Оружие парадокс: Ружье охотничье самозарядное ВПО-209, кал. 366ТКМ, L-415 (Парадокс) — купить по выгодной цене

Содержание

1.6. Служебное и гражданское оружие, его основные части и патроны к нему, запрещенные к ввозу и (или) вывозу / КонсультантПлюс

Наименование товара

Код ТН ВЭД ЕАЭС

1. Огнестрельное длинноствольное оружие с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющее длину ствола или длину ствола со ствольной коробкой менее 500 мм и общую длину оружия менее 800 мм, а также имеющее конструкцию, которая позволяет сделать его длину менее 800 мм, и при этом не теряется возможность производства выстрела

из 9303

2. Магазины (барабаны) емкостью более 10 патронов к огнестрельному длинноствольному оружию

из 9305

3. Оружие, позволяющее ведение стрельбы очередями

из 9303

4. Оружие, которое имеет форму, имитирующую другие предметы

из 9303

5. Огнестрельное гладкоствольное оружие, изготовленное под патроны к огнестрельному оружию с нарезным стволом, за исключением оружия системы «парадокс», имеющего не более 40% нарезной части длины ствола

из 9303

6. Кистени, кастеты, сурикены, бумеранги и другие специально приспособленные для использования в качестве оружия предметы ударно-дробящего, метательного, колюще-режущего действия, за исключением спортивных снарядов, отнесенные к таковым в соответствии с законодательством государств — членов Евразийского экономического союза

из 9304 00 000 0

из 9307 00 000 0

7. Холодное клинковое оружие и ножи, клинки и лезвия которых либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кнопку или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет силы тяжести или ускоренного движения и автоматически фиксируются при длине клинка и лезвия более 90 мм

из 9307 00 000 0

8. Патроны с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, со смещенным центром тяжести, а также патроны с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов

из 9306 21 000 0

из 9306 30

9. Оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологического воздействия

из 9306 90

10. Газовое оружие, снаряженное нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, запрещенными к применению уполномоченным органом государства — члена Евразийского экономического союза в области здравоохранения, а также газовое оружие, способное причинить на расстоянии более одного метра повреждение, не опасное для жизни человека, но влекущее длительное расстройство здоровья на срок более 21 дня либо значительную стойкую утрату трудоспособности на 10 и более процентов

из 9303

9304 00 000 0

11. Оружие и патроны к нему, имеющие технические характеристики, не соответствующие криминалистическим требованиям, установленным законодательством государств — членов Евразийского экономического союза

из 93

12. Оружие и патроны к нему, не соответствующие требованиям безопасности, установленным техническими регламентами в сфере оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему

из 93

13. Оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения

из 93

14. Огнестрельное бесствольное оружие, электрошоковые устройства и искровые разрядники, имеющие выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами государств — членов Евразийского экономического союза

из 9303

9304 00 000 0

15. Оружие, изготовленное из материалов, не позволяющих металлодетекторам его обнаружить

из 93

16. Макеты массо-габаритные, изготовленные из боевого оружия

из 9023 00

из 93

Мой парадокс 410-го — Статьи об оружии и боеприпасах

Охотничий карабин «Сайга-410» до сих пор пользуется огромной популярностью среди многочисленной армии стрелков и любителей «милитаристского» стиля в оружии. Как добиться супермощного и сверхточного боя из этого, на первый взгляд, малоэффективного, но такого милого сердцу оружия? Отвечает постоянный автор нашего журнала, тонкий знаток своего дела Михаил Трушечкин.

Фото 1

К проблеме боеприпасов .410-го калибра я обращался в своих статьях неоднократно. Объясняется это весьма просто: сам будучи владельцем «Сайги-410» я хотел в полной мере реализовать возможности своего оружия, а также возможности .410-го калибра как такового. К сожалению, фабричные боеприпасы, поступающие на наш оружейный рынок, скорее, могут огорчить или даже разочаровать взыскательного стрелка.

Вместе с тем результаты опроса, проведённого мною в ряде столичных оружейных магазинов, свидетельствуют о том, что спрос на «Сайгу-410» по-прежнему носит устойчивый характер. Поэтому надеюсь, что содержание этой статьи будет интересно для читателей. Речь на этот раз пойдет о «парадоксах» и боеприпасах для них. Сверловка «парадокс» не относится к оружейным новинкам. Патент на это изобретение был получен английским полковником Фосбери еще в 1884 году. Суть изобретения состояла в том, что чоковое сужение обычного гладкого дробового ствола снабжалось нарезами. В основе идеи лежало стремление, сохраняя основную функцию дробовика (то есть стрельбу дробью), по возможности приблизить бой пулей из него к бою штуцера. До 1910 года патент на изобретение Фосбери принадлежал фирме Holland & Holland. После истечения срока патента многие фирмы стали выпускать оружие со стволами подобной сверловки. Бой пулей из «парадокса», разумеется, превосходил по кучности бой обычного «цилиндра», однако… за всё приходится платить, и очень скоро за «парадоксами» было замечено несколько весьма неприятных «грехов». Во-первых, свинцевание нарезов происходило в них на порядок быстрее, чем в штуцерах и становилось заметным уже после 3-5 выстрелов! В результате этого все преимущества сверловки сходили на нет, а чистка сильно освинцованных нарезов — дело весьма трудоёмкое. Во-вторых, качество дробовой осыпки все-таки снижалось по сравнению с обычными «чоками», особенно при применении контейнеров. И наконец, стоимость производства «парадоксов» была заметно выше обычных типов сверловки. В результате «парадоксовый» бум начала столетия постепенно пошёл на убыль. В нашей стране до самого последнего времени сверловка «парадокс» не получила широкого распространения. Редко кто из охотников сталкивался с ней в жизни. Я сказал до последнего времени, потому что с недавних пор в практику всё шире стало входить применение дульных насадок всевозможных конфигураций. С их помощью стрелок может оперативно варьировать возможности своего оружия соответственно профилю охоты. Появление насадок типа «парадокс» не заставило себя долго ждать. Года полтора назад в одном из московских оружейных магазинов я впервые увидел «парадокс» для «Сайги-410». Сразу скажу, особого энтузиазма это устройство у меня не вызвало. Оно имело четыре очень мелких, почти символических, и очень крутых (с шагом порядка 150-200 мм) нареза, что в корне противоречило моим представлениям о том, каким должен быть «парадокс».

И вот, наконец, с полгода назад в магазине «Оружейник», что на Малой Молчановке, я встретил ещё одну версию дульной насадки этого типа. Нарезная часть «парадокса» имела восемь нарезов с шагом порядка 450 мм. Калибр по нарезам составлял 10,25 мм, по полям — 9,95 у начала и 9,85 у дульного среза. С этой дульной насадкой и были проведены испытания, с результатами которых я и хотел бы познакомить читателя.

Фото 2

На снимке хорошо видно, что уже на входе нарезы имеют достаточную глубину, возрастающую к дульному срезу. Надо иметь в виду, что простой замер кучности попаданий по сути ничего не говорит о том, как работает «парадокс». Широко известно, что применение свинцовых пуль с легко сминаемыми продольными рёбрами или поперечными поясками в стволах с лёгкими чоковыми сужениями само по себе даёт некоторое улучшение боя. А всякий порядочный «парадокс» по определению имеет чоковое сужение, и потому улучшение кучности может быть вовсе не благодаря нарезам.

В то время, когда Фосбери взял свой патент, скорость пуль гладкоствольного охотничьего оружия редко превышала 330-350 м/с. Глубокие (до 0,25 мм!) и очень пологие (до 1000 мм) нарезы «парадоксов» конца XIX века вполне могли «зацепить» свинцовую пулю и придать ей вращательное движение. А что произойдёт в «парадоксе» «Сайги-410», ствол которой пуля покидает со скоростями, подчас превышающими 500 м/с?

Ответ на вопрос, работает ли «парадокс», то есть сообщает ли он пуле реальное осевое вращение порядка нескольких сотен оборотов в секунду, может дать… лишь сама пуля! Разумеется, для того, чтобы стало возможным изучение стреляной пули, а не того, что от неё осталось, необходимо создать условия торможения, исключающие её деформацию. В своих опытах я использовал мешки с тряпьём и желатиновые блоки.

Стрельбы производились с использованием хронографа (прибор, определяющий скорость пролёта пули).

Фото 3

Насколько мне известно, ни в нашей стране, ни за рубежом не производятся патроны .410-го калибра, предназначенные для использования со сверловкой «парадокс». Поэтому я использовал цельносвинцовые калиберные цилиндрические пули диаметром 10,25-10,28 мм различной массы. Первые результаты появились довольно быстро.

Таблица 1

Масса пули, гМасса пороха, г («Сокол»)Е0,ДжСкорость V0, м/сЧастота вращения, об/сек
150,3306202450
150,6836334350
151,01399432<200

Фото 4

Изображение всех трёх пуль. Хорошо видно, что левая пуля Vo=202 м/с носит чёткие следы прохождения нарезов с сохранением длины шага нарезов насадки, то есть 450 мм. На скорости 334 м/с налицо заметное выполаживание крутизны нарезов. На скорости 432 м/с (правая пуля) следы нарезов почти прямые. На скоростях порядка 500 м/с в опытах с более лёгкими пулями крутизна нарезов и вовсе стремится к нулю. Поделив начальную скорость пули на длину шага следов нарезов, полученных обмерами стреляных пуль, определяем ориентировочные скорости вращения (см. таблицу 1). Итак, опыты показывают, что осевое вращение, вызванное прохождением нарезной насадки и обеспечивающее пуле стабильность полёта при начальных скоростях свыше 460-480 м/с практически полностью утрачивается. Осмотр мишени даёт полную корреляцию с результатами измерений: с ростом скорости кучность снижается. При скоростях свыше 480 м/с пули начинают кувыркаться, оставляя на мишенях специфические следы и давая увеличенный хаотический разлёт.

Таблица 2

Масса пули, гV0Кучность на 25м, см
15200-2506-9
15300-35012-15
15400-450около 20
10> 500свыше 20

Таким образом, кучность боя «парадокса» при скоростях пули свыше 400 м/с приближается к бою цилиндра самыми худшими патронами, производства Краснозаводского химзавода. Однако отрицательный опыт — тоже опыт. Позитивный момент первой серии экспериментов состоял в том, что «парадокс» всё-таки обеспечивал пуле устойчивость, то есть движение носовой частью вперёд на скоростях до 450 м/с. Это открыло возможность широкого использования в патронах .410-го калибра пуль с экспансивной пустотой.

Фото 5

Простейшие по дизайну и технологии производства, они продемонстрировали высокую эффективность в опытах с желатиновыми блоками.

Плотность 10%-го желатина, как известно, близка к плотности ткани человеческого организма, что позволяет использовать его в качестве имитатора при проведении экспериментов. Прохождение пули через блок оставляет хорошо видимый след разрушений внутренней структуры желатина.

Фото 6

Изображён желатиновый блок с прострелом из пистолета Макарова. Прострел аналогичного блока экспансивной пулей массой 9 г (Vo=460 м/с) давал взрывоподобный эффект с полным разрушением блока.

Фото 7

Изображён (вид изнутри) один из таких блоков с хорошо видимым входным отверстием и взрывообразным характером разрушений внутренней структуры материала. Эксперименты показали, что насечки на краях экспансивной полости совершенно излишни.

Фото 8

Пуля в простейшем варианте, представляющая собой колпачковую пулю, повёрнутую задом наперёд, работает в «парадоксах» превосходно.

Фото 9

Изображены пули, извлечённые из желатина. Можно с уверенностью утверждать, что в оборонительных сценариях ни одна из выпускаемых нашей промышленностью пуль не обладает такой останавливающей силой. Ещё одним ценным выводом, сделанным в первой части эксперимента, было полное развенчание мифа о «двух ведущих поясках». В своих стрельбах я применял твёрдые свинцовые сплавы с 5-% содержанием сурьмы. Ширина ведущего пояска совпадала с длиной пули, то есть равнялась 12-15 мм, и, несмотря на это, прочности свинца не хватало для надёжного врезания в нарезы при высоких начальных скоростях данного калибра.

Совершенно очевидно, что при уменьшении ширины ведущей части пули, срыв с нарезов будет происходить при значительно более низких скоростях. Но всё же главная цель использования «парадокса» — повышение кучности боя — пока ещё оставалась не достигнутой. Виной тому — материал пули. Сто с лишним лет назад эта проблема уже вставала перед конструкторами оружия. Её решение было найдено с появлением оболочечных пуль. Не зная, как поведёт себя значительно более твёрдый по сравнению со свинцом алюминий при столкновении с «парадоксом», я несколько уменьшил калибр (до 10,05 мм). Кроме того, ведущая часть пули была поделена аж на три пояска. Осмотр стреляных пуль был исключительно поучительным.

Фото 10

Изображение одной из таких пуль (Vo=705 м/с). Рассмотрим её внимательнее. Надо обладать достаточным воображением, чтобы заметить хоть какой-то наклон в нарезах первого пояска. Второй — начало «подкрута». И только на третьем пояске крутизна следов нарезов соответствует крутизне нарезов «парадокса»!

Будь поясков не три, а два или будь пояски поуже, и срыв с нарезов был бы неизбежен. И это алюминий! Что говорить о свинце?!

Не станем утомлять описанием многочисленных промежуточных экспериментов. В окончательном варианте предлагаемая мною пуля представляет собой точёный алюминиевый цилиндр с внутренней полостью, залитой свинцом. Масса пули составляет 7,5 г, заряд пороха «Сокол» массой 1,25 г обеспечивает ей начальную скорость 650 м/с, что соответствует 1580 Дж дульной энергии (что почти на 200 Дж больше Ео АК-47).

Один охотник, повертев в руках эту пулю, бросил презрительно: «Да разве это пуля?! Фигулька какая-то». Спорить я не стал, хотя пуля автомата Калашникова калибра 7,62 тяжелее всего на 0,4 г.

Фото 11

Изображение стреляной пули вышеупомянутых данных. Эта самая пуля пробила 25 см сосновых досок без малейшего вреда для себя. Частота её вращения после прохождения дульной насадки «парадокс» превышает 1400 об/с, что более чем достаточно для стабилизации пули в полёте (сравните с данными свинцовых пуль. Таблица 1). Следы нарезов без малейших признаков срыва. Результаты — налицо. На дальности 35 м пули этого типа давали группу 3,5-5 см, что уже вполне серьёзно для гладкоствольного оружия! По внешнему виду пуля напоминает, скорее, винтовочную нежели пулю дробовика. Впрочем, в этом нет ничего странного. Винтовочная баллистика диктует соответствующую форму и конструкцию. Какой-то выдающейся останавливающей способности от пуль подобного вида ожидать, конечно, не приходится. Однако эксперимент обнадёживающий. После нескольких сотен выстрелов пулями различных форм и масс ствольная насадка не обнаруживает заметных признаков износа.

Примечание.

Пулевая стрельба с применением дульных насадок вообще, а «парадоксов» в особенности, требует обязательной пристрелки оружия под конкретную дульную насадку.

Итак, осталось подвести черту

  1. «Парадокс» работает и работает неплохо, но лишь со специально изготовленными для этой цели боеприпасами.
  2. «Парадокс» открывает возможности применения дешёвых и очень эффективных для цели самообороны пуль с экспансивной пустотой.
  3. Применение пуль традиционных конструкций в «парадоксах» малоэффективно.

На прошедшей в начале июня 1998 года в московском Манеже Международной оружейной выставке я предложил пули своей конструкции представителям Краснозаводского химического завода. Увидим ли мы их на прилавках магазинов, покажет будущее.

Михаил Трушечкин
Мастер Ружье 50-2001

Поправки к закону «Об оружии» 2021 года| ПРОМЫСЛОВИК.ИНФО

В конце июня 2021 года свершилось то, чего так пыталось не допустить большинство граждан как уже являющихся владельцами гражданского оружия так и тех, кто только собирался вступить в ряды охотников. Несмотря на огромное количество направляемых обращений и от Союза оружейников России, коллективных писем от владельцев оружейных магазинов и простых граждан России в адрес Государственной Думы, Совета Федерации и канцелярию Президента России, данные обращения и мнения нескольких миллионов граждан остались без внимания. Президентом России 28 июня 2021 г. был подписан указ, о внесении поправок в ФЗ «Об оружии» №150 от 13.12.1996 года. По мнению большинства экспертов, внесение указанных поправок в ФЗ «Об оружии», просто напросто убьет отрасль отечественного гражданского оружия, приведет к удорожанию выпускаемого оружия и торможению в развитии на оружейном рынке России.

Итак, все по порядку. 23 июня 2021 года Совет Федерации единогласно проголосовал за принятие поправок к «Закону об оружии», но перед этим было единогласное одобрение внесение поправок Государственной Думой. Сама по себе процедура довольно обыденная, но проблема здесь в том, что именно ко второму чтению в проект попал целый ряд поправок, которые, если проект будет принят именно с ними, кардинально изменят всю ситуацию с оборотом гражданского оружия в России. Одновременно изменятся все текущие существующие правила.

Какие поправки к Закону об оружии приняты?

В законодательство введены следующие поправки:
Граждане России могут приобретать оружие только с 21 года. Ранее действующий закон о праве допуска с 18 лет будет отменен.
Для покупки оружия с наличием магазина или полуавтомат, необходимо иметь стаж обращения 2 года с одно или двуствольным оружием.
Вводится фактический запрет на любой тюнинг оружия.
Вводится фактический запрет на оборот оружия с укороченным стволом. Под эту категорию попадают любые компактные карабины и ружья.
Полный запрет «Парадокса» для гладкоствольного оружия. Причем это касается как съемных насадок «Парадокс», так и оружия, в которых этот самый «Парадокс» есть внутри в стволах.
Фактический вывод оружия со сверловкой ствола «Ланкастер» в категорию нарезного оружия.
Помимо всего, параллельно планируются поправки в Уголовный Кодекс, который криминализирует сбыт любого вида оружия. Ситуация сложилась достаточно серьезная, и то, как эти поправки были внесены, по мнению некоторых авторитетных лиц, имеется определенное движение, определенные силы, которые очень хотели, чтобы подобные поправки были приняты. В рамках сложившейся ситуации не следует расслабляться в ожидании, что проблема рассосется сама собою.
В декабре 2020 г. тихо и мирно появился проект № 1079629-7. Предложили его депутаты Государственной Думы от «Единой России» Пискарев, Валеев, Выборный, Ганиев, Карлов, Квитка, а также депутат от «Справедливой России» Рыжак.
В проекте не было ничего необычного – просто содержались некоторые правки, предлагаемые в «Закон об оружии» для небольшого улучшения. К примеру, предлагалось уточнить требования к формулировке об охолощенном оружии, которое направлено конкретизацию требования, на основании которых огнестрельное оружие становится охолощенным.
Далее предлагалось введение «Государственной информационной системы оборота оружия». Это давно назревшая новация, которая должна была появиться еще очень давно. Также было предложено ограничить возможность завладение оружием тем, кого поймали за управлением транспортным средством в пьяном виде.
Также предлагалось несколько сомнительных дополнений:
Запрет на владение оружием дважды судимым гражданам, но внятные обоснования не приводились.
Становление охолощенного оружия на учет, для возможности регистрации и контроля его оборота.
Введение дополнительных оснований для невыдачи лицензии или аннулировании действующих разрешений в случае не предоставлении владельцем оружия осмотра места хранения этого оружия.
Внесение каких-либо поправок не является абсолютной гарантией их принятием. Любые поправки должны пройти 3 чтения, после этого вносятся коррективы, но обычно ничего радикального не происходит.
После внесения данных поправок была надежда, что ко второму чтению мутные формулировку будут убраны, введутся корректные поправки. И уже довольно адекватный проект дойдет до второго чтения.
Однако в данном случае все пошло совершенно не так. Совершенно неожиданно, именно ко 2 чтению тихо и незаметно выкатили проект поправок. Причем поправки были настолько радикальными, что к изначальному проекту относились очень слабо.
Оружие с 21 года
Первое глобальное изменение – это возможность приобретения гражданами России оружия только с 21 года. Естественно, имеется оговорка, что если кто-то служил в армии, то сможет приобрести его раньше.
По мнению некоторых экспертов – это полнейший бред, поскольку, согласно закону, совершеннолетними считаются граждане, достигшие 18 лет. И именно с этого момента наступает полная правовая ответственность. Человек может сдавать на права, жениться, его призывают в армию, где выдадут то же оружие. И при этом не возникает никаких опасений, что 18-летний гражданин может сесть за руль многотонного автомобиля.
Согласно поправке, совершеннолетним человек будет считаться с 21 года, но тогда и все остальное тоже должно быть с того же возраста. Появляется мнение, что вносил эту поправку человек с неадекватной логикой. Вся мировая практика показывает, что от единичного психа с оружием нет абсолютно никакой защиты, и не важно, что будет у него в руках, и сколько ему лет.
Необходимость 2-х летнего стажа
Исходя из этой поправки, следует, что если вы впервые приобретаете себе оружие, то не можете купить никакое самозарядное ружье с подствольным магазином, ни оружие со съемным магазином. Имеется возможность купить себе только одноствольное либо двуствольное ружье переломку.
После принятия такой поправки пострадают даже не граждане, а пострадает в принципе весь рынок гражданского оружия. По статистике продаж, одно из самых популярных ружей в России – МР-155 самозарядный полуавтомат. Помимо этого имеются ружья с отъемным магазином, к примеру «Вепрь».
То есть, никакого оружия на базе автомата Калашникова или чего-то подобного, в принципе купить будет невозможно – только переломку с 1 или 2 стволами. Но это достаточно редкое на сегодняшний день оружие, и его приобретает небольшой процент граждан. Не все увлекаются охотой, имеются желающие просто пострелять в тире, по тарелочкам, по мишеням, ради спортивной стрельбы и так далее.
Поскольку переломки к такой эксплуатации не располагают, то продажи резко упадут. Как следствие – конвейер продаж и у концерна «Калашникова», и у «Молота», и у всех других производителей оружия просто банально встанет. Естественно, это очень негативно скажется на отрасли.
Подобное ограничение просто убьет гражданский рынок.
Запрет на тюнинг
В «Закон об оружии» вносятся технические определения: спусковой механизм, как механизм оружия, предназначенный для управления началом и окончанием стрельбы, и ударный механизм, механизм оружия, который обеспечивает приведение в действие ударного средства инициирования патрона.
Остается непонятным, зачем вносить определения, которые уже давно прописаны в ГОСТ 28653-2018. Странным получается тот факт, что депутаты просто берут понятия из ГОСТа, и зачем-то хотят прописать их непосредственно в «Законе об оружии». К тому же, они выдумывают совершенно новые сущности.
Однако проблема заключается не в переделке терминов, а в том, что вводится понятие «переделка оружия».
По факту получается, что любое изменения абсолютно любых частей оружия, основных и не основных, детали списанного оружия, которые по этой формулировке повлекли технические изменения характеристик оружия, учитываемых при сертификации, по сути, становятся незаконными. Самое интересное, что нигде в проекте не раскрывается, что такое эти самые «технические характеристики».
Вот это все в совокупности закладывает огромную коррупционную составляющую, и создает возможность придраться к абсолютно любому человеку.
К примеру: любой спортсмен никогда не стреляет с базового УСМ – он в первую очередь идет под замену. И это уже будет незаконно.
Под такие мутные формулировки можно будет подтянуть абсолютно, что угодно: приклад, цевье, дульный тормоз и т.д. По сути – любой тюнинг будет под запретом. Однако подают его под очень хитрым соусом, ссылаясь на то, что это всего лишь контроль за переделкой оружия и придания ему незаконных характеристик.
При этом депутаты совершенно забыли, что в «Уголовном кодексе», в «Законе об оружии» уже есть понятия того, чего можно, а чего нельзя.
Гнилой изюминкой данного пункта является маленькая приписка, что запрещается изменение маркировочных обозначений номера или клейма оружия. По сути, получается, что речь идет о технических клеймах, которые могут быть выжжены лазером кое-как, и просто банально стереться при эксплуатации от времени.
А когда оно сотрется, при очередной проверке инспекция будет отмечать нарушение, и доказать, что стирание произошло от износа, будет нереально.
Запрет на укороченный ствол
Этот пункт предполагает изменить методику измерения минимально допустимой длины оружия.
На данный момент в статье №6 «Закон об оружии» указана минимальная длина оружия, причем измерения производятся с расчетом длина ствола + длина ствольной коробки, даже если они разъемные. Если ствольной коробки нет, то меряется только блок стволов.
В новом же проекте предполагается иная формулировка: запрещается оборот оружия, имеющего длину цельного ствола от его казенной части или длину цельного ствола со ствольной коробкой менее 500 мм.
Здесь ставится под сомнение адекватность депутатов, предполагающих, что цельный ствол и ствольная коробка вырезаются из единого куска металла. Также непонятно, каким становится статус оружия, которое соответствует старым формулировкам, но не соответствует новым. На данный момент такого оружия достаточно много – у каждого владельца.
Совершенно непонятно, на что рассчитывают инициаторы запрета, и как этот же запрет будет работать на практике. Несомненно, всем владельцам интересно было бы узнать, на конкретных примерах, откуда родилась данная поправка. Никакие обоснования на этот счет в документации не указаны.
Запрет на оружие дважды судимым гражданам
Этой поправкой предлагается внести целый ряд новых лиц, которым также будет запрещено приобретать оружие.
Было бы очень интересно узнать, на каком основании, какой статистике, каких данных конкретно эти лица вообще попали в этот список. Очень хочется узнать у авторов данной поправки, сколько по их сведению вот таких вот самых лиц приобретает оружие, и какой ущерб общественной опасности они несут. Каких-либо данных в описании не указано.
Правда, к конкретно этому пункту имеется оговорка, что это изменение обратной силы не имеет, и тот, кто уже что-то приобрел, но входит в список этих лиц, все равно может продолжать владеть им. Но на практике, как это часто бывает, у людей возникнут проблемы с продлением. Также они не смогут приобретать ничего нового.
Следует отметить, что выдвигая ограничения, авторы абсолютно не удосужились предоставить ни одного обоснования. Сама же поправка вызывает мнение, что это просто имитация бурной деятельности и раздувания размера проекта, либо просто это адресное вредительство.
Полный запрет «Парадокса»
В статью №1 «Закон об оружии» предлагается добавить термины «гладкоствольное огнестрельное оружие» и «нарезное огнестрельное оружие», что само по себе странно ведь получается, что законом предлагается подменить собою ГОСТ Р 51888-2002, в котором уже 19 лет в стране установлены фундаментальные определения, касающиеся оборота оружия.
В частности там указано, что ствол «Парадокс» — это гладкоствольное оружие, с нарезами в дульной части ствола. Далее идет определение ствола этого типа: «ствол гладкоствольного огнестрельного оружия с нарезами длиной не более 140 мм со стороны дульного среза.
В поправке, которую ввели, полностью отсутствует понятие о стволах типа «Парадокс». В статье №3 «Закона об оружии» убирают приписку, которая относилась к гладкоствольному охотничьему оружию. Там было указано: « в том числе с длинной нарезной части не более 140 мм».
Тут возникает вопрос – какой статус обретает оружие, которое уже поступило в оборот согласно определению из ГОСТа, и которое противоречит определениям из формулировок «Закона об оружии».
Получается, что и отдельные насадки для гладкоствольного оружия типа «Парадокс», так и уже готовое оружие с нарезами в конце ствола просто становятся непонятно какими. И если ситуация с «Парадоксом» выглядит либо как недоработка, либо банальная глупость, то конкретно изменение формулировок относительно нарезов или форм ствола выглядит как конкретная борьба с такими калибрами, как 366 ТКМ, 22 Алтай и другими подобными псевдо нарезными калибрами.
Здесь имеется несколько довольно важных моментов. Когда такое оружие появилось в массовом обороте, это спасло оружейную отрасль от разорения, поскольку нашло много откликов среди граждан, которые начали его массово скупать. При этом, по сути, было открыто новое направление отрасли: помимо производства оружия было налажено производство патронов, капсюлей, специального пороха.
Становится совершенно непонятно, почему авторы проекта своей «легкой» рукой решили просто взять и уничтожить целую оружейную отрасль, родившуюся с таким трудом.
Подводя итог нападкам на «Парадокс» и «Ланкастер», хочется отметить, что в пояснительной записке нет никакого обоснования тому, зачем это нужно запрещать. Боле того, 6-летний опыт массовой эксплуатации такого оружия показал, что его следует отменить устаревшее безумное понятие «нарезного стажа», поскольку такое оружие в некоторых своих моделях не отличается от нарезного оружия.
От авторов этих проектов очень хочется увидеть экономические и фактические обоснования подобного решения.
Криминализация любого сбыта оружия
Авторами этой поправки выступают все те же депутаты, почти в полном составе. Суть предлагаемых изменений – это полностью переписать 222 и 223 статьи УК Российской Федерации, и четко прописать, что сбыт любого вида оружия становится отдельной частью статьи.
А самое интересное, что сбыт с использованием информационных телекоммуникационных сетей, в том числе сети «интернет», идет, как отягчающее обстоятельство. При этом, в описании проекта каких-то разумных обоснований, зачем вообще нужны подобные ограничения, не приведено.
Все правки были внесены очень уж как-то внезапно, и имеется ощущение, что депутатом удалосья за время летних каникул, пока зал полупустой, быстро пропихнуть эти самые поправки, чтобы на них никто не обратил внимания, поскольку затрагивается очень большая сфера интересов.

TR9 PARADOX в обвесе в Ижевске от компании ГОУ.

Самозарядный карабин TR9 PARADOX под патрон 345ТК разработан на базе 9мм карабина Сайга-9. Особенностью изделия является максимальная унификация с Сайгой-9, сверловка «Парадокс» в дульной части ствола, хромированные канал ствола и патронник, а также установленный комплект модернизации КМ-АК и телескопический приклад АК-ЭВО.

Карабин TR9 PARADOX сертифицирован как гладкоствольное оружие.

 

Технические характеристики
Калибр 345ТК
Магазин, шт. патронов 10
Длина, мм 830
Масса, кг 3,5
Длина ствола, мм 367
Длина со сложенным, мм 653
Вид сверловки Парадокс

 

Особенности:
  • совместим с магазинами под патрон 9х19 мм, ЗИП и обвесом от Сайги-9
  • сверловка «Парадокс» в дульной части ствола обеспечивает высокую кучность и дальность стрельбы
  • простая и надежная автоматика со свободным затвором
  • хромированный канал ствола и патронник
  • несъемный имитатор глушителя
  • складной регулируемый приклад АК-ЭВО, блокировка стрельбы в сложенном положении
  • цевье, накладка цевья, предохранитель с дополнительной площадкой под указательный палец и эргономическая рукоятка с принадлежностью из комплекта модернизации КМ-АК
  • откидная крышка ствольной коробки с планкой Пикатинни для установки коллиматорных прицелов
  • механические прицельные приспособления, разметка планки идентична Сайге-9 – 200 метров
  • штатно комплектуется прочным 10-зарядным магазином в удлиненном корпусе
Предложение на сайте носит информационный характер и не является публичной офертой. Более подробную информацию о наличии, цене, характеристике и комплектации товара вы можете
узнать у менеджеров по телефону (3412) 23-03-23, или написав нам на электронный адрес
[email protected]

 

МККК и ядерное оружие: история неприятного парадокса

16 июля 1945 года, ровно в 5:29:45 утра, «ядерный век» распространился на мир. Именно тогда было взорвано первое в мире ядерное устройство, ознаменовав успешный исход эпохального Манхэттенского проекта. Три недели спустя, после разрушения Хиросимы и Нагасаки, война и мир изменились до неузнаваемости. В самом деле, мир больше не может быть безмятежным, свободным от угроз условиями; отныне нарушение мира может означать полное уничтожение Человечества.Что-то, что-то радикальное, нужно было сделать, и это нужно было сделать быстро … Но, поскольку то, что было сделано, было недалеко от радикального, также потребовалось время. «Бомбе» позволили нарастить разрушительную силу; также было разрешено размножаться. Теперь связанная с постоянно совершенствующимися системами доставки (с точки зрения дальности и возможностей уклонения от радаров), «бомба» вводится в арсеналы все большего числа государств, и существует не только постоянная опасность ядерной войны между государствами. также реальная угроза со стороны негосударственных субъектов (в частности, посредством использования так называемых «грязных бомб»).

Практически неограниченный разрушительный потенциал «бомбы» заработал репутацию абсолютного сдерживающего фактора. После Хиросимы и Нагасаки он стал политическим оружием, которое никогда не должно было использоваться, поскольку последствия были слишком ужасными, чтобы их можно было даже представить. Таким образом, «бомба» стояла на страже десятилетий соперничества между двумя мощными блоками и, следовательно, рассматривалась как хранитель мира. Из-за этого двойного военного и политического характера ядерное оружие было выделено в отдельную категорию и, таким образом, выскользнуло из тисков усилий по разоружению, оставив человечество дрожать в его тени.

Кроме того, из-за своего экстремального характера «бомба» исказила гуманитарные дебаты. Одним из основных направлений деятельности МККК является наблюдение за применением международного гуманитарного права (МГП). Часть работы института состоит в том, чтобы убедиться, что воюющие стороны знают пределы разрушительной силы, находящейся в их распоряжении. Примечательно, что воюющие стороны должны знать, что право применять средства для нанесения вреда противнику не безгранично, что гражданские лица не могут быть мишенями, что военные не могут применяться без разбора, что окружающей среде нельзя наносить ущерб таким образом, который нанесет ущерб здоровью и выживанию людей. населения, проживающего там… МККК неустанно стремится сдерживать насилие в общепринятых пределах. Осведомленность учреждения о разрушительном потенциале ядерного оружия усиливается тем фактом, что МККК вместе с Японским Красным Крестом является единственной гуманитарной организацией, которая имела что-либо, приближающееся к опыту ядерной войны: его делегаты были одними из первых, кто прибыли в то, что осталось от Хиросимы, и недвусмысленно сообщили об ужасе, который они там увидели (см. телеграмму, отправленную из Хиросимы делегатом МККК Бильфингер-четвертым съездом 30 августа 1945 года).Потрясенный опытом и страданиями, пережитыми во время Второй мировой войны, в послевоенном мире, в котором царили осознание, надежда и трепет, МККК поставил перед собой задачу создать правовую основу, которая предотвратила бы повторение худшего. Результатом этой интенсивной гуманитарной деятельности явилась модернизация и совершенствование существующих Женевских конвенций (в частности, за счет введения нашей конвенции о защите гражданских лиц во время войны. Эта работа была завершена 12 августа 1949 года, менее чем через месяц. после того, как СССР произвел испытание своего первого ядерного оружия, событие, которое заставило по-новому взглянуть на растущую гонку вооружений.Тем не менее, несмотря на эту тенденцию или, возможно, из-за нее, международное сообщество не могло заставить себя уничтожить ядерное оружие так же, как оно имело боевые газы (и биологическое оружие), запрет которых был восстановлен в 1925 году (Женевский протокол). ) после их использования на полях сражений Первой мировой войны. После нескольких решительных призывов — в частности, Корейской войны и кризиса Суэцкого канала — нельзя было больше игнорировать риск полномасштабной ядерной войны. В середине пятидесятых годов МККК инициировал процесс, который существенно улучшил бы существующее МГП, введя в договорном формате четкое положение, согласно которому оружие массового уничтожения должно рассматриваться как незаконное само по себе.МККК представил штатам проект конвенции об «ограничении опасностей, которым подвергается гражданское население во время войны», которая привела бы к запрещению оружия прямого радиоактивного действия. К сожалению, к 1957 году этот процесс был сорван в основном из-за расширения разрыва между Востоком и Западом и неизбежной политизации вопроса о ядерном оружии (ср. 6 сентября 1945 г. и 5 апреля 1950 г. Дополнительные протоколы к Женевским конвенциям, апелляции МККК). Несмотря на наказание именно из-за этой неудачи, МККК вернулся к своему рабочему столу десять лет спустя, чтобы разработать и предложить то, что стало целью, которая заключалась в дальнейшем разъяснении ограничений, применимых к современной войне в отношении гражданского населения.Таким образом, преобладающее сочетание интересов, привязанностей и чувств привело к par adox: сообщество государств было готово ратифицировать важное соглашение о защите человечества в ситуациях конфликта, но не могло договориться о защите его от наиболее очевидной и самой разрушительной угрозы. на горизонте, и поэтому ряд государств категорически и формально исключили ядерное оружие из сферы действия Дополнительного протокола I. Рискуя остаться ни с чем, когда в этом возникла острая необходимость, МККК заставил себя принять неудобный постулат, согласно которому государство могут законно обладать ядерным оружием, хотя его использование, как правило, представляет собой серьезное нарушение МГП.Единственная оставшаяся арена, где можно было бы иметь дело с ядерным оружием, — это различные переговоры по разоружению, созываемые в зависимости от взлетов и падений международных отношений.

Неопределенность такого положения дел в вопросе о ядерном оружии усугубляется развертыванием так называемых тактических боевых частей, которые теоретически могут быть использованы против конкретных локализованных военных целей, таких как пещеры, подземные бункеры, корабли. и подводные лодки … Для МККК калибр ядерного устройства не имеет отношения к поставленной проблеме, поскольку использование даже «маленькой бомбы» нарушило бы моральный запрет, который после окончания Второй мировой войны не позволял использовать любые ядерное оружие.Такое нарушение, несомненно, откроет дверь для большей терпимости к применению ядерного оружия sui generis. Более того, форма возмездия, которую может спровоцировать такая атака, явно приведет к прямой и неконтролируемой эскалации.

Между тем устоявшийся постулат мало кого удовлетворил. В 1993 году Всемирная организация здравоохранения обратилась в Международный суд с просьбой вынести консультативное заключение по этому вопросу. Это было сделано 8 июля 1996 года.По сути, МС одобрил статус-кво, согласно которому, хотя «ни международное обычное право, ни международное обычное право не разрешают угрозу или применение ядерного оружия», они не запрещают полностью и повсеместно угрозу или применение »такого оружия. оружие. Судьи МС, однако, единогласно заявили, что угроза ядерным оружием или его применение должны, тем не менее, соответствовать требованиям существующего международного права вооруженных конфликтов и, в частности, МГП.Таким образом, с юридической точки зрения, мир вернулся на круги своя; конференции по разоружению проходили и проходили, в лучшем случае, с частичными результатами.

Сегодня и «массовая» угроза, и «тактический» вызов нормам сохраняются, и МККК остается управлять сохраняющейся ядерной опасностью как можно лучше, то есть в соответствии с имеющимися в его распоряжении правовыми инструментами. Каждый раз, когда возникает опасность войны, МККК, основываясь на консультативном заключении Международного Суда, напоминает противоборствующим сторонам об их обязательствах по МГП с прямой и установленной законом ссылкой на опасности, которые, как считается, связаны с применением ядерного оружия: «принципы и правила. международного гуманитарного права, и в частности принципы различия и соразмерности, а также запрет на причинение чрезмерных повреждений или ненужных страданий, применяются к применению ядерного оружия.Как заявил Международный Суд в своем консультативном заключении от 8 июля 1996 года, применение ядерного оружия в целом противоречило бы принципам и нормам международного гуманитарного права «.

Тем не менее, существует этический аспект, который выходит далеко за рамки правовых чтения юридических документов, и здесь МККК настаивает на своем. МККК решительно призывает все государства воздерживаться от применения любых форм ядерного оружия при любых обстоятельствах; кроме того, МККК призывает все государства противостоять катастрофической тенденции к ядерному оружию. распространение.Таким образом, МККК призывает государства продолжать переговоры с целью достижения полного запрещения ядерного оружия, а также ликвидации такого оружия, как они и обязались сделать … Будущие конференции по разоружению должны расколоть ядерный орешек раз и навсегда все и низвести ядерное оружие на страницы ужасающей, но завершенной истории.

МККК, 18.03.2003

Парадокс политики Uber в отношении оружия

Водителя звали Майкл Уоллес. Ему было 37 лет, он родился в Кентукки, женился, отец четверых детей.Он водил новенький Nissan Pathfinder в цвете Cayenne Red, а пистолет — подарок на день рождения от отца — хранил в кармане двери со стороны водителя. За более чем 4600 поездок за рулем Uber он ни разу не воспользовался им. А потом он это сделал.

Немного после 17:30. в субботу, 4 августа 2018 года, Uber направил Уоллеса в отель Louisville Marriott, чтобы забрать группу из пяти человек. Одним из них был Джон Стрэнд. Стрэнд приехал из Индианаполиса в рамках своей работы в компании, специализирующейся на установке окон.Его сопровождала жена Натали, домохозяйка их троих детей. В ту субботу Джон, Натали и трое коллег Джона встретились в вестибюле Marriott, планируя отправиться на ближайший завод по производству бурбона, где компания Стрэнда забронировала столик на ужин. Кто-то заказал Uber.

Через несколько минут Уоллес въехал на стоянку Marriott. Группа собралась, но у них был запрос в последнюю минуту перед отъездом. Другой коллега хотел поехать вместе с ними; мог бы Уоллес переставить заднее сиденье, чтобы разместить шестого человека?

Джон Стрэнд говорит, что Уоллес яростно протестовал.Уоллес утверждал, что запрос был адресован группе из пяти человек, а приложение Uber не позволяет добавлять дополнительных пассажиров к уже идущей поездке. По словам Стрэнда, когда группа предложила чаевые наличными за дополнительного пассажира, Уоллес обвинил их в попытке воспользоваться им. Группа даже не выехала из места сбора отеля, когда он приказал им всем выйти из машины.

После этого память Стрэнда расплывается. «Я так и не ожидал первого удара», — сказал он мне недавно по телефону. Стрэнд вспоминает удары по лицу, кровь на руках и мольбы жены и коллег, когда он и Уоллес дрались на стоянке рядом с отелем.Затем, согласно Strands, Уоллес отступил к машине и вытащил свое ружье, которое, как позже выяснилось, было заряжено семью боевыми патронами. Один из пассажиров вырвался, чтобы позвонить 911.

«У нас есть водитель Uber, у которого есть пистолет», — говорится в записи службы 911, полученной The Atlantic . «Нам нужна помощь.»

Стрэнд отобрал у Уоллеса пистолет, отбросил его и прижал его к земле. «Это не было похоже на Джеки Чана», — сказал мне Стрэнд. «Он катался по земле, надеясь, что тебе не выстрелят в лицо, и делал все, что мог, все время [чтобы увидеть] моего 5-летнего сына [снова].”

Читайте: такси безопаснее, чем Uber?

Когда Стрэнд остановил его, Уоллес задохнулся. Он сказал группе, что не может дышать. Коллега Стрэнда позвонил во второй раз в службу экстренной помощи. У Уоллеса была остановка сердца, и теперь он безвольно лежал на стоянке Marriott. По громкой связи оператор научил Стрэнда и его коллег, как выполнять СЛР, пока они ждали прибытия первых респондентов.

Уоллес скончался в больнице через три дня. У него не было страховки жизни на время вождения (Uber предлагает только страхование гражданской ответственности, которое отличается от традиционного страхования, спонсируемого работодателем), поэтому друг семьи создал кампанию GoFundMe, чтобы поддержать невесту и детей Уоллеса.(Через своего поверенного по недвижимости семья Уоллеса отклонила запрос на интервью.) В обновлении GoFundMe, поблагодарив жертвователей, его невеста написала: «Есть много людей, не только мы, которые очень любили Майка».

Когда семья Уоллеса оплакивала траур, полицейское управление метро Луисвилля расследовало его смерть как потенциальное убийство. Хотя вскрытие показало, что остановка сердца была вызвана дракой, полиция в конечном итоге обнаружила, что применение силы Стрэнда в тот вечер было оправданным.Полиция закрыла расследование, и Стрэнд вернулся в Индианаполис. Но в недавнем телефонном звонке он описал непреходящую тревогу, начавшуюся после инцидента: воспоминания, кошмары, серию консультаций. Он сказал мне, что ему поставили диагноз посттравматическое стрессовое расстройство в разгар четырехмесячного расследования убийства, во время которого ему приходилось пересказывать свою историю снова и снова. В конце концов, он оставил работу и посвятил себя выздоровлению.

В августе Стрэнд нашел выход своим чувствам: он подал иск против Uber, заявив, что Уоллеса никогда не следовало нанимать.Согласно судебным документам, в 2004 году Уоллес признал себя виновным в угрожающем проступке класса B, который должен был потребовать от него конфискации любого оружия, находящегося в его владении, и, как утверждается в иске, лишил его права на работу в Uber в 2016 году. В иске Стрэнда также утверждается, что, пообещав провести тщательную проверку всех водителей, Uber грубо исказил безопасность своего продукта. Наконец, и, возможно, наиболее логично, в иске Стрэнда утверждается, что Майкл Уоллес был штатным сотрудником, а не только подрядчиком, как Uber описывает своих водителей, что возлагает на компанию ответственность за его действия в ту ночь.

Прочтите: убийства, вызвавшие бойкот райдшеринга в Китае

Дело Стрэнда все еще рассматривается, а его адвокаты ждут даты суда. Представители Uber отклонили несколько запросов о комментариях к записи для этой статьи, но в электронном письме на номер The Atlantic они отметили, что компания добавила новые функции безопасности в приложение и обновила свою систему проверки данных для водителей.

Смерть Уоллеса и судебный иск Стрэнда кристаллизуют центральный парадокс гиг-экономики.С момента своего создания Uber (как и его коллеги на рынке поездок на автомобиле) несёт минимальную ответственность за огромную рабочую силу подрядчиков, которая подтолкнула его к многомиллиардной оценке, даже несмотря на то, что забастовки, судебные иски и оспариваемые судебные решения оспаривали эту позицию.

В официальном ответе Uber на иск Стрэнда он не только отрицал, что Уоллес был сотрудником; он отрицал, что какой-либо драйвер есть. Uber «не нанимает водителей, и, следовательно, нет« водителей Uber », а пользователи приложения Uber не являются« водителями Uber »», — говорится в его ответе на иск.Скорее, Uber называет себя посредником, платформой, которая связывает людей, которым нужны поездки, с независимыми подрядчиками, которые водят автомобили. В документе она упоминает себя только как «технологическую компанию» и категорически заявляет, что «не оказывает никаких транспортных услуг».

Но если водители, подобные Уоллесу, действительно являются подрядчиками, Uber не может отменять законы штата в таких местах, как Кентукки, которые дают гражданам право носить оружие в своих автомобилях. В иске Стрэнда утверждается, что самооценка Uber сама по себе представляет опасность для водителей — она ​​позволяет компании оградить себя от ответственности и не позволяет ей контролировать то, что происходит, когда водители игнорируют ее правила.И, как выясняется, водители нарушают правила.

Uber запретил использование оружия в автомобилях как для водителей, так и для пассажиров с 2015 года. Но по электронной почте и через Facebook Messenger четыре нынешних и четыре бывших водителя сказали мне, что они носят огнестрельное оружие на работе. Объясняя, почему, каждый из них ссылался на ту же самоопределенную риторику, которую Uber использовал для рекламы в метро, ​​чтобы соблазнить водителей, и использовал на слушаниях для оправдания бизнес-модели: водители поддерживают хорошие рейтинги, владеют собственными автомобилями, устанавливают свой собственный график работы, действуют как собственные начальники и соблюдайте местные законы.Но в конечном итоге они работают на себя, и Uber, если использовать термин Кремниевой долины, всего лишь платформа.

«Пусть« запретят »оружие, — сказал мне водитель такси Uber из Лас-Вегаса. «Они не могут добиться этого». Как и многие другие водители, с которыми я разговаривал, он сказал мне, что, по его мнению, компания эффективно променяла свое право на принудительное исполнение ради экономии средств, связанных с наймом подрядчиков: «В конечном счете, я не думаю, что Uber несет ответственность за то, чтобы кто-то чувствовал себя в безопасности», — сказал он. продолжение. «Моя безопасность — это моя ответственность.Uber — компания-разработчик программного обеспечения. Их ответственность — приложение ».

Прочитано: 3 миллиона водителей Uber собираются получить нового начальника

В 2017 году водитель из Майами Хосе Мехиа подал федеральный коллективный иск против Uber с требованием отменить запрет на огнестрельное оружие. Закон Флориды 2008 года «Принеси свое оружие на работу» дает сотрудникам право хранить легальное огнестрельное оружие в личных шкафчиках или в собственных автомобилях. Разумеется, с Uber автомобиль — это рабочее место. Мехиа утверждал, что политика Uber нарушает закон Флориды, и, ссылаясь на инцидент, в котором водитель Uber с лицензией на скрытое ношение оружия выстрелил и обезоружил боевика из Чикаго, утверждал, что вооружение водителей Uber может спасти жизни.

Майкл Хиршон

Но Мехиа не смог доказать, что Uber нарушил его права: его не уволили или ему не угрожали отстранением. Да, компания объявила о запрете, но не помешала ему носить огнестрельное оружие. В 2018 году суд Флориды отклонил иск без каких-либо предубеждений.

Здесь мы имеем дело с чисто американским абсурдом: водители могут носить оружие на работу, в бар, в супермаркет, но не в своих автомобилях, используя приложение для перевозки пассажиров. Как и Mejia, они существуют в пространстве между именем и эффектом, придерживаясь запрета с минимальным практическим применением.

«Я соблюдаю все законы штата», — сказал водитель из Юты, которая, как и Флорида, разрешает водителям перевозить заряженное оружие в своих автомобилях. «Они могут отключить меня, но в случае, если мне понадобится огнестрельное оружие, это не имеет никакого отношения к тому, что я останусь на платформе».

Только один из водителей, с которым я разговаривал, Марк Д’Андре, сказал мне, что он был отключен или столкнулся с какими-либо санкциями со стороны Uber за ношение оружия. Д’Андре из Детройта рассказал мне, что этим летом его уволили после того, как пассажир сообщил о пистолете в его машине.Он говорит, что протестовал, отметив в Uber его права на скрытое ношение и чистое вождение. Он сказал мне, что его аккаунт все еще деактивирован.

Как и многие другие водители, Д’Андре отметил, что он подвергает себя значительному риску — финансовому и физическому — чтобы водить Uber, и ему нужно оружие, чтобы защитить себя. Ограбления и угоны автомобилей против водителей Uber — явление редкое, но не редкость. Ни один из вооруженных водителей, с которыми я разговаривал, не подвергался нападению, но каждый из них описал чувство сильной уязвимости, когда он ехал в одиночестве и часто в незнакомых местах, в неизвестных местах.

«[В] Детройте, просто оказаться не в том [районе] в неподходящее время дня или ночи в правильной машине может быть опасно для вас», — сказал Д’Андре через Facebook Messenger. «Особенно учитывая то, что Uber требует, чтобы у вас была более новая машина в хорошем состоянии, чтобы ездить за них, что повышает вероятность того, что вы попадете в цель».

Даже когда водители вооружены, они почти никогда не используют свое оружие: «Несчастные случаи», как их описывает Uber, случаются редко. Но случай Стрэнда показывает, как оружие может превратить редкие случаи конфликта в катастрофу.«Мы имеем дело с реальными людьми, настоящей семьей, а не с числами и не в процентах», — сказал Стрэнд. «Я бы хотел, чтобы [Uber] знал о личных последствиях. Если клиенты небезопасны, результаты будут ужасающими ».

Иск Стрэнда основывается на том же аргументе, который используют защитники труда и исследователи: система Uber, использующая алгоритмы для управления нагрузкой на водителей при поездках, является формой контроля, которая должна определять его как работодателя. Это противоречит тому, как компания представляет себя в юридических документах: просто как платформу, используемую водителями, которые сами обеспечивают транспортировку.

«Есть все эти маленькие способы, которыми [Uber] подрывает истинную независимость водителей и мешает им принимать реальные, информированные решения о работе, которую они берут на себя», — сказал мне Алекс Розенблат, этнограф и исследователь, изучающий экономику работы. Программное обеспечение отслеживает каждое движение водителей, а приложение подталкивает их к определенным поездкам. До 2016 года водители могли быть отстранены или уволены из-за процентной ставки ниже 80 процентов. После того, как в меморандуме Национального совета по трудовым отношениям 2019 года было отмечено, что компания «ограничила выбор водителей поездок [и] установленных тарифов», Uber объявил о своей услуге Uber Pro, которая стимулирует высокие показатели приема, предлагая дополнительные вознаграждения водителям с более высокими рейтингами.

Ранее в этом месяце вступил в силу Закон о собрании Калифорнии № 5 (AB5); Законодательство устанавливает новые стандарты в отношении того, как компании назначают подрядчиков и сотрудников. В настоящее время Uber оспаривает эту меру в суде, называя ее «иррациональной и неконституционной», но тем временем компания медленно начала тестирование функций, которые обеспечивают большую прозрачность для водителей, в том числе дают им возможность видеть запрошенный райдером пункт назначения и сколько они я бы совершил конкретную поездку, прежде чем принять ее.

Автор законопроекта, член законодательного собрания Калифорнии Лорена Гонсалес, утверждает, что Uber не решается проводить реклассификацию отчасти потому, что ему придется взять на себя большую ответственность за действия своих водителей, чем если бы они оставались подрядчиками. «Ответственность — одна из самых больших проблем, о которой не говорится», — сказала она The Washington Post . В ответ представитель Uber Ноа Эдвардсен сообщил Post , что «ответственность за нарушения безопасности просто никогда не была частью аргументов или стратегии [Uber] в отношении AB5.

Подчеркивая автономию водителей, Uber оптимизировал свои услуги, чтобы избежать ответственности, к которой стремится Стрэнд. Это правда, что многие водители ищут работу как дополнительный доход, но многие работают 40 часов или более в неделю и используют ее в качестве основного семейного дохода. Это люди, над которыми Uber может установить огромный контроль, не выдавая прямых распоряжений, которые мы связываем с традиционной занятостью.

У влияния Uber на водителей — неявного, алгоритмического или иного — есть пределы.И когда водители решают, что им нужно оружие для самозащиты, экономические компромиссы между ответственностью, классификацией и автономией кажутся несущественными. В штатах, где огнестрельное оружие юридически оформлено как право владельца, водителям нужно лишь следовать риторическим путем, проложенным для них Uber. Бизнес-модель Uber зависит от «независимости» водителей, но спотыкается, когда водители решают ее реализовать.

Технологический и риторический парадокс Иэн Э. Дж. Хилл

Парадокс Техно — частая тема в научной фантастике — это расхожее убеждение, что технология способна как уничтожить человечество, так и сохранить его. Пропаганда оружия, войны и терроризма рассматривает, как этот парадокс применим к некоторым из наиболее опасных технологий: демографическим бомбам, динамитным бомбам, химическому оружию, ядерному оружию и самодельным взрывным устройствам. В исследовании

Hill’s анализируется риторика, использовавшаяся для продвижения такого оружия в девятнадцатом и двадцатом веках. Изучив «Эссе о принципах народонаселения » Томаса Р. Мальтуса, адрес зала суда обвиняемого в бомбардировке Хеймаркет Августа Спайса, армейский учебник «Химическая война » генерал-майора Амоса А.Фрайс и Кларенс Дж. Уэст, жизнь и письма физика Манхэттенского проекта Лео Сцилларда и труды Теда «Унабомбера» Качиньски, Хилл показывают, как современные общества оснащены обильными риторическими средствами для описания и обсуждения чрезвычайных возможностей оружия для обоих разрушать и защищать. В книге используется срединный подход между языком и материализмом, сочетающий традиционную риторическую критику текстов с анализом убедительной силы самого оружия как объекта, независимо от вмешательства человека.

Пропаганда оружия, войны и терроризма — первое исследование подобного рода, раскрывающее, как сочетание оружия и риторики способствовало размаху убийств в девятнадцатом и двадцатом веках, и проливающее свет на то, как человечество понимает свою склонность к насилие. Эта книга будет бесценной для исследователей риторики, ученых и техников, а также для изучающих войну.

Из введения, «Парадокс Техне и оружейная риторика»

Они будут послушными инструментами разрушения, пока дух созерцает разрушение; и они станут конструктивными, как только дух решит построить великие постройки.- Эрнст Юнгер (1932) Но там, где опасность, растет / Спасительная сила тоже. — Фридрих Гёльдерлин (1803) Технологии уничтожат человечество, а технология предоставит человечеству единственное средство защиты от уничтожения. Это банальное убеждение я называю парадоксом Техне. Этот технологический и риторический парадокс снова и снова появляется в массовой культуре, особенно в научной фантастике, например, в трилогии о фильмах «Терминатор» (1984, 1991 и 2003 гг.) И в сериалах, таких как «Звездный крейсер Галактика» (2004–2009 гг.), «Эврика» (2006–2012 гг.), и возрожденный сериал «Доктор Кто» (2005–).В этих фантастических сюжетных линиях технологии уничтожают человечество и сохраняют его. Они учат человечество, что технологии служат нам до тех пор, пока не убьют нас, и только то, что убивает, может нас спасти. Риторически такие нарративы призывают человечество осознавать, что его технологическое высокомерие приведет к катастрофе, и призывают человечество искать технологические решения самых катастрофических проблем. Однако парадокс Technē выходит далеко за рамки популярной культуры, проникая в риторику людей, размышляющих о преимуществах и недостатках бесчисленных технологий в реальных ситуациях, в ситуациях жизни и смерти.

Technē’s Paradox влияет на размышления о широком спектре технологических дилемм и их риторическое обсуждение. Он подкрепляет основные предпосылки анализа рисков, проводимых государственными политиками при рассмотрении использования технологий в отношении безопасности транспорта, болезней и преступности. Это разжигает экологические споры о загрязнении, перекрытии рек, методах сельскохозяйственного производства и управлении отходами. Ископаемое топливо и ядерное деление угрожают глобальной катастрофой ради производства энергии, в то время как ветряные и водяные турбины, солнечные батареи и долговечные батареи, похоже, предлагают технологические возможности для предотвращения или уменьшения таких катастроф.Technē’s Paradox оживляет оценки капиталистического общества потребления и разрастается в описаниях цифровой культуры и футуризма. Он проявляется, когда ставки не так высоки, и в лучшие и худшие дни отражает наши преувеличенные чувства к самым банальным машинам. В суматошное утро смертельная травма в виде сломанного кофейника или спущенной шины может заставить человека чрезмерно осознать, насколько люди зависят от набора «фоновых технологий» для сохранения базового психического здоровья.

Однако чем опаснее технология, тем выше ставки для переговоров о двойной истине, связанной вместе кажущейся неизбежностью одновременного технологического разрушения и технологической консервации.В этой книге основное внимание уделяется некоторым из самых опасных видов технологий — оружию — и риторике их разработки и использования. Как писал Льюис Мамфорд, «настоящие оргии разрушения, обширные коллективные вспышки ненависти стали возможны только тогда, когда цивилизация предоставила технические средства для их осуществления». Оружие способствует «оргиям разрушения» человечества. Почти повсеместное технологическое и риторическое затруднение Парадокса Техно и угроза технологического уничтожения с применением оружия пронизывают шаткие отношения человечества с машинами и системами, влияя на наши убеждения, а также на наши действия.Оружие разработано или присвоено с явным намерением убить. Тем не менее, помимо своей физической силы, они обладают геополитическими, этическими и культурными силами. Поэтому они являются наиболее важными из технологий для понимания парадокса Technē. Постоянное распространение «Парадокса Техно» в этом контексте можно наблюдать как идеологию, как тревогу и как риторику. В качестве идеологии Technē’s Paradox увековечивает инновации, производство и развертывание оружия в целях защиты человечества от голода, чумы и войн.В качестве тревоги он представляет оружие для населения мира с постоянной угрозой катастрофы или даже истребления, а также представляет оружие как панацею, снимающую тревогу. В качестве риторики он ограничивает и расширяет изобретательский диапазон того, как люди сообщают об оружии и насколько оно убедительно. В этой книге я утверждаю, что парадокс Technē является фундаментальным, если не внутренним, в том, как люди используют технологии для убеждения, и в том, насколько убедительны сами технологии. Я использую греческий термин technē, чтобы описать этот центральный технологический и риторический парадокс, чтобы нарисовать внимание к тесной взаимосвязи между мировоззренческими способностями как риторики, так и технологий.Короче говоря, technē означает умелое ремесло. Аристотель, определяя риторику как тип техники, которая включает в себя открытие и создание доступных средств убеждения, связал риторику с такими разнообразными техническими действиями, как создание здоровья с медициной, создание правосудия с законом, создание лодок с судостроение и строительство зданий с архитектурой. Марта Нуссбаум определила техно как «преднамеренное применение человеческого интеллекта в какой-то части мира, дающее некоторый контроль над туче [удачей]; он занимается управлением потребностями, а также прогнозированием и контролем будущих непредвиденных обстоятельств.«Универсальность, обучаемость, точность и« стремление к объяснению »также характеризуют technē для Nussbaum. Таким образом, человек, владеющий техникой, обладает дальновидностью, «своего рода систематическим пониманием» и «каким-то способом упорядочивания предмета», все из которых прививают готовность к техническим вопросам и контроль над ними. Таким образом, искусство технологии и искусство риторики пересекаются, так же как этимологические корни слова «технология» указывают на понимание этого слова, которое соединяет умение изобретать (technē) с языком (logos).Перекрытие технологии и риторики в идее technē указывает на то, что технологические изобретения влияют на риторические изобретения, а риторические изобретения влияют на технологические изобретения. Риторику можно рассматривать как «логотип техники» и технику логотипов, или убедительную способность как машин, так и слов. Technē, как я использую этот термин, таким образом относится к сотворческим способностям создания мира, которыми обладают риторика и технологии, риторики и инженеры, документы и машины.Технологии не убивают в одиночку. И люди тоже. И технологии, и люди зависят друг от друга, а также от языка, языка насилия и языка, который мотивирует насилие. Таким языком является риторика, связанная с оружием, или способы, которыми люди спорят, обсуждают, описывают, защищают и выражают несогласие с оружием, а также то, как само оружие мотивирует убеждения и действия. Риторика оружия убеждает людей убивать посредством идеологического построения политической экономии, религиозного догматизма, патриотизма, национализма, расизма и ненависти; через военных стратегов, командиров и сержантов по строевой подготовке; через политиков, политику, технократию и дипломатию; через СМИ; через развивающуюся оружейную промышленность и капиталистическую экспансию; через милитаризацию науки, техники и университетов; через маркетинг и продажу оружия отдельным лицам, группам и государствам; и через физическое присутствие оружия.Растет число ученых, посвященных оружейной риторике, включая работу Лизы Керянен о том, как «биобезопасность» продвигает технологические решения для атак с применением биологического оружия; Работа Гордона Митчелла о том, как «стратегический обман» направляет и подавляет общественные дебаты о системах оружия; и работа Эдварда Скьяппы о том, как «ядерное оружие» препятствует участию общественности в разработке ядерной политики. Более того, Поль Вирилио был непреклонен в том, что насилие является неотъемлемой частью коммуникации и что «информационная бомба» или «оружие массовой коммуникации» — это не просто игра слов.В каждый момент, когда было развернуто оружие, и в каждый момент обсуждения, когда мир перерос в войну и когда война заикалась, люди задавались вопросом о том, вызовет ли оружие уничтожение человечества или его сохранение. Риторика оружия — это язык, который постоянно вступает в концептуальный контакт с парадоксом Техно. Таким образом, разговоры или записи об оружии побудили задуматься о том, как риторика помогает подтолкнуть людей к вечному глобальному миру или истреблению. В свою очередь, я называю различные способы, которыми риторы адаптируют свой язык к парадоксу Technē, «преодолением парадокса».«Пока риторы обсуждают и наличие оружия, и загадку парадокса Техне, судьба все больших и больших групп населения зависит от силы риторики. Дилемма парадокса Техно Двойное использование азотных удобрений одновременно с защитой и разрушением является первым примером того, как оружие и технологии в целом вызывают парадокс Техне. Около девяти часов утра 19 апреля 1995 года заминированный грузовик врезался в федеральное здание имени Альфреда П. Мурра в Оклахома-Сити.Скорость взрыва составила 7000 миль в час, а его сила в 74000 фунтов равнялась силе землетрясения магнитудой 4 балла. Основное взрывчатое вещество — аммиачно-нитратное удобрение — разрушило фасад здания. Бомбардировщики, Тимоти Маквей и Терри Николс, сконструировали бомбу, загрузив 108 пятидесятифунтовых мешков с удобрениями, три пятисотфунтовых бочки с нитрометановым топливом и некоторое количество взрывчатки на нитрате аммония / дизельном топливе (ANFO). грузовая машина. Они убили 168 человек и ранили 680 человек.Внезапное нападение, которое произошло в ответ на рейд правительства США в 1993 году на резиденцию Бранч Дэвидиан недалеко от Вако, штат Техас, в одно мгновение стало шокирующим напоминанием о взрывной силе синтетических удобрений. Бомбардировщики не столько превратили удобрения в оружие, сколько реализовали одно из основных применений нитрата аммония — убили множество людей. Немецкий химик Фриц Габер, получивший в 1918 году Нобелевскую премию по химии, начал исследовать, как производить азотные удобрения в в начале двадцатого века с целью накормить больше людей, а не убивать их.В 1911 году технология массового производства нитрата аммония должна была казаться Хаберу безоговорочным благом для человечества. Хабер сказал о своем открытии, что «улучшенное азотное удобрение почвы приносит человечеству новые питательные богатства» до такой степени, что «химическая промышленность приходит на помощь фермеру, который на хорошей земле превращает камни в хлеб». Однако, как только разразилась Первая мировая война, Хабер применил свою изобретательность не только для того, чтобы накормить голодное население военного времени, но и для взрыва врага.Изобретая промышленный процесс, объединяющий азот и водород для получения аммиака, он помог осуществить оба подвига. Процесс Габера, позже усовершенствованный Карлом Бошем, обеспечил Германию значительной частью нитрата аммония, необходимого ей для вооружения в течение четырех лет интенсивной войны. Кроме того, химическая проницательность Хабера подготовила его к наблюдению за первым успешным нападением Германии с применением химического оружия и первым успешным нападением с применением хлорсодержащего газа в Ипре 22 апреля 1915 года. В 1916 году он стал директором Службы химического оружия Германии и его Leuna-Werke — обширный комплекс химических заводов — снабжал Германию химическими боеприпасами и удобрениями в качестве основного производителя каждого из них.Таким образом, тот же химик, чья технология позволила значительно увеличить сельскохозяйственное производство в двадцатом веке, также способствовала повсеместной разработке военных взрывчатых веществ, усилиям Германии по началу химического оружия и последующей международной гонке вооружений. Огромные расходы на немецкие химические заводы по производству нитратов двойного назначения стимулировали расширение военно-сельскохозяйственных технологий, расширение, которое послевоенный рост населения и сельскохозяйственная необходимость сделали постоянным, даже с разрушением некоторых немецких химических заводов в соответствии с требованиями Договора. Версаля.В конце двадцатого века нитрат аммония одновременно питал монокультуру товарной культуры Оклахомы — пшеницы — и взорвал здание Мурра в Оклахома-Сити. Его взращивали, а потом уничтожали. Тем не менее изобретательность самой бомбы из грузовика с удобрениями и присвоение ею обычных промышленных продуктов не привели к очернению оружия, в отличие, например, от клеветы на водородные бомбы и нервно-паралитический газ зарин. Оскорбление массового производства нитрата аммония, нитрометана и арендованных грузовиков значило бы принижать три фундаментальных компонента экономики США — сельское хозяйство, химию и транспорт.Запрет на использование продуктов немецкой военной техники для широкого использования грозит голодной смертью большому населению. Так должны ли люди жить в страхе перед удобрениями или использовать их как окончательное доказательство того, что человечество может изобрести технологии, чтобы поддерживать себя? (Здесь заканчивается отрывок.)

Секс как оружие: андерграундный комикс и парадокс освобождения

Секс, наркотики и рок-н-ролл: эта фраза стала одновременно мантрой и эпитафией для бессвязного феномена «контркультуры» в Америке.В конце 1960-х — начале 1970-х годов он был символическим центром центростремительная сила движения заговор / революциястиль, который стремился противостоять тому, что ее члены считали американской военной культурой, пластическим материализмом американского успеха в пригородах и устойчивостью культуры дефицит (проявляется в протестантской трудовой этике и подавлении сексуальности) в посреди изобилия. Однако, несмотря на свою символическую важность, значение слов «секс, наркотики и рок-н-ролл» никогда не было прозрачным или неопределенным, и Модные сообщества Америки боролись из-за значимости претензий воплощенная в этой фразе на протяжении всей жизни контркультуры.Теперь, десятилетия спустя старый лозунг контркультурного восстания (пережившего за прошедшие годы с меньшим количеством изменений, чем большинство его сторонников). облеченный гораздо менее сложной исторической легитимностью часто соединили силы маркетинга и ностальгии. 1

молодых людей поддерживаются на языке, который варьировался от намеренно непристойного до неприличного. тщательно философский, предлагал преодоление духовной нищеты Американская культура для тех, кто готов ее искать. Некоторые в контркультуре пошел дальше, утверждая, что даже наименее осознанные встречи с этими опыт может предложить путь, каким бы окольным он ни был, к большей свободе и политическая правота.Как «Белая пантера» Джон Синклер сказал интервьюеру из East Village Other (EVa), настаивая на политическом значении MC5: «Итак, вы слушаете группу … вы просто сходите с ума и получаете хорошее время. Выбрось нижнее белье, курить дурь, ебать … Скорее, чем пойти туда и произнести речь о наших моральных обязательствах во Вьетнаме, вы просто делаете их такими причудливыми, что они никогда не захотели бы пойти в армию в первую очередь место …. «2 Политика может быть достигнута с помощью культурных инструментов, заявил он, потому что культура была политической.Умопомрачительный опыт секса, наркотиков или музыка, скорее всего, изменила мировоззрение молодежи Америки, чем были все искренние речи и политические увещевания, в которых открыто политическое направление Движения оказало такое большое доверие.

Кибер-парадокс: каждое наступательное оружие — (потенциальная) брешь в нашей защите — и наоборот.

Как отмечает Бен, правительство США опровергло сообщение Bloomberg News о том, что «США» Агентство национальной безопасности знало как минимум два года о недостатке в способе, которым многие веб-сайты отправляют конфиденциальную информацию, теперь получившем название «ошибка Heartbleed», и регулярно использовало его для сбора критически важной информации.В статье New York Times об этом опровержении говорится:

Джеймс А. Льюис, эксперт по кибербезопасности из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, сказал, что утверждение, что N.S.A. знал об ошибке Heartbleed и накапливал его для собственных целей, что не соответствовало политике агентства.

«В таком случае это было бы странно для АНБ. позволить этому уйти, если они думали, что существует такой большой риск », — сказал он.

Я не знаю, какова «политика» АНБ по этому поводу.Но здесь кроется важный, очень сложный и мало обсуждаемый вопрос.

Публичные отчеты предполагают, что инженеры АНБ или обнаруживают, или покупают, а затем сохраняют уязвимости нулевого дня (то есть дефекты программного обеспечения, неизвестные поставщику и другим лицам). Нулевые дни помогают АНБ и Киберкомандованию в их кибер-эксплуатации и кибератаках. (Например, сообщается, что Stuxnet использовал четыре уязвимости нулевого дня.) Нулевые дни полезны при создании наступательных эксплойтов только в той степени, в которой они неизвестны и не исправлены.Но если АНБ накапливает такие уязвимости и если уязвимости сохраняются в общедоступном программном обеспечении, то другая сторона, помимо АНБ, может обнаружить уязвимость и использовать ее в наступательных целях, в том числе против компьютерных систем правительства США, американских фирм и частных лиц. И поэтому правительство стоит перед трудным выбором: оно может приберечь нулевой день для наступательных целей, но оставить все компьютерные системы, затронутые нулевым днем, уязвимыми для эксплуатации или атак; или он может раскрыть уязвимость и позволить исправить ее, усиливая защиту за счет потенциального наступательного инструмента.Бывший директор АНБ Майкл Хайден охарактеризовал этот вопрос как «извечный» вопрос разведки: «Что вы делаете с уязвимостью, исправляете ли вы ее или используете?» (См. Встроенное видео, примерно 2:20.)

Предположительно, политика, о которой говорит Джеймс Льюис, объясняет, как правительство США решает, какие нулевые дни хранить в секрете, а какие не исправлять, а какие сделать общедоступными и доступными для исправлений. (Обратите внимание, что бывший советник Белого дома по кибербезопасности и член президентской группы обзора Ричард Кларк сказал, что такой политики не существует: «Предполагается, что должен существовать какой-то механизм для принятия решения о том, как они используют информацию для нападения или защиты.Но нет ».) Очевидно, здесь есть существенные компромиссы. Как о них думать?

Кори Доктороу недавно провел аналогию с общественным здравоохранением:

Если вы обнаружили, что ваше правительство собирает информацию о паразитах, передающихся через воду, вместо того, чтобы пытаться их искоренить; Если вы обнаружите, что они больше заинтересованы в том, чтобы использовать тиф в качестве оружия, чем в его лечении, вы потребовали бы, чтобы ваше правительство относилось к вашему водоснабжению с должной серьезностью и серьезностью.

Доктороу заключает:

Если GCHQ хочет улучшить национальную безопасность Соединенного Королевства — если АНБ хочет улучшить американскую национальную безопасность — они должны ремонтировать нашу технологию, а не нарушать ее. Технологии британцев и американцев постоянно подвергаются смертоносным атакам со стороны преступников, иностранных шпионов и уродов. Наша безопасность лучше обеспечена защитой от этих угроз, чем подрывом безопасности, чтобы полицейским и шпионам было легче атаковать «плохих парней».”

Брюс Шнайер предлагает похожее предложение:

[T] АНБ необходимо перебалансировать, чтобы COMSEC (безопасность связи) имел приоритет над SIGINT (разведка сигналов). Вместо того, чтобы сознательно ослаблять безопасность для всех, АНБ должно работать над повышением безопасности для всех.

Ричард Кларк рассуждает в том же духе, но с некоторыми оговорками: «Если правительство США знает об уязвимости , которая может быть использована при нормальных обстоятельствах , его первая обязанность — сообщить U.С. пользователей ». (Курсив добавлен.)

Абсолютистская позиция Доктороу и Шнайера может быть правильной, но ее трудно понять. Помимо всего прочего, нам необходимо знать гораздо больше о значении уязвимостей, а также об эксплойтах и ​​атаках, которые они делают возможными, в общем уравнении безопасности. Затем нам нужно будет сопоставить это значение со значением неадресированных угроз сетевой безопасности (в широком смысле, включая угрозу для работы сети), не считая вероятности того, что другие, помимо USG, могут обнаружить и использовать уязвимость.Я не специалист в этом вопросе и не могу думать о том, как оценивать ценности в этих контекстах. Но с этим важным предостережением Доктороу и Шнайер могут придать слишком мало веса (насколько я могу судить без веса) потенциальному значению безопасности хранения уязвимостей. То есть не очевидно, что для правительства оптимальный компромисс — никогда не хранить уязвимости.

Майкл Хайден приводит контекст, в котором уместно хранить уязвимость в секрете, при объяснении концепции «НОБУС» — i.е. «Никто, кроме нас». Хайден объясняет (примерно 2:10):

Вы смотрите на уязвимость через другую призму, если даже с учетом уязвимости она требует значительных вычислительных мощностей или существенных других атрибутов, и вы должны решить, кто еще может это сделать? Если здесь есть уязвимость, которая ослабляет шифрование, но вам все еще нужно четыре акра компьютеров Cray в подвале для работы, вы как бы думаете «НОБУС», и это уязвимость, которую мы этически или юридически не обязаны пытаться исправлять — — это то, что мы можем попытаться использовать с этической и юридической точки зрения, чтобы обезопасить американцев от других.

Я могу представить себе другие обстоятельства, при которых было бы целесообразно хранить и использовать уязвимость, а не исправлять ее. Что, если уязвимость в основном или исключительно обнаружена в программном обеспечении, используемом злоумышленником? Что, если уязвимость по какой-то причине вряд ли будет обнаружена в течение соответствующего периода времени кем-либо, кроме АНБ? (Подробное описание этой последней идеи, а также объяснение мощных обстоятельств, при которых у спецслужб есть стимулы для защиты, а не для исправления уязвимостей, см. В этой интересной статье Фридмана, Мура и Прокаччиа.) Что, если наступательная ценность уязвимости огромна, и угроза безопасности, которую она помогает устранить, значительна, а затраты на безопасность, связанные с неразглашением уязвимости, относительно невелики? И так далее. Я не говорю, что такие ситуации возникают часто. Но ни Доктороу, ни Шнайер не рассматривают компромиссы или возможность того, что они могут по-разному обналичивать деньги в разных контекстах. Похоже, они думают, без каких-либо дополнительных аргументов, что сетевая безопасность — это абсолютная ценность, которая всегда важнее.Может быть, так и должно быть, но им нужно объяснить, почему иногда нельзя разрешать компромиссы по-другому.

Это обсуждение, очевидно, имеет отношение к вопросу о том, должна ли Cybercommand быть тесно связана с АНБ или отдельно от него, или, в более общем плане, хотим ли мы, чтобы одна и та же организация выполняла кибернаступление и киберзащиту. Одна из возможных причин, по которой одна и та же организация должна отвечать за обе стороны, заключается в том, чтобы дать этой организации возможность лучше понять, как нападение и защита связаны друг с другом, и, таким образом, потенциально позволить более разумные компромиссы.Но я легко могу представить совершенно другой аргумент о том, что, в зависимости от нормативных обязательств, задачи должны быть разделены, а компромиссы должны регулироваться независимым начальником нападения, или независимым начальником защиты, или независимой третьей стороной. Но возникают дальнейшие сложности. Если нападение и защита разделены, будут ли они рассказывать друг другу об уязвимостях, которые они обнаруживают или создают? Какими будут правила обмена? Кто и по каким критериям будет решать, атаковать уязвимость или исправлять ее? Неочевидно, что разделение нападения и защиты помогает решить основную проблему, заключающуюся в том, как найти компромисс, хотя, конечно, это может определенным образом исказить результаты.Это сложные и глубокие вопросы институционального дизайна. (Обратите внимание, что после тщательной проверки и вопреки рекомендации президентской контрольной группы Белый дом решил оставить директора АНБ ответственным за киберкомандование.)

Заключительный момент: я предполагаю, что «политика», на которую ссылается Льюис, засекречена. (Если, как говорит Кларк, такой политики нет или существует такая политика, и она не засекречена, дайте мне знать.) Следует ли такую ​​политику классифицировать? Почему бы правительству США не рассказать нам, по крайней мере в общих чертах, как оно управляет этими чрезвычайно важными компромиссами между различными типами интересов национальной безопасности, чтобы общественность могла их обсудить? Майкл Хайден рассказал нам кое-что о «политике», когда описал концепцию НОБУС, которая, как он отметил, была «очень важной концепцией, которой нужно поделиться.«Есть еще что сказать? Почему бы не сказать это? Правительство США может возразить: потому что раскрытие политики американской общественности также раскроет ее нашим противникам и позволит им понять природу или тип уязвимостей, которые правительство США использует в своих кибероперациях. Но этот ответ просто выводит вопрос о компромиссах на другой уровень. Да, раскрытие политики связано с расходами, но есть и преимущества с точки зрения более интеллектуального и информированного обсуждения соответствующих компромиссов в области безопасности.Если мы чему-то и научились с прошлого лета, так это тому, что правительство США, как оно сейчас признает, иногда необоснованно выступает за то, чтобы наши противники не знали, а не за интерес в разрешении более информированных внутренних дебатов. Часто этот компромисс должен решаться в пользу раскрытия информации. Это такой случай?

Идеальный парадокс — Destinypedia, Destiny wiki

Эта статья является незавершенной. Вы можете помочь Destinypedia, расширив ее до .
Идеальный парадокс
Обзор производства

Производитель :

Культ Осириса

Стиль :

Бесконечная кузница

Тип оружия :

Ружье

Требуемый уровень :

25

Мин-макс точность :

Умеренный

Мин-макс удар :

Хорошо

Мин-макс стабильность :

Умеренный

Мин-макс обработка :

Умеренный

Магазин мин-макс :

7

Технические характеристики

Система подачи :

Магазин внутренней трубки

Тип боеприпасов :

картечь

Пожарный режим :

Автомат

Скорострельность :

200 об / мин

Урон :

кинетическая

Прицельная дальность :

Короткий

История обслуживания

В эксплуатации :

Стражи

Принадлежность :

« Сказка, которая отличается от остальных: нить разворачивается против часов.
Тот, кого Спикер любил больше всего, должен иметь идеальный парадокс.
«
— Описание оружия

Perfect Paradox — легендарный дробовик в Destiny 2 , представленный в дополнении Curse of Osiris. Его можно получить после выполнения локального квеста Legends Lost на Меркурии, как часть серии оружия, созданного с помощью Бесконечной кузницы [1] . Его также можно получить после завершения «Возвращение прошлого» в «Сезон рассвета».

«Идеальный парадокс» — фирменное оружие легендарного Сэйнт-14, титана, которого считали давно потерянным после того, как он отправился в Бесконечный лес в поисках печально известного Чернокнижника Осириса.Верный названию оружия, Совершенный Парадокс сам по себе является мифом; Оружие предположительно находилось во владении Хранителя до того, как было передано Сен-14 в неустановленный момент в прошлом, будучи выкованным в настоящее время [2] . Чтобы выковать оружие, Страж отправился в Симулянт Будущее, чтобы посетить могилу Титана и вернуть его личные вещи. После того, как оружие было перековано с помощью Бесконечной кузницы, оно было возвращено ему в первоначальном виде.Однако, не имея возможности перемещаться по временной шкале Бесконечного леса или сбегать с нее, как Осирис, Сен-14 застрял в своей временной шкале и продолжает события, приведшие к его смерти, удерживая Совершенный Парадокс. Временная шкала в конечном итоге переходит в Симулянтное Будущее, где Страж восстанавливает оружие, таким образом повторяя цикл его жизненного цикла.

Этот цикл был прерван событиями Сезона Рассвета, где Осирису и Стражу, наконец, удается освободить Сэйнт-14 из петли и позволить ему выйти из Бесконечного леса.

Я так и не нашел Осириса, но убил достаточно вексов, чтобы положить конец войне. А они, в свою очередь, нанесли смертельный удар: они завершили Разум с единственной функцией — отводить от меня Свет. Это сработало очень хорошо.

Не волнуйтесь (не то чтобы вы сильно волновались). Им потребовались столетия, чтобы строить, настроенные на уникальную частоту моего Света. И я сижу на его раздробленной оболочке.

Я скорблю, что никогда не достигну твоих высот. Для меня вы олицетворяете все, чем может стать Хранитель.Ваш процветающий город. Так отличается от моего. Всю свою четырнадцатую жизнь я боролся за то, чтобы мой город стал твоим. Я так и не закончил.

Все, что у меня осталось, это оружие. Криптархи говорят, что вы создали его сами, построили из обрывков, Света и чистой воли внутри Бесконечной Кузницы. Я прослежу, чтобы он вернулся к тебе. Когда вы дали его мне, я поклялся, что сделаю своим долгом следовать вашему примеру.

Я все еще пытаюсь.

-Сэнт-14

Геймплей [править]

  • Интересно, что при прицеливании с помощью Perfect Paradox у оружия отсутствует голографическая прицельная марка.Вместо этого игрок должен полагаться на физический железный прицел оружия, что не отличается от такого оружия, как экзотическая снайперская винтовка No Land Beyond.
  • На нижней стороне ружья, расположенном на отверстии для загрузки магазина, нанесен золотой символ геральдической лилии . Исторически сложилось так, что геральдическая лилия часто используется для обозначения королевской власти или святости [3] .

Галерея [править]

  • Perfect Paradox, как он появляется в игре.

  • Золотой значок геральдической лилии , расположенный на нижней стороне оружия.

Список явлений [править]

Источники [править]

Дробовик

— Destinypedia, Destiny wiki

Из Destinypedia, Destiny wiki

« У меня нет времени объяснять, почему у меня нет времени объяснять. »
В этой статье скоро появится новый контент из Destiny 2 , и он может быть неполным, подтвержденным или правильным.Обновите его, как только появятся соответствующие и точные материалы. Редакторы должны цитировать источники для всех материалов для этой статьи. Изменения, не соответствующие этому стандарту, будут отменены без уведомления. Дополнительные сведения см. В политике цитирования. Различные конфигурации дробовика.
« Есть немного оружия, которое предлагает комфорт и знакомство с дробовиком. Созданное для ближнего боя, оно обеспечивает немедленное и жестокое разрешение конфликтов. «
— Гримуар Описание

Дробовики — это проверенное временем оружие, которое довольно распространено и известно своей надежностью. На их прочной раме можно разместить различные насадки и аксессуары. [1]

Дробовики эффективны только на близком расстоянии, за исключением Chaperone и Universal Remote. [2] На максимальной дистанции их урон на 20% ниже, чем на более близкой дистанции. [3]

Year One [править]

Обычное / Редкое [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

Year Two [править]

Общий [править]

Необычный [править]

Редкий [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

год третий [править]

Общий [править]

Uncommon [править]

Редкий [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

Destiny 2 Year One [править]

Общий [править]

Необычный [править]

Редкий [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

Destiny 2 Year Two [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

Destiny 2, год третий [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

Destiny 2 Year Four [править]

Легендарный [править]

Exotic [править]

  • Во многих ружьях используются металлические прицельные приспособления на шесть часов, когда цель прицеливается прямо над стволом оружия, а не через пару прицелов, установленных наверху ствола, как в других прицельных приспособлениях.
  • По причинам игрового процесса, низкая эффективная дальность и разброс дробовиков в Destiny сильно преувеличены по сравнению с реальностью, так как настоящий дробовик должен иметь комично короткий ствол, чтобы приблизиться к дальности и разбросу дробовиков внутри. игра.

Список явлений [править]

Источники [править]

Специальное оружие • Первый год

Специальное оружие • Второй год
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *