Рассказы о охоте: Авторские рассказы об охоте / Сибирский охотник

Содержание

Архивы Байки и рассказы — www.oir.su

Байки и рассказы«Экстремальная» история

235

Впервые медведя «вживую», а не в зоопарке, в его естественной среде обитания — в тайге, я увидел, еще будучи школьником. Правда, «смотрины» эти носили

Байки и рассказыПернатый «контролер»

287

Произошло это лет 30-40 назад в нашем сплавном поселке. Была у нас тогда своя свиноферма, обряжались на ней бабуля с дедом. Жалела бабушка всяких зверушек

Байки и рассказыОхотничьи рассказы

62

Иду с собакой по лесу в разгар осенне-зимнего охотничьего сезона. Дело к обеду, а нам еще не попалось ни одного более или менее приличного следа.

Байки и рассказы

133

«А она рабочая?» Мой вопрос носил характер скорее риторический, ибо ответ был известен только одному участнику торгов, который угрюмо помалкивал, косясь

Байки и рассказы

95

«Меня угнетает отсутствие событийности…». «Накаркаешь! — гость с удовлетворением оглядел обгрызенную куриную ногу. — Собаке можно отдать?

Байки и рассказы

132

Случилось это в те далекие времена, когда охотились больше по совести, нежели с оглядкой на штраф. Накануне открытия скоротечного весеннего сезона загородные

Байки и рассказыА вот у меня был случай…

107

На краю поселка, на высоком берегу, на холодный ветреный вечер, из окон дома струится свет. Дома тепло, светло. За столом Коля Рыжий, хозяин дома, дядя

Байки и рассказыКак я прожег маскхалат

98

Дело зимой было. Пошел я со случайным товарищем на зайцев. Все как положено: лыжи, рюкзаки с обедом и термосами, ружья, конечно. Накануне приобрел я хороший

Байки и рассказыПоцелуй шатуна

132

Мой давний знакомый Николай Михайлович Пашалов — человек бывалый, из коренных таежников. В какие только дебри не заносила его нелегкая, с кем не сводила

Байки и рассказыВерхом на поросенке. Часть вторая

138

Однако на следующий день кум не смог поехать, так как помогал по хозяйству шурину. Пришлось ехать одному. На всякий случай взял с собой побольше бензина

Байки и рассказыВерхом на поросенке. Часть первая

139

Приходилось читать истории о том, как охотники то на волке, то на лосе покатались. Нечто подобное было и со мной, только прокатиться мне довелось на поросенке.

Байки и рассказы

106

Вот и подкралось незаметно долгожданное время. Осень отдождилась и разбежалась по тайге разнаряженными девками, которые поманили холеными наманикюренными

Байки и рассказыБесхвостая лисица

130

«Мяу-мяу», — произносит младшенькая внучка, поглаживая выделанную лисью шкуру и принимая ее за кошечку. Всем хорош трофей: и пушистый, и красивый, только хвост.

Байки и рассказыКак в пасть не попасть

137

Широкие деревянные лыжи с креплением в виде потасканных ремешков то и дело проваливались в снег. Миллионами жемчужных брызг струился на землю лунный свет

Байки и рассказы

310

Осенний сезон догорал, а в морозилке зябко ежился один-единственный чирок-свистунок. Кобель Туз откровенно хандрил. Его нерастраченный пыл изредка обрушивался

Байки и рассказыОхотничьи истории

173

Прочитал как-то небольшой рассказ Н. Астафьева «Нарушитель традиции», и так нахлынули воспоминания, что захотелось непременно поделиться ими на бумаге.

Байки и рассказы

12.10.2020174

Скудная на дичь осень рождала богатые фантазии: на болотах мерещились силуэты пролетающих уток, в лесу — скользящие меж ветвей рябчики. И только на лугу

Байки и рассказы

147

Много грибов и ягод бывает не каждый год, временами природа тоже отдыхает. Но уж если будет хороший урожай… то сразу начинается бум, схожий с паломничеством

Байки и рассказы«Червонцы» на тропе

180

В геологоразведке в советское время иногда оказывались люди совершенно случайные. Одни поддавались романтическим иллюзиям, другие устремлялись в погоню

ОхотаВальдшнепы в эпоху «цифры»

136

Оторвался от компьютера и очнулся от этой ежедневной рутины, в какую за какие-то три года превратился мой бизнес после перевода все и вся в виртуальное пространство.

Охотничьи рассказы | Охота и рыбалка

Редкий рыбак или охотник не имеет в своем багаже всевозможные истории, байки, связанные со своими увлечениями. Я также хотел бы поделиться такими моментами, которые запоминаются навсегда, а со временем  они обрастают в памяти еще более подробными деталями, а может просто так хочется.
Можете думать все что угодно, но мои истории были на самом деле. Если по какой то случайности статьи прочитает кто нибудь из участников событий, думаю он оставит комментарий в их подтверждение.
Не судите строго за допущенные ошибки, у меня больше тройки по русскому не было, лучше деликатно укажите мне на них, и я исправлю.

По мере возможности постараюсь наполнять страницы новыми  интересными  воспоминаниями об охоте и рыбалке.

Невезуха

 

Весенние ночи отдаленных восточных рубежей по — зимнему холодные, и порою, температура опускается гораздо ниже нулевой отметки.
Открытие охоты неизменно выпадает на 1 мая, и бравые охотники нашего департамента, «отбодавшись» от служебных обязательств, еще с вечера отправились к заветным охотничьим местам.

Лагерь был разбит на берегу небольшой речушки, которая впадала в могучий Тихий океан, напоминавший о себе шумным прибоем. Растительности вокруг практически не было, поэтому мы привезли с собой пару ящиков от НУРСОВ ( неуправляемых ракетных снарядов), наполненных сухими, колотыми дровами.

Запылал охотничий костер, на котором вскоре в котелке закипел «шулюм» из картошки с тушенкой, обильно сдобренный луком и перцем. Все это было так же быстро съедено, как и приготовлено, и запито спиртом и чаем.

На этом основная часть ожидаемых эммоций была выполнена, оставалось дождаться утра и поохотиться.

За тихими байками о прошедших охотах, каждый стал укладываться на ночлег по-своему. Кто-то взял спальный мешок с палаткой, кто-то просто разложился, подставляя спину горящему костру.
На фото Василий от меня по правую руку.

Среди нас был коренастый якут Василий, техник самолета Ил-14, который пылал охотничьим азартом не просто так, у него даже мать была профессиональным охотником.
Посидев у горящего очага пока все не разбрелись по своим ложам, он придвинул пустой уже ракетный ящик, ближе к костру и довольно удобно в нем расположился, тем более его небольшой рост был ему в помощь.
Ближе к рассвету бывалые охотники стали оживлять костер и вскоре над ним уже закипел чайник. Утреннее чаепитие уже было в самом разгаре, когда обратили внимание, что среди нас нет Василия. Вспомнили, что он вроде ложился в ящик от снарядов, стоящий недалеко с закрытой крышкой и начали бросать в него небольшими ветками.

Внезапно крышка ящика откинулась, словно катапульта и из неё буквально вылетел наш Василий, с такими расширенными глазами, что перестал быть схожим на представителя редкой национальности.

Проследовав к костру без обуви, и только напившись чая, стал объяснять, в чем дело.
Ему приснился кошмарный сон, будто его похоронили заживо, и когда начали гроб закапывать ( полетели ветки от нас) — он проснулся. Ужас охватил его! Осознав, что действительно находится в гробу, он резко открыл его крышку. Поэтому долго не мог вернуться в себя…

Насмеявшись, мы посочувствовали Василию и стали разбредаться по лужам тундры, что бы не прозевать начало утреннего лета уток. В основном это гоголь и морская чернеть, изредка попадались стаи свиязей или чирков. На этом история не заканчивается.

Наша тройка, в которую входил и участник кошмарного сна, направилась к месту охоту. Предстояло пройти небольшое расстояния, что бы перейти речку вброд. Но вскоре Василий предложил переходить речку в другом месте, где якобы он не раз это делал.

Было темновато, и нельзя ничего разглядеть в черной воде. Василий пошел первым, и через несколько метров, со словами – ну вот, видите, я почти перешел – на поверхности воды осталась только одна ондатровая шапка, поплывшая по поверхности талой водицы.
Мы помогли Василию выбраться из ледяной реки, и продолжили путь к броду, а бедовый якут — охотник отправился к костру, где его ожидал еще один полный ящик сухих, березовых дров. Но и здесь рано ставить точку.
Расположившись в нижнем белье возле костра, он с завистью слушал выстрелы и наблюдал, как охотятся его коллеги.

В один из моментов он заметил стаю уток, которая летела над самой тундрой в его сторону. Быстро схватив попавшийся под руку патрон, он попытался вставить его в патронник. Удача и тут отвернулась от него. Утки пролетели мимо, а все оставшееся время, Василий извлекал папковый патрон 12 каллибра, который он умудрился впихнуть почти на половину в своё ружьё 16 каллибра, где тот безнадежно застрял в патроннике …
Ну не Васькин был этот день…1 мая.
Это фото осенней охоты Василия, мы с ним общаемся, хотя прошло с тех пор более 30 лет.

Дальнобойность дроби

Мне было чуть больше 17 лет, и мне разрешали брать ружьё, тем более я часто приходил с дичью. Особенно добычливыми были дни в ненастье, когда море штормило, а +2 при сильном северном ветре, заставляло всю пернатую гвардию искать себе убежища в камышах или на берегу среди наваленной штормом морской травы.

Патроны мы всегда заряжали сами, порох доставался по великому блату, картонные пыжи вырубали из коробок от сливочного масла самодельной вырубкой, ну а дробь батя лил сам на газовой плите. Дробь получалась приблизительно 5 — 6 номера, многие дробинки с хвостиками а то и с отверстиями, отчего после выстрела можно было слышать характерный свист заряда.

Очень часто, от долгой ходьбы, неплотный пыж выскакивал из латунной гильзы и дробь рассыпалась, поэтому мы капали сверху парафин от зажженной свечи.

Вот с такими патронами я и отправился по своему излюбленному маршруту, вдоль берега моря. Охотился по такому методу, — увидев впереди недалеко от берега стаю уток или лысух, я обходил стороной это место и уже ползком подползал к самой кромке воды. Сделать это было легко т.к. горы морской травы на берегу были хорошим прикрытием. Отдышавшись, я выбирал покрупнее да по кучнее и делал пару выстрелов. Таким образом отходил от поселка километров на пять и возвращался обратно.

В основном добытыми были кряквы, шилохвости, красноголовые нырки (мы их звали — краснобаши) и лысухи. Хотя у меня были практически все виды уток, которые обитают в России, кроме северных — турпанов, гага и т.п.

Заветным для меня трофеем были гуси, они попадались очень редко.

И вот однажды, возвращаясь уже обратно с охоты, я увидел впереди низко летящую вдоль берега стаю гусей. На высоте они конечно летают треугольником, а эти шли на бреющим полете друг за другом, и миновать меня никак не могли. Я, буквально влип в морскую траву и наверное перестал дышать, но был уверен в безнадежности успеха, ведь патроны 16 кал были заряжены слишком мелкой для гусей дробью.

Гуси конечно же меня заметили и отвернули мористее, облетая меня, их было около двадцати штук.

Сказать про расстояние я сейчас не могу, но нормальный охотник на таком расстоянии, не стреляет даже картечью.

Не стрельнуть я не мог. Прицелившись в эту цепочку, я взял упреждение на пол стаи и нажал на курок. Моё изумление невозможно было описать, второй или третий гусь рухнул как тряпка. Я в первую очередь оглянулся назад, может это кто-то стрелял за моей спиной?

Но нет…стая с гоготом поднялась ввысь, а подбитый гусь катился по волнам в мою сторону. Морская волна вскоре выкинула на берег мою добычу и я начал осматривать гусака. Это был гуменник. Но что это за отверстие в бочине? Палец проходит! Будто пулей стрелял.В недоумении, но счастливый, я пошлепал домой.

Все прояснилось дома, когда матушка разделала гуся. Из гуся извлекли большой кусок спаянных дробинок. Очевидно этот эффект дал парафин, которым мы заливали пыжи. При выстреле дробь и ушла куском, ну а попадание — счастливая случайность….которая произошла ровно 40 лет назад.

Особенность лысух

На юге каспийского моря, в зимнее время скапливаются огромные полчища уток и лысух, буквально тысячные стаи. Лысух мы звали кашкалдаками.

Сразу скажу — это не обыкновенная лысуха, которая обитает у нас по всей стране, это именно Гурьевские лысухи, по пути миграции на юг они накапливают слой жира почти в см, поэтому плохо отрываются от воды и только бегают, их мы называли «ползуны». Размером не уступают крякве, вкусовые качества отменные, нет никаких запахов.

Охота обычно производится группами, северный ветер загоняет лысух в камыши, и охотники передвигаясь цепью в резиновых комбинезонах по ветру, с успехом охотятся, используя способность лысух взлетать и бегать только на ветер.

Еще удачливее охота на лодка с мотором, подплывая к стае ползунов по ветру, они просто расплываются в стороны , и идет просто процесс убоя.

Я предпочитал другую охоту. Дело в том, что по берегу моря очень часто можно видеть так называемые кровати, которые делаю рыбаки.

Это вбитые четыре трубы, а в метре над водой пол из досок, размер кровати приблизительно 2 х 4 метра, да еще пристроена небольшая сарайчик — будка с окошком, и есть лесенка, что бы забраться. На таких кроватях успешно ловят рыбу в любую погоду оставаясь на несколько ночей.

Кровать в море

От берега они расположены в зависимости от глубины, но так, что бы можно было дойти в костюме. Есть места где надо идти метров 300, а есть и в пятидесяти. Вот я и облюбовал такую кровать недалеко от поселка напротив камышей. Забравшись затемно, я ставил вокруг десяток резиновых чучел, в то время по 2 р 20 коп. и терпеливо ждал в домике-сарайчике, поглядывая в щели между досками.Обычно стая лысух подтягивается с моря и направляется в камыши. Количество их такое, что мимо меня кто нибудь, да проплывет. Даже после выстрелов, спустя час-другой они опять возвращаются, так что за день всегда можно было настрелять десяток.

В многодетной семье кашкалдаки были хорошим подспорьем, начиненные рисом или гречкой, это было изумительное блюдо.

Так вот хочу поведать случай, с которым больше никогда не встречался.

В случае опасности, когда нападает ястреб или большая морская чайка, стая со всех сторон устремляется в одну кучу, очень плотно прижимаются друг к другу, а во время атаки ястреба, переворачиваются на спину и отбиваются когтями. Эту картину очень часто можно было видеть далеко в море за километры, — если стая превращается в большое черное пятно, значит от кого-то защищается.

С другом С.Штанько.1974 год

В одну из охот это произошло возле кровати, где я охотился. Раздался непонятный шум и все лысухи которые находились за пределами выстрела, за несколько мгновений собрались в кучу в 20 метрах от меня.

Предвижу осуждение некоторых охотников, да и сам себя осуждаю в какой то мере, есть законы природы когда нельзя охотиться на водопое и т.п.
Но я отдуплетился…, около часа добирал подранков, в итоге в вещмешок моя дичь не влезла и я просто связал их в две кучи, чтобы удобнее было нести домой. Общее число — более двух десятков.

Однажды на Камчатке наблюдал, как болотный лунь гонял гоголей, и они всей стаей буквально вонзились в озеро, но эта совсем другая история.

Первый медведь

Ничего удивительного, что первый медведь был добыт в столице косолапых, т.е. на Камчатке.

Наш коллектив военных охотников был очень дружен, впрочем как и везде. Единственная проблемой была служба, когда появлялись долгие праздничные выходные, у нас как всегда начиналась усиленная охрана границы, т.е. всякие дежурства и запреты покидать часть.

Но все же шли навстречу охотникам и отпускали на пару дней. Мы снаряжали Урал, брали «казанку», пару моторов Вихрь, 100 литров бензина и уезжали за вулкан на озеро Налычево, путь недалекий, но тяжелый, с переправой через реку и т.п . В устье реки стояла артель рыбаков, мы заряжались совместно спиртиком и обменяв помидоры на рыбу и икру, отправлялись налегке пешком до озера вдоль берега Тихого океана, это около 7 км, а лодка с рюкзаками отправлялась туда-же по узкой протоке.

От озера до берега океана около 300 метров, но дебри — непроходимые, низкорослый кедровник, выше роста человека, и идти можно только по следу проехавшей когда то ГТТ- ки.

По прибытию разбили лагерь, сварили ведро ухи, и продегустировали спирт. Охотиться приехали на северный пролет утки — гоголь, чернеть, черная кряква и многое другое.

Имели на коллектив 4 лицензии на медведя, и поэтому двое ходили дежурить к берегу океана к туше касатки, которая там лежала, и от которой, как паутина расходились в стороны медвежьи тропы. Медведи не пришли, да и не могли они при таких выдохах охотников наведаться к туше касатки.

Перед рассветом нас развезли по мыскам озера на казанке по 2 — 3 человека, мы расставили чучела и охота началась.

Казанка разгоняла по центру озера сотенные стаи всевозможных уток, и они очень дружно налетали на мыски, разбившись группами по 30 — 50 штук. Это необыкновенно зрелище, когда на посадку заходит такая стая, выпустив свои желтые лапки, и группа отстреливается. Добираются подранки, ну и т.д.

Почему по 2 — 3 охотника? Озеро нерестовое, переполнено рыбой, а берег усыпан тушами отнерестившихся лососей, и через каждый пять шагов вдоль берега, свежая куча медвежьего дерьма.

К слову скажу, пролетая от севера Камчатки (Тиличики) до П-Камчатского вдоль береговой линии, я насчитывал до 80 медведей за 2.5 часа.

Но вот охота закончилась, лодка с дичью и рюкзаками уходит по протоке к устью реки, там ждет машина, а мы гуськом идем к берегу океана по узкому следу ГТТ.

И вдруг впереди идущий  Геннадий Левченко, закричал — медведь!

Мы как гуси сбились в кучу, но была дана команда — зарядить пули, и вроде взяли себя в руки. Я не помню кто, но кто то командовал.

Слева от нас была небольшая как бы впадина, диаметров метров 60 и мы стояли повыше, и могли наблюдать, как шевелятся ветки у кедровника.

Опять поступила команда оцепить это мест , и мы окружили полукольцом предположительное местонахождение косолапого.

Еще один нюанс — якут Вася был с нами в тот раз стажером- кашеварил, смотрел за костром, и в тот момент когда мы взяли мишку в полукольцо, он оказался возле меня, и шопотом спросил- сколько у меня пуль?, я ответил — две.. и Васю сдуло как ветром к другому охотнику…

Публика наша была утятниками, и с серьезным зверем встречалась только в мультфильмах, я тоже относился к ним.

Прилив адреналина зашкаливал, напряжение усиливалось, я судорожно сжимал Иж-27 16 кал с самодельно заряженной пулей-турбинкой и пытался вспомнить по книжкам — куда же его выцеливать?

Как мне хотелось в это время быть огражденным решеткой как в зоопарке!

В какой то момент впереди метрах в десяти вздрогнула верхушка ветки, и мне кажется, я вскинул ружье еще до того как показалась лохматая, ушастая, вначале огромная голова медведя, а потом и добрая его часть туловища, и я, скорее бессознательно, выстрелил в грудь, но сознательно не стрелял второй раз, как бы ..»оставил на потом»..))

Медведь с шумом, как мне показалось, лег.

Прошла минута, никаких признаков, как будто ничего и не было, стали спрашивать, что и как..а иди и посмотри..ага..щас!

Полез в то место Стас Шумилов, сын нашего председателя. Кричит, — да вот он, я его вижу…и опять крик..ААААА… Волосы дыбом встали! И тут опять выстрел..и снова Стас кричит..все..я его добил! Но по прежнему сходить с тропы и лезть в этот шаламайник нет никакого желания. И только когда Стас сказал,- вот, я на нем стою — показавшись над зарослями, мы стали к нему пробираться.

Но случилось невероятное. Раздался истошный крик с левого края — Еще один!!!

С какой же прытью все вернулись на исходные позиции! И тут же раздался выстрел и крик-готов!

Оказывается , один из охотников, Володя Крылов, стоял с самого края, между ним и зарослями была полянка метров десять, вот во время этой заварухи, через полянку и прямо на Володю и побежал второй медведь. Володя как он говорит, выстрели в лоб скорее со страха, и угодил аккурат в глаз, положив его у своих ног.

Как мы мы перетаскивали и добирались до дома, как грузили в лодку, это долгая история.

Остановлюсь вот на чем.

Когда в конечном итоге, под светом прожектора, на территории части мы сняли шкуры, кто то ляпнул, что медведь без шкуры похож на человека, ну а следующий балагур добавил — у него и мясо как у человека, посмеялись, выпили по рюмке, разошлись каждый со своей долей медвежатины, уже проверенной мидициной к тому времени.

За ужином, пережовывая жареное мясо, я сдуру рассказал о балагурах на разделке, мясо мы с женой выплюнули..и с тех пор медвежатину никогда не ели.

А полную сковороду я отнес в соседнюю квартиру, там проживали наши холостяки, те умяли все до кусочка, им я отдал и всю свежатину…

Медведи еще были, и не раз, но без доставки мяса домой.

В  последствии я все же пробовал медвежатину горячего копчения, которую мастерски  готовил  Леонид Тимофеевич, замечательный, веселый и бодрый охотник.
Скорее я пробовал, чтобы не обидеть повара, но видно память не позволяла организму почувствовать истинный вкус медвежатины, хотя все рядом активно закусывали и хвалили.

Вхождение в коллектив

Когда наступила пора выбирать место для оседлой жизни, мне подвернулся случай. Сам командующий предлагал места на выбор за ратную службу Родине, предлагался Киев. Одесса, Рига, Ленинград, Москва, Тбилиси и многие другие мегаполисы союза. На мой вопрос — а где больше дичи и рыбы? Он однозначно обозначил Карелию. Так я оказался в славном городе Петрозаводск.

Человек я был новый для коллектива охотников, да и сам толком не знал, к кому можно в бане смело поворачиваться спиной..

В то время у меня был Иж-27 Е 16 кал, и когда мне предложили принять участие в облавной охоте на лося, конечно же согласился.

Компашка состояла из 8 человек, кроме меня, остальные были с шикарными по тем временам карабинами, и еще до рассвета мы были уже в угодьях.

Удел ружейника — загон, поэтому я и не сопротивлялся, да и в любом лесу я ориентировался как дома, благодаря своей профессии штурмана, и не пытался поднять себе цену тем, что история уже записала на мой счет несколько добытых медведей.

Та самая пуля

В тот сезон погода нас не баловала снегом, маячила вторая половина ноября, а в лесу еще попадались слабомороженные подосиновики, поэтому загоны делали «вслепую».

Уже после обеда, когда загонщик в моем лице, от усталости, был скорее похож на пленного румына, чем на охотника, старший сжалился, и поставил меня на номер с самого края, для контроля за узкой лесной дорогой. Усевшись на дряхлый пенек и вдыхал лесные ароматы увядавшей осени, и представлял, как лось проходит мимо меня, предполагал места прицеливания…в общем мечтал.

Даже попробовал приложиться вдоль дороги, тренируясь в поводке. Как я не раз говорил, мечты сбываются, главное хотеть.

Вышедший на дорогу лось даже не был для меня неожиданным, о дистанции я не думал, просто как собака с отработанным рефлексом, я успел отстреляться с обоих стволов за те 3-4 секунды, которые подарил мне лось, и он ушел влево в заросли. В первые мгновения мне все казалось миражом, я бегом пустился по дороге в место перехода, грубо нарушив меры безопасности, на ходу заталкивая патрон с полевкой.

Лось стоял в куста метрах в двадцати, и я видел только его большой зад — в него и выпустил еще одну пулю и лось просто лег на правый бок.

С той же скоростью я вернулся на номер и уселся на пенек, руки предательски колбасило, сидел и осмысливал случившееся пару минут назад.

Да нет, все сделал правильно, кроме покинутого на минутку номера, но я же вернулся..успокаивал сам себя.

Минут через 20 стали собираться охотники, я молчал, когда пришел старший, спросил — кто стрелял. Я! Небось по глухарю? Ты что, не знаешь, на номере — стреляем только лося, медведя или волка! Так я в лося и стрелял….Раздался смех. Я улыбкой говорю, что охота закончена, пошли разделывать, а то ноябрьский день короткий…Ребята просто не обращали на меня внимания, принялись разрабатывать очередное место загона.

Я начинал нервничать, и предложил Александру, т.к. знал его больше остальных, сходить посмотреть. Под лозунги оставшихся — хватит заниматься ерундой !, — мы отправились к месту нахождения лося. Я еще тогда подумал, вот если он встал и ушел, позор ужасный!

Но к моей радости лось лежал на прежнем месте, уткнувшись мордой в маленький ручеек, это был трехлетний бык, на боку образовался огромный розовый пузырь, как выяснилось позднее — одна пуля прошила легкие и застряла в ребрах, вторая чиркнула живот, ну а третья — сидела в задней части.

И самое интересное, от места стрельбы до лося — ровно 120 больших шагов. Вот тебе и 16 кал.

Таким образом , я навсегда был внесен в список постоянных участников в коллективной охоты.

Фото с места выстрела, красным показан ход лося.

Охота на гусей

Гуси…трудно найти охотника, у которого бы не замирало сердце при виде гусиных треугольных косяков.
Мысленно всегда выбираю, которого бы я выбрал из стаи, и с завистью представляю охотников, которым выпало счастье, созерцать такую стаю в пределах выстрела, четко наблюдая не только лапки но и бусинки ошарашенных глаз.
Своего первого гуся я добыл совершенно случайно, будучи пацаном. Поселок, где мы жили, находился в несколько сотен метров от Каспийского моря. Тысячные стаи птиц прилетали к середине осени и огромными черными пятнами располагались по заливу. Оставалось ждать сильного северного ветра , при котором утки и лысухи стремились в камыши.

Чучела в то время были только резиновые по 1руб 20 коп, имея 5-7 штук, можно было успешно охотиться в любом месте. Как правило это были красноголовые нырки (краснобаши), чернеть, кряковые, шилохвости. Изредка попадались свиязи и гоголя, а на чирков мы просто не обращали внимания.

Охотился я с отцовской двустволкой, заряжая латунные патроны, используя старые журналы для пыжей и самодельную литую дробь, приблизительно пятого номера, которая по своему виду больше напоминала рис.
И тем не менее, добыча была всегда, притом я добывал не больше того, что влезает в солдатский вещмешок.

На обратном пути, после очередной охоты, я расположился возле густого камыша, чтобы передохнуть, спрятавшись от ветра. Гуся заметил, метров за 100, он летел, буквально цепляя крыльями верхушки камыша и держал курс строго на меня.

Я успел только дослать один патрон и твердо был уверен, что мне этот трофей не светит, но желание выстрелить по такой огромной птице было огромным. Расстояние быстро сокращалось, я уже видел каждое перышко, и вскинув ружье – выстрелил. Гусь резко отвернул вправо, и ветер сильно кинул его на землю.

При моем приближении он попытался взлететь, но опять свалился от порыва ветра, а потом просто пустился наутек , размахивая крыльями. Но не тут то было, мой юношеский адреналин был таким взрывом, что я наверное догнал бы даже улетающего гуся. Так что спустя мгновения, я уже лежал на заветном трофее, приводя в порядок своё дыхание и любуясь первой серьезной добычей.
Потом еще долго искал у гуся место попадания, так и не нашел.
Дома с гордостью выслушивал похвалы отца, бывалого охотника, воспитавшего трех сыновей -охотников.
С тех давних пор, охота на гусей стала приоритетной, я делал профиля из рубероида, которые в ветренную погоду сгибались в трубочку, но это не мешало успешно охотиться и добывать желанные трофеи все той же литой дробью с расстояния 20-30 метров.

На Камчатке охота на гусей в основном проходила на побережье Тихого океана весной, когда тысячные стаи тянули на север , правда приходилось долго ждать, когда упавших в океан битых птиц прибой вынесет на берег.

Более целенаправленная охота на гусей проходила в Карелии. Я еще застал времена, когда пролетающий на север гусь, надолго задерживался на полях. Охота готовилась, в центре поля где были замечены стаи гусей, я тщательно готовил скрадок, выкапывая яму и маскируя кустами, и профиля были профессиональные. Охота весной открывалась с 1 по 10 мая, мест хватало всем, большая часть охотников отдавала предпочтение глухарям и косачам на токах, кто то любил охотиться на селезней, кто то на вальдшнепов.

Охота на гусей была классической, строго в районе 6 утра пролетали «разведчики», после появлялась остальная масса , с гоготом они комарами кружили над головой, как правило через час-другой можно было заканчивать охоту.
Канадская казарка – большая редкость в Карелии, и лишь однажды еще до прилета разведчиков, я заметил на фоне леса низколетящую пару огромных силуэтов гусей, они молча проследовали стороной.

Уже после полного рассвета, когда охота была в разгаре, гуси неожиданно возникли на бреющим полете и по охотничьему счастью мы оказался на троектории их полета. Первого я положил сразу перед скрадком, второго оставил сыновьям, а после ихнего «салюта» в сторону гуся, я разрядил Мурку по набирающему высоту летающему мамонту.

Стрелял еденицей, всем своим нутром чувствуя как дробины впиваются в цель, и только набрав уже недосягаемую высоту, густь рухнул на поле. Когда ко мне подходил сын с добытым гусем, первые его слова были – папа, страусы начали летатья? Размеры Канадца впечатляют, серый или гуменник рядом с ними выглядят кряквами.

Один из добытых попал в музей, другого я увековечил себе на память.

Первый глухарь

Когда я получил назначение для прохождения службы на Камчатку, родственники были напуганы отдаленностью края, а братья посоветовали срочно жениться, потому как на Камчатке кроме белых медведей никто не живет. Поэтому я перед отъездом срочно женился на Кубанской казачке, с которой счастливо проживаю по сегодняшний день.
С первой офицерской зарплаты я приобрел Иж-27 16 к и вступил в местное общество.

Вскоре появилась возможность принять участие в охоте на беляка. Начитавшись литературы , а в то время кроме справочника охотника и журнала Охота и ох.хозяйство, больше ничего и не было, я как мне казалось, тщательно подготовился к охоте.

Супруга сшила белый маскировочный халат, я купил и просмолил ненавистные для меня лыжи, хотя лыжник из меня отвратительный, ведь на Родине снег мы видели только в морозильнике. Да и лыжи с дури я взял спортивные, намереваясь быстрее всех бегать за косыми.

Приехали под Авачинский вулкан, стали цепью и тронулись в поисках белых зверюшек. Спустя несколько минут, мои крепления разлетелись, все ушли вперед, а я перерыв груду снега, все же нашел эти несчастные скобы и тронулся в обратную сторону, проклиная свои способности лыжника.
Через несколько сот метров подошел к краю небольшого обрыва и заметил на противоположной стороне, как мне показалось – белую куропатку на дереве, которую я также видел впервые в жизни. Сделал выстрел, но куропатка продолжала сидеть. Наверное зацепилась лапами, подумал я.
Процесс спуститься в лощину и подняться наверх для меня оказался мучительным.

Изорвав костюм в клочья, я все же добрался до несчастной «куропатки», которая оказалась домиком для диких ос. Еще раз «похвалив» свое острое зрение и опытность, двинулся дальше. Вскоре сквозь заливающий глаза пот, увидел впереди огромную черную птицу, отдуплетился и птица улетела.

Я направился в ту же сторону и увидел эту птицу сидящей на самой верхушке дерева, я смог подойти метров на 40-50, зарядился двумя нолями, и опять отдуплетился.
Помните, в фильме Угрюм-река — черкес последним патроном добыл лося? Что то в этом роде испытал и я, когда эта огромная птица свалилась .

Держа в руках глухаря, это я уже понял, я не верил тому что произошло. Но как поведут себя матерые охотники увидев мой трофей?
Можно ли его стрелять, ведь мы приехали за зайцами.

Вернувшись к месту сбора, я оставил глухаря недалеко в снегу. Увидев меня все ужаснулись, зрелище было не для слабонервных – весь изодран в клочья, в крови, окружили и расспрашивали – не сразился ли я с шатуном?

Сославшись на неумение ходить на лыжах, я осторожно спросил у председателя коллектива – а можно ли стрелять глухарей? Он по началу надул мне в задницу холода – мол эта птица вне закона, и можно получить даже лет пять расстрела. Сердце моё от нахлынувшего страха готово было остановиться! Конечно он рассмеялся и успокоил меня.

Я принес трофей. Похвалам не было предела! Матерый охотник сказал что за 20 лет не добыл и не видел ни одного глухаря на Камчатке, а тут такое везение, тем более это был каменный глухарь.
После была фотосессия, сделанная крутой по тем временам СМЕНОЙ, фото на память храню по сегодняшний день.

 

Глухарей много добывал в Карелии, но постепенно перестал охотиться на них, стрелять в эту грацию, прерывать умопомрачительную песню, с годами это желание пропадает, уж больно красиво петух это делает, и знаю, я не одинок в этих суждениях.
Славные были охоты в далекие лейтенантские годы. Жаль, что так быстро пробежало время….

[subscribe2]

 

Рассказы про охоту: обзор лучших произведений, содержание

  • 26 Сентября, 2018
  • Разное
  • Катерина Белоконь

Как говорится в известном выражении: «Либо охотишься ты, либо охотятся на тебя». Грубо говоря, смысл этой фразы заключается в том, что не нужно сидеть, сложа руки и ждать, когда что-то плохое случится. Нужно брать ситуацию в свои руки и пытаться ее улучшить. Однако некоторые люди понимают вышеупомянутое выражение слишком буквально и уделяют много времени охоте в прямом смысле этого слова. Речь здесь идет о тех людях, которые выбрали охоту на диких животных своим хобби.

Несмотря на свою противоречивость, данное занятие является довольно популярной темой как в отечественной, так и в мировой литературе. В результате встречается большое количество рассказов про охоту, отдельные из которых заслуживают особого внимания. Именно поэтому речь дальше пойдет о лучших литературных произведениях, которые, так или иначе, затрагивают тему охоты.

Иван Тургенев. «Записки охотника»

Данная работа является сборником небольших рассказов, которые повествуют читателю о приключении среднестатистического охотника, предоставляют рассказы охотников и описывают непревзойденную русскую природу. Опубликованный в середине девятнадцатого века, этот сборник до сих пор остается одним из лучших литературных произведений мировой литературы, посвященной описанию природы. Все дело в том, что автор сумел максимально поэтично описать русскую природу, в которой совершенно не было ничего необычного.

Что же касается главной темы, то «Записки охотника» интересны тем, что они непосредственно касаются философского аспекта охоты. Именно внимательное и полное описание этой противоречивости, а также отношения человека с окружающим его миром и делают этот рассказ об охоте одним из лучших произведений в данном жанре.

Уильям Фолкнер. «Медведь»

Эта книга предоставляет более конкретную и более практическую информацию из мира охоты. Данная повесть рассказывает об охотнике по имени Сэм Фазерс, который в течение нескольких лет вместе со своим псом Львом пытался выследить и убить медведя где-то на юге Соединенных Штатов Америки. Именно эти три персонажа и являются главными героями рассказа об охоте.

На примере Сэма автор невероятно детально описал быт охотников своего времени. Также он не оставил без внимания тему взаимоотношений людей и природы, в ходе которых страдали обе стороны. Согласно автору, охотники жестоко обходились с окружающей средой, за что она и мстила людям.

Помимо прочего, Фолкнер не обошел стороной философский аспект охоты с той точки зрения, что после убийства зверя, которое, наконец, для Сэма произойдет, охотник чувствует моральное опустошение. Убийство медведя оставило лес без хозяина, что неожиданно сильно затронуло Сэма. Что самое интересное, это не единственная неожиданность в конце данной повести.

Юрий Рытхэу. «Сон в начале тумана»

Очень трагичный рассказ про охоту повествует о нелегкой судьбе одного канадского моряка. Джон, так его звали, был одним из морских охотников, которые гонялись за добычей в виде тюленей, моржей, морских зайцев и других представителей полярной живности. К описанию этих занятий автор подошел максимально профессионально, что позволяет нам говорить о документальной достоверности этого произведения.

Итак, в ходе очередного рейда корабль Джона и его соратников застрял на льду. Чтобы освободиться, моряки пытаются разбить лед взрывчаткой, но одни из взрывов является неудачным для Джона — он получил ранения в обе руки. По дороге в больницу у Джона началась гангрена и чукчи, которые доставляли канадца к доктору, самостоятельно ампутировали ему пальцы на руках. Оставшись в живых, Джон подлечился и направился к месту стоянки своего корабля, но его товарищи уплыли без него. В результате морской охотник был вынужден остаться вместе с коренным населением.

Грубо говоря, этот охотничий рассказ обращает внимание на серьезную опасность, которая поджидает каждого охотника.

Владимир Арсеньев «Дерсу Узала»

Этот рассказ про охоту основан на реальных событиях, в которых очутился сам автор. В самом начале двадцатого века Владимир Арсеньев в течение пяти лет был вынужден склонятся по уссурийской тайге в компании старика по имение Дерсу. Старый охотник оказался довольно противоречивой фигурой: он не умел читать, но обладал неисчерпаемой мудростью, которая обуславливалась отдаленностью от цивилизации. В результате Дерсу на протяжении всей книги высказывает довольно увлекательные мысли, которые могут заинтересовать даже современного читателя.

Поскольку Дерсу занимался охотой практически всю свою жизнь, это занятие занимало особую роль в его жизни. Это его особенное отношение выражается через многочисленные сцены охоты, описанные в книге. Именно поэтому данная работа интересна не только с точки зрения охоты, но и с точки зрения восприятия всей жизни в целом.

Джек Лондон. «Белый клык»

Это один из самых уникальных рассказов про охоту. Его должен прочитать каждый человек, который либо уже занимается охотой, либо только планирует делать первые шаги в этом направлении. Все дело в том, что данная работа рассказывает о судьбе то ли волка, то ли собаки по кличке Белый клык. Изначально он был обычным волком, который родился и рос в дикой природе, но встреча с людьми кардинально поменяла его жизнь, превратив в добычу.

В свое книге автор сумел невероятно интересно соединить философскую сторону явления добыча — дичь с увлекательным описанием жизни волчьей стаи, бытом индейцев и их охоты на животный мир Северной Америки.

Заключение

Как видно, тема охоты породила прекрасные литературные произведения, которые были и остаются невероятно интересными. Стоит отметить, что выше указаны далеко не все произведения по данной теме, которые заслуживают внимания читателя. Все дело в том, что читать охотничьи рассказы одинаково интересно как самим охотникам, так и людям, которые далеки от этого занятия. Для последних эти книги являются прекрасным шансом узнать новое об охоте, увидеть быт охотников и понять, какие сложности могут встретиться, если ты все-таки решишь заняться этим увлекательным, но невероятно опасным хобби. Для кого-то прочитанная книга может стать толчком взять в руки ружье и уйти в лес, а для кого-то, наоборот, сдерживающим фактором, чтобы не лишать животных жизни.

Охотничьи рассказы, статьи, очерки | Охота и рыбалка


Заработок на франшизе, вопрос, который беспокоит многих современных пользователей. Все дело в том, что для многих такой вариант заработка является весьма удачным ведь можно начать зарабатывать с минимальных вложений в аренду недвижимости, ремонта и оплаты труда для персонала. Сегодня мы решили представить вашему вниманию сервис, который предлагает выгодные условия для всех желающих начать активно зарабатывать на надежных и выгодных условиях. Одним из наиболее прибыльных вариантов при выборе франшизы является агентство недвижимости, франчайзинг потребуется значительных вложений, но после выхода на окупаемость принесет хорошую прибыль. Вы себе представить не можете, насколько выгодными являются условия данного сервиса. А основное преимущество заключается в их прозрачности.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

Сложно вообразить, но в дикой природе Южной Дакоты фазаны появились только в начале XX века. Фазан был ввезен и искусственно расселен. Поголовье быстро увеличивалось из-за того, что охота почти не велась до окончания Второй мировой. Однако в начале пятидесятых уже добывалось более 1,5 млн. фазанов в год.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

Как известно, для охотника отдых – это уникальное и ожидаемое время, ведь после тяжелых странствий по лесу, или затаивания в лесу каждый из нас хочет максимально качественно и удобно отдохнуть, что позволяет набираться новых сил и возможностей. Для этого имеются самые различные возможности и задачи, однако каждый волен решать и выбирать наиболее оптимальный вариант. Существуют самые настоящие ресурсы в сети Интернет, в которых профессиональные и опытные охотники делятся друг с другом советами и рекомендациями по отдыху и дополнительным возможностям.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

В избушке на берегу Белого моря, где во время рыбного промысла останавливаются поморы, живет с Леонтием Усти­новым его старая, глухая лайка. У ней уже выцвели глаза и поредела шерсть. Но чем беспомощней становится она, тем с большей сердечной теплотой относится к собаке ее хозяин. По всей округе знают поморы эту собаку, и каждый про нее любит рассказывать.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки | Метки: глухая лайка, деревенские, не ела, не пила, охотник, ружье, собака, тоскуя выла, убить, хозяин, Шамка, щенками |

Маленького сокола я выменял на килограмм пороху у любителя соколиной охоты Пирвели. Он меня уверял, что привез его В Грузию после Отечественной войны из Германии, где в свою очередь выменял у бывшего барона фон Дайвеля, удравшего за Одер при вступлении советских войск в окрестности Лейпцига.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки | Метки: бойцом, голубятник, имя, носом, птица, птице, соколиной охоты, Черняй, шесту |

Если вам когда-нибудь придется собираться на охоту на кабана, не забудьте захватить с собой прежде всего ружье. Никогда  не надо надеяться, что двустволка ждет вас на :месте, у друзей.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки | Метки: бурных, интересных, кабан, Охота, охотник, приключении, промчался, ружье, фанарик |

Как-то в первых числах марта отец принес полуслепого яка, настолько маленького, что он свободно умещался у  в кармане пальто.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

Часто случается в охоте, что именно того не находишь, чего ищешь, и наоборот: получаешь драгоценную добычу там, где об ней и не помышляешь. Много раз езжал я с другими охотниками на охоту за волками с живым поросенком, много раз караулил волков на приводах, много раз под­стерегал тех же волков из-под гончих, стоя на самом лучшем лазу из острова, в котором находилась целая волчья выводка, — и ни одного волка в глаза не видел.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

Мне едва исполнилось четырнадцать лет, когда я впервые в жизни взял в руки ружье. Эвакуировавшись в сорок первом году из Москвы, наша семья довольно неважно устроилась в О., одном из правобережных сел Ветлуги. Стояла холодная и голодная зима. Каждое утро начиналось для нас вопросом, где и как достать пищу? Чтобы хоть как-нибудь сводить в хозяйстве концы с концами, приходилось ходить в окрестные деревни, менять хлеб и картошку привезенные с собою вещи. Но их хватило не надолго. К весне от всего нашего скарба осталось лишь то, что было на нас, да новенькое отцовское ружье. Не видя в нем особого проку, мать моя решила продать и его за мешок муки.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

В середине великого поста, именно на серед окрестной не­деле, наступила сильная оттепель. Снег быстро начал таять, и везде показалась вода. Приближение весны в деревне произво­дило на меня необыкновенное, раздражающее впечатление. Я чувствовал никогда не испытанное мною особого рода вол­нение. Много содействовали тому разговоры с отцом и Евсеичем, которые радовались весне, как охотники, как люди, выросшие в деревне и страшно любившие природу, хотя сами того хорошенько не понимали, не . определяли себе и ска­занных сейчас мною слов никогда не употребляли.

Рубрика: Охотничьи рассказы, статьи, очерки |

случай на охоте, байки охотников, рассказы про охоту, рассказы промысловиков

Для охотников, будь то просто любители или опытные промысловики, существуют негласные правила, которые необходимо соблюдать. Даже простое нарушение этики охоты, нередко приводит к печальным последствиям. Эта история, основанная на реальных событиях, как раз об одном таком случае.
Дело происходило осенью, в Вологодской области в 2015 году. Деревенские мужики поехали в соседнюю заброшенную деревню порыбачить да поохотиться. Деревня была опустевшая, света там не было, как и постоянных жильцов, но у одного из охотников был в данной деревне довольно приличный домик с печкой. Небольшой бензиновый генератор, всегда возили с собой. Своего рода охотничий домик. Места красивые – вокруг дикий лес, река и озера. По приезду сразу распределили обязанности. Двое отправились в лес – на охоту, один остался печку топить, ужин готовить, в общем заниматься бытовыми делами без которых не обойтись. Вечером все собрались за столом уставшие. Серега за ужином, в ярких красках рассказывал, что встретил диких кабанов, но выстрел вышел не очень удачным, в результате чего получился подранок, который благополучно и ушел, а так-как стало темно, то выслеживать подранка было уже опасно. Побеседовали и договорились завтра с утра идти искать, благо что собака была и поэтому шанс найти подранка, был довольно высок. К слову, подружейная собака хоть и была с хорошей родословной и в ней уже проявлялись черты настоящего верного помощника охотника, но в виду того, что кабель был еще совсем молод и только натаскивался, никто от него не ожидал высоких показателей.
Утром отправились на поиски.

Первая и в дальнейшем роковая ошибка товарищей в данном случае была та, что охотники разделись. Николай отошел метров на 150 от Сергея, а для леса это очень приличное расстояние, так-что друг друга уже не видишь и быстро добежать не сможешь. Сперва Николай услышал два выстрела, затем с направления где находился товарищ, послышался лай собаки направленный в его сторону. В этот момент он уже нутром понял, что что-то пошло не по плану, но только успел он обернуться на шум со стороны, как увидел несущегося из терновника прямо на него здоровенного медведя. Наступившее полнейшее оцепенение от увиденного – сравнимое с гипнозом не позволило не то, что попытаться попробовать убежать или залезть на дерево, хотя каждый охотник знает что в данной ситуации это невыполнимая задача, но даже не успеть толком среагировать чтобы вскинуть ружьё и снять его с предохранителя. По ощущениям Николая, эти события хоть и длились буквально несколько секунд, но все происходило как в замедленной съемке. От первого контакта с хищным зверем, а точнее удара то ли лапой, то ли просто головой, Николай отлетел на несколько метров и оказался лежать на сыром мхе покрытого утренней росой, в положении которое было для него практически обреченным. В голове промелькнула мысль, что есть еще надежда на помощь Сергея, но зная на каком расстоянии они находятся друг от друга, эта мысль сразу потеряла свою значимость. Предпринять что-то в данной ситуации было сложно. Разъярённый медведь после первой атаки двинулся в направлении Сергея, но в этот момент подоспевший со стороны товарища еще совсем молодой кабелек, кинулся со спины и с остервенением вцепился в загривок медведю.

К слову, кто имеет охотничьих собак знает, что четвероногого помощника обучают никогда не подходить близко к медведю, а только облаивать его со стороны и отвлекать медведя на себя, но здесь была неопытная собака, которая впервые в своей жизни увидела такого дикого зверя и не понимала, чем для нее грозит данное действие. Будь то опытный пес, мало шансов что даже защищая и спасая своего хозяина, он решился бы на такой смелый поступок.

На некоторое мгновение медведь отвлекся на собаку и тут-то Николай понял, что у него появился тот самый единственный шанс, который возможно своей жизнью подарил его молодой пёс. Благо во время первой атаки медведя, Николай не успел снять с плеча висевшее на ремне своё старенькое двуствольное ружье 12 калибра ИЖ-58, которое после падения не улетело далеко, а каким-то чудом осталось вместе с охотником.

Время на прицеливание не было совсем, поэтому недолго думая и вскинув двустволку, Николай произвел поочередно два выстрела в направлении зверя уже терзавшего молодого кабеля. Первый ствол был заряжен картечью, второй пулевой. Как потом выяснилось, картечь прошла в большей степени по касательной, только частично задев медведя в области лопатки, второй выстрел – пулевой, попал точно в голову, не оставив медведю шансов.

Через несколько минут, Серега с испуганным лицом подбежал к товарищу. Крови на Николае было много, хотя боль в тот момент не чувствовалась. В момент первой атаки, медведь когтями рассек Николаю голову в области лба до виска. Благо рана оказалась не слишком глубокой, которую перевязавши чем нашлось, охотники смогли добраться до домика.
В дальнейшем выяснилось, что пока Николай искал кабана, Сергей наткнулся на трех медвежат одногодок. Одного убил сразу, второй пытался залезть на дерево, но ему тоже не повезло. Не мог Серега не понимать, что где-то рядом находится медведица. Хотя одному медвежонку удалось спастись. Только вот выживет ли он один зимой? Малыши не нужны были горе охотнику. Ничего из своего трофея он не взял. Звери убиты, Николай чуть жизни не лишился. После встречи с хищником, потом долго лечился. Сам пострадавший после рассказывал, что не успел испугаться. Рассказывает об этом случае посмеиваясь. Вы наверное спросите, что стало с храбрым псом спавшего жизнь охотнику?

На огромное удивление Николая, пес после схватки с медведем остался также жив, получив только разодранную ногу и уши. Его не смог серьезно повредить не медведь, не задела также картечь.

Правда на охоту Николай ходит теперь только на пернатую дичь и конечно со своим, спавшему ему жизнь верным псом, который к слову после той охоты ни грамма не потерял к ней интереса и вырос опытным матерым помощником охотника. А с Сергеем Николай общается, хотя прежних отношений не поддерживает.

Данный случай подтверждает, что несоблюдение негласного морального кодекса охотников рано или поздно приведет к беде.

Рассказ об охоте с гончими собаками

Рассказ об охоте с гончими собаками

Эстетическая сторона этой удивительной эмоциональной охоты давно известна. Ей посвящены многие полотна отечественных шедевров живописи и литературы.

Прекрасной музыке гона немало строк посвятили А. С. Пушкин, С. Т. Аксаков, Л. Н. Толстой, И. А. Бунин, М. М. Пришвин, И. С. Тургенев. Да и как не любить эту охоту?

…Открытие сезона охоты. Заиндевелая дорога, гулко слышны шаги. Непослушно тянут шворки багряная Песня, пегая Доборка и совсем юный багряно-пегий Плакун. Тянут, словно спешат на большой праздник, смотрят карими вишня­ми счастливых глаз, будто понимают и нашу радость. Коль хозяин с рюкзаком и ружьем — значит не на прогулку, не на нагонку…

В припудренном белыми кружевами инея утреннем лесу тихо. Потому наши шаги, ломая толщу застывшего рыжего ковра опавшей листвы, кажется, гремят на всю округу. Через лес тянется глубокий и длинный распадок, поросший густыми невысокими побегами граба и ясеня, что дружно поднялись от пней позапрошлогодней вырубки. На горке за верхушками грабов уже пылает багрянец солнца, а здесь, в распадке, почти темно.

Плакуну немногим более полгода. Он еще никогда не был на охоте, и голоса его никто не слыхал. Взят просто так, чтобы не выл, не плакал дома. Известно, что такой новичок будет бояться всего лесного, незнакомого, прижиматься по­ближе к хозяину, мешать подстаивать зверя, играть, бегать.

И вот опушка застывшего в тишине леса. Песня и Доборка ушли в глубокий полаз, и где-то на другой стороне балки сначала залаяла Песня, за ней залилась Доборка и, дополняя друг друга своей мелодней, две песни слились в один дрожа­щий аккорд, разбудивший утренний сон вековых ясеней, ду­бов, грабов. Музыка разливалась лесом, уходя в вершины огромных деревьев, дробилась на звонкое сопрано, фигурный тенор Доборки переплетался с тоненьким повизгиванием Песни.

Мы стоим завороженные дружным гоном. Плакун, как только услышал лай собак, остановился, приподнялисьтон­кие багряные ушки. Гон приближался к нам, и вскоре в по­дустах шагах перед нами начали вздрагивать веточки побе­гов— невидимый и осторожный зверь шел к нам.

В тот же миг юный первоосенник потянул носом, вдохнул искрящийся воздух и пошел напролом, с трудом пробиваясь через густую поросль, туда, где только что вздрагивали по­крытые инеем, потревоженные зверем спящие верхушки подлеска.

Он не дошел до того места, где обозначил свое присут­ствие зверь, но уже ревел породным, музыкальным голосом, в котором еще присутствовали нотки щенячьей хрипоты. А ко­гда молодой выжлец стал на горячий след, песня его обрела особое торжество. Он гнал как заправский мастер первого в своей жизни звернуто надрываясь до хрипоты, то заливаясь воплем, словно кто-то его ударил.

Гон пошел по логу вниз. Теперь уже четко слышно, как Плакун ведет стайку, а Песня и Доборка, чуть приотстав, вторят молодому выжлецу. Бесшумно расходимся по не­широкой,: изрезанной гусеницами тракторов лесной дороге, в конце которой видим на миг остановившегося красного лиса. Заметив нас, зверь одним прыжком перемахнул через дорогу и пошел по зарослям терновника. За ним точно по следу ревет Плакун. Выжловки отстали от него на полмину­ты, Сколько радости и как счастлив владелец этого молодого, так удачно начавшего выжлеца!

Через час лис не выдержал гона, вышел из чащи и растя­нулся на дороге после меткого выстрела. Плакун подошел первым. Сначала нерешительно приблизился к трофею, по­нюхал, оглянулся, увидел подбегающего своего хозяина й смело впился зубами в шею еще трепыхающегося огненно- красного лиса.

Юмористические рассказы охотников — Охота и рыбалка

Байки — юмористические рассказы охотников, как правило, основанные на реальных событиях. Один охотник pассказывал неописуемый случай!
Откpылся сезон охоты на оленей. Естественно наpод весь на охоту. У оленей тамошних, белый коpоткий хвостик. Одному из охотников приспичело сел в ближайших кустах по большому, дошел чеpед до бумаги. Бумага изумительная, зарубежное качество белая, как снег! Пpислонил он ее «куда надо», а дpугому охотнику с pасстояния показалось, что это — ХВОСТ ОЛЕHЯ! Hу и пальнул конечно. Всем известно, что стpельба по нечетко видной мишени, страшное наpушение правил охоты и, как следствие, расследование и суд, благо тот засpанец жив остался. Hо вывод напрашивается такой, что пусть не во всех магазинах, а хотя — бы в охотничьих, появился новый товаp — туалетная бумага КАМУФЛЯЖHОЙ РАСЦВЕТКИ.

Собрались значить охотники делится подвигами своими. Ну водочка и т.п. естественно.
Один говорит:
— Иду, вижу — кабан. Я — БАБАХ из ружья. Ну ляжку отрезал у кабана, на плечо положил. Иду дальше — лось. Я — БАБАХ! Ляжку отрезал и на плечо. Выпили, закусили.
— Так-с, о чем это я?
— Ну у тебя одна ляжка на этом плече, другая на этом…
— А! Да! Ну и вставил!

 

Есть такая байка, что из ружья стрелять в большую стаю чирков, бесполезное занятие и только перевод патронов. Пробовал раз тридцать и точно не могу попасть. Бывалые охотники говорят, что дробь промежду чирков пролетает, хоть их сто штук будет, у них там типа договор какой-то есть с дробью. Но однажды в тихий солнечный день октября на Скороходовском озере налетела на меня громадная стая чирков, после моего дуплета из стаи почти на середине озера вывалился один чирок-селезень, вот и верь теперь в эти байки. 

Байка — способы охоты на:

1.Охота на МЕДВЕДЯ

Покупаешь 20 банок гороховой каши, идешь в лес, открываешь берлогу и бросаешь всю кашу туда. Если медведь тупой (90% случаев), он сразу все сжирает. Если умный (10%)-спросит, от кого подгон, скажешь «гринпис» или «единая россия», у него больше вопросов нет. Сидишь у берлоги тихо и ждешь, когда он там испердится до полного бессознания. Как только возле берлоги подснежник первый завянет, бросаешь в берлогу спичку. Соскребаешь хорошие куски мяса с деревьев и уносишь. Или убегаешь от горящего медведя, тут как повезет. 
**************************************************************** -Жена звонит мужу на мобильник:
— Ваня, ты где?
— На охоте.
— А кто это так дышит громко?
— Медведь.
— А стонет почему?
— Ранил я его.
— А почему голос женский?
— Ну, знаешь! Я охотник, а не ветеринар!

2.Охота на ЗАЙЦА

Покупаешь мешок соли, ходишь, солишь везде траву. Заяц нажрется, начинает бегать на водопой. Примечаешь его тропинку, ставишь на ней мышеловку. Заяц с мышеловкой на ноге бегает уже медленней, с двумя мышеловками еле ходит, с тремя сидит, плачет, свободной рукой показывает, что сдается. Подходишь, надеваешь ему четвертую, связываешь руки ушами, несешь домой. Дома показываешь ему духовку. Если заяц тупой (70% случаев), то туда ему и дорога. Если умный (30%) — то будет плясать тебе вокруг елки и стучать лапками в барабан, сколько надо. Дашь потом морковку и отпускаешь. Или в духовку, если плохо вокруг елки плясал.

3. Охота на УТОК
Покупаешь самые большие, какие найдешь, трусы с утенком. Прибиваешь их к палке и с этим флагом выходишь в поле. Когда утки подлетят, машешь, кланяешься и показываешь руками «велкам». Утки все тупые донельзя, в ста процентах случаев думают, что им тут промежуточная посадка с ремонтом и дозаправкой. Как приземлятся, прячешь флаг и отворачиваешься, типа «беру свои слова обратно». У вожака сразу возникают к тебе вопросы, и он с парой самых жирных уток идет к тебе разбираться. Что и требовалось. В рукопашном бою утка — чмо.

4.Охота на ЛОСЯ
Покупаешь на толкучке рога, прикрепляешь завязки, приезжаешь в лес, надеваешь, делаешь томное лицо. Если не рассчитал, и у них сейчас гон, то тебя в лучшем случае трахнут, в худшем — еще и анфас твой заплаканный соленый до неузнаваемости залижут. Если же период у них спокойный, то примут в стадо с испытательным сроком в сутки. За которые ты должен обглодать семь деревьев, перебежать дорогу «КАМАЗу» и снести сто метров телефонного кабеля. Теперь ты лось, тебе верят,и впарить им идею сходить в деревню погрызть поленницу — не фиг делать. Умных лосей немного, процентов пять-шесть, грамотных того меньше, поэтому надпись «Охотхозяйство» на доме их не спугнет. Осталась мелочь — сорвать рога, воткнуть в землю и заорать «Ах вы, суки!!!» Те, кто ускакали — свободны. Кто в заборе застрял — твой.
****************************************************************
Муж собирается на охоту и говорит жене:
— Я с друзьями съезжу на выходные поохотиться. Ты не против?
Жена отвечает:
— Да езжай. Не буду же я тебя за рога держать!

Охота на лося 

Попал как-то Борис на охоту с сотоварищами, которые поведали ему, что на лосей лучше охотиться на лошадях, вроде как ближе они охотника подпускают. Лошади на комбинатовской базе имелись, прогулочные, подчеркну. Решили попробовать.
Все бы ничего, только Борис ружьишком до этого не баловался, и ни разу в седле не сидел, да еще местность пересеченная. Это нашего героя не остановило, и он попросил ноги ему связать (нога за ногу), под брюхом у лошади — потуже. Сказано — сделано.

Как долго искали они лосей — не знаю. Знаю, как молча ржала вся толпа глядя на эту связку. Уж не знаю, были ли там серьезные охотники,только на лосей первым наткнулся Борис.
А теперь представьте. Лес, мужик на лошади со связанными ногами, медленно кладет ружье промеж ушей лошади наводит… и палит с двух стволов.
В общем, Борис остался жив, помят, ободран, но жив, лошадь тоже серьезно не пострадала, пока как сумасшедшая носилась очумелая по лесу.

5. Рыбалка, водка и маркер 

Пошли три мужика на рыбалку. Взяли инвентарь, снасти, прочее барахло, и в том числе три бутылки Столичной водки в емкостях по 1,75 литра.
На место прибыли поздно, поэтому с вечера решили не рыбачить, а просто попить водочки. Распив первую бутыль, они принялись за вторую.

Один из рыбаков оказался менее азартным, нежели его компаньоны, и высказал трезвую мысль о том, что нажираться вроде как не следует, поскольку с утра рано вставать. После бурных дебатов было принято решение допить вторую бутыль до середины. Для придания слову «середина» физического смысла было решено отметить середину бутылки маркером, поставив на ней насечку. Утро следующего дня. Точнее, его середина.

Рыбаки отходят со сна и медленно входят в состояние тяжелого похмелья. Перед ними предстает следующая картина. Потухший костер, вокруг него валяются всеразличные предметы, в том числе и три пустые бутылки из-под Столичной. Причем две бутылки — одна в нижней половине, а другая полностью — усеяны маркерными насечками.

Источник

Одна семья и их уникальные охотничьи истории

За эти годы у моей семьи было немало уникальных охотничьих опытов. Это наши истории.

Терри Браунинг

Моя дочь Эшли — моя старшая и первая, кто пошел со мной на охоту, начиная с 6 лет. Ей сейчас 31 год, так что эта история началась 25 лет назад. В 6 лет она не могла держать арбалет на плече, чтобы прицелиться. Мой зять работал в механическом цехе и сделал алюминиевый кронштейн для крепления лазерной указки на ее арбалет с переключателем мгновенного включения.Эшли просто прикладывала лазерную точку к оленю и нажимала на курок, стреляя с колен, даже не поднимая арбалет на плечо.

Эта аранжировка сработала настолько хорошо, что она продолжала снимать таким образом даже в последующие годы. Эта восьмерка была последним оленем, которого она подстрелила лазерной указкой.

Один сезон, три папы и молодые баксы

Перед сезоном 2011/2012 Эшли позвонила и сказала: «Папа, я бы хотела стрелять из блочного лука.«Жлоб во мне вышел; Я не мог достаточно быстро добраться до нашего местного магазина стрельбы из лука DNW Outdoors в Джонсборо, штат Арканзас.

В том году (2011) мой сын Адам, который на 4 года младше Эшли, поймал красивого оленя с длинными надбровными выступами в форме акульего плавника из блочного лука, и я знал, что соревнование продолжается. Эшли чувствовала давление, чтобы не отставать от младшего брата.

Итак, я начал водить Эшли по разным стойкам каждое утро и день в течение недели, пока она, наконец, не сделала свой первый сложный олень со своим новым Mathews Jewel.

Потом дети начали настаивать на том, чтобы я взял свой старый Mathews Switchback, чтобы у всех нас был один год. Я перестал стрелять по хорошему доллару, потому что каждый хороший доллар, который я выстрелил, был для детей на один меньше. Это факт, что действительно хороших денег так много.

На следующий день после того, как Эшли застрелилась, моей жене Мелиссе понадобилось что-то от Лоуза. Я попросила Адама высадить меня в лесу и пойти забрать вещь для его мамы. Прежде чем он проехал 20 минут до Лоуэса, я хорошенько бросил 10 очков и позвал его, чтобы тот побыстрее вернулся.В любой день на охоте я предпочитаю удачу, чем умение!

Менее чем за 2 недели у всех нас появился Поуп и Янг белохвостый, чего мы, вероятно, никогда не сможем повторить за один сезон!

Немного истории о семье Браунинга

Мой отец сказал мне, что если бы у вас была дюжина детей, все они были бы разными, и мои двое не исключение. Кто-то однажды сказал, что Эшли любит охоту больше, чем Адам, но чем больше я думал об этом, тем больше приходил к другому выводу.

Охота для Адама почти не требует усилий, так что охота — не такая уж сложная задача. Адам неизменно везунчик из нас. Он сидит на стенде около 30 минут, стреляет в свой трофей и возвращается к грузовику. Без проблем. Теория Адама такова: зачем идти в лес до рассвета, когда днем ​​проходит тот же олень? Адаму нравится действовать на стойке. Рыси, лисы и другие хищники лучше обходят сторожку Адама, потому что они могут встретить стрелу.

Эшли — разносторонний охотник.Однажды в субботу утром, будучи молодой девушкой, Эшли выиграла конкурс красоты. В тот же день она сменила красивое платье на камуфляж и в тот же день заработала 8 очков! Презентация охоты также важна для Эшли. Это не редкость, когда селфи Эшли на стенде появляется в текстовом сообщении.

Быстро вперед к нашей семье

Слишком много других охотничьих историй, чтобы рассказать, так что перенесемся в 2019 год. Адам женился, и у него с женой родился ребенок (мой внук, Киан).Адам переехал в Литл-Рок, чтобы устроиться на работу системным администратором. Эшли жила в Херрине, штат Иллинойс, работала медсестрой-анестезиологом. Я почти бросил охоту на оленей, так как два моих любимых партнера по охоте были в нескольких милях от меня.

Охота в Иллинойсе и один большой доллар

Я пообещал Эшли, что поеду в Иллинойс и поохотлю с ней, когда смогу, если она пообещала не ходить на охоту одна. Бирка доллара за пределами штата для Иллинойса стоила 475 долларов, поэтому я только что купил бирку оленины за 175 долларов.Мы с Эшли несколько раз ходили на охоту с луком в общественных местах в Южном Иллинойсе, но никто из нас ничего не стрелял. Мы привыкли, что охота на частных землях минимальна, и мы могли ставить постоянные насаждения и тушить кукурузу в качестве приманки.

Когда начался сезон пулевых ружей и дульных ружей в Иллинойсе, Эшли удивила меня биркой на день рождения из Иллинойса! Ниже приведен результат моего лучшего подарка на день рождения: зрелый белохвостый олень из Иллинойса из государственных охотничьих угодий, не меньше!

Еще один доллар в Арканзасе

В зоне 4 на северо-востоке Арканзаса в течение трех дней после Рождества проводится охота из дробовика / дульного заряжателя.В этом году Рождество было в среду, а Адам должен был работать в четверг и пятницу. Так что в те дни остались только мы с Эшли. Адам планировал присоединиться к нам в субботу.

Мы только начали выпускать 18% протеиновый корм под названием Sticklin Feed’s Power Pellets, производимый в Черри-Вэлли, Арканзас, и это действительно приносило большие деньги! В четверг у Эшли была остановка стрелка, чтобы перекусить Power Pellets, и она сделала выстрел из своего дробовика. Она позвонила мне и сказала, что пара конечностей заметно дрожит после выстрела, и большой олень просто отскочил, не имея никаких признаков попадания.Когда я добрался туда, там были две очень очевидные конечности, которые были разрезаны пополам и свисали. Она полностью промахнулась после удара по конечностям.

Эшли была очень расстроена той ночью, но я продолжал настаивать на том, что выстрел не обязательно пугает оленя, как вы думаете. Выстрел такой громкий, а звук отражается в лесу с разных сторон, что олени даже не могут определить, откуда выстрел.

В пятницу утром настроение Эшли несколько улучшилось, когда она взяла койота с той же стойки.

Олени не двинулись с места до наступления темноты пятницы, так что у нас оставалась только суббота, чтобы это произошло. Я посоветовал Адаму не подъезжать, потому что вероятность дождя в субботу утром была 80%, а в субботу днем ​​- 100%. Но Эшли хотела поохотиться, даже если ей придется сидеть под дождем.

В субботу утром, как и предполагалось, прошла серия кратковременных ливневых дождей, и у нас возникли проблемы с тем, чтобы держать наши ружья сухими, пока мы прячем действия под оранжевыми жилетами.В то утро было не по сезону тепло — 50 градусов тепла, а днем ​​около 65 градусов тепла.

Примерно в 10:20 того утра позвонила Эшли и сказала, что подстрелила хорошего оленя. Она сказала, что доллар взлетел, как будто его ударили, и ей показалось, что она слышала, как он разбился. Она оставалась на стенде, пока я не приехал, и мы ждали, пока ее жених приедет, чтобы помочь нам выследить оленей. Кровавый след был очевиден, и мы подошли вплотную к оленю. Так приятно подойти к новому урожаю, не имеющему усадки почвы!

Это лучший белохвостый олень Эшли на сегодняшний день, и она была слишком взволнована.Эта улыбка того стоит.

Оказывается, у других наших приятелей по охоте были фотографии с игровой камеры оленя Эшли в бархате.

И изображение игровой камеры до того, как она сломала раздвоенные брови.

Эшли даже сфотографировала оленя на свой мобильный телефон перед тем, как сделать снимок, но камера сфокусировалась на близлежащих конечностях, из-за чего олень выглядел размытым.

Ездовые животные и воспоминания о оленях

Когда я смотрю на свои крепления на стене, я вспоминаю достижения на охоте.Но что еще более важно, скакуны напоминают мне о связи, которую охота сформировала в нашей семье.

Мне сейчас 60 лет, и я надеюсь, что смогу продлить свое здоровье на достаточно долгое время, чтобы отправиться на охоту за внуком Кианом!

Мой отец сказал: «У каждого оленя, который когда-либо проходил через лес, которого видел охотник, есть 30-минутная история того, как он делал каждый шаг», и в этом много правды.

Самая большая охотничья история, когда-либо написанная

Фрэнсис Макомбер… было тридцать пять лет, он держал себя в хорошей форме, хорошо играл в суд, имел несколько рекордов на крупную рыбалку и только что проявил себя публично, быть трусом.

Эрнест Хемингуэй, «Короткая счастливая жизнь Фрэнсиса Макомбера»

Оглядываясь назад, трудно обвинить бедного Фрэнсиса Макомбера в его трусости во время его первого африканского сафари, но вы можете судить сами. Вот что произошло.

Раненый лев-самец, раненный в живот от неуверенной цели Макомбера, укрылся в высокой траве. Вместо того, чтобы просто ждать, пока он выйдет наружу, охотничий гид Макомбера Роберт Уилсон объясняет, что они должны пойти за ним.По словам Уилсона, животное страдает, и они не хотят, чтобы кто-то еще встал на его пути.

Есть только одна проблема.

«Раненый лев собирается атаковать», — отмечает Уилсон. «Вы не сможете увидеть его, пока не окажетесь прямо на нем. Он сделает себя совершенно плоским под укрытием, которое даже не подумает, чтобы спрятать зайца.

Несмотря на явный ужас, Макомбер настаивает на том, чтобы пройти по траве рядом с Уилсоном. Они не уйдут далеко. Огромный, связанный мускулами лев издает задыхающийся от крови хрюканье и бросается в атаку, как только слышит приближение людей.Уилсон дважды летит на своем .505 Gibbs, но лев, искалеченный и окровавленный, продолжает ползти вперед. Третий выстрел убивает животное, но Макомбер уже сбежал.

«Следующее, что он знал, он бежал; бешено бежит, в панике на открытом воздухе, бежит к ручью ».

Есть много хороших охотничьих историй, но я не думаю, что вы можете лучше всех передать «Короткую счастливую жизнь Фрэнсиса Макомбера» Эрнеста Хемингуэя.

Если вы не хотите, чтобы мы испортили финал, вы можете прочитать его здесь.Всего 20 страниц.

В то время как работа Хемингуэя (довольно справедливо) критиковалась за определенную долю романтизированного мачизма, любой, кто знаком с опытом охоты, знает, что под давлением необходимо мужество. Даже если цель не считается опасной дичью, охотники всех мастей задавались вопросом, в одиночку в стране гризли или преследуя диких свиней ночью: «Есть ли у меня все необходимое, чтобы стоять перед лицом смерти?»

Это первая из многих причин, по которым мне нравится рассказ Хемингуэя, и по этой же причине рассказы о выживании и охоте были популярны на протяжении всей американской истории.Когда мы судим о действиях Макомбера, мы вынуждены учитывать собственное мужество. Большинству из нас нравится верить, что мы отреагируем храбро, и хотя невозможно сказать наверняка, этот вопрос стоит задать.

Хемингуэй, конечно, сам был охотником, и он испытал свои силы против «большой пятерки» (лев, слон, мыс буйвол, леопард и носорог) на сафари в 1933 и 1953 годах. Он убил всех, кроме слона, на обоих. путешествия, согласно Сильвио Калаби в «Хемингуэй и Африка». (Если вы хотите побольше узнать об оружии и снаряжении Хемингуэя, посмотрите эту главу в книге Калаби.Это здорово.) Хемингуэй использовал свои впечатления от первого сафари как основу как для «Фрэнсиса Макомбера», так и для своего романа «Зеленые холмы Африки» 1935 года.

Любая хорошая охотничья история должна включать детали, которые охотники признают доказательством добросовестности автора, и Хемингуэй использовал свой опыт на сафари, чтобы сделать именно это. Он включает в себя описания стратегий охоты, таких как следование по кровавому следу и перехват буйволов между их пастбищами и их пастбищами. Он упоминает конкретные виды оружия, например, «Спрингфилд» Макомбера.30-06 и калибры, такие как Wilson .505 Gibbs. Он даже включает дискуссию о том, спортивно ли использовать машину для охоты.

Но самый интересный момент наступает за несколько минут до трусливого отступления Макомбера. Пораженный одновременно страхом и львиной лихорадкой, Макомбер поднимает свой .30-06 и нажимает на курок, «до тех пор, пока ему не кажется, что его палец сломается». Вскоре он делает ошибку, которую рано или поздно совершают все охотники. Он опускает винтовку, чтобы снять предохранитель, но действие побуждает льва взлететь рысью, что превращает относительно легкий выстрел по неподвижной цели в гораздо более сложный трюк.

Проблемы Макомбера только начинаются после его неловкой охоты на львов. Уилсон и оруженосцы — не единственные люди, которые видят, как он бежит. Его жена Марго тоже там, и она не впечатлена его игрой.

Она не смотрит на Макомбера, когда он возвращается со своего «убийства львов». Вместо этого, когда Макомбер пытается удержать ее руку, она отрывает ее, хлопает Уилсона по плечу и целует его в губы.

Она не останавливается на достигнутом. Несмотря на то, что она говорит Макомберу, что забыла о его трусости, он просыпается посреди ночи и обнаруживает, что она вышла из их постели.Читатели вскоре узнают, что она присоединилась к Уилсону. По-видимому, это ее обычная привычка.

Но на следующий день что-то меняется.

Макомбер, Уилсон и Марго рано утром отправились на поиски буйвола, что, несомненно, является самой неловкой поездкой на автомобиле, описанной в художественной литературе. Они мчатся за тремя быками, Макомбер выскакивает и начинает стрелять. Вот как он описывает опыт, когда он сбил двух быков, а другого ранили в кусты:

«Знаешь, я не думаю, что снова буду чего-то бояться», — говорит он Уилсону.«Что-то произошло во мне после того, как мы впервые увидели баффа и двинулись за ним. Как прорвавшаяся плотина. Это было чистое возбуждение… Я чувствую себя совершенно иначе ».

Уилсон считает, что Макомбер набрался храбрости, потому что у него не было времени испугаться, прежде чем отправиться за буйволом. «Он видел, как на войне действует то же самое», — говорит рассказчик. «Больше изменений, чем потеря девственности. Страх прошел как операция. На его месте выросло что-то другое ».

Опыт приводит к противоположным изменениям в Марго.

«Ты стал ужасно храбрым, ужасно внезапно, — говорит она Макомберу, — презрительно». Но рассказчик говорит нам, что ее презрение неискренне — она ​​«чего-то очень боится».

Ранее читателям рассказывают, что Макомбер не оставит Марго, потому что она слишком красива. Как член высшего общества, Макомбер, несомненно, опасается социальных и финансовых последствий развода.

Теперь Макомбер считает, что он больше ничего не будет бояться, что может объяснить, что произойдет дальше.

Когда Макомбер ищет в кустах рассерженного, раненого буйвола, животное бросается в атаку так же, как лев накануне. Однако на этот раз Макомбер стоит прямо и стреляет в голову буйвола, в то время как тот опускает рога и бросается на него. Уилсон уклоняется в сторону, но Макомбер остается на месте. Он чувствует, как в его голове вспыхивает раскаленная добела ослепляющая вспышка, и он больше ничего не чувствует.

Марго стоит в машине с винтовкой Маннлихера 6.5, которой она убила своего мужа.Она начинает «истерически» плакать, а Уилсон (услужливо) комментирует: «Почему вы не отравили его? Вот что делают в Англии ».

Есть некоторые споры о том, собиралась ли Марго убить своего мужа или пыталась убить нападающего буйвола. Вы должны прочитать всю историю и судить сами. Но если отбросить это циничное изображение женщин, короткая счастливая жизнь Макомбера иллюстрирует существенное преимущество охоты.

Все охотники испытали разочарование, связанное с упущенной возможностью.Это не должно быть таким драматичным, как испытание Макомбера, но каждый потерял животное из-за глупости, халатности или трусости. То, как мы реагируем на эти невзгоды, строит и раскрывает характер. Макомбер был трусом (как на природе, так и в личной жизни), но таковым не остался. На следующий день Макомберу сделали вторую прививку. Для остальных из нас времена года никогда не перестают меняться, и эти упущенные возможности можно использовать.

Цикл от неудач к успеху, который иллюстрирует Хемингуэй, является одним из величайших преимуществ, которые может предложить охота.Это не единственное занятие, которое может укрепить стойкость, но я бы сказал, что оно одно из самых мощных. Неудача более разрушительна, а успех вызывает большую эйфорию. Пространство посередине — это место, где строится персонаж, что так ясно видят читатели в Macomber.

Не всех так впечатлила история Хемингуэя. Фрэнк О’Коннор в своей книге «Одинокий голос: исследование короткой истории» называет «одержимость» Хемингуэя физической храбростью «личной проблемой» и называет Фрэнсиса Макомбера «смехотворно искаженным впечатлением от человеческой жизни»:

Сказать, что психология рассказа ребячливая, значило бы тратить добрые слова попусту.Как фарс, он приравнивается к «Десяти ночам в баре» или любой другой викторианской морали, о которой вы только можете подумать. Ясно, что решение личной проблемы для подавляющего большинства мужчин и женщин не имеет никакого значения.

Как и многие люди в нашем урбанизированном цифровом обществе, О’Коннор не учитывает важность физического мужества. Для все большего числа американцев, которые не сталкиваются со смертью на регулярной основе, охота дает возможность развить характер, необходимый для того, чтобы справиться с ситуацией, когда требуется стойкость.Хемингуэй ясно понимал решающую роль охоты в современном обществе, и он иллюстрирует важность самооценки в «Фрэнсисе Макомбере», используя рассказ, основанный на реальном опыте.

Есть истории получше — некоторые из них Хемингуэй написал сам. Но в качестве защиты охоты и силы природы, изменяющей жизнь, вы не найдете ничего лучше, чем «Короткая счастливая жизнь Фрэнсиса Макомбера».

Художественный кадр из фильма «Дело Макомбера», основанного на рассказе.

Дары дикой природы: великие охотничьи истории

Коллекция знаменитых писателей делится своими лучшими рассказами о любимых товарищах по охоте, наставниках, лагерях и заветном снаряжении. Авторы этих рассказов переносят воображение читателей в лагерь карибу на Аляске, равнины антилоп в Монтане, места охоты на лошадях и замерзший оленьий лес Среднего Запада.

Постоянный спутник

Благодаря сотням тысяч выстрелов первый лук автора научил его не только охотиться, но и жить

Автор Т.Эдвард Никенс

Он должен был быть одним из первых. Компания Bear Archery производила свой рекурсивный лук Black Bear с 1972 по 1978 год, а на Рождество 1972 года я забил один как часть набора со стрелами, который мои родители заказали из Sears Wish Book. В первый раз, когда я выстрелил, я стоял на заднем дворе в своей пижаме, рождественское солнце едва касалось верхушек деревьев, когда я метнул стрелу в тюк сена, который там положил мой папа. С натяжным грузом в 50 фунтов лук был слишком тяжелым для 11-летнего ребенка, чтобы его натянуть и удержать, но я настоял на том, чтобы лук был достаточно тяжелым, чтобы убить оленя.И дюйм за дюймом, день за неделей месяц, я работал на полную мощность. С тех пор, пока я не ушел из дома в колледж, я стрелял из этого лука Черного Медведя почти каждый день.

Для большей части моей юности мало что значило так сильно, как плотная группа стрел. Когда я мог соединить Робин Гуда одну кедровую шахту Порт-Орфорда с другой, я отступил на пять шагов и начал снова. Это было в пределах городской черты, и дети, проезжающие по дороге на футбольную тренировку, кричали: «Природный мальчик!» в насмешку. Я выдержал насмешки.Пятнадцать ярдов, 20 ярдов, 25.

Old-Timer: Первый изогнутый лук автора еще может стрелять. Джим Голден

Я вступил в спортивный клуб Fred Bear и бродил по лесу за домом, стреляя в пни. Я убил кроликов, белок и одного голубя, которого сбил в полете, с помощью стрелы от гриппа с наконечником одной из гигантских птичьих голов из проволоки. Я стрелял и стрелял — из-за прыщей и юношеской тревоги, а также из-за скорби, вызванной ранней смертью моего отца. Выстрелил сквозь слезы, когда Дениз Герли бросила меня ради Билла Джарретта.Тридцать ярдов, 35. Стрелял до тех пор, пока «природный мальчик» не стал почетным знаком.

Я никогда не убивал оленя этим луком, но как я старался. В 1970-х годах популяция оленей в Северной Каролине восстанавливалась, но поймать одного из них в радиусе действия лука было непростой задачей. Я охотился от прибрежной равнины до гор Уухарри, взбираясь по деревьям с помощью самодельной подставки для лазания. В конце концов я капитулировал перед луковым прицелом с тремя штифтами и заточил Bear Razorheads на точильном камне из Арканзаса. Но ближе всего к убитому стрелой оленю я подъехал с моим наставником Китом Глисоном к кукурузному полю округа Гейтс в темноте.Наш приятель Эд Крэбтри вошел в свет фар грузовика и протянул кончик измазанной стрелы, чтобы поразить его кровью оленя, которого он застрелил. Все эти часы на заднем дворе идея убийства крупного зверя была абстрактной. Но в окровавленной стреле нет ничего абстрактного. Я был так взволнован, что после утренней охоты поставил переносную мишень возле того самого кукурузного поля и выстрелил, выстрелил и выстрелил.

Со временем я перешел на блочный лук и низложил этого любимого Черного Медведя до лука.Позже я хранил его в старом жестком футляре и таскал из дома в дом. Более 20 лет он лежал в темных углах различных подвалов, пока я не повесил лук в комнате моего сына, когда он был маленьким, своего рода талисман, сила которого, как я надеялся, могла передаваться из поколения в поколение. Я снимал это время от времени, после сказок на ночь с Марки и Джеком. В тусклом свете ночника в коридоре я натягивал лук, ослаблял хватку и наводил воображаемую стрелу.

Этот лук открывал дверь, ведущую из моего заднего двора внутри городской черты в безграничный мир лесов, прерий и тундр.Но это не просто превратило меня в охотника. Это научило меня дисциплине. Ценность процесса. Бремя и награда целеустремленности.

В какой-то момент, когда я учился на лучника, я записал на учетную карточку шаги, которые нужно выполнить для хорошего выстрела, и приклеил их к плоской конечности, которая стояла передо мной в полном натяжении, чтобы я мог их прочитать. Это было более 40 лет назад, но кое-что не изменилось. Твердая позиция. Сконцентрируйся. Плавная тяга. Выполнить.

И сделайте пять шагов назад, когда вызов исчезнет.

Одиночка: Одинокий бык карибу перемещается по тундре. Дональд М. Джонс

Как судьба подарила мне день без дел

В отдаленном лагере карибу на Аляске автор ловит передышку и ставит метки пораньше, а затем извлекает из этого максимум пользы

Дэвид Э. Петзал

Время от времени любая сила, управляющая нашей судьбой, дает охотнику передышку. Вы забиваете свой ярлык на ранней стадии, а затем идете бездельничать в лагере, в то время как все остальные выходят и ломают себе горб под дождем, снегом и холодом.Я был в одном из таких дней в лагере карибу примерно в 70 милях к востоку от Диллингема, Аляска, в начале 1990-х.

Карибу — воздушные существа, и охота на них — это праздник или голод. Они могут пройти прямо через ваш лагерь в составе бригады, или вы можете идти до смерти и никогда их не увидеть. В этот раз я накануне без особых усилий убил хорошего быка-карибу. Мы прокатились на лодке. Я прошел по короткой тропе к вершине обрыва, который выходил на традиционную переправу через реку карибу.(Карибу большие приверженцы традиций.) Мы планировали подождать там, пока что-нибудь не обнаружится, но как только я накололся в камеру, по тропе к реке показалось небольшое стадо с быком во главе. В подобной ситуации предусмотрительный охотник ждет, пока стадо перейдет через реку на вашу сторону, чтобы вам не пришлось прыгать в воду, чтобы вытащить мокрое 300-фунтовое животное.

Бык послушно переправился, и я выстрелил, и на этом охота на Дэвида закончилась.

На следующий день у меня была возможность пойти куда-нибудь с двумя другими охотниками или прогуляться. Я выбрал второе, так как одним из гидов был пересаженный Монтанан, которого мы назвали Энерджайзер Банни, потому что он шел очень быстро, никогда не останавливался и никогда не замедлялся.

И хлеб я сделал. Спустя почти четверть века мне трудно сказать, почему мне так понравился тот день. Возможно, это было просто пребывание в настоящей пустыне. Как я уже сказал, ближайшим городом был Диллингем с населением около 2600 человек, добраться до которого можно было только на самолете или на лодке.С таким же успехом я мог бы быть на Марсе. В небе не было ни самолетов, ни звуков, кроме ветра, плеска рыбы и стука разбойников.

Я помню, как сидел и смотрел на реку, текущую мимо лагеря. Я помню, как искал что-то на обед и нашел банку аргентинской говядины (по крайней мере, так говорилось на этикетке; я сомневаюсь), примерно на одну треть хрящевину, на одну треть жирность и на одну треть — соль. Это было потрясающе на вкус. Дрова пока колю.

Около 3 часов прекрасный солнечный день сменился темнотой, и пошел дождь.Налил. Я развел огонь в нашей палатке и по одному в каждой из двух других палаток. Тогда же прибыли другие охотники и проводники, промокшие до нитки, измоченные бегством вверх и вниз по каждой горе в пределах видимости, без карибу, чтобы показать это.

Я, однако, был сухим, отдохнувшим и самодовольным, отрыгивая аргентинское таинственное мясо и выражая сочувствие, которое я не испытывал к их страданиям.

На следующий день мы разбили лагерь и поплыли вниз по реке навстречу самолету. Думаю, именно в этой поездке мы ждали самолет на отмели, и было холодно, поэтому мы разожгли ревущий костер.Когда пожар разгорелся, из тростника вышел лось-бычок и стал наблюдать за ним вместе с нами, одним из членов банды.

Оглядываясь назад, я пытался понять, что сделало этот день подарком. Наверное, это просто перерыв. В этой жизни не так уж много перерывов.

Череп и хром : сувениры из многолетних охотничьих традиций. Джим Голден

Мудрецы прерий

После 30 лет охоты на антилоп с одними и теми же друзьями основное внимание уделяется не заполнению тегов, а чему-то более богатому

Кейт Маккафферти

Джон Торп положил начало традиции.Водитель грузовика, у которого каждую неделю перед лобовым стеклом разворачивалась половина Монтаны, он заметил антилопу, стоящую на страже на высокой скамейке, нащупал бирку в кармане и нашел нужную дверь, чтобы постучать. Владелец ранчо Роджер Индреланд выглядел так, будто родился в тряпке. Он был солью земли, как и Джон, парень с фермы, выросший в Северной Дакоте. Рукопожатие более 30 лет назад, и с тех пор мы охотимся на эти смешанные травы прерии.

Нас пятеро: я и Джон, Декан-центр, Майк Коннелл и Тед Хэнсон.Мы начали здесь как молодые люди, которые делали упор на стрельбу прямо и висящие рога, но со временем это изменилось. Как и во всех охотничьих традициях, здесь меньше внимания уделяется игре, а больше — ритуалам и воспоминаниям. Поход под звездами, стебель, выстрел, вытаскивание ножей и рукопожатие — все это. «Следующий год. Следующий год.» В какой-то момент вы понимаете, что сезоны, которые вы оставили для этого, конечны, и перекрестие прицела смещается, увеличивая те аспекты охоты, которые не имеют ничего общего с нажатием на спусковой крючок.

Этой осенью я впервые за много лет пропускаю день открытия. Моя 96-летняя мать медленно тускнеет, как черно-белые фотографии, на которых она изображена в детстве, и я не хочу покидать пределы досягаемости камеры, чтобы поохотиться, на случай, если мне позвонят, и я знаю, что это произойдет.

С началом дня окна в прошлое открываются, и я выхожу в прерии вместе с ними, хотя бы в духе. Я знаю ритуал перед охотой, он никогда не меняется. Поднимаясь в 4 часа, я проезжаю два квартала до дома Дина, где он стоит в своих больших шерстяных брюках.Он бросает свое снаряжение, и мы направляемся на восток, мимо южных выступов Безумных гор. Когда мы въезжаем на подъезд к владельцу ранчо, в доме все темно, нет никакой жизни, если не считать встречной собаки с ранчо, я рассказываю Дину ту же историю, что и всегда, потому что собака мне напоминает.

У меня всегда была привычка оставлять тележку с играми в моем незапертом грузовике на случай, если она кому-то понадобится раньше меня, а затем я кладу ключ под правое переднее колесо. В то утро, о котором идет речь, я подстрелил хорошего оленя, одел его и прошел пешком 3 мили до ранчо за телегой, но обнаружил, что двери заперты.Подозрение пало на собаку. Возможно, он видел, как я кладу ключ. Это был тип, который запирает и отпирает двери с помощью кнопки. Мог ли он зажать, заперев двери зубами, а затем сбежать со своим трофеем?

Вскоре владелец ранчо Роджер; его жена Бетси; и их белокурые дочери рыскали по двору во время охоты за пасхальными яйцами в октябре. Я наконец нашел ключ там, где его уронила собака, примерно в паре сотен футов от Explorer. Мы все хорошо посмеялись, и я помню, как оглядывался вокруг: Сумасшедшие, покрытые снегом, наклонные откосы невероятно крутые и красивые, и этих хороших людей, которые обрабатывали землю и были достаточно любезны, чтобы поприветствовать меня на ней и даже помочь найти мои ключи, и я подумал, что я очень удачливый человек.

Среди моих самых ценных воспоминаний — времена, когда в нашу группу вошли мой сын Том и дочь Джона Рэйчел. Они начали охоту с нами, когда им было 12. Оба застрелили здесь свою первую антилопу. Я помню, как вытаскивал козла Тома и любопытный скот, загораживающий лунный свет, Том держался рядом со мной, подозрительно относясь к животным с бочкообразным телом. Рэйчел, как она часто говорила, в охоте нравилось все, «кроме прогулки».

Тому слишком нравилась прогулка, и иногда по утрам, когда мы преследовали стаю антилоп, мы делали этот шаг слишком много, и животные уносились прочь.Мы тащились обратно к грузовику на обед, а затем снова выходили вечером в сопровождении, на небольшом расстоянии, женщины, которая владела прилегающим участком и гуляла со своей кошкой по вечерам. Она пожелала Тому удачи и повернулась, чтобы идти назад, и когда она взошла на небольшой холм, который скрыл ее из виду, мы с таким же успехом могли быть единственными людьми на Земле. Мы гуляли по пустому ландшафту, чтобы постоять на страже, надеясь, что антилопа пройдет мимо. Обычно так и было.

Но наши дети выросли и уехали, чтобы обзавестись собственными семьями.Я теперь дедушка, и хотя Том по-прежнему каждый год приезжает со мной поохотиться на лося, он уже несколько лет не охотится на антилоп.

Здесь, на равнинах, мы снова вернулись в ядро ​​нашей группы, и в нашей тени нет никого. Более поздние поколения теперь целятся кончиками пальцев; добыча, которую они ищут, находится на экране. Их отношение к природе влияет на саму землю. Владельцы многих работающих здесь ранчо держатся за них за ниточку, пока один за другим продвигаются их дети; скотоводческая жизнь просто не для них.Подождите еще год, надейтесь, что акр вырастет, и продайте его подразделению. Страна Большого Неба, с каждым годом становится все меньше.

Но пока что наш уголок мечты остается нетронутым, даже если дары первого дня больше не сосредоточены в области действия. Несколько лет назад, глядя на чашу огромного бассейна, я наблюдал, как барсук копает яму, а земля летает. Барсук, стоя на четвереньках, чтобы оценить свою работу, скакал вокруг норы, словно ему принадлежала прерия.В другой раз я наткнулся на город луговых собачек и сел обедать, пока один, затем другой, затем еще один выскакивали из своих нор, чтобы запечатлеться на снегах гор. Я слушал, как они перекликаются друг с другом, пару часов. Я в тот день подстрелил антилопу? Или в тот день, когда я увидел барсука? Не имею представления. Я также не помню съемки одного дня, когда Дин Центр вручил мне изысканно вырезанный предмет своей работы по дереву, гильзу для патронов из кленового дерева со съемной деревянной пулей в ознаменование публикации моего второго романа.Мне не раз приходило в голову, что с таким же успехом можно поохотиться. Кровь с возрастом остывает. В наши дни антилопы, оказавшиеся в пределах досягаемости моей винтовки, часто выходят из нее, и я не чувствую себя беднее из-за того, что не нажал на спусковой крючок.

В этом году, конечно же, не о винтовке. Это о моей матери, которая втиснула эти воспоминания об охоте в надлежащую перспективу. И так проходит день, благословенно не прерываемый телефонными звонками. Но потом, примерно в 10 часов ночи, я слышу стук в заднюю дверь.Я включаю свет на крыльце. Там стоят Джон и Дин, большая антилопа-самка, лежащая на траве между ними.

«Где ты ее хочешь?» — говорит Джон.

Мне помогли повесить антилопу. Мы все пожимаем друг другу руки и говорим: «В следующем году». Я возвращаюсь на кухню и смываю кровь с пальцев. Моя жена звонит из спальни, чтобы спросить, кто пришел так поздно.

«Мудрецы несут дары», — говорю я ей. «Антилопа».

«Не золото, ладан и смирна?»

Честно говоря, я не знаю, что такое ладан и мирра.Но я знаю, что золото, в конечном счете, всего лишь цвет, и возвращаюсь в постель, уверенный, что я богаче.

Rare Birds : пара диких бобов в свете раннего утра. Аарон Хитчинс / Rockhouse Motion

Последняя охота Лила

Во время последней прогулки с семейной птичьей собакой автор получает возможность увидеть период расцвета охоты на перепелов.

Уилл Брантли

Я как раз достаточно взрослый, чтобы увидеть конец охоты на южных перепелов.Да, есть еще несколько плантаций, где мужчина может стрелять в остроконечного бобуайта, но охота на птиц, как это делал отец, уже быстро угасала, когда я родился. Папа это предвидел. Овсяница, койоты, чистые ограды и аренда оленей, казалось, сговорились против охотников на перепелов. Когда мы с братом были маленькими, папа сказал маме: «Я не заставлю мальчиков играть в мяч, если они не хотят. Но, по крайней мере, однажды они пройдут стайку птиц над остроконечной собакой ».

Я учился в средней школе, когда у него родились два последних щенка.Сал был бело-лимонным английским пойнтером, представителем породы: упорный, с хорошим носом и равнодушие к привязанностям. Лил был маленьким сеттером Ллевеллина. У нее не было чистого драйва Сэла, но ее нос был достаточно хорош. Более того, она хотела доставить удовольствие. Пока Сал охотился с тобой, Лил охотился за тобой. Однажды, когда она была маленькой, папа поправил ее за то, что она пометила грудку перепела зубом. Ее чувства были настолько обижены, что с тех пор она только осторожно поднимала мертвую птицу, чтобы показать ее вам, а затем клала ее обратно на землю.

Иногда после школы я брал с собой Лил на охоту. В нескольких минутах ходьбы от дома было несколько бухт, и поскольку она работала рядом и всегда приходила ко мне, я никогда не боялся ее потерять. Удачный день — убить одну-единственную птицу.

Охота с обеими собаками была зарезервирована на выходные и рождественские каникулы, когда я ехал на грузовике с папой и его приятелями в течение часа или больше до последнего из их лучших мест — ферм, которые, безусловно, раньше были лучше .Мы отстреляли перепелов, и сложился мой образ настоящих охотников за птицами. Эти парни ругались и спорили. Они не уносились, потому что два снаряда затрудняли убийство трех птиц на подъеме.

В любом случае такой подвиг казался мне невозможным, так как смывающиеся бухты растворялись в кустах. Обычно я стрелял из пистолета, но лучшее, что у меня когда-либо удавалось, — это удачный дубль с единственным выстрелом. «Выбери одну птицу, а потом другую», — говорил папа. «И всегда будь готов к позднему».

Но с каждым сезоном количество миль между очками увеличивалось.Сэл, с желтым лицом, первой показала седину на морде. Я получил водительские права, и мы с друзьями открыли для себя лодки и приманки для уток. Я прекратил охоту на перепелов со стариками. Папа часто дразнил меня и спрашивал: «Зачем кому-то вставать так рано, чтобы подстрелить жирную утку, если они могут охотиться на птиц?» Но он знал.

Папа отдал Сал, когда я учился в колледже. Лил удалился в дом. После жизни в питомнике она стала спать на подушке у изножья кровати моих родителей.В один осенний уик-энд, когда я был дома из школы, мне позвонил приятель и сказал, что он сбрасывал стаю птиц, охотясь с луком на ферме своей бабушки.

Место занимало всего 70 акров, с небольшим бобовым полем и густыми зарослями ежевики — свойство, напоминающее о прошлом. Лил ехала на заднем сиденье моего грузовика, чтобы добраться туда, и когда мы припарковались, она отскочила прямо к зарослям ежевики и была на месте к тому моменту, когда наши ружья были заряжены. Когда стая вспыхнула, стрельба прошла легче, чем я помнил.Я сбил двоих. Мы взяли пару синглов и двинулись дальше.

Всего за два с половиной часа мы нашли три бухты. Последняя кипела на стойке добровольцев кобе леспедезы, прямо у носа Лил. Мои первые две птицы упали перьями из желто-коричневых перьев. От выстрелов поднялась поздняя птица, и когда она кренилась слева направо, я сбил ее своим последним снарядом.

Лил не стал бы приносить к нам птиц; этот урок ее юности был глубоким. Итак, мы с трудом подобрали их, смеясь, когда она нашла каждого, подняла его и осторожно положила обратно на землю.Наши жилеты были переполнены. Это был лучший день охоты на птиц, который я когда-либо видел.

Это было также последнее, как для Лил, так и для меня. С тех пор я не охотился на перепелов, а в прошлом году Лил провела в основном свернувшись калачиком на теплой подушке. Чтобы по-настоящему понять «старые добрые времена», вам нужно прожить их хотя бы днем. На пару часов на закате ее жизни это был подарок Лил мне.

Призовые сувениры : Коллекция, переданная автору. Джим Голден

Охота с Папой

Лучше поздно, чем никогда, автор получает выход, которого всегда хотела, и многое другое

Натали Кребс

«Если мы не найдем белок, мы вернемся в хижину и отстрелим их с кормушки для птиц», — сказал дедушка, когда мы шли в лес, и сверкнул мне злой ухмылкой.На Поппе была выцветшая рабочая рубашка под джинсовым комбинезоном, настолько ярким, что они, должно быть, только что сошли с полки в Tractor Supply. Он увенчал наряд приземистой фуражкой дальнобойщика, а на сгибе локтя он держал дробовик. Это была только первая неделя сезона мелкой дичи, но эта охота давно назрела.

Мы спустились по двухколейной дороге, которая делит пополам 40 акров земли моего дяди, участок твердой древесины, зажатый между государственной автомагистралью и сосновой стеной, которая отмечает национальный лес Хузьер. Я нес Дикарь.«22» — выбор, который Папа считал глупым. Подходящее орудие было итальянским калибром 20-го калибра, в частности, Чарльз Дейли Филд III, который он нес. Это было немного больше / меньше того, что он спас от дворовой распродажи в год моего рождения.

Удовлетворенный тем, что мы прошли достаточно далеко от хижины — около 50 ярдов, — он опустился на мертвый дуб рядом с двухполосной полосой. Ружье лежало на его коленях 85-летнего. Я присоединился к нему и откинулся назад, чтобы обыскать ветки наверху. Вскоре мои мысли начали блуждать, как и все мысли охотников, когда пора ждать.

Шутка (а может, и вовсе не шутка) о том, что выскакивают дворовые белки, не было тем, чем Кларенс Кребс баловался, когда я был маленьким. Поппа всегда был суровым немецким инженером-католиком с восемью детьми, а потом с 17 внуками, но не время для ерунды. В ранние годы я избегал его или мало говорил, когда это не помогало.

Потом Поппа ушел на пенсию, что сильно его подбодрило. Но процесс был похож на опадание листьев у бука — на это потребовалось время. Шутки становятся все более распространенными, хотя я все еще мог сказать что-то не то.Однажды я сказал ему, что хочу стать архитектором; он ясно дал понять, что я не хочу этого делать. По его словам, архитекторы придумали проблемы, которые инженеры должны были исправить. Я просто кивнул. Позже, когда он услышал, что я хочу стать писателем, он вообще ничего не сказал.

Шорох привлек мое внимание к высокой ветке, где лапы суетились за завесой из листьев. Я прошептала, а затем вспомнила, что Папа, вероятно, не услышит, если я сделаю три выстрела в воздух. Я похлопал его по плечу, и мы спорили, кто будет стрелять.Я выиграл, отложив винтовку. Белка дернулась, и Папа нажал на курок.

Чтобы встретить меня здесь, он проехал через реку Огайо по мосту, который помог построить. Поппа часто проводит выходные, ухаживая за фермой и добросовестно соблюдая «счастливый час» перед ужином. Однажды, когда я стал достаточно взрослым, чтобы без проблем расколоть пиво, Поппа научил меня пить его, наклоняя голову вместо бутылки. Он настаивает, что здесь круче. В другой раз он позвал меня сесть рядом с ним на крыльце.

«Я знаю, что ты любишь старые вещи», — сказал он, вкладывая мне в руку мешок с дробью. Внутри были два потрепанных колокольчика на кожаных ремешках, латунный крик перепела и металлическая булавка с выпуклыми буквами «Штат Кентукки». На булавке были указаны лицензии Поппы на охоту и рыбалку 1945 года, написанные аккуратным почерком, и штамп с уткой 1946–47 годов. Каждый стоил 1 доллар. Я считал даты. Его отец умер в 1944 году, сразу после того, как Поппе исполнилось 14 лет. Он охотился в основном сам в 45 и 46 годах.

«Вы не обязаны их хранить», — сказал он.«Я не знаю, что ты с ними будешь делать».

Я запротестовал и прижал их поближе, фамильные реликвии, которые некоторые могли принять за хлам. Под холмом, где мы сидели, были похоронены две бриттани Поппы. Он часто рассказывал мне о пародии на современные электронные ошейники, когда нет ничего приятнее этих звенящих колокольчиков. Рядом с нами сидела моя бабушка, потерявшаяся в тумане болезни Альцгеймера.

Листья взорвались, и белка не пострадала, обскакивая ствол. Лицо Поппы затуманилось. Я вовлек его в эту прогулку, в нашу первую совместную охоту на белок.Когда они достигли совершеннолетия, он взял на охоту некоторых своих внуков на белок, но ни один из них не увлекся охотой. Его внучка сделала это, но он никогда не просил меня поехать. Поэтому, когда мне было почти 25, я потребовал от дедушки поохотиться на белок. В конце концов, он убил одного, а я ни разу не выстрелил. Это было идеально.

Несколько лет спустя Поппа позвал меня к верстаку, где лежал ящик с оружием. Внутри было немного больше / меньше. На спусковой скобе была бирка в той же руке, что и охотничьи лицензии, теперь она слегка покачивалась.На нем было написано: Этот фиксированный штуцер 20 калибра предназначен для Натали. —Поппа

Позже я узнал, что он намеревался оставить мне Чарльза Дейли в своем завещании. Он наклеил на него ярлык и запер до того несчастного дня. Вместо этого папа уговорил его получить немного радости от передачи и подарить ее мне сам. Так он и сделал. С каждым подарком он передавал свои воспоминания тому, кто их жаждал, прежде чем они ничего не значили ни для него, ни для кого-либо еще.

В последнее время, когда я вижу его, обычно со стаканом Wild Turkey в руке и включенными слуховыми аппаратами, он начинает говорить: «Ой, ты все еще не охотишься все время, не так ли? Бегает повсюду? Это не правильно.Вы не хотите заниматься этой работой вечно ».

Это отчасти шутка, отчасти искреннее неодобрение. Сейчас я не киваю. Вместо этого я говорю ему со злой ухмылкой, что, если он так сильно не одобряет, ему не следовало отдавать мне свой дробовик.

Good Haul : Охотник, лошадь и мулы собирают хорошего быка-лося. Денвер Брайан / Images on the Wildside

Back on the Horse

Смелость — это не то, чтобы не бояться. Речь идет о том, чего вы боитесь

Автор: Дэйв Эрто

Однажды на крутом склоне холма в глуши Колорадо мой партнер по охоте потерял его.Он бросился с лошади, рухнул на землю и отказался сделать еще один шаг. Если понадобится, он замерзнет на горе.

Мэтт не боялся наступившей тьмы, хотя ночные леса действительно пугают некоторых охотников. Однажды продавец одежды для лосей рассказал мне о клиенте, который, когда сгустились сумерки, заметил вдалеке огни. Охотник бросил ружье и побежал за ним — 7 миль до ближайшего города, где один из проводников добывал припасы и узнал его. «Какого черта ты здесь делаешь, Джо?» — спросил гид.

«Думаю, я немного увлекся», — ответил охотник.

И Мэтта не беспокоило то, что мы потеряли след. Или что мы все еще далеко от лагеря. Нет. Его лицо, освещенное с одной стороны лунным светом, просачивающимся сквозь осиновые столбы, исказилось от страха из-за его упрямого коня, который вместо того, чтобы перешагивать через удары, продолжал перепрыгивать через них — снова, снова и снова, пока Мэтт разгадал.

«Вот и все!» — крикнул он, перебрасывая ногу через седло.»Я задолбался.» Сначала я не был уверен, к кому он обращается, ко мне или к нашему гиду, пока не понял, что он рыдает в самой ночи. В этом не было никакого смысла. Нам просто нужно было перенести тропу, и мы оказались дома бесплатно. Но мы вышли за рамки разумного. «Я не пойду дальше!» Он был напуган.

Я точно знал, что чувствовал Мэтт, потому что я тоже это чувствовал — этот непреодолимый, иррациональный страх, эту удушающую панику — всего несколькими днями ранее, в фойе своего дома, пытаясь заставить себя выйти за дверь, войти в комнату. машина, а затем сесть на самолет в Денвер для моей первой охоты на лося в СМИ.

В то время моя социальная фобия была настолько сильной, что даже званый обед с друзьями вызывал животный страх — что-то вроде, как я предполагаю, преследований львов в саванне, плюс изрядная доза стыда за эту нелепость. всего этого. Оказывается, осознание того, что ваш страх глупый, не укрощает его не больше, чем осознание того, что другие люди боятся столь же глупых вещей. Однажды у меня был коллега из F&S, который боялся белок, которых, как я полагаю, легче избегать, чем людей.Не могу сказать, сколько раз я думал, , я бы хотел бояться белок.

Для меня неделя в стенной палатке с незнакомцами — охота за мечтой для всех остальных — казалась кошмаром.

Страх Мэтта не был таким абсурдным. Этот конь болтал с ним весь день, замедляясь, чтобы жевать полевые цветы, а затем пустился галопом, чтобы догнать его. Прыгать через все препятствия. Когда мы потеряли тропу на обратном пути в лагерь, с наступлением ночи — и особенно когда мы вошли в лабиринт тупика — всего этого стало слишком много.

Итак, мы сидели там в лунном свете, мы трое, некоторое время ничего не говоря, просто терпя холодный воздух, окрашенный страхом и неловкостью. Затем Мэтт снова сел на лошадь, и мы поехали обратно в лагерь.

На следующее утро я проснулся в панике. Групповой завтрак первым делом может быть пугающей перспективой, хотите верьте, хотите нет. Я притворился, что сплю, пока моя палатка не опустеет, а потом я лежал там, чувствуя себя глупо и думая, что не годен для таких видов охоты.

В конце концов я добрался до главной палатки, где все были заняты едой и составлением планов на день.Поскольку охотников было больше, чем лошадей, гиды спрашивали, кто хочет кататься. К моему удивлению, Мэтт первым вызвался добровольцем. Снаружи конюшни я увидел, что он стоит с Бакстером, той же лошадью, что и вчера. Я думал, что это ошибка. Я подошел и отдал Мэтту поводья моему коню, который был мягок. И Мэтт вернул их мне.

«Спасибо, — сказал он, — но мы с Бакстером собираемся вернуться туда и все уладить».

Все эти годы спустя мне интересно, помнит ли Мэтт тот обмен или знает, какой подарок он подарил мне своим примером.Я никогда этого не забывала. На той неделе я поймал своего первого быка на лося во время того, что в конце концов оказалось охотой мечты — всего лишь одним из множества подобных походов, в которых мне удалось с тех пор поехать. Все потому, что Мэтт снова сел на эту лошадь.

Dog Days : Снимки Сэма возвращают к жизни старые охоты. Джим Голден

Указатели от Сэма

После нескольких рывков связь автора с его первой подружкой изменила его жизнь

Фил Bourjaily

Верн выплатил старый долг моему отцу, подарив мне собаку.Один низкорослый неудачник сидел сам по себе во дворе, полном атлетичных немецких короткошерстных. Собака увидела меня и залаяла. «Это та собака, которую я придумал для вас», — сказал Верн. «Какой-то парень из Огайо отправил его обратно, сказав, что он слишком мал и не будет охотиться. Мы его звали Пи Ви.

Даренному коню нельзя смотреть в зубы. Если бы я это сделал, то увидел бы прикус. У Пи Ви были и другие проблемы. Он был коротышкой в ​​своем помете и провел первый год своей жизни без присмотра в питомнике этого человека из Огайо, что сделало его социально низкорослым, а также тощим.Я посадил его на заднее сиденье своего VW Beetle и по дороге домой изменил его имя на Сэм — из-за его и моей самооценки.

Мы были парой — Сэм, отвергнутый и возвращенный, и я, барахтающийся ближе к концу 20-летнего возраста. Не сумев найти карьеру или даже работу на полную ставку, я просто обнаружил, что люди будут платить мне за то, чтобы я писал. Проблема была в том, что все, о чем я хотел написать, это охота, а я пришел к ней поздно и мало что знал об этом. Мое невежество распространилось на дрессировку собак.

Забег на ферму моей матери казался хорошим первым шагом.Мы с мамой шли по тропе в лесу, когда Сэм убежал. Тогда я узнал, что у моей собаки две скорости — быстро и нет. Эти внезапные спринты станут темой следующих нескольких сезонов.

В какой-то момент во время охоты или бега Сэм прыгал на гипердвигатель, иногда преследуя что-то, а иногда просто устремляясь к свободе. Я попробовал свистки, проверочные шнуры и пару резиновых мячей, которые свисали с его воротника, чтобы удариться о его ноги и замедлить его. Ничего не получилось.Я был охрип в течение ноября и декабря. Мы вместе выходили из дома, я терял его, и часто он ждал меня, когда я возвращался домой.

Самолет стал последней каплей. Большинство собак, даже если их не научили летать, вскоре узнают, что они не могут ловить летающих птиц. Сэм никогда этого не делал. Он убежал, пока они летели. Однажды он даже преследовал низколетящий одномоторный самолет более полумили, пока не превратился в крошечную белую точку на черном вспаханном поле. Только линия забора остановила его.На обратном пути он ударил петуха. Когда я понял, что птица летит прямо на меня, я перестал свистеть и кричать и спрятался за деревом. Я вышел и выстрелил в приближающегося фазана. Сэм прибыл вовремя, чтобы указать ему мертвым, где он упал к моим ногам.

Это был не способ охоты. Начала копить на электронный ошейник. Электричество решило то, чего не сделали все остальные. Вскоре Сэм поверил, что есть что-то, что может причинить ему вред, и оставался ближе ко мне для защиты.Это положило начало нашей связи. К сожалению, в то время электронные ошейники проводили в магазине больше времени, чем в полевых условиях.

Я достаточно знал о дрессировке собак, чтобы знать, что вы должны поправлять собак на месте, а не постфактум. Кроссовки оказались ответом на невысокие технологии. Каждый день во время нашей межсезонной прогулки по восточной 40-й улице Сэм оставлял меня бегать по периметру. Я посчитал: если бы я бросился к дальнему углу поля, когда Сэм взлетел, у меня было бы примерно на 250 ярдов меньше, чтобы проехать.Я не был в его лиге скорости, но на моей стороне было бы преимущество и отчаяние. В следующий раз, когда он скрылся за холмом вдоль линии забора, я позвонил, чтобы убедиться, что он не слушается, затем побежал, добравшись до дальнего угла и спрятавшись в траве, прежде чем появился Сэм. Я с криком выпрыгнула и тряхнула его за шкирку. С того дня Сэм стал уделять мне гораздо больше внимания. Внезапно в его сознании я мог появиться где угодно.

Когда он достиг своего пика в 6 и 7 лет, охотиться с Сэмом на птиц стало почти несправедливо.Я начал стрелять по тарелочкам и ловушкам, чтобы попасть в птиц, на которых указывала моя собака. Я научился читать собаку и поле, как играть на ветру, а также как ловить бегущих фазанов и ловить их. И чем больше я узнавал с Сэмом, тем больше мне приходилось писать. За другие полезные уроки пришлось заплатить более высокую цену: как вытащить собаку из ловушки, почему вы никогда не позволяете ей перепрыгивать через забор из колючей проволоки и как прервать воздушный бой. В результате этой битвы мы с Сэмом истекали кровью через пугающе совпадающие дыры: моя достаточно глубокая, чтобы видеть сухожилия на тыльной стороне моей правой руки, а его — на тыльной стороне его передней правой лапы.

В конце восьмого года жизни Сэма он сбежал в лесной лес, чтобы найти птицу. Когда он не вышел, я вошел и нашел его стоящим рядом с мертвым фазаном, одурманенным и дезориентированным. Я отнес его к грузовику. Той ночью у него случился сильный припадок. Я отвела его к ветеринару, уверенная, что больше никогда его не увижу, но она вернула его к жизни в мгновение ока. Сэм был гипогликемическим, и его аварии были ужасающими. Его охотничьи дни закончились. Он прожил еще два года.

Я тренировал щенка, который пришел на смену Сэму в день его смерти.Моя жена была дома, и она знала, что он угасает. «Ничего страшного, Сэм, — сказала она ему. «Теперь можешь идти». Я столько раз плакал по Сэму, когда думал, что он умирает, что у меня не осталось слез, просто благодарность, когда я развесила его прах на холме, где мы убили его последнего фазана. Я начал писать о природе, и Сэм указал мне путь.

Холодный взгляд : Белохвостая лань проверяет свой след в заснеженном поле. Дональд М. Джонс

Утраченная душа

Все еще не оправившись от развода, автор вновь открывает себя на охоте

Скотт Бестул

Охота закончилась еще до того, как началась, и я знал это.Я пробил 500 ярдов снега по колено и притормозил, чтобы отдышаться, прежде чем подняться на вершину холма, выходившего на собранное бобовое поле. Заглянув через гребень, я встретил взгляд огромной лани. Она вместе с другой взрослой самкой и четырьмя оленями копали зерно прямо перед моими деревьями. Она топнула ногой один раз, затем развернулась и побежала, пятеро качающихся хвостов последовали за ней в лиственный лес.

Большинство охотников на оленей ошибаются. Самый осторожный из лесных оленей носит на голове не канделябр, а набор ослиных ушей.Любая самка, вырастившая по крайней мере три пары оленят, просыпается с подозрением, дышит паранойей и пугается из принципа. Хуже того, каждый олень в стаде безоговорочно ей доверяет. Одно фырканье старого матриарха мгновенно очистит поле, оставляя очень низкие шансы, что одинокий олень вернется при дневном свете.

Я знал, что меня ждет скунс, причем холодный. Я вздохнул и все равно с хрустом подошел к трибуне, как будто принимая наказание, которое, как мне казалось, я заслуживаю.

Я сильно упал. Разведенная всего за несколько месяцев до этого, я начала сезон в резком спаде.Мои лучшие стойки превратились в бесполезные вещи, и все олени, которых я заметил, были тем, что я называю «всего-навсего»: слишком далеко, слишком молоды, просто слишком… как угодно. Хуже всего было то, что мне было наплевать, за исключением случая, когда дело касалось Stranger Buck.

Огромный 8-ми гранный мэйнфрейм, Stranger был призраком оленя, одиночкой, который появлялся и исчезал. У меня было две встречи с ним в прошлом году и с тех пор только несколько фотографий, сделанных с помощью трейл-камеры, и все же он шевелился у меня под кожей. Наверное, он был единственным, кто удерживал меня в лесу в то время года.

Развод мало чем отличается от смерти, и, согласно судебным документам, мой брак официально умер в июне. К сентябрьскому открыванию лука я погрузился в своего рода онемение, которое было лучше, чем первоначальный шок и боль, но висело туманом между мной и всем, что казалось нормальным, не говоря уже о радости. Я знал, что моя душа должна быть где-то во мне, но я не мог войти в контакт.

Итак, я наткнулся на падение, и, прежде чем я осознал это, наступил декабрь, месяц, когда снег и жестокий холод могут сделать охоту невероятной, но сложной.В большинстве лет это мое любимое время сезона; в этом году я колебался. Действительно ли я хотел бросить вызов стихии или просто назвать год и надеяться, что следующей осенью моя голова будет в лучшем состоянии?

Я склонялся к первому варианту, когда нашел Stranger Buck. Условия были идеальные: прямой северный ветер, ошеломляющая температура, полфута снега на земле. В полдень, когда до конца сезона оставалось три дня, я отправился на охоту на единственный кормовой участок, который, как я знал, находился в его рулевой рубке. Когда я выходил из дома, я почувствовал легкое покалывание, которое я почти не чувствовал уже несколько месяцев.

Как только я вошел на участок, я заметил его, а точнее его правый рог, торчащий из снега. Незнакомец Бык умер в пределах досягаемости моего стенда, его тело замерзло, лоб и пальцы покрылись инеем. Крови и видимых ран не было. Я вытащил его из сорняков и снега и встал рядом с ним на колени. «О, дружище… Что случилось?» — прошептала я, чувствуя, как меня охватила грусть в месте, которое, как мне казалось, я на время закрыл.

Таково было мое состояние, когда я столкнулся с большой няней и ее свитой в последнюю снежную ночь позднего сезона поклона.Напугав их, я залез по обледеневшей лестнице на свою стойку и устроился навстречу северо-западному ветру. Солнце только коснулось верхушек деревьев, когда я заметил движение справа от меня, мерцание серых теней на фоне белого снега. Я насчитал шесть оленей: взрослую самку и четырех оленят, все они следовали за огромной няней с лошадиной головой, осматривающей поле перед тем, как войти. «Это не они», — подумал я. Но это было.

Я полностью исчерпал себя, когда большая лань вышла в поле. Все, что я помню, это звук моего лука при выпуске, и вид стрелы, летящей по дуге, и быстро бегающий круг лани, когда она развернулась, чтобы бежать обратно в лес, прежде чем рухнуть в пределах видимости.

Через несколько минут я преклонил колени над этим гладким, все еще теплым телом, моя рука в перчатке прижалась к шерсти оленя, которому нечего было отдавать мне. «Спасибо», — прошептала я в ее огромные всеслышащие уши. Затем я взглянул на звездное декабрьское небо и просто смотрел — смотрел, слушал, дышал … и наконец почувствовал, наконец, возвращающуюся крошечную часть меня, которой не было, казалось, очень долгое время.

Morning Double : Охотники покидают весенний лес с парой хищников. Ли Томас Кьос / Сырой дух

Школа дядюшки Тима для новичков

Он был маловероятным дополнением к семье и идеальным наставником на охоте

Майкл Р. Ши

Постоянно курящий «Ньюпорт» на стоянке загородного клуба, загорелый в своем свадебном смокинге, мой будущий дядя Тим выглядел нервным, как лаборант в гидрокостюме. Кто-то сказал ему, что моя тетя Марта готова, заиграла музыка, затем он всосал последнюю нервную задницу и вошел в нашу семью.

Юристы, бизнесмены и ученые — все, мы не знали, что делать с этим сквернословящим коммерческим рыбаком. Знала ли Марта, на что подписывалась? Парень, который больше в море, чем дома? Кто, когда он дома, проводит большую часть своего времени охоте или дрессировке собак. Двадцать лет спустя все эти опасения развеялись. Мы все благодарны Марте, что оставила его. Но никто, кроме меня, потому что дядя Тим научил меня охоте.

Я переехал на запад, когда мне было чуть больше 20, заинтересовался охотой на уток, затем вернулся на восток с Remington 870.Моя мама не хотела, чтобы в ее доме было ружье, поэтому Ведущий залез в сейф дяди Тима. Той осенью он привел меня к задним каналам реки Коннектикут, чтобы отстреливать древесину и крякву-приманку. Весной он взял меня на охоту на индюшатину. Во время тех первых охот он лаял на меня, как будто я был новичком в его лодке с кальмарами. «Поднимите ноги», — шептал он, — кричал он сквозь зубы. Двадцать шагов дальше: «Подними ноги!» По крайней мере полдюжины индеек прожили еще один день, потому что я был с ним.

Я никогда не забуду первую птицу, на которой он меня посадил. Прогуляв все утро по государственной земле, мы поразили прилетевшую птицу. Это было почти наверняка — пока на расстоянии 20 ярдов птица не увидела, как я медленно перемещаю ствол пистолета. Индейка рванулась, и дядя Тим взлетел. «Вы должны качаться! Качать!» — сказал он, размахивая руками, в уголках его рта накапливалась слюна. «Послушайте, — сказал он, — с оленями, да, вы можете двигаться медленно», и он изобразил, как я двигаюсь медленно и изящно. «С индюшатинами вы не двигаетесь! Подожди, пока они не зайдут за дерево, хорошо, потом быстро качаешься, хорошо? Быстрый!» он сказал.

Две пружины спустя я подумал, что закончил школу Тима, чтобы не быть болваном, когда он позвонил, чтобы узнать, могу ли я помочь ему убить старого гобблера из государственной земли, на которого он не мог прикрепить бирку. «У меня есть план», — сказал он. Итак, я ехал три часа, чтобы встретиться с ним утром. Мы вошли пешком, затем сели вместе и стали ждать первых лучей. Наконец, Тим сработал, и этот том вылетел на 80 ярдов и полетел вниз. Тим снова позвонил, и Том ответил, но не двинулся с места. Затем он сказал мне сидеть, пока он отошел на дюжину ярдов и крикнул, и кот перебил его.Тим позвал и двинулся, позвал и двинулся, и вытащил этого старого чабана до конца моего пистолета. И когда его голова оказалась за деревом, я быстро повернул ствол на несколько градусов и забросил его камнями.

Мы с дядей Тимом уже много лет охотимся на индюков одним и тем же способом — в команде, с одним звенящим и одним стрелком. Два открывающих подряд, через реку от холма того старого гобблера, мы удвоили игру на двухлетних томах. Он показал мне веревочную охоту на уток примерно так же и посадил меня на стойку, где я убил своего первого оленя.В наши дни на природе мы гораздо ближе к равным, но я никогда не забываю, кто мой наставник, потому что, ну, я все еще склонен тянуть ногу.

Ставка на четверть выстрела — это простой способ либо улучшить свои навыки стрельбы из лука, либо лишиться летних сбережений. Джим Голден

Уверенность в убийстве

Уилл Брантли

Мужчины стреляли на четверть стрелы на летних 3D-стрельбах, а в 15 лет я только начал натягивать мужской лук.Я вернулся к взрослой стрельбе, сказал что-то резкое о том, что забрал у них деньги, и, не имея наличных в кармане, оказался в долгах. Стало ясно, что если я хочу стрелять на четверть, мне лучше быть готовым заплатить, когда я проиграю. В противном случае линия ребенка была на 10 ярдов ближе.

Я терял деньги в конце большинства съемок, но не всех. Ближе к сентябрю я начал копить свои сбережения на стрижке газонов и бросился за полдюжиной новеньких алюминиевых стрел XX78. Я показал их папиному приятелю, Бобби, перед одной из последних летних съемок.«Вы уверены, что хотите их использовать? Вы можете потерять их до начала сезона », — сказал он.

Я настоял и отскочил свой первый от пигнутого дерева за 35-ярдовую цель. Двадцать девять целей, я потерял четыре стрелы. Последним выстрелом был длинный тычок в пенную индейку. С двумя стрелками, оставшимися на день открытия, я его почти пропустил. Бобби сказал: «Твой шанс, Уилл». Я подошел к очереди и глубоко вздохнул. «Привет, — добавил он. «Просто устроись».

Я окольцовал ту индейку десятью кольцами и трясся, опустив лук под возгласы «Хороший выстрел!»

В тот день мне пришлось заплатить немного денег.Но изображение этой последней совершенной стрелы, находящейся под давлением, пригодилось несколько дней спустя, когда я взял свой первый лук. Бобби помог мне вытащить это.

Фамильные ножи старые и изношенные, но они более ценны, чем 100 новостных лезвий. Джим Голден

Нож Дэйва

Автор: Дэйв Эрто

Я теряю ножи, как люди теряют клетки кожи. Бесчисленное количество людей ускользнуло от меня незаметно. По этой причине я никогда не позволял себе привязываться к какому-либо клинку.Затем, пару лет назад, редактор F&S по винтовкам Дэвид Э. Петзал — мой наставник — вытащил из своего рюкзака этот потрепанный кожаный Ka-Bar Hunter и рассказал мне историю.

Одним горьким вечером 1972 года на высокогорном водоразделе в Монтане Норман Струнг (известный писатель F&S) одел лося этим Ка-Баром, а затем спустился с горы без него. Его друг Сэм Кертис (также писатель F&S) спросил, может ли он оставить себе нож, если он сможет его найти. Весной Сэм поднялся на водораздел, спас нож и использовал его более 30 лет.За несколько недель до смерти Сэм отдал нож Дэйву, который хранил его почти десять лет. Теперь он хотел, чтобы это было у меня.

Это единственный нож, который когда-либо для меня что-то значил. Я не могу это потерять. Но я также не могу оставить это забытым в ящике. Поэтому перед определенными охотами я привязываю Ka-Bar к поясу. Идя по лесу, каждые несколько минут я тянусь к бедру, чтобы убедиться, что нож все еще на месте. Каждый раз начинается со спазма ужаса, но затем ручка заполняет мою руку, и я вспоминаю, как я ее получил и кто нес ее передо мной, и поднимается волна благодарности, и я могу некоторое время кататься — пока не получу чтобы снова дотянуться до него.

Подарок от укуса: вот, западный бриллиант в коробке. Джим Голден

Не надо. Действительно.

Дэвид Э. Петзал

Иногда я получал подарки от коллег, и некоторые из них были не самого лучшего вкуса. Один редактор по давно неясным причинам прислал мне высушенную пуповину своей новорожденной дочери. Но самый памятный подарок пришла от Сэнди Бристер, которая была замужем за покойным Робертом Бристером, давним редактором F&S по съемкам.В личности дяди Роберта было больше сока, чем в заборе для скота, и Сэнди был ему равным. В то время как Боб постоянно говорил, Сэнди хранила королевское молчание.

Как-то мы стали дарить друг другу подарки. На одном SHOT Show я подарил Сэнди футболку с надписью « Иисус любит тебя», спереди и . Все остальные думают, что ты засранец на спине. Эта рубашка обязывала ее подарить мне что-то не менее великолепное. Она знала о моем страхе, отвращении и отвращении к той форме жизни, которую она называет «Мистер.Нет плеч ». Итак, представьте мое отсутствие восторга, когда на моем столе обнаружилась коробка с обратным адресом Бристера. Внутри была голова с вытянутыми клыками, трещотка, кожа и кости западного диаманта.

Не мочился. Я положил голову на полку над своей пишущей машинкой, а под ней — имя нашего в то время нелюбимого издателя. Люди смотрели на это и одобрительно кивали. Сэнди позвонила и спросила, понравился ли мне мой подарок. Да, сказал я, это действительно повлияло на мою жизнь.

Кто-то позже его смахнул.Надеюсь, вещь оживет и укусит их за задницу.

33 лучших охотничьих книги, которые должен прочитать каждый охотник в 2021 году

Вы охотник и ищете рекомендации по хорошим книгам? Итак, вот 33 из лучших когда-либо написанных охотничьих книг.

Я люблю читать и люблю охотиться. Итак, я решил составить список лучших охотничьих книг на все времена. От рассказов Боддингтона, Хемингуэя и Рурака об охоте в Африке до дискуссий об этике охоты и честной погони, до учебных пособий, которые могут помочь вам стать лучшим охотником, до книг, полных рецептов дикой дичи, разработанных некоторыми из лучших поваров страны. в бизнесе, я могу практически гарантировать, что для каждого охотника в этом списке найдется книга, независимо от того, являетесь ли вы ветераном моих поездок за границу или охотником впервые.

Не стесняйтесь использовать приведенные ниже ссылки, чтобы перейти к разделу этой статьи, который вас больше всего интересует.
Лучшие охотничьи истории
Лучшие «Практические советы» по охоте
Лучшие охотничьи книги по этике и охране природы
Лучшие охотничьи кулинарные книги
Лучшие Africa Hunting Books

Примечание: приведенные ниже ссылки на Amazon являются партнерскими. Это означает, что я получу небольшую комиссию (без дополнительных затрат для вас), если вы совершите покупку. Это помогает поддерживать блог и позволяет мне продолжать создавать бесплатный контент, который будет полезен таким охотникам, как вы.Спасибо за вашу поддержку.

Общие охотничьи истории


Meat Eater, Стивен Ринелла
Стив Ринелла — выдающийся голос в новом поколении охотников (никакого неуважения к Хемингуэю, Фолкнеру, Кэпстику, Боддингтону или Руарку), а Meat Eater рассказывает историю его роста и развитие как охотника очень прямым и приземленным образом, что оценят большинство читателей. Это отличная охотничья книга, полная интересных исторических фактов, захватывающих историй и увлекательных дискуссий по охотничьей этике, на чтение которой стоит потратить время.

КУПИТЬ МЯСОЕД ЗДЕСЬ

Величайших охотничьих историй, которые когда-либо рассказывались 29 незабываемых историй под редакцией Ламара Андервуда
Хотя у него довольно смелое название, с рассказами Эрнеста Хемингуэя, Уильяма Фолкнера, Ивана Тургенева, Томаса МакГуэна, Вэнса Бурджейли, Патрика О’Брайана, Роберта Руарка , Джека О’Коннора и Тедди Рузвельта, книга очень хорошо оправдывает ожидания. Он не только содержит несколько великолепных и занимательных охотничьих историй, начиная от диких аляскинских приключений на лося до утренней охоты на уток на юге, но и действительно заставляет задуматься о том, что охота значит для нас как людей и откуда мы родом.

КУПИТЬ САМЫЕ БОЛЬШИЕ ИСТОРИИ ОБОХОТЫ, КОТОРЫЕ ВСЕГДА СКАЗАЛИ

Роберт Руарк «Старик и мальчик»
Составлено на основе серии автобиографических статей, которые Роберт Руарк написал для Field & Stream о своих приключениях на природе с дедушками в детстве, Старик и мальчик — это Душевная книга, полная жизненных уроков, которые Руарк усвоил от своих дедов. Это может быть моя самая любимая книга об охоте за все время, и чтение ее вызывает у меня хорошие воспоминания о изучении природы с моим отцом и дедушкой, когда я был маленьким мальчиком. «Старик и мальчик» полон мудрости и должен быть прочитан каждым молодым мужчиной или женщиной, знакомящимся с природой.

КУПИТЬ СТАРИК И МАЛЬЧИК ЗДЕСЬ

Если вы не принесли вяленое мясо, что я только что съел: злоключения на охоте, рыбалке и в дебрях пригорода Билла Хиви
Охота — это серьезное предприятие, но оно также должно приносить удовольствие относитесь к себе слишком серьезно. В «Если вы не принесли Джерки» Билл отлично показывает легкую сторону охоты, рассказывая истории о своих злоключениях в лесу.Его рассказы должны быть знакомы практически любому охотнику и должны служить напоминанием о том, что независимо от того, насколько вы хороши в охотнике или спортсмене, все сделали в лесу вещи, которыми они не обязательно хвастаются своим друзьям. .

КУПИТЬ ЕСЛИ ТЫ НЕ ПРИНЯЛ ДЕРКИ, ЧТО Я ПРОСТО СЪЕМ ЗДЕСЬ

Каскадный убийца Роба Филлипса
Каскадный убийца — захватывающий и занимательный роман, действие которого происходит в Каскадных горах в центре Вашингтона.Написанная от лица ветерана Вашингтонского департамента рыбной и дикой природы, эта книга представляет собой криминальный триллер и детективное убийство, но с уникальным внешним видом. История начинается, когда два весенних охотника на медведя находят человеческие останки в желудке добытого медведя.

Вскоре становится ясно, что серийный убийца убивает женщин в этом районе и выбрасывает их тела в горах. Вы будете на краю своего места, пока полиция изо всех сил пытается раскрыть тайну и идентифицировать убийцу, прежде чем он нанесет новый удар.Если вы хотите приятно провести время в оленьем лагере или просто посидеть у камина, то The Cascade Killer — однозначный победитель. Очевидно, что автор сам является опытным туристом, и история кажется подлинной и реалистичной.

КУПИТЬ THE CASCADE KILLER ЗДЕСЬ

Людоеды Кумаона Джим Корбетт
Для успешной охоты на хищников требуется определенный набор навыков, и Джим Корбетт широко известен как один из самых опытных охотников на больших кошек в истории человечества.Его книга The Man Eaters of Kumaon документирует его попытки поедания людей тигров и леопардов в Индии и показывает невероятное внимание к деталям, терпение и настойчивость, которые требовались ему в этих усилиях. Хотя Корбетт хорошо известен своими успехами в качестве охотника, он также невероятно ценил тигров и использовал знания, полученные в ходе охоты на них в течение многих лет, для изучения и содействия сохранению дикой природы в Индии. В самом деле, его работа по сохранению и усилия по созданию тигрового заповедника, ныне известного как Национальный парк Джима Корбетта, вполне могут быть его самыми прочными достижениями.

КУПИТЬ ЧЕЛОВЕЧИКОВ КУМАОНА ЗДЕСЬ

Топор Гэри Полсена
Хотя Топор — это больше рассказ о выживании и взрослении, чем «чистая» охотничья книга, это все же увлекательная история о мальчике, который использовал свой ум и свой топор, чтобы выжить недели в одиночестве в глухой канадской глуши. Написанный с точки зрения молодого человека, Топор также написан для младших читателей, что делает его еще одним отличным романом для мальчиков и девочек, которые любят охоту и природу.

КУПИТЬ ЛЮК ЗДЕСЬ

Книги об охоте «Как»

Полное руководство по охоте, разделке и приготовлению дикой дичи: Том 1: Большая дичь и Том 2: Мелкая дичь и птица Стивена Ринеллы
Даже если вы действительно опытный и опытный охотник, я гарантирую, что Полное руководство по охоте, разделке и приготовлению диких животных В серии книг вы найдете полезную информацию.Я прочитал кучу охотничьих книг и никогда не видел ни одной настолько хорошо написанной и всеобъемлющей, как эти. Написанные Стивом Ринеллой при участии некоторых друзей и коллег, которых он считает «экспертами» в охоте на различные виды североамериканской дичи, эти книги содержат много полезной информации об охоте практически на все виды дичи, которые вы найдете в Северной Америке из Флориды. на Аляску.

Они также содержат обширные знания о тактике охоты, рекомендации по снаряжению, разделке дичи и ряд вкусных рецептов из дикой дичи.Том 1 посвящен крупной дичи, а Том 2 предоставляет такую ​​же информацию для мелкой дичи и птицы. Учитывая качество содержащейся в них информации, эти книги имеют очень разумную цену, и я могу заверить вас, что вы будете считать стоимость этих книг потраченными не зря, независимо от вашей базы охотничьих знаний.

КУПИТЬ ПОЛНОЕ РУКОВОДСТВО ПО HUNTING WILD GAME ТОМ 1 ЗДЕСЬ

КУПИТЬ ПОЛНОЕ РУКОВОДСТВО ПО HUNTING WILD GAME ТОМ 2 ЗДЕСЬ

Идеальный выстрел, Северная Америка: размещение выстрелов для большой игры в Северной Америке, Крейг Боддингтон
Крейг Боддингтон, написанный в той же манере, что и книги Кевина Робертсона, написал эту выдающуюся ссылку в качестве справочника по размещению выстрелов в большой игре в Северной Америке.Каждая глава посвящена конкретному виду (белохвостый олень, олень-мул, лось, лось и т. Д.) И содержит общую информацию о животном, о том, как на них обычно охотятся, оценке качества трофеев, рекомендуемом оружии и пулях и (конечно) рекомендуемых. размещение выстрела. Схемы размещения снимков, проиллюстрированные фотографиями хорошего качества, очень полезны, и Боддингтон также дает множество хороших комментариев, в которых подробно обсуждается, почему вам следует делать определенные снимки определенных животных в той или иной ситуации.Кроме того, вы также можете купить карманное мини-издание The Perfect Shot , содержащее только схемы размещения выстрелов, которые можно использовать в качестве справочника во время охоты.

КУПИТЬ THE PERFECT SHOT, СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА ЗДЕСЬ

КУПИТЬ THE PERFECT SHOT, СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА MINI-EDITION ЗДЕСЬ

Mapping Trophy Bucks by Brad Herndon
С увеличением количества карт хорошего качества и спутниковых снимков, доступных в Интернете, «настольная» или «электронная разведка» становится все более и более популярной как способ определения качественных охотничьих угодий, не выходя на улицу. твой дом.Однако даже самые качественные карты и аэрофотосъемка бесполезны, если вы не умеете их правильно «читать». Вот где приходит на помощь Mapping Trophy Bucks Брэда Херндона. Он извлекает знания, полученные в результате десятилетий тщательного изучения, проб и ошибок на местах, в легко читаемую книгу, объясняющую, как именно использовать карты, чтобы найти лучшие места для охоты на оленей. . Хотя эта книга не избавит вас от необходимости идти в лес и на самом деле видеть вещи своими глазами, Mapping Trophy Bucks даст вам гораздо лучшее представление о том, где вы должны искать.Не ищите новые места для охоты на оленей, не прочитав сначала эту охотничью книгу!

КУПИТЬ КАРТЫ ТРОФЕИ ЗДЕСЬ

Справочник по стрельбе на дальние дистанции, составленный Райаном Клекнером
Несмотря на то, что это не совсем традиционная книга по охоте, Справочник по стрельбе на дальние дистанции отлично справляется с изложением принципов стрельбы на большие дистанции в простой и понятной форме. Райан Клекнер — бывший армейский рейнджер США с большим боевым опытом за границей, и в этой книге он делится множеством с трудом заработанных советов.

Райан также является отличным инструктором, поэтому я могу практически гарантировать, что, независимо от вашего опыта стрельбы или охоты, вы многому научитесь из этой книги и поднимете свою меткость на новый уровень, если усвоите уроки, которые она содержит. Я не говорю это легкомысленно: я относительно опытный стрелок и охотник, но я купил эту книгу, принял близко к сердцу информацию, которую предоставляет Райан, и она буквально изменила мою жизнь и помогла мне резко улучшить свои стрелковые способности (как в дальность и охота).Итак, если вы хотите улучшить свои навыки стрельбы, находясь в поле, вам действительно нужно прочитать эту книгу.

КУПИТЬ РУКОВОДСТВО ПО ДАЛЬНЕЙШЕЙ СЪЕМКЕ ЗДЕСЬ

Охота на большого оленя-мула Робби Деннинг
Робби Деннинг сделал для охоты на оленя на мула то же, что Брэд Херндон сделал для охоты на белохвостого оленя. Охота на большого оленя-мула — это исчерпывающий справочник всего, что вам нужно, чтобы найти и выловить половозрелых оленей-мулов: общий обзор лучших мест назначения для оленей-мулов на частных и государственных землях в США, как определить хороших оленей. среда обитания издалека, тонкости разведки «сапоги на земле», рекомендации по снаряжению, методы охоты, адаптированные для различных типов местности, и многое другое.Независимо от того, являетесь ли вы новичком в охоте на оленей на мулов или ветераном, который хочет получить несколько советов о том, как «улучшить свою игру», Hunting Big Mule Deer — идеальный ресурс для вас. Обязательно прочтите эту книгу в рамках подготовки к сезону оленей!

КУПИТЬ ОХОТА НА БОЛЬШОГО МУЛЯ ОЛЕНЯ ЗДЕСЬ

Этика охраны природы и охоты

За гранью честной погони: этика и традиции охоты Джим Посевиц
Иногда небольшая книга заполнена важной информацией и уроками.Это именно то, что представляет собой книга Beyond Fair Chase: этика и традиции охоты : это не длинная охотничья книга, но защитник охраны природы из Монтаны Посевиц дает несколько серьезных сообщений, которые действительно заставят вас остановиться и подумать о том, как определить этическую охоту. Это определенно одна из тех книг, которые вы будете читать снова и снова и каждый раз приобретаете что-то новое.

КУПИТЬ ЗА ЧАСОМ ЗДЕСЬ

Альманах округа Сэнд, Альдо Леопольд
Несмотря на то, что эта книга печатается уже более 60 лет, слова Леопольда актуальны и сегодня.Есть причина, по которой A Sand County Almanac широко считается одним из самых важных и влиятельных когда-либо написанных произведений природоохранной литературы. Эту книгу должен прочитать любой охотник как в Соединенных Штатах, так и во всем мире.

КУПИТЬ АЛЬМАНАХ ПЕСКА ЗДЕСЬ

В защиту охоты: вчера и сегодня Джеймс Свон
Джеймс Свон приводит убедительные и аргументированные аргументы в защиту охоты на исторических, моральных, философских и экологических основаниях.Фактически, он намного лучше защищает охоту, чем я когда-либо мог. Вы поймете, что я имею в виду, когда прочтете это.

КУПИТЬ В ЗАЩИТУ ОХОТЫ ЗДЕСЬ

Размышления об охоте Хосе Ортега-и-Гассет
Немногие философы посвящали свое время изучению охоты. Хосе Ортега-и-Гассет — заметное исключение, которое делает его книгу гораздо более влиятельной. Посредники на охоте может быть одной из самых цитируемых охотничьих книг всех времен, и не зря: это настоящая классика обсуждения охотничьей этики, которая не сильно изменилась с тех пор, как эта книга была написана в начале 1900-х годов.

КУПИТЬ МЕДИТАЦИЙ НА ОХОТУ ЗДЕСЬ

Поваренные книги по дикой дичи

The MeatEater Fish And Game Cookbook by Steven Rinella
Нет лучшего способа завершить успешную охоту, чем приготовить отличную домашнюю еду, приготовленную из плодов вашей охоты. Однако дикая дичь иногда приобретает плохую репутацию из-за того, что охотники неправильно обрабатывают или готовят мясо. Написанный в манере, аналогичной его чрезвычайно успешным руководствам по охоте на диких животных, обсуждавшимся ранее в этой статье, Стивен Ринелла проделал большую работу в этой книге, предоставив пошаговые инструкции о том, как разделить и приготовить самые популярные виды дичи. Североамериканская дичь и рыба.Хотя эта книга написана специально для начинающих охотников, она полна полезной информации, которая пригодится даже многолетним ветеранам.

КУПИТЬ МЯСНУЮ КНИГУ ЗДЕСЬ

Buck Buck Moose, Duck Duck, Goose и Hunt, Gather, Cook: Finding the Forgotten Feast, Хэнк Шоу
Нельзя обсуждать книги об охоте и диких животных, не упомянув Хэнка Шоу. Книги Шоу, одного из лидеров возрождения диких продуктов питания в Северной Америке, являются одними из лучших источников информации о рецептах дичи, которые вы можете найти где угодно, независимо от того, любите ли вы охоту на лося в высокогорной стране Колорадо или ловлю нахлыстом в реки Монтаны или охота на оленей в лесах Нью-Йорка.Если вы ищете хорошую охотничью книгу о том, как найти, приготовить и приготовить дикую дичь, рыбу, птицу или съедобные растения, то вам нужно прочитать одну из книг Хэнка Шоу.

КУПИТЬ BUCK BUCK MOOSE ЗДЕСЬ

КУПИТЬ УТКА УТКА ГУС ЗДЕСЬ

КУПИТЬ HUNTER GATHER COOK ЗДЕСЬ

После охоты: авторитетная коллекция блюд из дичи и рыбы из Луизианы, составленная шеф-поваром Джоном Фолсом
Эта книга, написанная шеф-поваром Джоном Фолсом, известным шеф-поваром из Луизианы, содержит более 500 рецептов, касающихся самых разных млекопитающих, птиц и рыбы.В дополнение к рецептам для животных, которые вы ожидаете в кулинарной книге дикой дичи, таких как олень, дикий кабан, кролик, утка, гусь, перепел и фазан, вы также можете жить в дикой природе и попробовать некоторые рецепты для других животных, таких как броненосец. , нутрия, опоссум и енот. Хотя в книге основное внимание уделяется рецептам дичи, After the Hunt также содержит много глав с интересной справочной информацией об истории охоты.

КУПИТЬ ПОСЛЕ ОХОТЫ ЗДЕСЬ

Книги об африканской охоте

Смерть в длинной траве, Питер Хэтэуэй Кэпстик
За эти годы писатели пролили много чернил, рассказывая истории об опасностях, которые таятся в африканских зарослях.Хотя в этой книге нет ничего нового в этом отношении, тот факт, что все истории в ней произошли либо с самим Кэпстиком, либо с одним из его коллег, делает эти смертоносные рассказы об Африке еще более пугающими.

Хотя во многих историях фигурируют «обычные подозреваемые», такие как лев, слон, бегемот, крокодил и буйвол, некоторые из моих любимых магазинов на самом деле были о животных, о которых обычный человек не обязательно думает, когда представляет опасную игру в Африке. .Написанная очень красочным и занимательным материалом, Смерть в длинной траве — отличная книга для чтения, отдыхая в комфорте и безопасности собственного дома. Однако читайте эту книгу в дикой Африке на свой страх и риск, если только вы не хотите выпрыгивать из кожи при каждом звуке, который слышите ночью…

КУПИТЬ СМЕРТЬ В ДЛИННОЙ ТРАВЕ ЗДЕСЬ

Зеленые холмы Африки Эрнеста Хемингуэя
Ни один список лучших охотничьих книг не был бы полным без вклада Эрнеста Хемингуэя.Хроника его сафари 1933 года в Восточной Африке, Green Hills of Africa , была одним из оригинальных произведений литературы об охоте в Африке, которая захватила воображение американского охотника так, как ни один другой писатель со времен Теодора Рузвельта African Game Trails . В Зеленые холмы Африки Хемингуэй описывает красоту и свирепость континента так, как не мог бы описать ни один другой писатель. Неудивительно, что она считается одной из лучших когда-либо написанных охотничьих книг.

КУПИТЬ GREEN HILLS OF AFRICA ЗДЕСЬ

Африканские винтовки и патроны Джона Тейлора
При всем уважении к таким людям, как Боддингтон и Кэпстик, немногие писатели имеют такой же реальный опыт охоты в Африке, какой накопил Джон Тейлор за десятилетия, проведенные на Темном континенте. Он был не только фантастическим писателем и рассказчиком, но и добросовестным техническим экспертом в отношении того, как винтовки и патроны того периода действовали на основные виды дичи в Африке.Эту книгу необходимо прочитать всем, кто любит читать об оружии, а также тем, кто просто хочет больше узнать об охоте в Африке в целом.

КУПИТЬ АФРИКАНСКИХ ВИНТОВ И КАРТРИДЖЕЙ ЗДЕСЬ

The Perfect Shot II, Кевин Робертсон
Многолетний профессиональный охотник и ветеринар Кевин «Доктари» Робертсон, возможно, является ведущим африканским экспертом по анатомии животных и терминальной баллистике, и он применил эти знания во всех своих работах. The Perfect Shot по праву считается одной из самых полных книг по размещению выстрелов по африканской дичи, когда-либо написанных, а также содержит отличную информацию о выборе пуль и патронов, практической баллистике и много полезной информации для африканцев. сафари.

В то время как исходное издание The Perfect Shot больше не издается (и поэтому его трудно найти), Робертсон с тех пор написал обновленную версию с информацией о большем количестве видов и отражает достижения в пулевой технологии с момента написания первого издания. Вы также можете приобрести карманное мини-издание The Perfect Shot , которое содержит только схемы размещения выстрелов, которые можно взять с собой в качестве ориентира на охоту. Независимо от того, являетесь ли вы ветераном многих африканских сафари или готовитесь к своей первой поездке туда, , я не могу рекомендовать его книги достаточно высоко .

КУПИТЬ ИДЕАЛЬНЫЙ СНИМОК ЗДЕСЬ

КУПИТЬ THE PERFECT SHOT MINI-EDITION ЗДЕСЬ

Tracks Across Africa by Craig Boddington
Одна из вещей, которые я больше всего ценил в Tracks Across Africa , — это то, что это одна из немногих охотничьих книг, которые я когда-либо читал, в которых рассказывается об охоте в некоторых странах Африки. менее известные места охоты. Не поймите меня неправильно: я люблю слышать об охотничьих сафари в Танзании, Намибии, Южной Африке и Зимбабве, но также приятно читать и о других вещах.

Итак, если вы хотите услышать об охоте на гору Ньяла в Эфиопии, Бонго в Центральноафриканской Республике, Ауодаде в их родной среде обитания в Чаде или Роане в Камеруне, то Tracks Across Africa — это книга для вас. Боддингтон также рассказывал истории об охоте на некоторых из наиболее распространенных животных и в африканских странах, так что не волнуйтесь, вы все еще можете услышать об охоте на куду, спрингбок и мыс Буффало. « Tracks Across Africa », наполненный первоклассными фотографиями дичи и пейзажей, с которыми он столкнулся во время этих приключений, — отличная охотничья книга для всех, кто любит читать об Африке.

КУПИТЬ ДОРОГ АФРИКИ ЗДЕСЬ

Самые опасные в Африке, Кевин Робертсон
Если вы планируете охоту на мысе Буффало, то вам нужно прочитать книгу Кевина Робертсона Самые опасные в Африке . Он содержит большую часть той же информации, что и The Perfect Shot , но он специально написан о мысе Буффало и содержит много полезной и подробной информации об охоте на легендарную «Черную смерть». Охота на все аспекты охоты, включая выбор правильного ружья, прицелов, патрона и пули, размещение выстрелов на мысе Буффало, другое полезное оборудование для охоты на мыса Буффало и то, чего ожидать, когда вы окажетесь в кустах на берегу hunt, Самые опасные в Африке необходимо прочитать перед тем, как отправиться на охоту на мыса Буффало.

КУПИТЬ САМЫЕ ОПАСНЫЕ В АФРИКЕ ЗДЕСЬ

Буффало! Крейг Боддингтон
Пока мы говорим о мысе Буффало, книга Крейга Боддингтона — еще один действительно хороший ресурс. Он не профессиональный охотник, как Кевин Робертсон, но очень немногие американцы имеют такой же опыт охоты на мысе Буффало, как Боддингтон. Полный полезной информации, написанный очень простым и понятным языком, Buffalo! — еще одна книга, которая должна быть в вашем списке для чтения перед охотой на Cape Buffalo.

КУПИТЬ БУФФАЛО! ЗДЕСЬ

Роберт Руарк «Рог охотника»
Когда он писал эту книгу о своем сафари в современной Кении и Танзании в 1950-х годах, я сомневаюсь, что Роберт Руарк имел хоть какое-то представление о том, какое влияние он окажет на охотничье сообщество. Действительно, The Horn of the Hunter прославил Гарри Селби и его .416 Rigby и способствовал огромному наплыву американских охотников, которые стекались в Африку в последующие годы.Руарк также представил в этой книге, пожалуй, одно из лучших и наиболее часто цитируемых описаний мыса Буйволов и их влияния на охотников.

КУПИТЬ РОГ ОХОТНИКА ЗДЕСЬ

Людоеды Цаво подполковника Джона Генри Паттерсона
Вэл Килмер и Майкл Дуглас прославили львов Цаво и их царство террора в фильме Призрак и тьма . The Man Eaters of Tsavo рассказывает правдивую историю того, как эти львы убили десятки рабочих, строивших железную дорогу в Британской Уганде в конце 1890-х годов, и как подполковник Джон Х.В конце концов Паттерсон убил обоих львов. Хотя (как всегда) фильм в чем-то отличается от реальности, во многих других он остался верен истории (они действительно соорудили «железнодорожную ловушку» для львов). Как ни крути, замечательный рассказ Паттерсона о том, как он убил львов и закончил строительство моста, захватывает и интересен. Если вам понравился фильм, вам понравится книга.

КУПИТЬ МУЖЧИНЫ ЦАВО ЗДЕСЬ

Что вы думаете о моем выборе лучших охотничьих книг? Я что-то пропустил?

Некоторые из этих книг сделаны для моих рекомендаций по подаркам к празднику.Чтобы узнать, что еще есть в списке, ознакомьтесь со следующей статьей:

Потрясающие праздничные подарки для охотников

Вам понравилась эта статья о лучших охотничьих книгах? Пожалуйста, поделитесь им с друзьями на Facebook и Twitter.

Не забудьте подписаться на блог The Big Game Hunting Blog в Facebook, Instagram, Twitter и YouTube .

СЛЕДУЮЩИЙ: ЭТО 9 ЛУЧШИХ КАЛИБРОВ ДЛЯ ОХОТЫ НА ОЛЕНИ

Как рассказать охотничью историю

Автор исследует мифы, легенды и ритуалы охотничьих рассказов Северной Страны.

У нас есть предвзятое мнение, что народ птичьих собак, как и рыбаки, склонен рассказывать лучших историй о «сбежавших» и других недокументированных событиях, происходящих в полевых условиях. По моему опыту, охотники на куропаток в Новой Англии — одни из лучших рассказчиков историй — загадки с культурной адаптацией, местной приманкой и многими другими вещами, которые поднимают брови.

Есть — это такое место в глубинной северной части штата Нью-Гэмпшир. Может быть, expert было бы для меня преувеличением, но более 20 лет своей жизни я провел в мифической хижине Wardens Worry и считаю себя конвейером таких сказок.И я должен уточнить — я считаю рассказывание историй благородным и жизненно важным делом.

Охотничий лагерь в Нью-Гэмпшире с высоты птичьего полета.

Рассказы здесь высокие, как горы, и игра в телефон (по радио CB) в сочетании с обильным выпивкой и общением. Время, кажется, превращает истории в легенды. Это часть очарования лагерной культуры, умирающего образа жизни, который, надеюсь, еще не забыт и остро нуждается в праздновании.

Каждый раз, когда шины моего грузовика переходят с тротуара на грязь, в мою голову начинают приходить истории.Дикий Билл, как его называли, рассказал мне о том, как канадский лесоруб был приглашен в город Берлин для участия в соревнованиях лесорубов. С звуком горящих фонарей, наполняющих хижину, и оглушительной тишиной окружающей пустыни, эта история погрузила меня в искажение времени. Увидев лагеря конца 1800-х годов, захваченные в лесу, вы можете представить себе процесс, который повлек за собой этот прошлый мир. Реки усеяны напоминаниями о местах, предназначенных для затопления вод, чтобы доставлять бревна в этот надвигающийся город на юге.

Как рассказывается в истории Дикого Билла, после того, как приглашение было получено, этот лесоруб удостоился чести управлять только что изобретенным автомобилем! История, рассказанная Биллом, рассказывается намеренно и медленно, что придает еще больше достоверности изюминке. Согласно легенде, он отказался от приглашения прокатиться на том, что он считал опасным изобретением, вместо этого ответил, что «вместо этого он спустится на бревне по реке Андроскоггин». Безусловно, более безопасное предложение.

Эта история всегда была моей любимой.И в последний раз, когда я разговаривал с Биллом — он решил провести свои последние дни, борясь с раком глубоко в дикой местности внутри Wardens Worry, без электричества, но в окружении своего любимого образа жизни — он сделал то, что у него получается лучше всего: он дал мне местную информацию. Я получил уведомление о том, где мой отец был вместе с дядей Деннисом, когда они преследовали белохвостого оленя. Стрельба по оленю там, среди бескрайних лесов и с малочисленной популяцией, сама по себе уже целая сказка и легенда.

Он рассказал о том, что происходило в «лагере мальчиков» вместе с другими, о последнем наблюдении за лосями и, конечно, — поскольку он знал, что меня перезвонило — где он видел трепых тетеревов.Дикий Билл был как никогда опытным охотником на куропаток. Со своим .410 Thompson Contender и квадроциклом он был королем, помещающим птиц в походный горшок. Я могу пойти еще дальше и сказать, что он, возможно, застрелил больше куропаток, чем кто-либо из моих знакомых. Вдоль стены была классная доска с отметками, на которых регистрировались все тетерева, олени, медведи и лоси, замеченные за это время года. Пыль от этих меловых отметин пропиталась старым деревянным полом внизу только для того, чтобы история Билла продолжалась еще дольше.

Был другой раз, когда я рискнул вернуться к этим обложкам, чтобы снять охоту на моего дядюшки.Я бы назвал его опытным охотником на куропаток. Но как бы он ни разглагольствовал о том, чтобы не позволить собачьему колоколу разрушить прекрасную тишину леса, я никогда не мог вспомнить ни одного момента в своей жизни, когда я видел, как он стрелял в птицу по земле. Он всегда позволял им вставать, и, насколько я помню, я не помню, чтобы он пропал с тем старым двойником Винчестера.

«Дядя Деннис» во время рассказа в лагере во время создания Страна куропаток

Когда мы стояли на склоне горы, он указал на большой гриб на дереве.«Однажды я охотился под проливным дождем, пришел и увидел тетерева, стоящего под таким большим грибом, чтобы не попасть под дождь. Я просто продолжал идти, подумал, что пристрелю другого тетерева и оставлю его в покое ». Как ни странно, когда я пишу это, я знаю, что слова дословно записаны в фильме Project Upland, Partridge Country . Но в соответствии с традициями я не осмеливаюсь правильно сформулировать слова, поскольку я не буду придерживаться правил, позволяющих легенде развиваться.

Теперь у меня есть свои правдоподобные истории, исходящие от Wardens Worry.Было время, когда я привел друга с верхнего Среднего Запада на погоню за дикими гусями на самом «глубоком» укрытии, которое я знал, с «материнской жилой» птиц, которую можно было поймать под проливным дождем. Несколько часов похода и промокшие до нижнего белья, оказалось, что гора зарублена. . .

Но я поправился! Привел его туда, где произошла моя печально известная сказка «Битва при Сжать Хоул-Брук». Для тех, кто не в курсе этих сказок, это произошло за несколько лет до того, как у меня появилась охотничья собака. Я появился без предупреждения со своим штогером в разгар оленьего сезона.Дикий Билл, как всегда, предоставил мне местную информацию, и после того, как в моей сумке была израсходована коробка снарядов и три тетерева, местные лагеря сообщили через CB, что люди перегоняли кучу оленей в укрытии, в котором я был. сохраняя сказки живыми, никого не поправил. Но дядя сразу заметил, что это больше походило на бой, чем на охоту на тетерева со всеми выстрелами. . . Никаких подробностей по поводу , почему и , как обрушился в тот день, не разглашается. Легенды иногда разрастаются без слов.

И в тот день, когда я использовал это прикрытие, чтобы оправиться от моего неверного суждения с моим другом из Миннесоты, и, как следует рассказывать, мы попали в материнскую жилу. Он застрелил своего первого нью-гэмпширского тетерева; Мрачный, мой жесткошерстный указывающий грифон, совершил спасение в лучшем смысле этого слова, и когда мы погрузились в грузовик в мокрой одежде, прорастала еще одна легенда, которую отправили обратно на Запад.

Поскольку мое время и путешествия все больше уводили меня от лагеря Стражей Беспокойства, мое пребывание там стало еще более более важным.И в прошлом сезоне мне не терпелось поделиться этим легендарным фоном с северо-восточным региональным директором Общества тряпичных куропаток Джо Левеском и двумя людьми, которых он наставлял в фильме « Live for October ».

У Джо есть лагерь в городе, и, поскольку местность определяется практически всем к северу от Белых гор, он приправлен традициями лагерной культуры в смеси беспокойства надзирателей. Мы вместе поохотились за день до приезда двух наших гостей. Как мне помнится и легенда, мы с Джо консервативно пытались поймать птиц.Тем не менее, мы почти достигли предела, каждый.

Легенда Грима, рассказанная во время его официального пребывания в Wardens Worry, включала в себя несколько важных моментов, но ни одна из них не стала более легендарной, чем когда я выстрелил над ним в двух птиц, когда полетели более 15 птиц. Так много, что я смог сломать свой острый хвост CZ, перезарядить и выстрелить вторым. Джо никогда не стрелял, но подтвердил это. Легенда запечатана. Шутя в сторону, это был один памятный день, и в тот момент было много птиц. Сколько именно? Возможно, я никогда не узнаю, но чего бы я не отдал за видеоматериалы, чтобы получить более точную информацию.Мы закончили день на вершине горы, наблюдая за медленным смещением снежинок толщиной от одного до трех дюймов, сказал синоптик.

Октябрьский день в лагере тетерева в Нью-Гэмпшире. . .

На следующее утро я проснулся в лагере, чтобы развести огонь, и выглянул наружу и увидел, что от одного до трех дюймов стало на 13 с лишним, а октябрь еще не наступил. Я встретил Зака ​​Хейна из CZ USA и Алекса Коста из ANR Design, когда они вместе с Джо прокладывали путь в лагерь с помощью бензопилы, и мы проложили себе путь оттуда. «Добро пожаловать в Северную страну», — сказал я, когда мы поприветствовали поваленное дерево.Пять миль этого беспорядка, ну четыре с половиной, если быть точным, но не многое из этого было ясно.

Работа Грима на снегу пошла на юг, так как он держался за пятку, как и большинство твердых грифонов в таких условиях. Сеттеры Джо разгулялись и грызли лапки. Алекс и Зак подарили возможность поохотиться на вальдшнепа в снегу, что, я бы сказал, более необычно, чем есть, но это не так. Это также связано с запиской Джерри из лагеря куропаток Пинеридж в Миннесоте (которому приписывают создание термина «лагерь тетерева»), что в тот день я действительно видел вальдшнепа , приземлившегося , и , стоящего на ветке дерева, .Грим тоже это заметил; птицы-собаки не лгут. И, как заверил меня Джо, когда они подходили к одной из точек Грим, там был еловый тетерев. . .

Зак, опытный охотник за птицами из Канзаса, в момент хаоса сумел подстрелить своего первого рябчика, и тот был уже на крыльях. Джо уверенно перебрался через реку, когда Грим вежливо прошел, из-за своего страха перед водой.

Джо Левеск показывает птицу после выхода из реки.

В ту ночь в Wardens Worry мы ели лагерные самородки тетерева и вальдшнепа и рассказывали истории о нагорьях.Я бы сказал, что некоторые из вышеперечисленных слов — отрывки от истины, но поскольку время, пространство и мои воспоминания об этом месте смешиваются, кажется, что это трудно отличить от хорошего повествования. Как ни странно, но в этом месте я скажу, что наиболее возмутительные рассказы имеют тенденцию быть наиболее фактическими, поскольку я не сомневаюсь, что многие из историй Дикого Билла были такими. Но я не могу не посмеяться с легким сердцем и вспомнить их так, что это по-настоящему скромные и большие сказки в соответствии с лагерной традицией.

В этих легендах я могу с полной уверенностью сказать, что ровно в 11:03 в фильме « Live для октября» Дикий Билл появляется на фотографии на заднем плане, когда Джо зажигает фонарь.Меня никогда не осенило, пока я не начал вынашивать эту легенду на словах, надеясь сохранить его память. Он уже был в этом, краевед, сам по себе легенда, опытный охотник на куропаток и мастер-рассказчик. На обратной стороне фотографии он написал записку, которую должны были найти его дети и внуки после его смерти. Не многие могут продолжать рассказывать истории после того, как ушли. И, как старые мифы греческих классиков, легенды о Северной стране продолжаются, и, в самом прямом смысле, память Билла все еще сохраняется.

Подробнее

Эти правдивые истории дрессировки птичьих собак вселяют надежду в процесс

Первый сезон — Путешествие первой птичьей собаки

Взгляд на культуру охоты на возвышенностях Новой Англии на протяжении веков

охотничьих страшилок — легендарный белохвост

Призрак в темноте — Шейн Кесслер

Возвращаясь с вечерней охоты с луком, я прошел около мили по болотам здесь, в Луизиане.Прогуливаясь с маленьким фонариком, я начал слышать, как что-то следует в листве позади меня. Я остановился, развернулся, и он остановился. Я завелась и все началось. Я снова посмотрел при слабом свете и ничего не увидел. Я начинаю слышать койотов и мысленно думаю, что меня преследуют. Я достаю свой большой фонарик и осматриваю лес. Чем ближе я подхожу к грузовику, тем быстрее иду и тем быстрее становится звук. К тому времени, когда я подхожу к краю леса, я почти на полном ходу.Один и вооруженный только луком, пока я выхожу из леса, шум стихает. Я снимаю стойку с плеч, выхватываю свой 9 мм из грузовика и готовлюсь к тому, что вот-вот расчистит лес. Проходит пять минут и ничего не происходит! Загрузив подставку в грузовик, я заметил, что веревка, которую я использую, чтобы тянуть лук, развязалась и тащила за мной листья. Да, я сбежал со своей веревки…

Пытаясь помочь папе — Роберт Ангус

Когда я был первокурсником в колледже в 1991 году, у WVU («Поехали альпинисты!») Всегда был перерыв на день благодарения во время первой недели стрелкового сезона в Западной Вирджинии.Я ехал в трехчасовую поездку домой, чтобы поохотиться со своим отчимом на утро открытия. За несколько лет до этого оленьего сезона мой отчим перенес операцию по шунтированию, так что количество физических нагрузок, разрешенных врачом, было несколько ограничено. Мы охотились у подножия длинного холма, который находился примерно в 200 ярдах от ручья от нашего грузовика. Я оставил своего отчима у подножия холма и пошел по гребню к своей стойке. Вскоре после рассвета я услышал отчет о его винтовке, поэтому собрал свои вещи и направился обратно в его направлении.Когда я добрался до его стенда, я нашел своего отчима в ручье с хорошим 8pt. Он только что закончил полевую обработку и обвязывал веревку вокруг рогов. Зная, что он не должен таскать оленя, я сказал ему нести ружья, а я потащу оленя на длинный холм к грузовику. Здесь история становится интересной!

Берег, выходящий из ручья, был очень крутым первые 10-15 футов или около того. Ранее на этой неделе шел дождь, и на берегу было много грязи.Как вы понимаете, я сделал один шаг вперед и соскользнул на три шага назад. Расстроившись, я сказал своему отчиму, что собираюсь перекинуть доллар через плечо, чтобы отнести его на небольшое расстояние от ручья, а затем я положу его и протащу остаток пути к грузовику. Мой отчим держал оленя высоко за талию, и я наклонился, чтобы повесить оленя себе на плечо. Напрягаясь, я наконец встал с оленем … как вы догадались, моя голова ПОЛНОСТЬЮ вошла внутрь туши. Проблема заключалась в том, что я так устал, что не мог поднять его.Мне пришлось наклониться и позволить ему соскользнуть с моей головы. Излишне говорить, что моя голова и лицо были залиты кровью и всем, что осталось на оленях после полевой обработки. В то утро я не завтракал, поэтому теперь бегаю кругами, давясь рвотными массами, пытаясь отхаркиваться, но мой желудок был совершенно пуст. Как вы понимаете, моего отчима это очень позабавило. «Пойдем в колледж!» Я думаю, это была фраза, которую он использовал. Излишне говорить, что мне наконец удалось вывести оленя на вершину холма. К этому времени я измучен, лежа рядом с грузовиком… все еще в крови оленей.Случайно проезжал джентльмен из энергетической компании, когда я лежал на земле, пытаясь отдышаться. Он нажал на тормоза и въехал на своем грузовике в канаву. Он выскочил и сказал: «Боже мой, что я могу сделать!» Он думал, что меня застрелили. Он и мой отчим как следует посмеялись над моим счетом, когда понял, что единственное, что задело, — это моя гордость. Я полагаю, что с другой стороны, я получил чертовски интересную историю. И поверьте мне, внутри мертвого оленя некуда сунуть голову в ближайшее время!

Невероятная история о баке — Билл Роуленд

(Вот, пожалуйста; я надеюсь, вам всем это понравится так же, как мне понравилось вспоминать это и выражать словами) Невероятная история про доллар.В моей жизни мне рассказывали несколько больших историй, которые могли или не могли быть полностью правдой. Обычно у каждого есть своя версия истории, и не очень часто два человека рассказывают ее так, как это произошло на самом деле. По этому делу у меня есть свидетель. Моя история разворачивается за пределами городской черты небольшого, но густонаселенного городка в Миннесоте примерно в 7:00 утра и начинается с оленя, раненного стрелой, полет которой не был таким идеальным, как мне хотелось бы. Когда я позволил стреле лететь, я потерял ее траекторию, но звук попадания был безошибочным.Я был уверен в попадании, но не был уверен в его размещении. Когда вы попадаете в оленя хорошо стрелой, он издает «уааак», который неоспорим, но трудно описать человеку, который никогда его не слышал. Для охотника с луком вы могли закрыть глаза… представить себе попадание… и услышать этот звук. Я не слышал «того» звука, только его небольшую вариацию. Я знал, что был хороший шанс сделать неудачный выстрел, поэтому с упавшим сердцем и стиснутыми зубами я отступил и предоставил оленю уединение. Может, он найдет приятное маленькое укрытие в лесу, где его никто не увидит, и я смогу подкрасться к нему позже, надеюсь, твердый, как доска.Я начал тот год с полдюжины алюминиевых стрел, которые я вырезал, чтобы соответствовать своему луку, но предыдущие встречи с разными оленями и случайной любопытной серой белкой оставили мне только две. Первый из них лежал сейчас на оленьей тропе, во всяком случае, половина. Он лежал, пропитанный кровью, и расколол его пополам, когда он проезжал мимо небольшого дуба. После телефонного звонка моему старшему брату, у которого была «Книга» по отслеживанию раненых оленей, мы быстро составили мысленный образ того, что должно было происходить. Я подумал, что оленю простреливают печень.Отвратительно жить с луком. Что-то меньшее, чем идеальный выстрел в сердце, просто не подходит. Тренироваться со своим луком всю зиму и все лето, похоже, не было на то веской причины. Но когда это произойдет (а это произойдет), все, что вы можете сделать, это надеяться, что вы найдете оленя и используете его как можно лучше. Другой телефонный звонок был моему другу. На самом деле это был не телефонный звонок, а скорее «тук-тук-тук» по его окну, когда он пытался проспать один из прошлых ночей. Его глаза открылись, как блюдца, и он выскочил прямо из мертвого сна.Это напомнило мне, когда я был ребенком, приходило рождественское утро, и кто-то проскользнул в спальню и прошептал: «Санта был здесь, просыпайся». Я мог бы сказать что-то вроде «Это большой! Абсолютно огромный! » или «Похоже, у него сломанное кресло-качалка для рогов!» Я был взволнован встречей, и мое волнение быстро перешло на него. Планы были составлены быстро. Время сработало бы против оленя, если бы стрела прошла через печень. Примерно восемь-двенадцать часов. Когда медленно подошло время забрать свой олень, мы поговорили о местности, в которую он наткнулся.

Лесной, частный, Жилой, кажется вполне подходящим описанием. Мы знали, что доллар пересечет около дюжины маленьких разбитых свертков, поэтому я решил, что мне нужно бежать домой и переодеться в охотничью одежду на что-нибудь более подходящее для стука в двери. Олень двигался по прямой линии, пересекая многие размеченные участки земли. Когда мы начали кровавый след, мы быстро обнаружили оленьи грядки с небольшими количествами крови, расположенными близко друг к другу.Теперь мы точно знали, что олень сильно пострадал и не может устроиться поудобнее. Мы остались по кровавому следу; потерять его и снова поднять несколько раз. Я не сводил глаз с земли у своих ног, а мой напарник оглянулся через мое плечо и осмотрел место впереди в поисках мертвого оленя. Лес ожил, когда олень подпрыгнул перед нами, как кролик, который ждет, когда вы начнете штопать, чтобы на него наступить. Он был денди, может быть, не совсем тем денди, которого я рисовал в уме моих приятелей, но во что бы то ни стало неплохо.Первый парень, у которого мы спросили разрешения, сказал, что можно проверить его собственность, но мы не могли там стрелять. Он боялся, что мы пустим стрелу через его двор или совершим какую-нибудь другую неэтичную ошибку. Но мы поняли, что это нормально. Он не знал нас от Адама, и до этого момента я искал мертвого оленя и был потрясен, увидев, что это животное убегает из моей жизни. Я даже не взял с собой лук, только карманный нож для полевой перевязки. Мой лук и последняя стрела вернулись к грузовику, который находился почти в полумиле от меня.Мы проверили кровать, из которой выпрыгнул олень, и убедились, что это был раненый олень, которого мы искали. Теперь олень изменил курс и направлялся к хорошо знакомому мною участку земли площадью 40 акров, так что мы направились обратно к машине за моим носом. На обратном пути к машине мой приятель сказал мне, что видел, как олень поднял свои рога с земли, прежде чем выпрыгнуть из кровати. Сначала я подумал, что он имел в виду, что олень лежал, упершись подбородком в землю, но нет. Поговорив с ним еще об этом, он сказал, что олень, должно быть, лежал там, положив одну сторону головы на землю, прижавшись как можно ниже.Я сказал ему, что он, должно быть, что-то видел, а я никогда не видел, чтобы олень делал это. Когда мы вернулись на то место, где в последний раз видели оленя, мое сердце колотилось в горле, когда я наблюдал, как олень пытается спрятать свою стойку, кладя ее в точности так, как сказал мне мой верный товарищ. Когда я прицелился своей последней стрелой, олень лежал там со всей своей верой в любого оленьего бога, которому он молился в то утро и надеялся на лучшее. Используя свою десяти ярдовую булавку, я тщательно прицелился и последней стрелой позволил всей своей вере разлететься.Это был легкий выстрел; Я мог стрелять центральными кольцами весь день с десяти ярдов. Проблема с моим размещением выстрела заключалась в следующем; Вместо того, чтобы олень находился в десяти ярдах от меня, он был еще ближе. Скорее шесть или семь ярдов. В результате моя стрела попала высоко, задела оленя и вонзилась в молодой мак в нескольких дюймах от лежащего на подстилке оленя. Когда я выстрелил, олень соскочил со своей постели и пробежал мимо моей стрелы, щелкнув ее, как ветку, на кончике стрелы за наконечником наконечника. У нас обоих сердце упало, и мой всегда верный друг попытался выжать из последних сил, чтобы вернуть чувство гордости, которое у нас осталось.Позже я спросил его, о чём он думает. Я сказал ему, что такой взрослый олень наверняка выбьет из него сопли, но в то время он, похоже, не возражал против рукопашного боя. Я слышал треск и щелканье щеток, когда олень бежал через лес с моим приятелем, горячо лечившимся, как какой-то измученный голодом пещерный человек. Похоже, они пытались создать как можно больше шума, разбивая или опрокидывая все на своем пути. Вскоре лес затих, и шаги моего товарища по охоте с пустыми руками вернулись ко мне, где я сидел рядом с деревом, которое я убил несколько минут назад.Пока мы разговаривали, я принялся за работу, выкапывая свою широкую голову из дерева, а мой приятель стоял у меня через плечо. Он не пытался приукрасить свои чувства по поводу моих попыток строгать дерево. Такие вещи, как «я не знаю, зачем ты это делаешь» и «это действительно глупо» или «что ты собираешься делать, когда все равно выпустим это?» Сколько времени нужно, чтобы вырезать широкую корешок дерева, не сломав его и не порезавшись? СОРОК ПЯТЬ МИНУТ. Я рассчитал это. Освободив широкую головку, я открутил вставку (вставка — это то, что удерживает резьбу на широкой головке и приклеивается к концу алюминиевой стрелки).Затем я наклонился, сорвал несколько прядей травы и обернул их вокруг нитей на хвосте широкой головы. Обернув траву вокруг нитей, я вонзил широкую головку в сломанную стрелу до тех пор, пока не почувствовал, что она останется там. Мой друг посмеялся над готовым продуктом, но мы оба согласились, что он должен быть лучше, чем острая палка или дубинка. После часа возни со стрелой и хорошенького смеха, мы вернулись на след. Мы пошли по тропе через лес и вокруг небольшого пруда, а затем поднялись на гребень, где наткнулись на главную оленьую тропу.Когда мы шли через кусты, я все время держал стрелу вверх, чтобы широкая голова не была выбита. Бросив взгляд на местность и быстро обменявшись мнениями о том, где может лежать олень, мы решили, что нам следует разделиться. Я оставался на трассе, а мой товарищ, владеющий дубинкой, ходил вокруг и пытался переломить ситуацию, если он пытался сбежать с нашей общественной территории. Я подождал, пока он перейдет на другую сторону леса, и, когда почувствовал, что дал ему достаточно времени, медленно двинулся внутрь.Я не мог сделать больше пятидесяти шагов, когда заметил оленя, лежащего за поваленным деревом. Когда я натянул лук, я быстро понял, что больше не могу тянуть лук полностью назад, потому что стрела, которую я отремонтировал, стала на дюйм короче и упадет с упора для стрелы. Я сделал правильные мысленные записи и натянул лук. Не знаю, использовал ли олень всю свою удачу в тот день или я кипел от этого, но когда я отпустил веревку, моя стрела полетела идеально. Олень вскочил после того, как я выстрелил в него, и повернулся, чтобы бежать прямо ко мне.Когда я отошел на обочину тропы, чтобы позволить ему пройти, я понял, что он слышал, как меня подставляют, и он даже не знал, что я там. Олень пролетел всего несколько ярдов мимо меня и упал замертво. Я не могу поверить, что это случилось так много лет назад, потому что я могу вспомнить это, как будто это было вчера.


Охота на оленей Норкросс — Мои истории из штата Мэн

Рассказ Альберта Фаулера из 1893-2017 гг.

Том и Альберт Фаулеры с оленями, 2017

«Дед, прошлой ночью в саду был олень.Его морщинистое и бесстрастное лицо мгновенно преобразилось, а глаза ожили от волнения. Грэмпи часто ходил с тростью, но он практически выпрыгнул из кресла-качалки и сказал мне показать ему.

Никто не любил оленину, а также сбор и переработку оленей, как мой дед. Думаю, я родился, зная, что когда кто-то в семье Фаулеров подстрелил оленя, это автоматически был олень Грэмпи. Грэмпи решил, где будет висеть олень и как долго он постареет, прежде чем его разделят.Он достал ножи, пилу для мяса и тесак; он руководил разделкой оленей; и, за исключением шеи, которая всегда отдавалась моей бабушке Кейт на мясной фарш, Дедушка контролировал, кто и когда распределяет мясо. Хотя я открыто не подвергал сомнению систему, я помню, что мне показалось странным, что человек, который на самом деле стрелял в оленя, часто попадал в беду из-за того, что ему давали мясо.

Грэмпи, Альберт Ф. Фаулер, был внуком Бетси и Томаса Фаулеров, которые отправились на упряжке волов зимой 1829 года со своими детьми через девственный лес к нижнему западному рукаву реки Пенобскот.Бетси и Томас, как семья первопроходцев в этом районе, чтобы обеспечить пропитание, вероятно, воспользовались пастбищным белком, который не ограничивался огороженными животными. Абсолютно известно, что в рацион следующих поколений входило много белка из лесов и вод, окружающих Норкросс. Не знаю, повлияли ли на него семейные традиции нескольких поколений или нет, но у Грэмпи была особенно сильная страсть к оленине.

Крупная дичь штата Мэн когда-то складывалась, как дрова, на платформе железнодорожной станции Бангор и Аростук в Норкроссе и отправлялась на юг после того, как в нее стреляли успешные спортсмены.Маленькая деревня была крупным экспортером лосей, медведей и оленей после того, как в 1893 году B & A Railroad достигла этого района. Фактически, в течение ряда лет, согласно публикации железной дороги In The Maine Woods, более крупная дичь была доставляется через станцию ​​Norcross, чем через любую другую линию B & A.

В эпоху моего собственного охотничьего опыта в Норкроссе расцвет охоты в этом районе давно прошел, но я вырос, слыша рассказы о подвигах легендарных охотников Норкросса. Одно из моих любимых занятий перед сном — слушать, как отец рассказывает старые охотничьи истории.Как и большинство детей, я любил слушать своих любимых снова и снова, и некоторые персонажи рассказов все еще были в Норкроссе, когда я там находился. Я был очарован Бобом Сойером, и мне нравилось слушать, как он вспоминает и рассказывает истории в разговоре с другими. Однажды он разговаривал с моим отцом и дядей Фредом и рассказал им о ловушке в районе Катадина и о том, как увидел горного льва, который перепрыгнул через ручей Несоваднеханк. Он даже сказал, что измерил расстояние прыжка, но я не помню, что это была за цифра.Я провел много времени с Чарльзом «Большой Гром» Хэтэуэй, и он рассказал мне много старых историй. Один из них вел хронику успешной охоты на карибу в районе Катахдина Клондайк, и фотографии в фотоальбоме моей бабушки подтверждают его рассказ. Но моя любимая история, безусловно, была о «дяде Блейне».

Мой двоюродный дедушка Блейн Крокер был самым добрым и спокойным человеком, которого я когда-либо знал. У него была постоянная улыбка и неизменно умиротворенное лицо, и мне нравилось, когда дядя Блейн и тетя Флоренс приезжали в гости.Я полагаю, что одна из причин, по которой я любил охотничий рассказ дяди Блейна, заключается в том, что всегда казалось таким удивительным, что дядя Блейн, которого я знал, был известным охотником. Когда бы я ни был в лесу с отцом или дедом и слышал одинокий выстрел из винтовки, они всегда говорили: «Думаю, Блейн сегодня в лесу с нами». Это рассказ моего отца об Одноместный Блейн.

Когда ему было около 14, папа сказал, что вернулся домой из школы в Хиггинсе на День Благодарения, и он отправился на охоту в Квакиш-Брук с дядей Блейном.Они охотились на всем пути до лесозаготовительного лагеря и, продолжая охотиться, но следуя отдельным маршрутом, только что отправились обратно в Норкросс, когда мой отец услышал три выстрела. Он знал, что это дядя Блейн, но был озадачен. Все знали о One-Shot Blaine. Папа медленно направился в сторону стрельбы и обнаружил, что дядя Блейн сидит на пне и курит трубку. Ответ на загадку был открыт! На небольшом расстоянии три мертвых оленя лежали так близко друг к другу, что их можно было укрыть одним одеялом.Два оленя были отданы повару лесного лагеря, а второй был доставлен обратно в Норкросс на следующий день. Три выстрела, но он по-прежнему оставался Однократным Блейном.

Моя охота началась в очень раннем возрасте. Белки, куропатки и кролики — это дичь, которую я впервые запомнил, когда охотился в одиночестве. К началу 50-х моим постоянным товарищем по охоте на оленей был Грант Маккей. Во время сезона охоты на оленей мы были практически неразлучны. В те дни Great Northern Paper Company владела почти всей землей вокруг Норкросса, и, поскольку они щедро делились своей землей со спортсменами, у нас с Грантом были охотничьи пастбища ничуть не меньше, чем у моих прапрадедушек 120 лет назад.На самом деле, вероятно, он был больше. Помимо охоты, куда бы нас ни довели наши ноги, мы также использовали моторные лодки и транспортные средства для увеличения дальности.

К тому времени, когда мы закончили среднюю школу в 1960 году, мы с Грантом построили два охотничьих лагеря из утилизированных лесоматериалов. Один был построен выше по течению от плотины Квакиш-Брук из остатков большого комплекса лесозаготовительных лагерей, а другой был построен у подножия озера Норт-Твин из береговых отходов и холста Great Northern. Обе структуры все еще несколько стоят, и когда я посетил лагерь North Twin Lake летом 2017 года с моей дочерью Кристиной и внуком Тео, нахлынула лавина воспоминаний.

У нас с Грантом было так много запоминающихся охотничьих впечатлений, что трудно выбрать лучший из них. Один хороший пример нашего духа приключений произошел за несколько лет до того, как мы построили лагерь Quakish. Однажды в пятницу после школы мы пошли поохотиться на птиц по многочисленным старым дорогам, пересекавшим территорию. Мы упаковали наши спальные мешки и материю и спали под звездами в поле рядом со старой дорогой, которая когда-то пересекала плотину Куакиш-Брук. Проснувшись на следующее утро, мы разожгли костер, позавтракали и допили чашку кофе, и мы подошли к плотине.Ярдах в пятидесяти ниже по течению мы увидели лося, кормившегося с головой под водой. Грант сказал: «Ух ты, давай повеселимся».

Мы вернулись в лагерь, полностью оделись, взяли свои дробовики и прокрались по верхней стороне плотины на другую сторону ручья, где было лучшее укрытие. Я не думаю, что у нас был план или цель; события только что развернулись. По прошествии некоторого времени, я полагаю, мы просто видели, насколько близко мы можем подойти к лосю, прежде чем он нас заметит. Это был здоровый на вид бык с внушительной стойкой — небольшой, но определенно очень большой лось.В конце концов, мы выработали ритм, двигаясь только тогда, когда голова лося была погружена в воду. На удачу и удачу лось продолжал плыть вниз по течению и все ближе подходил к краю берега. А потом мы заметили камень размером с комнату. Как только лось скрылся за скалой, Грант перебрался на противоположную сторону, а я последовал за ним. Мы подождали, пока не услышали звук водопада, что означало, что лось поднял голову, чтобы осмотреться и подышать воздухом. Грант смог сделать свой последний ход как раз в нужный момент, когда голова лося ушла под поверхность во время спуска.Я схватил его за руку, создав противовес, и Грант высунулся наружу. Он расширил свой 20-й калибр и сильно ударил лося по правому крупу.

Воздух и вода взорвались! Голова лося вылетела из воды. Каждая его часть двигалась одновременно, когда он мощно пересекал ручей, создавая значительный след. Достигнув противоположного берега, он даже не остановился, опустил голову и проложил бульдозером довольно чистую пешеходную тропу через ольху и кустарник. Вскоре он скрылся из виду, но мы продолжали замечать случайное движение среди верхушек деревьев.Мы знали, что видели необычное происшествие, и я уверен, что лось так и не понял, что это произошло.

Размышляя о нашей совместной охоте на оленей, особенно когда мы были очень молоды, я безмерно благодарен за свободу, которую Грант и мне дали, а также за доверие и уверенность наших родителей в нас. Возможность научиться доверять себе, доверять своим магнитным и моральным компасам и следовать им не была бы столь же эффективной, если бы мы постоянно получали указания и указания на месте от других.Мы вместе подстрелили много оленей, но нашим самым большим успехом стало построение и укрепление крепкой дружбы на всю жизнь.

Прошлой осенью я несколько раз ходил на охоту со своим сыном Томом, и в конце нашего последнего дня он подстрелил хорошего 8-очкового оленя. Было особенным поделиться с ним этим опытом и помочь ему очистить и вытащить оленей. Позже Том написал Гранту об успехе, и они в течение часа говорили об этом по телефону. Услышав об их разговоре, я почувствовал себя особенно хорошо.

Моя жена Мэриан и я в последнее время не сажали наши большие сады Норкросс, но этим летом мы планируем снова заняться обширным садоводством. Кто знает, может быть, этой осенью один из наших внуков скажет мне: «Дедушка, прошлой ночью в саду был олень».

О, между прочим, вечером того утра 67-летней давности, когда я показал деду, где в его саду был олень, мы установили красивый колючий рог на передний бампер его старого седана Додж 1928 года выпуска.

Пожалуйста, включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии от Disqus.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *