, я услышал чьи-то шаги.

— Я здесь, я упал! Вытащите меня!

Шаги подошли к краю ямы. Я никак не мог рассмотреть, кто там стоит, но мне вдруг стало страшно. Наверху раздавалось тяжелое сопение, которое человек бы не смог издать. Я отполз к стене и, прижавшись к ней спиной, поднял свое ружье.

— Кто здесь?!

Ответом мне был утробный рев существа, морда которого, наконец, показалась над ямой. Окровавленные огромные челюсти, горящие тупой злобой глаза, прижатые уши — он напоминал какую-то тварь из ночного кошмара. Я заорал в голос и судорожно выстрелил наугад. Пуля царапнула по морде твари, и она начала носиться вокруг ямы, пытаясь достать меня длинной лапой с изогнутыми когтями. Я прижался к земле и что-то кричал, слезы отчаяния хлынули из глаз. Тварь бесновалась вокруг меня весь день, но колья спасли мне жизнь — она так и не рискнула спрыгнуть вниз. Я сильно замерз и понимал, что если ничего не придумаю, что умру уже не от клыков и когтей твари, а от холода, но встать и начать хоть как-то двигаться я не мог — сверху ждала своего часа моя смерть в виде огромной лапы твари. Я попробовал опять кричать и вдруг, к моему счастью, мне ответили — спасательная поисковая команда искала нас, застрявших в тайге. Тварь подняла голову и прыгнула в сторону. Я ее больше не видел.

Меня нашли спасатели. По моей наводке они нашли и остальных, точнее, то, что от них осталось — окровавленные обрывки одежды и ружья…

Ужас тайги.

Холодный осенний ветер и нескончаемый противный мелкий дождь окутывали все вокруг, продираясь сквозь густые заросли леса, два путника промокшие до нитки с трудом шли вперед. Позади еще можно было различить в ранней утренней дымке огни не большой деревушки, но обратного пути не было, год выдался не урожайным, и чтоб не умереть с голоду несколько мужчин отправились в тайгу на охоту. Они разделились на группы по два – три человека и направились в разные стороны. Деревушка располагалась в самом сердце тайги, на многие сотни километров вокруг не было ни одной живой души, помощи ждать было неоткуда. Уже вечерело, дождь не переставал целый день, с пустыми руками и, выбиваясь из сил, дед Матвей и его внук Вадим, присели под большой веткой ели отдохнуть и решить, что делать дальше. — Что это там? – парень указал на что-то темное, еле проглядывающее сквозь густые ветви деревьев. – Похоже, на какой то дом… — Это старая охотничья заимка, — немного встревожено ответил старик, — не добрая слава ходит об этом месте. Много лет назад в этом доме загадочно погибли несколько человек, все было в крови, но тела их не нашли… — дед сделал паузу, огляделся по сторонам и продолжил, — После этого, все кто не останавливался здесь на ночлег, обратно уже не возвращались…

Ночь в тайге наступает быстро, на расстоянии нескольких метров уже ни чего не было видно, в сырой траве костер ни как не хотел разгораться. — Не верю я во все эти сказки! – Решительно произнес Вадим. – Пошли-ка в дом, ни чего с нами не случиться, я не намерен всю ночь сидеть под этой елью мокнуть и замерзать! Он встал, закинул рюкзак на плечо, и направился к заимке. Дед пытался его остановить, но безуспешно, и ему ни чего не оставалось, как проследовать за внуком. Костер моментально разгорелся, согревая своим теплом замерзших людей, парень собрал валявшуюся кругом солому и сделал две кровати. Дождь монотонно барабанил по крыше, успокаивая охотников, костер уже еле тлел, все вокруг погрузилось в темноту.

Внезапно Вадим проснулся от странного звука, сквозь шум дождя слышалось какое-то шуршание и чавканье. Он шепотом позвал старика, но ответа не последовало, медленно и, стараясь не шуметь, Вадим прокрался к месту, где спал старик, но его там не было. Парень вернулся на свое место, стало не по себе, он продолжал слышать странные звуки откуда-то сверху с чердака. Спустя несколько минут, жуткое чавканье сменилось еле различимым шепотом. Как ни старался, парень не мог различить ни слова. Вдруг он услышал скрип, приближающийся к нему, словно кто-то или что-то спускалось по лестнице с чердака и медленно направлялось к Вадиму. Дождь внезапно прекратился, на небе показалась большая светлая луна, освещая своим светом через небольшое окошко часть помещения. Нервы были на пределе, дед Матвей пропал, что-то не понятное приближалось к нему, парня охватил панический страх.

— Кто здесь?! – не выдержав, вскрикнул Вадим.

Скрип и шепот прекратился, и в лунном свете промелькнула какая-то тень. В избушке стало очень тихо, тишина просто резала слух, он слышал как бешено бьется его сердце. На спине он почувствовал чей-то пристальный взгляд. Ужас, страх и желание бежать охватили юношу, обернувшись, он увидел своего деда, но он был ужасен. Серое впавшее лицо, закатившиеся глаза и чавкающий, весь в крови рот с ужасными зубами, существо протянуло руки и направилось к Вадиму. Он выбежал из дома и скрылся в ночной тайге, ветки хлестали его по лицу, до крови рассекая кожу, но парень не обращал на это внимания, он бежал как можно дальше от этого места. Внезапно Вадим выбежал на поляну, он в ужасе замер, перед ним опять стоял этот страшный серый дом.

Юноша вновь рванул в лес, но через некоторое время снова и снова возвращался на это ужасное место.

— Хватит! – Парень упал на колени, силы покинули его, мозг отказывался понимать, что происходит в этой проклятой заимке, Вадим потерял сознание.

Черная туча закрыла луну, и тайга вновь погрузилась в темноту, опять начался дождь, и в его монотонном шуме вдруг послышалось то самое чавканье. Над уже безжизненным телом Вадима на коленях стоял его страшный дед, отрывая от трупа куски кровавого мяса он с жадностью проглатывал их…

Все мужчины вернулись с охоты с хорошей добычей, деревушка была спасена от голодной смерти, не хватало только двоих – старого деда и его внука. Жители пытались их искать, но безуспешно.

http://reposter77.ru/interesnosti/tajga-strashnye-istorii/

Таёжное приключение. — Истории из жизни читать онлайн бесплатно!

Самолёт рейсом Красноярск-Хабаровск приземлился на десять минут раньше положенного. Подали трап, разрешили выход, а автобуса который везет в Аэровокзал ещё нет. Погода встретила меня промозглым северным ветром и неприятным хоть и небольшим минусом по цельсию. Вот моя малая родина, осталось каких-то шестьсот километров и я буду встречать начало Нового года со своими родными, любимыми родителями.

Жизнь и обстоятельства сложились так, что восемь лет я не видел предков.

Было два варианта как доехать, автобусом либо поездом.

Первому варианту я доверял меньше, поэтому поехал на ЖД за билетами.

И вот поезд ползет вдоль морского побережья, уже видны краны морского порта, в окне проплывают знакомые с детства места и силуэты. На ум приходят неведомо откуда-то взявшиеся слова: “Здесь всё знакомо, теперь я дома….”

Сердце бешено колотится в предвкушении встречи с родными мне людьми.

Конечно же за эти прошедшие годы мы часто созванивались, разговаривали по скайпу, но всё это не то в сравнении с живым общением.

Вообще поездка получилась практически спонтанная.

Не за долго до “новогодних каникул” разговаривали с женой по поводу того, что отпускА проводим на югах и в заграницах, а родителей моих навестить как-то недосуг. И вот приехала жена с работы и мне с порога выстреливает:

– Слушай, а что ты все новогодние выходные будешь бухать, да по гостям шляться. Возьми билет на самолёт, да порадуй родителей.

А мне два раза предлагать не надо. Я за любой кипиш, кроме голодовки.

И вот билет куплен. Позвонил родителям, предупредил, что приеду. Правда чуть не вышла накладочка.

Отец у меня профессиональный охотник. У него есть два участка в тайге(охотничьи угодья), на каждом своя избушка. Так вот он собрался туда слинять на недельку, как раз на новый год.

Хорошо, что позвонил, а так бы не застал его дома. Договорились, что он меня дождется и не уедет в тайгу.

И вот поезд подползает к станции. В окно вижу встречающих людей на перроне, среди них вижу своего батю. Седая, абсолютно белая борода, как всегда аккуратно постриженная и ухоженная, сосредоточенный и немного суровый взгляд ловит номера вагонов. Ну вот вагон дернулся и замер, пора выходить. В открытые двери вагона ворвался свежий морской воздух, какой же обалденный запах у меня на родине, аж немного закружилась голова.

По платформе быстрым уверенным шагом ко мне приближается отец. И вот мы уже крепко обнялись. Я заметил, что он украдкой рукавом вытер глаза и произнес:

– Поехали быстрей домой, а то мать уже вся извелась. Стол уже с самого утра начала накрывать.

И вот мы уже сидим за столом, на котором набор чисто дальневосточных продуктов, знакомых каждому живущему на побережье. Это как обычай красная икра, пельмени из лососёвых пород, салат из морской капусты, прям цельные конечности камчатских крабов, из мясных блюд всё из сохатины или изюбрятины. После очередной стопки отличной отцовской самогоночки, начинаем обсуждать предстоящую поездку в тайгу.

Из нашего диалога я понял следующее, что основные продукты, капканы, снаряжение он доставил в избушку(зимовьё) ещё в ноябре. А мы поедем фактически на легке по следующему маршруту.

Сначала на машине до геологов, которые находятся где-то на точке, в тридцати километрах от города в тайгу. Оставляем там автомобиль, пересаживаемся на снегоход и далее до зимовья ещё примерно двадцать- двадцать пять верст.

Подошел день Х, вещи собраны, уложены, ружья зачехлены, патроны заряженны, пора в путь. Выезжаем в пять часов утра, температура за бортом комфортная, всего-то минус двенадцать по цельсию. До геологов добрались за три часа. Дорога местами была переметена, я думал, что старенький батин Ниссан-Террано сядет, нет сука ползет как трактор. Только один раз пришлось выкапывать.

На базе нас встретили двое суровых бородатых мужиков, после знакомства оказалось, что не такие уж они и суровые.

Пригласили нас в балок попить с дороги “чая”.

Сидя за столом узнали последние новости тайги. Оказывается кто-то видел на одном из охотничьих угодий следы медведя, значит в лесу передвигается шатун. Судя по информации, следы обнаружили на расстоянии шестидесяти-семидесяти километров от отцовского участка. Самого медведя-шатуна никто не видел. Порассуждали на тему, причины его бессонницы, каждый выдвинул свою версию. Посмеялись о том, кто первый медведя встретит, тот и возьми у него интервью. После разговоров и двух стопок хорошего качественного “чая” мы пошли заправлять снегоход и укладывать вещи в сани. Оказалось, что на базе геологов хранились два отцовских снегохода. Я предложил ехать на более современном японском, батя же выбрал старый, как он сказал “проверенный временем и суровыми условиями” советский “Буран”.

Охота, рыбалка, тайга для меня были не впервой, отец часто брал меня с собой в детстве, юности, молодости. Обучал меня читать следы животных, стрелять, разжигать костёр с одной спички, ставить капканы и петли(силки), тренировал зрительную память, всему тому, чтобы выживать в лесу.

К вечеру мы добрались до избушки. По пути один раз провалились под лёд когда ехали по руслу реки, ни чего серьезного, так как всё произошло на перекате, а там нет глубины мы вышли с ходу.

Снегоход загнали под навес и накрыли пологом.

Пока я разгружал вещи из санЕй и перетаскивал их в избушку, отец разжег “буржуйку”, сходил на родник за водой, поставил старый закопченый чайник на печку и стал готовить ужин.

Солнце ушло за сопку так стремительно, что не успел даже глазом моргнуть, а уже темень. Накололи дров, почистили снег возле избушки и до родника. Когда уже был готов ужин я почувствовал какой голодный.

Обычная еда состоящая из самодельной тушенки вперемешку с жареной картохой казалась мне такой вкусной, что готов был “проглотить язык”. Сказывалось физическое напряжение и свежий воздух, а когда разлили по кружкам горячий, ароматный чай в котором был запарен лимонник, листья брусники, плоды шиповника и сушеные ягоды дымники, я испытал ни с чем не сравнимое удовольствие и блаженство.

Разомлевший от тепла и сытости я развалился на топчане, отец лежал напротив, на другой кровати и мы беседовали обо всём по немногу под треск поленьев в печи. Так я не заметно уснул.

Проснулся ближе к полудню.

В избушке было уже прохладно и не уютно, печка уже прогорела. Я быстренько разжёг огонь и поставил чайник.

Отца не было, я знал, что с утра он напялит на унты снегоступы и пойдёт на речку находящуюся в паре километров, чтобы наловить хариуса для приманки в капканы.

Я вышел на улицу, морозный воздух покалывал ноздри, зимний лес вокруг был шикарен. Возле зимовья виднелись свежие следы местных мышей, почуяли, что пришли люди, значит им перепадет какая нибудь вкусняшка.

Еще я обратил внимание, что когда приезжаю в тайгу во мне просыпаются первобытные инстинкты, обостряются органы чувств, слух, зрение, обоняние. Где-то в подсознании включается тумблер перестройки организма на выход из зоны комфорта.

Вернувшись в избушку я начал готовить обед. Накидал в кастрюлю с водой кусков мяса по виду похожего на изюбрятину, дождался закипания, снял пенку, уменьшил подачу воздуха в печь и оставил вариться часа на два.

Сам решил сходить на речку, посмотреть, что там наловил отец. Взял ружьё, зарядил, кинул несколько патронов в карман. На поясе висел охотничий нож, еще один сунул в валенок за голяшку. Так научил меня отец, что в лесу нет мелочей и любой предмет можно использовать не только по своему прямому назначению и это важно знать.

Выйдя из избушки направился в сторону реки по следам отца. На льду реки увидел, как батя с азартом вытаскивает из лунки очередного хариуса. Вокруг него уже лежали десятка два разноразмерных экземпляров и один голец килограмма на полтора. Сразу захотелось строганины из хариуса, кто пробовал, тот знает какой божественный вкус у этого казалось бы простого блюда.

С этого дня началась таёжная рутина.

У каждого охотника был план по добыче пушнины. Отцу надо было сдать семь шкурок соболя, всё что добывалось сверх плана оставляли себе и использовали по своему усмотрению.

Вся процедура охоты выглядит примерно так: находим наибольшую локацию соболей, расставляем капканы, снимаем добычу. Если капканы стоят в неудачном месте, переставляем в другое.

В один из дней пошли на проверку капканов. Наш путь лежал по устью ручья, по нему идти удобнее, так как снег со льда сдувает. Далее ручей расходился на две протоки. Тропы были нами натоптаны. На развилке двух проток наши пути расходились. Я должен идти к своему участку с капканами, отец к своему.

Одна из проток была перегорожена упавшим когда-то в ураган старым огромным кедром. Мы шли по руслу и вели какой-то диалог.

Здесь стоит отметить, что ружья за спинами мы носили по разному. Я всегда носил стволами вверх, а отец наоборот, свой карабин держал за спиной стволом вниз.

В какой-то момент подходя к протокам отец дернул меня за рукав, тем самым дал понять, что разговор окончен. Я проследил за его взглядом, он смотрел на поваленное дерево.

В ту же секунду я понял, что сейчас должно что-то случиться, до конца не осознавая что именно. Далее события развивались настолько стремительно, что я понял происходящее тогда, когда всё уже закончилось.

Из-за поваленого дерева, которое находилось примерно в двадцати метрах неожиданно появилась медвежья морда, в ту же секунду он весь уже был на стволе этого дерева. Оттолкнувшись медведь прыгнул в нашу сторону, ну как прыгнул, сделал попытку, так как его организм был ослаблен он свалился на лед. Первый выстрел прогремел в момент прыжка, следом еще один. Куда легла первая пуля я не видел, зато последствия второго выстрела видел отчетливо.

Пуля вошла чуть выше глаза, а вышла немного ниже затылка вырвав приличный клок шерсти вперемешку с плотью и ушла куда-то в снег. Медведь упал, вонзил свои огромные когти в лёд пытаясь подползти к нам. Через несколько секунд дернулся в конвульсиях и замер.

Первые слова бати поразили:

– Вот гадёныш, чуть не испугал!

Я конечно немного охренел от произошедшего. И конечно поразился своей “молнеиносной” реакции, что даже не успел снять ружьё с плеча. Еще минуты через три, когда мозги переварили увиденное по спине побежал противный, холодный пот, ноги стали ватными.

В тот день мы капканы так и не сходили проверить. Надо было что-то делать с этим шатуном. Первым делом батя решил выяснить, почему он не залег в спячку. Для этого медведя пришлось вскрыть. При вскрытии обнаружили в груди пулевое отверстие от первого выстрела. Пуля прошла над сердцем вырвав одну из артерий подходящих к нему и застряла в позвоночнике предварительно раздробив часть позвонков. Желудок был наполнен только брусничным соком, это говорило о том, что у него проблемы с употреблением крупногабаритной пищи. И тут мы обнаружили на шее большую опухоль. Вскрыли и нашли там пулю двенадцатого калибра, которая повредив часть пищевода застряла в мягких тканях. Отец извлек пулю и взял её с собой не знаю для каких целей.

Позже я узнал, что они потом определяют легальный был выстрел или браконьерский.

От медведя пришлось избавляться. Оставлять его было нельзя, чтобы не привлекать других хищников. Пришлось вырубать прорубь и отпускать его под лёд. Других вариантов не было.

В предпоследний день нашего пребывания в тайге надо было снять все капканы, что мы и пошли делать. После того случая с медведем я стал более осторожным и внимательным к деталям и мелочам.

Сняв капканы со своего участка и добыв ещё одного соболя я пошел помочь отцу. Спустившись в распадок я увидел свежие следы, относящиеся к семейству кошачих немного похожих на след рыси но намного крупнее. Встретившись с отцом рассказал ему про увиденные следы. Он не поверил и решил сам сходить, проверить чьи всё таки следы я там нашёл. Беглого взгляда ему хватило чтобы выдать мне следующую информацию:

– Это амурский тигр, самец, довольно крупный, здесь не живёт, проходил сегодня, совсем недавно. Походу мигрирует на юг.

У меня возник только один вопрос:

– Бляха-муха, как ты это всё прочитал?

И меня посетила бредовая идея взглянуть на этого красавца хоть одним глазком в дикой природе. Батя сказал, что это хреновая идея, потому что с тигром такая фигня может превратить тебя из преследователя в жертву.

Мой дар убеждения сделал своё дело и мы пошли по следам дабы лицезреть этого властелина тайги. Пока шли по следу я прослушал познавательную лекцию о жизни и миграции амурских тигров.

Наша тайга полна всякого зверья, амурский тигр чувствует себя здесь вольготно, но с людьми старается не встречаться, да и охотники не слишком желают его видеть. Хотя бывали случайные встречи, и никогда тигр не нападал на человека. Осенью тигры уходили севернее, чтобы поохотиться на оленей, а когда постное мясо оленины им надоедало, они мигрировали южнее, чтобы полакомиться свининкой. В наших лесах хорошая кормовая база для диких кабанов, но зимой глубокий снег, поэтому они зимуют южнее, там где меньше снега и проще добывать корм. Туда скорее всего и направлялся этот экземпляр.

Пройдя пару километров по следам отец резко остановился. Обернулся ко мне:

– Похоже он почуял наше присутствие.

– Как ты это определил?

– Сначала шаг его был спокойный, а сейчас хаотичный. Стал чаще метить деревья, делает непонятные прыжки. Может ну его нахрен? Пошли на базу.

– Давай хоть издалека на него глянем. Мне кажется ты перестраховываешься.

В общем уговорил я отца и мы пошли дальше.

Через некоторое время батя опять остановился.

– Ну что я тебе говорил!?

Показывая куда-то в сторону рукой, говорит он.

Не понимая о чём он, смотрю в сторону вытянутой руки. Метрах в пятнадцати я увидел другие следы, и это были следы…… наших снегоступов.

В голове сразу сложилась картинка и понимание того, что тигр нас перехитрил и сейчас находится где-то у нас за спиной. От этой мысли стало как-то нехорошо на душе и по спине пробежал холодок. Оборачиваться совсем не хотелось. Отец сел на валежник и закурил. Минут пять мы молча слушали тишину зимнего леса. Казалось даже все зимние птички замолкли, ожидая чего-то, но ничего не происходило.

У меня напрочь отпала охота увидеть хозяина тайги. Мы вышли на свой след и двинулись в сторону избушки.

По пути забрали оставленные капканы и добычу.

Прийдя в зимуху начали готовиться к завтрашнему отъезду.

Утром следующего дня, когда всё было готово, уложено и прибрано отец достал из кармана листок бумажки с уже загодя написанным текстом и аккуратно расправив положил на стол, придавил банкой из под кофе использовавшейся вместо пепельницы. На бумажке красивым почерком было написано:

“Уважаемый гость все продукты в железном ящике под нарами, спички там же, просьба убрать за собой следы жизнедеятельности. Убедительно прошу ничего не ломать и не пакостить. В противном случае я тебя найду и…… Ну ты знаешь, что будет! ХОЗЯИН.”

Я поржал конечно. А батя сказал, что за двадцать пять лет ни одного случая не было, чтоб нагадили. Один раз даже крыльцо новое кто-то сделал. А по сути эта избушка в тайге мужику жизнь спасла, когда зимой он под лёд провалился и вся одежда промокла.

Когда выехали на снегоходе, поехали не по маршруту, а начали объезд территории вокруг зимовья по спирали. Я сразу догадался для чего сея процедура. В подтверждение моей догадки я увидел следы вчерашнего тигра. Он проводил нас до избушки, обошел вокруг территорию и лег за деревьями практически напротив входной двери. Так пролежав некоторое время ушёл восвояси. Понаблюдали мы всё это и двинулись по маршруту к геологам.

В этот сезон мы добыли двенадцать соболей, пять норок, одну лису и пятнадцать килограмм хариуса. Съездили на другой участок, разложили соль для копытных в местах их основной кормёжки. За эти десять дней, которые мы были в тайге много раз видели красавцев изюбров с шикарными ветвистыми рогами, сохатых(лосей), кабаргу и много ещё чего по мелочи. Ни кого из них мы не стреляли, не было такой задачи. Мы ими любовались, ну и отец записывал себе в блокнот информацию по ним.

Геологам рассказали, что медведя встретили, интервью взяли, спать уложили. Про амурского тигра они знали, даже кто-то из охотников его видел.

Домой мы ехали уставшие, но я был доволен как кот нажравшийся сметаны. Так провести новогодние каникулы даже не мечтал.

Билет до Красноярска у меня был на после завтра.

Андрей Карабас ®

0

1 832 Загрузка…

Рассказы про охоту в тайге. Таежные рассказы

Рассказы про охоту в тайге являются яркой страницей отечественной литературы. Можно сказать, что писатели, создающие такие произведения, продолжают традиции охотничьей прозы, ставшей популярной еще в девятнадцатом веке.

охотник с ружьем

Со школьной скамьи всем жителям нашей страны знакомы «Записки охотника» И. Тургенева, в которых классик повествует об интересных случаях, происходивших в лесу с ним.

Профессионалы

Однако, кроме людей, занимающихся охотой в свободное время, в качестве хобби, есть и те, для кого добыча мяса диких зверей и птиц, а также меха является постоянным источником дохода, главным занятием в жизни.

Такие специалисты называются охотниками-промысловиками. О них тоже написано много литературных произведений. А иногда и сами они выступают в роли авторов.

Одним из таких писателей является Леонид Максимов, сборник рассказов которого, вышедший несколько лет назад, посвящен лесу, тайге и охоте в Красноярском крае. В этих рассказах автор, кроме занимательных случаев, происходивших с его героями, дает подробное описание жизни и быта этих бесстрашных, мужественных людей. Одним из таких персонажей является Михаил Кириллович, охотник-промысловик, которому на момент описываемых событий было немногим больше сорока лет.

Этого потомственного охотника в селе, где он жил, все называли Кирилычем, подчеркивая уважение к его отцу. Родитель героя, Кирилл Ильич, был известным промысловиком и умер от ран, полученных в результате неожиданной встречи с медведем. Рассказ Леонида Киселева «Жизнь на охотничьем зимовье» полностью посвящен работе и тем правилам жизни в тайге, которые выработал для себя Кирилыч. Герой произведения воевал в Великую Отечественную войну, пройдя ее до последнего дня. Рассказывая об этом времени, он удивлялся, как ему удалось выжить. Михаил Кириллович приглашает рассказчика провести зиму в его доме. Автор поступает на работу в бригаду геологов, которые заняты исследованием здешних месторождений веществ, пригодных для применения в атомной промышленности. Параллельно со своей работой в бригаде автор наблюдает за жизнью Кирилыча.

Год охотника

В одном из своих рассказов про тайгу Максимов описывает круг занятий охотника, которые повторяются из года в год. Самое важное время для Михаила Кирилловича длится с октября по декабрь. Это так называемая «зимовка».

изба зимой

Она проходит следующим образом. Охотник живет в домике, стоящем на лесной опушке. Каждый день он ходит добывать зверя. Жилище зимой почти полностью заносит снегом. Поэтому понять, что здесь обитает человек, можно только по дыму из трубы, которая возвышается над сугробами. Обогревается дом при помощи печки, которая сделана из бочки из-под американского топлива. Верх ее выровнен для того, чтобы туда можно было поставить чайник с водой.

Одежда охотника

В этом рассказе про охоту в тайге подробно описана одежда, в которую облачается главный герой, отправляясь на промысел в лес. Особого внимания заслуживают штаны и обувь. Они сделаны из кожи лося, главным образом взятой с ног зверя. Используется именно такой материал, потому что лось в течение своей жизни много времени проводит, стоя в прохладной воде.

Вот почему его кожа приобретает такие ценные качества, как водонепроницаемость и морозостойкость. В пищу охотник часто употребляет черемшу, поскольку этот овощ полезен для здоровья желудка.

Добыча меха

В охотничьих историях этого автора, и в частности в рассказе о зимовке, говорится о главном отличие охотника-любителя от профессионала. Последний должен выполнять условия подписанного им контракта, то есть сдавать определенное количество меха организации, в которой он работает. Поэтому ему ежедневно приходится добывать больше десятка беличьих шкурок и одну соболиную, а иногда даже ходить на медведя и лося.

Охота на медведя

Этот хищник является одним из самых опасных и злых животных на земле.

охотник и медведь

Поэтому процесс добычи такого зверя состоит еще и в том, чтобы за несколько месяцев до начала сезона охоты изучить маршруты, по которым он обычно ходит. Определяют эти тропы, как правило, по медвежьим метками — деревьям, о которые торчит свои когти хищник.

Верные друзья

Для того чтобы успешно охотиться в тайге, человеку необходимы помощники. Чаще всего ими оказываются четвероногие друзья, то есть животные. Были такие соратники и у Кирилыча, главного героя рассказов Леонида Максимова.

По словам автора произведения, охотник относился к своим питомцам как к части самого себя. Каждый раз, возвращаясь с охоты, он прежде всего заботился о том, чтобы накормить свою лошадь и собаку, а потом уже о своем пропитании. Интересна история появления каждого из названных домашних животных у Михаила Кирилловича.

Гнедой

Такую кличку дали лошади, появившейся в доме отца главного героя еще до Великой Отечественной войны. В те годы в Советском Союзе проводилась политика коллективизации. Участки земли, домашние животные, и многое другое, что чиновники считали излишеством, отбиралось у зажиточных людей. У семьи хотели конфисковать и Гнедого.

гнедой конь

Охотники бы остались без лошади, если бы юному Михаилу не пришла в голову спасительная идея. Он решил отвести коня на зимовку, находящуюся в глухой тайге. План сработал. Сотрудники специальных органов не смогли добраться до охотничьего жилища. Таким образом, лошадь была сохранена и служила Кирилычу в течение не одного десятка лет.

Верный пес

Рассказы про охоту в тайге Максимова содержат множество эпизодов, связанных с домашними животными. Особый интерес для читателя представляет фрагмент, в котором повествуется о том, каким образом промысловик Михаил Кириллович обзавелся собакой.

сибирская лайка

Однажды в тайге он повстречал охотников-хантов. Их лодка вместе с необходимой провизией утонула. Кирилыч возвращался с промысла и не испытывал нужды в большом запасе продуктов питания и ружейных патронов. Поэтому он отдал и то и другое попавшим в беду людям. Представители этой народности отличаются тем, что всегда с благодарностью помнят о помощи, оказанной им. Поэтому через некоторое время эти же охотники, проходившие через заимку Кирилыча, подарили ему щенка прекрасной сибирской лайки. Этот пес, так же как и конь Гнедой, стал для него другом и помощником в нелегком деле таежных промыслов на долгие годы.

Главный герой этого охотничьего рассказа в тот год, когда с ним на зимовке находился его младший друг, автор произведения, успешно завершил свой период охоты, как и положено, в декабре. Новый год он по традиции встречал с близкими людьми, для которых приготовил традиционные подарки — куски мяса медведя. Раннюю весну охотник посвящал иному занятию. Он изготавливал лопаты для уборки снега. С наступлением первых теплых дней он начинал охотиться на тетеревов. Делал Кирилыч это уже не при помощи ружья, а силками.

охотничий силок

Так называются петли из ниток, предназначающиеся для такой цели. Данной дичи удается наловить не так много.

Автор произведения заканчивает свое повествование на невеселой ноте. Спустя некоторое время он приехал в родной поселок, но ему сказали, что Михаил Кириллович живет теперь в городе. Он пошел повидаться с ним, и эта встреча оказалась последней. Вскоре охотник умер от разрыва сердца.

Это был последний человек в этих краях, который профессионально занимался данным промыслом.

Тонкий психолог

Страшные истории про тайгу тоже очень распространены в отечественной литературе, поскольку охотничий промысел неразрывно связан с риском для жизни, с неожиданными встречами с хищниками и попаданием в тяжелые для выживания условия. Об одном из таких произведений пойдет речь далее.

Таежные рассказы Геннадия Гусаченко — явление в литературе, о самобытности и оригинальности которого говорил выдающийся писатель Виктор Астафьев. По его словам, в них продолжается традиция красочного описания природы Уссурийского края, основоположником которой был Виктор Арсеньев.

Однако автор романа «Дерсу Узала» не рассматривал в своих книгах таких проблем, как загрязнение окружающей среды, браконьерство. Этих бедствий в его годы еще не существовало. Гусаченко же посвятил им несколько своих рассказов. Кроме рассмотрения актуальных вопросов, произведения этого автора, по словам Астафьева, ценны тем, что внутренний мир его героев раскрывается так же искусно, как и в рассказах Василия Макаровича Шукшина. Кроме того, герои Гусаченко сильно напоминают шукшинских персонажей чертами характера.

Например, рассказ «Волчок» посвящен проблеме человеческой подлости и неблагодарности.

Далее будет представлено краткое содержание этого произведения.

В тайге

Повествование ведется от первого лица. Автор рассказывает, как однажды к нему зашел его старинный знакомый, служивший егерем. Он увидел в доме принадлежности для охоты на уток и обиженно сказал, что хотел позвать друга с собой в тайгу. Ему нужна помощь в ремонте домика, в котором он живет, когда охотится зимой. Рассказчик ответил, что непременно поедет со своим товарищем. Во время остановки в одном из поселков они увидели возле магазина старую голодную собаку без передних зубов. Егерь узнал в ней пса, некогда принадлежавшего его напарнику. Он рассказал историю о том, как Волчок (так звали это животное) спас однажды жизнь своему хозяину.

Когда они собирались с напарником на охоту, тот приобрел себе лайку. А возле дома, в будке на цепи, у него жил беспородный пес, которого тот плохо кормил и иногда даже бил.

собака на цепи

Когда мужчины отправились в тайгу, эта собака сорвалась с привязи и догнала их. Рассказчик решил взять пса на охоту.

В результате породистый питомец плохо показал себя: его хозяин подстрелил лишь одну белку. Дворняжка же оказалась прекрасным помощником. Благодаря ей автор рассказа добыл несколько белок и горностая. Во время того похода в лес случилось непредвиденное, ужасное происшествие. Поэтому это произведение можно отнести к разряду страшных историй.

На приятеля рассказчика напал медведь, который сидел в дупле дерева и вышел из своего укрытия, когда охотник ударил по стволу.

Спасение

Когда страшный зверь вылез из дупла, он напал на охотника. И снова породистая собака подвела. Она трусливо убежала, в то время как дворняжка Волчок отважно вцепился в шкуру неприятеля, атаковавшего его хозяина. Медведь, спасаясь от боли, причиненной собачьими зубами, убежал. Хозяин был спасен, однако псу сильно досталось от сурового хищника. Его передние зубы были выбиты.

Егерь, нашедший знакомого пса, решил, что тот потерялся, и предложил отвезти его домой, тем более что его напарник содержал пасеку и мог угостить их свежим медом. Когда приятели приехали к хозяину собаки, тот, вопреки ожиданиям, не обрадовался тому, что его питомец и спаситель был найден. Медом он их угостил только после того, как егерь намекнул ему, что ожидает такого подарка. Прощаясь, мужчина сказал, что, так уж и быть, оставит пса у себя.

Этот неблагодарный человек теперь, кроме пчеловодства, занимался изготовлением обуви. Егерь заказал у него унты. Мастер пообещал сделать их к следующему визиту приятеля. Так и расстались. После похода на зимовку, возвращаясь, друзья снова навестили пасечника. Он не стал приглашать их в дом на этот раз, а вынес пару новых унт на улицу. Мастер сказал, что на отделку обуви пошла и шкура Волчка. Егерь упрекнул его, сказав, что собака верно служила ему. На это неблагодарный охотник ответил, что теперь она тоже хорошо послужит в качестве обуви. Егерь не взял унты и, не попрощавшись, уехал. На такой печальной ноте заканчивается эта охотничья история.

Шатун

Перечисляя таежные рассказы про лес, тайгу, стоит упомянуть еще об одном авторе, многие произведения которого посвящены данной теме. Этот писатель — Иван Полковников. Один из его рассказов – «Шатун» – также посвящен встрече с таежных бурым медведем.

Повествование и здесь ведется от первого лица. Автор рассказывает о приглашении на охоту, которое он получил от местного жителя – представителя одной из коренных народностей Уссурийского края. Он с радостью согласился поучаствовать в совместном приключении, поскольку слышал об охотничьих способностях людей этой национальности.

Вместо знакомого охотника встречать рассказчика пришла его жена, которая совсем не говорила по-русски. Она жестом показала ему, что нужно сесть в сани. Так они отправились в дорогу к охотничьему угодью. В течение этого путешествия было сделано несколько остановок, во время которых женщина угощала автора традиционной пищей северных народов. Когда они приехали к зимовке, то, вопреки ожиданиям, знакомого там тоже не оказалось. Женщина показала гостю, где находятся необходимые для жизни и охоты запасы и уехала. Автор провел несколько дней в сомнениях: приедет кто-нибудь за ним в лесную глушь или нет. Но это время он не потратил зря: много и успешно охотился. Наконец, появился хозяин угодья.

В обратном пути автора этого рассказа про таежных охотников тоже сопровождала только женщина. Однажды, когда та ненадолго отошла от места стоянки, на нее напал медведь. Автор вовремя подоспел и застрелил хищника. Так заканчивается этот таежный рассказ Ивана Полковникова.

Фальшивый зверь

Но не только повествованиями о захватывающих приключениях охотников полны рассказы про охоту в тайге. В них немало забавных эпизодов, вызывающих улыбку, а иногда и смех у читателя. Например, в одной из таежных историй классика жанра Виктора Арсеньева описывается случай, когда автор принял за тигра лежащее на лесной поляне упавшее дерево. Он долго искал встречи с таежным полосатым хищником, о котором был наслышан. И в один прекрасный день принял желаемое за действительное. В момент встречи со «зверем» у рассказчика не было с собой оружия. Поэтому ему пришлось долго сидеть в кустах, прячась от воображаемого тигра. В конце концов, мужчина увидел охотника, который, проходя через поляну, легко перешагнул через «хищника».

Помимо представленных в этой статье рассказов, существуют и другие заслуживающие внимания произведения про приключения в тайге.

Случай в тайге ~ Проза (Рассказ)

Случай в тайге

      Будучи студентом Ленинградского государственного университета я по комсомольской путевке в далеком 1975 году отправился работать на одну из грандиозных социалистических строек того времени. На юге Западной Сибири, на реке Томь, где ее черные воды с кряжей Карлыгана, разбегаясь, превращаются в полноводный и быстрый поток, страна решила возвести гидроэлектростанцию. Уже точно не скажу где. Помню названия: «бычье горло», райцентр Крапивинский, да в километрах тридцати от него деревню Салтымаково. Места там вольные, глухие, богатые лесом. В тайге болота комариные, но в чащобе можно найти и чистое озерцо. Рыбы, птицы, зверя — множество! В холодных, прозрачных водах живет таймень, стерлядь, нельма. С низовьев Оби на нерест осетр забирается высоко против течения. Глухарь, тетерев, рысь, соболь. Обитают лоси, косули. Легко нарваться на могучего кабана. Хозяин тайги не раз бродил косолапо мимо стройплощадки…. Там и приключилась со мной эта удивительная, загадочная история.

     Отходил август. Природа готовилась к смене времен года. Дни стояли погожие, но ночами явственно чувствовалось холодное дыхание заморозков. Помню, была суббота. Раннее утро. Проснувшееся солнце, облизывая ровные верхушки громадных кедров, едва подсвечивало клубящийся над рекой туман. Бытовки гидростроителей серебрились инеем. На площадке царила тишина. Шла пересменка. У меня был выходной. Решил пробежаться по опушкам. К обеду грибов насобирать. Порадовать ребят жаровней! Грибов было видимо-невидимо. Пошел налегке, не собираясь особо задерживаться. Нож, лукошко, спичек коробок, да бутылку с водой прихватил. Даже предположить не мог, как все это меня выручит! Перекусив на скорую руку, двинулся по тропке, змейкой убегающей к темнохвойному урману. Воздух сытный, полный елового ладана. Я стал вглядываться в подлесок. Вскоре путеводная стежка окончательно растворилась в можжевельнике. Буквально несколько шагов и вознаграждение — орава рыжиков. Тихая охота началась!

     Не заметил, как заблудился! Увлекся я, что в тайге недопустимо. Очнулся, когда рядом громко затрещала сойка. Посмотрел по сторонам. Ноги утопали в мягком, густом ковре изо мха и иголок. Над головой, закрывая путь солнечным лучам, распластались тяжелые, мохнатые лапы великанов. Ниже, по стволам, обметенные серым лишайником, к земле безжизненно склонялись мертвые ветви. Окрест мрачный, угрюмый, бесконечный пейзаж черных столбов и рыжего валежника. Прислушался. Меня окружала звенящая, безмолвная тишина. Тишина — это особенность тайги. Редко, где прокричит птица, застучит желна - черный дятел или вдруг затрещит ращепа. Да, пожалуй, ветер надумает пошуметь в кронах. Вот и все звуки.

      Чувствую холод по спине. Откуда пришел? Куда идти? В ту пору мне стукнуло двадцать годков, небольшой опыт был. Сам-то я с Вологодчины. Лесом меня не удивишь. Паниковать нельзя. Надо успокоиться. Тайгу послушать. Крепко тогда задумался. Даже укусы гнуса перестал замечать, который меня гудящим роем облепил и быстро подсказал – шевелиться надо! Решил затеску или ручей найти. Любой ручей к реке выведет, а по берегам всегда человек живет. Оставил почти полное ведро грибов. Идти с ним было бы несподручно. Выпилил из деревца батожок покрепче. Ножом сделал зарубку на ближайшем дереве и наддал ходу. В это время проще: грибы, ягоды, орех…. С голоду не помрешь. Вода есть. На медведя не нарваться бы. Задерет!

     Часов семь шел. Взмок. Буреломы — могильники деревьев, дюже много сил и времени отнимали. Поначалу напрямки лез. Так себе результат! Не зря их в народе чертовалами называют. Лучше обойти, чем напролом, буром переть. В общем, первый день без толку кончился. Устал. К ночевке готовиться надо. Тут глядь, а на стволе кедра белая рана в янтарных каплях. Мать честная — заруба! Под ней ведро с грибами. Где оставил. Я застонал от бессилья и повалился на землю. Весь день, получается, по кругу ходил! Бабку свою вспомнил, с ее рассказами про лешего. Как он людей блуждать неволит. Признаюсь, волна отчаяния захлестнула меня. Страх гадюкой к сердцу пополз. Надо сказать о том, что я не выберусь, не думал. Юность в смерть не верит. Психологи давно заметили, что человек в восемнадцать лет на риск идет легче, чем в сорок! Мой страх был общественный. Глупый что ли. Бригаду подводить не хотелось. Людей от работы отрывать на поиски. Из доверия выйти боялся. Опять же в университет бумагу пошлют….

      Делать нечего. Лесной дух под робу полез. Ночи конца августа в Сибири прохладные, до + 10, а то и ниже, температура опускается. По близости хворост для костра насобирал. Разжечь мне его удалось c большим трудом, когда окончательно стемнело! Пламя слабенькое. Валежник для костра не очень подходит. Накидал в желудок чуть поджаренных грибов. Укутался, как мог, да прилег ближе к тлеющим углям. Думал, не усну. Ан нет! От накопившейся за день усталости, время спустя, задремал. туда же. Признаюсь, без малого до истерики оставалось.

     На третий день еще засветло в воздухе повисло напряжение. Небо затянуло хмурыми, стальными тучами. Начал моросить противный дождь. Решил никуда не идти. Остался на месте. Здесь было устроено, что-то вроде убежища, с очагом и подсушенными дровишками. Напоры ветра усиливались. Верхушки толстостенных кедрачей стали раскачиваться, угрожающе скрипя. Сверкнули первые молнии. Жутковато прогремел гром. И разразилась буря! В тайге – зрелище, скажу я вам, ужасное! Не дождь. Не ливень. Точь-в-точь горный водопад непроглядной стеной обрушился на землю. Подлесок затопило мгновенно. Деревья, под напорами водяного шквала, неистово кидались друг на друга и, не выдерживая, ломались с отвратительным треском. Ослепительные разряды молний стервенело били в корни, взрываясь громовыми раскатами. Вокруг пахло озоном! Я, как и моя душа, сжался комочком, надеясь, что все обойдется…. Продолжалось это с час, а затем стихия начала угасать. Мокрый абсолютно! Спички безвозвратно пропали. Да и вряд ли где-то можно было найти сухое топливо для костра. Шансы погибнуть от переохлаждения резко возросли! Такие мысли я, конечно, старался гнать прочь. Да и мыслей-то, по большому счету, не было никаких…. Один инстинкт выживания!

     Эту ночевку моей таежной робинзонады с горем пополам пережил. Дабы не околеть, все время двигался. Приседал. Махал руками…. Как рассвело, собрался в путь с твердым намерением не возвращаться в проклятое место. Брел медленно. Угрюмо. Часто останавливался. Голод опять же. Начал жевать хвою….

      Не поверите! Лешего, будь он неладен, объегорить вновь не удалось. Даже сейчас, много лет спустя, трудно определить то чувство, что я тогда испытал, когда увидел свою зарубку! Удивление, отчаяние, разочарование, безнадежность, страх… – всего помаленьку.
Улегся на ставшую родной подстилку из елового лапника и забылся. Не уснул! Провалился где-то между явью и сном. Очнулся внезапно. Прислушался. Или почудилось? Нет! Всплеск! Будто бы кто-то плавает. Где? Я тут все окрестности исходил….. Кругом хоть глаз коли. Стараясь не шуметь, вылез из-под бревна и ощупью, двинулся в направлении звука. Днем по тайге ходить трудно, а ночью невозможно. Беспрестанно спотыкаясь, мне удалось преодолеть несколько десятков метров. В этот момент, как по заказу, из-за туч показалась луна, озаряя все вокруг матовым светом! Оказалось, я стою на краю холма, что ниспадает вниз.А у его подножья открывается вид на лесное озеро, черную гладь которого разрезает серебряная дорожка.
Действительно, кто-то купается! Я, прижавшись к дереву, стал вглядываться. Зверь или человек? Человек! Обрадовался, чуть не закричал. Ума хватило – смолчал. Пораженный вопросом: человек? Ночью в этой глуши? Тем временем, таинственный незнакомец выбрался на берег. Глазам своим не поверил — обнаженная женщина. Вот тебе, бабушка, и «Юрьев день»! Утратив осторожность, неловко подался вперед и… нога соскользнула. Я, теряя равновесие, схватился за ветку, которая треснула с характерным звуком. Женщина резко повернулась в мою сторону. С трудом удержавшись от падения, замер. Казалось, прошла целая вечность в бездействии, но тут она уверенно сделала шаг и начала подниматься в горку. Что-то зловещее было в ее движениях. Я покрылся испариной. Бессознательный, животный ужас обуял меня. Обернувшись, рванул в чащу. Рванул — это сильно сказано. Буквально, через пару шагов, плюхнулся на землю, больно ударившись головой о корягу. На секунду — другую вырубился, а когда очнулся, почувствовал запах тины. Красивое, бледное лицо с лукавыми, но холодными глазами, горевшие зеленым, приближалось, нависая. Блеснул жемчуг зубов и женщина впилась своим ртом в мои губы, смачно целуя….

      Через день на меня наткнулись охотники и вывели из тайги. Как итог –ошеломленность да жар от простуды…. Но молодость свое дело знает – я быстро поправился!

       Жизнь пошла своим чередом. Иногда, нет-нет, да и вспоминал свое приключение. Много позже, вновь оказался в Кузбассе, и так случилось, что путешествовал, где-то недалеко от тех мест. Около маленькой деревеньки Поперечка машина забарахлила и пришлось остановиться на ночлег. Старушка, меня приютившая, была ветхозаветной, сухонькой, молчаливой. Распарившись в низенькой баньке по-черному, копченной, проложенной мхом, отведав ягодной настойки и разомлев, шуткой поведал хозяйке об этой истории, посетовав, что так и не успел сойтись с таежной нимфой. Старушка на меня серьезно посмотрела и говорит: «Ты, паря, не жалей. Моли Бога, что хорошо отделался. Ведь то боровуха была. Вроде лешачихи, но не лешачиха, покрасивши будет. Она могла для мужа женой обратиться. Боровуха и обнимать начнет, как жена, целовать. А как сотворишь блуд с боровухой, дак али с ума сойдешь, али помрешь вовсе. Даже просто увидев ее, окаянную, испугаешься, и только, чекнуться нечего делать. По лесу она тебя кружила, затем чтобы в свои сети заманить. Бывало, и на года закружит человека! Он уж и забывать начинает, кто, откуда».

Здесь она как-то не по-доброму цыкнула. Я отшатнулся! В свете тусклой лампочки, облепленной мухами, на меня глядели лукавые, но холодные глаза, горевшие зеленым. «То-то, паря!», — закончила старуха, медленно поднимаясь.

Наедине с собой. Рассказ белгородца о жизни в североуральской тайге

Его зовут Алексей, он живёт и работает в Печоро-Илычском заповеднике в Коми. Кругом – 726 тыс. га девственной тайги, включённой в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Там находится плато Маньпупунёр – одно из чудес России.

В один из редких приездов Алексея в Белгород «БелПресса» записала его рассказ о жизни в тайге. Биография

«Мне 31 год, последние три года работаю в заповеднике. Я окончил школу в Белгороде, учился на матфаке, перевёлся в Воронеж на биолого-почвенный факультет. На четвёртом курсе поехал в свою первую экспедицию на Урал на 45 дней. Это был крутой опыт. Походники знают – через пару недель совместной полевой жизни начинается трансформация и сдвиги внутри себя. И не всегда приятные.

После поступил в аспирантуру при Академии наук, там было много практики и выездов. Я изучал леса в комплексе, то, как они развиваются; мы много взаимодействовали с «Гринпис». Однако в процессе я понял, что наука не для меня: у меня не такой склад ума, не могу тщательно что то доказывать, разжёвывая до тошноты. Я человек, скорее, чувственного восприятия.

Уехал в Воронеж, был занят в разработке сервиса «Яндекс.Транспорт». Меня позвали в очередную экспедицию, я поехал и больше к обычной работе не вернулся, остался в заповеднике».

«Я лесник (или госинспектор в области охраны окружающей среды). По заповеднику раскиданы кордоны, там мы и живём. Изначально заповедники создавались для защиты природы и научных исследований, а последние годы их постепенно превращают в национальные парки. Это позволяет развить организованный туризм. Нужно это в числе прочего и для охраны лесов.

На заповедное плато Маньпупунёр люди ходят толпами, ездят на снегоходах, а это очень разрушительно для природы: один снегоход своими гусеницами снимает слой мха, который мог отрастать десятилетиями. Это место особенное, даже мистическое. Часто люди нащёлкают снимков, а дома смотрят – на фотоаппарате пусто.

В мои обязанности входит сопровождение учёных и туристов, помощь научным сотрудникам в работе. Летом времени нет вообще: за сезон человек сто приезжает. Общения больше, чем в Москве, серьёзно. В городе можно идти по улице, толпы людей проходят мимо тебя – и ключевое слово «мимо». Люди что есть, что нет. А здесь ты с каждым в контакте». Быт

«Кордон – по сути домик в деревне. На нашем кордоне двое: я и сосед – мой начальник и друг. Живу здесь постоянно, раз в год езжу в отпуск на месяц. За этот месяц нужно затариться книгами на год и другими необходимыми вещами, инструментами, одеждой и т. д.

Сейчас, к сожалению, появился Интернет. К сожалению – потому что с ним много времени сливаешь на ерунду. Есть спутниковая тарелка. Для электричества – бензиновый генератор. Я для света предпочитаю лампу керосиновую. Планирую установить солнечные панели. Зимой топлю дровами.

Продукты: консервы, крупы всякие – подвозят раз в несколько месяцев по реке. Я охочусь, ставлю ловушки, рыбачу.

Меня, конечно, спрашивают: что ты здесь вообще делаешь? Но мне не бывает скучно, я всегда знаю, чем заняться: книжки, творчество, гитара. По моему, самодостаточный человек – это тот, кого не надо развлекать, ему комфортно с собой и вообще в любой ситуации».

«Встретить человека в тайге куда опаснее, чем дикого зверя. Но сейчас это маловероятно. Раньше в Коми много было тюрем и, соответственно, побегов, сейчас позакрывали всё.

Зверей встречал много раз. Как то смотрел на хребет в бинокль и почувствовал на себе чужой взгляд. Поворачиваюсь – метрах в десяти мишка. Ну как мишка – там такая ряха Сначала голова, потом тело и затем зад мимо меня вальяжно прошествовали. Я в сердцах выругался нецензурно.

Поймал себя на том, что стучу фотоаппаратом по лопате. Мишка окинул меня равнодушным взором и продолжил движение. Голова у меня стала чистейшая, ни одной мысли. В таком просветлённом состоянии я добрался до дома, и там меня накрыло, стал прокручивать разные сценарии

Потом медвежат видел, ну и просто быстро пошёл в другую сторону. У меня есть свисток, баллончик, но это не особо поможет в случае нападения. У животных много еды, поэтому они не вступают в конфликт с человеком, сами благоразумно стараются обойти. Зверь может атаковать зимой, защищая детёнышей, и если почувствует, что на него охотятся.

Но самый страшный зверь, которого я встречал, это рябчик. Возвращался с перевала Дятлова, до дома оставалось 10 км. Нужно было решить – остаться в вагончике для ночёвки или двинуть дальше по ночному лесу. Решил одолеть страх и отправился в путь. Естественно, пошёл дождь. Конечно же, отказал фонарик. Я был напряжён, в голову лезли всякие иррациональные ночные страхи. Нервы были на пределе, и когда из под ног вспорхнул рябчик, у меня чуть сердце не остановилось. Ночного леса с тех пор я не боюсь». Выживание

«Было в тайге несколько опасных ситуаций. Я не рассчитал силы, оставил лыжи и с огромным трудом возвращался по зимнему лесу домой. Оставалось километра два, а по ощущениям и энергозатратам – все шесть. Сил нет, ногу уже поднять не можешь, сознание замедленное. Вижу былинку, понимаю, что споткнусь и упаду, а поделать ничего не могу – ногу выше не поднять. Падаю медленно и думаю: ну и слава богу, полежу минутку, отдохну. Очень опасная мысль, ей нельзя поддаваться. Через минуту я еле разогнулся каким то нечеловеческим усилием воли. Тело моментально остыло на снегу и стало деревянным. Кое как по стволу поднялся, съел конфетку и потащился дальше. Конфеты всегда советую брать, карамельки хватает на полкилометра».

«Одиночество и уединение – это разные вещи. Одиночество острее чувствуется в больших городах, когда вроде вокруг много людей, а уединиться нет возможности да и желания. Люди готовы заниматься чем угодно, лишь бы не оставаться наедине с собой. Это страшно – встретиться с собой. Но это же и есть самое важное!

В тайге реально можно психануть от этого. Зимой или в межсезонье, когда начинается распутица, ты месяцами сидишь один. Можно таких тараканов у себя отыскать Первый год я там был без напарника, и меня это полностью устраивало. Но спустя пару месяцев что то начало происходить. Как то я обнаружил, что уже довольно долго сижу и смотрю на керосиновую лампу без движения.

Состояние полной апатии продолжалось недели две. Депрессняк надавил конкретный. И деться от этого некуда, потому что куда бы ты ни пошёл, всегда берёшь с собой себя. Как я выбрался? Просто делал свои обычные дела, бездумно, на автопилоте, в жёстком распорядке. Я проскочил это период благодаря самодисциплине. Но я его хорошо запомнил. После было настоящее озарение: ты сам себя можешь и поломать, и построить. Нет ничего внешнего, всё внутри».

«Я считаю себя счастливым человеком. За время жизни там я изменился. Мне кажется, я повзрослел. Ответственность за свои поступки – вот что есть взрослость.

Одновременно я дорожу состоянием детскости и думаю, что ещё долго останусь ребёнком. Был такой стишок: «Должна быть любому ребёнку земли известна игра под названием «замри». Взрослые разучились делать это – останавливаться и видеть красоту момента, природы, жизни вокруг. Всё, что уходит за пелену суеты. Вот что я называю быть ребёнком – умение видеть и ловить моменты.

Не думаю, что буду жить в заповеднике всю жизнь, у меня есть планы, которые касаются личностных достижений. Но ближайшие годы я точно буду там. Я приехал в тайгу учиться и продолжаю делать это по сей день».

Текст: Ольга Алфёрова.

мистическая история со слов охотника

ночевка

Охота – это наша с ним общая страсть, не раз мы вместе совершали вылазки в тайгу, в том числе и на несколько недель, поэтому я уверен в том, что меня он точно не стал бы кормить байками.

Обычный человек вряд ли представляет, что такое тайга. Да что там тайга, современному городскому жителю и пригородные посадки могут показаться дремучим лесом.

Сколько было случаев, когда непривычные грибники или горе-охотники блуждали в небольшом подлеске. Только удивиться можно: вроде бы и шоссе недалеко, и машины шумят, и сотовая связь работает – а вот поди ж ты.

Тайга – совершенно другое дело. Никому бы не посоветовал соваться туда без достаточного опыта. Настоящая тайга по своей опасности для новичка ничуть не уступает амазонским джунглям, а может быть и превосходит их.

Вот здесь действительно очень легко погибнуть, причем вы даже не будете догадываться о том, что находитесь всего в нескольких сотнях метров от ближайшего поселка и от людей, которые могли бы прийти вам на помощь.

А может быть и так, что действительно заплутаете и окажетесь за много-много километров от ближайшего населенного пункта, ведь плотность населения здесь очень невелика. Тайга – это глушь, дикие звери и подстерегающие вас на каждом шагу неведомые опасности. Тем более – зимой.

Но мой приятель Захар – достаточно опытный охотник, новичком в тайге его точно не назовешь, многокилометровые переходы не являются для него чем-то необычным.

Знает, как огонь развести из подручных материалов, по каким приметам ориентироваться, к морозам привык, да и снаряжение у него хорошее: не новомодное, а действительно такое, какое нужно. Ему хорошо известны многие охотничьи избушки. Вот в одной из таких избушек он тогда и заночевал.

Тут, наверное, нужно пояснить: охотники, занимающиеся промыслом, ставят для себя в лесу специальные домики. Чаще всего это вырытые в углублении землянки с бревенчатой крышей, которую дополнительно конопатят мхом для тепла.

Зайдешь в такую избушку – там и лавки для сна оборудованы, и печь-буржуйка есть с небольшим запасом дров на первое время, и кое-какие продовольственные припасы – все, что может понадобиться уставшему и замерзшему от многочасового блуждания по тайге человеку.

Пусть даже и не охотнику, а случайному путнику и старателю. Заходи, растапливай печку, готовь нехитрый ужин. Единственное условие: после того, как ты обогрелся, подкрепился и отдохнул, не забудь привести домик в порядок, заготовь дрова, оставь запас спичек и продуктов для следующего гостя.

Избушка, в которой заночевал Захар, ничем не отличалась от остальных. Были здесь и удобные лавки вдоль стен, и печка в углу, как положено: так, чтобы тепло в первую очередь ногам доставалось, и небольшое застекленное окошко, сквозь которое проникал тусклый зимний таежный свет.

Домик этот Захар хорошо знал, ночевал здесь довольно часто, так что никаких неожиданностей не предвиделось. Как понимаете, электричества там никакого, поэтому приятель мой заранее рассчитал, чтобы подойти к избушке еще засветло – так и получилось.

Зашел, как положено, нашел дрова, достал спички и первым делом печку растопил, ужин приготовил, чай вскипятил. Сам устроился на дальней лавке у стены, а вещмешок на противоположную лавку положил, как раз на ту, которая под окошком находилась. Ну и лег спать – чего рассиживаться-то?

Проснулся, как рассказывает, от того, что почувствовал на своих ногах какую-то тяжесть. Даже не понял спросонья в темноте – начал ощупывать и обнаружил у себя на ногах рюкзак. А еще в избушке явственно чувствовалось присутствие другого человека.

Повернув голову, Захар сумел рассмотреть, что на противоположной лавке кто-то лежит – лица незнакомца он не рассмотрел, конечно, только фигуру, достаточно большую, грузную, просто богатырскую. Незнакомец мирно спал – в темноте слышалось его ровное сопение.

Можно было бы предположить, что это кто-то еще из охотников забрел в избушку, и постаравшись не разбудить моего приятеля, устроился на ночлег – только рюкзак переложил, чтобы место освободить.

Кто-то другой не усмотрел бы в этом ничего необычного. Но только не Захар. Как я уже говорил, приятель мой является достаточно опытным охотником, а потому он никогда бы не лег спать, тщательно не заперев за собой дверь. И даже не от человека – от дикого зверя, который может вломиться в открытую дверь.

Хотя, конечно, и лихого человека в тайге тоже нужно опасаться. В общем, быть такого не могло, чтобы кто-то смог зайти и лечь спать, предварительно его не разбудив.

Оценив ситуацию, Захар резко сел на своей лавке – незнакомец продолжал спать, как ни в чем не бывало, а вот моему приятелю не спалось. Хотел встать, проверить, заперта ли дверь, но почему-то испугался. Страшно было и разбудить неожиданного гостя – мало ли что у него на уме.

Если что лихое – тут и ружье, которое было под рукой, не поможет. Думал-думал, что делать, но так ничего и не придумав, решил заснуть, а уж утром разбираться.

Снова лег на лавку, устроился поудобнее, лицом к незнакомцу, и попытался заснуть. Но не тут-то было. Внезапно, он услышал, как на крыше землянки кто-то перешептывается и возится.

Потом услышал хихиканье, по его словам, оно показалось ему каким-то особенно мерзким. Ему показалось, что там были два других человека. Захар резко открыл глаза и начал прислушиваться, всматриваясь в темноту. И в этот момент шепот и возня стихли.

Вы только представьте себе ситуацию: кругом глухая тайга, ночь, на несколько десятков километров в округе ни одной деревни, на улице мороз, а в печной трубе ветер воет. А на крыше избушки черти что творится. Ладно, пусть – творилось, сейчас все тихо, но от этого еще страшнее – не знаешь, чего ожидать.

Конечно, самым разумным решением было бы встать, зажечь свечу, подбросить дров в печку и тщательно запереть дверь, подперев ее чем-то тяжелым. Вот только рядом кто-то непонятный лежит, и кто его знает, что будет, когда он проснется.

Вот когда я это все вообразил, честно скажу, у меня мороз по коже пробежал, я представил, что переживал Захар в те минуты. Удивительно, как он не сорвался с места и не бросился наружу, в чем был. Не представляю, как ему удалось заснуть, но удалось. Видимо, сказалась дневная усталость.

Ну, а утром, когда он проснулся (точнее, это был уже полдень, судя по часам) в избушке уже никого не было. И дверь заперта – на засов изнутри. Вот как такое могло быть? В общем, Захар не стал разгадывать эту загадку и даже печку не растопил.

Быстро навел порядок, глотнул из термоса чаю, и покинул землянку. Про охоту забыл, спешил побыстрее до людей добраться засветло, еще одну такую ночь в лесу он не хотел пережить. И я его понимаю.

Sun, 05 Jan 2020 22:36:16 +0300

@ Инна Кондаурова

консультация консультация

Страшные истории про тайгу из реальной жизни. Читать онлайн бесплатно

Для многих отечественная тайга, о которой мы иногда слышим в новостях и телепередачах о животных, является просто обширной территорией, поросшей хвойным лесом.

Это неправильное мнение. Тайга — это не только суровый мир дикой природы, но и малоизведанная зона со своими уникальными свойствами и древними тайнами.

Страшные истории про тайгу фото

Одни в Тайге?

Добраться до тех заповедных мест можно двумя способами: долететь до Норильска, потом в Дудинку, потом вертолётом до посёлка Тухарт, затем уже охотничьими тропами, где по реке на моторной лодке, а где пешком за несколько дней перехода. Или, если вы непростой гость — арендуете вездеход и мчитесь из Норильска напрямую. Какой путь не выберешь — всё равно по тайге несколько дней блуждать. А в том районе она гибельная, дикая. С виду безопасное место может оказаться на поверку болотом, так что без проводника соваться глупо. Да и опасно одному, даже с вездеходной техникой, оказаться за триста километров до ближайшего посёлка. Хотя в тайге почти нечего бояться. Звери, если вы не вторгаетесь в их логово, предпочитают держаться в стороне, а люди в тех краях редко появляются.

Я и сам побывал там лишь по случаю. Сначала прошли по маршруту с буровой бригадой, разведали, так сказать, дорогу до месторождения. А потом я подбил на охотничью вылазку одного местного старожила, деда Исая из народа нганосан, коренных обитателей этой дикой земли. Дед долго отказывался, бормотал всякую чушь, про «шипко злых зверков, однако», но за пару бутылок беленькой согласился стать моим провожатым. Хотя, кто кому в помощь, трудно судить, дед был старый и хилый на вид, но леса окружные знал превосходно. Собрались скоро. Вышли на лодке моторной, день шли по реке на юг, потом через протоки долго шли. В конце лодку оставили на бугор её подтащили, чтобы не смыло течением, и пошли пешими дальше на запад в болота. Чудесная охота. Зверь непуганый, знай себе заряжай ружьё и пали по нему.

Так к исходу второго дня трофеев набили прилично и решили возвращаться. Старик Исай заволновался и предложил больше не ночевать в лесу, а идти к моторной лодке без остановок и привалов. Откуда силы у старого чёрта брались непонятно — я был на пределе возможностей. Тут невольно поверилось в байки мужиков, что Исай — последний шаман нганосан и умеет то, что другим не дано. Только зацикливаться на этом тогда не стал. Решил просто согласиться. Хотя, человек предполагает, а Тайга располагает. Что случилось не понял, но к лодке мы засветло не успевали. У деда почти истерика. Орёт на меня не по-русски, ругается на водку, за которую согласился сводить сюда, а сам чуть не плачет. Мне совестно стало, прошу простить меня. А он только фыркает и по сторонам озирается. Вдруг хватает меня за ремень поясной и с такой нечеловеческой силой тащит куда-то за собой. По ощущениям, прошёл час. Когда лес расступился, мы вышли к заброшенной заимке. Охотники строят такие, чтобы было где укрыться от непогоды, буранов снеговых.

Небольшая изба из целого бруса. Вместо окон — бойницы. Дверь маленькая и низенькая. Внутри сухо и тепло. Исай буквально втащил меня внутрь и стал лихорадочно запирать дверь. Привалил к ней всё, что было внутри избушки, а бойницы заткнул тряпками. Я смотрю на всё это и молча дурею — шаман-то ни слова не говорит, и явно к чему-то готовится. Уже стемнело, когда Исай сел напротив меня отдышаться и зажёг одну-единственную лучину, чтобы прикурить папиросу.

Курит и смотрит мне в глаза. А я ему так же в глаза уставился, думаю:

«Это Исай мне проверку зачем то устроил».

А он так с сочувствием и говорит:

«Лучше бы ты боялся иногда, однако, не попали бы в такое г*вно, Саня!».

Больше ни слова. Время идёт ничего не происходит. Старик сидит обняв свой карабин. Я начинаю задрёмывать, всё таки сказался стресс и усталость. И слышу сквозь сон стук по крыше. Словно пробежался ребёнок. Шаги резвые и лёгкие. Но тяжелее белки и куницы, однозначно. А потом свист из-за двери раздался и еще один стук, но посильнее и с нажимом в дверь. Сон как рукой сняло. А Исай палец к губам прижал, трясётся сам и мне показывает, мол, сиди тихо. И так полночи. Скрип. Стук. Свист. Неуютное ощущение, словно тебя пытаются выцарапать из панциря. Потом всё резко прекратилось. Но мы так и не уснули. А днём сразу вышли к лодке, она в километре была от места ночёвки.

Что там приходило к нам ночью, мне не интересно, потому как больше туда соваться не хочу.


Южная тайга

Весной 2006 года в южной тайге была обнаружена пещера с необычными наскальными рисунками. Уже через три месяца для исследования лесных подземелий на место была направлена частная экспедиция из пяти человек под руководством Николая К. Основной целью похода было изучить пещеры и странную наскальную живопись, не привлекая к себе лишнего внимания. Потенциальная грандиозность находки несла не только историческую, но и финансовую ценность.

Через сутки после прибытия исследователей на место от них поступил сигнал тревоги, к их лагерю был выслан спасательный вертолёт. Когда спасатели вернулись, им потребовалось срочно везти единственного выжившего (Алексея Р.) в местную реанимацию. Из глаз и ушей исследователя текли багровые струйки крови, состояние оценивалось как критическое. Больной находился в полуобморочном состоянии и постоянно что-то шептал. Под действием сильных антибиотиков и транквилизаторов к утру Алексею стало лучше, и он смог рассказать о случившемся. Вот отрывок из его показаний:

«Я говорил, что находка егеря не сулит ничего путного, но он и слышать не желал… Всё так и получилось. Вечером, ближе к ночи даже, я пошёл дров набрать, а остальные у палаток были… И тут как раздастся! Крик, рёв или рокот… Не могу сказать, что это было, но всё же на крик похоже, что ль… Или много криков… Нечеловеческих… Очень громких… Уши заложило, в глазах потемнело, и я упал… Не помню как потом добрёл до своих, а там… Короче, все мертвы. Подошёл, смотрю, а у них кровь из ушей течёт… Забрал у Коляна рацию… Дальше не помню… Наверное отрубился…»

На следующий день Алексей умер. По неподтверждённой информации сердце не выдержало сильных медицинских препаратов. По информации из других источников больной скончался от воспаления головного мозга.

У всех погибших исследователей были повреждены барабанные перепонки и некоторые внутренние органы. Складывалось впечатление, что люди оказались в эпицентре какого-то взрыва, но внешних повреждений на телах не было. Чем в глухой тайге мог быть вызван шум с таким воздействием — совершенно не ясно.

Вся округа была «прочёсана» вдоль и поперёк, и в конце концов на глаза оперативной группы попалась небольшая пещера. В ней были обнаружены наскальные рисунки непонятного содержания и глубокий природный тоннель в недра земли. Опасаясь диких зверей и обрушений, правоохранительные органы покинули пещеру.

Спустя год на это место приехала другая экспедиция, но пещеру найти так и не удалось. На её месте красовался громадный валун, за которым ничего не оказалась. Словно злополучное подземелье являлось раной для тайги, которая бесследно заросла.


В Тайге может случится всякое

Это было давно, где-то в 80-х годах. Они поехали за ягодой, да по грибы на Газ-66-ом. Обычное явление для всех нас, ничего особенного. Место было уже заранее выбрано, так что на поиски, тратить времени не надо было. Лес, в который они поехали, находился далеко от людей, можно сказать проще, поехали в тайгу. Те, кто туда ездил, знают, что всякое может случиться в тайге. Грибы и ягода не заставляли себя долго искать, так и показывали себя, чтобы их взяли. Время пролетело быстро и уже вечерело. Становилось уже прохладно, синее небо, которое так сильно сияло синевой днём, медленно растворялось в надвигающемся мраке. Прохладный ветерок обдувал лицо, которое уже было, не так весело, как вначале этой прогулки, усталость своё брала сполна.

Они уже возвращались обратно к машине из последней ходки за грибами, в ведрах было уже не так много грибов, как в начале дня, уж больно они примелькались эти грибы, и уже не такая охотка была рассматривать, где растёт ещё гриб. На поляне показалась машина, к которой они уже возвращались за сегодняшний день раз 50, но этот раз был последним, теперь вёдра в машину, и домой. Высыпав последнюю партию грибов в полиэтиленовый мешок, они со спокойной душой сели в машину…

Медленно повернув ключ зажигания, машина вздрогнула, но не завелась, стартер крутил в холостую. Водитель ещё раз попробовал, но результат был тот же, ещё пару раз попробовал, но ничего не изменилось, лишь эхо, железного коня, в котором внутри, что-то крутилось, разносилось по тайге. Странно подумали они, машина была исправна как никогда, но почему-то не заводилась. Неужто теперь ещё придётся копаться с машиной!? Они решили выждать минутку и попробовать ещё раз завести, но, а если не заведётся, то придётся копаться. Тупо глядя в лобовое стекло от усталости с высоты машины, они услышали громкий хруст веток неподалеку. Сумрачный свет не давал разглядеть, что находится уже в 30 метрах от машины и приглядываться, что там хрустит, не было смысла. Они оба вздрогнули, ещё медведя не хватало сейчас. Шуметь сейчас не стоило, пусть сам уйдёт. Хруст веток стал ещё громче, и слышно стало громкое рычание…

Медведи так не рычат, а волки так не хрустят ветками. Страх начал накатываться, и сердце забилось, захлёбываясь, а темнело с каждой минутой всё сильнее. То, что нарушило тишину леса, по его громкому рычанию, было слышно, что оно приближалось к машине. Они сидели, вжавшись в сиденья автомобиля, и внимательно разглядывали, что там впереди, пытаясь увидеть того, кто это был…

В конце поляны появился большой силуэт, и именно оттуда было рычание. Сидевшие в машине чуть не перестали дышать, чтобы их не увидели и не услышали. Существо, завидев не знакомое, и такое большое как машина, остановилось и перестало рычать и начало пристально глядеть. Страх начал сковывать движения. Силуэт существа был виден на конце поляны, и он был большим и не похожим не на какое либо животное с такими размерами. Существо медленно начало приближаться, его тяжёлые шаги были слышны, даже в машине. Каково если его увидеть во всей красе. Мурашки, волосы дыбом, дрожь, охватили сидевших в машине, но они не нарушали тишины и сидели молча. Существо пропало из виду и не стало слышно ни его тяжёлых шагов, ни рычания. Либо оно ушло, либо подстораживает.

Ручка в двери медленно начала открывать дверь водителя, от чего у последнего расширились глаза, и он схватился за ручку и вцепился в дверь. Дверь начала дёргаться. Видимо кто-то с той стороны открывал дверь, понял, что ему кто-то мешает и начал ещё сильнее. Второй сидевший в машине просто обомлел и побелел, наверное, даже ночью было бы видно его бледность лица. Дверь тряслась с такой силой, что машина Газ-66, ходила ходуном, но водитель так мёртво вцепился в дверь, как приклеенный. Следующее, что было удар в дверь, так что обшивка двери и сама дверь располосовалась как бумага.

Водитель видел его руку, эта была не рука какого-то животного с такими когтями и такая большая, что, положив эту кисть на голову человека, кисть обхватит голову как мячик. От страха силы у водителя прибавилось, хоть и из руки которой он вцепился в ручку, лилась кровь и ручка врезалась в мясо его ладошки. Машина начала трястись, стали слышны удары по машине, будто в нёё стенобитным орудием били. Всё это довело обоих сидевших в машине, до последней стадии, и они так заорали с визгом от страха, как не кричали никогда в жизни. Машина ещё пару раз встряхнулась, и всё затихло. Что это было передышка или ушло. Но оба сидевших ещё с минуту орали как резанные. Они так и не вышли, до утра из машины, существо больше не показывало себя, либо стерегло, когда они выйдут, а может, испугалось их крика, или ушло. Слышно, как они кричат, было, наверное, на пару километров.

Наутро, они попробовали завести машину, на удивление она завелась с полтычка, после чего машина рванула с места, и уехала прочь из этого леса. У машины были вмятины повсюду и разорвана дверь, будто ножами порезали по ней.


Истории Карельской тайги

Странные истории приходилось мне неоднократно слышать в глухих таежных уголках Карелии. Их рассказывали и отдельные люди, и целые деревни. Многие очевидцы этих событий живы до сих пор и рассказывают об этом своим детям и внукам. Это истории о колдунах и оборотнях, которые, оказывается, живут вместе с нами и являются нашими современниками. Две такие истории я и предлагаю вниманию читателей.

Вообще, наверное, в России не много сейчас найдется уголков (пусть даже отдаленных), как карельская глубинка, в которых так крепка народная вера в различные формы магии и многочисленные поверья. Она бережно хранит разносторонний опыт старших поколений, связанный с оригинальным и глубоким взглядом на мир, во многом отличный от современного «окультуренного» мировосприятия.

Христианство вывело человечество на новый качественный уровень Бого — и самопознания, однако не секрет, что в душе человека навсегда запечатлелся и мир языческий; мир для многих гораздо более реальный и жизненный, имеющий неумирающую магически-практическую традицию познания и взаимодействия с силами Природы. Язычество — прямой, открытый «разговор», позволяющий на бытовом, практическом уровне жить единой и живой жизнью с Природой. Поэтому неудивительно, что в карельской глубинке наряду с Библией можно встретить литературу по колдовству, знахарству… Неудивительно, что эти столь несовместимые религии соседствуют в душах многих людей.

Возможно, что именно это удивительное сочетание внешне несоединимых верований и создают специфически неповторимую ауру глухой карельской деревни, за которой скрывается зачастую совершенно неисследованный духовный мир, мир, полный своеобразия и тайны.

В небольшой деревушке Суйсарь, что в двадцати километрах от Петрозаводска, в 80-х годах уже прошлого века жила очень сильная колдунья, почитаемая не только в деревне, но и во всей округе. В то время она была уже в преклонных летах, редко выходила из дома, принимая посетителей в свое маленькой горенке. Она знала и умела все. Проницательные, со стальным блеском глаза пронизывали насквозь, видя твое самое потаенное. «Приходит кто ко мне с ложью, того сразу бить и трясти начинает. Мне лгать нельзя», — не раз говаривала старуха. Потому и приходили к ней немногие.

Она обладала удивительной «властью» над природой и животными. Рассказывали, что когда зимой в деревню неожиданно нагрянул медведь-шатун, она, подойдя к ревущему зверю вплотную, попросила его уйти обратно в лес и больше не приходить. Пристыженный гигант извинительно заурчал и спешно потрусил в тайгу, а она вернулась в дом, предварительно низко, до земли, поклонившись только одной ей известным силам и богам.

Помощь ее была бескорыстна. «Моя жизнь — это моя песня. Кто хочет слушать — пусть слушает. Я за это ничего не беру», — смеялась она.

Однажды к ней обратились за помощью: пропала корова. Искали весь вечер, но все было напрасно. Прибежали к ней. «Жива кормилица», — утешила она, выслушав просьбу, вышла из дома и пошла за деревню. Дойдя до перекрестка дорог, остановилась и долго стояла в молчании. Затем с молитвенною просьбою и с низким поклоном обратилась к «лесу северной стороны» отдать корову, не оставлять у себя. Закачались при полном безветрии верхушки деревьев из стороны в сторону, зашелестела листва, взметнулась змейкой придорожная пыль. «Нет там ее», — только и молвила. Обратилась она тогда к «лесу восточной стороны», но тот же пришел ответ. И только «лес южной стороны» дружно закивал своею еловой гривой. «Жива ваша кормилица, — еще раз повторила она опешившим и неверящим собственным глазам сопровождавшим. — Ждите!» А сама не оглядываясь пошла домой.

Немного прошло времени, послышался звон колокольчика, и все увидели бежавшую (!) к ним навстречу корову из «леса на южной стороне».

Смерть ее была тиха; она передала свои умение и знания по наследству. Но до сих пор помнят именно ее, помнят крепко, как крепко может любить и помнить человеческое сердце

В 90-х годах, путешествуя по Пудожскому краю, я обратил внимание на «сказы» о некоем странном человеке, которого народная молва окрестила «оборотнем». Этот человек — Федор Иванович Дутов — был потомственный колдун и знахарь, пользовавшийся недоброй репутацией по причине своего абсолютно нелюдимого и сварливого характера. Рассказывали, что он обладал неким «знанием», благодаря которому мог обращаться в любого животного. Ходили слухи, что изредка из его дома, расположенного на краю деревни (деревню даю без названия, исходя из этических соображений), слышались нечеловеческие крики, переходящие в волчий вой. В эти дни (точнее, ночи) деревню буквально наводняли волки, приводя в трепет местных жителей. Волков стреляли, а наутро трупы их исчезали; Дутов относил их в лес и закапывал. Его боялись, обходили стороной, плевали в след, но… не трогали. Верили в его колдовскую силу, в то, что он может наслать порчу, сглаз, любую неизлечимую болезнь.

Однажды произошло событие, окончательно закрепившее за Дутовым прозвище оборотня. Дутов неожиданно исчез из деревни. День проходил за днем, но он не возвращался, однако заметили, что в это время в окрестностях деревни появилась стая волков, не дающая покоя ни днем, ни ночью. Решили сделать облаву, поставили капканы, группами выходили на отстрел. Результаты были плачевными, когда вдруг ночью деревня проснулась от душераздирающего воя, вопля боли и страдания, подхваченного волчьей многоголосицей. А наутро увидели возвращающегося Дутова с бледным, изможденным лицом и кое-как перевязанной рукой, истекающей кровью. Бросились к тому месту, откуда ночью раздавался страшный, зловещий крик, и в одном из капканов увидели перегрызенную волчью лапу и многочисленные следы волков. Никто к капкану даже не притронулся; ужас прогнал людей с этого места. А Дутов с тех пор появлялся только в рукавице на правой руке, независимо от времени года. Его кисть осталась в том капкане навсегда.

Страшна была жизнь этого человека, страшна была его смерть. Она наступила спустя два года после вышеописанных событий. Дутову в это время было около шестидесяти лет. Видимо, он почувствовал приближение смерти. Неизвестно, что он пережил в те мгновения. Рассказывают, что он страшно кричал в течение суток, а вечером появился на крыльце своего дома, смотрел на деревню, на людей и… плакал. А потом бросился в лес, оглушая тишину не то душераздирающим человеческим криком, не то душераздирающим волчьим воем.


Зимняя тайга

Зимняя охота в тайге даёт незабываемые ощущения. Я с детства любил ездить к деду и его друзьям-охотникам. У меня даже было там свое ружье. Взрослые всегда брали меня с собой на ходки в лес. Вот и в этот раз, когда я приехал (собиралась крупная облава на медведя-шатуна, который скотину валил), меня взяли с собой, но сказали держаться позади. С нами были две сибирские лайки, которые и вели нас по следу. Сама группа состояла из пятерых взрослых мужчин, двух опытных стариков и меня, пацана семнадцати лет.

Полдня мы шли на широких лыжах по снегу, и, наконец, впереди показался бурелом, в котором и была берлога медведя. Уже вечерело, и мы, отойдя на двести метров, разбили лагерь. Все сразу завалились спать, а в дозоре оставили Василия и лаек.

Ранним утром я проснулся от шума. Все уже встали и что-то бурно обсуждали. Подойдя ближе, я увидел, что Василий сидит спиной к дереву, грудь и живот у него разорваны, а на лице застыла гримаса нечеловеческого ужаса. Лайки трусливо жались к ногам людей. Дед поднял ружье Василия и осмотрел его. Патроны были целы. Как же так? Опытный охотник испугался чего-то настолько, что не то что не выстрелил — даже не смог разбудить остальных!

Большинство считало, что Василия порвал шатун, и облава началась. Окружив берлогу, мы заняли позиции за деревьями. Петр взял длинную рогатину и прыгнул, как с шестом, на вершину бурелома над логовом зверя. Воткнув рогатину в проход, он стал шуровать там, желая, видимо, разбудить медведя. Но вдруг что-то резко дернуло рогатину вниз. Петр не удержался и с криком свалился вслед за ней. Его жуткий крик: «Здесь не медв…» — оборвался на середине. Мы все попятились, а из дыры вылетела оторванная голова Петра и приземлилась передо мной. В ужасе заорав, я развернулся и бросился бежать. Сзади я услышал крики и стрельбу, чей-то рык и визг лаек. Не оглядываясь, я бежал вперед, проваливаясь в сугробы, пока неожиданно не рухнул в пустоту под снегом. От падения меня «вырубило».

Приходя в себя, я увидел, что лежу в волчьей яме. Мне очень повезло — колья торчали вокруг меня. Выстрелов слышно не было, и я подумал, что охотники все же справились. Начав звать на помощь, я услышал чьи-то шаги.

— Я здесь, я упал! Вытащите меня!

Шаги подошли к краю ямы. Я никак не мог рассмотреть, кто там стоит, но мне вдруг стало страшно. Наверху раздавалось тяжелое сопение, которое человек бы не смог издать. Я отполз к стене и, прижавшись к ней спиной, поднял свое ружье.

— Кто здесь?!

Ответом мне был утробный рев существа, морда которого, наконец, показалась над ямой. Окровавленные огромные челюсти, горящие тупой злобой глаза, прижатые уши — он напоминал какую-то тварь из ночного кошмара. Я заорал в голос и судорожно выстрелил наугад. Пуля царапнула по морде твари, и она начала носиться вокруг ямы, пытаясь достать меня длинной лапой с изогнутыми когтями. Я прижался к земле и что-то кричал, слезы отчаяния хлынули из глаз. Тварь бесновалась вокруг меня весь день, но колья спасли мне жизнь — она так и не рискнула спрыгнуть вниз. Я сильно замерз и понимал, что если ничего не придумаю, что умру уже не от клыков и когтей твари, а от холода, но встать и начать хоть как-то двигаться я не мог — сверху ждала своего часа моя смерть в виде огромной лапы твари. Я попробовал опять кричать и вдруг, к моему счастью, мне ответили — спасательная поисковая команда искала нас, застрявших в тайге. Тварь подняла голову и прыгнула в сторону. Я ее больше не видел.

Меня нашли спасатели. По моей наводке они нашли и остальных, точнее, то, что от них осталось — окровавленные обрывки одежды и ружья…


Ужас тайги

Холодный осенний ветер и нескончаемый противный мелкий дождь окутывали все вокруг, продираясь сквозь густые заросли леса, два путника промокшие до нитки с трудом шли вперед. Позади еще можно было различить в ранней утренней дымке огни не большой деревушки, но обратного пути не было, год выдался не урожайным, и чтоб не умереть с голоду несколько мужчин отправились в тайгу на охоту. Они разделились на группы по два – три человека и направились в разные стороны. Деревушка располагалась в самом сердце тайги, на многие сотни километров вокруг не было ни одной живой души, помощи ждать было неоткуда. Уже вечерело, дождь не переставал целый день, с пустыми руками и, выбиваясь из сил, дед Матвей и его внук Вадим, присели под большой веткой ели отдохнуть и решить, что делать дальше. — Что это там? – парень указал на что-то темное, еле проглядывающее сквозь густые ветви деревьев. – Похоже, на какой то дом… — Это старая охотничья заимка, — немного встревожено ответил старик, — не добрая слава ходит об этом месте. Много лет назад в этом доме загадочно погибли несколько человек, все было в крови, но тела их не нашли… — дед сделал паузу, огляделся по сторонам и продолжил, — После этого, все кто не останавливался здесь на ночлег, обратно уже не возвращались…

Ночь в тайге наступает быстро, на расстоянии нескольких метров уже ни чего не было видно, в сырой траве костер ни как не хотел разгораться.
— Не верю я во все эти сказки! – Решительно произнес Вадим. – Пошли-ка в дом, ни чего с нами не случиться, я не намерен всю ночь сидеть под этой елью мокнуть и замерзать! Он встал, закинул рюкзак на плечо, и направился к заимке. Дед пытался его остановить, но безуспешно, и ему ни чего не оставалось, как проследовать за внуком. Костер моментально разгорелся, согревая своим теплом замерзших людей, парень собрал валявшуюся кругом солому и сделал две кровати. Дождь монотонно барабанил по крыше, успокаивая охотников, костер уже еле тлел, все вокруг погрузилось в темноту.

Внезапно Вадим проснулся от странного звука, сквозь шум дождя слышалось какое-то шуршание и чавканье. Он шепотом позвал старика, но ответа не последовало, медленно и, стараясь не шуметь, Вадим прокрался к месту, где спал старик, но его там не было. Парень вернулся на свое место, стало не по себе, он продолжал слышать странные звуки откуда-то сверху с чердака. Спустя несколько минут, жуткое чавканье сменилось еле различимым шепотом. Как ни старался, парень не мог различить ни слова. Вдруг он услышал скрип, приближающийся к нему, словно кто-то или что-то спускалось по лестнице с чердака и медленно направлялось к Вадиму. Дождь внезапно прекратился, на небе показалась большая светлая луна, освещая своим светом через небольшое окошко часть помещения. Нервы были на пределе, дед Матвей пропал, что-то не понятное приближалось к нему, парня охватил панический страх.

— Кто здесь?! – не выдержав, вскрикнул Вадим.

Скрип и шепот прекратился, и в лунном свете промелькнула какая-то тень. В избушке стало очень тихо, тишина просто резала слух, он слышал как бешено бьется его сердце. На спине он почувствовал чей-то пристальный взгляд. Ужас, страх и желание бежать охватили юношу, обернувшись, он увидел своего деда, но он был ужасен. Серое впавшее лицо, закатившиеся глаза и чавкающий, весь в крови рот с ужасными зубами, существо протянуло руки и направилось к Вадиму. Он выбежал из дома и скрылся в ночной тайге, ветки хлестали его по лицу, до крови рассекая кожу, но парень не обращал на это внимания, он бежал как можно дальше от этого места. Внезапно Вадим выбежал на поляну, он в ужасе замер, перед ним опять стоял этот страшный серый дом.

Юноша вновь рванул в лес, но через некоторое время снова и снова возвращался на это ужасное место.

— Хватит! – Парень упал на колени, силы покинули его, мозг отказывался понимать, что происходит в этой проклятой заимке, Вадим потерял сознание.

Черная туча закрыла луну, и тайга вновь погрузилась в темноту, опять начался дождь, и в его монотонном шуме вдруг послышалось то самое чавканье. Над уже безжизненным телом Вадима на коленях стоял его страшный дед, отрывая от трупа куски кровавого мяса он с жадностью проглатывал их…

Все мужчины вернулись с охоты с хорошей добычей, деревушка была спасена от голодной смерти, не хватало только двоих – старого деда и его внука. Жители пытались их искать, но безуспешно.

Страшные истории про тайгу фото 5 245

4.7 / 5 ( 4 голоса )

Читать страшные истории:

пользовательских историй развенчаны | Блог Тайга

User stories, user stories everywhere!!

В одной из наших предыдущих публикаций в блоге мы внимательно рассмотрели, как Agile широко используется в различных отраслях, вопреки распространенному мнению, что Agile применяется только для деятельности, связанной с программным обеспечением. В этом исследовании мы также обнаружили некоторые болевые точки — одна из них была трудностью для начала. Посмотрим правде в глаза, методология Agile отлично помогает вам производить продукты быстрее, но она имеет свой собственный набор жаргона, с которым новичкам иногда очень трудно справиться.В этом посте сегодня мы сосредоточимся на нескольких таких терминах, в частности на пользовательской истории и пользовательских историях. Мы увидим, как их можно использовать для упрощения проектов, и, конечно же, как настроить их в Тайге.

История пользователя

История пользователя, проще говоря, это способ определить функцию программного обеспечения с точки зрения конечного пользователя, обратите внимание на акцент. Например, пользовательская история может выглядеть так: «Как пользователь я хочу иметь возможность обновлять свой профиль с указанием возраста, профессии и социальных интересов, чтобы люди, посещающие страницу моего профиля, получали представление о моих интересах».Как правило, рекомендуется следовать этому шаблону:

Как , я хочу иметь возможность , чтобы .

Это даст разработчикам четкое представление о том, что им нужно разрабатывать и почему.

Иногда у этого подхода есть проблемы, люди склонны объединять слишком много или слишком мало информации в одну пользовательскую историю, но это будет автоматически отсортировано, когда команде исполнится один или два спринта.Другая проблема заключается в зависимости, пользовательские истории должны быть независимыми друг от друга, поэтому вы можете реализовывать их в любом порядке и при этом иметь возможность работать с этой функцией. Но в сценариях реального мира все зависит друг от друга, и поэтому возникает концепция эпических историй. Эпические истории можно рассматривать как набор связанных пользовательских историй. У нас есть очень подробная запись в блоге об эпических историях.

Очков пользовательской истории

Еще один аспект, связанный с пользовательскими историями, — это баллы пользовательских историй.Эти баллы позволяют оценить размер задачи. Итак, чем сложнее / крупнее задачи (пользовательские истории), тем выше баллы. Когда вам исполнится 2-3 спринта, эти моменты играют решающую роль в оценке усилий по реализации пользовательской истории. Посмотрим, как —

Рассмотрим следующий сценарий:

Команда доставлена:

  • 3 пользовательских истории в первом спринте (всего 40 пользовательских историй)
  • 4 пользовательских истории в спринте 2 (общее количество пользовательских историй 45)
  • 3 пользовательских истории в третьем спринте (всего 32 пользовательских историй)

А теперь давайте сделаем простую математику — вычислим среднее количество баллов, набранных пользователями за три спринта.Среднее значение составляет 39. Теперь предположим, что в 4-м спринте 4 пользовательских истории стоимостью 50 баллов. Можно ли его доделать? Ну, по крайней мере, история команды говорит о том, что нет. Команде, вероятно, нужен еще один спринт!

Также обратите внимание, что среднее количество очков истории, которое мы вычислили выше, также называется скоростью команды.

очков пользовательской истории против человеко-часов

Было много предположений о том, что лучше всего оценивать задачи — баллы пользовательских историй или человеко-часы. Исторически сложилось так, что человеко-часы были инструментом, который выбирали менеджеры проектов для оценки усилий — это просто, общее время, которое, по вашему мнению, потребуется для завершения задачи.Но есть проблема: мы, люди, очень плохо оцениваем время. Отложите на мгновение проект в сторону и подумайте, когда вы в последний раз были в гостях у друзей. Когда они позвонили вам, чтобы узнать, когда вы свяжетесь с вами — смогли ли вы точно сказать, сколько времени вам потребуется, или ваш ответ был обычным «5 минут». Вы можете подумать, что я угадал время правильно, но застрял в пробке — это не в моей власти, как мне узнать, есть ли впереди движение.

Точно то же самое может произойти с вашими оценками для завершения вашей проектной задачи — характер разработки (особенно программного обеспечения) таков, что вы разрабатываете 90% кода за половину расчетного времени и все равно превышаете оценку из-за отладки проблемы.Очки пользовательской истории придают новое измерение оценке задач. Вам просто нужно оценить сложность поставленной задачи с помощью пользовательских историй, а не усилий. Усилия автоматически рассчитываются на основе скорости команды!

Использование тайги

Надеюсь, вы получили довольно хорошее представление о пользовательских историях и пользовательских историях. Давайте теперь посмотрим, как их реализовать, используя вашу учетную запись Taiga.

Истории пользователей:

Чтобы добавить пользовательскую историю, вам нужно сначала создать проект с шаблоном Scrum .Затем вы можете перейти на страницу Backlog и нажать кнопку + Добавить новую пользовательскую историю , появится новая форма, заполнить детали и добавить истории. Все истории пользователей можно увидеть в разделе User story . Следующим шагом будет добавление пользовательской истории к спринту. Для этого выберите пользовательскую историю, щелкнув небольшой флажок спереди. Это покажет новую кнопку выше — Перейти к текущему спринту . Нажмите эту кнопку, чтобы добавить пользовательскую историю к текущему спринту.Хотите увидеть это в действии? Вот видео, подробно объясняющее шаги:

Очков пользовательской истории

При добавлении пользовательской истории вы, должно быть, обратили внимание на форму. Чуть ниже темы в форме находится раздел для добавления баллов пользовательской истории. Здесь у вас разные модули — дизайн, передняя и задняя. Просто добавьте оценочные очки истории для разных модулей, и все готово.

График в верхней части страницы невыполненных работ показывает скорость сжигания баллов пользовательской истории — вы можете легко отслеживать оптимальные баллы за спринт и реальные баллы за спринт.Обратите внимание, что для диаграммы используется 100 проектных точек в качестве эталона, вы можете изменить его в Admin >> Project >> Project Details >> Number of US points . Вы также можете добавить новые точки пользовательской истории в Admin >> Attributes >> Points >> Добавить новую точку . Взгляните на действия пользовательских историй здесь:

Есть что добавить к этой истории? Дайте нам знать в комментариях ниже.Мы рады услышать от вас!

.

тайга | Национальное географическое общество

Тайга — это лес холодного субарктического региона. Субарктика — это область Северного полушария, расположенная к югу от Полярного круга. Тайга расположена между тундрой на севере и лесами умеренного пояса на юге.

Тайга встречается на Аляске, Канаде, Скандинавии и Сибири. В России самая большая тайга в мире простирается примерно на 5800 километров (3600 миль) от Тихого океана до Уральских гор. Этот таежный регион был полностью покрыт ледниками во время последнего ледникового периода.

Почва под тайгой часто содержит вечную мерзлоту — слой вечномерзлой почвы. В других областях слой коренных пород лежит прямо под почвой. И вечная мерзлота, и горные породы препятствуют стеканию воды из верхних слоев почвы. Это создает мелкие болота, известные как мускеги. Мускаги могут выглядеть как твердая земля, потому что они покрыты мхом, невысокой травой, а иногда даже деревьями. Однако на самом деле земля влажная и рыхлая.

Растения и грибы

Тайга — густые леса.Обычны хвойные деревья, такие как ель, сосна, пихта. У хвойных деревьев вместо широких листьев иглы, а их семена растут внутри защитных древесных шишек. В то время как лиственные деревья умеренных лесов зимой теряют листья, хвойные деревья никогда не теряют хвою. По этой причине хвойные деревья еще называют «вечнозелеными».

Хвойные деревья приспособились к продолжительной холодной зиме и короткому лету в тайге. Их иглы содержат очень мало сока, что помогает предотвратить замерзание.Их темный цвет и треугольные стороны помогают им улавливать и поглощать как можно больше солнечного света. В тайге деревья наиболее густые, кроме мускусов и озер, образованных ледниками.

В тайге мало местных растений, кроме хвойных. В почве тайги мало питательных веществ. Он также может замерзать, что затрудняет укоренение многих растений. Лиственница — одно из немногих лиственных деревьев, способных выжить в морозной северной тайге.

Вместо кустов и цветов пол тайги покрывают мхи, лишайники и грибы.Эти организмы могут расти прямо на земле или иметь очень неглубокие корни. Они могут выжить в холоде, при небольшом количестве воды или солнечного света.


Животные тайги

В тайге обитает множество видов животных. Все животные должны быть хорошо адаптированы к холоду. Птицы, обитающие в тайге, обычно мигрируют на юг в морозные зимние месяцы. Рядом с полом обитают мелкие животные, в основном грызуны. Многие хищные птицы, такие как совы и орлы, охотятся на этих животных с деревьев тайги.

Американский лось, самый крупный вид оленей в мире, может жить в холодной тайге. Как и все олени, лоси — травоядные. Они предпочитают водные растения, растущие на таежных болотах и ​​ручьях.

В тайге обитает немного крупных хищных животных. Медведи и рыси довольно распространены. Самая большая кошка в мире — сибирский тигр весом 300 кг (660 фунтов) — обитает в тайге. Сибирские тигры обитают в небольшой части Восточной Сибири. Охотятся на лосей и кабанов.

Угрозы тайге

Тайговым экосистемам угрожает непосредственная деятельность человека и изменение климата.На животных тайги, таких как лисы или медведи, охотились всегда. Их теплый мех и жесткая кожа, превращенная в кожу, помогали людям выживать в суровых климатических условиях на протяжении тысяч лет.

Однако самая серьезная угроза тайге исходит не от охоты. Цивилизация зависит от прочных зданий для домов, промышленности и школ. Деревья в тайге вырубают на лесоматериалы, бумагу, картон и другие материалы. Например, экспорт изделий из дерева и бумаги является одной из наиболее экономически важных отраслей в Канаде.

Сплошные рубки — самый популярный вид рубок тайги. Сплошные рубки включают вырубку всех деревьев на обозначенной территории. Это разрушает среду обитания для многих организмов, которые живут на деревьях и вокруг них, и затрудняет рост новых деревьев. Вырубка также увеличивает риск эрозии и наводнений в тайге. Без корневой системы, которая могла бы закрепить ее, почва в тайге может быть унесена ветром или стерта дождем или снегом. Это обнажает коренные породы и вечную мерзлоту под тайгой, которая не поддерживает многие формы жизни.

Изменение климата подвергает тайгу опасности по-разному. Потепление климата способствует частичному таянию вечной мерзлоты. Поскольку этой воде негде сливаться, большую часть тайги занимают мускусы. Немногое деревья приживаются.

Повышение температуры также меняет среду обитания животных. Это вытесняет местные виды и привлекает неместные виды. Такие животные, как амурский тигр, не приспособлены к теплой погоде. Его шерсть слишком тяжелая, и он накапливает слишком много жира, чтобы жить в условиях умеренного климата.Неаборигенные насекомые, такие как короед, могут заражать деревья, например ель. Миллионы этих насекомых проникают в кору деревьев, откладывая яйца. Зараженные деревья умирают. Заражение короедом может убить целые леса и тысячи гектаров тайги.

.

тайга | Определение, климат, карта и факты

Тайга , также называемая бореальным лесом , биом (основная жизненная зона) растительности, состоящей в основном из шишковидных игольчатых или чешуйчатых вечнозеленых деревьев, встречается в северных приполярных лесных регионах, характеризующихся долгой зимой и умеренной или высокой годовое количество осадков. Тайга, что в переводе с русского означает «страна маленьких палочек», получила свое название от собирательного термина для северных лесов России, особенно Сибири.

Бореальный лес, Аляска, США, с преобладанием елей ( Picea ). Erwin & Peggy Bauer / Bruce Coleman Ltd.

Тайга, также известная как бореальный (то есть северный) лесной регион, занимает около 17 процентов площади поверхности Земли в приполярном поясе крайнего северного полушария. К северу за этой границей тайга переходит в приполярную тундру. Для тайги характерно преимущественно ограниченное количество хвойных пород — сосна ( Pinus ), ель ( Picea ), лиственница ( Larix ), пихта ( Abies ) — и в меньшей степени некоторыми видами. лиственные роды, такие как береза ​​( Betula ) и тополь ( Populus ).Эти деревья достигают самых высоких широт среди любых деревьев на Земле. Растения и животные в тайге приспособлены к короткому вегетационному сезону с длинными днями, которые варьируются от прохладных до теплых. Зима долгая и очень холодная, дни короткие, а стойкий снежный покров — норма. Таежные биомы Северной Америки и Евразии имеют ряд общих черт, у них даже есть некоторые виды растений и животных.

Происхождение

Во время последнего периода максимальных низких температур (23000-16500 лет назад) во второй половине плейстоценового ледникового периода (который закончился 11700 лет назад) виды, которые сейчас составляют тайгу, были перемещены на юг до 30 ° северной широты на континентальные ледники Европы, Азии и Северной Америки, а также гипераридные и чрезвычайно холодные среды не покрытых льдом Азии и Северной Америки.Когда около 18000 лет назад ледники начали постепенно отступать, виды тайги начали перемещаться на север в Европу и Северную Америку. В восточной и центральной частях Северной Америки движение леса на север было относительно устойчивым и постепенным. Исключение из этой прогрессии произошло около 9000 лет назад в западной Канаде, когда белая ель быстро распространилась на север через 2000 км (1240 миль) вновь деглацированной земли всего за 1000 лет. Эта быстрая миграция была результатом распространения семян, чему способствовали сильные северные ветры, вызванные циркуляцией атмосферы по часовой стрелке вокруг остаточной ледяной шапки северного Квебека и западной части Гудзонова залива.

Поскольку в то время большая часть воды на Земле была скована льдом, уровень моря был ниже, чем сегодня, и это позволило совершать миграции различных наземных видов. Многие районы, которые сейчас являются островами, были связаны с близлежащим материком; например, Британские острова были связаны с Европой. По мере потепления климата на последних этапах ледникового периода, но до того, как уровень моря поднялся до нынешнего положения, некоторые растения и животные материковой европейской таежной экосистемы мигрировали в Великобританию.Эта биота существует сегодня как часть тайги в высокогорье Шотландии. Районы низменной центральной части Аляски, центральной территории Юкона и Дальневосточного региона России, климат которых был слишком засушливым, чтобы допустить образование ледяных щитов, были соединены Беринговым мостом, через который мигрировали многие виды. В результате сегодня по всей Аляске можно наблюдать градиент характеристик растений, варьирующийся от типичных североамериканских форм на востоке до форм с евразийскими характеристиками на западе.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня. Подпишись сейчас

Распределение

Таежные районы Северной Америки и Евразии представляют собой широкие пояса растительности, охватывающие их континенты от Атлантического до Тихоокеанского побережья. В Северной Америке тайга занимает большую часть Канады и Аляски. Хотя родственные переходные типы лесов присутствуют в северном ярусе 48 нижних штатов США, настоящая тайга заканчивается к северу от южной границы с Канадой.Обширная тайга Азии простирается через Россию и на юг, в Северо-Восточный Китай и Монголию. В Европе большая часть Финляндии, Швеции и Норвегии покрыта тайгой. На небольшом изолированном участке бореального леса в Шотландском нагорье отсутствуют некоторые континентальные виды, но есть наиболее распространенное хвойное дерево евразийской тайги — сосна обыкновенная ( Pinus sylvestris ).

Положение тайги обычно определяется степенью тепла в течение вегетационного периода, температурой почвы и экстремально минимальной зимней температурой.Биом тайги состоит из трех примерно параллельных зон: леса с закрытым пологом, лишайникового леса или разреженной тайги и лесотундры. Лес с закрытым пологом — самая южная часть тайги. Он содержит самое большое разнообразие видов, самые теплые почвы, самую высокую продуктивность и самый длинный вегетационный период в бореальной зоне. К северу от леса с закрытым пологом находится лишайниковый лес — меньшая параллельная зона редкого леса или лесного массива, в котором кроны деревьев не образуют закрытого полога.Лишайниковые маты и тундровидная растительность составляют значительную часть напочвенного покрова. К северу от лишайникового редколесья лежит лесотундра, проходящая по северному краю зарослей (линия деревьев). Участки деревьев, состоящие только из нескольких видов, усеивают ограниченные участки ландшафта, образуя сложную мозаику с тундрой. Многие деревья в зоне лесотундры никогда не давали жизнеспособных семян или производили это время от времени. Эти деревья были посажены во время более теплых климатических периодов от нескольких сотен до нескольких тысяч лет назад и с тех пор сохранились, как правило, путем вегетативного (бесполого) размножения.Лесные пожары в этой зоне уничтожают деревья, и из-за отсутствия воспроизводства остаются только несгоревшие участки деревьев.

Лес с закрытым пологом, или зона южной тайги, на обоих континентах не распределен строго по оси восток-запад. На западной окраине Европы влияние Гольфстрима на потепление позволяет лесу с закрытым пологом расти в самом северном месте, как правило, между 60 ° и 70 ° северной широты. В западной части Северной Америки течения Куросио и северной части Тихого океана также согревают климата и вызывают отклонение леса на север в сторону Аляски и Юкона в Канаде.На восточной окраине континентов тайга отклоняется на юг примерно на 50–60 ° с.ш. холодными полярными воздушными массами, которые текут на юг вдоль этих берегов. Это самая южная граница тайги, к югу от которой во влажных восточных районах Северной Америки и Европы лежит северный переходный широколиственный лес. В этом лесу небольшие насаждения бореальных хвойных деревьев расположены на более прохладных или менее продуктивных участках, таких как торфяные болота. В засушливом центре обоих континентов бореальный лес с закрытым пологом граничит на юге с лесопарковой зоной с деревьями и лугами.

Центральные части Евразии и Северной Америки представляют собой районы с плоским или пологим рельефом. Здесь северные и южные границы тайги широкие и постепенные; они колебались на целых 200 км (125 миль) за последние несколько тысяч лет. Четкая, но сложная граница проходит между тайгой и альпийской тундрой в горах Тихоокеанского побережья на западе Северной Америки и на Дальнем Востоке России. Как правило, тайга не соприкасается с влажными умеренными или субполярными тропическими лесами прибрежной Аляски и Британской Колумбии из-за высоких горных преград, но в некоторых низинных регионах есть переходная зона, часто характеризующаяся деревьями, которые являются гибридом ели ситкинской ( Picea sitchensis ) и ель белая ( P.glauca ). В Норвегии и Шотландии разновидность тайги занимает чрезвычайно влажную среду.

Практически все крупные речные системы тайги Сибири, включая реки Обь, Енисей и Лена, имеют северное течение. Обь в Западной Сибири образует большой низменный бассейн, значительная часть поверхности которого покрыта плохо дренированными торфяными болотами. В таких условиях в тайге лес закрытого полога обычно отсутствует.

.

Последний выживший из русской семьи выживает в тайге

СИБИРСКАЯ ТАЙГА, Россия — Агафья Лыкова выходит из густого леса на берегу реки Абакан, как образ из русского фольклора.

Одетая в рваный черный вретище, с рваным головным платком и треугольным молитвенным амулетом, висящим на бисерной веревке на шее, она встречает посетителей, прибывающих на вертолете из другого мира.

Лыкова живет в 160 километрах к югу от Таштагола, промышленного города с населением 23 000 жителей, сосредоточенного вокруг железорудного рудника, но ее мир больше обязан далекому прошлому, чем 21 веку.Ближайшее человеческое поселение находится в двух неделях пешком.

Лыкова родилась в 1945 году в семье старообрядцев, которые бежали от преследований религиозных групп советским диктатором Иосифом Сталиным в 1930-х годах и ушли глубоко в южную сибирскую тайгу, чтобы жить, не тронутые современностью и государством.

Спустя почти 30 лет после смерти ее отца Карпа Лыкова, ее последнего оставшегося родственника, она все еще живет одна в пустыне.

Маленькая женщина с лицом и предплечьями, темными, как кедровые сосновые шишки, которые она собирает в лесу для своих питательных орехов, Лыкова говорит, что ее религия запрещает ей использовать предметы, отмеченные штрих-кодом, например спички или лекарства.

Но ее ежедневные литургические обычаи, подкрепленные заглушенными Библиями и молитвенниками, не мешают ей тепло приветствовать посетителей.

Принимая группу британских женщин-режиссеров, которые снимают о ней фильм и прилетели на вертолете в начале октября, Лыкова с радостью отвечала на вопросы и часто рассказывала длинные истории, рассказанные своим мелодичным певческим голосом.

Полностью самодостаточная, Агафья выращивает картофель, морковь, репу, лук и другие овощи на небольшом участке земли, который ее семья расчистила несколько десятилетий назад, в окружении леса на крутом южном склоне над рекой Абакан.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: Жизнь Агафьи в Сибири

Agafia Agafia Фотогалерея:
Жизнь Агафьи в Сибири

Россиянка Агафья Лыкова живет в уединении в отдаленной части южной Сибири, куда ее семья переехала еще до ее рождения в 1945 году, чтобы избежать религиозных преследований при советском диктаторе Иосифе Сталине. Ее отец умер почти три десятилетия назад, оставив ее одну в своей усадьбе на берегу реки Абакан, в двух неделях пешком от ближайшего населенного пункта.

Семья жила в полной изоляции в течение десятилетий, пока группа советских геологов, пролетевшая над Саянами в ходе разведки полезных ископаемых, не обнаружила их в 1978 году. .

Осторожно поприветствовав этих посетителей, семья узнала, что Сталин мертв, что жестокие репрессии его эпохи прекратились и что Советский Союз был индустриальной державой, гордящейся мужеством своего народа в мировой войне, о которой Лыковы ничего не знали.

Однако через несколько лет все члены семьи, кроме Агафьи, погибли.

В этом месяце на вопрос журналистки, путешествующей с создателями фильма, будет ли ей когда-нибудь одиноко, она ответила «нет».

«Христианин никогда не может быть одиноким, — сказала она. — У каждого христианина есть свой ангел-хранитель, а также Христос и апостолы. У меня есть благословенная икона. Я никогда не одинока, потому что со мной всегда Христос».

Древние слова

Старообрядцы — часть Русской Православной Церкви, которая отделилась в 17 веке и долгое время подвергалась преследованиям, в результате чего многие чувствовали себя изолированными от русского мейнстрима.

На вопрос, стала ли жизнь лучше сейчас или была лучше до контакта с внешним миром, Лыкова ответила еще проще: «Тогда у нас не было соли».

Внешний мир — это не тот мир, в котором, по ее мнению, она может жить, но те, кто приезжает к ней оттуда, приветствуются, говорит она.

В ее речи смешаны древние слова и религиозные термины, из-за чего даже русскоговорящему человеку, бегло говорящему по-русски, трудно ее понять. Одежда не одежда, а лопатинха, хорошо не хорошо, а баско; кожица не кожа, а имануха, а грибы не гриби, а путики.

Лыкова вспомнила, что впервые увидела спутник, когда ей было 17 лет.

«Это была летняя ночь. Я сидел на улице у небольшого костра, смотрел на звезды и заметил одну, которая двигалась. Как странно — звезды так не двигаются, — подумал я. Позже мы иногда слышу взрывы и что-то упало с неба », — сказала она.

Какими бы далекими ни были Саяны, они лежат под траекторией полета ракет, запущенных с космодрома Байконур в Казахстане, и местность усеяна космическим мусором.Большой кусок российской ракеты «Протон» — воздухозаборник и вентилятор — вклинивается в корни упавшего дерева на берегу реки в нескольких минутах ходьбы вверх по течению от ее усадьбы.

То, что внешний мир в конце концов должен посягнуть на жизнь Лыковой, было, пожалуй, неизбежным.

Но она непреклонна в своем желании остаться в стране своего рождения.

Рыба в реке «видит в лесу все», — говорит Лыкова, и она — часть этого леса.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *