Подкалиберная пуля что это такое: Калиберные и подкалиберные пули: в чём отличие:ликбез от дилетанта estimata

Калиберные и подкалиберные пули: в чём отличие:ликбез от дилетанта estimata

Отредактировано 3.09.2020

Калиберные пули имеют размер меньшего диаметра, чем канал ствола, и довольно тонкие и легко обминаемые под диаметр канала пояски, обеспечивающие фиксацию пули в стволе и надежную обтюрацию без чрезмерного сопротивления её движению.

Довольно часто ствол имеет сужение (чок) – это обеспечивает лучшую кучность при стрельбе дробью и картечью. То есть на выходе диаметр ствола чуть меньше, чем по всей длине. И здесь обычная (калиберная) пуля уже не подходит – при стрельбе вполне может раздуть/разорвать ствол. Именно поэтому были созданы специальные подкалиберные пули, имеющие меньший диаметр – они легко пройдут через ствол с сужением, не нанося оружию ни малейшего вреда. Обычно они используются в обтюрирующем пластиковом контейнере.

Главным достоинством подкалиберных пуль является большая скорость. Особенно это заметно в момент выстрела – он становится более резким. Разумеется, благодаря этому пуля летит на большую дистанцию, уверенно поражая крупную добычу. Меньший диаметр дополнительно снижает сопротивление воздуха, что обеспечивает большую дистанцию полета.

Главный недостаток подкалиберных пуль вытекает из того же фактора, что и преимущества – из малого веса. В некоторых случаях по весу подкалиберная пуля на 20-25% меньше, чем обычная. Это приводит к тому, что останавливающий эффект такого заряда снижается. Поэтому добыть, например, медведя или лося становится значительно сложнее.
Дополнительным недостатком является малая мощность выстрела. Ведь диаметр пули оказывается значительно меньше диаметра ствола. Как результат – немалая часть пороховых газов, обтекая пулю, не оказывает нужного давления. Поэтому в большинстве случаев прорыв газов стараются свести к минимуму, применяя пороховые пыжи и пыжи-контейнеры. Исключения составляют пули турбинного типа, в которых прорыв газов предусмотрен конструктивно: именно они закручивают пулю обгоняя её при движении по каналу ствола.

Подкалиберная пуля позволяет уверенно добывать среднего по размеру зверя, такие как кабан, рысь, косуля, сайгак, олень. Первые два являются довольно опасными животными, поэтому возможность поражать их на большой дистанции становится особенно важной.

А вот на лося и медведя с подкалиберными пулями следует идти только опытному охотнику или же в составе крупной группы. Чтобы надежно завалить столь крупных животных, необходимо попадать в определенные места – сердце, легкие, позвоночник. Только в этом случае можно быстро убить их, не рискуя собственной жизнью. При использовании обычных пуль, более крупных и тяжелых, точное попадание становится уже не столь важным.

Лучше всего придерживать простого правила. Калиберными пулями с установленным чоком (на ружьях с дульным сужением) стрелять нельзя!
Поэтому при приобретении пуль надо уточнять какие пули: калиберные или подкалиберные.

Подкалиберные пули и конический ствол из карбида вольфрама: будущее стрелкового оружия?


Телескопический патрон (в центре) – снаряд к 40-мм автоматической пушке 40 CTAS (Cased Telescoped Armament System) в уменьшенном масштабе

В статье «Забытый советский патрон 6х49 мм против патрона 6,8 мм NGSW» мы рассмотрели один из возможных путей ответа на американскую программу NGSW в случае её успешной реализации. Возможные пути эволюции стрелкового оружия в РФ в случае явного провала программы NGSW мы рассмотрели ранее в статье «Эволюция автомата в СССР и в России в контексте американской программы NGSW».

Одной из приоритетных задач для перспективного стрелкового оружия, которая указывается как причина появления программы NGSW, является появление в вооружённых силах России и Китая существующих и перспективных средств индивидуальной бронезащиты (СИБ).

Несмотря на свою кажущуюся простоту, стрелковое оружие невероятно эффективно в части уничтожения солдат противника, что показывает медицинская статистика крупнейших военных конфликтов XX века, при этом стоимость переоснащения вооружённых сил даже сложным и дорогим стрелковым оружием составляет лишь незначительную долю затрат от финансовых расходов на другие типы вооружений.

Как мы уже рассматривали ранее, существует два основных пути повышения бронепробиваемости боеприпаса: повышение его кинетической энергии и оптимизация формы и материала боеприпаса/сердечника боеприпаса (разумеется, речь не идёт о разрывных, кумулятивных или отравленных боеприпасах). Пуля или сердечник для неё изготавливаются из керамических сплавов высокой твёрдости и достаточно высокой плотности (для повышения массы), твёрже и прочнее сделать их можно, плотнее — вряд ли. Повышение массы пули путём увеличения её габаритов также практически невозможно в приемлемых габаритах ручного стрелкового оружия. Остаётся повышение скорости пули, например, до гиперзвуковой, но и в этом случае разработчики сталкиваются с огромными трудностями в виде отсутствия необходимых порохов, крайне быстрого износа ствола и высокой отдачи, действующей на стрелка.

Тем не менее, существует несколько путей повышения бронепробиваемости пули: использование подкалиберных пуль и конических стволов.

Подкалиберные пули


Активные исследования возможности применения подкалиберных пуль (оперённых подкалиберных пуль, ОПП) в стрелковом оружии проводились ещё с середины XX века. До этого более востребованным и перспективным направлением считалось создание бронебойных оперённых подкалиберных снарядов (БОПС), что, собственно, подтвердилось их созданием и успешной эксплуатацией по настоящее время.

Работы по БОПС в СССР начались в 1946 году, а с 1960 года в НИИ-61 изучалась возможность применения БОПС в скорострельных автоматических пушках под руководством А. Г. Шипунова. Параллельно в это время шли работы по созданию нового автоматного боеприпаса калибра 5,45 мм, в связи с чем А. Г. Шипуновым было предложено разработать патрон с ОПП для стрелкового оружия.

Эскизный проект был в кратчайшие сроки разработан Д. И. Ширяевым. Впрочем, теоретические изыскания экспериментально не подтвердились. Реальный баллистический коэффициент стреловидных пуль оказался в два раза хуже расчётного, напресованный поддон срывался с пули, производство патронов с ОПП требовало трудоёмкой токарной, фрезерной, слесарной обработки и последующей ручной сборки.

В 1962 году были проведены испытания на убойное действие стреловидных пуль, которое, как оказалось, уступало не только требованиям военных к перспективным боеприпасам, но и существующим штатным патронам.


Эскиз патрона с оперённой подкалиберной пулей разработки Д. И. Ширяева. Фото первого варианта стреловидной пули к нему и макеты переработанных опытных 7,62/3-мм патронов 1963–64 годов
В 1964 году работы по стреловидным пулям были возобновлены И. П. Касьяновым и В. А. Петровым, которыми было выполнено эскизное проектирование винтовочно-пулемётного патрона калибра 10/4,5 мм с начальной скоростью ОПП 1300 м/с. С 1965 года ответственным исполнителем по перспективному патрону был назначен молодой конструкторов Владислав Дворянинов.

В процессе проектирования нового патрона были реализованы решения, повышающие убойное действие: лыска в передней части ОПП для обеспечения опрокидывающего момента при попадании в плотные ткани и поперечная проточка, по которой происходил изгиб стрелы под действием возникающего опрокидывающего момента.


Патрон и оперённая подкалиберная пуля В. Н. Дворянинова калибра 10/4,5 мм
Наиболее сложной задачей стало повышение кучности стрельбы подкалиберными оперённым пулями до уровня кучности пуль, выпускаемых из нарезных стволов. Требовалось устранить влияние секторов поддонов на ОПП в момент их отделении после вылета из ствола. В 1981 году испытания опытных 10/4,5-мм патронов с ОПП в ОТК ЦНИИТОЧМАШ показали кучность 88-89 мм при требованиях не более 90 мм.

Необходимо отдельно выделить, что трудоёмкость изготовления опытного патрона с ОПП всего в 1,8 раза превышала трудоёмкость изготовления штатного 7,62-мм винтовочного патрона, а ресурс гладкостенных пулемётных стволов при стрельбе этим патроном превышал 32 тыс. выстрелов. Для сравнения: ресурс ствола автомата АК-74 калибра 5,45х39 мм составляет 10000 выстрелов, пулемёта ПКМ калибра 7,62х54R 25000 выстрелов.

Одновременно с отработкой основного 10/4,5-мм варианта был разработан однопульный 10/3,5-мм патрон с начальной скоростью ОПП 1360 м/с и трёхпульный патрон 10/2,5 мм, которые могли использоваться в качестве единого патрона для автомата и лёгкого пулемёта.


Сравнительные характеристики опытных патронов с ОПП, а также серийных и опытных патронов для нарезных стволов
Однопульный 10/3,5-мм патрон мог применяться на больших дальностях стрельбы, тогда как использование трёхпульного патрона обеспечило бы более высокое убойное и останавливающее действие на ближних дистанциях. Как мы говорили в статье «Остановить нельзя убить. Где поставить запятую?», если рассматривать останавливающее действие как зависимость вероятности наступления смерти от времени, с момента попадания пули в цель, то попадание одновременно нескольких боеприпасов с высокой вероятностью обеспечит более высокую вероятность поражения жизненно важных органов и, соответственно, скорость наступления смерти.

Патроны с ОПП так и не были приняты на вооружение. Формально приоритет был отдан более классическому патрону 6х49 мм для нарезного оружия, о котором мы говорили в статье «Забытый советский патрон 6х49 мм против патрона 6,8 мм NGSW». На тот момент характеристики патрона 6х49 мм вполне удовлетворяли требованиям военных, при этом его освоение в производстве было бы на порядок проще, чем патронов с ОПП. Кроме того, некоторые испытания указали на потенциальный недостаток патронов с ОПП – слишком сильный разлёт поддонов, которые могли поразить своих же солдат, расположенных впереди-вблизи стрелявшего. С другой стороны, высказывались предположения, что эти испытания использовались как формальный повод для обеспечения приоритета патрону 6х49 мм, поскольку более ранние испытания не показали существенным проблем с разлётом поддонов.


Зоны разлёта секторов поддонов патронов с ОПП на испытаниях, проведённых в 1973 и в 1981 годах
Впрочем, развал СССР подвёл черту как над темой по патронам с ОПП, так и с темой по патрону 6х49 мм.

Более подробно история создания подкалиберных боеприпасов для стрелкового оружия изложена в статье «Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей?» (часть 1 и часть 2).

Конический ствол


В статье «Калибр 9 мм и останавливающее действие. Почему 7,62х25 ТТ заменили на 9х18 мм ПМ?» упоминалась «пуля Герлиха» как пример создания малокалиберного патрона с предельными поражающими параметрами.

Изначально идея использования конического ствола принадлежала немецкому профессору Карлу Пуффу, который в 1903-1907 годах разработал винтовку под пулю с пояском для нарезного огнестрельного оружия, с небольшой конусностью ствола. В 1920-1930-х годах эта идея была доработана немецким инженером Герлихом, которому удалось создать оружие с выдающимися характеристиками.

В одном из экспериментальных образцов системы Германа Герлиха диаметр пули составлял 6,35 мм, масса пули 6,35 г, при этом начальная скорость пули достигала 1740—1760 м/с, дульная энергия – 9840 Дж. На расстоянии 50 м пуля Герлиха проламывала в стальном броневом листе толщиной 12 мм дыру диаметром 15 мм, а в более толстой броне делала воронку в 15 мм глубины и диаметром 25 мм. Обычная пуля винтовки Маузера калибра 7,92 мм оставляла на такой броне лишь небольшое углубление в 2–3 мм.

Кучность системы Герлиха также значительно превосходила обычные армейские винтовки: на дистанции 100 метров 5 пуль массой 6,6 г укладывались в круг диаметром 1,7 см, а при стрельбе на 1000 метров 5 пуль массой 11,7 г ложились в круг диаметром 26,6 см. Благодаря высокой скорости пули на неё практически не оказывали воздействие ветер, влажность, температура воздуха. Настильная траектория полёта упрощала прицеливание.


Изображения и фото боеприпасов 28/20×188 мм с пулями (снарядами) Герлиха для немецкого противотанкового ружья sPzB 41, внизу общая схема работы пуль Герлиха
Оружие системы Германа Герлиха не получило распространения в первую очередь из-за низкого ресурса ствола, составляющего порядка 400-500 выстрелов. Другой возможной причиной, скорее всего, является сложность и дороговизна изготовления как самих пуль, так и оружия.

Технологии перспективной автоматической винтовки (автомата)


Зачем в перспективном стрелковом оружии нам могут понадобиться оперённые подкалиберные пули и конический ствол?

Здесь важны несколько определяющих факторов:

1. Оперённые подкалиберные пули могут быть разогнаны до существенно больших скоростей, чем пули нарезного оружия, без увеличения износа ствола.

2. Оружие системы Герлиха позволяет существенно увеличить скорость пули, фактически до гиперзвуковых скоростей, при этом можно предположить, что основной причиной износа оружия системы Герлиха ранее являлось наличие в нём нарезов.

Исходя из этого можно предположить, что в перспективном стрелковом оружии могут быть совмещены оперённая подкалиберная пуля и конический ствол. Роль обтюрирующих колец, программируемо деформируемых в процессе выстрела, будет играть поддон оперённой подкалиберной пули определённой конфигурации. При этом может быть получена живучесть ствола, соответствующая или превосходящая показатели существующих современных образцов стрелкового оружия.

Скорее всего наиболее оптимальным форматом перспективного патрона станет телескопический боеприпас, в котором снаряд полностью утоплен в пороховом заряде. Фактически зарядов в нём два. Первым срабатывает вышибной заряд, выталкивающий пулю/снаряд из гильзы в ствол и заполняющий освободившееся пространство продуктами сгорания вышибного заряда, после чего воспламеняется основной заряд высокой плотности.


Телескопические боеприпасы с оперённой подкалиберной пулей
Телескопический патрон с полностью утопленной пулей даст разработчикам широкое поле для экспериментов, предоставит возможности по созданию автоматики стрелкового оружия, отличной от реализованных для оружия с классическими боеприпасами.


Автоматика прототипа винтовки, с подвижным в вертикальной плоскости патронником, создаваемой компанией Textron в рамках программы NGSW под телескопический патрон

Схема подачи телескопических боеприпасов к 40-мм автоматической пушке 40 CTAS[/size

]
Для оптимизации плотности размещения боеприпасов в магазине оружия, перспективные патроны могут быть выполнены не только круглыми, но и квадратными или треугольными в сечении.
Безгильзовый телескопический боеприпас к немецкой экспериментальной винтовке G-11 компании Heckler&Koch

Треугольные патроны американского конструктора Дэвида Дардика с револьверной схемой подачи
Корпус гильзы, скорее всего, будет изготовлен из полимера, это позволит сократить массу патрона, сохранив её на уровне малоимпульсных патронов 5,45х39 мм, следовательно, не допустить уменьшения боекомплекта бойцов.

Распространение и совершенствование компьютеров, а также специализированного программного обеспечения, может привести к появлению подкалиберных боеприпасов, существенно отличающихся по компоновке от тех, что были разработаны в советский период.


Концепт управляемой пули. Вероятно, он может быть рассмотрен и в качестве основы для создания перспективной неуправляемой ОПП

Концепт телескопического патрона SPEAR с коническим поражающим элементом, предложенный Александром Васильевым
Варьируя массу ОПП в диапазоне 2,5-4,5 грамма и скорость ОПП в диапазоне 1250-1750 м/с, можно получить начальную энергию в районе 3000-7000 Дж. Для трёхпульных патронов начальная энергия соответственно составит 1500-2000 Дж на один поражающий элемент, при массе одного элемента 1,5 грамма. Исходя из приведённой выше таблицы по сравнению энергетики и силе отдачи различных боеприпасов, можно ожидать отдачи в диапазоне от уровня патрона 7,62х39 мм до патрона 7,62х54R. При этом может быть выпущена линейка боеприпасов с различными типами снаряжения, предназначенных для боя в различных тактических ситуациях.

Например, в случае, если бой ведётся на открытой местности, с преимущественным поражением целей на большой дистанции, то используются однопульные патроны с энергетикой порядка 6000-7000 Дж, более эффективные при стрельбе одиночным огнём. В случае, если идёт бой в городской застройке, где требуется пробитие большого числа преград (дувалов, относительно тонких стен зданий, зарослей растительности), то используются однопульные патроны с энергетикой 3000-4500 Дж, более эффективные при стрельбе очередями. Если же пробитие преград не требуется, но необходимо обеспечить максимальную плотность огня на ближней дистанции, то используются трёхпульные боеприпасы.

Это позволит получить преимущество перед оружием, разрабатываемым по программе NGSW, во всём диапазоне дальностей применения оружия, в различных тактических ситуациях.

Скорости ОПП до 1360 м/с были получены ещё на этапе разработки этой тематики Владиславом Дворяниновым, во времена СССР. Значит, сочетание новых порохов и конусовидного ствола может позволить достичь скоростей ООП порядка 2000 м/с. При такой начальной скорости ОПП, между выстрелов и попаданием в цель на расстоянии 500 метров пройдёт примерно 0,3 секунды, что существенно упростит стрельбу и снизит воздействие внешних факторов на ОПП.

Изготовление сердечника ОПП из сплава на основе карбида вольфрама в сочетании с высокой скоростью и малым диаметром ОПП позволит обеспечить пробитие всех существующих и перспективных СИБ.

Для снижения трения и уменьшения износа ствола поддон для ОПП может быть выполнен из современных полимерных материалов, например, тех, что применяются для изготовления ведущего пояска в новых российских снарядах для 30-мм автоматических пушек.


Российский 30-мм снаряд с ведущим пояском из полимерного материала
Несмотря на отсутствие нарезов и применения поддонов ОПП из полимерных материалов, высокая скорость пули и давление в стволе, в сочетании с конусностью ствола, могут потребовать реализации мер по повышению прочности ствола перспективной автоматической винтовки. И здесь гладкий ствол является существенным преимуществом, упрощающим технологические операции по его изготовлению. Например, может быть реализовано сочетание стального или даже титанового (здесь и далее имеются в виду сплавы титана) ствола с вкладышем из сплава на основе карбида вольфрама.

Предварительно заготовка ствола может быть сформирована 3D печатью, с последующей механической обработкой на высокоточных станках.

Ученые Рейнско-Вестфальского технического университета Ахена и Института лазерных технологий сообщества Фраунгофера (Германия) приступили к исследованиям лазерной порошковой 3D-печати твердыми сплавами из карбида вольфрама и кобальта. Для этого используется модернизированный вариант лазерного 3D-принтера, дополненного излучателями в ближнем инфракрасном спектре мощностью до 12 кВт, установленными над рабочей областью и прогревающими спекаемые слои. Излучатели поднимают температуру верхнего слоя расходного материала выше 800ºС, после чего в дело вступают спекающие лазеры.

Один из предполагаемых сценариев применения такого оборудования – интеграция охлаждающих каналов прямо в изготавливаемые инструменты и детали. Производство подобных структур обычным спеканием выходит или очень дорого, или вообще технически невозможно. Изготовление таких изделий по технологии 3D-печати методом селективного лазерного спекания позволяет оснастить их внутренними полостями сложной формы.


Методом 3D печати могут быть изготовлены изделия со сложной внутренней структурой
Применение 3D печати карбидом вольфрама и сталью/титаном позволит сформировать внутренние полости по всей длине ствола, что в свою очередь обеспечит его эффективное охлаждение, например, продувкой воздухом по всей длине, или даже аналогом тепловых трубок, используемых в современной электронике.
Тепловая трубка – гладкостенная или пористая закрытая трубка из теплопроводящего металла (например, меди) с легкокипящей жидкостью внутри (от жидкого гелия для сверхнизких температур до ртути или индия для высокотемпературных применений, в большинстве случаев используют аммиак, воду, метанол и этанол). Перенос тепла происходит за счёт того, что жидкость испаряется на горячем конце трубки, поглощая теплоту испарения, и конденсируется на холодном, откуда перемещается обратно на горячий конец. Тепловые трубки с наполнителем (фитилями, керамикой) могут работать в любом положении, поскольку жидкость возвращается в зону испарения по порам наполнителя под действием капиллярных сил
3D печать может быть использована и для изготовления основных частей оружия, причём как пластиковых, так и металлических. Элементы ствольной коробки могут быть выполнены со скрытыми полостями для охлаждения оружия и снижения его веса. Полимерные элементы могут быть изготовлены в виде сотовой структуры, опять же, для снижения веса оружия, и/или с целью дополнительной амортизации импульса отдачи.

Увеличение импульса отдачи по сравнению стрелковым оружием, использующим малоимпульсные патроны калибра 5,45х39 мм или 5,56х45 мм, потребует комплексного внедрения систем компенсации отдачи до приемлемого уровня.

В первую очередь это может быть глушитель – дульный тормоз компенсатор (ДТК) закрытого типа, подобный тем, что предполагается использовать в оружии, разрабатываемом по программе NGSW.


Глушители американской компании Delta P Design, изготавливаемые методом 3D печати из сплава титана или сплава Inсonel
Также могут быть реализованы схемы автоматики с накоплением (смещением) импульса отдачи, обеспечивающие точную стрельбу короткими очередями с высоким темпом, или иные продвинутые системы амортизации/поглощения отдачи.
Оружие со смещенённым импульсом отдачи: автомат АН-94, автомат ТКБ-0146, винтовка G11
Интересной для рассмотрения является, предложенная Алексеем Тарасенко, схема с вибрационным поглощением отдачи.
Концепт автомата Тарасенко с системой вибрационного поглощения отдачи
Не менее сложной проблемой, чем разработка самого оружия и патрона к нему, является организация крупномасштабного производства перспективных боеприпасов. Производство перспективных патронов может быть основано как на базе классических усовершенствованных автоматических роторных линий, так и на базе новых технологических решений, с использованием принтеров 3D печати, способных печатать металлом и полимерами, высокоскоростных дельта-роботов, высокоточных систем оптического сканирования, позволяющих «на лету» анализировать полученные боеприпасы и сортировать их по классу точности.
Рисунок производственной линии для изготовления оперённых подкалиберных пуль


Изготовление пластиковых пуль на 3D принтере

Можно предположить, что крупносерийное изготовление перспективных телескопических патронов не является нерешаемой задачей как минимум из-за того, что в России уже давно отлажено производство БОПС калибра 30 мм для автоматических пушек, также выпускающихся далеко не в единичных экземплярах. При этом франко-британский консорциум CTA International уже выпускает серийно телескопические боеприпасы к 40-мм автоматической пушке 40 CTAS, в том числе в варианте с БОПС, а в США компания Textron готовится к выпуску телескопических патронов для стрелкового оружия в рамках программы NGSW.

Также не стоит беспокоиться о нехватки вольфрама для этих целей – его запасы достаточно велики и в России, и более чем велики в соседнем Китае, с котором у нас пока достаточно ровные партнёрские отношения.


Распределение запасов и объёмов добычи вольфрама в России и в других странах мира
Что качается высокой стоимости перспективного оружия и боеприпасов, то это вполне нормальное явление для новой техники. В конечном итоге всё упирается в критерий стоимость-эффективность, который показывает насколько перспективный комплекс оружие-патрон превосходит существующие образцы. На начальном этапе перспективным оружием оснащаются специальные подразделения, затем наиболее воюющие части, параллельно идёт отработка конструкции и технологических процессов изготовления оружия и патронов, для снижения их себестоимости.

Без этого создать прорывный комплекс оружие — патрон практически невозможно. Вспомним, как отнеслись к созданию первых автоматов: дескать, невозможно выпустить столько патронов, чтобы обеспечить ими армию, вооружённую автоматами, и то, к чему это привело в дальнейшем.

История вершится по спирали. Многие конструкции и технологии, которые ранее были отброшены как нереализуемые, могут быть рассмотрены повторно, с учётом появления новых материалов и технологических процессов. Возможно, что переосмысление возможности применения в перспективном стрелковом оружии оперённых подкалиберных пуль в сочетании с коническим стволом системы Герлиха на новом технологическом уровне позволит создать стрелковое оружие, существенно превосходящее существующие образцы, изготовленные по ставшим традиционными схемам и технологическим процессам.

Патрон с подкалиберной оперённой пулей к гладкоствольным охотничьим ружьям

Итак, с самого начала. Я не охотник, хотя, будучи студентом оружейно-пулеметного факультета Тульского механического института, прошел курс охотничьего оружия и практику на славном Тульском оружейном заводе. Мало того, я отрицательно отношусь к убийству животных, но отдаю себе отчет, что это всего лишь мое частное мнение, с которым многие не согласятся. Среди них был и мой дядя, отставной полковник и страстный охотник.

Зная, что я работаю в области боеприпасов, он попросил меня сделать ему приспособление для литья пуль Майера. На них только что была дана хвалебная рецензия в журнале «Охота и охотничье хозяйство», а в продаже найти их было трудно. Оперируя положениями внешней баллистики, я попытался было объяснить ему, что ни одна из известных охотничьих пуль не может быть устойчивой на траектории и иметь сносную кучность по той простой причине, что они не имеют эффективных элементов гироскопической или аэродинамической стабилизации. И пуля Майера в том числе. В качестве аргументов я ссылался на формы минометных мин и других гладкоствольных снарядов. Но мне было велено не умничать и выполнить приказание. Дяде я не смел перечить.

Получилось так, что на одном из совещаний в министерстве я, сидя в заднем ряду, вел беседу на отвлеченную тему с ведущим разработчиком подкалиберных оперенных противотанковых снарядов к гладкоствольным пушкам. В руках я вертел недавно отлитую пулю Майера. Заинтересовавшись игрушкой в моих руках и получив разъяснение, мой собеседник выразил удивление: «Неужели эта химера может нормально летать?» Мы сошлись во мнении, что, конечно же, нет, но охотников выручает то, что бьют они зверя чуть ли не в упор, а весьма низкое дульное давление в ходе выстрела не приводит к большим возмущениям, способным вывести пулю из равновесия.

Вместе с тем мы пришли к выводу, что сам Бог велел для охотничьих пуль использовать опыт разработки снарядов гладкоствольной артиллерии. Ведь только что в противотанковой артиллерии был достигнут серьезный прогресс после перехода от нарезного ствола к гладкому: новая (в то время) гладкоствольная стомиллиметровая «Рапира» значительно превзошла прославленную в войне пушку Д-44 с нарезным стволом такого же калибра. Очевидно, что это преимущество должно было быть справедливо и для гладких стволов охотничьих ружей. Дело за малым: этот опыт относился тогда к разряду совершенно секретных. Нужно было, использовав идею боевого снаряда, преобразовать конструкцию так, чтобы она не носила секретных элементов, пусть даже за счет ухудшения относительных характеристик.

Большого труда это не составило, поскольку в тот период я как раз занимался разработкой подкалиберных оперенных боеприпасов к стрелковому оружию. Расчеты и эскизное проектирование подкалиберной оперенной пули 12-го калибра я завершил за несколько дней. Оставалась самая «малость» — кто выделит средства для опытной проверки?

Совершенно неожиданно я получил моральную и материальную поддержку близкого мне друга и товарища еще с институтской скамьи Виктора Шипилова. В принципе он, будучи дипломированным оружейником, специализировался на испытании авиационных пушек, но волею начальства был переведен в руководители Государственной испытательной станции охотничьего и спортивного оружия и боеприпасов.

Должность эта, кроме непосредственного руководства испытаниями, была связана с необходимостью общения с представители самых различных учреждений, заводов и ведомств, включая частые зарубежные поездки. Видный внешне и коммуникабельный по характеру, Виктор как никто лучше подошел к этой должности. Приведу лишь один пример. Всем известна отличная двустволка ТОЗ-34 талантливого тульского инструктора Коровякова. И быть бы этому ружью в общих рядах других таких же малоизвестных тульских и ижевских разработок, если бы не сумел Виктор представить его на Брюссельской выставке так, что даже нескорая на признание российских заслуг европейская комиссия единогласно отметила ТОЗ-34 золотой медалью.

К сожалению, Виктор Васильевич не прочтет этих строк — в расцвете сил суждено было ему закончить свой жизненный путь.

Шипилов сразу же понял преимущества предложения и беспрекословно подписал заказ на изготовление опытной партии боеприпасов. Не требовалось слишком глубоких знаний внутренней баллистики, чтобы предвидеть ожидающие нас трудности. Например, не было никакой уверенности, что штатные пороха позволят получать нормальный выстрел. Далее, даже предварительный расчет показывал, что колоссальные перегрузки заставят поломать голову над прочностью элементов пули и т.д. и т.п. Поэтому в первой партии патронов (всего лишь из двадцати штук) пули были изготовлены из стали с фрезерованными стабилизаторами. На всякий случай, пули я закалил на твердость, примерно, 60 единиц по Роквеллу.

Подбор заряда осуществлялся стрельбой из баллистического ствола с замером давления пороховых газов крешерным прибором. Поскольку для этой цели жаль было расходовать с трудом доставшиеся нам пули, для подбора заряда были использованы дробовые снаряды того же веса.

Как водится в опытных работах, всегда оправдываются наихудшие предположения. Так и тут: штатные пороха «Сокол», П-45, П-85 и даже П-125 нормально не горели. Выстрел получался слабым. Но эта первая препона была преодолена, и мы явились в баллистическую лабораторию нашего коллеги Николая Николаевича Аверина для замера начальной скорости с патронами, обеспечивавшими в нормальных условиях среднее внутрибаллистическое давление на уровне 600 кг/см2.

По условиям техники безопасности, так же как и при предварительном подборе заряда, стрельба велась из прочного баллистического ствола с дистанционным производством выстрела. Мера эта была далеко не лишней, так как, форсируя первоначально слабо горевший заряд, мы наткнулись на высокие давления до 1200 кг/см2. Здесь нас ожидал пассаж — после первых выстрелов и замеров начальной скорости Николай Николаевич предложил нам прекратить стрельбу. Оказалось, что закаленные опытные пули, весившие 14 граммов, при начальной скорости 600 м/с пробивали 10-миллиметровую бронеплиту, на которой крепились инерционные датчики. Мы особенно не огорчились — результаты показали целесообразность дальнейшего развертывания работ.

 

На втором этапе уже нужно было отработать настоящую охотничью пулю — полуоболочечную, для обеспечения должной убойности и получения хорошей кучности.

При отработке полуоболочечной пули пришлось повозиться с прочностью оболочки, так как на первых порах из-за колоссальных перегрузок пуля деформировалась еще в стволе. Ожидать же хорошей кучности не приходилось, если не заставить пули проворачиваться на траектории. Такое проворачивание осредняет эксцентриситет суммарной составляющей аэродинамических сил лобового сопротивления. В противном случае эта составляющая просто уводит снаряд в сторону.

Существует классический пример пользы проворачивания аэродинамически стабилизированных снарядов на траектории. Это знаменитая «Катюша». Первые варианты ее ракет — М-13 на траектории не проворачивались и имели такой разброс, что залпом установки можно было гарантировать накрытие цели размером не менее деревни. После того, как по предложению наших ученых были отработаны проворачивающиеся ракеты М-13 VK, залпом нескольких таких ракет обеспечивалось уничтожение танковой роты.

Проворачивание своих пуль мы обеспечили конструктивно — за счет скоса оперения. Однако увидеть на практике связь между величиной скоса и скоростью вращения оказалось достаточно хлопотно. С этой целью на небольшом расстоянии друг от друга мы устанавливали ряд рам с прокаленными ватманскими листами, на которых пробоины были настолько четкими, что с удовлетворительной точностью можно было определить динамику вращения и колебания пуль. Эти стрельбы мы проводили на открытой трассе длиной 200 метров. Конечно же, приходилось иной раз дожидаться хорошей погоды. Для расчетного анализа возможностей новых пуль необходимо было определить коэффициент формы (баллистический коэффициент) ее. Это делалось двумя способами: либо обработкой скорости пули, определенной на двух участках дистанции 200 метров, либо использовав начальную скорость и полетное время на полную дистанцию.

Короче говоря, всех получаемых нами результатов с лихвой хватило бы для написания диссертации.

Существенную помощь мы получили после появления в отделе Виктора Васильевича дипломника тульского оружейного факультета Николая Терехова. На данную тему ему было велено выполнить диплом и затем принять на себя все работы с подкалиберным боеприпасом. Николай имел звание мастера спорта по стрельбе, поэтому представляемые им результаты по кучности стрельбы уже реальных боеприпасов сомнений не вызывали.

В конце концов для натурных испытаний в заповедных охотничьих хозяйствах был отработан вариант патрона 12-го калибра в папковой гильзе, с 6,8 мм пулей, с полетным весом 12,2 г, имевшей среднюю начальную скорость 573 м/с. Поперечник рассеивания на дистанции 100 метров составлял: лучший — 100 мм, худший — 150 мм. Баллистический коэффициент по закону сопротивления Сиаччи составлял 4,7. Среднее максимальное давление не превышало 650 кг/см2. Пороховой заряд состоял из навески пороха «Сокол» 2,3 г. Однако нормальное функционирование заряда обеспечивалось только при условии применения специального капсюля.

Показательными были испытания в Азово-Сивашском заповедном охотничьем хозяйством на острове Бирючий. Как живописал очевидец, поначалу иронические улыбки деревенских егерей вызвало появление столичных «пижонов» в шляпах и с оптическими прицелами на дробовиках. Но это лишь до того, как заместитель директора хозяйства вывел зсю группу к стаду оленей. Указав на одного из отбракованных оленей, он приложился к оптическому прицелу 9 мм самозарядного карабина «Медведь», но выстрелить так и не решился, отговорившись тем, что велика дистанция и он боится сделать подранка. После минутного раздумья попросил разрешения выстрелить подкалиберной пулей из своего ружья Николай Терехов — у него был штучный бокфлинт 12-го калибра МЦ-9 с прицелом ПО-10-1 производства тульского ЦКИБ-СОО.

Олень рухнул как подкошенный. Скрупулезный промер дистанции позволил зафиксировать дальность 300 метров! Второй выстрел и с таким же успехом был сделан с дистанции 280 метров. После этого было решено, что этих двух результатов для протокола достаточно и впредь не стоит стрелять с подобных дистанций.

Я лишь один раз участвовал в натурных испытаниях вместе с Шипиловым в Кролевецком заповедном хозяйстве Сумской области на Украине. Руководил там испытаниями начальник Сумского управления охотничьими хозяйствами Кушниренко Владимир Викторович. Мне, неискушенному в охотничьих премудростях, он представлялся Зверобоем Фенимора Купера, но только с высшим образованием. Я имел отдельное задание, мне надлежало дать оценку эффективности английского точечного прицела Single Point при установке его на дробовик. Одновременно я проверял вариант подкалиберного патрона с 8 мм пулей. Эта пуля имела вес 19 г и неплохо функционировала при штатной навеске пороха «Сокол». Средняя начальная скорость ее была 490 м/с. Кучность ее была похуже, чем у первого варианта калибра 6,8 мм. Лучший поперечник рассеивания на дистанции 100 метров составлял 200 мм, худший — 300 мм.

Именно такой пулей и с прицелом Single Point с дистанции 150 метров Владимир Кушниренко заставил меня выстрелить по молодому лосю. Стрелял я позже по волку, которого на меня выгнали егеря, но не совсем удачно — добил волка Кушниренко. Приехавший к нам на испытания начальник охотничьих хозяйств Украины Болденков СВ. шутливо наградил меня медалью с изображением кабана.

История создания этого до сих пор еще неизвестного патрона насчитывает тридцать лет. Когда-то я хотел эту историю обнародовать в журнале «Охота и охотничье хозяйство». В редакцию была отправлена подробная статья с изложением результатов баллистических расчетов, лабораторной отработки и натурных испытаний. Но в те времена журнал не решился на эту публикацию, о чем и уведомил меня письменно один из сотрудников редакции, кстати, друг моей молодости. Да и на выданных мне авторских свидетельствах, хотя и не секретных, было указано: «не подлежит опубликованию в открытой печати». Теперь время другое.

ВЫПИСКА ИЗ ОФИЦИАЛЬНОГО ОТЧЕТА ЦНИИТОЧМАШ

1. Предложение по использованию в гладкоствольном охотничьем оружии патронов с подкалиберными пулями появилось в результате теоретических конверсионных исследований, выполненных разработчиками подкалиберных боеприпасов стрелково-пушечного вооружения Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИТМ) г. Климовска Московской области в 1967 году. В случае успешного практического решения этой задачи обычное дробовое оружие могло бы конкурировать с дорогостоящим нарезным оружием. Первая экспериментальная проверка предложения была проведена на трассе баллистической лаборатории ЦНИИТМ на двадцати штуках опытных пуль, изготовленных в опытном производстве ЦНИИТМ и снаряженных в папковые гильзы 12-го калибра. Проверялась кучность пуль с одновременным подбором заряда. Стрельба велась из баллистического крешерного ствола с замером крешерного давления и начальной скорости пуль.

2. Первым официальным предложением подобного патрона была авторская заявка № 1136908 с приоритетом от 27.2.67 года, оформленная автором на основании положительного результата проверки по п.1. По этой заявке было выдано авторское свидетельство № 239074 от 18 декабря 1968 года.

3. Дальнейшие исследования подкалиберных охотничьих пуль были проведены в ЦНИИТМ по госбюджетной теме НГ-10-44549.

4. Первая официальная проверка подкалиберных оперенных охотничьих пуль в естественных условиях была проведена в Кролевецком охотничьем хозяйстве Сумской области УССР на основании программы, согласованной 28.8.1969 г. с начальником Главного управления охотничьего хозяйства MЛX УCCP и утвержденной 23.10.1968 г. главным инженером ЦНИИТМ.

5. Испытания различных конструкций подкалиберных охотничьих пуль, снаряженных в папковые гильзы 12-го калибра, по их убойности и дальности стрельбы из гладкоствольных ружей, снабженных оптическими прицелами, в частности, были проведены и в следующих охотничьих хозяйствах:

20.1.1969. Махтрахский лесхоз Эстонской ССР. С первого выстрела убит кабан, вес 140 кг.

6.10.1969. Нальчикское Гослесохотничье хозяйство. Один кабан. Убит с первого выстрела.

13.10.1969. Сумское облуправление лесного хозяйства и лесозаготовок. 2 лося. Один с 1-го, второй с 3-го выстрелов. Одна косуля с первого выстрела и одна лисица с первого выстрела.

29.12.1969. Там же. Пять лосей, один кабан, две косули. Все с первого выстрела.

1.1.1970. Сосновское государственное лесоохотничье хозяйство Ленинградской области. Два оленя и один лось — с первого выстрела. Один лось — со второго выстрела.

26.2.1970. Азово-Сивашское заповедно-охотничье хозяйство (остров Вирючий). Испытания по дальности стрельбы подкалиберных пуль и убойности. Убиты семь оленей на дистанциях 200,150, 200, 280,160, 280 и 300 метров. Из них шесть были убиты с первого выстрела и один — со второго.

14.10.1970. Сумское облуправление лесного хозяйства и лесозаготовок. Восемь лосей. Из них семь — с первого выстрела и один — со второго.

12.4.1970. Окский государственный заповедник Рязанской области. Три кабана. Все с первого выстрела.

15.3.1970. Азово-Сивашское заповедно-охотничье хозяйство. Убиты пять оленей. Из них два — с первого выстрела и три — со второго выстрела.

6. Охотничьи патроны с подкалиберной оперенной пулей изготавливались только в ЦНИИТМ и только небольшими (не более нескольких десятков) партиями для ружей 12-го калибра. Более крупные партии не изготавливались, однако проводились конструкторские работы в направлении разработки новых образцов. Патрон получил наименование «Зенит.

Дмитрий Ширяев
Охота и Рыбалка XXI век 7-2003

 

Охотничья подкалиберная оперенная — Март — 2010 год — Архив номеров — «Охота»

«…Вы своим патроном каждый паршивый дробовик превращаете в снайперскую винтовку».

История создания этого до сих пор еще практически неизвестного патрона насчитывает более тридцати лет. В те времена я пытался опубликовать сведения о нем в журнале «Охота и охотничье хозяйство». В редакцию была отправлена подробная статья с изложением результатов баллистических расчетов, лабораторной отработки и натурных испытаний. Но тогда журнал не решился на эту публикацию, обосновав отказ тем, что в одном из авторских свидетельств (хотя все они вовсе не являлись секретными) кем-то было указано: «Не подлежит опубликованию в открытой печати». Письмо было подписано сотрудником журнала Михаилом Блюмом. Я был лично знаком с Михаилом и особенно почитал его отца, Михаила Николаевича, так как первое мое рабочее место в НИИ-61 с середины мая 1952 года было определено именно в его отделе.

ПРОЛОГ

Приступая к проектированию подкалиберной пули к охотничьему гладкоствольному оружию (было это во второй половине шестидесятых годов), я обратился к руководителю ГИССОО (Государственной испытательной станции спортивно-охотничьего оружия и боеприпасов), моему близкому приятелю Виктору Васильевичу Шипилову с просьбой ознакомить меня с результатами испытаний охотничьих пуль. Он мне рассказал, что чаще всего им присылаются для официальной проверки выборки заводских партий пуль 12-го калибра «Идеал», «Бреннеке», «Спутник». Эти пули имеют довольно большое рассеивание. Например, по результатам одного из испытаний поперечник рассеивания этих пуль на дистанции 50 метров соответственно составил 33, 57 и 66 см. Наилучший результат для пуль «Бреннеке» составил 31 см. Примерно 50% пуль «Идеал» и «Бреннеке» на этой дистанции попадают в мишень плашмя.

Разброс пуль «Майера» на дистанции 100 метров доходил до одного метра. Дело в том, что никто, никогда и никакую подобную охотничью пулю не проверил теоретически на устойчивость так, как это принято делать с любым аэродинамически стабилизируемым боевым снарядом. А от неустойчивого на траектории снаряда нечего ожидать нормальной кучности. Поэтому представлялось вполне возможным, используя военные наработки, создать охотничьи патроны с подкалиберными пулями, по аналогии со снарядами гладкоствольных пушек и боеприпасами стрелкового оружия, которые обеспечивали бы значительно большую точность попадания.

Левая пуля калибра 6,8 мм с оперением из легкого сплава извлечена из оленя, добытого с дистанции 300 м в Азово-Сивашском заповедном охотничьем хозяйстве. Стрелял ведущий инженер отдела 93 Николай Терехов. Для пули использована оболочка спортивной пули («Бегущий кабан»). Для нормального выстрела таким снарядом требовались особые добавки к штатному заряду пороха «Сокол».

АВТОРИТЕТНАЯ БАЗА

Подкалиберные оперенные снаряды с отделяющимися поддонами для гладкоствольных пушек — это чисто советское изобретение. Автором их является сотрудник одного из московских оборонных институтов Виктор Валерианович Яворский. Начал Яворский с отработки зенитных снарядов к 100-мм гладкоствольным пушкам, но впоследствии перешел к разработке противотанковых боеприпасов, где добился выдающихся успехов. Я, тогда еще начинающий инженер, обязан был помогать ведущим В.П. Гря  зеву и А.Г. Шипунову в отработке изобретенной ими ультраскорострельной авиационной пушки. Но поскольку был более склонен к занятию боеприпасами, то мне было поручено исследовать возможность использования идеи Яворского применительно к авиационным пушкам.

После разработки и опытной проверки ряда опытных образцов в калибрах обычных для этого оружия, был отработан образец, пригодный для определения внешнебаллистических характеристик «пернатого» снаряда. На основании последних было установлено, что в условиях разреженной атмосферы внешнебаллистические свойства подкалиберных оперенных снарядов не могут проявиться в полной мере. Тут-то у нас и родилось предложение об использовании этого принципа, но уже в боеприпасах стрелкового оружия.

Советское авторское свидетельство с грифом «секретно» №22527 с приоритетом от 1 июня 1960 года — это первое в мире официальное упоминание о подобном виде стрелкового оружия. В этом документе названы и фамилии отечественных инженеров, стоявших у истоков этого изобретения.

По существовавшим тогда правилам режима в подобного рода авторских свидетельствах название изобретения не указывалось. Я был присоединен к первым двум специалистам-инженерам НИИСПВА (НИИ стрелково-пушечного вооружения авиации), занимавшимся тогда разработкой ультраскорострельных авиационных пушек.

Таким образом, под самыми первыми в мире авторскими свидетельствами об изобретении стреловидных подкалиберных пуль с отделяемыми ведущими элементами для стрелкового и охотничьего оружия стоят подписи советских инженеров.

И если при разработке танковых бронебойных боеприпасов западные инженеры нашли свой, несколько иной путь и добились определенных успехов, то по стреловидным подкалиберным пулям, понеся немалые затраты, они потерпели полное фиаско. Мы постоянно следили за их работами в этом направлении и, глядя на явно неверные идеи американских спецов, думали, что это дезинформация с целью завлечь нас на неправильный путь. Годы спустя оказалось, что американцы заблуждались искренне.

ОХОТНИЧЬИ ПЕРСПЕКТИВЫ

Позднее материализуя идею охотничих подкалиберных пуль, мы исходили из того, что, коль скоро переход от нарезных стволов к гладким для противотанковых и танковых пушек повысил их эффективность, то сам Бог велел аналогичные принципы применить к гладкому охотничьему стволу.

При этом в те времена нельзя было копировать боевые подкалиберные снаряды или пули по причине, прежде всего, секретности. Нужно было найти конструкцию, пусть и не оптимальную по баллистическим соображениям, зато свободную от «закрытых» элементов. Такая конструкция была создана в результате замены тянущего поддона толкающим.

Далее еще без каких-либо теоретических расчетов было ясно, что полной аналогии с боевым оружием здесь быть не может хотя бы потому, что давление в стволе охотничьего дробовика невелико: в несколько раз меньше, чем в боевом оружии. Известно, что наибольшее давление пороховых газов в канале ствола дробовика 12-го калибра не должно превышать 700 атмосфер. Давление же в стволах стрелкового и артиллерийского оружия при стрельбе подкалиберными оперенными снарядами обычно может достигать 3 000 и даже 5 000 атмосфер. При таких давлениях и получаются начальные скорости 1 100 и даже  1 800 м/с, что, в частности, и обеспечило упомянутое выше преимущество гладких стволов в боевом оружии.

Я хочу предупредить читателя, что далее не буду, как это сейчас принято в наукообразных писаниях, оперировать паскалями, мегапаскалями, ньютонами и джоулями. В популярных изложениях мне больше импонируют простые, «мужицкие» размерности т.е. кг/см2 (атмосферы), килограммы и килограммометры. Оно и привычнее большинству читателей.

В общем, задача состояла в том, чтобы лишь максимально приблизить результат пулевого выстрела из гладкого охотничьего ствола к охотничьему нарезному.

С самого начала проектирование велось применительно к стволу 12-го калибра, а при расчетах для сравнения бралась баллистика 9 мм карабина «Лось» (или «Медведь») с патроном, некогда созданным известным оружейником советских времен Михаилом Николаевичем Блюмом. Что в конечном итоге и получилось, хотя подкалиберная пуля ружья 12-го калибра по внешнебаллистическим данным и уступает 9 мм пуле карабина «Медведь», но эта «уступка» невелика, и во многих случаях дорогое нарезное оружие может быть заменено гладкоствольным.

КАК НАЧИНАЛОСЬ

Не занимаясь непосредственно охотничьим оружием, я не имел права расходовать средства со своей темы на инициативные изыскания по охотничьим боеприпасам. Средства на это были выделены выше названным Виктором Васильевичем Шипиловым. Он же впоследствии организовал и все испытания подкалиберных пуль.

Самая первая опытная партия пуль в 20 штук была изготовлена в виде стальных болванок с фрезерованным стабилизатором. Калибр пули был 6,5 мм, а оперения — 17 мм.

На первых же выстрелах мы нарвались на неприятный сюрприз: из-за малого веса снаряда даже при самых «острых» порохах, например П-45 и даже П-125, вместо выстрела получался «плевок». Не удавалось достичь нормального рабочего давления в заснарядном пространстве, а при получавшемся — порядка 300 атмосфер — большая часть пороха не сгорала. После активизации заряда давление сразу же подскочило до 1 400 атмосфер!

Хорошо, что стрельбы велись из толстостенного баллистического ствол: такое давление разорвало бы ствол любого ружья. Наконец был отработан заряд со стабильным максимальным давлением в пределах 650–700 атмосфер.

Работы проводились в лаборатории стрелкового полигона ЦНИИТОЧМАШ, где одновременно с контролем максимального давления определялась начальная скорость пули по ее полетному времени на дистанцию 25 метров. На этой же дистанции оценивалась и кучность попадания. Мы работали по методике, при которой за начало временного отсчета брался разрыв дульного контакта, а концом отсчета служил сигнал инерционного датчика, прикрепленного к 10-мм стальной плите, подвешенной на расстоянии 25 метров от дульного среза.

После первых пяти выстрелов начальник лаборатории Николай Николаевич Аверин предложил нам прекратить работы — пули пробивали бронеплиту и могли повредить закрепленные на ней датчики. Дело в том, что наши пули были закалены на высокую твердость. Почему? Да Бог его знает, просто по причуде конструктора, привыкшего иметь дело с бронебойными боеприпасами.

Наши доводы, что это мировой рекорд, что никто в мире подобных результатов из дробовика не получал, не возымели действия. Пришлось подчиниться и покинуть лабораторию Николая Николаевича.

Но ободряющий результат мы все же получили: при весе пули 12 г и максимальном давлении 700 атмосфер поперечник рассеивания на 25 м составил 50 мм. После этого мы имели все основания приступить к разработке реальной пули, то есть полуоболочечной, экспансивной, со свинцовым сердечником и более технологичным стабилизатором.

На первых же выстрелах такой пулей — опять неприятный сюрприз: от весьма больших перегрузок свинцовый сердечник «плыл» подобно воде и раздувал латунную оболочку пули. Преодолев и этот недостаток, мы принялись за оптимизацию хвостового оперения. Излишние габариты оперения дают пуле хорошую устойчивость, но одновременно увеличивается лобовое сопротивление. Небольшое оперение не создает должного стабилизирующего момента, и колебания пули на начальном участке траектории долго не угасают, что также увеличивает потери на аэродинамическое сопротивление. Кроме этого оперение непременно должно обеспечивать проворачивание пули на траектории. Это необходимо для осреднения эксцентриситета действующих на пулю сил.

В отношении последнего можно привести любопытный пример из истории отработки нашего знаменитого реактивного миномета — «Катюши». Первые ее ракетные снаряды назывались М-13, на полете они не проворачивались, и поэтому рассевание их было таково, что гарантированно поражать ими можно было только площадные цели, к примеру, занятую немцами деревню. Советскими учеными — Гантмахером и Левиным — после проведения скрупулезных теоретических исследований было предложено проворачивать снаряды «Катюши» на траектории. Конструкторы, использовав эти рекомендации, создали снаряды М-13УК (улучшенной кучности). Такими снарядами уже можно было поражать атакующий танковый взвод.

Это сейчас, при современной компьютерной оснащенности не фокус аналитически определить оптимальные параметры стабилизатора. Тогда же нам оказалось проще оптимизировать оперение стабилизатора экспериментальным путем. Была создана специальная трасса, на которой вдоль траектории располагались рамы с прокаленными до коричневого цвета ватманскими листами. Каждый выстрел по таким листам давал серию очень четких отпечатков, по которым определялись угол нутации и проворота пули. Определяемое параллельно полетное время на различных участках трассы дополняло картину. Обрабатывая результаты стрельб на этой трассе можно было получать достоверное значение баллистического коэффициента пули для траекторных рассчетов.

Все стрельбы на этом этапе проводились из жестко закрепленных на стенде либо баллистического ствола, либо оружия. К этому времени результаты были столь убедительными, что руководитель ГИССОО счел возможным привлечь к работе и других своих сотрудников. Все теоретические исследования были поручены опытному ведущему инженеру  Е.П. Козловой, а в помощники ей был определен направленный к нам для преддипломной практики и написания диплома студент оружейного факультета Тульского института Коля Терехов, кстати, мастер спорта по спортивной стрельбе.

Естественно, что квинтэссенцией его диплома была подкалиберная охотничья пуля. Надо сказать, что Николай уже на стадии диплома внес немалый вклад в разработку патрона. Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем именно он был ведущим по отработке, всем видам испытаний подкалиберной пули и ее натурным отстрелам практически во всех заповедных охотничьих хозяйствах. Сейчас это большой специалист-испытатель охотничьего оружия со знаниями хорошего охотоведа. Учитывая активную деятельность Николая Терехова, я оформил второе авторское свидетельство №324468 от 1 октября 1971 года, названное «Охотничий патрон», куда кроме меня и Шипилова был вписан и Терехов.

В конце концов был отработан вариант, с которым можно было переходить к стрельбам «с руки» и натурным испытаниям. Для этой цели на трех высококачественных штучных ружьях производства ЦКИБСОО и ТОЗ были установлены оптические прицелы.

Проверка кучности проводилась Тереховым со специальной стрелковой скамьи из ружья с оптикой, сидя, с упора, сериями по пять выстрелов. Данные первого отработанного для натурных испытаний патрона были следующими: Калибр пули, мм — 6,75 Размах оперения, мм — 16 Вес пули, г — 12,2 Вес заряда пороха «Сокол», г — 2,3 Максимальное давление в канале ствола, кг/см2 — 700 Дульная энергия пули, кгм — 276 Энергия пули на дистанции 150 м, кгм — 123 Поперечник рассевания на дистанции 100 м, мм: – лучший 100 – худший 150 Баллистический коэффициент по закону сопротивления Сиаччи — 4,7

Этот вариант патрона, в основном, и использовался в дальнейшем на опытных охотах во всех хозяйствах.

Поскольку для получения стабильных характеристик по максимальному давлению и начальной скорости для пули с указанными весовыми данными требовался заряд особой конструкции то Шипиловым было предложено добиться стабильности при обычном заряде — 2,3 г пороха «Сокол» пусть даже за счет некоторого ухудшения баллистики пули. Такая пуля была разработана в калибре 7,9 мм и весе 19,4 грамма. Она была технологичнее первой, поскольку оперение ее выполнялось из термопластичной пластмассы. Но кучность такой пули была хуже: на сто метров ее лучший поперечник рассевания составлял 200 мм, худший — 300.

ЭПИЛОГ

А дальше я, как и любой другой конструктор, желая видеть свою разработку внедренной в народное хозяйство, обратился к тогдашнему директору ЦНИИТочМаш В.М. Сабельникову с просьбой разрешить мне изготовить в нашем производстве партию патронов для широких официальных испытаний с целью дальнейшей организации серийного производства. Директор мне рекомендовал сначала получить разрешение в МВД СССР.

С этой целью я и посетил учреждение этой организации, что в самом центре Москвы, в Газетном переулке. Там, любезно меня приняв, ответили, что они занимаются только нарезным оружием, а все, что относится к гладкоствольному — дело охотничьих управлений.

– Но Вы же не ответите нам это письменно? — спросил я.

– Конечно нет, — ответил чиновник, с насмешкой глядя мне в глаза. А далее, в коридоре, за перекуром, пояснил: «Половина ружей на руках у граждан не зарегистрированы, и Вы, вдобавок, своим патроном каждый паршивый дробовик превращаете в снайперскую винтовку». Крыть мне здесь было нечем.

Сабельников же время от времени для «королевских охот» поручал изготавливать и дарить высокопоставленным чиновникам, космонавтам и военным с «большими звездами» по несколько штук подкалиберных патронов.

ПУЛЕВОЙ ПАТРОН «ЗЕНИТ» К ГЛАДКОСТВОЛЬНЫМ ОХОТНИЧЬИМ РУЖЬЯМ (из рекламного проспекта)

За всю историю существования гладкоствольного дробового охотничьего оружия все попытки увеличить эффективную дальность стрельбы из него пулей свыше 60 м оставались безуспешными.

Известные пулевые патроны к дробовым ружьям, например «Бреннеке», на дистанции 100 м дают поперечник рассеивания более 70 см, что не гарантирует надежного попадания на такой дистанции даже в таких крупных животных, как медведь, олень или кабан. Стрельба этими патронами на большие дистанции приводит, как правило, к подранкам, что наносит большой материальный и моральный ущерб.

Поэтому пулевая охота на дистанциях более 50 м из современных дробовых ружей во многих случаях запрещается.

Новый патрон «Зенит» качественно меняет утвержденное многолетним опытом мнение о характеристиках и свойствах дробового ружья. Прежде всего, дальность эффективной стрельбы патроном «Зенит» увеличивается в несколько раз и достигает 300 м. Другими новыми качествами дробового ружья при применении патронов «Зенит» являются:

• высокая кучность боя. Поперечник рассеивания пуль на дистанции 100 м составляет в среднем 14 см, что является преимуществом перед любой из известных конструкций пулевых патронов к гладкоствольным ружьям;

• большая начальная скорость пули. Пуля патрона «Зенит» имеет начальную скорость почти в два раза больше скорости обычных пуль. Вместе с тем эта скорость и, следовательно, энергия пули хорошо сохраняются на большие дальности;

• надежное убойное действие. При многократных промысловых отстрелах крупного зверя в охотничьих хозяйствах каждый зверь поражался практически с первого выстрела на дистанциях до 300 м включительно;

• хорошая настильность траектории. Пуля патрона «Зенит» позволяет в пределах дистанции 150 м вести стрельбу с постоянным прицелом. На такой дистанции все известные охотничьи пули к дробовым ружьям вообще не применимы;

• небольшие усилие отдачи и звук выстрела. Патроны «Зенит», превосходя обычные пулевые патроны 12-го калибра по основным показателям в несколько раз, вместе с тем дают в 2,5 раза меньшую отдачу оружия;

• меньшая предрасположенность к рикошетам по сравнению с другими пулями нарезных стволов из-за большего экваториального момента инерции;

• технологически патрон «Зенит» не содержит дефицитных и трудновыполнимых элементов. В состав его входят широко распространенные папковая гильза, обычный бездымный порох и капсюль «Жевело». Отдельные части выстрела изготавливаются из обычной стали, алюминиевого сплава и современных литьевых пластмасс.

Все перечисленные баллистические и эксплуатационные преимущества этого совершенно нового типа пулевого патрона к гладкоствольным дробовым ружьям получены в результате тщательной отработки его с использованием современной испытательной техники.

Одновременно проводились и теоретические исследования не только в области внутренней и внешней баллистики, но и в области аэродинамики и динамической прочности элементов выстрела.

Вот результаты лишь одного из дней натурных испытаний патрона «Зенит» 12-го калибра в условиях Азово-Сивашского заповедно-охотничьего хозяйства на острове «Бирючий»:

Отстрел производился из дробовых ружей 12-го калибра штучного тульского производства, снабженных оптическими прицелами. Такое необычное даже для современного состояния техники введение способствует наиболее полной реализации высоких внешнебаллистических данных пулевого патрона «Зенит» и практически приравнивает по внешнебаллистическим данным дробовое ружье к нарезному.

ИДЕЯ ВИТАЛА В ВОЗДУХЕ

На вопросы корреспондента оружейного журнала «Магнум»  Юрия Васильева отвечает Виктор Владимирович Полев.

Ю.В. Расскажите, пожалуйста, о том, как возник замысел создания уникальных по точности пуль для гладкостволок?

В.П. Вы, наверное, помните, что еще совсем недавно карабины были практически недоступны основной массе охотников, которые имели в личном пользовании только гладкоствольные ружья. Поэтому возникла необходимость в создании высокоточной пули для гладкостволок. Выпускаемые до того пули не обладали выдающимися показателями. Я начал экспериментировать и в результате опытов получил довольно хорошую пулю. Оригинал первой пули (т.н. «Полева-1», а среди охотников называлась просто «Пуля Полева») показал на официальных испытаниях в г. Ижевске очень неплохие результаты. Здесь нельзя не сказать благодарственного слова бывшему главному конструктору «ИЖМЕХа» Изметинскому Николаю Леонтьевичу, который очень много мне помогал и оказывал всяческое содействие.  

Испытание первых пуль показало, что поперечник рассеивания на 50 м составил в среднем около 6 см, причем пуля одинаково хорошо летела из всяких стволов, и из «цилиндров», и из «сильных чоков» с номиналом ДС 1,3 мм! Довелось провести испытание даже из ружья с ДС 1,8 мм, но там, конечно, хорошей кучности не получилось, т.к. в чоке происходило рассоединение свинцовой головки и полиэтиленового хвостовика… Аналогичная ситуация возникла, когда пристреливали один «ИЖ-27» с ДС 1,0 мм, где отсоединение пластикового хвостовика было вызвано нестандартной формой чока. Впоследствии мной была применена модернизация для исключения подобного явления, она выразилась в создании винтовых канавок внутри стабилизатора, в которые свинцовая головка как бы ввинчивается и вследствие этого сидит там гораздо прочнее. Н.Л. Изметинский был в восторге от этой пули и даже в одной из статей написал, что она превосходит по кучности все известные в 5–7 раз. Действительно, кучность она показала по тем временам небывалую.

Было принято решение внедрить данную пулю в производство… Получил авторское свидетельство на «Полева-1», но на достигнутом не остановился. Эксперименты продолжил, т.к. считал, что подкалиберная пуля не исчерпала своих возможностей. Результатом дальнейшей работы стало появление более точной пули, которая получила название «Полева-2». По точности она стабильно показывала средний поперечник рассеивания из пяти выстрелов при стрельбе на 100 м — 8 см. Попробовали пострелять на 200 м, чтобы проанализировать закономерность возрастания рассеивания. Оказалось, что на 200 м он составил около 20 см. Это говорит о том, что на этой дистанции в соответствии с установленными нормами вполне возможно поражать по убойному месту крупного зверя.  К сожалению, я не имею специальной аппаратуры для проведения замеров скоростей пули и других параметров траектории. Приходилось работать исключительно «на местности», иногда даже ждать благоприятную для испытаний безветренную погоду. «Полева-2» получилась более облегченной по сравнению с «первой» и, как следствие, более скоростной. При подборе порохов и их оптимальных навесок, в соответствии с требованиями ПМК Брюссельской Конвенции по давлениям, она показала скорость 440–460 м/с. Применяя специальные флегматизированные пороха, можно увеличить скорость пули еще больше. Мной проводились эксперименты с пулями разного веса. Облегченные пули показали начальные скорости порядка 550 м/с. Однако на траектории они же и теряли скорость быстрее…

Ю.В. Да, кучность поистине феноменальная, не каждый нарезной ствол способен на подобное… Не пытались ли в этой связи наши вездесущие запретительные органы как-либо воспрепятствовать производству ваших пуль?

В.П.  Нет, у меня подобных проблем не возникало. Могу рассказать один курьезный случай, который мне в свою очередь передал Алексей Блюм. Пуля, аналогичная моей, была создана в ЦНИИ ТочМаш. Она также была подкалиберная, но менее технологичная и сложнее в изготовлении. Однажды на охоте там присутствовал чиновник из спецслужбы, посмотрел, как теми пулями стреляют, и сказал, что их лучше запретить, «а то они нам всю Красную Площадь расстреляют из своих охотничьих ружей», тогда ведь нарезное оружие, можно сказать, было под запретом, очень мало кто его имел…

Полный вариант статьи размещен на сайте журнала http://www.journalhunt.com  в разделе «Арсенал»

Результат отстрела пулевых патронов («Спутник» и «Диаболо» подкалиберная).

Описаны результаты успешного отстрела пулевых патронов с круглой пулей «Спутник» и подкалиберной пулей «Диаболо» в контейнере.

Ранее описывал конструкции патронов с круглой пулей и Диаболо в контейнере. В прошлую субботу провел пробный отстрел и оказался очень доволен.

Наконец-то пули полетели туда, куда я и рассчитывал!

Накануне в конце рабочей недели дня при помощи Опенофиса нарисовал простейшую мишень, которую распечатал на двух листах А4, скопировал с увеличением до А3 и склеил из двух половинок.

Условия для пристрелки в субботу были не идеальные: моросил дождик и дул порывистый ветер. Мишень удалось прикрепить при помощи скотча на старую плиту ДСП размером около 0.5х0.5 метров. Учитывая, что круглые пули, по идее, имеют опасность рикошета, дорожку для стрельбы выбрал под углом около 45° к стене пустующего коровника. Мишень поставил под деревом. Но ветер сваливал плиту и пришлось несколько раз ее поднимать и подпирать кирпичами.

Круглая пуля «Спутник».

Патрон снаряжал по такой схеме:

Конструкция патрона с круглой пулей в латунной гильзе.

Дистанция стрельбы около 50 метров (70 шагов). По причине мокрой земли стрелять лежа не стал. Ограничился позицией «с колена», но и то полностью в грязь не садился.

Всегда считал, что поза «с колена» достаточно устойчивая. Но в этот раз понял, что порывы ветра в такой позиции ощутимо «подбивают руку»! Мушка гуляла по мишени как при стрельбе стоя.

Отстрел круглой пули. Дистанция 50 метров.

На фото отверстия круглой пули обозначены красным цветом. Для понимания масштаба приложены гильзы 70 мм (нижнюю немного сдуло ветром). Место попадания левой пули за мишенью показано условно.

Отклонения от точки прицеливания в диапазоне 15-30 см. С учетом условия стрельбы считаю такой результат очень хорошим.

Отдача была обычная, пули оставляли ровные края. Одна пуля вошла глубоко в дерево, явных следов рикошета остальных я не заметил. К сожалению, и самих пуль также не нашел. Интересен пыж из-под пули, который «впечатался» во время выстрела.

ВЫВОД. Пуля летит отлично. Учитывая ее низкую стоимость (2.50 грн), постараюсь использовать такую конструкцию для тренировки. В следующий раз попробую удешевить снаряжение путем замены пыжей на тырсу. Думаю, лучше варианта для отработки навыка пулевой стрельбы не найти.

Отдельная благодарность участникам обсуждения с никами Браконьер и Jurgen_m за то, что сняли мои недоверия к круглым пулям.

Подкалиберная пуля «Диаболо» в контейнере.

Снаряжал пулей 28-го калибра в контейнере с отрезанной «ногой», но с применением войлочного пыжа.

Конструкция патрона с подкалиберной пулей.

Честно признаюсь, особых надежд на такую конструкцию не возлагал — предыдущие попытки хороших результатов не давали.

После отстрела круглых пуль и, не будучи уверенным в хорошей кучности, решил стать на расстоянии 35 метров (50 шагов). В случае большого разброса я бы смог увидеть следы пуль, да и на этом месте меньше качало от ветра (прикрывал второй коровник).

Отстрел подкалиберной пули Диаболо. Дистанция 35 метров.

Результат приятно удивил. Все три пули были в щите, чего не получалось добиться ранее! Разброс  15-30 см, но они легли на одну горизонталь с понижением на 15-18 см. В стволе просматривались остатки не сгоревшего пороха. Средняя и правая пуля явно пришли боком.

Одну из пуль и контейнер удалось найти.

Подкалиберная пуля и контейнер после выстрела.

Пуля сплющена сбоку, контейнер с оторванным донцем. Причем контейнер был найден прямо под мишенью. Осмелюсь предположить, что пуля с контейнером шли целиком до самого конца траектории без разделения. В месте попадания в дерево имеется глубокий канал, в котором пуля не видна.

ВЫВОД. Остатки не сгоревшего пороха и понижение траектории говорят о низком давлении в стволе. Постараюсь исправлять это путем более плотного пыжевания. Неотделение контейнера, думаю, легко решается путем его предварительного разрезания вдоль на две половинки.

Но самое главное то, что разброс пуль уже стал приемлемым.

Описанная конструкция предложена участником обсуждения по имени Сергей, за что ему отдельная благодарность.

Смотрите также наши материалы:

КОЛЛЕКТОР КАРТРИДЖЕЙ

Дом виртуального парня из старых боеприпасов Торговый стол картриджей

Предлагая широкий выбор антикварных, устаревшие и современные боеприпасы для коллекционеров


Рисунок Страница

Январь 2009 г.


Ранний подкалиберный снаряд ……..

Вот интересный подкалиберный снаряд, который запатентовал Дэвид М. Mefford в 1862 году. Состоит из а.50 свинцовая пуля с деревянной основой 0,64, которая имеет угловые канавки с каждой стороны для обеспечения вращения, необходимого для стабилизировать пулю при выстреле из гладкоствольного ружья. Похожий устройство было включено в показ боеприпасов Франкфордского Арсенала для Выставка столетия 1876 года в Филадельфии, где она была внесена в каталог как Удлиненный шар для мушкета США обр. 1842 г. L (длина?) 2,9 (подкалибер Меффорда мяч)’. Это был предмет №8 в ящике с бумажными боеприпасами, «не зафиксированный».Какие Под нефиксированным понимается то, что бумажный картридж не предназначен для использования заряжен в огнестрельное оружие в целости и сохранности, но вместо этого должен был быть взломан и загруженное содержимое (порошок, шарик, бумага и, возможно, колпачок для перкуссии) раздельно.

Размеры картриджа следующие:

диаметр свинцовой пули — 0,500 «

длина свинцовой пули — 0,968 «

диаметр деревянного куска в основании пули — 0,504 дюйма

диаметр деревянного бруска в его «плече» -.635 «

диаметр деревянного бруска у основания — 0,638 дюйма

длина деревянного куска без учета части вала, которая подходит к пуле — 0,986 дюйма

общая длина деревянной заготовки — 1,611 «

общая длина снаряда в сборе (свинец и дерево) — 1,975 «

масса свинцовой пули — 344,9 гран

вес заготовки — 50,0 гран

.Боковая часть деревянной детали слегка тиснена «ЗАПАТЕНТОВАНО, янв.28, 1862 ‘; теперь читаема только «запатентованная» часть штампа.

.

Меффорд также владел патентом на пневматическое динамитное ружье (Патент 314,298). 24 марта 1885 г.) и изготовил аналогичные подкалиберные снаряды для ряда 15-дюймовые пневматические ружья, использовавшиеся ВМС и Армией США в начале 1890-х годов. Эти разрывные снаряды стреляли сжатым воздухом из гладкой стволов этих крупнокалиберных орудий и использовали такие же канавки или ребра, что и на снаряд, показанный выше для стабилизации.Ниже показан рисунок патента Меффорд № 34 285. Технические характеристики следуют рисование.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

 ПАТЕНТНОЕ БЮРО США.

 
 ДЭВИД М. МЕФФОРД, ЧИНЧИННАТИ, Огайо.

 
 УЛУЧШЕНИЕ ПРОЕКТОВ ПОЖАРНОГО ОРУЖИЯ.

 
 Спецификация, являющаяся частью Патентного письма № 34 285 от 28 января 1862 г.

 
 Всем, кого это может касаться:

 
 Известно, что я, ДЭВИД М. МЕФФОРД, из Цинциннати, графство Гамильтон 
 и штат Огайо изобрели новое и полезное усовершенствование снарядов; 
, и я настоящим заявляю, что следующее полное и точное описание 
 То же, со ссылкой на прилагаемые чертежи, составляющие часть этого 
, где на рис. 1 показано осевое сечение моего улучшенного снаряда.
 
 Рис. 2 - вид сбоку того же самого. Подобные рекомендательные письма указывают на 
 соответствующих частей на нескольких рисунках. Предметом моего изобретения является 
Снаряд
, предназначенный в основном для стрелкового оружия, состоящий из металлической головки, 
 и стержень из дерева или другого легкого материала, сформированный и скомбинированный таким образом, что 
Центр тяжести
 должен быть впереди центра фигуры, а центр 
 рисунка впереди максимальной плоскости сопротивления.
 Чтобы позволить другим специалистам в области, к которой относится мое изобретение, и 
 используйте то же самое, я перейду к описанию его конструкции и работы.

 
 A - металлическая головка конической или другой эквивалентной формы, заостренная 
 спереди и расширяется назад, но не до размера, достаточного для размещения в отверстии 
 детали, с которой должен использоваться снаряд.

 
 B представляет собой стержень из дерева или другого легкого материала, образованный передней частью, b, 
 устанавливается и крепится к голове любым подходящим способом, а задняя цилиндрическая 
 часть, b, которая предназначена для размещения в отверстии детали.На рис.1 
Вал
 представлен точеным с коническим выступом спереди, рифленым 
 по ширине, чтобы принять и плотно удерживать свинцовую головку A, которая равна 
 вбегает в него. Однако я не ограничиваюсь каким-либо конкретным образом 
 крепление вала к головке. Передняя часть вала b имеет для 
 на некотором расстоянии диаметром, равным диаметру задней части головки A, затем расширяется 
 к цилиндрической задней части b, которая предназначена для установки в отверстие.
 Мне известно, что раньше снаряды изготавливались с металлическими головками. 
 и валы из дерева или другого материала в различных формах.

 
 То, что я называю своим изобретением и желаю защитить с помощью патентных писем, - это

 
 Снаряд, имеющий металлическую головку меньшего диаметра, чем канал ствола 
.
 кусок, с которым он предназначен для использования, и стержень из дерева или другой фонарь 
 Материал, наибольший диаметр которого подходит к отверстию или почти соответствует диаметру отверстия 
 частей сформированы и скомбинированы таким образом, что наибольший диаметр выстрела составляет 
 сзади от центра фигуры, а центр фигуры находится в 
 сзади от центра тяжести, как показано и объяснено здесь.
 ДЭВИД М. МЕФФОРД. 
 Свидетели: ОКТАВИЙ РЫЦАРЬ, 
 GEO. B. WAY 

.

.

.


Ранний пистолет Braun & Bloem 9mm Pinfire ящик …….

Вот такая интересная коробка для патронов калибра 9мм. производства Braun & Bloem из Дюссельдорфа, Германия, вероятно, в конце 1880-е — начало 1890-х годов.Эти картонные коробки становится все труднее найти, следствие их довольно хрупкой конструкции. Более поздние патроны pinfire были упакованы в металлические «жестяные банки», которые, очевидно, выдержали много испытаний временем. лучше, чем их бумажные предшественники. Патроны в коробке медные. коробки с отметкой BB выше 9. Обычно на этих коробках опилки внутри, которые надежно удерживали картриджи на месте.

.

.

.


Еще одна коробка немецких патронов …………

. Вот полная коробка очень необычных картриджи производства Rheinisch-Westfalische Sprengstoff-Actiengesellshaft (RWS), о котором у меня очень мало информации. Как указано на этикетке, эта компания ранее называлась (vorm.) H. Utendoerffer. Нюрнберга, Германия. Патрон имеет оправу 6,5 x 27 мм «P», который был Предназначен для использования в Scheibenpistole 1912 (целевой пистолет 1912 года).Поиск Интернета не дал изображения или какой-либо информации об этом пистолет. Картридж обычно его называют 6.5 x 27P Ronezewsky, хотя у меня нет Угадайте, кто это был, и снова поиск в Интернете ничего не дал. Flachkopf переводится как квартира голова; Я предполагаю, что это относится к плоской точке на пуле или, возможно, к плоское основание гильзы, а не приподнятое основание в форме буквы «А». Эта коробка, вероятно, была сделана до 1931 года. слияние RWS с Dinamit Nobel AG.

.

.

.



Определите эту гильзу. | Форум для дальних охотников

Была ли разница в M9, изображенном выше, и M149A1, перечисленных в описании руководства?

del2les,

Вот что-то забавное, когда я набираю устройство M149A1, вот что я придумываю; Грузовой автомобиль морской пехоты АМК23 с прицепом-цистерной для воды М149А1… если у вас есть лучшее описание M149A1, возможно, это поможет. У меня нет руководств, с которыми можно было бы сравнить. Я считаю, что в вашем сообщении стоит цифра «1» в описании, где он не нужен, поскольку я думаю об этом, это должен быть M49A1, я думаю, мне следовало подумать о более сложном …, когда я прочитал описание устройства (M49A1) это не патрон 7,62х51мм НАТО, я ошибаюсь?

«Подкалибровое устройство М49А1 (рис. 16.1) состоит из длинной цилиндрической гильзы, ствола, втулки с цельным шарниром, кожуха контргайки, ударника и крепежа.В устройстве используется принцип продувки гильзы через шесть равноотстоящих отверстий в плечевой части патронника ствола. Эти отверстия позволяют выдувать гильзу и ограничивают давление, которое, в свою очередь, снижает скорость, чтобы баллистически соответствовать снаряду крупного калибра.

Если вы посмотрите на отправленную мной фотографию, вы можете увидеть отверстия в плече M49A1, который, как мне кажется, они описывают, и я помню, что там было шесть отверстий. Что все еще оставляет меня с вопросом: где находится информация о самом патроне (с шестью отверстиями), кроме того, что он использует 7.62×51мм НАТО


http://www.cartrology.com/cartridges/890


http://www.cartrology.com/cartridges/890

del2les,
Вау, теперь у меня кружится голова … в присланной вами статье написано; «Отверстия в плече гильзы — результат стрельбы из учебно-подкалиберной винтовки M149A1 из 90-мм безоткатной винтовки M67». когда на самом деле, как «…, я упоминал ранее, что M149A1 — это цистерна для воды USMC» … 90-миллиметровое обозначение — M49A1 из того, что я могу найти, и отверстия в картридже ??? Я никогда не сталкивался с этим с 90-миллиметровым безоткатным патроном, к тому же они говорят, что это патрон без снаряда, иначе говоря, пустой, зачем его выпускать, я не верю, что проектный патрон холостого / безоткатного типа может развить достаточное давление, необходимое для прорезания отверстий в любом случае, и тем не менее, в статье нет военного обозначения самого патрона, вы знаете, как M80 Ball или M118 Match, которые военные используют для всех своих боеприпасов, кроме серийных боеприпасов… в информации, которую вы прислали, также говорилось, что он был опрессован, ни в коем случае ».., я знаю, как выглядит опрессованный корпус; те, что у меня есть, никогда не обжимались. И последнее: если вы посмотрите на отверстие в плече лично, вы увидите, что они выглядят фабрично вырезанными, а не из-за того, что их взорвали. Я знаю, что вы просто следуете той информации, которую могли получить, и я ценю ваш вклад, но … я не думаю, что это все, хотя фотография картриджа верна, не говоря уже о том, что я прав, хотя есть вопросы из того, что я вижу, еще раз спасибо.О, я забыл, я нигде не могу найти, где военные США перечисляют этот тип патрона в корпусе 7,62×51 мм НАТО, и они перечисляют что-то вроде 28 различных типов конфигураций НАТО 7,62×51 мм, даже холостые и холостые патроны, я действительно думаю » cartrology «нужно переосмыслить этот вопрос, если я ошибаюсь, я первым признаю, что ошибаюсь. Ура

почиск подкалибровый | С польского на английский

кинетическая энергия пенетратор / оружие

Пояснение:
кинетическая энергия пенетратор / оружие

кинетическая энергия пенетратор (оружие KE; также длинностержневой пенетратор или LRP) представляет собой тип боеприпасов, предназначенных для пробивает броню транспортного средства, которая, как и пуля, не содержит взрывчатых веществ и использует кинетическую энергию для пробивания цели.Современное оружие KE, как правило, относится к типу бронебойно-подкалиберных башмаков со стабилизированным плавником (APFSDS).
http://en.wikipedia.org/wiki/Kinetic_energy_penetrator

——————————— ——————
Примечание добавлено через 27 минут (2014-08-24 19:57:36 GMT)
———— —————————————

Пенетратор с кинетической энергией, или пенетратор KE, метательное оружие, которое не взрывается, а скорее повреждает цель, врезаясь в нее на высокой скорости.(Только за счет кинетической энергии.) Основное современное использование пенетратора KE — пробивать броню танка. В вооруженных силах термин «бронебойный подкалиберный башмак с оперением» (APFSDS) используется для обозначения наиболее распространенной формы пенетратора KE. APFSDS — это, по сути, сверхбыстрая (1,4 — 1,9 км / с) стрела с острием из сплава обедненного урана. Помимо удара по цели на огромных скоростях, обедненный уран воспламеняется от энергии удара и последующего контакта с воздухом, что делает этот пенетратор KE очень эффективным оружием для уничтожения танков.
http://www.wisegeek.com/what-is-a-kinetic-energy-penetrator ….

——————— ——————————
Примечание добавлено через 31 минуту (2014-08-24 20:01:06 GMT)
—————————————————

https: //www.google.pl/? Gfe_rd = cr & ei = bUT6U8XpNMuFOqKTgLgK & gws …
http://worldoftanks.eu/pl/news/pc-browser/85/anti-tank-round .. .

———————————————- —-
Примечание добавлено через 2 дня 10 часов (2014-08-27 05:52:41 GMT)
————————- ————————-

кинетическая энергия пенетратор / оружие — это общий термин, который обычно относится к современному типу бронебойного оружия, такого как APFSDS.

Современное оружие KE, как правило, представляет собой бронебойно-бронебойно-стабилизирующий подкалиберный башмак (APFSDS) типа .

В вооруженных силах, термин бронебойно-оперенный башмак для сброса (APFSDS) используется для наиболее распространенной формы пенетратора KE .

Проникающий с кинетической энергией (также известный как оружие KE) — это тип боеприпасов, который, как и пуля, не содержит взрывчатых веществ и использует кинетическую энергию для проникновения в цель.

Термин может применяться к любому типу бронебойного выстрела, но обычно относится к современному типу бронебойного оружия, бронебойно-стабилизирующему оперению для выбрасывания (APFSDS) , типу длинностержневого пенетратора (LRP). ), а не к пулям стрелкового оружия.
https: //www.princeton.edu/~achaney/tmve/wiki100k/docs/Kineti …

Россия готовится к новому витку смертоносных пуль

Вот что вам нужно запомнить: Это специальный раунд для спецназа.

Пистолет, имеющийся у российских вооруженных сил, вскоре может оказаться гораздо более смертоносным, поскольку ведутся работы над новым патроном для замены пистолетного патрона 7Н21 калибра 9×19 мм со стальным сердечником, который уже является одним из самых мощных патронов, используемых сегодня.

Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТочМаш), входящий в госкорпорацию Ростех, по сообщениям, начал разработку нового витка для сил специальных операций. Усовершенствованные боеприпасы превзойдут существующих конкурентов по летальности.

«Патрон с пулей высокой смертельной мощности позволит более эффективно использовать возможности пистолетов и пистолетов-пулеметов», — сообщили ТАСС в пресс-службе Ростеха в октябре 2020 года. «Новый патрон разрабатывается для нужд обороны, безопасности и права России. правоохранительные органы.”

Технические характеристики нового патрона предполагают, что он может развивать скорость 480 м / с при массе пули 7 г.

«Рассеивание огня составит не более 2,5 см на расстоянии 25 метров», — добавили в пресс-службе.

Специальный снаряд для спецназа

Хотя точные единицы не были названы, Ростех заявил, что новый патрон будет в первую очередь использоваться силами специальных операций российских силовых структур обороны, безопасности и правоохранительных органов.Скорее всего, это могут быть члены спецназа; отряды СОБРа (Специальный Отряд Быстрого Реагирования); а также сотрудники Федеральной службы безопасности России или ФСБ — современной версии бывшего КГБ.

«Использование нового патрона значительно расширит возможности сил специальных операций, в том числе в проведении контртеррористических операций», — сказал производственный директор Кластера вооружений Ростеха Бекхан Оздоев. «Испытания нового боеприпаса запланированы на 2021 год.”

ЦНИИТочМаш ранее разработал серию патронов с высокой летальностью. В состав этого боеприпаса входили патрон 9×18 мм SP7 с пулей с пластиковым сердечником и патрон 9×21 мм SP12 с пулей высокой смертоносной силы, принятый на вооружение органов обороны, безопасности и правоохранительных органов России.

9×18мм Макаров, на котором основан патрон СП7, был стандартным военным пистолетным патроном Советского Союза и был принят на вооружение многими странами Коммунистического блока.Он продолжал использоваться в вооруженных силах России, а также на Кубе и Вьетнаме; но также и с бывшими державами Варшавского договора, включая Польшу, Болгарию, Чехию и Словакию. 9×18мм считается аналогом 9×19мм Parabellum (Luger), который используется НАТО и другими западными вооруженными силами и полицией.

Российские военные разработали специализированные патроны 9×19 мм, в том числе вариант с повышенным давлением 7Н21, который имел сердечник из закаленной (подкалиберной) стали, заключенный в биметаллическую оболочку.Она была спроектирована как бронебойная пуля, которая была разработана в первую очередь для использования с пистолетом МР-443 Грач, который является стандартным российским служебным пистолетом с 2012 года.

Питер Сучиу — писатель из Мичигана, который внес вклад в более четырех десятков журналов, газет и веб-сайтов. Он является автором нескольких книг по военным головным уборам, в том числе A Gallery of Military Headdress , которая доступна на Amazon.com .

Эта статья впервые появилась в октябре 2020 года.

Изображение: Wikimedia Commons

Подкалибр, сбрасывающий снаряды саботажного пневматического пистолета

  • 1.

    Станков А., Яковски З., Павловски Г., Мурич Н., Дворк А.Дж., Чакар З. (2013) Пневматическое огнестрельное ранение со смертельным исходом — отчет о случае. Leg Med (Tokyo) 15: 35–37

    Статья Google ученый

  • 2.

    Блай-Гловер WZ (2012) Выстрел один на миллион. Смертоносное огнестрельное ранение в грудную клетку, описание случая и обзор литературы.Am J Forensic Med Pathol 33: 98–101

    PubMed Статья Google ученый

  • 3.

    Нили Ахмадабади М., Кархане Р., Корд Валешабад А., Табатабаи А., Ягер М.Дж., Ахмадабади Е. Н. (2011) Клиническая картина и исход перфорационных повреждений глаза из-за оружия BB: серия случаев. Травма 42: 492–495

    PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Jackson CC, Munyikwa M, Bacha EA, Statter MB, Starr JP (2007) Пистолетная травма сердца BB с ракетным эмболом в легкое.J Trauma 63: E100 – E104

    PubMed Статья Google ученый

  • 5.

    Аслан С., Узкесер М., Катирчи Ю., Чакир З., Билир О, Бильге Ф, Чакир М. (2006) Пневматическое оружие: игрушки или оружие? Am J Forensic Med Pathol 27: 260–262

    PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Аль-Каттан М.М. (2006) Травмы кисти, вызванные выстрелом из пневматического пистолета. J Hand Surg (Br) 31B: 178–181

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Haag MG, Haag LC (1998) Внешняя баллистика современных пневматических пистолетов и пулеметов BB. AFTE J 30: 262–270

    Google ученый

  • 8.

    Ziegler M, Weinke H (1973) Umgebautes Luftdruckgewehr als gefährliche Kleinkaliberwaffe. Арка Криминол 151: 109–116

    Google ученый

  • 9.

    Недиви Л. (1997) «Больше, чем кажется на первый взгляд» Переделка оружия: отчет о случае. AFTE J 29: 496–497

    Google ученый

  • 10.

    Caunt R (2003) Дизель пневматического оружия с использованием общедоступных видов топлива. AFTE J 35: 167–173

    Google ученый

  • 11.

    Jobski O (2012) Schüsse auf Bahn в Ростоке. Der Auswerfer 23: 149–175

    Google ученый

  • 12.

    Вернер Р., Хайнеке Р. (2012) Messtechnische Untersuchungen von Federdruckwaffen. Der Auswerfer 23: 349–355

    Google ученый

  • 13.

    DiMaio VJ, Copeland AR, Besant-Matthews PE, Fletcher LA, Jones A (1982) Минимальные скорости, необходимые для перфорации кожи дробью и пулями пневматического пистолета. J Forensic Sci 27: 894–898

    CAS PubMed Google ученый

  • 14.

    Hallikeri VR, Gouda HS, Kadagoudar SA (2012) Пистолет для отпугивания и пневматический пистолет — сравнительное исследование конечной баллистики с использованием желатиновых блоков. Forensic Sci Int 214: 148–151

    PubMed Статья Google ученый

  • 15.

    Wightman G, Beard J, Allison R (2010) Исследование поведения пуль для пневматической винтовки в баллистическом геле и их взаимодействия с костью. Forensic Sci Int 200: 41–49

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 16.

    Powley KD, Dahlstrom DB, Atkins VJ, Fackler ML (2004) Скорость, необходимая для того, чтобы BB проникал в глаз. Экспериментальное исследование с использованием свиных глаз. Am J Forensic Med Pathol 25: 273–275

    PubMed Статья Google ученый

  • 17.

    Brukner B (2011) Die Luftpistole. dwj-Verlags GmbH, Blaufelden

  • 18.

    Bailey JA (2007). Система классификации гранул калибра 177 и идентификационный ключ. J Forensic Sci 52: 1314–1318

    Google ученый

  • 19.

    Frank M, Schönekeß H, Jäger F, Herbst J, Ekkernkamp A, Nguyen TT, Bockholdt B (2013) Баллистические параметры композитных снарядов с пластмассовой гильзой калибра .177 (4,5 мм) по сравнению с обычными свинцовыми пулями.Int J Legal Med 127: 1125–1130

    Google ученый

  • 20.

    Franke E (1981) Ermittlung der Bewegungsenergie der Geschosse. В: Zobel KF (ed) PTB-Bericht W-19 Gesetzliche Munitionsprüfung. Physikalisch-Technische Bundesanstalt, Брауншвейг и Берлин, стр. 27–31

    Google ученый

  • 21.

    Kneubuehl BP, Coupland RM, Rothschild MA, Thali MJ (2011) Баллистика ран, основы и приложения.Springer-Verlag, Берлин

    Google ученый

  • 22.

    Vereinigung der Prüfstellen für angriffshemmende Materialien und Konstruktionen (VPAM) (2012) ARG 2012 Prüfrichtlinie «Materialien und Konstruktionen zur Vermeidung von ab- und rückprallenden Geschossen». http://www.vpam.eu. По состоянию на 14 июня 2013 г.

  • 23.

    Kneubuehl BP (2013) Geschosse, Gesamtausgabe. Ballistik, Messtechnik, Wirksamkeit, Treffsicherheit. Stocker-Schmid, Dietikon

  • 24.

    Sellier K (1982) Schußwaffen und Schußwirkungen: I. Ballistik-Medizin-Kriminalistik, Verlag Max Schmidt-Römhild, Любек

    Google ученый

  • 25.

    Kneubuehl BP (1998) Geschosse. Группа 1. Ballistik, Treffsicherheit, Wirkungsweise. Verlag Stocker-Schmid, Dietikon-Zürich

  • 26.

    Thompson E (1998) Критерии индивидуальных характеристик. AFTE J 30: 276–278

    Google ученый

  • 27.

    Sellier K (1977) Schußwaffen und Schußwirkungen: II. Forensische Ballistik, Wundballistik. Verlag Max Schmidt-Römhild, Lübeck

  • 28.

    Davis GJ (1993) Нетипичное ранение на входе в дробовик, нанесенное ударной пулей. Все не так, как кажется. Am J Forensic Med Pathol 14: 162–164

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 29.
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *