Нагонка молодых гончих – Секреты нагонки гончих — Охотники.ру

Секреты нагонки гончих — Охотники.ру

Только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте

фото: Сергей Фокин фото: Сергей Фокин

Наганивать гончих надо с апреля до конца мая, где есть заказники, где таких мест нет, то с Ильина дня (20 июля) по зорям и… до конца августа. В это время деревья одеты, трава густа, гончие не будут гонять только по зрячему, но пойдут в добор, узнают след и будут его держать.

Л.П. Сабанеев

С давних времен существует спорный вопрос, как лучше наганивать молодую гончую – в одиночку или со взрослой собакой. Постоянная нагонка неопытной гончей со старой осенистой гончей портит молодую собаку. Почему? Во-первых, молодая гончая привыкает работать в паре, надеясь на более опытную собаку. Во-вторых, опытные гонцы, обладая широким полазом и зная местность, уводят так далеко попавшую в лес молодую гончую, что можно ее потерять. В-третьих, взрослая гончая, кроме положительных, всегда имеет и порочные качества, чаще всего слабоголосость. Молодая гончая эти качества перенимает. Если вы знаете, что старая гончая имеет недостатки, то лучше вместе собак не пускать.

У опытных гончатников есть правило: возьмешь один раз молодую собаку на охоту со старой – потом десять раз сходишь в лес, чтобы настроить ее на самостоятельную работу в одиночку. Если молодая гончая происходит от рабочих собак, она сама должна приняться гонять, и правильной нагонкой в одиночку из нее можно выработать дельную собаку.

Наганивая своих выжлецов с Волгой, я их не только не испортил, а наоборот, они получили первые уроки от мамки и закрепили их. И если набрасывал поодиночке, то они работали осознанно и самостоятельно, ни на кого не надеясь, лишь переняв манеру полаза и гона от Волги.

Преимущество этого метода в том, что, наганивая даже непосредственную молодую гончую с осенистой мастеровой хорошей гончей, мы ускорим процесс приобретения мастерства, навыков выправлять скол, правильного заемистого полаза, розыска и побудки зверя и, что важно, вязкости, паратости и нестомчивости гораздо быстрей, так как она будет учиться на примерах.

Надо правильно чередовать – раз вдвоем, два раза одна, и наоборот, но обязательно давать поработать одной, чтобы закрепить полученные уроки. А с гончей, имеющей недостатки, вообще не надо наганивать: зачем учить своего любимца плохому?

Самым главным в нагонке является выработка мастерства: не уводить собаку со скола и не искать другого зайца; не оставлять гончую в лесу одну; не заниматься посторонними делами, как-то: сбор грибов, ягод, наманивание рябчиков.

Если гончая до подъема зверя долго копается на ночных жировых следах и отдает голос в добор, нужно взять собаку и увести ее, так как зверь ложится на дневку поодаль от жировочных мест.

Добор по зайцу часто передается по наследству, и никакими усилиями исправить его нельзя. Добор по зайцу, безусловно, порок, добор же по лисице, который, как правило, завершается помычкой и гоном, допустим, так как помогает охотнику следить за собакой. Есть гончие, которые голосят попусту. Это порок, который ничем не исправить.

При нагонке надо умело пользоваться рогом и накликом. Наклик гончих нужен тогда, когда охотник перевидит зверя и нужно насадить (наставить) собаку на след, а не тогда, когда гончую надо взять на сворку. Учить этому надо с детства, еще щенком.

Прогуливаясь со щенком, вы кидаете в траву лакомство, чтобы он его не видел, а затем начинаете накликать: «Азарт, ко мне! Тут, вот тут, тут, тут, ищи! Ищи! Вот, вот, тут, тут!» – и заставляете щенка искать вкусную приманку. Проводите такие занятия на каждой прогулке, к нагонке щенок хорошо это усвоит, будет подбегать к вам, рассчитывая на вкусное лакомство.

О ПОЛЬЗЕ РОГА

Трубят в рог, когда необходимо снять собаку. Гончая еще в щенячьем возрасте должна знать звук своего рога. Приучать к нему надо с двух-трех месяцев. Перед каждым кормлением надо трубить в свой позыв. Когда гончая хорошо валит на рог, охотник обязан дать лакомство. Однако это правило многие не выполняют, а иногда, когда собака не подходит, ее даже наказывают, чего категорически нельзя делать. Еще хуже, когда в рог трубят без конца. В этом случае гончие вообще перестают на него валить и реагировать.

В старину охотничий рог делали из рогов крупных быков. Охотничий рог издавна применялся на охоте с гончими. Молодой охотник должен знать, как с помощью рога вызвать гончих или подать тот или иной сигнал. В прошлом веке, когда процветала охота с борзыми и гончими, в рог подавали множество сигналов – по волку, лисице, на драку…

Наиболее удобен рог полумесяцем. Носят его на привязи через левое плечо так, чтобы он весь лежал на спине охотника, а мундштук касался груди. Удобны также немецкие рога в виде витка, которые называются волторкой. Они обладают хорошей звучностью и позволяют брать несколько тонов. Наши русские рога двухтоновые – октавой от нижнего до верхнего «до». Умение трубить в рог требует практики. Нужно плотно прижимать к губам мундштук рога и издавать низкие и протяжные звуки. Низкие звуки «до» обозначаются как «ту», а верхние – как «то».

При вызове гончих подается низкого тона продолжительный звук, переходящий в более короткий и высокий. Сначала играют протяжно «ту-то», а после короче, отчетливее и выше «ту-ту, ту-ту». Сигнал «на помощь» подают быстро, тревожно, не затягивая последнего звука, короткий низкий тон при этом резко переходит в более короткий высокий. После нескольких секунд повторяют короткие низкие звуки с переходом на три коротких звука высокого тона. Сбор играют протяжно: «ту-то», «ту-то».

Очень хороший рог получается из пионерского горна, если болгаркой отпилить закрученную часть горна и немного загнуть тонкую часть, чтобы труба приняла изогнутую форму. Остается только вставить мундштук – и охотничий рог готов. Он очень легкий, удобный для переноса, а самое главное, звучный, громкий и доносчивый. Утром по росе его слышно за пять-шесть километров. Равных ему я пока еще не встречал и считаю, что если за все годы охоты не потеряна ни одна собака, то это в основном его заслуга.

ПРАВИЛА НАГОНКИ

Наганивая и охотясь, держите собаку в рабочем теле, следите, чтобы гончая была не слишком жирна или слишком худа. Ни в коем случае нельзя брать в нагонку гончих после болезни (особенно после чумы). Нужен перерыв не менее двух месяцев.

Сделать гончую вязкой, вежливой, добычливой, мастеровой, нестомчивой, позывистой – задача, требующая навыка, терпения, а главное, любви к собаке, лесу, гону. Неумелой нагонкой легко испортить самую лучшую из гончих. Молодому гончатнику, кроме перечисленных правил нагонки, требуется соблюдать следующие:

1. Не бить собаку – только ровным и ласковым отношением можно завоевать доверие своей гончей.

2. Не наганивать ночью – эта нагонка портит собак, так как гончая привыкает менять след гонного зверя.

3. При напуске не забывать подавать команду «стоять» и давать лакомство, когда гончая выполняет команды хозяина.

4. Не ходить в нагонку большой компанией.

5. Приучить гончую гонять в любую погоду, в любых условиях.

6. Не наганивать молодую гончую по пороше, так как собака привыкнет гнать только на глазок (если вы со своей гончей за осенний период по чернотропу имели двадцать пять и более выходов и добыли одного-двух зайцев, то можно продолжать нагонку, а затем охоту по пороше и снегу зимой).

Сколько же времени требуется для проявления и закрепления всех наследственных качеств молодой гончей? На этот вопрос почти сто лет назад дал ответ П. М. Губин, автор «Полного руководства по псовой охоте»: «Нагонки гончих собак должны производиться два раза в год, а именно: в мае и августе… полагая приблизительно по двадцать четыре утренних зори для нагонки в каждом сказанном месяце». Этот совет дан для стай, поэтому он ограничен только утренними зорями, но в принципе этого достаточно и для одиноких гончих – около пятидесяти выходов до охоты при условии их равномерного распределения на весь период весенне-летней нагонки.

В старину, когда у барина была псарня и специальные люди (выжлятники, доезжачие, псари) занимались собаками, пятьдесят выходов с гончими в весенне-летний период был возможен. Но в современных условиях мало у кого есть такие возможности, да и в районах нет нагонных участков. Егеря делают все, чтобы не выделять таких участков, они не любят нашего брата гончатника, так как гончими мы разгоняем крупного зверя – основной их доход. Но причина не только в этом. Где взять столько времени и средств, если до угодий гончатникам приходится ездить в среднем от пятидесяти до ста километров? Поэтому в основном с открытия сезона охоты начинается нагонка и охота.

Почему автор поделил этот период пополам? Потому, что необходимо по чернотропу нагонять первую часть, чтобы молодая гончая поняла, что от нее требуют, и прошла бы первые азы работы по зайцу.

С наступлением зимнего периода надо продолжать нагонку по мере выпадения снега, то есть по пестрой тропе, по пороше, по снегу. Бояться, что ваша гончая привыкнет работать на глазок, не надо. Но весной, когда начнет таять снег и до его полного схода, надо обязательно поработать с гончей, как бы перевести ее с белой на пеструю тропу, а затем на чернотроп. Уверяю вас, при такой нагонке ваша гончая будет одинаково работать как по чернотропу, так и по белой тропе.

Встречаются гончие, которые гоняют только по чернотропу или только по белой тропе. Это результат неправильной нагонки, и ничего другого. Именно вышеуказанным методом автор наганивал Волгу и ее сыновей, в результате все гончие одинаково хорошо работали как по чернотропу, так и по белой тропе, независимо от погоды. Порой просто диву даешься: в тяжелейших природных климатических условиях, в непроходимых для человека лесных угодьях гончая гоняет ярко и азартно, – и ты забываешь обо всем, спешишь перехватить зверя.

Расскажу, как я наганивал Волгу. С пятимесячного возраста начал делать проводки по лесным угодьям. Зайца в них практически не было, но меня это не интересовало. Главная задача проводок – приучить гончую к лесу и проявить первые задатки к полазу. К шести месяцам Волга уже смело уходила в полаз, и довольно далеко, но помычек не было. В день, когда ей исполнилось шесть месяцев, решил сделать подарок – поехать в лес, где был заяц. В тот год в конце октября снег уже выпал и успел растаять, погода была прекрасная, безветренная, в лесу влажно и тихо. Остров леса, куда мы приехали, был окружен со всех сторон полем длиной около километра и шириной метров пятьсот. В свое время там располагалась воинская часть, где я когда-то проходил срочную службу. Место это я знал хорошо. Что там есть зайцы, не сомневался. Взяв Волгу на поводок, вошел в остров. После команды «стоять» напустил ее и стал азартно порскать: «Ищи, Волга! Заяц, заяц, добудь его, добудь!». Волга, пробежав метров пятьдесят, вдруг резко остановилась, нагнула голову и взвизгнула. Размахивая гоном из стороны в сторону, как палкой, возбужденно работая чутьем, она стала продвигаться вперед. Поняв, что натекли на жировку, я стал еще азартней порскать: «Давай, милая, давай! Ищи его, ищи! Заяц, заяц, добудь его, добудь!» Возбужденная Волга, попискивая, медленно продвигалась вперед, затем стала ходить кругами все шире и шире, и тут я увидел, как слева от нас из-под лежавшей сухой ели вылез уже вылинявший белый заяц. Побежав к зайцу, я стал наманивать Волгу. Она бросилась ко мне, а заяц уже был таков. Мы вместе подбежали к лежке. Хватанув свежего заячьего запаха, Волга залилась тоненьким, доносчивым голоском и стала быстро удаляться по уходящему следу зайца. От радости я был на седьмом небе. Я впервые услышал ее голос и убедился, что она пошла по следу зайца. Но вскоре гон резко прервался. Было понятно, что на первой же сметке Волга скололась.

Стоя у лежки и продолжая надеяться, что Волга выправит, я все время прокручивал в голове все сначала. Натекла на жировку и стала без голоса, только попискивая, распутывать ее – значит, без добора, отлично! На лежку наставил сам. Но надо было подождать – я тут явно поторопился. А с другой стороны, теперь у Волги повысится ко мне доверие. Тоже неплохо. Скололась и смолкла – отлично, так и должно быть.

Училась Волга, учился я – методом проб и ошибок мы вместе познавали азы этой непростой, но очень интересной науки. Выправить скол Волге так и не удалось, минут через тридцать она вернулась, еще раз проверила лежку, но зайца там не было. Несмотря на неудачу, мы с Волгой были очень довольны.

Первого зайца мы добыли ровно месяц спустя, уже по пестрой тропе. За первую зиму еще пять. По окончании зимы наганивал до середины мая, но зайцев не стрелял. На следующую осень Волга была уже отличной гончатницей, и редко какому зайцу удавалось обхитрить ее. Без помычки и гона с охоты больше не возвращался. Теперь все зависело не от собаки, а от меня: смог ли я смастерить и добыть зверя.

Помните: только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте.

Валентин Снытко 8 декабря 2011 в 00:00

www.ohotniki.ru

Сергеев М.Нагонка гончей (1974)

 «Охота и охотничье хозяйство», № 9 1974 г.

НАГОНКА ГОНЧИХ

Прежде всего, при выборе щенка надо очень тщательно изучить его родословную. Чтобы быть уверенным в том, что из щенка может получиться хороший гонец, надо знать, как гоняют его отец и мать, как гоняли деды и прадеды, бабки и прабабки и т. д. Но бывает и так: в родословной наряду с действительно хорошими гонцами встреча­ются гончие может быть и красивые, но плохие в поле. Лучше поступиться какими-нибудь недостатками в сложке предков щенка, чем чутьем и врожденной вязкостью. Но даже происходящий от отличных гонцов щенок не станет сам хорошим гонцом, если он плохо выращен, испорчен рахитом, сидит на цепи и редко бывает в лесу. За 60 лет охоты с гончими и 45 лет судейства их на испытаниях мне пришлось наблюдать не одну тысячу гончих и убедиться, как много гончих из-за неправильной нагонки не смогли проявить всех заложенных в них от природы задатков.

От охотника требуется прежде всего внимательное отношение к своей собаке начиная с щенячьего возраста. Широко распространено мнение, что гончая грубая, плохо поддающаяся воспитанию собака. Но так могут рассуждать люди, либо никогда сами не воспитывавшие гончую, либо не желающие затрачивать даже немного, но систематического труда на ее воспитание.

Особенно важно приучить гончую с щенячьего возраста к стойке перед кормом по приказанию: «Стоять, стоять».

Гончие по условиям работы могут уйти за зверем на многие километры. Поэтому гончую заранее приучают к рогу, в который трубят перед кормежкой. Охотничий рог очень облегчает подзыв гончих, так как гончие по ветру слышат далеко.

Гончая — зверовая собака и ей свойственно стремление преследовать все живое. Чтобы гончая не бросалась на домашнюю скотину, ее надо приучить не обращать внимания на домашних животных. В сельской местности, если щенок растет вместе со скотиной, он привыкает к ней и перестает обращать внимание на кур, овец… Но бывает, что щенок начинает гоняться за курами. Надо сразу же пресекать эти попытки, останавливая окриком «отрыщь», а если щенок не послушается, его надо хорошенько стегнуть ремнем или прутом, приговаривая:  «отрыщь, отрыщь».

С подготовленным, хорошо слушающимся щенком можно начать прогулки в лес. Прогулки не должны быть утомительными и производить их лучше в редком лесу, чтобы не потерять щенка в чаще. Бывает, что щенок наткнется на зайца или лисицу и, если он хороших рабочих кровей, даже бросится вслед за зверем и прогонит его несколько десятков, а иногда и сотен метров. Но это еще не нагонка. Настоящая нагонка должна начинаться, когда щенок достаточно подрастет и окрепнет. Некоторые охотники ратуют за раннюю, с 6—7 месяцев, нагонку гончих, уверяя, что только при этом получаются хорошие гонцы. Но так могут говорить только люди, недостаточно знакомые с физиологией собаки. В 6—7 месяцев организм гончей, даже хорошо выращенной, не настолько развит, чтобы выдержать без вреда для себя многочасовую гоньбу. А развитие вязкости, одного из важнейших качеств, требует от гончей большой выносливости. Идеал гончей — «гнать до торо­ков» (тороки — ремешки у седла, которыми подвязывали добытого зверя). Поэтому к настоящей нагонке надо приступать в возрасте 10—12 месяцев, т. е. на следующую для большинства щенят после рождения весну. К этому возрасту гончая заканчивает в основном свой рост. Ее сердце, легкие и внутренние органы достаточно развиты и она может без вреда для себя выдерживать несколько часов гоньбы. Да и в полазе такая гончая ведет себя смелее.

Лучше всего наганивать гончую весной «по брызгам», когда местами еще лежат остатки снега. В это время почва влажная и запах следа держится стойко, а у зайцев происходит гон и они много бегают по лесу. Гончая легче может наткнуться на зайца и погнать его. Первейшая же задача в нагонке, чтобы гончая скорее узнала зверя. Но нужно учитывать, что во время «брызгов» лиственный лес еще не оделся листвой, гончая же должна гнать не на глазок, а чутьем по следу. Поэтому участок для нагонки должен быть достаточно обширным и плотным или, как говорят охотники, «заразистым», в котором зверь может хорошо скрываться.

Лучшим зверем для нагонки гончих надо считать зайца, особенно беляка. Заяц не уходит далеко по прямой, как это бывает с матерой лисицей или косулей, то и дело старается запутать свой след, вздваивая его и делая огромные скидки в сторону. Только при работе по зайцу у гончей вырабатывается хорошее мастерство. Поэтому в начале нагонки предпочтительнее угодья, в которых много зайцев и мало лисиц, косуль, лосей и т. п. Но как только гончая узнает зайца и станет гнать, хотя бы и недолго, по его следу, надо для нагонки переходить в угодья, в которых зайцев достаточно, но не слишком много. Это нужно, чтобы гончая держала след поднятого ею зайца и не переходила на шумовых зайцев.

В статье «Из опыта нагонки гончих» («Охота и охотничье хозяйство», 1963, № 10) Э. Шмит правильно пишет: «Самое важное в первой стадии нагонки первоосенников — работа с ними только в наиболее благоприятных условиях тропы и погоды. Чем легче молодая гончая справляется со своей задачей, тем скорее и тверже она осваивает приемы мастерства». Чтобы гончая скорее поняла след зверя и начала гнать, можно ее брать со старой опытной, но совершенно верной в гоньбе собакой. Когда же молодая гончая поймет след   и   примется гонять,  ее  надо наганивать в одиночку для всестороннего развития полаза, мастерства и вязкости. Если же наганивается смычок молодых гончих, то надо чередовать нагонку в одиночку и нагонку смычком. Для хорошей работы гончих смычком или стайкой совершенно необходимо, чтобы они были, как говорят охотники, одних ног, т. е. равной быстроты на гону, и верили друг, другу, т. е. сразу подваливали бы одна на гонный голос другой гончей. А для этого гончие не должны голосить на жирах, в доборе или при выправлении сколов.

Что требуется от хорошо нагоненной гончей? Прежде всего тщательный обыск угодья. Гончая должна весело идти в полаз и настойчиво обыскивать крепкие, заразистые места, в которых чаще ложится зверь. Для этого охотник должен избегать ходить по дорогам и просекам и не лениться сам лезть в чащу. Чтобы гончая искала шире и глубже, но в то же время не теряла связи с хозяином, необходимо порскать. Порсканье — это подбадривающее гончую покрикивание. Например: «Эх, добудь, добудь! А ну, полазь, полазь! Эх, буди его, буди!» Цель порсканья — управлять гончей в полазе.

Гончая, особенно молодая, слыша голос хозяина, смелее лазит по лесу, не вертится под ногами и в то же время равняется по охотнику, не уходит от него далеко в сторону, что нередко бывает с неправильно нагоненными гончими, привыкшими к излишней самостоятельности. Вместе с тем не следует гончую то и дело подзывать и тем более давать ей прикормку. Это портит полаз, отвлекая гончую от розыска зверя и сокращая глубину и ширину полаза. Еще хуже, когда охотник то и дело трубит в рог: гончая перестает обращать внимание на звук рога и становится непозывистой.

В отличие от порсканья, когда гончая находится в полазе, наманивание на перевиденного зверя или на его горячий след производится путем частого с короткими перерывами крика: «А тата, а та-та, а ля-ля, а ля-ля; вот, вот, вот!» Гончая скоро привыкнет к намани-ванию и быстро бросается на наклик. Но надо твердо помнить, что малейшее злоупотребление наманиванием, т. е. наманивание, когда никакого зверя не было, влечет за собой порчу гончей: два-три раза обманутая гончая перестает обращать внимание на наклик и становится непозывистой. Не следует наменивать гончую на зверя, если она в это время гонит или если нет уверенности, что перевиден именно тот зверь, которого гончая гоняла до скола.

Редко гончая начинает гонять с первого выхода: в ней еще не проснулся инстинкт, т. е. врожденное стремление преследовать зверя по следу. Гончая преображается, когда увидит вскочившего у нее из-под носа зайца. Она бросается за ним, быстро теряет из виду, и, если она хороших рабочих кровей, начинает гнать по следу. Но случается, что даже столкнувшись со зверем, гончая не сразу начинает его гнать. Отчаиваться, однако, не стоит: все придет в свое время, только чаще надо ходить с гончей в лес. Обычно гончая, погнавшая впервые, гонит до первой скидки зайца и теряет след. Неопытная гонкая проскакивает вперед, мечется в поисках утерянного следа, но не имеет еще навыка давать круги. И тут очень важно быстро подоспеть к месту скола и порсканьем подбодрить гончую разыскивать утерянный след.

Делая круги вокруг места скола и порская при этом, охотник приучает гончую не бросать место скола и настойчиво искать гонный след. Если заяц «запал», то при тщательном обыске места скола охотник может столкнуть «упалого» и тем облегчить гончей выправление скола. Русак обычно сбивает гончую со своего следа на торных дорогах, на которых гончей труднее чуять след. Надо пройти вдоль дороги, порская время от времени и стараясь высмотреть гонный след зайца по отпечаткам когтей на мягких участках дороги. Если не удается определить, в какую сторону пошел заяц, то, пройдя с полкилометра в одну сторону, надо вернуться и пройти с порсканьем в другую сторону дороги. Нетерпеливые охотники нередко не задерживаются на месте скола и стремятся поднять другого зайца. Это грубая ошибка, приводящая к порче природной вязкости гончей и мешающая ей выработать хорошее мастерство.

В отличие от чутья, которое остается по всей силе таким, каким оно унаследовано от предков, и только развивается умение им пользоваться, вязкость может быть развита или, наоборот, ослаблена. Поэтому при нагонке гончей так важно прилагать все усилия к тому, чтобы гончая снова и снова находила утерянный след.

Мастерство гончей — это ее способность гнать зверя с наименьшими потерями следа. Нужен опыт в выправлении скола, который достигается правильной нагонкой. Мастероватая гончая делает вокруг места потери следа (скола) сначала небольшие, затем все расширяющиеся круги, пока не нападет на свежий гонный след или не побудит упалого зайца.

Чтобы не затаскать и не обессилить гончую, нужно, погоняв возможно дольше одного зверя, снимать гончую и идти домой. Надо всегда помнить, что гоньба зверя требует от гончей очень большого напряжения. Известно, что хорошая, вязкая от природы гончая может держать зайца 5—6 часов. Конечно, при этом могут быть сколы, во время которых запавший заяц отдыхает, а гончая работает с меньшим напряжением, чем на гону. Но для молодой гончей это очень тяжелая нагрузка. Как же снять после продолжительного гона гончую, продолжающую настойчиво гнать зверя? Для того чтобы снять гончую с горячего следа, надо подставиться под гон. Зверь может уже пройти, но это не имеет значения. Как только гончая поравняется с охотником, надо громко крикнуть: «Стой, стоять», называя при этом гончую по кличке. Хорошо выдержанная воспитанная гончая, привыкшая по приказанию стоять перед кормом и перед напуском, растеряется: охотничья страсть побуждает ее гнать зверя, но знакомый окрик «стоять» напоминает о воле хозяина. Гончая не станет как вкопанная, но, растерявшись, задержится и тут ее надо быстро взять на смычок (ошейник), дать подкормку и обласкать.

У некоторых охотников возникает вопрос: допустима ли нагонка гончих ночью? Ночная нагонка облегчает гончей отыскание жирующего зайца и не содействует выработке у гончей уменья добираться по концевому следу до дневной лежки.

Значительно вреднее наганивать гончую после того, как она поняла след и начала гонять в угодьях с очень большой плотностью зайцев, когда то и дело вскакивают шумовые зайцы на глазах гончей.

Молодая гончая, нередко догоняя хозяина, голосит по его следу, а также по следу другой гончей. Этот недостаток отнюдь не говорит о Слабом чутье гончей, а об излишней ее возбудимости и проходит по мере того, как гончая втягивается в работу. Случается, что молодая гончая, почуяв горячий след и не разобрав от сильного возбуждения направление хода зверя, бросается в пяту, в обратную сторону. Смущаться этим не стоит, а надо сразу отзывать гончую и направлять в сторону хода зверя. Постепенно, раз за разом, гончая станет работать более спокойно, а вместе с тем станет, как говорили в старину, «тверда тропе», будет гнать правильно.

При возвращении с нагонки никогда не следует позволять гончей свободно рыскать. Гончая может поднять нового зверя, и понадобится много времени, прежде чем удастся перехватить ее на следу и снять с гона. Еще хуже, когда рыскающая свободно гончая начинает рыться на помойках. Известны случаи отравления гончих ядовитыми приманками, которыми травят крыс и мышей. Свободно шляющиеся по дорогам и селениям гончие к тому же часто гибнут под колесами автомашин. Поэтому собаку домой всегда надо вести на сворке.

Бичом современной охоты с гончими являются непомерно размножившиеся дикие копытные, отстрел которых возможен только по особым разрешениям. Отучить гончую от гоньбы копытных зверей не так-то просто. Чтобы гончая меньше увлекалась дикими копытными, надо все силы прилагать к отзыву гончей, погнавшей, например, лося. Следует  избегать подходить  к  гончей, облаивающей остановившегося лося, так как можно подшуметь зверя и он тронется дальше, а собака, ободренная при­сутствием хозяина, еще горячее бросится преследовать зверя. Надо стремиться перехватить гончую на гонном следу зверя и тут следует ее сильно стегнуть 2—3 раза, приговаривая «отрыщь, отрыщь». Но если она облаивает лося на месте, надо звать ее в рог или криком, не подходя к ней, а постепенно удаляясь. Хорошо воспитанная, позывистая гончая в конце концов бросит облаивание и вернется к хозяину. Подвывшую гончую наказывать нельзя, как это иногда делают некоторые, полагая, что собака поймет, за что ее наказывают. Наоборот, ее надо приласкать и дать подкормку за то, что она пришла На зов хозяина.

Вторым бичом охоты с гончими являются те лишенные охотничьей чести люди, которые не брезгуют стрелять зверя из-под чужих гончих и даже присваивать гончую, оправдываясь тем, что она, якобы, пристала. Если стрелков из-под чужих гончих, которые недостойны звания охотника, следует исключать из общества охотников и лишать права охоты, то, чтобы гончая не подходила к чужим людям, ее надо к этому приучить.

Приучать гончую к выстрелу не требуется. Некоторые неопытные охотники пытаются приучать гончую к выстрелу, стреляя у нее чуть ли не над головой. Так можно только напугать собаку до того, что она, услышав вблизи выстрел, станет убегать из леса. Гончая легко привыкает к выстрелу во время охоты, когда ее нервная система возбуждена преследованием зверя и выстрел ее не пугает. Когда зверь убит, гончей следует дать возможность немного помять его, но не рвать. Гончую надо приласкать и дать подкормку, а если убит заяц, то отпазанчить (отрезать лапы вместе с пазанками), разорвать отрезанные пазанки и дать собаке. Это в какой-то мере будет подкреплять связь гона с получением  частицы добычи.

Кроме весенней нагонки молодой гончей, ее надо наганивать еще и перед охотой, делая в течение месяца 2—3 выхода в неделю. Осенняя нагонка не только закрепит и разовьет навыки, приобретенные гончей весной, но и подготовит ее организм к настоящей охоте: гончая не станет быстро уставать и разбиваться лапами, подушечки которых огрубеют, а когти пальцев притупятся и не станут заламываться.

С выпадением снега и установлением белой тропы многие гончие начинают гонять хуже: вид отпечатков следа зверя волнует собаку и она нередко начинает носиться с голосом туда и сюда вдоль следа. В таких случаях надо направлять гончую, наставляя ее на правильный след. Утверждение некоторых малоопытных охотников, что гончая может по белой тропе гонять на глаз — ошибочно. Глаз помогает гончей заметить след, скидку зайца, но только чутье позволяет ей отличать горячий след от уже остывшего. Если молодая гончая продолжает голосить попусту на заячьих тропах, охоту с ней по белой тропе следует прекратить и снова наганивать, когда установится черная тропа.

М. СЕРГЕЕВ, 
эксперт-кинолог Всесоюзной категории

xn--c1aeiba0agdrla0e.xn--p1ai

Нагонка молодых гончих

Нагонку молодых гончих начинают с возраста 11—12 месяцев. От этого срока могут быть отклонения в ту или иную сторону в зависимости от общего физического развития собак.

Одни из них, находясь в более благоприятных условиях роста и воспитания, формируются раньше; другие запаздывают в своем развитии и достигают зрелости на несколько месяцев позднее. Срок формирования зависит от породы собаки, а также от пола. Русская гончая характеризуется более поздним развитием по сравнению, например, с польской гончей. Выжловки формируются, как правило, быстрее выжлецов.

Еще до периода нагонки необходимо с подрастающим шести — восьмимесячным щенком совершать короткие, а потом и более длительные прогулки, сначала по опушке леса и в открытых местах с редким кустарником, а потом и в лесу.

Помимо того, что щенок будет пользоваться свежим воздухом при усиленном движении, он постепенно приобретет способность ориентироваться в лесу, привыкнет к лесной обстановке, что будет способствовать в последующем выработке глубокого полаза. Щенок привыкает осмысленно пользоваться чутьем при розыске охотника, а также интересующих его обитателей леса.

Совершая прогулки с щенком до периода нагонки, а также производя нагонку молодой собаки, надо помнить, что охотник имеет дело с формирующимся или со сформированным, но еще не окрепшим организмом, поэтому следует учитывать силы молодой собаки и не допускать ее перенапряжения и чрезмерного утомления.

Надо рассчитывать время прогулки так, чтобы по окончании ее у молодой собаки еще оставался некоторый запас энергии и она не приходила домой вялой. Перенапряжение отбивает у собаки охоту к прогулкам или к работе в лесу, а иногда может повредить ее здоровью. Все это касается общих условий нагонки.

В настоящее время редко где держат стаи гончих и не проводят нагонку молодых собак по подсадному зверю, поэтому целесообразнее остановиться на нагонке одиночки или смычка гончих по вольному зверю.

Основная цель нагонки — вызвать у гончей собаки активное проявление инстинкта преследования зверя с голосом, заложенное в ней самой природой. Достигается это следующим образом.

С молодой гончей охотник отправляется в лес или другие охотничьи угодья, где могут находиться лисицы или зайцы. Подойдя к месту, охотник спускает со сворки собаку. Некоторые молодые гончие, особенно те, что раньше щенками бывали в лесу, сразу же отходят от ведущего, углубляются в лес и начинают ловить чутьем интересующие их запахи и на земле и в воздухе. Другие собаки, отойдя в сторону на каких-нибудь 30—50 шагов, снова возвращаются к ведущему, а затем вновь уходят, но вскоре опять подбегают к ногам охотника, боясь потерять его из вида.

В последнем случае охотнику надо на некоторое время остановиться, чтобы дать собаке возможность осмотреться и освоиться с обстановкой, а затем медленно подвигаться вперед с остановками, если собака отстает.

Если молодая гончая слишком робка и вовсе не отходит от охотника, необходимо сойти с дороги и идти вместе с ней в лес, но не частый, а такой, в котором охотник оставался бы на виду у собаки.

Собака некоторое время повертится около охотника, но, увлекшись, отойдет подальше. В этом случае не следует в отсутствие собаки уходить с места, а дождаться ее и только вместе с ней передвигаться вперед.

Некоторые неопытные охотники, стремясь к тому, чтобы собака скорее начала искать и гонять зверя, настойчиво отгоняют ее от себя, пос

www.activestudy.info

Нагонка гончей, с какого возраста наганивать гончих, охота с гончими, охота на беляка, охота на русака, охота на зайца с гончей

Основная задача нагонки молодой гончей — это вызвать у нее активное проявление врож­денного инстинкта розыска зверя и преследования его с голосом.

Но найти зверя и гнать его этого еще мало. Для охотника также важно и то, как гончая выполняет свое назначение. Ведь одна собака работает так, что охотник не только будет с хорошей добычей, но получит истинное, ни с чем несравнимое насла­ждение от дня, проведенного со своим гонцом в осеннем лесу. Работа другой гончей может быть настолько неинтересной и скучной, что, кроме уста­лости и разочарования, ничего охотнику не при­несет.

Наблюдая работу гончей, мы можем определить не только общую ее работоспособность, но всегда в состоянии оценить отдельные, довольно ярко выраженные ее полевые качества.

Подавляющее большинство полевых охотничьих качеств наследуется гончей от своих предков, по­чему и надо брать щенка от породных производи­телей, отличавшихся притом хорошей работой в поле.

Одни из наследуемых качеств, как, например, чутье, голос, поратость (способность быстро пре­следовать зверя), не поддаются совершенствованию и они остаются у собаки такими, какими одарила ее природа.  Другие качества, как-то: вязкость (охотничья страсть, побуждающая гончую к упор­ному неотвязному преследованию зверя), полаз (манера розыска зверя), нестомчивость (физиче­ские качества, способствующие длительной рабо­те), хотя также являются наследуемыми, но в той или иной степени могут развиваться в процессе на­гонки и окончательно закрепляться практикой охоты.

Итак, вызвать к жизни врожденные охотничьи инстинкты, развить их до совершенства и за­крепить практикой — вот цель охотника, который желает иметь надежного, верного помощника на охоте.

Нагонку молодых гончих начинают обычно в воз­расте от 10 до 12 месяцев. Щенка весеннего помета следует начинать наганивать в апреле — мае сле­дующего года, с тем чтобы осенью того же года окончательно закрепить опыт, полученный весной, и уже к началу охоты — октябрю — ноябрю — иметь вполне подготовленную к работе собаку.

Нагонка гончих вне сезона охоты на зверя про­изводится в угодьях, специально отведенных для этой цели. Если почему-либо таких угодий нет, то охотнику невольно приходится начинать нагонку лишь за месяц до сезона охоты.

Еще до периода нагонки, с подрастающим 6—7- месячным щенком, рекомендуется совершать корот­кие, а затем более длительные прогулки в поле, в лесу, вдоль овражков, поросших кустарником, и т. п. Кроме того, что щенок при этом пользуется свежим воздухом при усиленном движении, он бу­дет приобретать способность свободно ориентиро­ваться в лесу, привыкать к окружающей обста­новке и, не боясь затеряться, отходить на все более и более значительное расстояние от хозяина. Все это будет служить развитию полаза и прививать умение осмысленно пользоваться чутьем.

Необходимо, чтобы щенок как можно раньше познакомился с домашними животными и не только во дворе, но и в поле. Надо добиться того, чтобы гончая была совершенно равнодушна к домашним животным и, увидев их пасущимися в поле, не про­являла бы настороженности и желания броситься на них.

Прогуливая щенка, а также наганивая молодую собаку, надо помнить, что в первом случае охот­ник имеет дело с еще только подрастающей, а во втором случае — с выросшей, но еще неокрепшей собакой и поэтому не должен допускать чрезмер­ного переутомления ее.

Начиная нагонку, охотник с гончей отправляется в лес или другие охотничьи угодья, где не трудно найти зайца или лисицу, и, придя на место, спу­скает собаку со сворки. Некоторые гончие, особенно те, что не раз побывали в лесу, немедленно отхо­дят от охотника и, углубляясь в лес, кустарники или овражки, начинают прихватывать чутьем инте­ресующие их запахи. Другие, отойдя в сторону на какие-нибудь 30—50 шагов, вскоре возвращаются к охотнику, затем снова отходят и снова возвра­щаются к ногам — словом, почти все время нахо­дятся на виду. Наконец, встречаются настолько робкие щенки, которые непрерывно держатся у ног, не желая отойти ни на шаг. В этих случаях охот­нику необходимо сойти с просеки или дороги, углубиться в лес и, ободряя собаку порсканьем (по­буждающим покрикиванием), поощрять ее к полазу.

Неплохо иногда на некоторое время остано­виться, особенно в местах, где есть наибольшая вероятность найти зайца. Робкая собака сперва по­вертится около охотника, а затем начнет отходить подальше.

Приходилось наблюдать, как неопытные охот­ники, усиленно отгоняют собаку от себя, посылая ее в полаз, доходя иногда до применения арап­ника. Этого делать ни в коем случае нельзя. Не по­нимая, что от нее требуют, гончая от подобных мер воздействия еще более робеет и хотя после этого идти будет поодаль, но все ее внимание сосредото­чится на действиях хозяина, а уж одно это никак не может способствовать делу.

Слыша ободряющее порсканье охотника, моло­дая гончая начинает все более смелеть, глубже ухо­дить в полаз и, наконец, настолько освоится с ле­сом, что будет чувствовать в нем себя, «как дома».

Быстрота передвижения охотника должна со­образовываться с ходом наганиваемой гончей так, чтобы последняя не оказывалась то далеко впе­реди, то сзади.

Следует сказать, что не только при нагонке, но и на охоте с гончей нельзя резко менять направле­ние своего хода без предупреждения собаки. Если охотник вдруг круто свернет в сторону, в то время как гончая, находясь в полазе, придерживается прежнего направления, то, не обнаружив через не­которое время ни охотника, ни его следа, молодая гончая с беспокойством начнет метаться по лесу, ища хозяина. Тут по горячности и неопытности немудрено ей вовсе запутаться. Потерять собаку при таких обстоятельствах нетрудно. В результате неправильного поведения охотника гончая будет вынуждена чаще проверять его присутствие и тем самым сокращать глубину полаза. Бывает и так, что из-за излишней боязни потерять собаку, охот­ник, чуть только гончая задержится в полазе не­много дольше, начинает усиленно ее звать и тру­бить, тем самым отвлекая ее от работы и приучая ходить в полазе накоротке.

Рыская по лесу и по опушкам, гончая непре­менно наткнется на зверя. Она не замедлит бро­ситься к нему и сначала погонит голосом по зря­чему, а потеряв зверя из вида, начнет искать чутьем его след. Охотнику надо поспешить к месту скола (месту потери собакой следа) и своим присутствием, словами и жестами дать по­нять гончей, что потерянный след надо найти, что зверя надо преследовать. Перехватив, наконец, след, гончая еще пробежит по нему с голосом небольшое расстояние, но вскоре вновь потеряет и вновь начнет его искать. Всемерно побуждая собаку к розыску следа, охотнику надо находиться поблизости и, в случае надобности, обойти вместе с собакой круг, чтобы пересечь гонный след.

Вскоре, однако, окончательно теряется след, и гончая начнет постепенно успокаиваться. Во вся­ком случае охотнику нельзя уходить от места скола раньше того, пока есть какая-нибудь надежда вы­править его. Достаточно уйти от молодой гончей с места скола, как последняя вместо розыска следа гонного зверя бросится догонять далеко ушедшего охотника. Следующий раз гончая еще меньше за­держится на сколе и, бросив его, поспешит к охот­нику. Все это ведет к тому, что собака не будет овладевать ни вязкостью, ни мастерством — каче­ствами, чрезвычайно важными в работе гончей.

В процессе нагонки охотнику случается самому побудить зайца. Здесь не надо терять времени, не­обходимо немедленно же энергичным накликом «вот-вот-вот! на-во, на-во!!» и т. п. вызвать гончую, находящуюся в полазе, чтобы насадить ее на след. Подбежавшая гончая помечется немного, но, сле­дуя указаниям охотника, вскоре прихватит чутьем след, а, разобравшись в нем, с голосом погонит.

Если молодой гонец на первых же порах про­явил жадный интерес к зверю, то можно считать, что основное дело сделано и дальнейший успех зависит от того, как часто охотник будет ходить с гончей в лес, добиваясь, чтобы с каждым разом она все дольше и дольше держала (гоняла) зверя.

Однако не каждая молодая гончая на первых же порах принимается за работу. Иная, будучи под­ведена к следу только что выскочившего из-под ног охотника зайца никак на него не реагирует, хотя прекрасно чует запах. Это не значит, однако, что у данной собаки вообще отсутствуют необходи­мые охотничьи качества. Если собака действи­тельно породна, то рано или поздно, иногда даже по второй осени, страсть к охоте обнаружится. Надо только терпеливо способствовать ее пробу­ждению.

Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то, случайно подранив гонного зайца, надо дать возможность собаке заловить его. Эго окончательно решит успех нагонки. Необходимо спокойно по­дойти к первоосеннице, огладить ее и, как только она успокоится, принять от нее зайца. Нельзя при этом силой отнимать первый ее трофей, но и не следует давать ей рвать его. Лучше, приняв зайца, поощрить первоосенницу дачей позанков.

Лучшее время для нагонки — все осенние ме­сяцы; неплохо наганивать в конце апреля и в мае (в специально отведенных участках леса). В лет­ние месяцы также допустимо наганивать, но лишь в течение трех-четырех утренних часов, так как в остальное время обычно бывает жарко и сухо, что резко снижает работоспособность собаки.

Нагонку по белой тропе начинать не следует, так как гончая привыкает работать «на глазок», т. е. по видимому на снегу следу. Когда гончая при­обретет хотя бы небольшой опыт работы по чер­ной тропе, можно допустить к работе по белой.

Наганивать молодую собаку с опытной гончей проще и легче. Опытная гончая без помощи охот­ника найдет зайца и будет гонять его, быстро вы­правляя сколы. Молодая сначала будет только ме­шать старой, но вскоре начнет  понимать действие опытной гончей и, увлекаясь, будет все лучше и дружнее работать вместе с ней, а в последующем сможет гонять совершенно самостоятельно. Надо только иметь в виду, что молодые гончие живо перенимают паводки старой как хорошие, так, к сожалению, и плохие, поэтому молодую можно наганивать только с такой гончей, которая не имеет серьезных недостатков в своей работе и особенно в части вязкости.

Успешнее, интересней и живее проходит нагонка смычка или пары гончих. Вдвоем они смелее дер­жатся в лесу и с большим увлечением при­нимаются за дело. Но к работе смычка или пары гончих предъявляются дополнительные требова­ния; обе они должны быть равных ног (равной паратости) и свальчиваемы (т. е. быстро присоеди­няться одна к другой на первых же минутах гона какой-либо из них), в противном случае не при­ходится говорить о совместной слаженной работе смычка или пары. В полазе же они должны рабо­тать порознь, совершенно независимо друг от друга.

В данной статье не имеется в виду затрагивать вопрос о нагонке стаи гончих, это потребовало бы значительного увеличения ее объема. Замечу лишь следующее: у некоторых охотников существует мнение, что гончая из стаи, якобы, не работает в одиночку.

Из стаи отсеиваются гончие, которые не равны с остальными по ногам, или отдирчивые (желаю­щие работать только в одиночку), или перечуны (усвоившие манеру забегать поперек гона и молча ловить зайца из-под стаи). Вовсе отбраковываются собаки, не показывающие самостоятельной работы ни в полазе, ни на гону, а также собаки слабо голосистые, проще сказать — пустобрехи, щедро отдающие голос не только на гону, но и в полазе и на сколе. И вот, когда собака, принадлежащая ко второй категории, попадает в руки купившего ее охотника, то, видя «работу» такой гончей, им делается обобщенный ошибочный вывод в неспо­собности стайных собак работать в одиночку. Между тем хорошая стайная гончая, так же как гончая, отбракованная по причинам первой кате­гории, обычно работает в одиночку вполне удовле­творительно.

Заканчивая краткие сведения о нагонке, считаю необходимым высказать некоторые советы начи­нающим гончатникам. Приходится иногда слы­шать жалобы на непозывистость той или иной гон­чей. На поверку оказывается, что виновником тому сам владелец. При воспитании щенка очень нетрудно приучить его немедленно являться на позывной сигнал рога, стоит только перед дачей корма протрубливать раз принятый мотив. Во время нагонки, как и на охоте, трубят обыкновенно в случае необходимости предупредить собаку об из­менении направления или когда убит гонный зверь (но отнюдь не шумовой — случайно подвернув­шийся), а гончая продолжает выправлять послед­ний скол. Трубить с целью скорее поднять с лежки зверя вместо порсканья нельзя, так как гончая перестает реагировать на звук рога, и когда дей­ствительно надо бывает подозвать собаку, то ника­кие арии на трубе делу не помогают. Мало того, есть такие «охотники», которые подошедшую на­конец собаку начинают бить «за непослушание». Это окончательно губит дело, так как следующий раз собака может быть и подойдет, но, предвидя неприятности, будет стоять в кустах, опасливо по­глядывая на раздраженного хозяина. Кстати сказать, всякие побои, как правило, должны быть исключены из всей системы воспитания со­баки.

Некоторые делают так, что, желая подловить гончую, начинают накликать ее как бы на след пе­ревиденного зверя: «на-во, на-во», «вот-вот-вот!!!» и т. п. Несколько раз обманутая таким образом гончая перестает верить охотнику.

Охотясь вблизи дома, некоторые охотники позво­ляют себе оставлять гончую в лесу, рассчитывая на то, что собака мол дорогу домой знает. Так посту­пать нельзя. Оставаясь не раз в лесу, гончая от­выкает от необходимости держать связь с охотни­ком и приобретает манеру самостоятельно бро­дить по угодьям и возвращаться домой, когда ей вздумается. Гончая, имеющая повадку бродить по лесу, наведываясь туда в любое время года, будет наносить известный вред фауне, и безвозвратно по­губит себя как охотничью собаку.

Охотясь с гончей, особенно с молодой, не следует стрелять случайно подвернувшуюся дичь — ряб­чика, тетерева и т. п. Не раз проверено, что до­статочно раз-другой убить птицу или белку, как у собаки возбуждается к ним острый интерес. В по­следующем эта гончая то будет копаться в тетере­виных набродах, отдавая иногда голос, то облаи­вать белку или рябчика и т. п. Подобного рода увлечение гончей отвлекает ее внимание от основ­ной работы.

В заключение несколько слов о том, трудно ли вообще нагонять гончую и сможет ли молодой ма­лоопытный охотник справиться с этой задачей.

Следует сказать одно. Если охота вообще и в частности охота с гончими является для человека лишь случайным развлечением, то ему не следует заниматься ни воспитанием гончей, ни нагонкой ее во избежание напрасной траты времени и порчи породной собаки.

Если же человек глубоко, по-настоящему увлечен охотой, искренне любит собаку, видя в ней не ка­кой-то охотничий атрибут, а друга и помощника на охоте, то такая задача ему будет под силу.

Надо полагать, что молодому, но серьезному охотнику не вздумается, конечно, браться за на­гонку, пока он с пытливой любознательностью не усвоит необходимых для этого знаний, хотя бы теоретических, на основе имеющейся литературы. А что касается труда, то он щедро оплатится той радостью, какую получит гончатник, взяв из-под молодой гончей первый трофей.

Б. Протасов
по материалам журнала «Охота и охотничье хозяйство» 1959 г. 

ohotuslugi.ru

Нагонка гончей, где, как, когда

Нагонку гончих начинают с 10–месячного возраста: более ранняя нагонка неблагоприятно влияет на телосложение и на голос собаки.

Когда наганивать гончую собаку

Наганивать собаку удобнее всего осенью — в сентябре и октябре в типичных охотничьих угодьях или весной — в апреле и мае, в специально отведенных для этого местах. Летом из-за жары и сухости воздуха наганивать гончую можно только в ранние утренние часы.

Не рекомендуется начинать нагонку зимой, по белой тропе, из-за того, что собака привыкает искать след на глаз (визуально) и не пользуется для этого чутьем. Нагонка по пороше допустима только после приобретения гончей опыта работы по чернотропу.

Тренировать гончую надо в разную погоду: солнечную, пасмурную, дождливую, — чтобы она умела искать зайцев в любых условиях.

Где и как наганивать гончую

Сначала гончую знакомят с разнообразными угодьями (лесом, полем, болотом, вырубкой и т. п.), выезжая или выходя для этого в разные места.

Наганивают гончую следующим образом. Придя в лес, где можно легко найти оба вида зайцев (беляка и русака), спускают собаку со сворки. Гончая, с которой предварительно много гуляли в лесу, сейчас же отходит от охотника и начинает прихватывать разнообразные запахи, исходящие от растений, птиц и зверей.

Охотник идет по местности, сообразуясь с быстротой хода собаки, и время от времени порскает, то есть ободряюще покрикивает ей: «Давай! Давай!» — тем самым указывает собаке свое местонахождение и направление хода. Иначе, не слыша хозяина, собака будет все время подходить к нему и искать накоротке.

Если собака уходит слишком далеко, порскать нужно реже, тогда она вынуждена будет проверять, где находится хозяин, и сокращать глубину полаза (ширину поиска).

Охотничьи собаки, мало бывавшие в лесу, на первых порах боятся отходить далеко от хозяина, а робкие даже жмутся к его ногам. Собак ни в коем случае нельзя отгонять от себя криком, тем более побоями. От этого они еще более робеют и, отойдя немного в сторону, все внимание уделяют хозяину, не думая о поиске.

Лучше сделать так: углубиться в лес и почаще порскать, ободряя собаку. Постепенно она освоится с лесом, осмелеет и будет отходить все дальше и дальше. Молодую собаку приучают не просто бегать по лесу, а искать зверя, и охотник должен помогать ей обследовать наиболее трудные места.

При изменении направления движения в лесу, необходимо предупреждать об этом собаку криком. Иначе собака в панике может помчаться куда попало и потеряться.

Через некоторое время гончая, может быть случайно, наткнется на зверя, бросится к нему и погонит с голосом по-зрячему, то есть будет с лаем преследовать бегущего у нее на виду зайца или лисицу.

Потеря следа — скол, что делать?

Когда заяц скроется, собака продолжит преследовать его по следу, пользуясь чутьем. Обычно молодая гончая быстро теряет след после первой же скидки зайца и замолкает (перемолчка).

Тут охотник должен спешить ей на помощь к месту скола (потери следа) и постараться найти, спугнуть зайца, при этом заставляя гончую искать вокруг. Жестами, голосом, всем своим видом он дает понять собаке, что нужно продолжать поиск следа. В случае необходимости охотник делает с нею круг, еще один, побольше, чтобы обнаружить след.

С места скола охотник и собака не должны уходить, пока не потеряют надежду обнаружить след, и собака постепенно становится настойчивее в розыске запавшего зверя.

Настойчивые попытки найти след развивают у гончей вязкость и мастерство. Если же хозяин сразу уходит с места скола, собака прекращает поиск следа и бросается догонять его. В результате гончая тоже приучается к этому.

Бывает, что нагонщик сам выпугнет зайца. В этом случае гончую немедленно подзывают криками: «Вот, вот, вот!» — или другими и наманивают на след.

Гончая и зверь

В охотничий сезон хорошо дать наганиваемой гончей заловить подраненного на гону зайца. Потом собаку успокаивают и отбирают (принимают) от нее зайца, не давая рвать и трепать зверя. Для поощрения собаки у зайца отрезают пазанки (часть задних ног, ниже скакательного сустава) и дают ей.

Некоторые молодые гончие, увидев выскочившего на их глазах зайца, никак не реагируют на него; другие начинают его гнать молча. Не нужно из-за этого падать духом. Если гончие от породистых производителей с хорошими полевыми качествами, то все равно, пусть позже, но у равнодушных собак проявится охотничья страсть, а у молчунов — голос. Бывают гончие, у которых охотничий инстинкт просыпается только на вторую осень.

Совместная нагонка

Нагонка облегчается, если молодую собаку пускать с опытной гончей, лучше всего с матерью, к которой она привыкла. Старая собака будет самостоятельно находить зверя, гнать его с голосом, выправлять сколы. Молодая собака сначала будет просто бегать за ней, но потом поймет, в чем дело — у ней пробудится охотничья страсть, и обе погонят зверя вместе.

Однако следует учесть, что молодые собаки перенимают от взрослых не только положительные качества, но и некоторые недостатки. К тому же при совместной нагонке у молодых собак плохо развивается самостоятельность. Поэтому совместную нагонку гончих проводят 3–4 раза, а затем молодую собаку продолжают наганивать отдельно.

Использование рога во время гона

Во время нагонки и охоты нельзя злоупотреблять рогом. Трубить можно только в тех случаях, когда охотник меняет направление хода, когда гонный зверь убит, а гончая выправляет скол, и когда нужно подозвать собаку по окончании охоты.

Недопустимо на охоте заменять порсканье звуком трубы, так как после этого собака перестает реагировать на него как на сигнал подхода. Нельзя бить собаку, если она с задержкой подошла на звук рога.

Потеря гончей во время нагонки

И еще два совета. Во-первых, не надо оставлять гончую в лесу одну, надеясь, что вернется домой сама, — это приучает собаку к бродяжничеству, и, во-вторых, не следует на охоте с гончей стрелять тетеревов, белок и других случайно попавшихся животных. В противном случае у собаки к этой дичи пробуждается интерес, и в последующем она будет отвлекаться от основной работы.

Потерявшуюся в лесу гончую следует ожидать в том месте, где ее видели в последний раз, даже если при этом придется переночевать у костерка.

osledah.ru

Нагонка одиночной гончей | Большая охота

Гончая на охоте

Только от хорошо обученной собаки (кстати, тут вы можете узнать подробнее об охотничьих породах собак), может быть толк на охоте. Так что, если у вас есть молодая гончая и вы планируете привлекать её к участию в охоте – наша публикация вам пригодится, ведь, в ней мы будем рассказывать вам о нагонке одиночных гончих и обо всех секретах воспитания таких собак.

Содержание и тренировка гончей

При подготовке гончей для работы очень важно, чтобы у неё была сильная мускулатура и крепкие ноги, в противном случае после первого выхода в поле собака надолго выйдет из строя. Для тренировки лап гончей следует гулять с ней по асфальту или каменной мостовой ежедневно, в течение 30-40 минут быстрым шагом, чтобы собака шла за вами рысцой. Пол загона, где она содержится, также стоит засыпать щебнем или шлаком и утрамбовать его.
вернуться к содержанию ↑

Обучение гончей до нагонки

До начала нагонки гончую необходимо приучить спокойно выполнять команду «стоять», ходить на поводке, а ещё лучше – без него. По определенному сигналу рога собака должна возвращаться к ведущему, разумеется, только в том случае, если она не работает по следу зверя. Подачу сигнала в рог стоит производить всегда одинаковым определенным звуком, только тогда в лесу гончая сможет услышать зов хозяина.

При обучении гончей очень важно соблюдать точность и последовательностью. Требовать сразу много не стоит, но всего, чего вам удалось добиться – от этого не нужно отступать и сохранять эти навыки. Все уроки лучше повторять каждый день. А когда гончей хорошо будут усвоены все её домашние задания, то вы смело сможете приступить её нагонке.

Кстати, тут вы можете узнать обо всех секретах выбора щенка гончей.
вернуться к содержанию ↑

Особенности проведения нагона одиночной гончей

вернуться к содержанию ↑

Лучшее время для нагонки гончей

Так проводится нагон гончей

Лучшим временем для нагонки гончих принято считать весну, период приблизительно с 20-го апреля по 10-е июня, и осень – в период с 15-го по 20-е августа. Разумеется, если в это время разрешается нагон и для этого имеются специально отведенные участки.

Весной, в это время ещё прохладно, трава небольшая и цветов практически нет. Последнее важно, так как цветочная пыльца влияет на обоняние собак и мешает им работать. Осенью, к 20-му августа оканчиваются основные покосы в лесах, травы отцветают, утренние и вечерние зори прохладные, что благоприятствует работе собак. Нагонку по снегу специалисты проводить не рекомендуют, так как в этом случае гончая привыкнет гнать по старому и свежему следу, и тем самым превратится в пустобреха.
вернуться к содержанию ↑

Нагон гончей

Нагонивать молодую гончую лучше всего по зайцу беляку. Опыт показывает, что после таких тренировок собака сможет хорошо работать и по русаку. Однако, молодую гончую не стоит нагонивать ночью, так как заяц, особенно беляк, в это время меньше петляет и ходит прямо, не западая, поэтому, гончая сравнительно легко сможет напасть на его след. К тому же, ночью собака не сможет приобрести опыт натаскивать и поднимать с лежки зверя. Поэтому, на нагонку лучше выходить рано утром, чтобы к рассвету прибыть на место, и попасть на самые последние жировочные следы зверя.

Место для наброса гончей стоит выбрать заранее, где есть наверняка зайцы. Обласкав собаку, и дав ей кусочек лакомства, стоит подать команду «стоять», снять ошейник и выдержав на стойке 1-2 минуты, послать ее в полаз. Идти следует самому не спеша.

При первых выходах в поле гончая нередко бегает вокруг хозяина или даже начинает играть с ним, отбежав немного в сторону, сейчас же возвращаясь назад, но со временем, когда собака поймёт, что же от неё требуется – она перестанет так себя вести.

Для подбадривания гончей в розыске зверя стоит порскать, покрикивать и посвистывать, но не слишком азартно, так как это может отвлекать её от самостоятельного поиска зверя и у неё не выработается в таком случае глубокий и широкий полаз. Во время поиска не стоит трубить в рог, так как этим вы приучите гончую не обращать внимание на сигналы, и в дальнейшем она никак не будет реагировать на них.

В случае, если заяц побужен, а собака его не увидела, стоит громко и страстно начать наманивать гончую на след зверя с криком «вот, вот, вот». Вначале гончая будет только обнюхивать след, и возможно немного пойдёт по нему с голосом. Если она этого не сделает, не стоит смущаться. Как только гончая самостоятельно побудит зверя и увидит на глаз, она обязательно погонит его с голосом, можете в этом не сомневаться.

Если гончая, находясь в полазе, начала энергично крутить хвостом, тщательно обнюхивает землю и топчется на одном месте, это значит, что она напала на жировку зайца. Как будет правильно поступить этом случае? Как правило, заяц всегда лежит в стороне от жировки. Чтобы гончая, почуяв жировку, смогла отыскать концевой след зверя и по нему добраться до лежки, стоит походить кругами около этого места, порская и увлекая гончую за собой. Вначале гон, как правило, бывает непродолжительным и гончей требуется ваша помощь. Но, как только она погонит, вам нужно будет как можно ближе находиться к ней, или как выражаются сами гончатники – быть под гончей, чтобы определять по гону направление хода зверя, стараясь все время пересечь его.

Если гончая смолкла, вам стоит поторопиться на место скола и снова призвать её к поиску. Если зверь запал где-нибудь или запутав след, ушел, вы таким образом снова сумеете навести гончую на след. Так поступают с молодыми собаками на каждом сколе, пока они не научатся самостоятельно разбираться во всех хитростях и уловках диких зверей.

При склоне гончей на дороге, особенно по зайцу русаку, определив направление хода зверя, стоит отойти от дороги на расстояние 15-20 метров, или в направлении ухода зверя, увлекая за собой собаку. Пройдя таким образом 150-200 метров, вы сможете навести гончую на след зверя. Если на одной стороне дороги вам не удалось пересечь след зверя, вам необходимо будет перейти на другую сторону, и двигаться на этот раз уже в обратном направлении, все время призывая собаку к поиску. Если вам не удалось определить направление ухода зверя, то от места его выхода на дорогу стоит пройти с гончей по обеим сторонам, сделав так называемый, замкнутый круг. Таким образом, вы точно сможете навести собаку на след. Так, через 3-4 раза собака сможет приобрести навыки отыскивать зверя, ушедшего по дороге, и сможет это делать самостоятельно и без вас.

Не стоит уходить быстро с место скола и сманивать гончую искать другого зверя. Настойчиво и тщательно обыскивая местность, помогайте вашей ученице искать стрелянного зверя. Таким поведением вы сможете добиться выработки у своей собаки самых важных в работе качеств – мастерства и вязкости.

вернуться к содержанию ↑

Ошибки в нагонке одиночной гончей

Преследование зайца

Иногда охотники, работая с гончими в местах, где есть много зверей, не проявляют должного терпения и настойчивости в оказании помощи собаке в отыскивании запавшего зверя. При первом появлении гончей на глаза, охотник начинает удаляться от места скола, громко порская, и сманивая за собой собаку, отвлекая её от поиска утерянного зверя. Таким поведением наносится непоправимый вред рабочим качествам гончей, которая привыкает, вместо настойчивого преследования побуженного ею зверя, просто отгонять его от охотника, и бросать его на первом же сколе, возвращаясь к хозяину, чтобы и дальше следовать за ним. Охота с такой гончей впоследствии вызовет только досадные чувства.

Если же вам нужно после скола собаки перейти с ней в другое место, то гончую нужно вызвать рогом, но ни в коем случае не наманивать её якобы на след, или можно подойти поближе, а когда вы станете рядом с собакой, тогда вам останется просто дать ей команду «стоять». Как только гончая остановится, вам нужно будет быстро подойти к ней обласкать и взять на поводок.
вернуться к содержанию ↑

Развитие охотничьих инстинктов в гончей

С гончей приходится охотиться в течение всего дня и при разной температуре воздуха. Поэтому, стоит приучать собаку сразу работать в любое время суток, и не избегать не совсем хороших погодных условий – таких, как дождь или снег. Непогода не должна влиять на способности собаки, и она одинаково хорошо должна работать на разной местности, независимо от времени года или времени суток, когда она работает.

Охотничья страсть, стремление завладеть зверем, задушить его – все эти чувства лежат в основе всей работы гончей, и поэтому, вам нужно умело развивать и закреплять эти качества и инстинкты, особенно в молодых собаках.

С открытием охоты первых зайцев, которых вам представится возможность добыть из-под вашей гончей, не стоит стрелять крупной дробью, и убивать наповал. Их нужно ранить, чтобы гончая могла сама словить их и задушить. Это станет самым лучшим уроком для собаки. Если же вы всё-таки убили зайца наповал, то не стоит поднимать его до тех пор, пока к нему по следу не дойдет гончая. Пускай она потреплет его, не мешайте ей в этом, наоборот ободрите и похвалите гончую. Однако, следите за тем, чтобы гончая не начала рвать добычу. В этом случае её стоит успокоить, и подать ей команду стоять, потом на виду у неё отрезать у зайца пазанки и отдать их гончей в награду. Не стоит скупиться в момент награждения собаки на похвалу и ласку.
вернуться к содержанию ↑

Окончание нагонки гончей

Окончание нагона

Заканчивая нагон, остановитесь и вызовите гончую рогом. Не уходите до тех пор, пока она к вам сама не подойдёт. Дайте ей кусочек лакомства, лаская и похваливая, возьмите на поводок. Никогда не стоит оставлять гончую одну в лесу или позволять ей самостоятельно уходить домой.

Сегодня мы с вами поговорили о нагонке одиночной гончей и о подготовке собаки к участию в охоте. Надеемся, наша публикация будет полезной для вас. А, вы используете собак для охоты? Поделитесь с нами своим опытом и историями.

Статья подготовлена по материалам И. Нефедова, взятым из свободных источников.

Читайте также о воспитании и притравке борзой.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

Сказать «Cпасибо»:

На нашем сайте:

bighunting.ru

Нагонка гончих. Гончие

Нагонка гончих

Нагонкой называется подготовка гончих к охоте, во время которой они учатся разыскивать и гнать (преследовать) зверя. Во время наганивая собаки развивают и совершенствуют такие качества, как полаз, вязкость и мастерство, вежливость и позывистость. В некоторой степени с помощью нагонки можно улучшить умение ориентироваться в пространстве, добычливость, нестомчивость и крепконогость. Остальные качества (чутье, паратость, голос, злобность) являются врожденными, и упражнения в лесу на них практически не влияют.

К нагонке допускают только тех гончих, которые хорошо усвоили все необходимые команды

К наганиванию допускают собак, хорошо освоивших все необходимые навыки (хождение в смычках, в стае, приход на рог, вежливость к домашним животным и др.). Нагонка чаще всего проводится в апреле-мае и в августе-сентябре перед началом сезона охоты. Еще в 1890 г. П. М. Губин в своем «Руководстве по псовой охоте» рекомендовал производить нагонки гончих стай 2 раза в год: «в мае и августе месяцах, полагая приблизительно по двадцать четыре утренних зари для нагонки в каждом сказанном месяце». Первые выходы должны быть непродолжительными, достаточно будет 3-4 ч. Когда собака окрепнет, время увеличивают.

Опытные охотники рекомендуют делать первые выходы с собаками, психически и физически готовыми к этому. Некоторые гончие способны к нагонке уже в возрасте 6 мес, однако велика вероятность того, что к началу охоты они могут утратить свою резвость и страстность к гону. Если нагонку начать не вовремя, то это может отрицательно сказаться на развитии костяка собаки; она будет быстро уставать. Самым оптимальным возрастом считается 11-12 мес, когда собака способна выдержать большие физические и психические нагрузки. По мнению опытных собаководов, нагонку лучше начать намного позже, чем раньше. Бывали случаи, когда даже из 5-летних собак, ни разу до этого времени не бывавших в лесу, получались прекрасные гончие. А вот выходы в лес для простой прогулки можно начинать и с 4-месячными щенками.

Наганивать собак лучше голодных, тогда они будут более жадными к зверю.

Ко времени нагонки собака должна быть в нормальной физической форме, не слишком худой (быстро утомится), но и не слишком жирной (может сбить лапы), с нормально набитой подошвой лап. Для этого ее рекомендуется больше тренировать по твердому грунту – асфальту, по хорошо укатанному щебню и т. п.

Следует сказать, что врожденные качества собаки имеют большое значение. Однако многое зависит от самого охотника, в частности от его терпения и выдержки. Только упорным трудом он сможет сделать из своего воспитанника настоящую гончую.

Не стоит расстраиваться, если она не погнала в первую осень.

Если собака обладает прекрасными задатками, то, скорее всего, причина в том, что просто не пришло ее время. Хорошая гончая, родители которой обладали прекрасными полевыми качествами, при достойной тренировке не может не гонять – это у нее в крови.

Для первых выходов желательно выбирать дни, когда стоит прохладная погода, однако не стоит делать этого по снегу и ночью. На снегу следы четко видны, поэтому молодая собака практически не будет пользоваться чутьем. Ночью делать выходы не рекомендуется по той причине, что в это время суток заяц ведет себя иначе, чем днем, меньше петляет и не западает. В результате это может отрицательно сказаться на мастерстве молодой гончей.

Не рекомендуется наганивать молодых гончих (первоосенников) по белой тропе (по снегу). К этому времени собаки еще не совсем научились пользоваться чутьем даже по чернотропу. На белой тропе запах слабее, а инстинкт молодой гончей заставляет ее настойчиво искать след. Это может привести к тому, что собака начнет искать его зрением, т. к. на снегу след виден отчетливо, а со временем может совсем разучиться пользоваться чутьем. Начинать нагонку по белой тропе лучше всего по прошествии 2 осенних сезонов.

Первые выходы в лес совершают после схода снега в прохладную погоду

По традиции возраст гончих исчисляется не годами, а по числу прошедших осеней. Например, первоосенним называют щенка, которому еще не исполнилось года.

Первые нагонки молодой собаки можно проводить совместно с опытной гончей. Если последняя не имеет пороков (не облаивает лесных животных и не бросается на домашних, не отдает голос без следа и др.), она поможет молодой гончей быстрее набраться мастерства. Однако если опытная собака окажется более паратой, чем молодая, последняя будет просто следовать за ней, не обращая внимания на свои действия и не осмысливая ситуацию. Это подавляет развитие самостоятельности и мастерства. Наганивание в паре прекращают сразу после того, как молодая гончая приобретет некоторые навыки гона, иначе она никогда не научится работать самостоятельно.

Во время первых прогулок молодую гончую знакомят с особенностями ландшафта местности, где ей предстоит работать.

Для этого ее проводят не только по хвойному и лиственному лесу, но и по болотистым, овражистым, сильно заросшим местам. Главной задачей первых уроков является развитие врожденного инстинкта к поиску и гону зверя и нестомчивости.

Лучшим объектом нагонки считается заяц (беляк или русак), т. к. он оставляет малопахучие и запутанные следы. Поэтому на зайце гончая лучше всего отрабатывает свое мастерство, набирается опыта. Если в местности обитают оба вида этого зверя, то гончую знакомят с особенностями охоты и на русака, и беляка, т. к. гон по каждому из них различается. В «Пособии по охотничьему собаководству» (1970) рекомендуется начинать наганивание молодой гончей по беляку.

На первых занятиях гончим нужно дать ознакомиться с местностью

Желательно, чтобы во время первых нагонок каждый принятый след заканчивался подъемом зайца.

Первое время выходить в лес лучше всего на рассвете в места постоянных лежек зверя, чтобы собака училась работать по горячим жировочным следам. Впоследствии гончую тренируют в разное время суток, при любой погоде, т. к. в зависимости от времени года и климата зверь ведет себя по-разному.

В лесу охотник спускает гончую с поводка и сначала дает команду «Стоять!», затем «Вперед!» и «Ищи!», затем только медленно двигается вместе с ней по лесу, обследуя каждый участок и наблюдая за действиями собаки, а также за тем, как она идет по следу. Следует сразу обучать собаку ходить широко, избегая резких поворотов, проверять правильность своих поисков. Наибольшее внимание следует уделять самым трудным местам, а также участкам, где больше вероятность поднять зайца. Даже если собака не обнаружила следа, но активно и правильно работает, забегает далеко вперед, ее не следует останавливать и окликать. Лучше остановиться и подождать, тогда через 15-20 мин она вернется к охотнику. После этого движение возобновляют, периодически порская собаку. Гончая должна работать ровно, настойчиво, без волнения.

Подняв зверя, собаки могут растеряться в первый раз. В этом случае их подбадривают и ведут по следу зайца. Вскоре собаки сами начнут повизгивать от возбуждения и порываться к гону.

Однако если в первый свой выход в остров (отдельно стоящий лес) питомец робеет, боится отойти от охотника, не стоит его принуждать к поиску, а тем более прятаться и оставлять его одного. Собаку следует приласкать, успокоить, показать, что ничего страшного вокруг нет. Вскоре она сама предпримет попытки обследования местности. Первое время следует как можно чаще порскать, давая собаке знать о себе. Порсканье – способ общения охотника с собакой, применяется в основном с целью возбуждения ее азарта. Кроме этого, порскают для того, чтобы спугнуть затаившегося зайца, т. к. нередко с первого раза неопытная гончая не может сама его причуять. Делать это нужно всегда одним и тем же манером, чтобы собака хорошо запомнила голос своего хозяина.

Если щенок заблудится, то, скорее всего, он больше не сдвинется с места и будет отчаянно выть, дожидаясь прихода охотника.

Со временем он сам научится находить хозяина по следу. Ни в коем случае нельзя наказывать молодых гончих и заставлять их искать следы.

Когда гончая научится брать горячий след, нагонки переносят на другое время, чтобы собака училась разбирать остывшие следы, а впоследствии пользовалась только маяками – отдельными участками с сохранившимся запахом зверя. Это научит гончую работе не только по следу, но и дорабатыванию принятого следа одного зверя. За этим следует строго следить и вовремя направлять гончую, если она, обнаружив жиры, не обращает внимания на место выходного следа.

В этом случае собаку направляют в нужном направлении. После нескольких верных поправок собака станет еще больше доверять охотнику и вскоре сама станет более внимательной, научится обрезать жиры по выходному следу.

Ни в коем случае нельзя отвлекать от работы собаку попусту. Делать это можно лишь в исключительных случаях, когда гончую нужно вернуть, чтобы помочь обнаружить разбираемый ею след. Если охотнику необходимо повернуть в другую сторону, то после изменения маршрута ему достаточно оповестить об этом собаку с помощью рога. На слух она сама поймет, где в данный момент находится хозяин и, при этом ей не придется отрываться от работы.

Нетерпеливость охотника, а также несвоевременные ночные нагонки могут привести к тому, что собака будет искать только горячие следы, станет бестолково бросаться с одного следа на другой, не обращая внимания на места постоянных лежек и в результате не поднимет ни одного зайца.

Нагонка – это лучшее время для определения гончих, имеющих пороки. В частности, собаки, идущие по следу молча или наоборот, облаивающие всех увиденных на пути животных, считаются непригодными для охоты.

Во время работы гончую нельзя отвлекать без причины

Когда гончая усвоит первые уроки, в ней разовьется азарт и желание к поиску и гону зверя, переходят к решению следующих задач. На этом этапе важно научить собаку работать на слуху и не оставлять не поднятым зверя. С каждым выходом собаке позволяют уходить все дальше, время от времени порская 2 раза подряд, т. к. увлеченная поиском гончая может не услышать хозяина в первый раз. Таким образом собака научится держать гонщика на слуху (определять его местоположение по слуху). Порскать можно не только голосом, но и рогом, постукиванием палкой по деревьям или кустам. При этом не следует подзывать или трубить в рог слишком часто, держать собаку недалеко, т. к. это плохо влияет на развитие самостоятельности и со временем она либо перестанет реагировать на сигналы, либо привыкнет всегда быть рядом с охотником и будет ждать, когда он сам поднимет зверя. Когда гончая обнаружит и поднимет зверя, порсканье прекращают и молча наблюдают за работой собаки.

Если собака потеряет или никак не может найти след, охотнику следует увлечь ее за собой и направить в нужном направлении. Передвигаться гонщик должен медленно (со скоростью не более 2 км/ч), кругами вокруг места жировки зайца.

Во время нагонки ни в коем случае нельзя принуждать собаку что-либо делать. Усвоение навыков должно происходить естественно, чтобы не подавить в собаке природные инстинкты и азарт.

Во время работы над полазом рекомендуется регулярно менять места нагонки, т. к. в знакомой местности гончая чаще всего направляется и проверяет уже знакомые ей места, где она встречалась со зверем. Частая смена позволит этого избежать.

На первых уроках у гончих в зависимости от того, насколько они отдаляются от охотника (далеко или близко), определяют тип полаза, который бывает глубоким (широкий поиск) и коротким. Последний вполне возможно развить правильными тренировками. Для этого во время нагонки собаку следует чаще и громче порскать (особенно если она робкая). Тогда с каждым разом собака будет уходить в лес все дальше и дальше, не боясь потерять хозяина.

Подняв зверя, гончая должна гнать его голосом, однако не все собаки делают это. Если спустя некоторое время гончая по-прежнему будет работать молча, то, скорее всего, ее придется забраковать. В большинстве случаев при соответствующей тренировке гончие начинают гнать с отдачей голоса.

Первые попытки преследования чаще всего заканчиваются неудачно. Заяц обладает врожденными формами поведения, называющимися оборонительными реакциями: сдваивание следов с последующей скидкой с них и затаивание помогают зверю уйти от преследователя. После продолжительного преследования он выполняет двойку: двойной след назад и вперед и скидку (несколько прыжков под прямым углом к предыдущему). Как правило, молодые гончие скалываются уже на первых же уловках зайца. Попав в такую ситуацию, некоторые прекращают преследование. В это время ярко проявляются врожденные качества собаки: если, проскочив след, она возвращается и пытается его снова найти, передвигаясь кругами в поисках, то это свидетельствует о хороших задатках гончей. В данной ситуации охотнику желательно как можно быстрее подойти к месту скола, подстегнуть собаку к обнаружению потерянного следа, по возможности ограничить место его поиска, направить в нужную сторону. Если по счастливой случайности собака возьмет след, то она запомнит эти действия как эффективные, и впоследствии всегда будет использовать их. После ряда удачных обнаружений потерянного следа собака четко усвоит урок и в аналогичных ситуациях всегда будет совершать проверочные круги назад и в сторону, научится обрезать скидки и выправлять их. Ни в коем случае нельзя после скола переходить к поиску другого зверя. Следует учить собаку работать по одному зайцу до конца, т. е. до тех пор, пока она его не поднимет вновь.

За работой гончих нужно внимательно наблюдать, чтобы вовремя предотвратить ошибки

Во время первых уроков наганивания следует помнить о том, что молодые собаки испытывают огромные физические и психические перенагрузки, вызванные излишней возбудимостью во время поиска зверя. Как правило, заяц через 20-30 мин с начала гона после нескольких двоек успешно отрывается от неопытной гончей и затаивается. Именно с этого времени начинается серьезная работа для собаки, поэтому, если она обладает плохими наследственными данными, то это испытание не пройдет.

На этом этапе выявляется такое важное качество гончей, как вязкость, которая в большой степени зависит от нестомчивости (неутомимости). Последнее качество можно развить с помощью регулярных тренировок и нагонок. Кроме этого, гончую учат дорабатывать западающего зайца, сохранять верность одному следу и непроносимость.

Первого убитого из-под гончей зайца следует оставить до прихода собаки и дать ей его потрепать (но не рвать!). Опытные охотники рекомендуют зайцев не убивать, а только ранить, чтобы подошедшая гончая смогла его придушить.

После того как гончая научится ходить по зайцу, станет физически и психически крепкой, злобной, вязкой, ее обучают работать по лисице. Первое время рекомендуется водить молодую собаку вместе с более старой и опытной, которая поможет усвоить особенности гона лисицы. Главное отличие заключается в том, что это животное, хотя и не запутывает следы, но водит большими кругами и нередко заводит далеко в лес. Во время нагонки ни в коем случае нельзя собаке мешать работать самостоятельно, но при этом не следует оставлять ее одну.

Во время охоты гончих приучают к различным средствам связи. Так, например, порская, охотник указывает собаке направление полаза. Наманивание (наклик) используется для наставления собаки на след, а звук рога – для снятия с него.

Если собак планируется использовать в стае или смычках, то не стоит их часто тренировать поодиночке, иначе на охоте они начнут работать самостоятельно и будут мешать друг другу. У собак должны быть развиты такие качества, как свальчивость и ровность ног. Кроме этого, очень важно подбирать для смычка собак в зависимости от возможностей их голосов. Если стая составляется из опытных и молодых собак, важно, чтобы первые обладали прекрасными полевыми качествами. В обратном случае они могут испортить молодых гончих даже с прекрасными задатками.

В первые выходы в лес стаю размыкают и, выдержав некоторое время гончих на месте, дают команду «Ищи!». Почуяв волю, молодые гончие кинутся в лес вслед за старыми и некоторые из них могут начать подавать голос попусту. Таких собак следует сразу останавливать, иначе впоследствии они могут стать пустобрехами. Кроме этого, некоторые молодые гончие, потеряв опытных, начнут возвращаться к охотнику на его зов. Их не отгоняют, а ведут к открытому месту (например, поляне), где опытные гончие будут гнать зверя. Увидев близко пробежавшего животного, гончие кинутся вслед за ним с голосом. Со временем молодые гончие станут внимательнее к действиям опытных собак, научатся самостоятельно работать по следу.

Во время нагонок собак следует научить приходить на голос гончей, нашедшей зверя и затем гнать его всей стаей. Для этого сразу после того, как опытная гончая даст знать, что она погнала зверя, доезжачий и выжлятник подают команды «Слушай!» и «К нему!» и двигаются к собаке. Со временем гончие запомнят эти команды и будут валить на гон другой собаки. Важно также не позволять собакам разделяться на нескольких зверей и гнать их. В таком случае меньшую группу сбивают со следа и направляют к большей стае. Делиться на группы можно только при охоте на волков.

Для охоты на волка используют гончих, специально натренированных только на этого зверя

Некоторые гончие любят работать самостоятельно, т. е. находить своего зверя и гнать его. Таких собак обнаруживают, дают им команду «В стаю!» и слегка подстегивают в нужном направлении. Если со временем гончая не перестанет работать самостоятельно, значит, она не пригодна для работы в стае.

Для охоты на волка чаще всего используют стаю гончих, приученных работать только по этому зверю. Если молодых собак сначала учили гнать зайца или лисицу, то на охоте вместо волка они легко сбиваются на следы этих животных и начинают гнать их. Поэтому, чтобы научить гончих работать по волку, желательно наганивать собак только по нему. Следует помнить, что гончая лучше всего будет работать по тому зверю, которого она взяла первый раз.

Для нагонки на волка молодых гончих наганивают по подсадному зверю и чаще всего за верховым охотником. Волк – зверь очень хитрый и в это время суток практически не покидает логово. Услышав звуки гона, он вместе со своим выводком покидает гнездо так, что даже опытные охотники могут их не заметить. Поэтому стаю гончих делят на несколько групп и каждую направляют на логова, чтобы волки выходили на охотников поодиночке.

Молодого волка подпускают как можно ближе к стае, после чего начинают понуждать гончих к преследованию. Опытные собаки бросаются за зверем первыми, после чего к гону присоединяются молодые гончие.

В первый раз рекомендуется не брать из-под собак волка живым, чтобы они почувствовали запах зверя.

Для закрепления навыков собак тренируют на выводке волков, стараясь, чтобы стая гончих согнала хотя бы 1-2 животных. Этого будет достаточно для того, чтобы собаки привыкли работать именно по волку, не отвлекаясь на следы других зверей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

pets.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *