Охотничьи рассказы якутских охотников: Охотничьи байки Якутии | News.Ykt.Ru: служба новостей

Содержание

Охотничьи байки Якутии | News.Ykt.Ru: служба новостей

Охотничьи байки — отличный способ развлечься в ожидании добычи или вечером у костра. Иногда они заставляют смеяться до слез, но чаще учат. Из подборки News.Ykt.Ru, собранной в просторах форума X-files, вы узнаете, какие неписаные законы необходимо соблюдать охотникам в Якутии, чтобы не потревожить духов, и как дедушка Байанай предвещает богатый трофей.

«Вам тут не рады»

В 2002 году я с компанией знакомых поехал на охоту в лес, где, по слухам, при благоприятном исходе можно было добыть пару-тройку лосей. Поехали мы на тракторе с прицепом, нас было пятеро, с собой взяли трех собак. Благополучно доехав до охотничьей избушки, обустроили какой-никакой быт, приготовили про запас дров и легли спать. Перед сном один наш друг, не раз охотившийся в этих местах, сказал, что тут надо быть тише и не шуметь. По его словам, в этих местах есть духи (по-якутски «абааhы»). Мы — городские — этому не особо поверили и решили, что он нас разыгрывает.

На природе мы начали рассказывать всякие случаи, услышанные когда-либо. Сказалась усталость и я, вполуха слушая рассказы друзей, начал засыпать. И мне приснился такой сон. Все было так же: та же избушка, те же друзья рассказывают про духов. И вдруг я просыпаюсь (во сне) и чувствую, что надо выйти по нужде. Недолго думая и накинув бушлат, я выскакиваю на улицу и вижу наших собак, спокойно спавших возле трактора. Отошел на несколько метров и начал справлять малую нужду. Слышу за спиной шаги, обернувшись, увидел нашу самую старую и опытную собаку по кличке Алый. Тихонечко зову его по имени и замечаю, что Алый стоит и смотрит не на меня, а в сторону развалин старого якутского балагана. Алый обращается ко мне на человеческом языке: «Женя, вам надо отсюда уезжать, вам тут не рады!» Я чуть в обморок не упал и побежал в избушку, где были мои друзья. Забежав туда, я увидел, что все друзья спят. Начал будить их, чтобы рассказать о произошедшем, но никто из них не просыпался. Затем снаружи я отчетливо услышал голоса двух человек.

Они вроде бы разговаривали на якутском, но я не понимал полностью смысла сказанного. Понял только одно: они пришли за нами. Я стоял и с ужасом слушал, как они медленно подходят к нашей двери, не мог сдвинуться и что-нибудь сделать. В этот момент я внезапно проснулся (по-настоящему) и увидел, что двое друзей спят, а еще двое тихонечко сидят возле печки и разговаривают. Я был весь в поту, очень сильно билось сердце. Чтобы немного успокоиться, я встал и подошел к печи и попросил у друзей сигарету. Увидев меня, они засмеялись и спросили: «Что случилось?» Рассказал им про свой сон, а они, немного посмеявшись надо мной, легли спать. Я покурил и тоже пошел спать.

Остаток ночи я проспал спокойно. Проснувшись рано утром, мы кинули жребий, кому остаться днем в избушке, порыбачить и приготовить еду к вечернему возвращению. Жребий упал на меня. Мои друзья со смехом, видя мои робкие попытки поехать вместе с ними, засобирались в поездку: разогрели трактор, погрузили все на прицеп и, взяв всех собак, уехали на охоту.

«Ближе к ночи приедем, а если улыбнется Байанай, то до завтра не жди», — сказали они. Я остался один и потихоньку прибрался в избушке, вынул сети и начал готовить их для ловли карасей. До обеда управился со всеми делами и прилег отдохнуть. Все утро ночной сон никак не выходил из головы. Незаметно я уснул, а когда проснулся, в доме было уже темно, печка погасла и стало прохладно. Натопив ее, решил проверить сети и приготовить к приезду друзей свежей рыбки. Улов был нормальный, поэтому я вернулся в дом в приподнятом настроении. Подпевая под нос какую-то мелодию, начал чистить рыбу при свете двух больших свечей. Вдруг за спиной я отчетливо услышал кашель человека, выронив нож, я обернулся, но никого не увидел. Страх опять начал заползать в мою душу. Чтобы как-то отвлечься от этого наступающего чувства, я начал читать единственную книжку, которая была в избушке. Постепенно страх ушел, к этому времени закипела вода для ухи. Когда я только успокоился, услышал вдалеке звук трактора, очень обрадовался возвращению своих друзей.
В ожидании я то и дело глядел в окно, откуда был хорошо виден спуск с горки в алас (поле), где стояла наша избушка. И вот, из-за деревьев пробились лучи света от фар и спустя какое-то время он сам начал спускаться с горки. В прицепе я увидел силуэты трех друзей и начал накрывать на стол. Минут через десять трактор подъехал и, заурчав, умолк. Тут же услышал голоса своих друзей и лай Алого. У меня отлегло от сердца и я решил дождаться своих друзей в избушке, а они громко переговариваясь и смеясь, подошли вплотную к дверям. Но резко стало очень тихо: никаких голосов, лая собак. До конца не поняв причину тишины, я выскочил на улицу и обомлел: на улице стояла только темнота и пустота. И тут я на себе ощутил выражение «волосы встают дыбом». Не видя ничего от испуга и ударившись об дверь, еле открыл ее и буквально ввалился в избушку. Однако и тут меня ждало еще одно потрясение: за столом сидел незнакомый мужчина средних лет с трубкой во рту. Сердито посмотрев на меня, он вдруг заорал, что у меня чуть сердце не остановилось: «Киэр буолуҥ мантан!!!» ( «Убирайтесь отсюда!!!») Я не помню, как выбежал на улицу, куда бежал.
Помню только то, что по лицу сильно били ветви ивы. Опомнился я только на дороге, ведущей к соседней ферме, хотя эта дорога находилась от нашей избушки где-то в километрах пятнадцати. Усталости не чувствовал, но дыхание было очень учащенным и сердце билось, норовя вырваться наружу. Спустя шесть часов я добрел до фермы, был уже утренний удой коров и местные доярки очень удивились моему появлению. Выпив чая и немного покушав, я рассказал им свою историю и попросил одного мужчину съездить за моими друзьями.

Мужчина, назвавшийся Егором, рассказал мне, что это не первый случай на том аласе, где стояла та избушка. Раньше там охотились местные парни, но однажды произошла трагедия: после совместного распития, сын застрелил отца, а потом повесился сам. С тех пор в этом месте начали происходить непонятные вещи. И что удивительно, если приезжают охотиться мужчины в возрасте, пожилые, то все проходит нормально, а когда приезжают молодые, наподобие нас, то они всегда видят мужчину с трубкой, который их выгоняет.

Ближе к обеду подъехали мои друзья. Они были сильно напуганы моим исчезновением. Вот такая история произошла со мной в далеком 2002 году в одном из районов республики. Это не вымысел, не фантазия, а самый настоящий, реальный случай.

«Увидевший или услышавший духов, долго не живет»

Расскажу коротенький случай, произошедший в семидесятые годы 20-го века с моим дедом в Ленинском, а ныне Нюрбинском районе. В сентябре дед с другом поехали на лошадях в местность под названием Сата охотиться на зайцев и белок. Приехав, они расположились в якутском балагане, построенном в двадцатых годах. В балагане, хоть и в старом, еще можно было переночевать, укрываясь от ветров и осенних дождей. Как и подобает якутскому балагану, впритык к нему стоял хотон (хлев), куда вела дверь, прикрытая куском мешковины. Разожгли печку-камелек, сварили себе ужин и, наскоро перекусив, уставшие от долгой езды верхом дед с другом улеглись на ночлег. Дед мой расположился на нарах под окном, а его друг лег напротив, возле двери в хотон.

Дед долго не мог уснуть и лежа наблюдал за тем, как медленно догорают дрова в камельке. Отсвет от огня окрасил стены балагана в мрачноватый красный оттенок.

Вскоре он услышал мерное дыхание своего напарника. В голову лезли разные мысли, вспоминались рассказы стариков о духах, обитающих в таких старых балаганах. Сон никак не шел, и чтобы хоть как-то отвлечься от неприятных мыслей, дед сел на нары и зажег папироску. Вдруг он услышал звук, похожий на всхлип маленького ребенка. Он доносился из темного проема двери, наполовину закрытой мешковиной. Подумав, что это ему послышалось, встал, чтобы налить себе чаю из чайника, стоящего на краю камелька. Проходя мимо двери, ведущей в хотон, он почувствовал, что кто-то наблюдает за ним оттуда. Стараясь не обращать внимания на возрастающий страх, он налил себе чаю и с кружкой сел обратно на свою временную лежанку. И в этот самый момент он отчетливо услышал громкий плач грудного ребенка, который доносился из хотона. По его спине пробежали мурашки, на лбу выступил пот.

Все еще не веря в услышанное и думая, что это ему снится, дед несколько раз сильно ущипнул себя за руку. Но к его ужасу он не спал и все происходящее было наяву. Плач ребенка то приближался к двери хотона, то отдалялся в глубь. Дед бросился к другу, растолкал его и разбудил. Сперва друг спросонья никак не мог понять, о чем пытается рассказать ему мой перепуганный насмерть дед. Плач ребенка затих. Дед все рассказал другу, но тот не поверил, сказав деду, что все это ему приснилось. Как назло плач не повторялся и друг начал высмеивать деда, мол, такой пугливый и собрался охотиться в отдаленных местах, где все дома, избушки сплошь старой постройки. Смеясь, он начал прикуривать папиросу и тут раздался громкий плач ребенка. Друг деда обронил папиросу и стал белее мела, крикнув деду собирать вещи, выскочил на улицу, где были привязаны лошади.

Дед, впопыхах собрав весь нехитрый скарб, выскочил на улицу, где его друг уже развязал лошадей и ждал его. Вскочив на лошадей, они поскакали по дороге, ведущей в другой алас. Приехав на новое место ночлега и немного успокоившись, друг деда сказал: «Я раньше слышал об этом балагане, но не придавал большого значения, так как думал, что это обычные вымыслы и охотничьи байки-страшилки. Вот, довелось услышать все своими ушами, чему не рад. По слухам, увидевший или услышавший духов, долго не живет. Говорят, что в этом балагане в старые времена умерла целая семья то ли от голода, то ли от неизвестной болезни». Через год друг деда утонул в озере. Вот такую историю мне когда-то рассказал мой ныне покойный дед.

Дар Байаная

Скажу сразу: этот случай не страшный. Когда мне было 30 лет, я поехал с дядей и его товарищем в тайгу на лося. Надо отметить, что дядя мой является кадровым охотником, настоящий леший! Второй бывает в тайге по полгода и прозвище у него Волк. В общем, в Горном улусе личность известная. Так вот, ехали мы на место охоты целый день. Добрались к 19:00 вечера. Было столько радости, что мы выбрались из пыли цивилизации. Выпили хорошо. Перед сном Волк велел пошуметь странной вещицей. Это была мешанина всяких металлических штук на веревочках: гильзы, гайки, связки ключей. В общем, погремушка. Говорит, тряси. Я, смеясь, тряхнул пару раз, а они вдруг стали очень серьезными. Повторили: «Тряси сильней, а то спать не дадут. Тут неподалеку целая семья от голода померла в старину. Придут, покоя не дадут!» Я погремел как следует. Чуть позже Волк обращается ко мне вполголоса и ехидно улыбается: «Сон может присниться какой. Ты тут человек новый».

Легли. И сон мне приснился, друзья мои, 18+. Какая-то блондинка, похожая на героиню из фильма «Матрица» с прической под пацана, изнывала от страсти. В общем, факт имел место быть. На следующий день с утра начался моросящий осенний дождь, и мы никуда не пошли. Оказывается в дождь никто по лесу не бродит, не охотится. Решили достраивать избушку. А эти двое на меня с утра так поглядывают, будто ждут чего-то, а я сижу на бревне и не понимаю. Через часа полтора Волк спрашивает: «Хорошо ли спал, что приснилось?» А мне как-то неудобно рассказывать о своем сне. Я же культурный человек, городской. Сказал, что спал превосходно, но рассказывать про сон не буду, ибо неприличный. После услышанного Волк как-то потерял интерес к работе, чего-то ходит туда-сюда. И минут через 20 говорит: «А пойду-ка я силки проверю! Что-то работать надоело». Вскочил на лошадь и поехал в лес. А мы с дядькой остались тюкать топорами.

Спустя два часа слышим «тгдык-тгдык». Из леса показался Волк, скачет, руки вверх поднимает и орет как индеец. Дядька отбросил топор и весь заулыбался: «Есть!» Оказывается, Волк руки поднимал, чтобы показать, что они в крови. Лось попал в ловушку этой ночью. Мгновенно пожарили потроха, поели и поехали за трофеем.

Как выяснилось, эротические сны на охоте снятся неспроста. Если охотнику приснится такой сон, то добыча гарантирована!

«Подарки» от удаганки

В начале 2000-х годов мои знакомые поехали охотиться на весеннего гуся в северный район. Из города их было двое и на месте к ним присоединились еще трое местных охотников с транспортом. Переночевав в райцентре, с утра двинулись к месту предполагаемой охоты. Добирались через труднодоступные места. Ехать им пришлось почти сутки, так как по пути приходилось выкапывать машину из снега. А дело было в середине мая, начало подтаивать и снег был очень трудный для езды. Итак, промучившись сутки, доехали до места охоты в местность под названием Дьахтардаах, в переводе на русский язык «Местность с женщиной». Раньше — в перестроечные времена — там находилась артель по добыче золота и на вскопанной земле рано появлялись проталины, что служило своего рода манком для пролетающих гусей-гуменников. Стоял заброшенный поселок артельщиков, где в одном из балков и обустроились наши охотники. Как положено, обустроив быт, вечером отметили прибытие и начало охотничьего сезона. Выпив в меру, легли спать, так как с рассветом надо было идти к скрадкам, сделанным накануне.

Ночью ничего не произошло, а утром все, проснувшись и выйдя на свежий воздух, увидели, что к их балку вел след оленей, волочащих нарты. Но никто ничего не слышал и не видел, никто к ним не заходил. Поэтому решили, что ночью мимо проезжал оленевод, но по какой-то неизвестной им причине не стал заходить к ним. Быстренько перекусив и собрав вещи, все двинулись к скрадкам: двое на противоположный край полигона, а оставшиеся трое — к краю негустого леска. Время незаметно близилось к вечеру. Охотники настреляли приличное количество гусей и довольные удачливой охотой за этот день потихоньку начали собираться на ночлег. Прибыв к балку, они опять увидели свежие следы оленей и нарт, но на этот раз на снегу отчетливо были видны следы торбазов маленького размера, как будто они принадлежали ребенку или маленькой женщине. И на дверях висел обрубок старой веревки. Опять пошли догадки, вспомнили название местности, где охотятся и кто-то неудачно пошутил, мол, приезжала хозяйка этих мест. Так и ничего не узнав и не поняв, зашли в балок, разожгли печь-буржуйку и стали готовить ужин. И тут один парень, который колол дрова, забежал внутрь и закричал, что из леса выехали олени с нартами. Все выбежали на улицу и в начинающей темноте разглядели, что в их сторону бегут олени, подгоняемые каюром, который сидел на коротких деревянных нартах. Они с нетерпением ждали их приближения и строили разные догадки. Спустя несколько минут олени подбежали и остановились в метрах двадцати от них. Парням сразу бросилось на глаза то, что из ноздрей оленей не было пара, и вообще они имели какой-то неестественный вид. Из нарт вышла женщина в национальной одежде из оленьих шкур, разукрашенной бисером. Лица не было видно из-за шапки. Старая женщина неторопливо подошла к парням и на непонятном для них языке что-то сказала. Они несколько раз ее переспросили, откуда она, но она их не понимала ни на русском, ни на якутском языках, а знающих эвенский или юкагирский языки среди охотников не было. Тем не менее они поняли, что их появление здесь чем-то не нравится старухе. Вдруг она пронзительно закричала и кинула в сторону парней мешок и двинулась обратно к своим оленям. Странная женщина поехала по той же колее, по какой приехала к ним. Охотники были очень удивлены столь странным поведением их гостьи и все взгляды устремились к мешку. Самый молодой парень по имени Сергей подошел к нему и вытащил оттуда пять странных предметов: тушку куропатки без головы, три полена для растопки печи и обрубок старой веревки. Все стали гадать, к чему бы это.Тут один местный парень сказал, что вспомнил похожий на этот случай рассказ. В нем было почти так же, но дело было летом и вместо нарт женщина подъезжала на ездовом олене. Вещи, оставленные ею, были почти такие же: утка без головы, ветви ивы и тина из озера. Тогда один из охотников утонул, второй начал страдать от головной боли, а остальные — от болезни суставов. И говорили они тогда, что эта старуха — древняя удаганка, похороненная недалеко от этих мест. Ни имени, ни откуда она родом, он не знал. Все были в шоке и гадали, кому придется повеситься, кому страдать от головной боли. Что значили поленья, они так и не поняли.

Прошло две недели и наши охотники благополучно приехали в райцентр с хорошей добычей. Отец одного местного парня, услышав от них странную историю, рассказал, что это был дух удаганки. Она не хотела, чтобы ее прах беспокоили, поэтому и явилась к ним воочию. Он добавил, что могилу той удаганки видели немногие, они рассказывали, что даже зимой ее могила была без снега, а с пожухлыми травами и кустами шиповника. На свалившемся дереве были видны лоскутки материи, бисерные гирлянды. Сказал, что видимо она их не простила за то, что по приезде не воздали должное духу местности. На том и разошлись пути наших охотников. Спустя полгода мои знакомые услышали, что один из тех парней без видимых причин совершил самоубийство, повесившись на веревке. Один из моих знакомых с тех пор начал страдать от сильных головных болей, второй — от болей в позвоночнике. По слухам, один из местных парней, который тоже был на охоте, получил сильные ожоги во время взрыва емкости с конденсатом, а второй — по причине обморожения. Чтите места, куда приехали впервые, уважайте местные традиции и обычаи!

Помощь с того света

Эту историю нам рассказал известный охотник. В детстве он очень любил охотиться на белок. Мастерства, опыта не хватало, но он добивался своего усердием, азартом и мужеством. Однажды осенью он (14-летний парень) ушел в лес белковать. Снега выпало мало и паренек поначалу будто поймал за хвост птицу удачи. Все получалось: опытная собака безошибочно находила белку за белкой. Увлекшись охотой, он потерял ориентиры и заблудился в тайге. Решив не падать духом и не поддаваться панике, он продолжил охоту. Побродив по лесу три дня и настреляв достаточное количество зверьков с ценным мехом, наш герой набрел на старую охотничью избушку. Он очень обрадовался такому повороту событий, поскольку очень устал блуждать и спать под открытым осенним небом. Он зашел в избушку, натопил печку, наготовленными кем-то дровами и прилег отдохнуть. В голове были мысли: хорошенько отдохнуть, покушать и идти дальше до ближайшей деревни. Сварив несколько тушек белок, он накормил собаку и покушал сам. И разомлев от тепла и тишины, лег спать.

Ему снится удивительный сон. Он бодрствует в той самой избушке, как вдруг распахивается дверь и заходит погибшая года три назад родная сестра его матери. Не обращая на него внимания, она начала ворчать и прибираться в доме. Он лежал и пытался разглядеть ее лицо, но не мог разглядеть. Он спросил: «Что тебе надо, ведь ты давно умерла?» Женщина не отреагировала, подошла к печи и начала подметать перед печкой. Внезапно из печки высунулась горящая рука и схватила ее за волосы. Вспыхнув и странно затрещав, ее волосы начали стремительно разгораться. Тетя нашего героя громко закричала, затем посмотрела в его сторону и показала пальцем на дверь, как будто указывая ему путь. И тут он проснулся от нестерпимого жара и увидел, что пол возле печи начинает гореть. Вскочив с лежанки, он быстро потушил огонь. После рядом увидел женский платок. Он был очень похож на тетин, который он видел во сне. Кликнув собаку, быстрым шагом пошел в сторону, куда указала родственница из сна и вскоре он набрел на дорогу. Так, проплутав четыре дня, он вышел к людям. Когда он рассказал родным о том, что произошло в лесной избушке, все решили, что дух родной тети спас его от верной гибели. Вот такие странные порой бывают сны.

Дух теленка

Эта история про так называемого тарбыйах абааhыта (дух теленка). Ее мне рассказал на охоте мой знакомый, который в детстве воочию столкнулся с этим необъяснимым существом.

Дело происходило в восьмидесятые годы, во времена СССР, когда в летнее время студенты выезжали на строительство новых коровников и разборку старых. Приехали ребята в одну деревню Мегино-Кангаласского района и поселились в местный клуб. Парни работали на разборке старого коровника, девушки им помогали, а также вели нехитрое домашнее хозяйство. Однажды вечером в комнате, где расположились наши ребята, перегорела единственная лампочка. Чтобы лишний раз не тревожить местных, они решили снять лампу в старом коровнике. Пошли вдвоем, мой знакомый и один парень из города. Зайдя в коровник, при свете самодельного фонарика они дошли до того места, где находилась лампочка. Чтобы ее снять, необходимо было до нее дотянуться, как назло, сарайчик, где лежали самодельные лестницы, был закрыт на ключ. В углу коровника были навалены пустые мешки из-под комбикорма, рядом стояла пустая железная бочка для воды. Мой знакомый решил подкатить бочку и с ее помощью снять заветную лампочку Ильича. Подойдя к бочке, он вдруг заметил какое-то движение в старых мешках. Было темно, но очертания груды мешков тускло виднелись при лунном свете, проникающем из окна. Подумав, что это должно быть крысы, он не спеша уронил бочку, чтобы подкатить к другу, стоящему с фонариком около лампы. Неожиданно краем глаза мой знакомый увидел, что что-то или кто-то бегает по куче сваленных мешков. Присмотревшись внимательно, он увидел нечто ростом с пятилетнего ребенка. Он стоял в углу и подзывал его рукой. Внезапно вся спина стала мокрой, руки перестали слушаться. Он стоял в ступоре и разглядывал загадочное существо. Оно выглядело как ребенок, но было видно, что у него есть рожки, его тело было покрыто то ли шерстью, то ли какой-то меховой одеждой. Громко закричав, парень позвал своего друга, и в этот самый момент нечто спрыгнуло с кучи мешков и поцокало к стойлу для телят. Испугавшись, знакомый подбежал к другу и начал рассказывать об увиденном. Друг ему не поверил и пошел с фонариком в сторону загона телят, где скрылся то ли призрак, то ли дух. Громко разговаривая и насмехаясь над трусостью моего знакомого, он дошел до стойла и неожиданно выронил из рук самодельный фонарик. Парень кинулся бежать к выходу. Ребята выскочили на улицу и стали успокаивать друг друга, мол, все это был обман зрения и тому подобное. Но они так и не решились зайти обратно за лампочкой.

Никто из студентов не удивился их рассказу. Оказалось, что все были наслышаны об этом духе. Местные им успели рассказать, что там время от времени доярки и рабочие видели нечто, что вселяло в них ужас. Что это или кто это? Никто не знал. Все считали его духом телят. Верить или не верить — ваше право, но в якутских деревнях есть такие случаи.

Местность, где кричит женщина

Хочу поведать вам один интересный случай, произошедший в Нюрбинском районе. Местные жители уверяли меня, что это чистая правда. Итак, одной осенней темной ночью двое друзей решили съездить «на зайца». Охотились они не совсем законным способом. Якуты называют этот способ «фаралыы», то есть с помощью фароискателя. Если зайца внезапно ослепить ярким светом, то его можно спокойно убить.

Парни были молодые, неопытные, но с большим охотничьим азартом. Поехали они на мотоцикле «Восход» в местность под названием Дьахтар хаhыытаабыт («Местность, где кричит женщина»). На месте, как положено людям, выехавшим на природу, охотники не забыли плеснуть «огненной» воды духу огня и духу охоты Байанаю. После они начали объезжать большой алас (поляну) и с помощью фароискателя искали возможную добычу. Как назло, следов зайцев не было. Стояла темнота, как говорится в народе «Хоть глаза выколи». Объехав несколько кругов, но так и ничего не увидев, они решили съездить в соседний алас. Чтобы добраться до него, нужно было проехать мимо одного странного засохшего дерева. Издалека это дерево напоминало силуэт сгорбившейся в плаче женщины. И вот, когда они проезжали то самое дерево, мотоцикл внезапно стал барахлить, из глушителей повалили сизые клубы дыма. Было такое ощущение, что кроме двоих друзей на мотоцикле был кто-то еще или какая-то неведомая сила удерживала «железного коня». Тот, кто сидел сзади, спрыгнул, чтобы подтолкнуть еле двигавшийся транспорт, но его усилия были тщетны, мотоцикл просто «полз». Он отошел. Парень, сидевший за рулем, крутил ручку газа, но ехать быстрее мотоцикл никак не мог. Когда он решил посмотреть, в чем причина их задержки, то чуть не умер от ужаса. То, что он увидел при свете фароискателя, не вписывалось в рамки нормального и естественного: за заднюю стоп-лампу двумя руками крепко держалась женщина с растрепанными волосами и в старом якутском платье халадай. Парень с криками моментально соскочил с мотоцикла и побежал в сторону дороги, ведущей в деревню. Сзади он слышал тяжелое дыхание своего друга и топот его ног. Воздух прорезал резкий крик, или визг женщины. От этого звука у друзей в буквальном смысле «зашевелились волосы». Не чувствуя усталости, не видя ничего в кромешной темноте, они неслись со всех ног к спасительной дороге. Оба не помнили как прибежали в деревню. Очутившись среди людей, среди знакомых и родных, парень, сидевший за рулем, все им рассказал. Его дед рассказал, что в период коллективизации и укрупнения колхозов, в 30-е годы в этой местности погибла женщина от голода и холода. Тело ее не было найдено и соответственно по-человечески не захоронено. И на том месте, где она погибла, выросло дерево, которое потом ссохлось и приняло очертания страдающей и плачущей женщины. На следующий год парень, увидевший призрак, умер от остановки сердца. Звали его Ариан. Вот такую историю мне рассказал один охотник из деревни Киров Нюрбинского района.

Месть родной земли

Следующая история трагична и необъяснима. Произошла она также в Нюрбинском районе в 90-ые годы.

После многолетней службы офицером в Советской армии в родную деревню вернулся один мужчина средних лет. Приехал он на родину по печальной причине: на похороны отца. Мать он потерял еще в детстве, отец остался вдовцом с тремя детьми. Он был средним ребенком. Его старший брат погиб при загадочных обстоятельствах. Младшая сестра жила со своей семьей в другом районе и, по слухам, жизнь ее была не очень счастливой.

В родной деревне его не было 19 лет. Он почти никого не узнавал, вспомнил только деда Охонооса, которому было за 80 лет. Охоноос, увидев его, первым делом по-старчески начал укорять его, что тот долго не был на родной земле и что по якутским поверьям тот, кто не был на родине более семи лет, должен обязательно умилостивить местных духов. Наш герой только усмехнулся и про себя подумал, что у старика не все в порядке с головой: видимо начался старческий маразм.

Похоронив отца, он поселился у старика Охонооса. Вечером к нему пришли друзья детства, которые были отцами семейств и жили в своей родной деревушке. Посидели, выпили за упокой души отца и условились после девяти дней съездить на охоту. Когда он сказал об этом старику, тот начал отговаривать его, мол, у кого погиб близкий и родной человек в течение года не должен соваться в лес, тем более охотиться. Но наш герой не стал обращать внимания на просьбы старого человека и решил поехать. Через две недели пятеро друзей уже были на охотничьей заимке. Перед поездкой мужики отоварились не на шутку: взяли много спиртного и ружей. Двое из друзей были кадровыми охотниками совхоза и недостатка в боеприпасах не знали. Видя сборы на охоту, старик Охоноос только качал головой и часто стал обращаться к духам родной земли, чтобы они уберегли охотников от трагедии. Предчувствие старика никогда не подводило и он в очереди за хлебом в пекарне не раз говорил односельчанам, что все это не к добру. Но никто из сельчан не воспринял его слова всерьез. И каково же было их удивление, когда на пятые сутки в деревню пришел один из охотников-друзей. Вид его был страшен, он был очень изможден, напуган и все бормотал, что духи их покарали. На все расспросы про остальных друзей он сказал лишь одно слово: «Барбыттара» («Ушли»). Утром местный сельсовет решил отправить людей на заимку. Приехав туда, они увидели страшную картину. Возле избушки лежали два охотника с простреленной головой, один лежал около старой коновязи. Офицер был найден за старым деревянным амбаром. Он застрелился, рядом лежали заряженные ружья. Люди в ужасе обходили это страшное место в поисках причин трагедии, но ничего не нашли кроме пустых бутылок и консервных банок. Собрав тела погибших, процессия двинулась обратно в деревню. Первым делом они вызвали милиционеров из районного центра и положили всех погибших в общий булуус (погреб) до выяснения причин смерти.

Выживший охотник, придя в себя, рассказал следующее: оказавшись на заимке, они сразу же обустроились и выпили за приезд, за удачу на предстоящей охоте. Изрядно захмелев, офицер начал говорить, что не верит в суеверия и со смехом рассказал про опасения старика Охонооса. Видимо от выпитого он в запале начал говорить, что расстреляет полную обойму в старую коновязь. Несмотря на поверья, что у народа саха старая коновязь-сэргэ священна как кэрэх мас (священное дерево), офицер схватил ружье и выскочил на улицу. Раздались выстрелы. Трое мужчин выбежали из дома, а выживший остался. Он был сильно пьян и не мог ходить, но помнил все отчетливо. Он рассказал, что офицера долго звали и искали, но тот не отзывался и куда-то пропал. Они подумали, что тот пьяный где-то свалился, отоспится и придет. Утром они обнаружили, что их друг не вернулся и опять пошли на поиски. Их не было очень долго, парень, который остался в живых, успел за это время прибраться в доме и сварить суп. Время близилось к вечеру, когда в избушку вошел офицер. Увидев его, он очень испугался, так как тот выглядел изможденным, он буквально походил на больного. На вопрос, где он был сутки, офицер лишь сказал, что за ним гонится абаасы и что его хотят убить.

Когда он расстрелял сэргэ, то внезапно услышал голос старика, который звал его по имени. Голос доносился из старого дома, и ему стало интересно, что или кто его зовет. Будучи выпившим, он не чувствовал страха. Подойдя к разбитому окну, он заглянул туда и ничего не увидел, но когда глаза привыкли к темноте, при свете луны увидел сидящего к нему спиной человека. Подумав, что это один из друзей, он окликнул его, и вдруг тот резко обернулся. Со страхом и ужасом он узнал своего покойного отца, почему-то одетого в якутский национальный костюм. Мужчина бросился бежать, за ним слышалось топанье ног. После офицер помнил только то, что фантом крикнул вслед: «Я пришел за тобой».

Офицер был на грани нервного срыва. Он все твердил, что за ним скоро придут, что ждут его там. Выживший друг хотел успокоить его и потянулся было к нему, но неожиданно потерял сознание. Видимо, его вырубил обезумевший от страха офицер. Когда очнулся, он увидел возле двери трупы друзей. Не до конца понимая, что произошло, он выбежал во двор. Голова гудела, к горлу подкатывала тошнота, зрение было затуманено. Возле коновязи он снова увидел мертвого друга и, опасаясь за свою жизнь, бросился в лес. Проплутав два с половиной дня, он наконец вышел к деревне. По пути он пытался разгадать странное поведение товарища. Подумал, что офицер принял своих друзей за призраков, а когда понял, что натворил, застрелился. Долго еще в деревне обсуждали эту трагедию, все сходились во мнении, что его наказал дух земли. За его неверие.

Хозяин избушки

Однажды летом 1998 года в селе Дабан Олекминского района мы с другом Николаем решили поехать на охоту. Николай — местный парень — был шофером. До места, где он видел диких оленей, мы добирались на лодке, затем долго шли пешком. Начало вечереть и мой друг, увидев охотничий домик, предложил заночевать, а утром снова отправиться на поиски. Я согласился. Мы разожгли буржуйку и приготовили ужин. Он, как местный и опытный охотник, «накормил» огонь, а рядом с домом бросил три лепешки и что-то пробормотав, сказал: «Ну, вот теперь можно и покушать. Только странно мне, в прошлом году я здесь был, но домика этого не видел. Мы ставили палатку вон там, на пригорке. Я специально сходил туда, даже место костра нашел и кружку Петра. Как мы — три охотника — не увидели этот старый домик? Ну, не вырос же он из земли?»

Печурка маленькая, а дает такой жар, что мы быстро уснули, разомлев от сытости и тепла. Проснулся я от звуков кашля, подумал: видимо, Николай простыл. И тут услышал шаркающие шаги. Решил, что Николай решил меня разыграть и тихонько повернулся лицом и застыл в ужасе: из темного угла дома, освещенной лишь тлеющими углями печи и яркой луной из маленького окошка, к нам шел старичок. Он был в светлой рубашке и совсем седой. Старик останавливался и кашляя прикрывал рот кулаком, а левой рукой держался за бок и приседал. Я был в ступоре и не мог ни крикнуть, ни пошевелиться. Старик начал медленно приближаться. Я перевел взгляд на Николая, который мирно спал и даже всхрапывал как лошадь. Старик присел в ноги к Николаю и снова закашлялся, в свете луны его седая шевелюра казалась еще страшнее. Потом он пошел к печке, протянул к ней руки. Затем повернулся ко мне, он смотрел прямо мне в глаза. Его сморщенное лицо было как маска, вместо глаз — пустые глазницы. Вдруг Николай стал кашлять и сел на тахте из досок, громко выругался и плюнул. Посмотрел на меня и стал смеяться: «Ну, что? Напугал что ли? Ну и рожа у тебя! Белая как простыня! Что-то страшное приснилось?» Я показываю пальцем на старика, глядь, а его нет! Тут меня отпустило, я тоже сел и рассказал другу о том, что видел.

Позже в деревне бабка Аля рассказала, что там еще до революции жил дед, который там охотился, валил лес для деревенских. Его семья умерла в один год. То ли от туберкулеза, то ли от какой-то холеры. Сам он погиб позже, похоронили рядом с домом.

Через год Николай заболел бронхитом и астмой, кашлял как тот старик. Приезжал в город и рассказал, что дома того лет 20 как нет. И непонятно, где мы ночевали, дома то не было.

Внезапная «удача»

В один осенний пасмурный день двое закадычных друзей выехали на охоту. Темнота застала их на полпути. Один из друзей вспомнил, что недалеко есть старый якутский балаган, про который в народе ходили недобрые слухи. Изрядно замерзнув и устав, наши друзья свернули в ту местность, где стоял этот балаган. Проехав примерно час, они наконец увидели на краю большой поляны старый, но вполне пригодный для ночлега балаган. Привязав лошадей к старинной коновязи, они зашли в дом. В нос им ударил затхлый запах старого жилья. За печкой лежали сухие дрова, на столе стоял большой чугунный котелок.

Вскоре в котелке весело забулькало и по дому разнесся приятный запах вареного мяса. Парни, весело разговаривая, стали накрывать на стол, доставая из рюкзака привезенные из дома продукты. Не забыли поставить и бутылочку водки, из которой заранее угостили духа огня и дома. Выпили по стопочке и начали резать мясо, как вдруг снаружи услышали шаги человека, заходящего к ним в балаган. В недоумении и испуге они посмотрели на дверь, которая тихонечко открылась и их взору предстала очень красивая молодая девушка в платье халадай. В недоумении друзья с интересом разглядывали ночную гостью. Девушка робко поздоровалась и поклонилась, что сразу бросилось в глаза младшему из друзей. На расспросы, кто она, откуда и куда направляется, гостья сказала, что заблудилась, когда искала с сестрой коров. Сказала, что очень устала, замерзла и проголодалась. Старший пригласил ее за стол, налил стопочку водки и начал оказывать ей знаки внимания: весело шутил, смеялся и буквально раздевал ее глазами. Казалось, что и девушка была не против его откровенных ухаживаний. От выпитого она даже раскраснелась и громко смеялась. Моментами младший видел в ее глазах непонятный и пугающий блеск. Поужинав, компания решила устраиваться на ночлег. Старший шутя предложил девушке лечь с ним, чтобы та не замерзла. И к своему удивлению и радости он услышал согласие. Обрадовавшись столь внезапной удаче, он расстелил нары около печки и затянул ширму из плаща-дождевика, чтобы закрыть обзор. Младший вызвал его на улицу и начал уговаривать друга уехать отсюда, что эта девушка не настоящая, а самый настоящий призрак. Но старший лишь засмеялся и сказал, чтобы тот не завидовал и поскорее лег спать. Когда друзья зашли в дом, девушка уже лежала на нарах. Младший, махнув рукой, улегся на свой топчан, отвернулся к стене и незаметно заснул.

Ночью он проснулся от каких-то непонятных звуков, доносящихся со стороны нар старшего друга. Не до конца проснувшись, он лежал с открытыми глазами и слушал странные чавкающие и булькающие звуки. Когда его глаза привыкли к темноте, он разглядел, что девушка сидит верхом на друге и делает какие-то движения руками, словно пытается взлететь. В недоумении он встал, девушка резко обернулась в его сторону. Он увидел, что все ее лицо измазано кровью, а друг лежит с открытым ртом и остекленевшими глазами. Громко вскрикнув, он рванулся к двери. С девушкой начало что-то происходить: ее волосы начали седеть, белая кожа — темнеть, зубы —выпадать. Весь ее облик теперь напоминал не красивую девушку, а нечто не из нашего мира. Он выскочил из дома и, спотыкаясь, побежал к лошадям. Развязав лошадей, он пустился вскачь от этого проклятого и страшного места. Вслед ему неслись крики абааhы: «Надо было съесть тебя первым!»

Не знаю, правда или нет, но в народе этот случай известен давно.

Вещий сон

Эта история была рассказана мне человеком, который сам был участником случая, произошедшего в Чурапчинском улусе.

По весне двое друзей поехали на лошадях на добычу перелетной дичи. По дороге они наслаждались ранним пробуждением природы. Солнце пригревало им спины. От мерного хода лошадей друзья вдруг замолчали, каждый ехал, думая о своем. И вдруг один из друзей очень странно взглянул на своего компаньона и сказал: «Друг, мне сегодня ночью приснился неприятный сон. Я видел, как меня хоронят в деревенском кладбище. Рядом с могилой стояли моя жена и дети. И ты был на моих похоронах и держал в руке кусок веревки. Все было так правдоподобно и реально. После похорон к вам подошел старик, которого я раньше никогда не видел. Он протянул тебе кусок ткани, а ты отшатнулся и отвернулся от него. Тогда он подошел к моей жене и отдал ей этот кусок ткани со словами: „Это последнее, что держал в руке твой муж“. После этого я проснулся и очень долго лежал в темноте, думая о своем сне. Видимо, мы сейчас едем на мою последнюю охоту». После сказанного он тяжко вздохнул. Его друг оторопел и начал говорить, мол, не надо верить всяким ночным кошмарам, на что тот ответил: «Я помню дату смерти на могильной табличке. Это 14 мая этого года, то есть уже завтра».

От этого разговора у друзей совсем пропало утреннее настроение и к месту охоты они подъехали в мрачном состоянии. Приготовив для жилья избушку, друзья решили сходить к скрадку, чтобы подремонтировать и утром с рассветом сесть в ожидании долгожданной дичи. Вечером плотно поужинав и приготовив одну сеть для завтрашней ловли свежего карася, друзья легли спать. Ночью просыпались по очереди и подкидывали дров в печь-буржуйку для поддержки тепла в избушке. Рано утром, наскоро перекусив, друзья пошли к озеру, где предполагалось поставить сеть. Человек, видевший сон, сел в лодку и поплыл, чтобы закинуть сеть. Неожиданно его друг, находившийся на берегу, бросил взгляд на лодку и не увидел его там. От растерянности он начал бегать вдоль берега, громко выкрикивая имя друга. Но в ответ услышал лишь плеск волн и ветер. Вспомнив, что в избушке должна быть резиновая лодка, он побежал туда. Забежав в избушку он начал лихорадочно искать лодку и нашел ее под нарами, аккуратно сложенную хозяевами охотничьей избушки. На берегу он долго не мог найти один ниппель. Плюнув на бесполезные поиски, надул одну сторону и кое-как подплыл к лодке. Пересев на нее, он начал искать конец сети, чтобы вытянуть ее, но ее в лодке не было. Веревка уже была привязана к деревцу, куда подплыл мужчина. Сеть была очень тяжелая и плохое предчувствие сжимало его сердце. Когда сеть приблизилась к лодке, он с ужасом увидел под водой бледное лицо с открытыми глазами. Это был его несчастный друг. Еле вытащив друга, он никак не мог распутать сеть, в которой тот запутался, и ему пришлось отрезать часть веревки ножом. С тяжелой ношей он вернулся в деревню.

На похоронах он вспомнил про сон друга. Рядом с могилой стояла вдова с детьми, а он от злости на себя комкал в руках кусок веревки от сетей. На поминках к нему подошел старик, приехавший из города, и молча протянул ему один ниппель, завернутый в кусок ткани. В прошлом году они были там, оставили резиновую лодку и когда уезжали, забрали один ниппель с собой.

Охотничьи рассказы : boristayskey — LiveJournal

О том, как два «горе-охотника» перепились и вместо уток принялись палить по электропроводам и о том, как природа мстит человеку за убийство братьев наших меньших ради забавы.

Дело было в Якутии. Собрались по осени два местных предпринимателя в сфере пассажирских перевозок пострелять уток. Бродили-бродили по якутской тундре да по болотине, мяли ягель да прикладывались к бутылочке.

Долго ли, коротко ли, только ни одной утки так и не подстрелили, но «набрались» изрядно. И решили выместить злость от неудавшейся охоты на линии электропередач, открыв пальбу по стеклянным изоляторам.

В результате,  линию электропередач замкнуло и  ремонтники прошли порядка 400 км ЛЭП, чтобы найти повреждения. Да пока чинили линию, 65 тысяч человек в пяти районах республики оставались без света и тепла.

Удивительно то, что этих «горе-охотников» нашли, а еще удивительней, что самый гуманный в мире якутский суд приговорив их к 1году и 10 месяцам  лишения свободы условно и крупному денежному штрафу, обязал их на время приговора не притрагиваться к спиртному.

Второй охотничий рассказ не такой веселый, зато весьма поучительный. Тут уже героями повествования оказались сами служители закона из Башкирии.

Вообщем, пошли как-то судья да прокурор на охоту, косуль пострелять. А так как сами законники, то все у них было по закону: и лицензия на отстрел животных и карабины « Сайга» , купленные как полагается.

Взяв с собой за компанию местного начальника пожарного караула, отправились в лес. За 25 км от райцентра заметили косуль. Да только в пылу охотничьего азарта и желания пострелять поторопились с пальбой, и как говорится, «в белый свет , как в копеечку». Испуганные животные, естественно, не стали искушать судьбу еще раз, и быстренько скрылись в лесу.
Вот и предложил прокурор честной компании: вы давайте, жмите, обогните лесок, а я погоню животину на вас, там их и порешим.

Сказано-сделано. Судья с пожарным засели в тылу, а прокурорский погнал косуль на номера.
Как уж у них там дальше получилось, только прокурор обратно не выдержал и открыл стрельбу на звук топота копыт.
Только подстрелил он не косулю, а своего собрата-охотника, судью, который с перебитой артерией скончался в ближайшей больнице, истекая кровью.

Посмотрите в глаза косули. Это ли не воздаяние?

В этой связи «Российская газета» напоминает еще несколько случаев, когда природа жестоко мстит детям своим неразумным, убивающим ради забавы.

«Это далеко не первый в республике случай гибели на охоте от пули товарища. К примеру, в Архангельском районе охотник, целясь в медведицу, подстрелил своего друга.Раненый впоследствии скончался в больнице.
В Зианчуринском районе охотник принял за глухаря своего двоюродного брата и выстрелил в него. В результате родственник скончался на месте.»                         

Охотничьи истории: Розыгрыш на гусиной охоте, медвежья болезнь и злопамятные браконьеры — Новости Якутии

YAKUTIA.INFO, Рубрика «Мужской клуб»совместно с телепередачей «Охота ирыбалка в Якутии» (сайт http://www.ohotasakha. ru ) представляет вниманию читателей охотничьи истории. В дебютном материале с историями о розыгрыше на гусиной охоте и байкой «медвежья болезнь и злопамятные браконьеры».

Какие только охотничьи истории не услышишь на охоте! Охотничьи байки и анекдоты — прекрасный способ развлечься на привале или скрасить ожидание. Иногда охотничьи истории заставляют смеятся до слез, но чаще учат. Читайте и вы узнаете, почему злопамятные браконьеры бросили охотоведов в глухой тайге, как нерадивого охотника медвежьей болезнью проучили, а также историю розыгрыша на гусиной охоте.

Злопамятные браконьеры бросили охотоведов в глухой тайге

Произошло это в конце 80-х на Камчатке, где я работал в то время охотоведом. Мы с напарником Володей проверяли охотугодья в верховьях реки Малая Кимитина и наткнулись на место варварской расправы над лосями — с вертолёта браконьеры расстреляли целое семейство: самца, самку и детёныша. Взяв только мясо, преступники бросили останки туш, на «поминках» вовсю пировало вороньё.

— Вот бы призвать злодеев к ответу, да только где их теперь найдёшь, они ж нам визитку свою не оставили! — сокрушался Володя. — О, схожу-ка я по этой одинокой лыжне! Куда это ходил один человек?

Вскоре раздался удивлённый голос напарника:

— Иваныч, дуй ко мне, глянь, чего я нашёл!

За куст зацепился… полётный лист, которым явно кто-то подтирался. Володя осторожно снял с ветки «визитную карточку». В документе были все данные членов экипажа и пассажиров-браконьеров. Мы составили протокол на незаконную охоту на лосей с вертолёта и приложили к нему сомнительной чистоты вещдок. Нашей бумаге сразу дали ход. Командир Ми-8, который использовал полётный лист не по назначению, оправдывался тем, что не смог отказать влиятельным людям и клялся, что это в последний раз. Заплатив гигантский штраф (на эту сумму тогда можно было купить новую «Волгу»), он со злобой сказал, что, мол, сочтёмся ещё.

И слово своё сдержал. Через два года, охраняя угодья от браконьеров на арендованном охотуправлением вертолёте, попали мы в страшную пургу и на целую неделю засели в гостинице. С пилотами жили в одном номере. Вечерами рассказывали байки, и Володя не удержался и поведал историю про «визитку». Мужики хохотали до слёз, и только лётчики угрюмо молчали, поглядывая на своего командира. Это оказался тот самый пилот, ведь мы не знали его в лицо. Через неделю нас с Володей высадили на браконьерскую лыжню. Старший группы сказал, что заберут нас вечером, и вертолёт улетел… Три дня «искал» нас вертолёт, и когда на четвёртый день мы, грязные, закоченелые, голодные, поднялись на борт, борттехник со злой усмешкой сказал:

— Если бы не ваши мужики, шагать бы вам, хлопчики, в посёлок долго-долго…

Геннадий Чудаев, г. Благовещенск

Как нерадивого охотника медвежьей болезнью проучили

Старый охотник дед Казаченя был большим балагуром и шутником. Как-то познакомился с ним молодой парень Валентин, новый охотинспектор, который недавно окончил институт и приехал на Камчатку по распределению. Дед позвал его на охоту. Поплыли вниз по течению на надувной лодке. Прибыв на нужное место, охотники высадились на берег.

— Пойдём на озеро, километров десять-пятнадцать. Там хорошо можно сидеть на медведя, — сказал дед и стал спускать воздух из лодки и укладывать её в рюкзак.

— А что, лодку с собой возьмём? — пробурчал Валентин. — Да как же мы всё унесём-то?

— Ох, паря, как я погляжу, вроде и здоровый ты мужик, а с ленцой! — сказал с ухмылкой дед. Он кряхтя взвалил на себя рюкзак, взял в довесок лодку и шустро зашагал по тропе.

Переночевав у костра, рано утром охотники выбрали удобное место и стали ждать медведя, когда он придёт полакомиться пришедшей на нерест кетой. Валентин прилёг, а Казаченя сидел наготове с ружьём и внимательно следил за озером. Медведь появился неожиданно. Не чувствуя опасности, всё ближе и ближе подходил он к охотникам. Сидя в скрадке, Валентин незаметно задремал. «Ну, спи-спи!» — подумал дед. Дождавшись, когда зверь подойдёт на верный выстрел, он нажал на спусковой крючок. Медведь оглушительно рявкнул и скрылся в зарослях высокой травы. От выстрелов охотовед проснулся и подскочил на ноги, ничего не соображая.

— Ну, извини, дед, задремал. Не думал, что так быстро эта зверюга придёт.

В душе дед материл парня самыми отборными матами. Успокоившись, он объявил, что охота на сегодня окончена, надо найти медведя. Раненый зверь успел пробежать около ста метров, прежде чем упасть замертво. Скоро уже в котелке варилась жирная медвежья грудинка, распространяя душистый запах. А дед Казаченя, вспомнив свою первую охоту с камчадалом Кешкой, решил проучить молодого охотника.

Когда лодка, гружённая мясом, медленно сплавлялась вниз по течению, дед, хитро прищурившись, спросил парня:

— А знаешь ли ты, Валентин, что такое «медвежья болезнь»?

— Да, это когда косолапый от неожиданного испуга поносит. Желудок у него расстраивается, — со знанием дела ответил охотовед. — В институте, дед, проходили биологию зверей и птиц.

— Грамотный ты, однако, паря, — усмехнулся Казаченя.

Тёплый осенний денёк разморил охотников. Захотелось пить.

— Терпи, казак, атаманом будешь! — съязвил дед, а сам зачерпнул пригоршню чистой речной водицы и сделал вид, что пьёт, на самом же деле лишь смочил губы. Посмотрев на него, Валентин тоже зачерпнул воды из реки и жадно выпил, а потом ещё и ещё. Вот тут-то и сказал ему дед, что зря это он — на жирную медвежатину да холодной воды!

— Ну, жди теперь, милый, «медвежью болезнь».

— Да ты же сам пил, я видел! — чуть не плача проговорил охотовед и тут же ощутил, как заурчало в животе. Пулей выскочил он из лодки, едва она ткнулась носом в берег, и скрылся в ближайших кустах. А дед посмеивался про себя: «Это тебе, чтоб не спал на охоте, когда зверь под носом».

Розыгрыш на гусиной охоте

Давно это было, а помнится — как сейчас. Поехали мы коллективом военных охотников на весеннюю охоту на гусей в Константиновский район. Вышли на первую зорьку. Мой напарник Фёдор Харитонович по пути всё нахваливал свою собаку по кличке Мирза, мол, какая она умная и чуткая, как хорошо работает по водоплавающим. Прибыв на место, расположились мы на соседних кучах соломы и стали ждать птицу. Сделали пару выстрелов — ничего. Тепло, солнышко пригревает. Пошёл я друга «проведать», смотрю — он сладко спит, ружьё рядом стоит, собака в ногах.

И решил я подшутить над другом, чтобы не хвалился «бдительностью» Мирзы. Взял его ружьё, собака лишь хвостом вильнула, продолжая лежать. Я отошёл подальше в бурьян и, чтобы долго не ждать, когда проснётся товарищ, выстрелил из его оружия. Фёдор подскочил, огляделся — ружья нет. Он подошёл к моему скрадку и, по его словам, не застав меня там, начал догадываться, что я его разыграл. Я, еле сдерживая смех, вышел к нему навстречу и спросил, слышал ли он выстрел и где его ружьё. Фёдор пытался меня «расколоть», но я только спросил, где же была его хвалёная Мирза, когда всё это случилось. В ответ товарищ обругал собаку и сказал, что она уже старая. Тут уж я не сдержался и захохотал, потом принёс его ружьё, и мы уже вместе посмеялись над моим безобидным розыгрышем. И хотя в тот раз никого подстрелить нам не удалось, эта охота запомнилась нам надолго.

Николай Садовников, г. Благовещенск

Рассказ «Дух— покровитель волка» (22)

«Наверно, и правда в этом звере — главный дух, покровитель волков», — подумал старый эвен и подозрительно огляделся. Но все было спокойно. Из-за дальних сопок поднималось красное зимнее солнце, и тайга будто наливалась жизнью, а розовые снега светились умиротворяюще и радостно.

Воткнув возле себя прикладом в снег карабин, Чокченгин поднял капкан, стал внимательно разглядывать его. Капкан был сломан: дужки его со шрамами от зубов зверя погнуты. Будто не челюстями, а тисками работал серый. Следы от клыков на металле глубокие, как от хорошей стали.

Старик долго разглядывал капкан, цокал языком от удивления, отвязывая его от чурки. Теперь охотнику все было ясно. Попав в капкан, Меченый, поняв, что не освободится, взял его в зубы и стал уходить с этого места в заросли. Чурка зацепилась за кусты, вожак рванулся, дужка капкана согнулась, и он вырвал ногу. В одном из шрамов на дужке Чокченгин заметил осколочек зуба. «Сломал, — догадался старик. — Значит, не ичча. Ичча бы не сломал». Он поднялся, выпрямился, поглядев в тайгу, и, обращаясь к тому невидимому, кто там, может быть, есть, негромко, но с вызовом сказал:

— А хоть бы и ичча. Я — человек. Сильнее тебя, злой дух волка. Меня зовут Хэнкан. Знай. Через три дня, Меченый, я буду смотреть в твои глаза. Я буду дарить тебе жизнь или брать ее. Так.

Вызов то был злому духу или хитрость из арсенала старых обычаев: назвав себя именем Хэнкан, он направлял духа по ложному следу — пускай себе ищет человека под этим именем, у него другое! Старый эвен рассчитал наверняка: три дня вожак будет отлеживаться, пока не подживет защемленная канканом нога. Через три дня голод одолеет его сильнее боли. Напасть на лошадей с больной ногой он не рискнет и пойдет искать убитых им раньше. Одну из них надо оставить и возле нее насторожить капканы. А чтобы, как и в тот раз, он не ушел с ними, решил применить один способ.

Знал он от якутских охотников этот способ — жестокий, но верный: они приковывали к капкану за два конца лезвие косы. Когда попавший зверь начинал вырываться или бежать, коса перерезала сухожилия на ногах.

Сам Чокченгин ни разу не пользовался таким способом, полагая его недостойным настоящего охотника, и даже при мысли о нем ему становилось не по себе. Волк, считал он, такое же животное, как все остальные, и, если его разум не помутился от преследований человека или болезни, он убивает других для того, чтоб поесть. А человек разве непитается мясом животных? Разве не убивает, порой и без необходимости? Перед природой, сотворившей жизнь, все равны. Так считал он. И потому в своих поединках с волками не пользовался неблагородными способами, которые подчас применяют другие охотники.

Этот случай был особый. Но и теперь, извлекая из багажа охотничьей изощренности варварский этот способ, решил взять только часть его: капкан приковать к железному стержню, к обоим концам его.

Они встретились, как обещал Чокченгин, на четвертый день. В капкан Меченый попал, судя по всему, незадолго до прихода охотника той же лапой. Немного проволочив его и не в силах освободиться, вожак затаился в кустах, то ли отдыхая, то ли готовясь к последней схватке с невидимым врагом, который, не объявляясь, цепко, долго и больно держал его. Наконец он услышал шаги этого врага, запах человека и, поднявшись, стал ждать, наливая к последней схватке нервной силой свои утомленные борьбой мускулы.

Виктор Комаров

Два дня на промысловой охоте

Немногим менее четверти века довелось мне работать и жить со своей семьей в Якутии. Случалось по месяцу-два, а то и дольше, находиться на месторождениях и газовых промыслах, разбросанных по дальним участкам обширной тайги. И все-то это время со мной были западносибирские лайки, которых я еще щенками привез из Москвы.

Питомец для мастера боевых искусств

Однажды добрый мой знакомый Николай Мосин, школьный учитель по физкультуре и тренер по каратэ, обратился ко мне. Он попросил продать ему одну из двух моих собак — Дымку или Абрека.

В то время загадочный восточный вид борьбы у нас только зарождался, входил в моду. Мосин же начал изучать его еще в отрочестве, когда жил на Западной Украине. Будучи воспитанником детского дома, за десяток километров бегал на тренировки по боевому искусству к бывшему «особисту», служившему в Советском Союзе в охране какого-то высокого чина.

На тренировке по каратэ мы и познакомились с Мосиным. В Якутию он, как и я, приехал в 80-е годы ХХ века. Жил в горняцком поселке Сангар, расположенном на правом берегу реки Лены, в 250 километрах севернее столицы республики.

Кроме прочего, Мосин занялся промысловой охотой в Якутии. Для этих целей ему был выделен участок. Но без доброй собаки охота не могла быть успешной. Вот и обратился он ко мне.

Дымку, которая столько вытерпела, когда ее у нас украли, я отдать не мог. Пришлось расстаться с Абреком, хотя это и оказалось очень трудно. Пес был потомком известного тогда в стране зверового кобеля Карата Шубихина.

Вскоре я опять остался без собак, моих лаек. Потерял Дымку по вине нехороших людей. Она и сейчас иногда приходит ко мне во снах. Мы радуемся с ней вместе. Но неожиданно собака убегает от меня, словно в тумане скрывается. Я зову ее и вдруг во сне еще понимаю, что она ушла совсем…

В столицу за щенком

И снова московский клуб собаководства. Общаюсь с уже знакомой мне Людмилой Владимировной Ушаковой. Эта невысокая худенькая женщина лет семидесяти с тонким интеллигентным лицом былой красавицы и утомленным, печальным, но добрым взглядом по-прежнему обворожительных глаз.

Она во всей стране слыла признанным знатоком западносибирских лаек. Родилась на Урале, в семье потомственных промысловиков. Оттуда ее опыт и знание собак и охот с ними…

В тот день все щенки уже были осмотрены. Заводчики или распродали их, или уже разъехались. Остался один помет. Хозяин его молча стоял у входа в клуб. В плетеной корзине на подстилке из сухой травы спали щенки. Я подошел, колебался еще, не решаясь на покупку. Незнакомец, заходивший в клуб, заметив мое сомнение, сказал:

— Не думайте! Щенки от очень хороших собак!

Я купил «девочку». Людмила Владимировна подтвердила, что щенок действительно от лучших в стране элитных производителей: Бурана Кинякина, зверового пса и чемпиона многих выставок и испытаний, и Юсты Поперечного — непревзойденно чутьистой «мелочницы».

— Чудная девочка! — сказала Ушакова о щенке.

Новую собаку я назвал Вестой, повез в Якутск. В самолете бортпроводницы влюбились в нее, приносили ей кусочки приготовленной курочки и маслице, всячески старались завоевать ее симпатию. Кроха безропотно переносила утомляющие к себе внимание и любовь, но от угощения отказывалась.

За пернатой добычей

Как и прежние мои собаки, работать по мелочи — белке, колонку — Веста начала рано, месяцев в семь. Была невероятно чутьиста и, как и Дымка, нестомчива на охоте.

При работе по птице проявляла удивительную сообразительность. Помню: зима, мороз, неподвижный стылый воздух. Бродим мы с Вестой по многочисленным островам реки Лены, где водилось немало зайцев и колонков. Не одного зверька мы там добыли.

В тот раз шла по протоке вдоль обрывистого берега острова. Веста явно что-то прихватила. Продвинется вперед, оглянется на меня и «говорит», повиливая хвостом и повизгивая: «Ну же, давай, давай, поспеши!». На выстрел уже подошли, когда недалеко от обрыва шумно взлетела кормившаяся стайка белых куропаток. Видать, птицы были еще ненастеганными.

После выстрела куропатки оставили только перья. Медленно колеблясь, они падали в воздухе. При таком морозе заряд оказался слишком слабым для защищенных крепким пером птиц.

Веста вскочила по обрыву, я влез, еще надеясь на трофей. Собака моя металась, разыскивая птицу. Подбегала ко мне, смотрела в глаза, будто спрашивала, не понимая: «Где добыча?». Я знал, видел, что упустил трофей, но свалил все на Весту: мол, найти не можешь! Она, думаю, простила мне мою ложь. Мы пошли дальше…

Приглашение на новый участок

А через два года Николай Мосин приехал к нам за подросшими двумя щенками от Юсты и Абрека и позвал меня к себе на охоту. Ему выделили новый богатый участок километрах в 50-60 южнее Сангара.

Там был многолетний сезонный ход лосей. Весной, спасаясь от гнуса и, видимо, для отела, животные устоявшимся путем отправлялись далеко на восток в предгорье хребта Черского. А осенью, ближе к зиме, спускались оттуда в долину реки — к местам постоянных зимних кормежек.

В назначенное время я прибыл с Вестой к Николаю. Решили выходить на следующий день.

— Я договорился с буровиками, — сказал Мосин. — Завтра они выезжают на смену и по пути подбросят нас. Проедем часть дороги.

Долгих сборов не было. Жена Николая приготовила нам головку сыра, хлеб, чай и спросила:

— Что еще положить?

— Да ничего больше не надо! — ответил Мосин. — Все есть в избушке.

И действительно, там имелась даже картошка. Николай опустил ее в сетке в воду в специально подготовленном или естественном углублении незамерзающего у избушки родничка. А вот обувь мою — обрезанные по щиколотку валенки с пришитыми кожаными голенищами — он забраковал. Взамен принес чьи-то старые легкие унты. Это было ошибкой, в чем я позже убедился.

Обнаруженный соболь

Километров 15 мы проехали вместе с вахтой. Потом вышли, поскольку нам нужно было на юг, а транспорт с работниками поворачивал на восток. Вокруг простиралась тайга, дикая лиственничная уйма. Решили идти не прямо к зимовью, а день ходить охотой.

Собаки ушли в поиск. Сезон тогда только начинался, снег еще был неглубок — в самый раз для работы лаек. Поскольку я не знал ни этой местности, ни, тем более, «координат» зимовья, мы двигались с Николаем вместе.

Шли около часа. И вдруг где-то со стороны в тишину тайги ворвался высокий доносчивый лай. Это был голос Весты. Она азартно и злобно облаивала явно не белку и не птицу. Через некоторое время к «напарнице» подвалил Абрек. Мы свернули и споро пошли на лай.

Выяснилось, что питомцы нашли соболя. Видимо, зверька настигала Веста, и он, успев вскочить на ближайшую лиственницу, сидел у самого ствола в полдерева от земли. Мосин предоставил мне право добыть трофей. Впрочем, карабин Николая «Лось» в данном случае и не годился. Достаточно было моей двустволки и дробового патрона.

Чтобы не повредить шкурку, я зашел так, чтобы тело зверька оказалось закрыто стволом дерева. Это был первый сработанный Вестой и добытый нами соболь — черный с проседью крупный кот.

Свой маршрут для каждого

Оставшаяся часть дня прошла впустую. Веста делала еще одну полайку, но из-за разветвленного овражистого места далекий голос ее эхом долетал к нам то с одной, то с другой стороны. Было непонятно, где она, куда идти. Пришлось ее отозвать. И, слава Богу, Веста вскоре пришла.

День быстро сваливался в сумерки. Стал сильно крепчать мороз. Мы подошли к склону коренного берега. Внизу тонувшая во мгле была едва видна долина реки. Николай предложил мне «заглянуть на буровую», он обещал ребятам зайти.

— Это по пути? — спрашиваю.

— Да нет.

— А далеко?

— Километров десять.

— А до зимовья?

— Ну, столько же примерно.

— Так, может, завтра зайдем к ним?

Я боялся за Весту. Мороз все усиливался, а после кормления щенков она не совсем еще «подобрала грядки», не оделась хорошо, могла обморозиться. Позже я «утеплил» ее лоскутом шерстяной тряпки.

— Давай так сделаем, — говорит Николай. — Ты пойдешь к зимовью, а я загляну на буровую к ребятам. Позже приду. Я расскажу тебе, как идти. Сейчас подойдем к просеке, пойдешь по ней до Лены и далее — вдоль правого берега. Нужно пересечь один овраг. Во второй поднимешься, там тропа. По ней пройдешь недалеко, метров 200, и зимовье. Но будь внимательней: нас предупреждали, что на Черной речке бродит шатун.

Дух самурая

Николай был необычным человеком. С юных лет, занимаясь восточными единоборствами, он сознательно воспитывал в себе дух самурая. Вот и теперь, бывало, зимой и днем, и ночью неделями бродил по тайге.

Руки замерзнут так, что коробок спичек не держат, не удается разжечь костер. На какое-нибудь поваленное дерево или пенек присядет, отдохнет чуток и идет дальше. Возвращается домой голодный, лицо в коростах — обморожено.

Вот, может, в этот раз и меня решил проверить на твердость духа?! Разошлись мы с Николаем. Иду я по просеке, а все вокруг уже покрыто мраком. Царствует звездная, величественная, лютая и беспощадная якутская ночь!

Не каждый из нас — самурай. Не все могут в одиночку в тайге без страха встретить зимнюю ночь. К ней, знаю, тоже привыкнуть нужно. Я еще не адаптировался, мне жутковато одному.

«И зачем он сказал мне о шатуне? — вертелись в голове мысли. — И где эта Черная речка? Не знаю…». Зарядил ружье пулями. Только темень сейчас, да и просека узкая. Видимо, под сейсмопрофиль ее когда-то проложили.

«Если вдруг медведь выскочит, то не успею даже ружье вскинуть. Да и Веста где-то тайгой идет. Скорее бы к реке выйти. Да зимовье еще отыскать надо…» — думал я.

В компании собак

За этими-то мыслями и переживаниями слышал позади себя отчетливый шорох. Резко обернулся, а это… Абрек. Подбежал он ко мне, а уж я-то как ему обрадовался! Не тому, конечно, что у него привязанность к прежнему хозяину осталась, а Николая пес бросил. Просто теперь мне спокойней стало. Успокоившись, я и не заметил, как Абрек исчез.

А вскоре в этой угрожающей темноте донесся до меня яростный лай. Голос подавали и Веста, и Абрек. Собаки одновременно облаивали кого-то. Только Веста была ближе ко мне, а Абрек — далеко в тайге.

Подхожу осторожно на голос моей «девочки». Все-таки какой-то тусклый свет был, возможно, отблеск далеких звезд. В нем все так сумеречно, бесформенно, зловеще. Приглядевшись, я заметил на дереве какое-то темное пятно.

Отошел подальше, перезарядился и выстрелил. По моим ощущениям, что-то там свалилось. Подбежал, а Веста, мотая головой, уже держала в зубах обвисшее тело зверька. На выстрел примчался и Абрек. Так за один день мы добыли двух соболей.

Теперь домой — в избушку. Абрек бежал впереди, поскольку ему были знакомы и зимовье, и дорога к нему. Иногда я останавливал пса, чтобы не уходил далеко. В доме разжег буржуйку, набрал в котелок снега, поставил на плиту и прилег на лежанку. Собаки, свернувшись, тоже удобно устроились.

Сквозь дрему услышал, как скрипнула дверь. Вошел Николай. Я не спросил его, был ли он на буровой. Рассказал, что добыл соболя. О недавних своих страхах конечно же и словом не обмолвился. Да и сами они уже из памяти выветрились.

Тест для Весты

Зимняя ночь долгая. Мы сварили кашу с тушенкой, покормили собак, сами поели и улеглись спать. На следующий день вышли из домика на рассвете. Николай предложил пройтись по неглубокой лощине, пересекающей наш путь. Оказалось, это была очередная его проверка.

В лощине висела наброшенная на согнутую молодую березку медвежья шкура. Неделю назад Николай добыл здесь «топтыгина». Оставил шкуру на дереве. Я ничего об этом не знал. Мосин не предупредил меня, поскольку хотел посмотреть, как среагирует на медвежью шкуру моя собака.

Веста метров за 200 уловила, может, уже и не такой сильный запах зверя. Она молча сорвалась и скрылась в подлеске. Выбравшись из густого молодняка, мы вдалеке увидели и шкуру с висячими лапами, похожую на идущего медведя, и лайку. Веста добежала, кинулась на врага, сделала хватку и только после этого поняла, что противник уже не живой.

— Так это что — твой медведь? — спросил я Николая.

— Ну да.

И он рассказал мне эту историю:

— Ночью возвращаюсь в зимовье, слышу: Абрек так злобно кого-то облаивает. Подхожу, темно, вижу пень, черный, большой. Абрек, как тень, вокруг мечется. Думаю, где-то там соболь сидит. Высматриваю, и вдруг… пень зашевелился! Едва выбрал момент, чтобы собаку не зацепить, выстрелил. Так и добыл мишку.

— Может, это был тот самый шатун, о котором вас предупреждали?

— Ну кто ж его знает?!

Выстрел по «сохатому»

Пошел второй день нашей промысловой охоты в Якутии. Опять идем рядом.

Николай остановился, прижал палец к губам, прислушивается. Я ничего не слышу. Он махнул рукой и зашагал, ноги у него длинные, едва поспеваю за ним. Наконец, и я услышал, как вдалеке лает Абрек, спокойно, размеренно, без обычного азарта.

Потом уловил и голос Весты. Она то ли от удивления, то ли от нетерпения иногда тихонько взвизгивала. Близко уже подходим к кустарнику или густому подлеску. Николай поднимает карабин. А я до сих пор, кроме веток, ничего не вижу. Только после выстрела замечаю, что там в кустарнике что-то серое, крупное оседает, валится.

Да, это был «сохатый». Под лоснящейся шкурой его угадывались такая мощь и энергия. Но теперь куда девалась сила животного? Лось пытается подняться, встать на ноги и валится набок. Снова пробует вскочить… и опять падает. Николай подбегает ближе, делает второй выстрел.

— Чтобы собак не покалечил… — объяснил мне Мосин. — Я сейчас в зимовье за топориком схожу, быстро вернусь. Ты оставайся.

Он ушел. Собаки набросились на недвижимого лося и, откашливая шерсть из пастей, остервенело начали его рвать — «стричь». Потом они, видимо, попытались выяснить, чья это добыча. Устроили драку, да такую, что я едва их растащил!

Свару затеял Абрек: он крупнее, сильнее. Но и Веста сражалась яростно, не уступала ему. Когда я остановил их, все-таки кобель занял доминирующее положение, улегся у самого лося. Моя «девочка», немного обиженная, устроилась чуть в стороне.

В оставшуюся половину дня мы разделывали тушу и сносили ее по частям на лабаз, построенный Николаем вблизи зимовья. Позже он на снегоходе знакомого отвезет мясо к пункту приема.

Да, кстати… на второй день охоты я уже не мог ходить. Из-за непривычной обуви подошвы мои горели огнем. Спасло меня только то, что я нарезал сухой травы и положил ее вместо стелек в унты.

Николай Жильцов, г. Томск

Страшные истории про охотников | Очень страшные и жуткие истории

Охота

Однажды, когда я отправился в отпуск, друг пригласил меня сгонять на охоту. Я согласился, т.к. любил и охотиться и рыбачить, ведь там речка еще была. Договорились встретиться в деревне у матери друга. Я собрал вещи и приехал в деревню (у меня мотоцикл с коляской). Друга я застал за прочисткой ружья. Он прихлебывал из бутылки сорокоградусной и пел незамысловатый мотив. Увидев меня, помахал рукой и сказал, что ему встретилась какая-то бабка и посоветовала не ездить на охоту.
— Не надо, милок, — говорит, — неудачное время ты выбрал.
Мы поржали, добрали снаряжение и отправились в путь.
Прошло около пяти часов, прежде чем мы напали на след крупного оленя. Друг (Саша) поехал на своем мотоцикле в одну сторону, а я в другую (окружали). И вот через некоторое время я потерял из виду и мото друга и гонимого оленя. Проехал еще немного, слегка сбросил скорость и вдруг заглох. Погасла фара, остался мрак. Я прислушался. Рева движка Ссани не было слышно. Черт!
Я предпринял не меньше пятнадцати попыток завести технику и все безрезультатны. Странно, бак полон, других повреждений не найдено. И тут раздался стон, скрипящий такой, с придыханием. Я поднял голову. Ничего, только деревья вокруг. Да и еще под ногами хлюпало: заехал на окраину болота.
Стон повторился, теперь уже недалеко, метрах в тридцати. Саней это быть не могло по определению.
И тут я увидел слабо светящийся силуэт. Судя по очертаниям это была девушка.
Я испугался до одури. Силуэт приближался. Призрак не переставлял ноги, он просто плыл на меня по воздуху…
Ружье…
Спуск курка…
Не вышло…
Ммать, в чем дело?!
Забыл взвести!
Взвел…
Прицелился…
К тому времени призрак сократил дистанцию до 10 м…
Выстрел. Дуплетом.
Силуэт остановился и… Быстро ушел под землю.
В ту же секунду мотоцикл взревел движком и загоревшаяся фара отхватила добрую половину большого болота.
А я? Я шмякнулся на пятую точку, ружье, упало на колени.
Так просидел минут десять, может больше. Встал, поднял ружье, перезарядил. Пока перезаряжал, красные цилиндрики зарядов так и норовили выпасть из дрожащих рук. Но ничего, справился. Сел на мотоцикл, поехал искать Саньку. Искал до утра. Утром приехал в деревню, попутно умудрившись шлепнуть маленького кабанчика. В деревне Саня спал пьяный мертвым сном в своем мотоцикле, в коляске валялся застреленный олень, оттуда же торчало разряженное ружье.
Решения он принимал на пьяную голову. Вот и решил, что я сам доберусь до дому и искать меня не надо.
Я разбудил его. Саня осоловело посмотрел на меня и сказал:
— Ты не представляешь, что я вчера на охоте спьяну увидел!
— Что же?
— Прикинь, еду, еду, веду оленя. Ну довел, прицелился, сбил. Остановился, начал паковать. И тут какая-то девка призрачная на меня идет! Ну, я тогда испугался и с двух стволов в нее! Она и пропала.
— Мда, — сказал я, закуривая. — Только тебе, чувак, это не показалось. Я тоже такую девку шлепнул. У тебя мотик заглох?
— Кстати да! Прям перед ее появлением! И как только выстрелил, сразу включился мой харлей…
Я нашел бабку, которая предупреждала Саню об этой опасности. Она рассказала, что немало народу полегло в том болоте и именно в тот день, когда они начинают в виде привидений бродить по лесу, мы и затеяли охоту.
— Вам, милок, — говорит — страшно повезло, призраки енти и порвать могли бы!
Разлюбил я после этого охоту, продал ружье и ударился в рыбалку…

На охоте

Рассказ этот мне поведал мой дядя, хотя я и сам отношусь к сей истории скептично, но все же нахожу ее интересной. Случилось это три года назад, на дворе стояла середина октября, погода была пасмурной, мелкий дождь противно моросил уже третий день подряд – самое время для охоты на уток. Вообще я редко охотился и уезжал в тайгу только ради отдыха от городской суеты и работы. Впереди были выходные, в пятничный вечер я собрал все необходимое погрузил в машину, и отправился в путь.
Спустя час я добрался до деревушки где раньше жили мои родители, дом в котором я вырос пустовал уже долгое время с той поры когда отец с матерью перебрались жить в город. Продавать его я не торопился, так как ездил туда, хоть и редко, для охоты и рыбалки. В доме из мебели стояла лишь кровать и старый резной стол, но это было всё равно лучше чем спать в машине.
Вещи выгружать не стал прихватив с собой ватный матрас и плед я открыл калитку и прошел в ограду, все было как и прежде. В голове всплыли воспоминания из детства, вызвав на лице грустную улыбку. Зайдя в дом, я расстелил матрас на кровати, снял ботинки и завалился на него прямо в одежде и, закутавшись в плед, почти сразу провалился в сон.
Будильник на телефоне раздался знакомой мелодией ровно в пять утра, сонный мозг еще не соображал, и сначала я подумал, что я дома в городе и что нужно просыпаться и топать на работу, но через секунду это сомнение отпало после того, как я открыл глаза.
Ткнув на кнопку “отключить”, я приятно потянулся, поднялся с кровати и принялся надевать ботинки, спать уже совсем не хотелось. За окном было темно, я оделся закрыл дом на замок и направился к стоящей за оградой машине.
Добираться до места, где я охотился нужно было еще двенадцать километров, десять на машине до болота и еще два пешком. Дорога была относительно хорошей, грязно правда, но нигде “сидеть” не пришлось, ещё бы, проверенная “Нива” меня никогда не подводила.
Моросящий дождик постепенно перешел в мокрый снег, который поначалу таял сразу как падал на землю, но вскоре начал застилать все, светясь ослепляющей белизной. Добравшись до болота, я отогнал машину подальше в чащу леса, чтобы её не было видно, так как местные, которые так же охотились в этих местах и свободно могли что нибудь снять с машины, или вообще угнать.
Я сложил в рюкзак еду, патроны старый походный котелок, спички и спальник, закинул ружье на плечо, надел на ноги бродни и потопал в сторону озера.
Спустя полчаса я был на месте, на берегу озера стояла небольшая охотничья избушка, когда я подошел к ней заметил на свежем снегу следы, которые обычно оставляют коровы или кони, в общем крупного скота. Но они были странными будто корова ходила только на двух ногах. Я сослался на то, что, видимо, здесь прошел лось и не обратил на это пристального внимания. Прошел в избушку, оставил рюкзак, прихватив только патронташ и ружье, направился к пристани, где стояли лодки, столкнул одну из них в воду и залез в нее. Удобно усевшись, оттолкнулся веслом от дна и поплыл к другому берегу, на котором виднелись заросли пожелтевшего камыша…
Охота сегодня не шла, дичи практически не было лишь изредка пролетали небольшие табуны уток, но на расстояние выстрела не подлетал ни один. Время близилось к вечеру, весь вымокший и проголодавшийся, в не самом хорошем расположении духа, я поплыл обратно.
Я затопил железную печку, и спустя несколько минут уже отогревался сидя рядом с ней, наслаждаясь приятным теплом, которое проникало под одежду и от которого по коже пробегали приятные мурашки. Набрал в котелок воды и поставил на печь. На столе зажег свечку, и принялся нарезать колбасу и хлеб, достал тушенку, аккуратно разложив все на газетке, я снова уселся рядом с печкой.
Я даже немного задремал и вдруг в дверь неожиданно постучали, от неожиданности я подпрыгнул на месте, и схватился за стоящее рядом ружье, так как слышал байки местных мужиков что медведи не брезгуют лазить по избушкам в поисках пищи. Но страхи мои развеял низкий мужской голос из за двери:
– Можно войти?
Сообразив, что это охотник или рыбак, я отставил ружье и открыл двери.
Передо мной стоял бородатый дед, в темно-зеленом брезентовом плаще до пола, а на голову был накинут капюшон, лицо у него было худощавое и морщинистое, на вид ему было лет шестьдесят. Взгляд такой пронизывающий, как будто он смотрел сквозь меня, от этого мне даже стало как-то не по себе.
– Я заплутал тут малость, избушку не могу найти свою, темень, хоть глаза выколи, переночевать пустишь?
– Да, конечно, – начал я и отступил в сторону.
Он прошел и уселся на табурет, стоящий рядом со столом.
– У меня тут как раз вода закипает, чай пить будем. От этих слов дед посмотрел на меня уже совсем другим взглядом, а на его губах проскользнула еле заметная улыбка.
Я снял котелок с печи и закинул в него пару чайных пакетиков, протер старые эмалированные кружки и налил в них чай. Усевшись за стол, я начал расспрашивать его, откуда он, на что он отвечал, что в основном живет в избушке в лесу, приглядывает, чтобы не рубили лес и не мусорили.
Я размешал сахар и протянул ему чайную ложку и случайно уронил её на пол, а дед как вошел так до сих пор сидел в капюшоне, почему-то я на это не обратил внимания и что ему стоило бы объяснить правила поведения за столом, но тут меня будто окатили кипятком. Нагнувшись за ложкой я увидел что у деда вместо ног самые настоящие копыта, как у лошади или у коровы, я как сидел так и сорвался с низкого старта к двери, обернувшись я увидел, что дед смотрит на меня с широкой улыбкой на лице, а в глазах вдруг вспыхнул зеленый огонек и затем погас. Я резко обернулся, чтобы бежать прочь, но неловко ударился об дверной косяк головой и потерял сознание.
Когда я очнулся, в избушке уже было темно, свеча догорела до конца, я подумал, что все мне это приснилось но когда включил фонарик то увидел лежащую на полу чайную ложку, а на столе стояла чашка с недопитым чаем. После спрашивал у местных стариков, может, кто то сталкивался с подобным, и один мне рассказал, что это был леший или по другому “хранитель леса”.
Ах да, и забыл сказать, что когда я вернулся к машине в багажнике стоял старый деревянный ящик, который до краев был наполнен клюквой, быть может, это была плата за гостеприимство?..

Страшная история: Однажды на охоте в Якутии… – Trimid2 |


Дневники.Ykt.Ru

Я должен рассказать про интересный и необъяснимый случай, произошедший со мной на охоте в одном улусе. Итак, начну.. В 2002 году я с компанией знакомых поехал на охоту в лес, где по слухам, при благоприятном исходе можно было добыть пару- тройку лосей. Поехали мы на тракторе МТЗ с прицепом, нас было пятеро человек, с собой взяли трех собак.Благополучно доехав до охотничьей избушки, обустроили какой-никакой быт, приготовили на запас дров и легли спать. Перед сном, один наш друг, не раз охотившийся в этих местах, сказал, что тут надо быть потише, не шуметь, а то тут есть духи, по якутски “абааhы”. Мы, городские, этому не особо поверили, решили, что он разыгрывает нас.
Как водится на охоте на природе, все мы начали рассказывать всякие случаи, услышанные когда-либо. Сказалась усталость и я, вполуха слушая рассказы друзей, начал засыпать. И приснился мне такой сон: все было так же, та же избушка, те же друзья рассказывают рассказы про духов и вдруг я просыпаюсь( во сне) и чувствую, что надо выйти по нужде. Недолго думая, накинув бушлат я выскакиваю на улицу и вижу наших собак, спокойно спавших возле трактора. Отошел на несколько метров и начал справлять малую нужду и вдруг за спиной слышу шаги, обернувшись, вижу за спиной самую старую и опытную собаку по кличке “Алый”. Тихонечко зову его по имени и замечаю, что Алый стоит и смотрит не на меня, а в сторону развалин старого якутского балагана. И вдруг Алый говорит мне на человеческом языке: ” Женя, вам надо отсюда уезжать, вам тут не рады!” Я чуть в обморок не упал и побежал в избушку, где были мои друзья.
Забежав в избушку увидел, что все друзья спят. Начал будить их чтобы рассказать только что произошедшее со мной, но никто из них не просыпался. И вдруг отчетливо услышал снаружи избушки голоса двух человек. Они разговаривали вроде на якутском, но я не понимал полностью смысл сказанного. Понял только одно, что они пришли забрать нас всех к себе. Я стоял и с ужасом слушал, как они медленно подходят к нашей двери. Не мог сдвинуться и что-нибудь сделать. В этот момент я внезапно проснулся. Проснувшись увидел, что двое друзей спят, а еще двое тихонечко сидят возле печки и разговаривают. Я весь был в поту, очень сильно билось сердце, чтобы немного успокоиться я встал и подошел к парням, которые сидели возле печки и попросил сигарету. Увидев меня они засмеялись и спросили:” что случилось?” Рассказал им про свой сон, а они немного посмеявшись надо мной легли спать. Я покурив, тоже пошел спать.
Остаток ночи я проспал спокойно. Проснувшись рано утром мы кинули жребий, кому остаться днем в избушке, порыбачить сетями на озере и приготовить еду к вечернему возвращению. Жребий упал на меня… Мои друзья со смехом, видя мои робкие попытки поехать вместе с ними, засобирались на поездку. Разогрели трактор, все погрузили на прицеп и взяв всех собак уехали на охоту, сказав, что ближе к ночи приедут, а если улыбнется Байанай, то до завтра ихне ждал. Оставшись один я потихоньку прибрался в избушке, вынул сети и начал готовить их для ловли карасей. До обеда управился со всеми делами и прилег отдохнуть. Все утро у меня из головы никак не выходил мой ночной сон. Незаметно я уснул, а когда проснулся в доме было темно, печка погасла и стало прохладно.
Натопив печку, решил хоть и темновато на улице, так как проспал, надо проверить сети и приготовить к приезду свежей рыбки. Выловив нормальный улов пришел домой в приподнятом настроении. Подпевая под нос какую- то мелодию начал чистить рыбу при свете двух больших свечей. Вдруг я отчетливо за спиной услышал кашель человека, выронив нож я обернулся, но никого не увидел. Страх опять начал заползать в мою душу. Чтобы как-то отвлечься от наступающего чувства страха и в ожидании кипения воды для ухи я начал читать единственную книжку, находящуюся в избушке. Постепенно страх ушел, к этому времени вскипела вода и положив в котел рыбу я окончательно успокоился. Вдруг вдалеке я услышал звук работающего трактора, обрадовался очень возвращению своих друзей. В ожидании их, я начал то и дело посматривать в окно, откуда был хорошо виден спуск с горки в алас, где стояла наша избушка. И вот из-за деревьев пробились лучи света от фар трактора и спустя какое-то время он сам начал спускаться с горки. В прицепе увидел силуэты троих друзей и начал готовить стол.Минут через десять трактор подъехал и заурчав, умолк. Тут же услышал голоса своих друзей и лай Алого. У меня отлегло от сердца и я решил дождаться своих друзей в избушке, а они громко переговариваясь и смеясь подошли вплотную к дверям избушки.
И вдруг все стало очень тихо, никаких голосов, лая собак не стало слышно. До конца не поняв причину тишины, я выскочил на улицу и обомлел… Трактора,друзей не было, а на улице стояла только темнота… И тут я понял выражение:” волосы встают дыбом” в буквальном смысле. Было такое ощущение, как будто кто-то схватил меня за волосы и дернул вверх. Не видя ничего от испуга я ударившись об дверь, еле открыл ее и буквально ввалился в избушку. И тут меня ждало еще одно потрясение, за столом сидел незнакомый мужчина средних лет с трубкой во рту и сердито посмотрев на меня, вдруг заорал, что у меня чуть сердце не остановилось, по якутски:” КИЭР БУОЛУН МАНТАН!!!”, по русски – убирайтесь вон отсюда! Я не помню, как выбежал на улицу, куда бежал, помню только что по лицу сильно били ветки ивняка. Опомнился я только на дороге, ведущей к соседней ферме, хотя эта дорога находилась от нашей избушки где-то километров пятнадцать. Усталости не чувствовал, но дыхание было очень учащенным и сердце билось, норовя вырваться наружу. Спустя шесть часов я добрел до фермы, был уже утренний удой коров и местные доярки очень удивились моему появлению. Выпив чая и немного покушав, я рассказал им свою историю и попросил мужчину, съездить за моими друзьями.
Мужчина, назвавшийся Егором, рассказал мне,что это не первый случай на том аласе, где стояла та избушка. Раньше там охотились местные парни, но однажды там произошла трагедия, после совместного распития сын застрелил отца. А потом повесился сам. И с тех пор там начали происходить непонятные вещи. И что удивительно, если приезжают охотиться мужики в возрасте, пожилые, то все проходит нормально,а как приезжают молодые, наподобие нас, то они видят всегда мужчину с трубкой, который их выгоняет. Ближе к обеду подъехали мои друзья, которые были напуганы моим исчезновением не меньше моего. Вот такая история произошла со мной в далеком 2002 году в одном из районов республики. Уважаемые читатели, это не вымысел, не фантазия, а самый настоящий, реальный случай. Впоследствии, от других охотников я слышал много интересного, может кто и выложит их на эту группу. Пусть другие знают и будут наготове, если судьба забросит их в те места. С уважением, “Поверивший” (из форума)

Ночные охотники

Здравствуйте. Давно читаю ваш сайт, уж больно интересуюсь мистикой. Вычитал много разных историй, но долго не решался написать свою. Но что тянуть-то. Вот вам история. Она не мистическая, скорее психологическая, но реальная. Случилась она с моим дедом. У меня до сих пор мурашки по коже.
Случилось это в далёком 1973 году. Тогда мой дед, тогда еще молодой парень, закончил школу и поступил на машиниста.
Ах, забыл сказать. Мы живем в маленькой деревне, далеко от нормальных городов. Да от каких там городов! Чтобы попасть на трассу, надо пройти 4 км вдоль заброшенной улицы и сквозь лес по тропе. Такая была деревенька. Вот мой дед и поехал в город. А добираться туда надо, немного немало, полтора часа! Но вот беда — если в город автобусы и маршрутки ходят каждые полчаса, то обратно идут только утром, в обед и поздно ночью. В 3 ЧАСА НОЧИ!!! А так как мой дед был студентом, то когда же он мог приехать домой? Только ночью. Иногда его встречал отец, иногда вместе с ним выходили еще люди. Но чаще всего он шел сам. Говорит, страшно, но ничего с ним не случалось. До того дня.
Однажды в пятницу, как и все деревенские студенты, он решил поехать домой. Поехать он мог, как я уже говорил, лишь в 3 часа ночи. Так случилось и в этот раз. Он сел в маршрутку и без проблем доехал до своей остановки. Пора вылезать. С надеждой он смотрел на улицу — вдруг отец там. Но его не было. Дед понял, что ему опять придется идти самому вдоль этих страшных мест. Но вдруг его кто-то отозвал. Это была женщина лет 35-40 (подробно о ней ничего не знаю, поэтому ничего не могу вам рассказать о ней). Она хорошо знала моего деда. Впрочем, в деревне все знают друг друга в лицо. Он с облегчением вздохнул, подождал женщину, и они вдвоем отправились в село.
Дальше история будет от первого лица, то есть, от деда.
«В общем, идем мы вдвоем, разговариваем. Прошли так лес, доходим до улицы. Все тихо. Вдруг тётя Люда (так звали женщину) обернулась и как заорет!!! Я, ничего не понимая, тоже обернулся. То, что я там увидел, до сих пор у меня перед глазами. Сзади, в метрах 30-ти от нас, находилось 3 существа. О, это не существа — это настоящие привидения!! Все в белом, ног будто нет, а вместо их какие-то доски. В общем, никому не желаю это увидеть. Эти сущности не двигались. Я сказал тёте, чтобы она успокоилась и не двигалась, но попробуй отбить 40-летнюю женщину от шока. Да я и сам был в шоке. В общем, не знаю, как мне это удалось, но я её успокоил. МЫ решили идти дальше и иногда оглядываться. Но лучше бы мы так не делали. ЭТИ СУЩЕСТВА ВСЕ ПОВТОРЯЛИ ЗА НАМИ!!!! МЫ пойдем — они пойдут. Мы остановимся — они остановятся. Мы даже решили пройти немного назад, посмотреть этих тварей поближе. НО ОНИ ТАКЖЕ ОТОШЛИ НАЗАД!!!! Самое интересное то, что расстояние не менялось — все время между нами были 30 метров!!! Более менее успокоившись, поняв, что Эти нам пока ничего не сделают, мы отправились в село. Оглянулись уже около деревни. Их уже не было.
Когда я пришел домой, сразу же рассказал об этом приключении родителям. Те мне поверили. Дальше было следствие, ночами экстрималы и охотники сидели и ждали их появления. И однажды им повезло. Говорят, их было двое, и они кого-то ждали. Стояли так где-то часа 2. Но никто не шел. Существа плавно направились в ДЕРЕВНЮ!!! Люди не на шутку перепугались и решили проследить за Этими. Какого же было их удивление, когда существа пришли в деревню, но не растворились в воздухе или еще что-нибудь сделали, как настоящие духи. Они просто взяли и зашли в дом. Несколько охотников отправились к дому. Странно, 3 часа ночи, а в доме горит свет. Самые смелые решили проверить, что же там такое.
То, что они увидели, мужики никогда не забудут. В доме, посреди большой комнаты за столом сидели 5 сельских алкашей, два из которых были одеты в белые халаты. Оказывается, когда не было чем закусывать или заканчивалась водка, ребята выходили на «охоту». Схема проста, как мир: напугать людей до полусмерти. Те же, в свою очередь, бросали все свои вещи и бежали прочь, а довольные «охотники» забирали свой «трофей».
Некоторых людей эти алкаши психически травмировали на всю жизнь. Один умер. Но попробуй это объяснить человеку, который целыми днями пьет вплоть до белой горячки. Им это не понять.»
Вот такая вот история.

Охотничьи истории

Охотничья братия всегда славилась своими необычными рассказами. Каждый бывалый охотник обязательно вспомнит пару-тройку, ну, совершенно необъяснимых с научной точки зрения случаев. Тремя короткими подобными историями и хочу поделиться.
Роковое напутствие
Ещё в младших классах был у меня закадычный дружок Вовка. Жил он с матерью и отчимом, а также братьями и сёстрами в большой квартире, в том же доме, что и наша семья. О трагическом случае, произошедшем с его родным отцом-охотником, узнал я не сразу, а года через четыре после нашего знакомства. Подробности мне поведал мой папаня, тоже охотник, правда, не такой заядлый…
Мать Вовки первые годы после свадьбы довольно терпимо смотрела на еженедельные охотничьи вылазки мужа вместе с друзьями. К тому же, тот всегда возвращался гружённый добычей. Мясо и птица в дому не переводились. Но когда детишек в семье прибавилось до трёх, супруга стала всё чаще намекать на то, что неплохо бы вместо шастанья по лесам, да ещё под непременную водочку, проводить выходные дома с подрастающим поколением. В воспитательных, так сказать, целях. Да и жене по хозяйству подмога требуется.
Но разве заядлого охотника так просто от любимого хобби отвадить? Всеми правдами и неправдами, что летом, что зимой, Вовкин отец, подхватив ружьецо с патронташем, непременно в выходные устремлялся в заветные леса. И вот в один из таких пятничных сборов жена не выдержала и устроила охотничку на прощанье разгромный скандал. Хоть женщина была очень тихая и спокойная, тут прямо, как с цепи сорвалась.
Накричавшись, уже во след уходящему муженьку в сердцах выкрикнула: «Ну, и оставайся там в своём лесу, раз ни я, ни дети тебя не интересуют!»
Вырвалось у бабы сгоряча, пожалела сразу об этом. Но слово не воробей – вылетело, не поймаешь. С таким вот напутствием и отправился мужик на утиную охоту.
Дело было в середине осени где-то. Семидесятые годы прошлого века. Дичи ещё полно водилось. Так что к воскресенью настреляли мужики уток целую палатку. Когда с последнего заплыва возвращались на резиновых лодках из зарослей камыша, чтоб уже собираться в обратную дорогу, домой, случилось непредвиденное.
Вовкин отец, вылезши на берег, вдруг увидел, как его ружьё, которое оставалось в лодке, стало сползать на дно. А там вода плещется. Сунулся мужик вперёд, ухватил рукой за ствол и дёрнул к себе. И надо ж такому случиться, зацепился спусковым крючком за какую-то верёвку в лодке. А ружьё заряженным оказалось…
Выстрелом в упор всю грудину охотнику разворотило. Погиб на месте. Так и остался будущий дружок мой Вовка без отца родного в пятилетнем возрасте.
А отчимом его позже стал лучший друг отца-охотника…
Госпожа удача
Следующий случай произошёл с одним моим знакомым Вадиком уже гораздо позже, в начале 1990-х годов.
Вадик – заядлый охотник. Сколько ни кормила его жена, как волк всё в лес смотрел. Дочка была у них лет семи. Папаня всегда перед каждой вылазкой обещал ей – то зайчика, то рябчика, то уточку привезти. И, конечно, обязательно, свои обещания сдерживал, порожняком не возвращался. А дочура всегда радостно отца провожала и с нетерпением ждала его из походов с добычей.
Но однажды ни с того, ни с сего заявляет вдруг:
– Папочка, не надо больше ходить тебе на охоту птичек и зверюшек убивать!
И глядит-то очень встревожено на папку.
– Что, доча, случилось? Почему не ходить? В лесу, знаешь, как здорово и интересно! Вот ты подрастёшь маленько, и вместе пойдём, сама всё увидишь! Но дочь в слёзы – не ходи, мол, и всё тут! Еле-еле с матерью успокоили и спать уложили.
А рано поутру, часа в четыре, папаня-охотничек засобирался потихоньку, чтобы невзначай не разбудить дочурку. С порога, дверь уже открыл, слышит босые ножки по полу стучат – дочь бежит во всю прыть. Подскочила к снаряжённому отцу, обхватила ручонками, прижалась, визжит, слезами заливается:
– Папка, не ходи на охоту!!! Папка, не уходи!!!..
В ответ на все уговоры родителей пуще прежнего орёт, в батяню вцепившись.
Тот ей:
– Да я тебе такого олешку нынче подстрелю – залюбуешься! Рожки потом на стенку повесим!
А девчонка вовсе в истерике забилась:
– Не надо в оленя стрелять!!! Не ходи в лес, папа!
А у подъезда уже мужики-коллеги по промыслу в машине дожидаются.
Еле-еле вырвался из цепких дочиных ручонок Вадик и с тяжёлым сердцем вышел из дому.
Как и собирались, на оленью охоту. Но только не везло им с самого начала. Лес, как вымер. Следов полно, кучки оленьих шариков повсюду, а зверя не видать. И собака никак не поднимет никого. На второй день пустых скитаний уже собрались махнуть на всё рукой, но тут вдруг услыхали вдали характерный собачий лай. Начался гон. Охотников было трое. Они поспешили на зов лайки.
Так получилось, что Вадька вырвался вперёд остальных и первым приблизился к затравленной добыче. Посреди небольшой лесной проплешины стояла троица оленей: самка с полугодовалым олешком и взрослый рогатый самец, который направлял свои грозные развесистые рога на кружащую вокруг собаку. Обычно у оленей самец обихаживает несколько самочек, но тут вот оказалась всего одна. Остальные успели разбежаться, может быть. А эту самец почему-то не бросал и, раздувая ноздри, с наклонённой рогатой головой делал резкие выпады в сторону скачущей лайки.
Вадик, не выходя из кустов, поднял ружьё и стал выцеливать голову самца-оленя, чтобы не повредить шкуру… Раздался выстрел.
Подбежавшим через минуту напарникам предстала страшная картина: лежащее в забрызганной кровью траве тело Вадьки с наполовину снесённой головой, и ружьё с раскуроченным затвором. Олени убежали, судя по лаю собаки, довольно далеко. Но тут уже не до охоты!
У мужика шансов выжить просто не было ни одного. Отчего произошёл обратнонаправленный выстрел патрона я точно не знаю. Такое случается крайне редко. Но всё-таки случается, как оказалось.
Кто-то из двух глав семейств (человечьей и звериной) должен был погибнуть в тот день. И несмотря на неоспоримое преимущество человека, Госпожа удача всё же улыбнулась зверю.
На Алтае
Третий, довольно странный случай произошёл на Алтае в 2000 году. О нём мне рассказал мент-оперативник, в то время служивший в Бийске.
Тогда срочно создали группу и бросили в одно из отдалённых поселений района по очень запутанному происшествию. Во время охоты был застрелен мужчина. Как предполагалось, случайно. Но с этим надо было разбираться, вот его с напарником и отправили на место в помощь участковому.
Допрос участников трагического эпизода и осмотр места убийства выявил довольно странную картину.
Со слов случайного убийцы (назовём его Сергееич), сделавшего роковой выстрел, выходило следующее. Он стоял в засаде, как и трое других охотников, ожидая, когда собаки выгонят на выстрел поднятое стадо кабанов. Всё происходило рано утром, в сумерках, да ещё в тумане.
Неожиданно раздался душераздирающий крик. Опешивший от неожиданности, Сергеич увидел стремительно бегущего напарника. Причём, без ружья. Через секунду следом за ним из тумана выскочила громадная мохнатая фигура, передвигавшаяся огромными прыжками. Мелькнула мысль – медведь! Напарник в смертельной опасности! Сергеич вскинул двустволку и, не раздумывая, лупанул в сторону мохнатой движущейся туши, спасая друга от верной гибели. Туша взревела от боли. Попал! Но было уже поздно, в последнем прыжке зверюга настигла убегающего напарника и, схватив его длинными передними лапами, подняла над головой.
Мужик верещал, как резанный кролик, дрыгал ногами, но ничего не мог сделать, сжатый в смертельных тисках. Чудище стояло на задних лапах, держа жертву высоко над собой. И тут Сергеич понял, что это не медведь.
Существо больше напоминало огромную гориллу, с короткими ногами и длиннющими руками. Только голова, вернее, головогрудь, была не вытянутая, как у гориллы, а круглая. И рост просто гигантский. В ужасе Сергеич снова нажал на курок. В тот же момент чудище бросило обмякшее тело несчастного охотника наземь и скрылось в тумане.
На шум подбежали остальные мужики. Когда перевернули неподвижно лежащего в траве пострадавшего на спину, поняли, что помочь ему уже ничем не получится. Вместо одного глаза на лице зияла дыра от жакана.
В историю Сергеича о непонятном огромном существе не поверили. Но…
Осмотр места происшествия ответов не дал, а только добавил вопросов. Круглую пулю-жакан, которая прошла через голову навылет, выковыряли из ствола дерева напротив тела. На высоте больше четырёх метров. Получалось, что в момент трагического выстрела, несчастный находился именно на таком расстоянии от земли. Срикошетить так пуля не могла – по траектории не выходило.
Кроме того, в окрестностях обнаружили обильные следы крови. Явно не убитого охотника, а кого-то другого. А при осмотре трупа выявились широкие кровоподтёки на обоих предплечьях. Так всё же Сергеич не врал?
Может, и не врал. Но другие доказательства присутствия кого-то другого, да ещё такого странного вида, отсутствовали. А у невольного убийцы, как оказалось, уже была судимость по довольно серьёзной статье.
Поэтому, углубляться в разбирательства и затягивать следственные действия не стали. Виноват – отвечай. Посадили мужика. Тем более, есть за что. Всё же его пуля поставила точку в человеческой жизни.
Но вопрос – был ли йети (или кто там ещё?) так и остался без ответа.

Жуткая охота – RealFear.ru

Слышал я эту историю пару лет назад в деревне. Трое друзей-охотников поехали в лес на открытие охотничьего сезона, взяли ружъя, выпивку, собак и многое другое, загрузили УАЗы и отправились в путь. Дорога была недолгой, благо в наших краях тайга под боком. Приехали на делянку, затопили баню, приготовили поесть. Вот сели, покушали и айда мытся, в предбаннике столик, по 100 грамм, и опять париться. Моются, моются, тут — стук в окно, глядь — а там никого. Ну, думают, почудилось. Опять парятся, опять стук в дверь, собаки, вроде, на привязи, ну пошли они, дверь открыли и видят — возле бани следы непонятные, а все охотники бывалые, но таких следов не видали отродясь. И вдруг, в кустах, такое противное хихиканье. Ну, мужики подумали, градус в голову ударил, надо столик-то сворачивать и в дом перебираться. На том и порешили. Сидят дома, ружъя готовят, слышат — собаки заскулили, и топот, и в бане дверь — хлоп! Ну они опешили, вышли, а дверь заперта, в окно, а там спиной к ним девка плескается, низкая, не казистая, и лицом как повернётся… Ну, мужики в дом собак загнали, двери закрыли. А лицо-то было страшное, глаза навыкат, нос крючком и рот — прям бездна с острыми иглами, и когтища. Смеркалось, ну что делать? Дверь на засов, 1 печь топит, 1 кушать на гарелке делает, другой с ружъём сидит. Печь разгорелась, и тут-то стук по дымоходу, и визг из трубы, и, будто кто-то обратно покарабкался, мужики опешили!! Наступает поздняя ночь, и стук в дверь, и голос: «Отпирай, давай знакомиться!»- да такой противный, страшный!! Мужики: «А вы кто?», а им в ответ:»Хозяева!» Ну, один додумался перекреститься, углы перекрестить и соль у окна и двери посыпал. И кричит: «Уходи, нечистая!!» Потом дом ходуном заходил, кто-то матом вокруг орал, бегал, грохотал, злобно ржал и всякое такое, собаки в угол забились, мужики белее мела. Под утро окно вылетает, и перед ними существо на копытах, страшное, стоит, смотрит и говорит: «Всех вас погублю, слышите, всех!!» Стоит, а за соль не заходит, тут время к утру, и он просто испарился, шум утих, и, вроде, тихо… Они сумки в руки, собак — и драпом до машин, и домой. Вокруг дома всё было утоптанно, как будто табун лошадей прошел. Ну, потом на эту делянку никто не ездил, поросла она вся, дурная слава о ней ходила… А один из мужиков через пару лет тож в том районе охотился, и друзья выстрел услышали, прибежали, а он застрелился, но вот странно, что из 2-хи вертикалки в рот, а у тела как будто следы копыт были…
PS.Судите сами верить или нет, за грамотность извиняюсь, да я и не заморачиваюсь, чтоб грамотно писать, пишу, как говорю, кто хочет — тот поймёт.

Страшные истории Якутии: Охотничьи байки | SakhaPress.ru

РИГ SAKHAPRESS.RU Среди удивительных историй охотничьи байки, реальные и вымышленные, занимают особое место…
Один юноша – той осенью он как раз перешел в 11-й класс – с друзьями пошел на утиную охоту. Они бродили по ближним болотистым местам. На одном озере долго сидеть не хотелось. Заночевали в шалаше у знакомых рыбаков и рано поутру, выпив горячего чаю, снова отправились стрелять уток. Чтобы не мешать друг другу, разбрелись в разные стороны. Герой рассказа, юноша-школьник, добыв трех уток, решил, что день, кажется, выдался удачным, и направился в сторону одного заброшенного коровника, за которым в местности Дедушкин алаас было небольшое озерцо, где могли быть утки. Но когда он подошел к озеру, не увидел ни одной летающей и плавающей живности. Только возле заброшенного хотона*, к своему немалому удивлению, увидел какого-то старика.
Парень решил узнать, кто это там ходит, и пошел в ту сторону. Но старик вдруг, как будто убегая от него, шмыг в коровник. «Эй, ты кто? Что тут делаешь?» – крикнул парень. Старик вышел из коровника и как ни в чем не бывало стал с ним разговаривать. Спросил, чей он сын и сколько добыл уток. Оказалось, что он знает его родителей. Постояли, поговорили, парень подарил старику самую крупную утку, попрощались. Старик сказал, что остается на этом месте и что, возможно, встретятся через три года.
«Приходи еще в эти места, я тут буду», – промолвил старик и снова шмыг в пустой хотон. Парень удивился про себя: мол, что можно делать в заброшенном хотоне? Но почему-то ничего не сказал и пошел в сторону шалаша к товарищам. По дороге удача снова не оставила его, так что к шалашу он пришел, к великому изумлению товарищей, более взрослых охотников, с четырнадцатью утками в мешке. Он рассказал им о встрече со странным неизвестным стариком, но охотники только удивленно переглянулись: никто из них никогда не слышал ни о каком старике, живущем поблизости. И только дома его старый дед, услышав рассказ внука, подумал про себя, что, скорей всего, мальчик видел самого Байанайа – покровителя охотников и рыболовов. Значит, быть ему удачливым охотником.
* * *
Однажды двое охотников долго блуждали по лесу и, сильно устав, стали искать ночлег. После долгих поисков, уже совсем отчаявшись, набрели на старую заброшенную избушку-балаган. Уставшие люди очень обрадовались, что не придется заночевать под открытым небом в холодную осеннюю ночь. Быстренько нарубив дров, затопили печку-камелек, которая, к их счастью, была цела и вскоре бойко затрещала дровами. Маленькая избушка быстро нагрелась. Охотники приготовили нехитрый ужин, и старший из мужчин, вытащив бутылку разведенного спирта, угостил хозяина огня, пробормотал заклинание. За ужином и сами выпили с устатку.
Выпив, мужчины разговорились и еще долго сидели возле догорающего камелька. Вскоре у старшего стали смыкаться веки, он лег на ближайшие к камельку нары и сразу заснул крепким сном. Его напарник, убрав остатки ужина, вышел по нужде на улицу. Стояла темная осенняя ночь, про которую говорят: хоть глаза выколи. Охотник, справив нужду, направился в сторону избушки, как вдруг услышал за спиной чье-то покашливание. Он сильно испугался и бросился к жилью, заскочил и сразу захлопнул дверь. Товарищ его спал и даже похрапывал. Он не стал будить его, оглянувшись, нашел длинную палку и припер дверь изнутри. После этого улегся на соседние нары и стал засыпать.
В середине ночи вдруг проснулся от того, что кто-то, вздыхая, ходил вокруг балагана, затем, подойдя к двери, подергал закрытые двери. Двери не поддались, и этот неизвестный, что-то бормоча поднос, наконец стал удаляться в сторону леса. Старый охотник тоже проснулся и лежал затаив дыхание. Когда шаги затихли, он сел на нары и чуть слышно пробормотал: кажется, все сделали, как надо, покормили духа огня, что, мол, они упустили? В ту ночь незадачливые охотники так и не смогли заснуть, лежали, прислушиваясь к малейшему шороху за стенами, и, как только начало светать, собрав свои вещи, убрались подальше от этих мест. Под вечер добрались до заимки одного знакомого охотника. Тот, старожил этих мест, и рассказал им историю заброшенного етеха*.
Когда давно, еще в позапрошлом веке, в этом наслеге распространилась страшная и очень заразная кожная болезнь, которую якуты даже боялись поминать всуе – аран. Человек постепенно весь покрывался сочащимися гноем и смердящими язвами, терял ноги-руки и умирал в страшных мучениях, отвергнутый и изгнанный соплеменниками, которые боялись даже близко подходить к заболевшим и отселяли их подальше в тайгу. Одну такую заболевшую семью с двумя сыновьями отселили в глухую тайгу.
Делать нечего, те безропотно подчинились приказу соплеменников, хотя знали, что их ждет мучительная смерть если не от болезни, то от голода. Какое-то время они еще держатся при помощи старых запасов, но затем еда заканчивается. Отец семейства пробует охотиться, но какой из него, больного человека, добытчик? Он первым, надорвавшись на охоте, отдает богу душу. Вслед за отцом умирает старший сын – пятнадцатилетний подросток.
Бедная женщина, оставшись в глухом лесу одна с десятилетним ребенком, впадает в отчаяние. Из деревни никто не приходит и не приносит продуктов. Чем так мучиться, лучше сразу помереть, думает несчастная женщина и, убив спящего сына ножом, сама же его хоронит. После этого вешается на дереве рядом со свежевырытой могилкой своего ребенка. Через некоторое время родственники этой семьи все решили проведать их. Обнаружив их бренные останки, по-человечески их погребли, а юрту подожгли. Уже в другом веке в этих местах какой-то охотник построил избушку, ведь находящиеся неподалеку озеро и лес были полны непуганой дичи и рыбы.
Останавливающиеся на ночлег охотники нередко тоже слышали шаги, вздохи и стоны умерших от страшной болезни и голода людей. В этот раз, как думает рассказчик, скорей всего, приходила неприкаянная душа несчастной женщины-матери, на долю которой выпала самая страшная участь – потерять всех своих близких.
* * *
Этот случай произошел уже совсем недавно, несколько лет назад. Несколько мужчин из одного крупного поселка поехали на Север поохотиться на диких оленей. Это было в конце октября, уже начались морозы. Возле одной небольшой речушки увидели многочисленные следы зверей и решили сначала устроиться на ночлег в находящейся поблизости охотничьей избушке.
Когда подъехали туда, уже завечерело, стало темно. Так что не стали блуждать в поисках дров, тем более, что в тундровой зоне с этим проблема, срубили первое же попавшееся, росшее возле дороги старое дерево, нарубили из него дров и затопили печку. После плотного ужина сразу улеглись спать, один из охотников решил подкинуть еще дров и вдруг увидел на одном полене обрывки каких-то нитей, тряпок, удивился и отложил в сторону, решив, что утром хорошенько рассмотрит, что бы это значило.
Ночью ему приснился страшный сон: он увидел, как посередине избушки откуда ни возьмись появился представительный пожилой мужчина, с ног до головы одетый в одежду из оленьих шкур. Незнакомец, вперив горящий взгляд на него, грозным голосом сказал: «Вы срубили мое священное жертвенное дерево, росшее в дверях моего аартыка*! Буди своих людей, и убирайтесь отсюда подобру-поздорову!»
Мужчина от испуга проснулся и увидел, что стена избушки за железной печкой уже объята бушующим пламенем. Он растолкал своих товарищей, те, кто в чем, успев схватить, что под руку подвернулось, выскочили на улицу. Только вышли – и за ними обвалился потолок. Напуганные происшествием, незадачливые охотники отправились в ту же ночь восвояси домой. С тех пор в эти места они, как говорится, ни ногой. Раз дух местности на них прогневался, делать там нечего – не видать удачной охоты как собственных ушей!
*Етех – заброшенная усадьба, жилье.
*Хотон – коровник.
*Аран – лепра, проказа.
*Аартык – дорога, проход.
Яна ПРОТОДЬЯКОНОВА,
«Эхо столицы»

На охоте.

В мире много необъяснимых на первый взгляд, но неизменно пугающих вещей. Недаром страшные истории, рассказанные ночью у костра или прочитанные в темном комнатном одиночестве, так сильно будоражат воображение, распаляя наш спящий до поры до времени первобытный страх темноты, каждым шорохом в соседней комнате уничтожая нервные окончания и иногда даже оседая на голове белым инеем седины. Когда-то наши далекие предки боялись выйти из безопасного жилища навстречу негостеприимной ночи, помня о клыках саблезубой кошки и глубоком овраге, невидимом ровно до той поры, пока ты не окажешься на его дне. Поэтому темноту с постепенным развитием культуры начали демонизировать, населяя ее беспокойными полтергейстами, злыми умертвиями и ужасными оборотнями.
Прошли тысячелетия, но подсознательный страх этот и богатые, неизменно страшные образы остались с нами благодаря эволюционному механизму наследственности и устным преданиям, передаваемым от отца к сыну. Старые мифы и сказания забывались, чтобы через века снова всплыть из небытия, меняясь и искажаясь, каждый раз обрастая новыми подробностями и неизменно упуская частицу первоначального варианта. С увеличением населения и общего качества жизни разного рода страшилок стало просто до неприличия много. А интернет с его рационализмом, бесчисленными «крипипастами» и «стремными видео» на «YouTube» привил уже не одному поколению иммунитет к любого вида стрессам. Мы уже совсем не боимся гулять ночью по лесу одни, ведь мы вооружены научной теорией и относимся ко всякого рода предрассудкам в лучшем случае с ухмылкой. У нас есть простая и понятная картина мира, в котором совершенно нет места ничему «стремному».
Собственно, выше в общих чертах набросано отношение к вопросу всех достаточно разумных по современным меркам людей, к коим себя причислял и я. Ну нет в нашем замечательном, но ужасно скучном и обыденном мире никаких призраков и леших. Есть только светящийся болотный газ, миражи и древние защитные рефлексы. Именно так думали мы с хорошим моим товарищем Антоном, направляясь на несколько дней на охоту в район Таватуя, что близ города Екатеринбурга. Места там цивильные и известные, заплутать довольно сложно, а коли и угораздит — к вашим (ну, то есть к нашим) услугам GPS и, на худой конец, те же егеря в обнимку с МЧС. Экстрим и реализация древних охотничьих инстинктов без отрыва от благ цивилизации, так сказать.
Прибыв на место и справивши все формальности с егерем дядей Мишей, обладателем веселого нрава и невероятно пышных усов, которым бы позавидовал и поручик Ржевский в лучшие свои годы, мы оставили автомобиль недалеко от въезда в хозяйство, и вместе с дядей Мишей налегке отправились навстречу романтике и приключениям. Дядя Миша, ввиду скорого приезда охотничьей делегации каких-то мажоров из Екатеринбурга (клиентура не чета нам, двум вчерашним студентам), имел возможность рассказать и показать очень немногое. В конце концов, пройдя с нами лишь пару километров вглубь и в общих чертах описав текущую ситуацию со зверьем, он с извинениями откланялся, рассказав напоследок анекдот и пожелав нам удачи.
— Ах да, пацаны, последнее время кто-то зверье дерет так, что страх и ужас просто, — обернувшись в пяти метрах от нас, сказал он. — Вы на ночь лучше возвернитесь к въезду поближе, а то мало ли кто там лютует, кабан какой взбесился, может, а добрый кабан, он ого-го каких размеров бывает. Я бы вам рацию дал, но не могу — блаародные оспода прибывают-с, им понужнее будет, не приведи Господь, испугаются чего, — гоготнул он.
— Да у нас GPS есть, дядь Миш, нормально все будет.
— Тьфу ты, джи-пи-эс у них, ты это волку с медведем будешь объяснять. Ну да ладно, у нас тут, чай, не сибирская глушь. Ну все, покедова, пора мне, — сказал он и удалился восвояси.
С собой у нас в объемных туристических рюкзаках были два армейских зеленых спальника, притыренных из стратегических закромов Родины одним знакомым старшим прапорщиком, поесть-попить-покостровать, множество всякой мелочевки вроде ножей и пакетов, и конечно же два ружья — моя самозарядная «Сайга-12» и Антонов старенький «Тоз-34». Для бывалых охотников мы наверняка представляли собой смешное и жалкое зрелище — два городских лопуха, понятия даже не имевших, зачем они приехали в эту глушь и неизвестно на кого вообще собравшихся охотиться. Действительно, ехали сюда мы скорее для того, чтобы просто поноситься по лесу и вволю пострелять по найденным бутылкам, наделать пафосных фотографий с закосом в милитари-стайл (для этого я даже откопал на балконе свою старую «флору», оставшуюся после службы в армии, а «Сайга» на вид ну просто вылитый АК-74). Да и лицензия на какую-то мелкую шушеру была любезно предоставлена Антоновым отцом, отставным полковником МВД, неизменно имевшим хорошие знакомства в самых разных ведомствах.
Углубившись в лес километров на десять, мы за бодрой беседой и смакованием будущей обильной добычи и не заметили, как наступил вечер. Темнеет в конце августа достаточно рано, и было решено разбить импровизированный «лагерь» на краю поляны под ближайшим большим деревом. Наделав множество фотографий (которые я потом все-таки залил на «ВКонтакте» и которые при случайном взгляде на них то и дело заставляют меня поежиться) мы начали готовиться к ужину и последующему сну. И только зачерпывая ложкой наваристый суп из картошки с тушенкой, я впервые осознал — очень уж тихо в лесу. Ведь даже в городском лесопарке то и дело раздается пение какой-нибудь птицы, собачий лай, да вообще миллион разных звуков. А тут… Тихо, только листва шуршит. Да и не видели мы никакой живности, как отдалились от дороги на приличное расстояние. В этом момент мне стало очень не по себе. Так не бывает, любая экосистема содержит в себе кучу разных видов животных, хоть кого-то мы должны были увидеть или услышать! Неприятно так стало, даже жутко. Но тут рациональный разум начал предлагать свои объяснения. Что-то их всех просто спугнуло и заставило уйти с пути нашего следования (может, наши громкие разговоры и шутки?). А возможно, тут геопатогенная зона, вызванная разломом в земной коре? Такие «нехорошие места» объяснены наукой, знаменитые стаи птиц-суицидников обязаны своим неадекватным поведением как раз таким аномалиям — уж очень сильно искажен около них «тонкий мир», магнитные и прочие невидимые глазу поля.
Магнитные поля… Вспомнилось предостережение егеря. Рука сама потянулась к ружью. Прикосновение холодного металла успокоило и обнадежило — против 12-го калибра не устоит никакая аномалия, подумалось мне. Я поделился своими опасениями с Антоном. Тот, имеючи красный диплом физтеха, лишь с улыбкой отмахнулся. Мало ли что? А нам вставать с утра, да хорошо бы еще не замерзнуть за ночь. На том и порешили, еще через пару часов разговоров и обсуждений планов на завтра постепенно откланявшись ко сну в теплых спальниках под уютной потрескивание костра.
… Когда я проснулся, было очень темно. Как обычно бывает сразу после пробуждения, не сразу понял где я и что послужило причиной пробуждения. Спустя несколько долгих секунд я пришел к выводу, что все-таки не сплю. Холодно, темно, пахнет костром и… чем-то еще? Сладковатый такой, противный запах, неуловимо знакомый и определенно ассоциирующийся с чем-то очень неприятным. Тухлое мясо? Или…
И тут я услышал. Метрах в трехстах от нас хрипло завыл волк. Потом еще один, и еще, пока вой не слился в единую пронзительную до седины симфонию. Волки все выли и выли свою разбойничью песню, и казалось, что нет в мире больше тишины, тепла и покоя, но тут… в их хор вплелся и заглушил его, возвысился над ним звук, который по сей день снится мне в самых неприятных из кошмаров. Он был похож, наверное, на предсмертный крик страшно истязаемого человека, хриплый, срывающийся вопль боли и непостижимой ненависти. Так, наверное, кричит умертвие из старых сказок. Вероятно, именно в этот момент я заработал седую прядь на правом виске, по которому люди ныне могут узнать меня в толпе. Волки еще как-то укладывались у меня в голове, но этот вопль… Впав на момент в порыв того самого липкого безумия, которое настигает нас в моменты наивысшего ужаса, я что есть мочи закричал:
— АНТОХА!!! СУКА, РУЖЬЕ!!!
— Щас, щас! — Антон рванулся к рюкзаку, под которым лежало ружье, прямо вместе со спальником.
«Семь патронов у меня (восьмой я никогда не заряжаю в магазин по совету бывалых владельцев «Сайги», говорят, что часто клинит), два у Антона, плюс ему быстрее перезаряжаться… Чёрт, патроны-то в рюкзаке, далеко… Девять, девять, девять… Сейчас бы отцовский СКС!» — лихорадочно думал я, потихоньку приходя в себя.
Видимо, крик был очень большой ошибкой. Вой затих. Я выскочил из мешка, судорожно схватил ружье и прыжком преодолел те три метра, что отделяли меня от высокой сосны, под которой мы заночевали. Сосна была с подлянкой — до ближайшей ветки, за которую можно ухватится, не допрыгнешь даже под диким адреналином, думал в тот момент я. Спиной я прижался к сосне, одновременно досылая патрон и снимая карабин с предохранителя. Антон последовал моему примеру.
— Ч… что делать будем? — задал я дрожащим шепотом глупый, но казавшийся тогда единственно правильным вопрос.
— Стрелять.
И тут началось. Со стороны леса показался первый волк. За ним еще. Твари начали обступать наше дерево полукругом. Волки они вообще загоняют добычу очень тихо, слышно лишь их сиплое дыхание. Паника. Я начал лихорадочно пытаться прицелится то в одного волка, то в другого, хаотично описывая оружием дугу. Умные твари, каким-то немыслимым образом ощутившие опасность, исходящую от двух ружей, как бы в нерешительности остановились. Секунда. Другая. Еще несколько. Ничего, стоят. Всколыхнулась какая-то совершенно безумная надежда. Антон издал сдавленный то ли хрип, то ли смешок. Минута.

Рассказ охотника

История, которую я вам расскажу, произошла 3 года назад. Тогда я только вступил в поисковую группу. Помимо меня, там ещё была пара новичков. Мы, как молодняк, особо ничем не занимались — бегали и бабок всяких опрашивали. А ещё очень любили по вечерам собираться все дружно и друг другу страшные истории рассказывать: начинали с заезженных, а когда разогревались от горящего рядом костра и приличной дозы алкоголя, начинали уже травить нечто более жесткое — кто что от бабушек услышал, а кто вообще так на чистом украинском что-нибудь такое выдавал, что уж даже и не знаешь, смешно тебе или страшно.
Как-то к нам во время подобной посиделки присоединился парнишка лет 25-30, в камуфляже, на вид обыкновенный охотник наших краёв. Подошёл, поздоровался с каждым (судя по тёплому приветствию, те, кто постарше, давно его уже знали) и присел в угол. Сидит себе, помалкивает, нас слушает да себе наливает. И вот после энного количества историй и пропущенных стаканов у него начал потихонечку «развязываться» язык, и тут он рассказал такую историю.
Как-то осенью вышел он на охоту, да так увлёкся, что не заметил, как смеркаться начало. Когд опомнился, то вокруг уже стояла такая темень, хоть глаза выколи. До дома идти далековато, да и наш прекрасный кубанский лес — по нему ночью хоть с прожектором иди, всё равно навернёшься и что-нибудь сломаешь. А шакалы, так вообще напасть: поодиночке, конечно, не нападают, а вот когда их поболее…
Ну так вот, решил наш охотник не домой идти, а где-нибудь ночлег себе сбить. И тут наткнулся он на деревеньку — точнее сказать, на то, что от неё осталось. Когда-то ещё до Второй мировой там было поселение, да вымерло как-то внезапно, никто точно не знает почему, но в довольно краткие сроки население деревеньки сократилось до нуля. И теперь от деревни остались только стены, да чуть дальше заброшенная тюрьма. Место было не из приятных.
Для ночлега охотник выбрал более или менее целые стены какого-то дома. Там, в одной из комнат, которая была без окон, он распалил костёр. Поев и немного выпив из фляги, он разложил спальный мешок, положил рядом с ним ружьё и лёг спать ногами к двери. Проспал он недолго: проснулся оттого, что стало как-то внезапно светло. Вначале в голову полезла мысль, что из-за горячих углей, оставленных им, что-то загорелось, но мысль сразу улетучилась, когда он открыл глаза. Последние угли, судя по виду кострища, давно потухли, но вокруг светло, как в полнолуние, и висела дымка какая-то странная в воздухе, как будто светилась изнутри. Он кинул взгляд на дверь — а там голая женщина стоит и рукой его манит. Он, конечно, пришёл в дикий испуг: до ближайшего поселения не менее 20 километров, какие тут голые женщины посреди ночи?! Он схватился за ружьё, выстрелил в сторону женщины и потерял сознание. Когда он очнулся на следующее утро, то обнаружил, что вокруг в жухлой осенней траве валяются гильзы от пуль самого разного вида.
Когда охотник закончил рассказ, мы, конечно, пару минут половили мурашек по коже. А когда отошли, начали его подкалывать — мол, хорошо придумал. На это он в ответ снял шапку, и мы похолодели уже по-настоящему. Волосы у парня оказались седыми.

Мистические Истории – Моя первая охота.

То, о чем я хочу рассказать, произошло давно, наверное, году так в 89-90. Мой отец всегда был страстным охотником. Каждый год поздней осенью они с приятелем брали отпуск и уезжали в лес недели на две. Ездили обычно в одно и то же место. Это заброшенная деревня, где-то в лесах Новгородчины. Дома там практически все давно порушились, остался только один, да и то, за счет останавливающихся там постоянно охотников. Леса в тех местах очень глухие, до ближайшей цивилизации далекие километры.
В том году мне исполнилось 15 и отец впервые взял меня с собой. Папин приятель, дядя Коля, всегда ездил с сыном, Егором. Тот был постарше меня, ему уже 17 исполнилось, но мы все равно приятельствовали.
Собрались мы тогда быстро. Покидали в машину барахло свое, собак посадили да и поехали. На место прибыли уже ближе к ночи и были приятно удивлены, обнаружив, что в доме уже хозяйничали трое охотников из Питера. Ну мы, конечно, все перезнакомились. Оказалось, что эти мужики тоже каждый год туда приезжают. Ну, собрали на стол там, за встречу стали выпивать – все, как положено. Нам много отцы не налили, мы с Егором больше байки охотничьи слушали, разинув рты. Зато сами они постарались, да так, что на утро ни о какой охоте и речи быть не могло. Все с утра пораньше начали “лечиться”.
Нам с Егором было скучно просто так сидеть. Мы уж и по банкам консервным, и по бутылкам постреляли, облазали весь чердак и подвал. Ничего, конечно, не нашли: все, что можно, уже нашли до нас. Мы и пошли гулять. Видим, недалеко так за деревней роща березовая. Мы подумали, что может хоть грибов наберем, на печке насушим да матерям привезем, ну и двинули туда. Но, придя на место, мы жестоко разочаровались. Роща была остатками древнего кладбища. Видать, тут и нашли последнее пристанище жители нашей заброхи.
Могилы все были древние, давно сравнялись с землей, кресты порушились, но кое-где надписи можно было прочесть. Мы с Егором ходили и ржали как кони, читая фамилии. Долго бродили, и вдруг совершенно неожиданно наткнулись на крест. Хороший такой, добротный деревянный крест, наподобие старообрядческого с “крышей”. Прямой и ровный, как будто год назад поставленный. А на нем четко прописаны даты: «Горшковъ Егор Николаевичъ. 19мая 1895 – 19мая 1930».
Мой приятель малость оторопел. Это были его фамилия, его имя, его отчество. И даже день рождения совпадал – 19 мая. Когда я это осознал, мне стало страшно, но в школе нас учили тогда так: Бога нет и все такие совпадения ничего не значат. Предрассудки это все. Только посетовали мы тогда, что парень этот совсем молодым помер и прям в день рождения – 35 лет. Посмеялись и забыли.
Две недели пролетели как один день. Мы славно поохотились и вернулись домой в Москву счастливыми и отдохнувшими. Через пару лет я закончил школу, потом институт, стал работать, женился. На охоту мы ездили каждый год, чинили наш ветхий дом как могли, жили в нем неделями, но на кладбище больше не ходили и никаких разговоров об том случае не начинали.
А несколько лет назад так случилось, что я уехал на работу в США. Прожил там несколько лет, а когда приехал, то узнал печальную новость: мой приятель детства, Егор Горшков, погиб. Я сперва даже не понял, что случилось, прям как обухом по голове… Только на кладбище мне объяснили ситуацию.
Егор отмечал свой юбилей – 35 лет. Все были выпившие, и пошли на балкон курить. Егор упал с 8 этажа. Смерть была мгновенной. Чего уж там произошло, я не интересовался, неловко…
Я посмотрел на крест. Добротный, красивый, деревянный… А на нем надпись: «Горшков Егор Николаевич. 19 мая 1972 – 19 мая 2007».
Вот и не верь после этого в судьбу! Что это было тогда в лесу? Предсказание? Чье-то пророчество? Наказание за наш смех в том месте и издевательство над памятью православных христиан? Я не знаю. В любом случае мне стыдно и я прошу прощения.
Автор: Strannik

История охотника

Рассказываю со слов родственника. Был в нашей деревне охотник молодой. И однажды он пробыл на охоте дольше обычного, уже хотели его искать, но он возвратился. У него спрашивают, что, как, почему. А он в толк не возьмет, почему все всполошились. Ведь еду сама жена ему носила через день, вернее ночь, кто будет отпускать каждый день, работ невпроворот, а это было в 30-ых годах. Все обомлели, ведь жена никуда не отлучалась. А охотника нашего чуть мандражка не схватила. Он уже хотел идти домой, т.к. соскучился по жене, да и провизия заканчивалась , а тут вечером жена сама заявилась – еды принесла, всяких вкусностей. Когда он спросил, откуда все это то, она отшучивалась Оказывается как только наступала ночь, жена тут как тут. Они вместе спали и утром до восхода солнца она уходила, говоря ему, что надо успеть на работу. Но сама она не ела, говоря что сыта. А там был старый охотник, который и сам попал однажды в такую историю. Он то и сказал, что это бес пришел к нему и научил, как и что надо делать. Так вот, когда он в другой раз пошел на охоту, прежде чем лечь спать, воткнул на порог избушки с внутренней стороны топор и стал ждать, что будет дальше. Наступила ночь и вдруг стук в дверь, а ему сказали, что бы ни случилось, ни в коем случае не подавать даже голоса. В дверь стали стучать со всей бесовской силой, но дверь как будто стала такой крепкой, что даже от ударов не шелохнулась и вдруг все затихло. Он уже решил, что все кончилось, но не тут-то было. Резко поднялся ураган чудовищной силы и начал срывать крышу избушки. Он посмотрел в окно не удержавшись и увидел, как якобы его жена, каким-то образом висит в воздухе и держит за ногу ребенка. Она подняла ребенка над головой и с ужасным хохотом, разорвав его по полам, бросает его в сторону избушки, тут наш охотник не выдержал и отключился. Когда он пришел в себя, все было тихо, но он до утра так и не решился выйти из избушки. Утром, когда он вышел, перед ним предстала такая ка ратина “крыши не было, деревья склонились до земли, некоторые повалены. Он быстро собрался и ушел обратно домой. За эту ночь он поседел полностью.

Товарищ по охоте

Мой дед недавно вышел на пенсию, и несмотря на его возраст, он довольно молодой и подвижный. Он увлекается охотой с молодости, полгода назад купил себе небольшой охотничий дом и переехал туда. Домик стоит на реке Ижма, он находится довольно далеко от цивилизации. Ближайший город в 10-15 км от домика — Сосногорск, что в Республике Коми.
Место это очень красивое и тихое, я сам по себе довольно тихий и спокойный, и мне очень понравилось это место. Я приезжаю к нему каждые каникулы, и дед всегда рассказывает мне интересные истории, в которых он побывал в то время, как я был на учёбе. Рассказывал про жизнь зверей, про НЛО над лесами, ему даже приходилось сталкиваться с мистикой. Иногда я был очевидцем подобных историй. Например, как дрались между собой лисы, или как в небе зависал НЛО и издавал различные световые излучения. Больше всего мне понравилась его мистическая история, которая произошла с ним в конце сентября. История скорее печальная, чем страшная.
Как всегда, в 16 часов вечера, он собрался на охоту, прихватив всё необходимое. Охотится он в основном на своём берегу, реку переходил очень редко. Но в тот вечер он решил перейти реку. Обычная охота, сидит, осматривается. Вдруг слышит шорохи сдади, оглянулся, а там другой охотник.
— Испугал, ёшкин кот! — Вскрикнул дед.
— Прости, мужик. Тише-тише…, — шёпотом ответил мужик.
Между ними завязался разговор. Деду мужик показался довольно доброжелательным. Несмотря на его молодость, он оказался без «понтов» и не выпендривался. У него была собака по кличке След, собака была спокойной, такой же как и дедушкин собеседник. Мужик часто улыбался и был красноречив в разговоре с дедом. Дед подумал, что они могут быть товарищами. Весь вечер они беседовали, прогуливаясь по лесу. Солнце уже скрывалось за горизонт, они пришли к месту их встречи. Дед первый протянул руку Серёге (так звали этого незнакомца), показывая ему своё уважение к нему. Сергей продолжал улыбаться, собака весело виляла хвостом. Они договорились встретиться на следющий день на этом же месте, в то же время. Сергей с Следом углубились в лес, дед отправился домой.
Утром следующего дня дед дожидался вечера, чтобы вновь встретиться со своим товарищем. Я его понимаю, думаю, у каждого такое было, что только-только познакомился с человеком, а он тебе уже как близкий друг. Наступил вечер. Он отправился на то место. Дед увидел Сергея с Следом и рванул к ним. След гавкал ему навстречу, Сергей улыбался, но в улыбке было что-то другое, как будто он сам ждал этой встречи. Они поздоровались, поговорили. И отправились на реку поохотиться на уток и прочую живность. По дороге их дружба окрепла, они сами не заметили, как стали общаться на «ты». Они подошли к реке, огляделись и увидели стаю уток. Они засели в кустах, След вёл себя тихо.
— Хорошая собака, — сказал дед.
— Мой След самый лучший, — обнял Серёга Следа.
Дед просто смотрел на них и улыбался. Они вновь сосредоточились на утках. Каждый выбрал для себя цель. Прозвучали выстрелы. Стая взлетела, две утки остались плавать посреди реки. След поплыл за первой, затем за второй.
— Хороший пёс! — Сказал дед и дал ему кусочек колбасы.
Солнце вновь скрывалось за горизонт. Они пришли на место своей первой встречи и ещё болтали о том, о сём. Сергей первый протянул руку и сказал:
— Спасибо тебе, Ванёк (так зовут моего деда) за всё. Ты освободил меня, теперь я могу идти. Я отдаю тебе моего Следа, пожалуйста, береги его. И вот, возьми мою утку.
Дед не понимал, что происходит. Сергей продолжал улыбаться, он сказал: «Пока!» и ушёл вглубь леса. След остался сидеть рядом с дедом, и они оба смотрели в сторону уходящего Сергея. В душе деда стало одиноко. Ночью ему приснился Сергей, уходящий в белый свет, Сергей ещё раз поблагодарил моего деда и ушел.
Я часто замечал и замечаю, как дед, сидя рядом со Следом, сидит и глядит на этот лес. И историю эту мне рассказал дед, сидя в таком же положении рядом со Следом и смотря вдаль. Но он не унывает. Жизнь продолжается!
Автор: Александр

Таёжный ужас

Дело было осенью. С двумя товарищами, что были много старше его, Константин уже двое суток был в пути. Везло не особо, усталость уже давала знать о себе. Совсем было упало настроение охотников. Но тут старший вспомнил про какого-то своего знакомого дедка, который жил неподалеку. Туда и направились.
Дед Митрий принял гостей душевно. Видать, нечасто человек радовал его визитом. Захлопотал, позаботился насчет баньки, накрыл на стол. Приняв с парку по сто граммов, охотники разговорились. Начали припоминать разные случаи, анекдоты травить. Костя, чтоб не отставать, тоже словечки вставлял. Словом, вечер пролетел незаметно. Уже было засобирались спать, как старик, замявшись, всем видом показал, что собирается что-то такое, не мелкое сказать.
— Вы вот что, ребята, — наконец выдавил он, — когда после Октябрьских на обрат пойдете.. зайдите… захороните меня. А то не по-христиански будет без могилы-то.
Засмеялись охотники: здоровенный дед, а про смерть вспомнил. Опомнись, мол старый.
— Чую, что помру. Ей-богу, — закрестился Митрий.
— Да ты еще бабку-верчену заведешь, помяни слово, — приобнял старика старший и повел всю команду на боковую.
Под завывание ветра за окном и мерное цоканье ходиков вся компания уснула. Наутро, поблагодарив деда, оставив ему две банки бездымного пороха, охотники ушли дальше.
Время пролетело быстро. Если честно, то Константин за заботами и не вспоминал больше деда Митрия и его мрачные слова. Лишь тогда просьба старика проклюнулась в памяти, когда вновь судьба забросила его с товарищами в те места. Правда, добрались к домику одинокого охотника они не в ноябре, как обещали, а тремя месяцами позже.
Уже подъезжая на лыжах к воротам, все трое чуть струхнули. Странное предчувствие было продиктовано тем, что ни единого лыжного, санного или пешего следа не вело к дому. С трудом отворив дверь, они, к своему удивлению, увидели, что и света привычного ни в одном окне рубленой в лапу избы, ни в сарае нет. Тишину нарушил лишь отощавший взъерошенный пес, хмуро вылезший из будки и зарычавший на незваных гостей. -Цыть, Муха, — раздраженно гаркнул старший. – И без тебя тошно.
Переглянувшись, охотники сняли лыжи и вошли в сени. Открыв дверь в горницу, почувствовали холод, гуляющий внутри. Неприятный запах кружил в воздухе.
— Митрий! Дмитрий Финогеныч! – окликнул старший и чиркнул спичкой. Изба была выстужена, стены покрылись блестящим инеем, на полу лежал снег. Сам не зная зачем, Константин взвел курок своей тулки.
— Не балуй, Коська, — старший запалил тряпицу, и словно стыдясь своей минутной робости, первым шагнул в большую комнату. Тут же послышался его негромкий вскрик.
Да и было от чего не сдержаться. Посреди комнаты, на столе, в плохо струганном гробу лежал хозяин. Лежал давно: борода неприбранной метлой затопорщилась, наросшие на окоченевших пальцах ногти напоминали ужасные когти невиданного зверя.
— Так ведь и помер дедуля, — зачесал в затылке старший. Испуг прошел у бывалого охотника, уверенность вернулась к нему. – Так живо, Ваня, Костя, взяли деда — и во двор! Я пойду поищу лопату и ломик. Надо схоронить засветло.
Над могилой потрудиться пришлось немало. Мерзлая земля не давалась. Под конец совсем уже выбились из сил артельщики. Константина, как самого молодого, послали топить печь, греть избу для ночлега.
За чаем и ужином разговор не клеился. Что-то давило всех троих, и суетные слова не хотелось произносить.
— А памятник или крест, как же, — засомневался Константин, — нельзя без креста, наверное.
— Это уж утром, — покачал головой Иван и показал сбитые в кровь ладони, дай хоть отойдут чуть-чуть.
Спать, не сговариваясь, решили все вместе, сдвинув две деревянные кровати краями. На матрац накидали тряпья, под головы – рюкзаки, сверху укрылись шубами. Понемногу тепло завладело их небрежным лежбищем и сон сменил усталость.
Проснулся Константин от непонятного страха. Нет, ничего такого ему не приснилось. Вслушавшись в тишину, ничего не засек. Рядом тяжело сопели мужики. Тишина была такая что… Стоп. Вот тишина-то, наверное, и смутила. Ходики не стучат! Ну, конечно, как он раньше не догадался?!
Хмыкнув самокритично, Константин хотел уже по второму разу попытаться заснуть, как вдруг почувствовал на себе взгляд. Он приподнялся на локтях, глянул в темь комнаты. Никого.
И тут… от крайнего окна отскочил кто-то. Константин хотел было схватить ружье, но вся амуниция висела на стене напротив. Встать же он побоялся.
Убеждая себя, что это все мираж, глупое внушение, он опять стал забываться. И тут истошный вопль Мухи раздался со двора.
— Старшой, слышь, старшой, — затормошил Костя соседа, — проснись!
Но лишь могучий храп был ответом. Его товарищи спали в полном забытьи. В это время снаружи послышались удары в дверь. Затем она открылась. Что-то тяжелое и скользкое затопало по полу.
С трудом удерживаясь от крика, Костя натянул шубу на голову. Он мгновенно вспотел от непонятного страха, оцепенение, как жидкость, заполняло ноги, руки, грудь.
Страшный удар сорвал щеколду. Существо вошло в комнату. Слышно было его уркающее дыхание. Тяжело ступая, ОНО приблизилось к спящим. Костю колотило. Он судорожно вцепился в рукоять ножа. Ожидание чего-то ужасного сковало волю. Он закрыл глаза, уткнулся лицом в рюкзак.
Существо, зацепив чем-то острым край шубы, приподняло ее.
Странно, но выдыхаемый им воздух был очень холодным. Что-то липкое капнуло на головы спящих людей. Вдохнув несколько раз их запах, ОНО снова прикрыло охотников.
Когда напряжение достигло предела, Константин потерял сознание. Проснулся он от веселого говора своих товарищей. Они балагурили и лежа курили. Рассказать о ночном происшествии он постеснялся.
— Вот это поспали так поспали, — завидев пробуждение Кости, сказал старший, — вот что значит на сон поработать, размяться. Ну что, встаем? Они встали, оделись. Перекусили тушенкой с сухарями, допили вчерашний чай. Экипировавшись, пошли на улицу.
Тут крика сдержать не смогли все трое. Первое, что бросилось в глаза, — разрытая могила, черные комья земли на белом снегу. Рядом же лежала Муха. Даже не сама собака, а ее рваные, окровавленные куски, разбросанные метров на пять друг от друга. Весь двор был истоптан страшными, огромными следами. — Пойдем отсюда! – неожиданно высоким голосом завопил старший и, надев лыжи, первый быстро поехал в сторону леса. Костя и Иван заспешили следом. На этом, собственно, и закончилась эта история. Несколько раз Константин пытался вернуться к ее разгадке, беседовал с археологами, с бывалыми охотниками, но ответа не находил.
Впрочем, как-то раз, уже в составе геологоразведочной партии, Константин пролетал над теми злополучными местами. Когда вертолет приблизился к месту, где стоял дом деда Митрия, он глянул вниз. Вместо дома он увидел черное блюдце пепелища…

Охота в тайге

Вы когда-нибудь были в тайге на охоте? А вот Семен Иванович заядлый охотник! Каждый год он ездил в тайгу охотиться то на волков, то на медведей. И каждый раз он брал путевку на одно и то же время: 15 апреля. Но в этот раз его ждало разочарование – путевок в агентстве не было, то есть, совсем не было открыто на них квот.
– Да как так! Я каждый год езжу, и всегда были окна!!! – возмущался он.
– Милейший Семен Иванович, я ничего не могу для вас сделать, вы видите, зима поздняя, снег только стал сходить, там шатун – ну нельзя нам, опасно это! – оправдался агент.
– Ладно, на какое число вас окна есть?
– Самое близкое? На 30 апреля!
– Хорошо, я беру! – Семен Иванович прошел все бюрократические проволочки и вышел из агентства.
Эти две недели для Семен Ивановича показались вечностью: он уже 5 раз чистил ружье, три раза его только смазывал, десятки раз проверил свой походный рюкзак на – не забыл ли он чего-нибудь? Да и спал он плохо: его мучили какие-то ночные кошмары, в них он видел своих умерших родственников – даже двоюродного деда, который никогда ему не являлся и приснился впервые. Конечно, Семен Иванович все списывал на волнение перед охотой и клемил на чем свет стоит и президента, и агенство, и даже страну, гоношась уехать из нее от на чем свет стоит. Но его можно понять. 45 лет, а он так и не женился, детей не нажил… нет, жил, конечно, с женщинами, но ему как-то не везло, все думал: “Ай, лучше найду”. Не нашел, не попалась. Так и жил он один, и в этом находил свои плюсы: машина у него была что надо, неплохая карьера (он был зам. директора на овощебазе). Так что плюсы были, а что касается женского тепла… так его всегда можно купить, и всего-то 50$ ночь.
Но время прошло, календарь показал 27 число, и он, прыгнув в свой джип марки «Рендж Ровер», отправился в путь за тысячи километров Российских дорог.
Дорога ему показалось легкой, и даже какой-то незаметной, чему и сам Семен Иванович изрядно удивился – хоть машина и хорошая, но даже для нее расстояние было внушительное. Обычно он приезжал как выжатый лимон, но сейчас он чувствовал себя на 20 лет! Приятно грело весенние солнце, а душа пела в предвкушении охоты!
Он прошел на ресепшн отеля Красная Пахра, который располагался в городе Ачинск. Там его ждали и, конечно, разместили в самом шикарном номере гостиницы! Мимолетно Семен Иванович взглянул на календарь, который был за спиной сотрудницы гостиницы. На календаре было 29 апреля. Завтра охота!
– Ах, охота на охоту! – пропел он себе под нос и поднялся в свой номер.
Ночь прошла еще хуже, чем были до этого. Во сне он видел костры, видел изуродованные тела, которые сгорали в жарких пламени; он видел обнажённых девиц, которые плясали в хороводах; видел своего отца, который обнимал какое-то существо, похожее на невиданного зверя с рожками на голове и длиннющим хвостом. Семен Иванович проснулся в холодном поту, сердце бешено стучало, а в висках долбило так, что не сказать. Видать, давление, решил он. Но спать больше не решился, так и проходил с трех ночи до шести утра в ожидании выезда в сказочную тайгу. Когда зазвонил будильник, Семен Иванович успокоился окончательно. Время пришло, и вот пора вставать и выезжать на охоту. Он вышел почти тут же, завел автомобиль и поехал вперед к приключениям
Дорога заняла два с половиной часа, и ему взору открылась до боли знакомая красота: по правую руку стоял густой лес, манящий своей загадочностью и каким-то волшебством, а по левую руку было поле, бескрайняя равнина… И тут возникла дилемма: покататься по самой тайге и подстрелить лиса, например; или все же в лес, где и волк, и кабан. Выбор все же пал в пользу леса – по полю можно и завтра прокатиться. Он установил маячок навигатора на машину, проверил свою станцию, чтобы не заблудиться, взял оружие, мешок – и отправился в густую чащу леса!
Время шло неумолимо. Часы, только что показывающие десять утра, уже подходили к шести вечера. Пока он не встретил крупного зверя, но зато успел настрелять четырех белок и потравить пару барсуков из нор. Ночевать, конечно, он решил тут, найдя небольшую полянку. Семен Иванович разбил палатку, разжег костер и принялся готовить ужин. Воздух в лесу пьянил и успокаивал, такое ощущение было, как от принятого бокала дорогого полусухого вина, и его стало клонить в сон, на удивление спокойный и без сновидений. Единственное, что подумал Семен Иванович: «Ну вот, все кошмары были вызваны волнением, я так и думал!».
Его разбудило пение. Нет, не птиц – это было пение женщин. Он постарался прислушиваться к нему, но слов было не разобрать; тогда он вылез из палатки и стал озираться по сторонам. Стояла черная как сажа ночь, только угли костра сверкали, отливая в абсолютной девственной темноте. Семен Иванович поднял руку к глазам и нажал на кнопки часов. Циферблат загорелся мерным синим светом, и цифры показали 23:45. Пение усилилось, и ему показалось, что оно не так уж и далеко, ну, в паре километров – хотя нет, даже ближе. Эхо от голоса уходило еще дальше, чем стоял его лагерь, и становился все ближе. Не то чтобы Семен Иванович перетрухнул, но слазил в палатку, достал ружье, перезарядил патроны и надел разгрузку. Так он просидел примерно полчаса, а пение все не утихало, и любопытство взяло верх. Семен Иванович взял фонарь, положил батарейки в разгрузку, взял побольше дробных патронов и отправился на звук голоса. На удивление, шёл он минут пятнадцать и увидел, как сквозь ветки пробивается небольшая полянка, а на ней горит огромный костер. Вокруг костра кружат женщины, в белых каких-то простынях, то задирая вверх руки, то стелясь по земле. Ему это напомнило цыганочку, и его губы дрогнули в неловкой улыбке. Женщины стали кружиться в хороводе, и Семен Иванович подумал, что это секта. Ну точно, секта какая-нибудь таежная – всяких дураков хватает… Но тут женщины стали скидывать одежды, и настроение охотника улучшилось, да и не только настроение стало подниматься… Женщины были прекрасны в свете костра, их тела были манящими – бледными, но в то же время сексуальными; он видел изгибы извивающихся тел, и, наверное, мог бы на это смотреть вечность. Но тут его что-то повлекло, это было сильней него – его манило к этому костру, к этим женщинам. Он вылез из укрытия и пошел как тряпичная кукла, то и дело спотыкаясь о какие-то коряги и кочки. Казалось, что дамы не обращали никакого внимания на его присутствие – они продолжали танцевать. Единственное, что они делали – это раздевали его. Сначала с плеч упало ружье, потом расстегнулась молния, потом очередь дошла и до рубашки… Семен Иванович стоял с абсолютно голым торсом, единственное, что на нем оставалось – это трусы, штаны и ботинки. Женщины стали к нему подходить и целовать его грудь, опускались до пупка – и все это в неистовом танце. Потом его руки связали, а потом… потом все закончилось, его глаза прозрели и он увидел старых изуродованных баб, которые стояли и смеялись над своим плеником, указывая на него своими скрюченными старыми пальцами. Семен Иванович стал озираться по сторонам, но видел лишь их уродливые морды и оскалившиеся злобные рожи. Он попытался справиться с веревками, которые скрутили его руки, но ничего не вышло. Веревки были крепкие, и тогда он решил просто бежать. Но он даже не смог сойти с места, и тут стало происходить страшное: костер вспыхнул зеленым пламенем, заухали в унисон филины и совы, лес ожил, поляна стала наполняться всяким зверьем, от волка до медведя. Последние сидели на двух лапах и скалили свои морды. Он труп, забилось в голове охотника, для него все кончено, это кара за его увлечение… как он много лет бил зверя, так и звери его сейчас разорвут. Старухи же забились в каком-то пароксизме смеха, их возглас, казалось, заполнил весь лес, а не только поляну. Семен Иванович решил, что это очередной кошмар, он зажмурился и открыл глаза снова, но ничего не исчезло. И тут к костру вышел дед – это был самый натуральный древний старик, его лицо было испещрено глубокими морщинами, а руки походили на грабли. Он посмотрел на Семен Ивановича и заговорил:
– Что, страшно?
– Да, – выдал охотник.
– А зверя тебе бить почем зря – не страшно?
– Помилуйте, отец!- взмолился Семен Иванович.
– Помиловать? Да к тому же и отец? – старик издевался, – Вот твой отец!
Лицо старика стало меняться, преображаться и сглаживаться, менять цвет. Перед ним стоял мертвец, он был тяжеловат на один бок и перекошен, но даже этого хватало, чтобы в этом мертвеце разглядеть своего умершего отца. Бабки вновь завизжали и рассмеялись, заполняя своим гоготом не только поляну, ну и всю тайгу целиком.
Семен Иванович смотрел на все это и не верил ни своим глазам, ни своему рассудку. Последний островок трезвой мысли говорил ему, что он сошел с ума, что так не бывает, что человек – это всего лишь белок и вода…
– Ну что молчишь, сынок?
Мир погас для него: взрослый мужик-охотник потерял сознание. Когда он пришел в себя, не было ни старика, ни старух, и все ему казалось сном, именно сном! Ведь его руки не связаны и он в своей машине, на заднем сиденье лежит ружье, на нем надета разгрузка – значит, он просто уснул, вот и все. Но тут руки отозвались болью, он отодвинул рукав свитера и увидел полосу на запястье от веревок. И тут же зачесалось тело. Он сдернул с себя одежду и разглядел в зеркале множество ссадин и засосов на теле, а его волосы навсегда изменили свой цвет – они стали белыми, как снег.
Эту историю мне рассказал сам виновник торжества. Где и при каких обстоятельствах, в сущности, не важно, но я все изложил.
С уважением, Чан

Читать «Охотничьи тропы» — Зверев Максим Дмитриевич, Федосеев Григорий Анисимович, Коптелов Афанасий Лазаревич, Устинович Николай Станиславович, Урманов Кондратий Никифорович, Ольхон Анатолий Сергеевич, Куликов Александр А., Алексеев Никандр, Пермитин Ефим Николаевич, Березницкий Евгений Николаевич, Мухачев Илья, Лаврентьев Виктор Владимирович, Лихачев Михаил, Кучияк Павел Васильевич, Попов Леонид Андреевич, Тока Салчак Калбакхорекович, Непомнящих Василий Иннокентьевич, Тимофеев-Терешкин Михаил Николаевич, Холостов Владимир Георгиевич, Александровский Б., Пухначев Василий Михайлович, Матов Владимир Николаевич — Страница 29

             I.

Кому кровать, а мне — охота,

В мой день законный выходной

Мне отдых — поле и болото,

Ночлег под крышей голубой.

      Кидаем листья в костерок,

      Сжигаем с треском летний шелест.

      Красноармейский котелок

      Заплещет до краев и через.

Позаморили  червячков…

На небе и в душе не хмуро…

Большой простор потокам слов,

Как на кружке литературы.

      Усы торчат концами врозь,

      Не дрогнет рыжая ресница,

      — Ну шпарь, Акимушка, морозь

      За небылицей небылицу.

Чудесной крови и красы

Моя собака, как волчище…

Чиста работа, как часы,

Пожалуй, и часов почище…

      Такие полевые псы

      Не часты. В позапрошлом годе

      Мои карманные часы

      Посеял в ситовом болоте.

А в сентябре, в тот выходной,

Назад неделю, на охоте

Пришлось мне быть и пес со мной

На том же ситовом болоте.

      Кусты колебля и росы

      Стрясая круглые крупицы,

      Несется пес, в зубах — часы,

      И вижу: стрелка шевелится.

Любуюсь в диве: вот-те раз!

Часы — мои… Из синей стали

Как озеро… Который час?

— На пять минут всего отстали…

      Аким умолк. Кричат усы,

      Как восклицательные знаки…

      А я хвалю его часы

      И непомерный ум собаки.

            II.

«С тобой поспорить — мне не риск.

Моей собакою гордится

Охотничий Новосибирск,

Ему завидуют столицы.

      Был август. Вышел на восток…

      Попал в пустыню… В прошлом годе

      Куда ни глянь — сыпун-песок

      При самой огненной погоде.

Какое тут чутье, когда

Медвежьим жиром тело тает…

К тому же лап своих сюда

Ни зверь, ни птица не поставит.

      А впереди — синел песок,

      Я доберусь туда — постой-ка…

      Да кинул глазом на песок:

      Неподражаемая стойка.

Мой пес, как древний истукан,

Стоит в пустыне помертвелой.

Взвожу курки: — Вперед, мой Хан…

Вперед, вперед. Вступаем в дело!..

      А Хан ни с места… Ах, прохвост!

      Ах, стыд какой… Неужто крыса?

      А Хан стоит… Не дрогнет хвост.

      Как будто вылеплен из гипса.

— Ах, сын собачий. Бесов сок.

— Ну, песик, пиль. — Хан двинул бровью

И брызнул сам сыпун-песок

В лицо мне бекасиной дробью.

      Насыпал пес песку курган,

      Песку горючего над ямой…

      Пора бы Хана на аркан…

      Хана тебе, мой Хан упрямый!

Не трахнуть ли ему на страх?

Беру на совесть: пес, ты глуп, как…

Но Хан встает, держа в зубах

Великолепнейшую трубку.

      Почуял пес, как ни горяч,

      Что не ворона и не ворон—

      На трубке тетерев-косач,

      Как натуральный, нарисован».

Аким молчит. Кричат усы,

Как восклицательные знаки.

А я хвалю — прекрасны псы—

Твои чутьистые собаки!

Странная история о женщине-охотнике в маске, которая утверждала, что застрелила медведицу и двух медвежат

«Охотница застрелила медведя, потом увидела двух медвежат и убила их тоже». Картина: КрымЯкутия

ВНИМАНИЕ: ГРАФИЧЕСКИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ!

Анонимная якутка в маске похвасталась тем, что застрелила медведицу, а затем убила двух ее медвежат. Снимки запечатлели ее с трофеями на месте происшествия в Республике Саха, также известной как Якутия.

В одном из местных репортажей говорилось: «По ее словам, взрослый медведь внезапно появился из-за пригорка.Он хотел убежать, но остановился. Охотница застрелила медведя, потом увидела двух медвежат и тоже их убила ».

Но сегодня президент Кыймаанского охотничьего клуба 47-летний Александр Тастыгин высказался иначе. Он сообщил местным СМИ, что медведь напал на группу людей, охотившихся на снежного барана недалеко от Оймякона, известного как самый холодный постоянный поселок в мире.

Видео было снято, чтобы можно было сообщить инспекторам.


«Я первый услышал ее крик и со второго выстрела убил взрослого медведя.Хорошо, что в винтовку попали две пули. Медведь убил бы девушку за две секунды ». Картина: КрымЯкутия

«Это не селфи, и никто не хотел чем-то похвастаться», — настаивал он. «Фото и видео были сделаны для отчета для инспекторов охоты. К сожалению, некий сотрудник инспекции слил видео в Интернет.

‘Это случилось, когда я и мои друзья охотились на снежного барана. Мы взобрались на холм, а на другой стороне была медведица с медвежатами.Мы их не видели.

‘Охотники начали стрелять в овец, и в этот момент к нам повернулся медведь с медвежатами. Медведь, видимо, подумал, что мы стреляем в них, и побежал к отставшей от группы девушке-охотнице.

‘Девушка отстреляла все свои патроны и перезаряжала винтовку. Краем глаза она увидела бегущих к ней медведей. Она закричала и побежала к охотникам.

Президент Кыймаанского охотничьего клуба Александр Тастыгин: «В тот момент это был вопрос жизни и смерти.И у меня не было выбора ». Фото: Вконтакте

«Я первый услышал ее крик и со второго выстрела убил взрослого медведя. Хорошо, что в винтовку попали две пули. Медведь убил бы девушку за две секунды ».

Он сказал: «Что касается детенышей, то не имеет смысла оставлять их волкам. Так что мы их тоже застрелили ».

По его словам, охотникам было сообщено об убийствах с помощью видеодоказательств. Он сказал, что женщине повезло. «Она родилась с серебряной ложкой во рту.Не дай бог кто-то попадет в такую ​​ситуацию ».

Он нанес ответный удар онлайн-критикам, которые жаловались на жестокость убийства медведей. «Диванные охотники, которые видели медведей только в зоопарке, и мамина дочка с плюшевыми мишками … Прошу воздержаться от негативных комментариев. В тот момент это был вопрос жизни и смерти. И у меня не было выбора ».

Сообщается, что на неназванной женщине была маска, защищающая ее от солнца.

Лось, Оленеводство (Якутия) / Россия

Структура цен

Ежедневная ставка:

{{модель.translations.totalDaysCount}} ({{model.tourPrice.chargeableDaysCount}} платно), {{model.translations.huntersCount}}, {{model.translations.gestsCount}}

a {{model.tourPrice.accommodationPrice | валюта: «»: 0}} модель.tourPrice.accommodationPriceWithDiscount | валюта: «»: 0}}

Сбор за трофей

{{модель.translations.speciesCount}}

{{model.tourPrice.trophyFee | валюта: «»: 0}} {{model.tourPrice.trophyFeeWithDiscount | валюта: «»: 0}}

мамонтов и людей

Эта история появилась в апрельском выпуске журнала « National Geographic » за апрель 2013 года.

Последний шанс. Это все, что нужно сибирскому охотнику. В течение пяти месяцев Карл Горохов выслеживал свою древнюю добычу на пустынном острове в Восточно-Сибирском море, бродя по ледяной тундре по 18 часов в сутки. Он замерз и истощен, его голод настолько первобытный, что он вынужден есть чаек. Даже два белых медведя, напавших на его лагерь, голодали; их животы, вскрытые после того, как их застрелили, были пусты. Горохов, 46-летний парень с потрескавшимися от ветра щеками и тощей рыжеватой бородой, каждый день проходит мимо девяти могил возле своего лагеря — последних мест упокоения, как он полагает, для несчастных душ, которые приехали на остров, чтобы спастись. Советский ГУЛАГ.

Горохов мало времени. Поздние летние метели воют на острове Котельный, в 600 милях к северу от Полярного круга, и надвигается еще одна северная зима. Его пальцы и ладони начинают чесаться. Позднее Горохов сказал, что это «счастливый знак». Зуд обычно возникает, когда он собирается найти то, что ищет: клыки мамонта из слоновой кости.

Лохматые гиганты, которые бродили по северной Сибири в эпоху позднего плейстоцена, вымерли около 10 000 лет назад, хотя изолированные популяции оставались на островах к северу и востоку, а последние вымерли около 3700 лет назад.Бивни мамонтов, длина которых может достигать более 13 футов, вырастают из вечной мерзлоты и подпитывают торговлю, которая приносит пользу жителям Арктической Сибири, в том числе коренным якутам, азиатской этнической группе, говорящей на языке тюркского происхождения. Почти десять лет Горохов был пионером охоты на клыки, исследуя одно из самых негостеприимных просторов мира. Теперь, доверяя своим зудящим пальцам, он прочесывает тундру, пока почти не споткнется о кончик бивня. «Иногда бивень просто появляется перед вами, — говорит он, — как если бы он все время руководил вами.”

Горохову требуется почти 24 часа непрерывных копаний, чтобы извлечь бивень из галечного льда внизу. Образец, который появляется, толщиной со ствол дерева — 150 фунтов — находится в почти первозданном состоянии. Прежде чем вытащить бивень, Горохов бросает серебряную серьгу в вырытую им яму в качестве подношения местным духам. Если он благополучно доставит древнюю реликвию домой, она может принести более 60 000 долларов.

Торговля бивнем мамонта почти не существовала, когда Горохов родился на севере Сибири в 1966 году, в тот же день, 5 мая, что и его тезка Карл Маркс.Он вспоминает, как в детстве видел гниющие клыки на берегу реки Яны, недалеко от своего рыбацкого поселка Усть-Янск. Свободное предпринимательство было запрещено в Советском Союзе, и многие местные жители считали плохой удачей потревожить клыки, которые, по мнению некоторых, принадлежали гигантским кротовидным существам, обитавшим глубоко под вечной мерзлотой.

Путь от вечной мерзлоты к рынку — почти 90 процентов сибирских бивней попадает в Китай — начинается на небольшой лодке.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

И все же древние бивни держали Горохова в своих чарах. Он вырос в Якутии, богатом ресурсами регионе размером почти с Индию, который сегодня населен менее миллиона человек и официально называется Республикой Саха. Ему сказали, что создатель Земли так замерз, летая над этим регионом, что он упал. кладезь сокровищ: золото, серебро, алмазы, нефть. Но именно рассказы школьных учителей о пионерах XVII века, торгующих бивнями мамонта, увлекли Горохова.Спустя годы он найдет в библиотеке книги с фотографиями исследователей начала 20-го века: бородачей, стоящих на острове Котельный, затмеваемых бивнями мамонта, их лодки, стонущие от стопок слоновой кости. «Мне всегда было интересно, есть ли еще клыки», — говорит Горохов.

Никто, даже Горохов, не предполагал, что бивни мамонта станут экономическим средством выживания для региона, который был в значительной степени заброшен после закрытия шахт и заводов советских времен. (Население Усть-Янского района Якутии, занимающего территорию тундры, в три раза превышающую территорию Швейцарии, за последние пять десятилетий сократилось с 80 000 до 8 000 человек.Теперь сотни, если не тысячи, якутских мужчин стали охотниками за бивнями, следуя маршрутами своих предков, выдерживая те же жестокие условия и преследуя тех же палеолитических зверей.

Ценные бивни мамонта, нарисованные охотником за бивнями Львом Николаевичем, служат экономическим спасательным кругом северной Якутии.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Каким бы примитивным это ни казалось, натиск клыков вызван не древними призывами, а мощными современными силами: распад Советского Союза и последовавшее за ним безумие приграничного капитализма, международный запрет на торговлю слоновой костью и поиск альтернатив , даже наступление глобального потепления.Повышение температуры помогло решить судьбу мамонтов ближе к концу последнего ледникового периода, сократившись и затопив их пастбища, в результате чего стада оказались брошенными на изолированные острова, где сейчас охотится Горохов. Сегодня таяние и эрозия вечномерзлого кладбища мамонтов — и наплыв охотников за бивнями — помогают вернуть их обратно. Спустя долгое время после того, как первые в значительной степени неповрежденные образцы были извлечены из сибирской тундры в 1800-х годах, барабанный бой открытий усиливается. В сентябре 2012 года 11-летний мальчик на российском полуострове Таймыр наткнулся на хорошо сохранившегося мамонта-подростка, одна из древних конечностей которого торчала из полузамороженного осадка.

Ничто, однако, не способствовало развитию торговли бивнями мамонта больше, чем возвышение Китая, у которого тысячелетние традиции резьбы по слоновой кости. Почти 90 процентов всех бивней мамонтов, вывозимых из Сибири — по оценкам, более 60 тонн в год, хотя фактическая цифра может быть выше — попадает в Китай, где легионы недавно разбогатевших очарованы слоновой костью. Всплеск спроса обеспокоил некоторых ученых, которые сетуют на потерю ценных данных; Подобно стволу дерева, бивень содержит подсказки о диете, климате и окружающей среде.Даже якутяне недоумевают, как быстро этот невозобновляемый ресурс будет исчерпан. Миллионы клыков мамонтов, а может, и больше, все еще заперты в вечной мерзлоте Сибири, но их уже становится все труднее найти.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Резчик по слоновой кости в региональной столице Якутске превращает бивень в парад миниатюрных мамонтов.Эти декоративные элементы будут продаваться в России, но спрос в Китае намного больше и продолжает расти. Цены там могут превышать 800 долларов за фунт.

Справа : В Китае традиция резьбы по слоновой кости насчитывает тысячи лет. Резчики в этом магазине в провинции Гуандун могут потратить пять лет на одно изделие, которое можно продать за миллион долларов. Огромные надежды, наличие легальной слоновой кости не привело к снижению спроса на нелегальную слоновую кость.

Была надежда, что бивень мамонта ослабит давление на гораздо более уязвимый ресурс: слонов.Бивень мамонта является законным, даже если торговля плохо регулируется. Кроме того, два вида слоновой кости можно различить по рисунку клыка, известному как линии Шрегера. Их цены также примерно равны. Тем не менее, пока нет признаков того, что азиатский спрос на слоновую кость падает. Напротив, бойня африканских слонов усилилась, и в 2012 году таможенные органы Гонконга изъяли рекордные шесть тонн слоновой кости. Еще больше усложняет проблему то, что нелегальная слоновая кость и законная слоновая кость мамонта часто попадают в одни и те же мастерские по резьбе в Китае.

Ни один из охотников за бивнями, которых я встречаю во время экспедиции в северную Якутию, никогда не выезжал за пределы сибирской тундры. Тем не менее, все они хорошо осведомлены о китайском спросе, который за последние два года удвоил цену на высококачественные бивни мамонта до примерно 400 долларов за фунт в Якутске, региональной столице. Цена может снова удвоиться через китайскую границу, а тонко вырезанный бивень в полный рост может стоить королевского выкупа. В антикварном магазине в Гонконге я увидел десятифутовый бивень мамонта, на котором была вырезана замысловатая вакханская сцена, которую продавали за 1 доллар.1 миллион. Когда охотники за бивнями обнаруживают, что я живу в Пекине, они задают тот же вопрос: «Не могли бы вы связаться со мной с некоторыми китайскими покупателями?»

По всей Якутии поиск ведется. В селе Казачье, торговом центре на реке Яна, охотники за бивнями готовятся пересечь тундру на снегоходах, катерах на подводных крыльях и даже на вездеходах советских времен с гусеницами танков. На удаленном ледниковом озере я исследую древнюю грязь и лед вдоль размывающейся береговой линии с командой охотников за клыками, когда дрожащий молодой человек выходит из холодной воды в костюме акваланга и маске — еще один охотник, ищущий лезвия.Дальше по Яне пара мужчин пускает струи воды из шлангов на обрыв из почерневшего льда, прокладывая туннели в замороженном хранилище бивней, костей и туш мамонтов.

Я прибыл в это место, Муус Хайя, с боссом, охотящимся за клыками, который управляет своей лодкой с 900-фунтовой кучи бивней мамонта. Он хочет продать слоновую кость вверх по реке, но сначала он хочет посетить ледяные пещеры, где группа российских и южнокорейских ученых извлекает мягкую ткань мамонта в надежде найти жизнеспособные клетки для клонирования.(См. «Возвращение их к жизни».) Несколько лет назад этот местный босс нашел здесь несколько десятков бивней в единственной ледяной пещере. Но сегодня его команда расстроена. За все лето мужчины нашли только два бивня — этого недостаточно для того, чтобы их семьи пережили зиму. «Это место вырублено», — говорит один из охотников за бивнями. «Вот почему все направляются на острова».

Вдохновленный исследователями фотографиями из старых библиотечных книг, Горохов был одним из первых охотников за бивнями почти десять лет назад, которые провели полный сезон на необитаемых Новосибирских островах у арктического побережья.Просто добраться до островов — значит пересечь 35-мильный ледяной мост через море весной, а затем оставаться на острове, пока океан не замерзнет снова шесть месяцев спустя, или ехать домой раньше на небольших лодках, которые могут быть захвачены 15-футовыми волнами. .

Если материк опасен — Горохов говорит, что когда-то провел восемь месяцев, заблудившись в тундре, — острова намного хуже. Помимо голода и истощения, нападений белых медведей и гибели четырех коллег прошлым летом Горохов столкнулся с опасностью российских пограничников.Направляясь на патрулирование с вертолета, они выгнали с островов десятки охотников за бивнями за отсутствие соответствующих разрешений, часто уничтожая их оборудование и конфисковывая их клыки. «Вы очень хорошо умеете прятать клыки и неподвижно лежать в тундре, — говорит Горохов.

Охотник за бивнями обыскивает побережье острова Большой Ляховский. Соблазненные растущими ценами на бивень мамонта, сотни людей каждую весну пересекают замерзшие арктические моря в поисках его вдоль разрушающихся береговых линий.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Бивни оправдывают риск. После пары экспедиций на Большой Ляховский остров, где Горохов нашел впечатляющие образцы в приморских обрывах, он перебрался на более далекий остров Котельный. Даже сейчас, когда к нему бросились сотни других, Горохов идет на шаг впереди. «Я занимаюсь этим так долго, что думаю почти как палеонтолог», — говорит он. На Котельном он заметил, что по мере того, как вечная мерзлота оттаивает и оседает каждое лето, бивни мамонта, покоящиеся на слое льда внизу, начинают выглядывать из тундры.«Каждый год собирают новый урожай», — говорит он.

Уже почти полночь. в доме Горохова на берегу реки Яны, примерно в 50 милях к югу от того места, где она впадает в море Лаптевых. Угольки сентябрьского заката освещают горизонт оранжевого цвета — они будут оставаться на этой широте всю ночь, — и призрачные зеленые огни северного сияния начинают танцевать по небу. Горохов, только что вернувшийся в Усть-Янск после пятимесячной островной экспедиции, ведет меня к деревянному сараю за домом.Внутри почти два десятка бивней мамонта, некоторые обернуты в белую ткань, другие — включая 150-фунтовый пистолет, который он нашел в тот день на Котельном — погружены в воду в большой алюминиевой ванне. «Если бивни подвергаются воздействию воздуха, они начинают трескаться», — объясняет Горохов. «Я должен поддерживать их в хорошем состоянии. Они мое будущее ».

Бивни в кадке — летний улов Горохова — весят в общей сложности 1100 фунтов. Большинство экипажей из трех человек привозят едва ли половину этой суммы, а некоторые бродят по тундре пять месяцев и вообще ничего не находят.Горохову также повезло, что теперь у него достаточно ресурсов — лодки, снегохода, спутникового телефона, GPS — для самостоятельной работы. Многие охотники за бивнями работают за зарплату или небольшой процент от прибыли. При таких высоких ценах это, несомненно, будет самый прибыльный улов Горохова — от 150 000 до 300 000 долларов. Но продавать на месте он не торопится. Если он дождется зимнего сезона подледной рыбалки, он сможет перевезти их по замерзшей реке, а затем по дороге в Якутск, где цены на 40 процентов выше.

Жена Горохова Сардаана и их пятилетняя дочь ждут его в Якутске. Он не видел их полгода. «Когда я вернусь, моя жена погладит мою бороду одну ночь, а затем потребует, чтобы я сбрил ее», — говорит он. Возможно, это последний раз, когда он охотится за бивнями. «Я не видел настоящего лета уже десять лет», — говорит он. «У меня есть мечта поехать в какую-нибудь экзотическую страну, например, в Индию или Вьетнам». Горохов никогда не покидал Якутию. Даже при умеренной температуре он сильно потеет.Есть еще один фактор, который может заставить его отложить свои планы на отпуск. «Моя жена всегда говорит мне остановиться», — говорит он. «Но когда она увидит, сколько я нашел этим летом, она подтолкнет меня снова уехать».

Охота, анимизм и индивидуальность у сибирских юкагиров: Виллерслев, ранг: 9780520252172: Amazon.com: Книги

«Занятия Виллерслева феноменологией, перспективизмом и мимесисом вносят ценный и своевременный вклад в современные дискуссии о разнообразии знаний.»- Лесли Грин — Социальная антропология Опубликовано: 2009-03-01

« Soul Hunters » сочетает в себе глубокие этнографические знания юкагирских охотничьих практик со сложным феноменологическим анализом и впечатляющим сравнительным диапазоном. Книга подвергает критике и возрождает знакомые концепции и интерпретационные традиции, в первую очередь «анимизм» и «шаманизм». Он содержит множество оригинальных сравнительных аргументов и анализов, а этнографические примеры всегда доходчиво описаны.Замечательная книга. «- Джеймс Клиффорд, автор Проблемы культуры

» Охотники за душами — это подробная и теоретически оригинальная этнография, которая внесет важный вклад в антропологию Сибири и охотников-собирателей в целом. «- -Николай В. Ссорин-Чайков, автор книги Социальная жизнь государства в субарктической Сибири

« Охотники за душой вносит весьма оригинальный вклад в этнографию юкагиров, а также в теоретические дискуссии о природе духовного знания.Работа станет отправной точкой для нескольких будущих дискуссий в области современной антропологии », — Питер Швейцер, соредактор книги Охотники и собиратели в современном мире: конфликт, сопротивление и самоопределение

С задней обложки

« Soul Hunters » сочетает в себе глубокие этнографические знания юкагирских охотничьих практик со сложным феноменологическим анализом и впечатляющим сравнительным диапазоном. Книга подвергает критике и возрождает знакомые концепции и интерпретирующие традиции, в первую очередь «анимизм» и «шаманизм».«Он содержит множество оригинальных сравнительных аргументов и анализов, а этнографические примеры всегда доходчиво описаны. Замечательная книга. »- Джеймс Клиффорд, автор Проблемы культуры

« Охотники за душами — это подробная и теоретически оригинальная этнография, которая внесет важный вклад в антропологию Сибири и охотников-собирателей в целом ». — Николай В. Ссорин-Чайков, автор книги Социальная жизнь государства в Субарктической Сибири

« Охотники за душой вносит весьма оригинальный вклад в юкагирскую этнографию, а также в теоретические дискуссии о природе духовного знания.Эта работа станет отправной точкой для нескольких будущих дискуссий в области современной антропологии », — Питер Швейцер, соредактор книги Охотники и собиратели в современном мире: конфликт, сопротивление и самоопределение

Об авторе

Ране Виллерслев — доцент Института антропологии, археологии и лингвистики Орхусского университета, Дания. Он также является автором книги Охота и отлов в Сибири (2000).

18000-летний щенок найден в вечной мерзлоте | Hunter Valley News

Российские ученые продемонстрировали доисторического щенка, которому предположительно 18000 лет, который был найден в вечной мерзлоте на Дальнем Востоке страны.

Обнаруженный в 2018 году в комке замерзшей грязи недалеко от Якутска, щенок необычайно хорошо сохранился, его шерсть, зубы, бакенбарды и ресницы остались нетронутыми.

«У этого щенка все конечности, шерсть — мех, даже усы. Виден нос.Есть зубы. По некоторым данным мы можем определить, что это самец », — сказал Николай Андросов, директор частного музея« Северный мир », где хранятся останки, на презентации в Якутском музее мамонта, специализирующемся на древних образцах.

Последние годы , Дальний Восток России дал много богатств ученым, изучающим останки древних животных.

По мере таяния вечной мерзлоты под воздействием климатических изменений обнаруживается все больше и больше частей шерстистых мамонтов, собак и других доисторических животных.Часто их обнаруживают охотники за бивнями мамонта.

«Почему Якутия пережила настоящий поток таких уникальных находок за последнее десятилетие? Во-первых, это глобальное потепление. Оно действительно существует, мы это чувствуем, и местные жители сильно это чувствуют. Зима приходит позже, весна — раньше», Об этом Associated Press сообщил ученый Северо-Восточного федерального университета Сергей Федоров.

«И вторая очень серьезная, глубокая причина того, почему так много находок, — это очень высокая цена бивня мамонта на китайском рынке.»

Когда щенок был обнаружен, ученые из Стокгольмского центра палеогенетики взяли кусок кости, чтобы изучить его ДНК.

» Первым шагом, конечно же, была отправка образца на радиоуглеродное датирование, чтобы узнать, сколько ему лет. был, и когда мы получили результаты, выяснилось, что ему было примерно 18000 лет «, — сказала Лав Дален, профессор эволюционной генетики в центре в онлайн-интервью. чем ответы — они не могли однозначно сказать, собака это или волк.

Дален сказал, что ученые собираются провести третий раунд секвенирования генома, который может разгадать загадку.

Австралийское агентство Ассошиэйтед Пресс

Охотничьи истории — Охота

Незабываемая безрецептурная охота на колорадского быка на лося

Менеджер магазина goHUNT принимает гигантского внебиржевого лося в Колорадо

Подробнее

Автор: Брайан Кампос

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, ОТК, лось, охота, ружье охота

Оставаясь в игре

Взлеты и падения охоты на карибу на Аляске

Подробнее

Автор: Стив Опат

Помечено как: ОХОТА, Аляска, охота, чернохвостый олень, карибу, охота с луком, стрельба из лука

Охота на память

Пришло время вспомнить, где вы были и чему научились, отправляясь в сезон охоты

Подробнее

Автор: Джастин Пендлтон

Помечено как: ОХОТА, Insider, лось, охота, семья, отдаленная местность, общественная земля

Охота на оленя на мула в высокогорной местности в Колорадо, 2019 год

Запоминающаяся охота на колорадского оленя

Подробнее

Автор: Аарон Оглсби

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, олень, охота, ружье, бархат

Устойчивый

Охота на бизонов в Вайоминге, наполненная воспоминаниями, которых хватит на всю жизнь

Подробнее

Автор: Джастин Пендлетон

Помечено как: ОХОТА, Вайоминг, бизон, охота, охота

Почти промах

Взлеты и падения традиционной стрельбы из лука

Подробнее

Автор: Люк Гриффитс

Помечено как: ОХОТА, стрельба из лука, традиционная, стрельба из лука, изогнутый

Охота на колорадского снежного барана 2018

Охота, готовящаяся 19 лет

Подробнее

Автор: Брэндон Греб

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, снежный баран, охота

Однажды в жизни охота на овец в Монтане своими руками

Выдерживает тяжелые условия позднего сезона

Подробнее

Автор: Ник Нульф

Помечено как: ОХОТА, Монтана, снежный баран, семья

Тройка — охота на лося в Аризоне

Неожиданная встреча с другими охотниками приносит пользу.

Подробнее

Автор: Рик Буш

Помечено как: ОХОТА, лось, Аризона, стрельба из лука, друзья

Охота отца и сына в Вайоминге на лося

История отдачи

Подробнее

Автор: Джастин Пендлетон

Помечено как: ОХОТА, лось, семья, Вайоминг, бэккантри

Страниц

Страшные истории охотников.Страшные истории Якутии: Охотничьи сказки

То, о чем я хочу вам рассказать, произошло очень давно, наверное, в 89-90 годах. Мой отец всегда был страстным охотником. Каждый год поздней осенью они с другом отдыхали и уезжали в лес на две недели. Обычно мы ходили в одно и то же место. Это заброшенное село, где-то в лесах Новгородской области. Практически все дома там давно обрушились, остался один, да и то за счет постоянно проживающих здесь охотников.Леса в тех местах очень глухи, а ближайшая цивилизация находится за много миль.

В том году мне исполнилось 15, и мой отец впервые взял меня с собой. Папиный друг, дядя Коля, всегда ходил с сыном Егором. Он был старше меня, ему было уже 17, но мы все равно были друзьями.

Потом мы быстро собрались. Они оставили свой хлам в машине, посадили собак и уехали. Они прибыли на место ближе к ночи и были приятно удивлены, обнаружив, что трое охотников из Питера.Петербург уже заведовал домом. Ну, конечно, мы все узнали друг друга. Оказалось, что эти люди тоже ежегодно туда ходят. Ну вот собрали их там на столе, начали пить за встречу — все было как положено. Отцы нам много не давали, мы с Егором больше слушали охотничьи сказки с открытым ртом. Но сами старались, так что с утра ни о какой охоте не могло быть и речи. Утром все рано стали «лечиться».

Нам с Егором было скучно сидеть там. Мы уже стреляли по банкам и бутылкам, облазили весь чердак и подвал. Ничего, конечно, не нашли: все, что можно найти, уже было найдено до нас. Мы пошли на прогулку. Видим, недалеко от села березовая роща. Мы подумали, что можем хотя бы собрать несколько грибов, высушить их на плите и принести нашим мамам, поэтому пошли туда. Но, приехав на место, мы были сильно разочарованы.Роща была остатками древнего кладбища. Видимо, здесь обитатели нашего заброшенного дома нашли свое последнее пристанище.

Могилы все древние, давно стерты с лица земли, кресты обвалились, но кое-где читались надписи. Мы с Егором ходили и ржали, как лошади, читая имена. Мы долго бродили, и вдруг, совершенно неожиданно, наткнулись на крест. Такой добрый, крепкий деревянный крест, как у старообрядца с «крышей».Прям и ровно, как будто год назад поставили. И на нем четко прописаны даты: «Горшков Егор Николаевич. 19 мая 1895 — 19 мая 1930 ».

Мой друг немного опешил. Это были его фамилия, имя, отчество. И даже день рождения совпал — 19 мая. Когда я это понял, мне стало страшно, но в школе нас тогда учили: Бога нет и все такие совпадения ничего не значат. Предрассудки — все. Мы только тогда жаловались, что этот парень умер очень молодым и прямо в день своего рождения — 35 лет.Посмеялись и забыли.

Две недели прошли как один день. Мы хорошо поохотились и вернулись домой в Москву бодрыми и отдохнувшими. Через пару лет я окончил школу, затем институт, начал работать, женился. Мы каждый год ходили на охоту, ремонтировали наш полуразрушенный дом, как могли, жили в нем неделями, но больше не ходили на кладбище и не заводили разговоров об этом происшествии.

Несколько лет назад случилось так, что я уехал работать в США.Он прожил там несколько лет, а когда приехал, узнал печальную новость: умер мой друг детства Егор Горшков. Я сначала даже не поняла, что произошло, прямо как задницу по голове … Только на кладбище мне объяснили ситуацию.

Егору исполнилось 35 лет. Все были пьяны и вышли на балкон покурить. Егор упал с 8 этажа. Смерть наступила мгновенно. Что там произошло, меня не интересовало, смущает …

Посмотрел на крест.Крепкий, красивый, деревянный … А на нем надпись: «Горшков Егор Николаевич. 19 мая 1972 г. — 19 мая 2007 г. ».

Так что не верьте после этого в судьбу! Что это было тогда в лесу? Прогноз? Чье-то пророчество? Наказание за наш смех в том месте и издевательство над памятью православных. Христиане? Не знаю. В любом случае мне стыдно, и я прошу прощения.

База отдыха, кстати, находилась в лесной глубинке, и в радиусе 8-10 километров цивилизации уже не было, но были деревья, озеро с прозрачной водой, уютные деревянные комнаты, русская баня, и много водки и всевозможных закусок — лепота, одним словом русский народ умеет отдыхать культурно.Но это не имеет ничего общего с этой историей, а то, что к полуночи, распивая спиртные напитки, вошла вся компания, кроме меня и незнакомого мне человека лет 30, будет предметом моего рассказа. Все, что я знал о нем, это то, что его зовут Кирилл, он заядлый охотник и … И все, я видел его всего пару раз раньше и, честно говоря, не был уверен, с кем он пришел. Кирилл просидел на пристани больше часа, периодически закуривая, аккуратно стряхивая пепел и выбрасывая окурки в пивную бутылку, задумчиво глядя на озеро, в котором отражалась полная луна.Делать было особо нечего, спать не хотелось, и я немного выпил. Взяв бутылку водки и какую-то закуску, я подошел к Кириллу. Разговор завелся как-то сразу, ни о чем, одним словом знакомство получилось. Смущало только то, что Кирилл, как мне тогда казалось, совсем не употреблял алкоголь, как будто пил воду, но это так, только мои наблюдения, особенно опыт охотника, который выяснился во время Разговор у него очень насыщенный.Закурив сигарету, я посмотрел на луну и просто так, чтобы поддержать разговор, сказал что-то вроде:

— Красиво. Здесь спокойно, тихо.

Ответ Кирилла меня удивил, тем более, что он не очень соответствовал тому, что я сказал.

— Она недобрая, но, как всегда, ничего красивого в ней нет. И на твоем месте я бы не успокоился там, где такая луна.

Кирилл произнес, как мне показалось, почти шепотом.

— А что с этим не так, зачем волноваться? — Мне было любопытно, когда я услышал историю, которая до сих пор не дает мне покоя.

— В 60-е годы прошлого века к северо-востоку отсюда, в 250-300 км в Северном районе, было село «Комаровка», было 5 жилых домов, местные жители были только старики. В этом селе охотники, прежде чем уйти в глубокую тайгу, постоянно собирались, строили планы, сверялись с картами, запасались продуктами. Километров в пятнадцати, если в глубине тайги, севернее был охотничий домик, где и разбили следующий лагерь, в этот дом из Комаровки пошли четверо закаленных мужчин не для охоты, а для ремонта дома. Сама, к сезону, когда идет шишка, готовься, да, выпей вдали от дома, расслабь душу, словом, на пару дней.

Кирилл помолчал, закурил и налил водку в стаканы.

— И что? Луна имеет какое-то отношение к этому? — скептически спросил я.

Выпив, мой собеседник продолжил:

— Они уехали на пару дней, но через две недели нашли их в этом доме … Разорванные на куски, в прямом смысле этого слова. Этот домик был хорошего качества, окно было целым, и ни одно животное не могло в него влезть, а самое ужасное — дверь была заперта снаружи.Их нашли те же охотники, которым надели на уши родственники погибших, когда те не возвращались домой две недели. Тогда чекисты КГБ быстро забрали дело у местных ментов, и поэтому все факты не были обнародованы. А факты были любопытными …

Кирилл снова налил водки и закурил, выпил, затянулся и продолжил:

— Охотники, которые нашли тех, сказали, что раны на них были «волчьими», характерными укусами и разорванной плотью, сказали, что это был волк.Но как могли четверо здоровых, сильных, вооруженных мужчин допустить такое?

Перебил собеседника:

— Вы напились до смерти?

Кирилл посмотрел мне в глаза и улыбнулся, а потом продолжил:

— Нет. Еще остались следы когтей, и опытные охотники не могли идентифицировать зверя, который мог нанести такие рваные раны своими лапами. А волки вообще не могут поднять лапами, медведей и росомах в тех краях не было. А дверь, как и у матери, дверь закрыта? Сам? Но следы были от лап волка, огромных лап волка и там был пятый палец, на руке он называется большой.Вы знаете зверя с большим пальцем, не говоря уже о приматах? Знаете ли вы таежного зверя, сибирского? Я знаю только одного такого зверя — это человек.

Потом налил и, выпив, задал вопрос:

— Так кто это был?

Глядя на полнолуние, Кирилл заговорил:

— Именно тогда все вспомнили старые сказки стариков села Комаровка, как во времена сталинского рэпа
В тех краях страны появился крестьянин, который расспрашивал всех местных жителей об окрестных деревнях, и как бы углубиться в тайгу.Сказал, мол, геолог или картограф, сейчас никто не вспоминает, а потом он ушел в тайгу, но оттуда не ушел. Он был странным, говорили старики, от него пахло холодом и нечеловеческим, от него пахло чем-то вроде животного. И охотники в доме в тех краях забеспокоились, люди пропали, просто их никто не нашел и не найдет, а кто знал об этом, давно умер. Ну да ладно, это очень давно. Такие случаи случались не раз, но в разных регионах, но до нас доходит лишь малая доля правды.Больше ничего не скажу, я заснул, а ты помнишь — ничего хорошего на луне нет, помни и будь осторожен.

Пожелав Кириллу спокойной ночи, я остался один на пристани со своими мыслями и до сих пор иногда вспоминаю его историю. Оборотень?

Начав собирать информацию по этой теме, я узнал много разного, от откровенного бреда до вполне разумных аргументов. Кирилл категорически отказался назвать точные координаты Комаровки, но тем не менее я подтвердил факт существования в тех частях села, а точнее деревень, около 4, с таким названием.Мне удалось кое-что узнать об этом деле, но это снова на уровне легенд. Одним словом, я забросил это дело. Если кто-то из читателей этого сайта имеет такую ​​информацию, или сталкивался с чем-то подобным, пишите в личку, если, конечно, есть желание.

Роковое напутствие

Еще в начальной школе у ​​меня был закадычный друг Вовка. Он жил с матерью и отчимом, а также с братьями и сестрами в большой квартире, в одном доме с нашей семьей.О трагическом происшествии, случившемся с его собственным отцом, охотником, я узнал не сразу, а через четыре года после того, как мы познакомились. Подробности рассказал мне папа, тоже охотник, хотя и не очень заядлый …

В первые годы после свадьбы мама Вовки довольно терпимо относилась к еженедельным охотничьим походам мужа вместе с друзьями. К тому же он всегда возвращался с добычей. Мясо и птицу в птичник не переносили. Но когда в семье было до трех детей, жена все чаще стала намекать, что было бы хорошо, вместо того, чтобы бродить по лесу, да еще с непременной водкой, провести выходные дома с подрастающим поколением.Так сказать, в образовательных целях. Да, и его жене нужна помощь по хозяйству.

Но так ли легко отговорить заядлого охотника от любимого хобби? Всеми правдами и неправдами и летом, и зимой отец Вовкина, взяв в руки ружье с патронташом, непременно на выходных ринулся бы в заветные леса. И на одной из таких пятничных посиделок жена не выдержала и устроила на прощание охотнику разгромный скандал. Хотя женщина была очень тихой и спокойной, она просто сорвалась с цепи.
Закричав, уже идя по следу уходящего муженька, она закричала в душе: «Ну, оставайся там, в своем лесу, потому что ни я, ни дети тебе не интересны!»
Женщина сбежала в запале, сразу пожалела об этом. Но слово не воробей — вылетело, не поймаешь. С таким напутствием мужчина отправился на охоту на уток.

Это было где-то в середине осени. Семидесятые годы прошлого века. Было еще много игры.К воскресенью утки расстреляли всю палатку. Когда мы возвращались с последнего заплыва на резиновых лодках из зарослей камыша, чтобы подготовиться к обратному пути, случилось непредвиденное.
Отец Вовкина, выползнув на берег, вдруг увидел, как его ружье, оставшееся в лодке, начало соскальзывать на дно. И там брызги воды. Мужчина толкнулся вперед, схватил ствол рукой и потянул к себе. И это должно было случиться, зацепившись за спусковой крючок на какой-то веревке в лодке.И ружье оказалось заряженным …
Выстрелом в упор охотнику всю грудину разорвал на части. Он скончался на месте. Так что мой будущий друг Вовка в пять лет остался без отца.
А его отчим позже стал лучшим другом отцом-охотником …

Госпожа Удача

Следующий инцидент произошел с одним из моих знакомых, Вадиком, намного позже, в начале 1990-х.
Вадик — заядлый охотник. Сколько ни кормила его жена, волк заглядывал в лес.У них была дочь около семи лет. Папа всегда обещал ей перед каждой вылазкой — либо зайчика, либо рябчика, либо утки. И, конечно, в обязательном порядке сдержал свои обещания, никогда не возвращался с пустыми руками. А дочка всегда с радостью сопровождала отца и ждала его от походов с добычей.

Но однажды, без видимой причины, вдруг заявляет:
— Папа, тебе больше не нужно охотиться на птиц и зверей!
И она с тревогой смотрит на папку.
— Что, доча, случилось? Почему бы не погулять? В лесу знаешь как круто и интересно! Вот ты немного подрастешь, и мы вместе пойдем, ты сам все увидишь!
А вот дочь в слезах — не ходи, мол, и все! Меня еле успокоили с мамой и уложили спать.
А рано утром, в четыре часа, папа-охотник потихоньку собрался, чтобы случайно не разбудить дочку. С порога уже открылась дверь, слышит стук босых ног по полу — дочка бежит полным ходом.Подскочила к снаряженному отцу, схватилась за руки, прижалась, визжит, залилась слезами:
— Папка, не ходи на охоту !!! Папка, не уходи !!! ..
В ответ на все уговоры родителей он как никогда кричит, цепляясь за папу.
Тот ей:
— Да, я тебя сегодня такого оленя пристрелю — полюбуешься! Тогда повесим рога на стену!
А девчонка совсем в истерике:
— Не стреляйте в оленя !!! Папа, не ходи в лес !!! ..

А на подъезде уже в машине ждут крестьяне, коллеги по полю.
Вадик еле вырвался из цепких рук дочери и с тяжелым сердцем покинул дом.
Я тоже собираюсь поохотиться на оленей. Но им с самого начала просто не повезло. Лес вымер. Следы много, повсюду груды оленьих шаров, а зверя не видно. И собака никого не поднимет. На второй день пустых блужданий они уже собирались бросить все, но вдруг услышали вдали характерный собачий лай.Началась колея. Охотников было трое. Они поспешили на зов хаски.

Так получилось, что Вадка вырвалась впереди остальных и первым подошел к преследуемой добыче. Посреди небольшой лесной лысины стояла троица оленей: самка с полугодовалым оленем и взрослый рогатый самец, которые направили свои грозные, распростертые рога на кружащуюся собаку. Обычно самец оленя ухаживает за несколькими самками, но здесь была только одна. Остальные, наверное, успели разлететься.И самец почему-то не оставил этого и, раздувая ноздри, наклонив рогатую голову, совершал резкие атаки в сторону скачущего хаски.

Вадик, не выходя из кустов, поднял ружье и стал целять оленя в голову, чтобы не повредить шкуру … Раздался выстрел.

Подбежавшие через минуту товарищи увидели страшную картину: тело Вадьки, лежащее в траве, забрызганное кровью, с наполовину оторванной головой, и ружье с оторванным затвором.Олень убежал, судя по лаю собаки, довольно далеко. Но на охоту некогда!

У парня просто не было ни единого шанса выжить. Не знаю точно, почему произошел обратный выстрел патрона. Это бывает очень редко. Но, как выяснилось, до сих пор бывает.
Один из двух глав семейств (человека и животного) должен был умереть в тот день. И, несмотря на неоспоримое достоинство человека, Госпожа Удача все же улыбнулась зверю.

На Алтае

Третий, довольно странный случай произошел на Алтае в 2000 году.О нем мне рассказал сотрудник, который тогда служил в Бийске.
Тогда в срочном порядке создали группу и бросили в один из отдаленных населенных пунктов области из-за очень запутанного происшествия. Во время охоты был застрелен мужчина. Как задумано случайно. Но с этим нужно было разобраться, поэтому его и его напарницу отправили на место, чтобы помочь участнику милиции.

Допрос участников трагического эпизода и осмотр места убийства выявили довольно странную картину.

Из слов случайного убийцы (назовем его Сергеич), сделавшего смертельный выстрел, вышло следующее. Он стоял в засаде, как и остальные трое охотников, ожидая, пока собаки догонят поднявшееся стадо кабанов, чтобы стрелять. Все происходило рано утром, в сумерках и даже в тумане. Вдруг раздался душераздирающий крик, и Сергеич, застигнув врасплох, увидел стремительно бегущего напарника. Причем без пистолета. Секундой позже из тумана выскочила огромная лохматая фигура, двигаясь огромными прыжками.Промелькнула мысль — медведь! Партнер в смертельной опасности! Сергеич поднял двустволку и, не раздумывая, ударил в сторону движущейся пушистой туши, спасая друга от неминуемой смерти. Туша заревела от боли. Понятно! Но было уже поздно, в последнем прыжке зверь настиг убегающего напарника и, схватив его своими длинными передними лапами, поднял над своей головой. Крестьянин визжал, как зарезанный кролик, дергал ногами, но ничего не мог поделать, зажатый в смертельной хватке.Чудовище встало на задние лапы, держа жертву высоко над собой. И тут Сергеич понял, что это не медведь.

Существо больше походило на огромную гориллу с короткими ногами и длинными руками. Только голова, а точнее головогрудь, была не удлиненной, как у гориллы, а круглой. И рост просто гигантский. В ужасе Сергеич снова нажал на курок.
В тот же момент чудовище швырнуло обмякшее тело несчастного охотника на землю и исчезло в тумане.
Остальные мужчины подбежали к шуму. Когда они перевернули потерпевшего, неподвижно лежащего в траве, на спину, они поняли, что ничем ему не помочь. Вместо одного глаза на его лице была дыра от якана.

Не поверили рассказу Сергеича о непонятном огромном существе. Но …
Осмотр места происшествия не прояснил, а только добавил вопросы. Круглая пуля из жакана, которая прошла прямо через голову, вырвалась из ствола дерева перед телом.На высоте более четырех метров. Оказалось, что в момент трагического выстрела несчастный находился как раз на таком расстоянии от земли. Пуля так рикошетить не могла — не выходила по траектории. Кроме того, поблизости были обнаружены обильные следы крови. Очевидно, не убитый охотник, а кто-то другой. А при осмотре трупа обнаружились широкие синяки на обоих предплечьях. Значит, Сергеич все-таки не соврал?

Может, он не лгал.Но других свидетельств присутствия кого-то еще, да еще такой странной внешности, не было. А у невольного убийцы, как выяснилось, уже была судимость по довольно серьезной статье.
Таким образом, они не стали вникать в производство и затягивать следственные действия. Виноват — ответь. Они посадили человека в тюрьму. Более того, на то есть причина. Но его пуля положила конец человеческой жизни.

А вот вопрос — был ли Йети (или кто еще?) Так и остался без ответа.

Об этих местах ходило много странных и ужасных слухов … Говорили, что в местном лесу творится какая-то чертовщина … Пропал скот, а иногда и люди. Темные вековые деревья хранили страшные тайны и создавали зловещую атмосферу.

Но это не стало помехой и препятствием для двух городских пермских охотников, которые любили пощекотать себе нервы .. они решили поохотиться в том лесу. Приехали на место рано утром на внедорожнике.. Мы пытались расспросить местных, как добраться до охотничьих угодий, но жители молчали и смотрели на охотников так, как будто их хвалили .. купив еды, они выехали .. дорога была неровной и извилистой. Вскоре все закончилось совсем .. Пришлось бросить машину на обочине дороги у опушки леса .. Потом мы пошли пешком.

Штурман показал дорогу, мобильные телефоны работали и были полностью заряжены .. охотники громко разговаривали друг с другом, веселились и смеялись.. вдруг подул странный холодный ветер, деревья качнулись, стало резко темно, как будто поздно вечером .. охотники были немного удивлены .. но они продолжили свой путь .. вдруг что-то пошевелилось в чаще леса.

Кусты трещали и ломались то впереди, то сбоку, то сзади .. как будто кто-то большой бегал вокруг них, но не появлялся .. охотники приготовили свои ружья .. мелькнула тень, очертания зверя стало видно .. несколько выстрелов и животное упало на землю.. охотники стали приближаться к жертве .. Вдруг кто-то или что-то с силой швырнуло раненое животное из зарослей прямо в ноги охотникам .. перед ними был мертвый олень. то охотники не заметили, что на его теле нет следов от выстрелов .. один из охотников положил тушу себе на спину и они пошли дальше .. совсем стемнело .. перестал работать штурман, батарейки на телефон сел .. вдруг на опушке леса в зарослях при лунном свете охотники увидели небольшую избушку, похожую на охотничий домик..

Обрадовались, дверь скрипнула и охотники оказались внутри дома .. было темно, но можно было разглядеть очертания деревянной мебели, печи и огромного стола .. охотники разожгли огонь в печи, получили поесть и села за стол .. водки попила, заговорила. … неожиданно хрустнула крыша, как будто сверху кто-то большой прыгнул … вскоре в дверь послышались громкие стуки … один из охотников схватил ружье и выбежал на край, закрыв за собой дверь.. после долгого молчания и паузы раздался выстрел. потом ворота открылись … на пороге стоял охотник — обшарпанный и, не моргая, смотрел на тушу мертвого оленя стеклянным взором …

Второй охотник испуганно молчал, сидел в углу .. от двери мужчина уверенным шагом вошел внутрь .. схватил мертвого оленя, бросил его на стол и стал отрывать окровавленные куски сырого мяса, толкнул их в рот, громко чавкнул и проглотил.. его друг был очень удивлен и напуган. и когда он двинулся, то заметил зловещий взгляд на своего товарища, как будто видел его впервые .. вдруг в окно послышался мягкий стук .. охотник ошарашенно посмотрел в сторону и увидел за окном испуганное лицо своего друга, он что-то — потом прошептал и замахал руками, показывая, что товарищ вышел из дома .. Охотник сразу бросился к двери и выбежал на улицу ..

«- Что за херня творится !!?» — спросил он друга..

«- Нам срочно нужно уезжать!» — ответил он, развернулся и пошел в сторону леса ..

Они быстро убежали из этой хижины .. Вдруг идущий сзади охотник увидел в полумраке, как кровь друга текла с затылка на его на спине, а на затылке была видна огромная глубокая рана от выстрела из винтовки ..

Утром местные жители обнаружили на опушке темного леса брошенный внедорожник, в нем не было ни охотников, ни вообще их никто не встречал, тушу мертвого олененка разорвали на части в багажнике автомобиль .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *