Нагонка молодой гончей по зайцу: Нагонка гончей по зайцу: раскрываем секреты

Содержание

Нагонка гончей по зайцу: раскрываем секреты

Натаска гончей по зайцу – обязательное условие хорошей охоты

Охотники знают, что гончая собака, которая будет преследовать зверя, просто обязана быть сильной и выносливой. Именно эти качества ей пригодятся больше всего, когда ей придется гнать зверя (в том числе зайца) в течение длительного периода времени – иногда это может быть и два, и три часа. Я встречал собак которые гоняли зайца по 6 часов

В нашей статье Вы узнаете о том, как же правильно организовать нагонку гончей по зайцу, чтобы Ваша собака была подготовлена к охоте. Только там Вы можете сделать свое хобби еще более интересным и приносящим еще больше удовольствия.

 

Предварительная подготовка

Прежде чем выходить в поле и тренировать собаку, что называется, в условиях, приближенных к реальным, нужно провести некоторую воспитательную и подготовительную работу:

  • Чтобы гончая при первом выходе в поле не сбила себе лапы, они должны быть хорошо набиты.
    С этой целью, примерно за месяц до начала охоты, когда Вы выходите с собакой на прогулку, выбирайте твердую поверхность (асфальтированную дорогу, каменную мостовую) и шагайте быстрым шагом в течение получаса. Скорость Вашего движения должна быть такой, чтобы собака двигалась за Вами не очень быстро, лучше рысцой. В результате у гончей укрепятся подошвы.
  • Собака должна уметь ходить у ноги хозяина или чуть позади него. Вообще лучший вариант – когда даже без поводка собака выполняет все команды ведущего, начиная от запрещающих и заканчивая уходом в полаз.
  • Гончая должна быть приучена к сигналам рога, не пугаться его, а реагировать должным образом – например, возвращаться к хозяину. Лучшее время для обучения – это период перед кормлением.
  • В вольере, где живет Ваша любимица, пол должен быть жестко утрамбован с добавлением щебня или шлака.

На что следует обратить особое внимание

Однако тренировки – это еще не все, о чем следует думать. Вам необходимо также позаботиться о том, чтобы нагонка гончей по зайцу прошла в условиях, приближенных к реальным. Для этого нужно:

  1. Показать собаке зверя, чтобы пробудить ее инстинкты. Собака должна понять, что ей необходимо преследовать зайца, идти по его следу.
  2. Делать это лучше во второй половине весны – примерно с конца апреля по начало июня. В этот период температура воздуха способствует тому, чтобы нормально тренироваться. Если Вы не успели весной, то лучше начинать уже во второй половине августа. Нагонка русской гончей по зайцу когда выпадет снег не рекомендуется, так как собака начинает идти на глазок по снежному следу – такая собака с трудом потом будет работать по чернотропу.
  3. Поищите специально отведенные для этих целей участки.
  4. Нагонку лучше проводить по беляку. После этого гончая сможет работать и по русаку. Если же начать с русака, то перейти на беляка можно будет только после хорошей практики и новых тренировок.
  5. Проводить нагонку ночью не рекомендуется. Лучшее время – рассвет. С собой необходимо иметь лакомство, чтобы перед стартом обласкать животное и покормить его.
    Далее с помощью команд «пошел вперед», «ищи». Вы можете помогать животному, покрикивая и посвистывая.

Помните, что Ваши действия должны быть системны и последовательны, только тогда воспитание животного будет иметь результат. Работать с гончей нужно каждый день, только тогда все рефлексы будут закреплены должным образом. Не ждите мгновенных результатов – собака какое-то время может вести себя странно, но с ростом количества выходов этой пройдет.

Нагонка молодых гончих

Нагонку молодых гончих начинают с возраста 11—12 месяцев. От этого срока могут быть отклонения в ту или иную сторону в зависимости от общего физического развития собак.

Одни из них, находясь в более благоприятных условиях роста и воспитания, формируются раньше; другие запаздывают в своем развитии и достигают зрелости на несколько месяцев позднее. Срок формирования зависит от породы собаки, а также от пола. Русская гончая характеризуется более поздним развитием по сравнению, например, с польской гончей. Выжловки формируются, как правило, быстрее выжлецов.

Еще до периода нагонки необходимо с подрастающим шести — восьмимесячным щенком совершать короткие, а потом и более длительные прогулки, сначала по опушке леса и в открытых местах с редким кустарником, а потом и в лесу.

Помимо того, что щенок будет пользоваться свежим воздухом при усиленном движении, он постепенно приобретет способность ориентироваться в лесу, привыкнет к лесной обстановке, что будет способствовать в последующем выработке глубокого полаза. Щенок привыкает осмысленно пользоваться чутьем при розыске охотника, а также интересующих его обитателей леса.

Совершая прогулки с щенком до периода нагонки, а также производя нагонку молодой собаки, надо помнить, что охотник имеет дело с формирующимся или со сформированным, но еще не окрепшим организмом, поэтому следует учитывать силы молодой собаки и не допускать ее перенапряжения и чрезмерного утомления.

Надо рассчитывать время прогулки так, чтобы по окончании ее у молодой собаки еще оставался некоторый запас энергии и она не приходила домой вялой. Перенапряжение отбивает у собаки охоту к прогулкам или к работе в лесу, а иногда может повредить ее здоровью. Все это касается общих условий нагонки.

В настоящее время редко где держат стаи гончих и не проводят нагонку молодых собак по подсадному зверю, поэтому целесообразнее остановиться на нагонке одиночки или смычка гончих по вольному зверю.

Основная цель нагонки — вызвать у гончей собаки активное проявление инстинкта преследования зверя с голосом, заложенное в ней самой природой. Достигается это следующим образом.

С молодой гончей охотник отправляется в лес или другие охотничьи угодья, где могут находиться лисицы или зайцы. Подойдя к месту, охотник спускает со сворки собаку. Некоторые молодые гончие, особенно те, что раньше щенками бывали в лесу, сразу же отходят от ведущего, углубляются в лес и начинают ловить чутьем интересующие их запахи и на земле и в воздухе. Другие собаки, отойдя в сторону на каких-нибудь 30—50 шагов, снова возвращаются к ведущему, а затем вновь уходят, но вскоре опять подбегают к ногам охотника, боясь потерять его из вида.

В последнем случае охотнику надо на некоторое время остановиться, чтобы дать собаке возможность осмотреться и освоиться с обстановкой, а затем медленно подвигаться вперед с остановками, если собака отстает.

Если молодая гончая слишком робка и вовсе не отходит от охотника, необходимо сойти с дороги и идти вместе с ней в лес, но не частый, а такой, в котором охотник оставался бы на виду у собаки.

Собака некоторое время повертится около охотника, но, увлекшись, отойдет подальше. В этом случае не следует в отсутствие собаки уходить с места, а дождаться ее и только вместе с ней передвигаться вперед.

Некоторые неопытные охотники, стремясь к тому, чтобы собака скорее начала искать и гонять зверя, настойчиво отгоняют ее от себя, посылая в лес, доходя при этом до применения арапника. Этого делать ни в коем случае нельзя. Не понимая, что от нее требуют, собака от применения подобных мер воздействия еще больше робеет и, хотя и будет после этого идти поодаль, но все ее внимание будет сосредоточено только на действиях охотника, что вовсе не способствует успеху дела.

Постепенно собака сама начнет все дальше уходить от охотника, все больше смелеть и интересоваться окружающим и, наконец, будет все время рыскать в лесу и лишь изредка подходить к охотнику или только пересекать его след, наблюдая за направлением его движения.

Второй этап нагонки — это подъем зверя.

Бегая ли по лесу, по овражным ли кустарникам, причуивая свежие следы, собака непременно наткнется на лёжку зверя. Она не замедлит броситься к нему и сначала погонит с голосом по зрячему, а потеряв зверя из вида, начнет искать чутьем его след, иногда отдавая голос.

Как только собака сколется, надо сейчас же поспешить к месту скола и словами и жестами дать ей понять, что зверя надо преследовать.

Если охотнику удалось увидеть и запомнить место перехода тонного зверя, надо подойти к этому месту и, указывая на него рукой, позвать собаку, чтобы она, подойдя, учуяла след и погнала зверя хотя бы немного.

Инстинкт преследования, заложенный в гончей, если только она породна, заставит ее проявить крайний интерес к зверю и желание взять его.

В дальнейшем от самого охотника будет зависеть, как скоро гончая овладеет мастерством преследования зверя. Чем чаще охотник будет ходить со своим питомцем в лес, тем успешнее пойдет нагонка.

Любой собаке присущи свои характерные особенности развития, поэтому не каждая молодая гончая сразу же начинает гонять. Часто бывает, что гончая и по второй осени не принимается за дело. Будучи иногда подведена к совершенно свежему следу зайца, собака, прекрасно чуя след зверя, никак на него не реагирует и спокойно проходит мимо. Это не значит, однако, что у собаки вообще отсутствуют необходимые качества гончей. Если только собака действительно породна, рано или поздно качества ее непременно обнаружатся. В моей практике было несколько случаев, когда собаки двух и даже трех осеней все еще не принимались за работу, но вместе с тем нельзя не отметить и того, что, начав гонять, такие собаки оказывались в последующем прекрасными работниками.

Поэтому охотнику не следует разочаровываться в своем питомце, если он не начал гонять по первой осени. Надо твердо помнить, что если щенок происходит от ряда поколений кровных и рабочих собак, то он унаследовал ценные полевые качества, и надо только терпеливо способствовать пробуждению их к жизни, а затем укреплению и развитию.

Помню, как молодой выжлец, которого я наганивал по второй осени, к моему огорчению, никак не реагировал на след зайца, интересуясь больше то заскочившей в норку мышью, то перелетевшим рябчиком или дроздом.

Однажды метрах в пятнадцати от собаки выскочил прибылой беляк. Я выстрелил и подранил зайца. Собака, увидев мелькавшего между деревьев подранка, кинулась за ним. Заяц не быстро, на небольших кругах, стал ходить на виду у собаки, в то время как выжлец с голосом преследовал его. Так как все это происходило в редколесье, то минут пять я был свидетелем гона, который происходил со все возрастающим азартом. Наконец выжлецу удалось заловить подранка. С этого момента собаку было не узнать: она стала искать и гонять, как старая гончая.

Второй случай: молодая выжловка, происходившая от собак высоких кровей, даже по третьей осени не проявляла признаков охотничьей страсти. Было уже почти решено, что эта выжловка к охоте непригодна. Однако в ту же осень она вдруг начала гонять, да так, что ей не было потом равной во всей округе.

Нагонка чрезвычайно успешно подвигается вперед, если молодой собаке удалось подловить подранка и потрепать его.

Нагонка молодой собаки вместе со старой, опытной, проще и легче. Опытная гончая без помощи охотника подымет и будет гонять зверя, достаточно быстро справляясь со сколами. Молодая собака сначала будет только мешать старой, но вскоре начнет понимать действия старой и, увлекаясь, все лучше и самостоятельней начнет работать вместе с ней, а в последующем сможет гонять и совершенно самостоятельно.

Надо при этом учесть, что молодые собаки живо перенимают все повадки старой гончей, как хорошие, так, к сожалению, и плохие, поэтому молодых можно наганивать только с такими гончими, которые не имеют каких-либо серьезных недостатков в своей работе, и особенно в части вязкости.

Успешнее также идет нагонка, если наганиваются сразу два щенка. Вдвоем они держатся смелее в лесу и с большим увлечением принимаются за дело.

В разделе о полевых качествах гончей указывалось, какие основные качества гончей могут быть в той или иной степени улучшены толковой нагонкой и какие качества не поддаются улучшению и остаются в собаке такими, какими они заложены в ней самой природой.

К первым относятся — полаз, добычливость, вязкость, мастерство, позывистость. Ко вторым — чутье, голос, паратость.

Поскольку развитие качеств первой группы в некоторой степени зависит от охотника — воспитателя гончей, разберем их здесь подробнее.

Короткий полаз чаще всего объясняется или природной робостью собаки, или ее неосвоенностью с полевой обстановкой, или не пробудившейся еще страстью к поиску и преследованию зверя. Собака боится отбиться от охотника и потеряться в лесу. Чтобы гончая постоянно чувствовала присутствие охотника и смелее уходила в полаз, необходимо почаще порскать. Собака, слыша голос охотника, будет уходить все глубже, все реже возвращаться к нему, а затем и совсем осмелеет.

Следует сказать, что не только при нагонке, но и при охоте с гончими никоим образом нельзя резко менять направление своего хода без предупреждения собаки (или собак). Если охотник вдруг резко изменит направление своего движения, в то время как гончая, находясь в по — лазе, придерживается старого, первоначально принятого направления, то через некоторое время, не обнаружив ни охотника, ни его следа, молодая гончая с беспокойством начнет искать хозяина, а найдя его след, со всех ног примется догонять охотника, иногда от волнения отдавая голос. Понятно, что раз-другой потеряв таким образом охотника, молодая собака будет чаще проверять его присутствие, тем самым сокращая глубину полаза.

Бывают случаи, что, потеряв охотника, молодая собака начнет с беспокойством метаться по лесу, ища его след, пока по неопытности и горячности вовсе не запутается. Потерять молодую собаку в этом случае нетрудно.

Если охотнику почему-либо потребуется резко изменить направление, он должен дождаться собаку и только в ее присутствии повернуть в нужную сторону, увлекая за собой и собаку.

Если собака долго не является, следует в крайнем случае потрубить. Гончая, ранее приученная к рогу, не замедлит явиться. Дав лакомый кусочек или поласкав собаку, идут в новом направлении.

Считаю уместным здесь повторить, что не следует злоупотреблять рогом как при нагонке, так и на охоте. Собаки в таких случаях перестают реагировать на позывной сигнал, и когда действительно нужно бывает вызвать из острова гончую, то никакие арии на трубе этому не помогают. Хуже того, гончая с глубоким полазом, слыша часто звук рога, свидетельствующий о присутствии охотника, уходит еще глубже в лес, где может поднять зверя. Здесь отслушать гончую ничего не стоит, особенно если направление ветра — от охотника.

Напротив, если трубить только в исключительных случаях и отмечать каждый раз появление собаки дачей лакомого кусочка или, в иных случаях, просто лаской, гончая будет знать, что, давая сигнал, охотник ждет ее и, явившись на зов, она получит поощрение.

Изложенное относится не только к вопросу выработки хорошего полаза у гончей, но и к вопросу о позывистости ее.

Надо сказать, что так называемых непозывистых собак гораздо меньше, чем обычно говорят. Часто приходится слышать, что вот, мол, такая-то гончая позывиста, а такая-то непозывиста настолько, что хоть оставляй ее в лесу.

На деле же получается, что не собака в том виновата, а сам охотник, воспитавший ее.

Я знаю одну выжловку, о которой охотник, растивший ее, говорил, что она «рог не понимает и дозваться ее — чистое наказание». Я убедился, что выжловка не идет не только на рог, но даже при подзыве ее по кличке спешит куда-нибудь удрать. Изучив причины этого, я пришел к выводу, что всему виною сам владелец, неправильно пользовавшийся рогом. Кроме того, оказалось, что владелец собаки подзывал выжловку по кличке только тогда, когда хотел подловить ее или наказать за проступок. Вследствие этого собака твердо усвоила одно: если ее зовут, то затем, чтобы привязать или наказать. Поэтому кличка у собаки всегда ассоциировалась с чем-нибудь для нее неприятным и она неохотно шла на зов. Разобрав, в чем дело, я без особого труда за неделю охоты с ней из непозывистой собаки сделал ее вполне позывистой.

Некоторые охотники поступают еще хуже. Желая подозвать и подловить гончую, они начинают наманивать собаку будто на след перевиденного зверя: «На вот-вот! Ах-ах-ах! Вот-вот-вот!» и т. д. Несколько раз обманутая таким образом гончая перестает верить охотнику и, когда действительно потребуется на манить гончую на горячий след, охотник, как ни старается, дозваться ее не может.

Некоторые охотники, главным образом те, которые имеют возможность охотиться, недалеко от дома, позволяют себе, уходя с охоты, оставлять гончую в лесу с расчетом на то, что собака, мол, дорогу домой знает. Это совершенно недопустимо. Гончая, несколько раз оставленная в лесу, постепенно отвыкает от необходимости держать связь с охотником во время охоты, приобретает привычку самостоятельно бродить по лесу и возвращаться домой тогда, когда ей вздумается. У таких охотников собаки, будучи спущены со сворки, сейчас же уходят в лес, и хозяин только их и видел. И так повторяется на каждой охоте: гончая уходит туда, куда ей заблагорассудится, а охотник сперва прислушивается, не гоняет ли где-нибудь его гончая, а затем начинает безрезультатно трубить и, наконец, метаться по лесу из участка в участок в надежде увидеть или услышать «проклятую собаку».

Повадка гончей бродить самостоятельно по лесу, появляющаяся вследствие нерадивости охотника, имеет и другие очень неприятные стороны. Дело в том, что из подобных гончих зачастую получаются полубродячие собаки, которые, уходя самостоятельно в лес в любое время сезона, наносят фауне вред не меньше любого хищника.

Развивая полаз у молодой гончей, мы одновременно содействуем развитию добычливости, так как между этими элементами существует прямая зависимость.

В разделе о внутренних качествах гончей мы останавливались на одном из важнейших элементов — вязкости. Вязкость есть врожденное качество гончей, и охотник должен лишь всемерно способствовать укреплению и развитию ее у молодой гончей при нагонке и при охоте с ней.

Молодая гончая на первых порах скалывается при незатейливых хитростях зайца, а поискав некоторое время потерянный след, выходит к охотнику. Здесь надо добиться того, чтобы собака вновь нашла потерянный след и вновь погнала зверя. Если гончая со скола выйдет к охотнику, последний должен порсканьем понудить собаку к продолжению поиска следа.

Необходимо при надобности обойти вместе с гончей вокруг места предполагаемого скола — словом, принять все меры к тому, чтобы разыскать потерянный след и продолжать преследование зверя. Молодая гончая хорошо усвоит, что охотник, как и она, стремится преследовать зверя, найти его и взять. Уверившись, что охотник не уйдет от места скола, гончая с еще большим азартом будет искать потерянный след, и, наконец, найдя его, погонит зверя дальше. Наоборот, достаточно раз-другой, уйти от молодой собаки с места скола, как последняя, вместо розыска потерянного следа, побежит искать далеко ушедшего охотника. Следующий раз гончая еще меньше задержится на сколе, а сейчас же после потери следа выйдет к охотнику. Все это приводит к тому, что вязкость гончей будет снижаться.

Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то, подранив тонного зайца, надо дать возможность собаке заловить и потрепать его. На этом охотник заканчивает свое участие в нагонке молодой собаки, и дальнейшее улучшение полевых качеств будет зависеть от систематической работы собаки в поле.

Лучшее время для нагонки — все осенние месяцы, начиная с сентября, а также конец апреля и май. В летние месяцы также можно наганивать, но лишь в течение каких-нибудь трех-четырех утренних часов, так как в остальное время дня обычно бывает жарко и сухо, что резко снижает работоспособность гончей.

Нагонку первоосенников начинать по белой тропе не следует, так как гончая привыкает работать «на глазок», т. е. по видимому следу. Только тогда, когда гончая приобрела уже некоторый навык работы по черной тропе, можно допустить работу по белой тропе.

Рекомендуемые условия нагонки можно легко соблюсти, если щенков весеннего помета начать наганивать через год, т. е. весной следующего года, а закрепив приобретенный опыт осенней нагонкой, допустить гончую к работе по белой тропе.

Заканчивая раздел нагонки гончих, считаю необходимым добавить несколько слов о некоторых недостатках, которые появляются у гончих в результате неправильной нагонки.

Встречаются гончие, которые, находясь в полазе, не пропускают случая поднять на крыло кормящихся тетеревов, глухарей или рябчиков. Есть среди таких гончих отдельные собаки, которые, напав на место кормежки птиц, начинают копаться в птичьих набродах и подавать изредка голос, как при доборе зверя. Вряд ли такое поведение гончей понравится охотнику. Хотя иногда и удается убить вылетевшую из-под гончей птицу, но это, во-первых, случайно, а во-вторых, подобная охота с гончей приобретает характер простого шатания по лесу в расчете на то, чтобы что-нибудь убить. Худшая сторона этого недостатка та, что гончая, увлекаясь птицей, рассеивает свое внимание и, вместо того, чтобы все силы, всю свою страсть и энергию направить на скорейший подъем зверя, будет отвлекаться то кормящимися тетеревами, то шумом взлетающего рябчика или глухаря и т. п. Указанный недостаток в работе гончей появляется в результате неправильного поведения охотника во время нагонки. Неоднократно мною проверено, что достаточно при нагонке молодой гончей убить тетерева, как у собаки возбуждается острый интерес к этой птице и в последующем она уже не проходит равнодушно мимо свежих тетеревиных набродов.

Если убить раз-другой белку — внимание гончей будет привлекаться этим зверьком. Стрельба по случайно подвернувшейся дичи окончательно приучит молодую гончую подавать голос по птице.

Следует упомянуть еще об одном серьезном недостатке, который обнаруживается иногда у гончей, — о скотинничестве.

Если гончая бросается на скотину, то охота с ней вблизи населенных пунктов невозможна. Даже в глухом лесу охотиться с такой гончей очень рискованно, так как и там может пастись скот лесной стражи.

Предполагается, что скотинничество является наследственным пороком, и тогда никакая беспощадная порка не спасет собаку и, в конце концов, ее приходится уничтожить. Однако в некоторых случаях можно допустить глубокую ошибку, уничтожив собаку, раз метнувшуюся на скотину.

В моей практике было два случая скотинничества гончей. Первый — с молодым, очень энергичным выжлецом. Гаркало, который обладал большой паратостью, прекрасным чутьем и неудержимой страстью к охоте. После длительного перерыва я вышел с Гаркало в близ расположенные полевые овраги, где русаков было очень мало. Выжлец около двух часов со всей энергией обыскивал все овражки и кустики, но зайца поднять ему не удавалось. Вдруг вдали, на краю оврага, в редком кустарнике мелькнули какие-то силуэты — то было небольшое стадо овец. Выжлец, заметив в кустах мелькнувшее серое пятно, кинулся к тому месту. Овцы, увидя несущуюся к ним собаку, бросились бежать по кустам, что вызвало у собаки еще более сильное чувство преследования. Надо думать, что собака так увлеклась преследованием, что, даже узнав в убегающих животных овец, не могла уже остановиться и с хода смяла одну, а затем и другую овцу.

Наказав очень строго собаку на месте преступления, я взял ее на сворку и увел домой.

Через несколько дней я опять взял Гаркало и умышленно пошел с ним в места, где паслась скотина. Когда я проводил его мимо овец, он, натянув сворку, старался стороной, как можно дальше идти от овец, отворачивал голову от стада, т. е. всем своим видом показывал полное равнодушие к овцам. Спущенный со сворки Гаркало ушел в полаз, не обращая внимания на овец. В последующем он уже ни разу не метался к стаду.

Другое дело выжловка Скрипка. Сколько ни наказывали ее, она не могла спокойно пройти мимо пасущегося стада. Еще издали увидев овец, она, не обращая внимания на крики и угрозы, бросалась к ним со всех ног. Хорошо, что дело как-то обходилось без жертв, иначе судьба собаки окончилась бы печально.

Само собой разумеется, что отводить щенков от этой выжловки я не рисковал.

Следует сказать еще об одном недостатке, проявляющемся иногда у гончей, — «переченье». Хотя этот недостаток проявляется у собак, работающих только в стае, но для общей характеристики гончей позволю себе остановиться и на нем.

«Перечун» происходит от слова «перечить» — идти поперек. Это название дают гончей, которая во время гона бросает стаю и молча, забежав вперед по ходу гонного зверя, старается встретить и заловить его на лазу.

Привожу один характерный случай «перечения». Стояла пора золотой осени. В елово-березовом лесу стая побудила беляка. Прибылой беляк часто западал. Стая, горячась, проносилась и умолкала, потом опять дружно подхватывала и вновь разом обрывала. Гон то удалялся, то приближался, но увидеть зайца мне никак не удавалось. Наконец гон стал заметно приближаться. Вдруг сзади меня под чьими-то ногами зашуршали опавшие листья. Шумовой заяц? Оборачиваюсь и с изумлением вижу, как между кустами, молча, не замечая меня, пробирается Леший — лучшая гончая в стае. Движения его осторожно напряженные, глаза устремлены в глубину леса, откуда вот-вот должен появиться заяц. Леший остановился, замер, лишь чуть переминаясь на ногах, готовясь к прыжку. Стало совершенно очевидно, что мастер стаи — перечун.

Позднее я думал, какую же сметку нужно иметь собаке, чтобы, следя за направлением гона, точно определить лаз зверя и вовремя занять его. Но в тот момент, возмутившись поведением собаки, я забыл о зайце и крикнул: «Куда! В стаю!» Собака вздрогнула и, увидя меня, скрылась в лесу. В последующем подобных случаев с Лешим не повторялось.

Источник: Б.Д. Протасов. Охота с гончими. Государственное изд-во «Физкультура и спорт». Москва. 1957

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нагонка гончей, охота с гончими, охота на зайца, с гончей по зайцу, как обучить гончую, гончая и ее нагонка, охота с молодой гончей

При подготовке гончей для работы очень важно, чтобы у нее были сильная мускулатура и крепкие ноги, иначе после первого выхода в поле собака надолго выйдет из строя.

Для тренировки лап гончей следует гулять с ней по асфальту или каменной мостовой ежедневно в течение 30—40 минут быстрым шагом, чтобы собака шла за вами рысцой. Пол загона, где содержится гончая, надо засыпать щебнем или шлаком и утрамбовать.

До начала нагонки. гончую необходимо приучить спокойно выполнять команду «стоять», ходить на поводке, а лучше и без него. По определенному сигналу рога собака должна возвращаться к ведущему, разумеется, если она не работает по следу зверя.

Подачу сигнала в рог нужно производить всегда определенным звуком, тогда в лесу гончая будет слушать только зов хозяина.

При обучении гончей надо соблюдать точность и последовательность. Требовать сразу много не следует, но чего удалось добиться, от этого не надо отступать. Все уроки надо повторять каждый день. Когда гончая усвоит домашние уроки, можно приступить к ее нагонке.

Лучшим временем для нагонки гончих считается весна, примерно с 20 апреля до 10 июня, и осень с 15—20 августа. Разумеется, если в это время разрешается нагонка и имеются специально отведенные для этих целей участки.

Весной в это время еще прохладно, трава небольшая и нет цветов, пыльца которых, влияет на обоняние, мешает работе гончих. Осенью к 20 августа заканчиваются основные покосы в лесах, травы отцвели, утренние и вечерние зори прохладные, что благоприятствует работе собак. Нагонка гончих по снегу не рекомендуется, так как она привыкнет гнать по свежему и старому следу, тем самым превращаясь в пустобреха.

Наганивать молодую гончую лучше всего по беляку. Опыт показывает, что такая гончая после небольшой практики хорошо работает и по русаку.

Молодую гончую не следует наганивать ночью, так как заяц, особенно беляк, в это время меньше петляет, ходит прямо, не западает, поэтому гончая сравнительно легко нападает на его след. Ночью собака не приобретает опыта отыскивать и поднимать с лежки зверя.

На нагонку выходят рано утром, чтобы к рассвету быть на месте и попасть на самые последние жировочные следы зверя. Место для наброса гончей выбирают заранее, где наверняка есть зайцы. Обласкав собаку, дав ей кусочек лакомства, подают команду «стоять», снимают ошейник и, выдержав на стойке минуту-две, посылают в полаз. Идти следует не спеша. При первых выходах в поле гончая нередко бегает около хозяина или даже начинает играть с ним и, отбежав немного в сторону, сейчас же возвращается. Со временем это пройдет.

Для подбадривания гончей в розыске зверя надо «порскать», покрикивать и посвистывать, но не очень азартно (это будет отвлекать гончую от самостоятельного поиска зверя и у нее не выработается глубокого и широкого полаза). Во время поиска не следует часто трубить в рог, так как это приучит гончую не обращать внимания на сигналы.

В случае, если заяц побужен, а собака его не видела, надо громко и страстно наменивать гончую на след зверя криком: «Вот, вот, вот!» Вначале гончая будет только обнюхивать след, возможно немного пойдет по нему с голосом. Если она не сделает этого, не смущайтесь. Как только гончая сама побудит зверя и увидит на глаз, она обязательно погонит его с голосом.

Если гончая, находясь в полазе, начала энергично крутить хвостом, тщательно обнюхивать землю, топчась на одном месте, значит она попала на жировку зайца. Как поступить в таком случае? Как правило, заяц лежит в стороне от жировки. Чтобы гончая, почуяв жировку, смогла найти концевой след зверя и по нему добраться до лежки, надо ходить кругами около этого места, порская и увлекая гончую за собой. Вначале гон, как правило, бывает непродолжительным и гончей требуется помощь. Как только гончая погонит, надо как можно ближе находиться около нее, или, как выражаются гончатники, «быть под гончей», определяя по гону направление хода зверя, стараясь все время пересечь его.

Если гончая смолкла, поторопитесь на место скола и снова призовите ее к поиску. Если зверь запал где-нибудь или, запутав след, ушел, ходите с гончей на месте скола кругами и вы снова наведете собаку на след. Так поступают с молодой гончей на каждом сколе, пока она не научится самостоятельно разбираться в хитростях зверя.

При сколе гончей на дороге, особенно по русаку, определив направление хода зверя, надо отойти от дороги метров 15—20 и идти в направлении ухода зверя, увлекая за собой собаку. Пройдя так 150—200 метров, вы наведете гончую на след зверя. Если на одной стороне дороги не удалось пересечь след зверя, надо перейти на другую и двигаться в обратном направлении, все время призывая ее к поиску. Если не удалось определить направление ухода зверя, то от места выхода зверя на дорогу надо пройти с гончей по обеим сторонам дороги, сделав замкнутый круг. Таким образом, вы наведете гончую на след. Через три-четыре урока собака приобретает навыки отыскивать след зверя, ушедшего по дороге.

Не следует уходить быстро с места скола и сманивать гончую искать другого зверя. Настойчиво и тщательно обыскивая местность, помогайте вашей ученице искать стерянного зверя. Этим самым вы добьетесь выработки у гончей самых важных рабочих качеств: мастерства и вязкости.

Иногда охотники, работая с гончей в местах, где имеется много зверя, не проявляют должного терпения и настойчивости в оказании помощи собаке в отыскивании запавшего зверя. При первом появлении гончей на глаза охотник начинает удаляться от места скола, громко порская и, сманивая за собой собаку, отвлекает ее от поиска стерянного зверя. Этим наносится непоправимый вред рабочим качествам гончей, которая привыкает вместо настойчивого преследования побужденного ею зверя просто отгонять его от охотника, бросать его на первом же сколе и возвращаться к хозяину для дальнейшего следования за ним. Охота с такой гончей вызывает только досаду. Если после скола собаки надо перейти с нею в другое место, то гончую здесь вызывают рогом, но ни в коем случае не наманиванием ее якобы на след, или подходят к ней поближе и, оказавшись около собаки, дают команду стоять. Как только гончая остановится, быстро подходят к ней, обласкивают и берут на поводок.

С гончей приходится охотиться в течение всего дня и при разной температуре. Поэтому приучают собаку работать в разное время суток, не избегая и дождливых дней. Также необходимо приучить гончую работать на разной местности, чтобы она везде себя вела смело и хорошо работала.

Охотничья страсть, стремление овладеть зверем, задушить его лежит в основе всей работы гончей, а поэтому нужно умело развить и закрепить эти инстинкты у молодой собаки. С открытием охоты первых зайцев, которых вам представляется возможность добыть из-под вашей гончей, не стреляйте крупной дробью и не старайтесь убить наповал. Их нужно заранить, чтобы гончая смогла сама словить и задушить.

Это самый лучший урок для гончей. А если вы убили зайца наповал, не трогайте его, пока до него не дойдет по следу гончая. Пусть она потреплет его, не мешайте ей, а, наоборот, ободрите и похвалите ее. Но следите, чтобы гончая не начала рвать зверя. Успокойте гончую лаской, подайте команду «стоять» и у нее на виду отрежьте у зайца пазанки и отдайте их собаке в награду. Не скупитесь в это время на похвалу и ласку гончей.

Заканчивая охоту, остановитесь и вызывайте гончую рогом. Не уходите, пока она к вам не подойдет. Дайте ей кусочек лакомства, лаская и похваливая, возьмите на поводок.

Никогда не оставляйте гончую одну в лесу, а также не позволяйте ей самостоятельно уходить домой.

И. НЕФЕДОВ

По материалам журнала «Охота и охотничье хозяйство» 1963 г.

Нагонка гончей, с какого возраста наганивать гончих, охота с гончими, охота на беляка, охота на русака, охота на зайца с гончей

Основная задача нагонки молодой гончей — это вызвать у нее активное проявление врож­денного инстинкта розыска зверя и преследования его с голосом.

Но найти зверя и гнать его этого еще мало. Для охотника также важно и то, как гончая выполняет свое назначение. Ведь одна собака работает так, что охотник не только будет с хорошей добычей, но получит истинное, ни с чем несравнимое насла­ждение от дня, проведенного со своим гонцом в осеннем лесу. Работа другой гончей может быть настолько неинтересной и скучной, что, кроме уста­лости и разочарования, ничего охотнику не при­несет.

Наблюдая работу гончей, мы можем определить не только общую ее работоспособность, но всегда в состоянии оценить отдельные, довольно ярко выраженные ее полевые качества.

Подавляющее большинство полевых охотничьих качеств наследуется гончей от своих предков, по­чему и надо брать щенка от породных производи­телей, отличавшихся притом хорошей работой в поле.

Одни из наследуемых качеств, как, например, чутье, голос, поратость (способность быстро пре­следовать зверя), не поддаются совершенствованию и они остаются у собаки такими, какими одарила ее природа.  Другие качества, как-то: вязкость (охотничья страсть, побуждающая гончую к упор­ному неотвязному преследованию зверя), полаз (манера розыска зверя), нестомчивость (физиче­ские качества, способствующие длительной рабо­те), хотя также являются наследуемыми, но в той или иной степени могут развиваться в процессе на­гонки и окончательно закрепляться практикой охоты.

Итак, вызвать к жизни врожденные охотничьи инстинкты, развить их до совершенства и за­крепить практикой — вот цель охотника, который желает иметь надежного, верного помощника на охоте.

Нагонку молодых гончих начинают обычно в воз­расте от 10 до 12 месяцев. Щенка весеннего помета следует начинать наганивать в апреле — мае сле­дующего года, с тем чтобы осенью того же года окончательно закрепить опыт, полученный весной, и уже к началу охоты — октябрю — ноябрю — иметь вполне подготовленную к работе собаку.

Нагонка гончих вне сезона охоты на зверя про­изводится в угодьях, специально отведенных для этой цели. Если почему-либо таких угодий нет, то охотнику невольно приходится начинать нагонку лишь за месяц до сезона охоты.

Еще до периода нагонки, с подрастающим 6—7- месячным щенком, рекомендуется совершать корот­кие, а затем более длительные прогулки в поле, в лесу, вдоль овражков, поросших кустарником, и т. п. Кроме того, что щенок при этом пользуется свежим воздухом при усиленном движении, он бу­дет приобретать способность свободно ориентиро­ваться в лесу, привыкать к окружающей обста­новке и, не боясь затеряться, отходить на все более и более значительное расстояние от хозяина. Все это будет служить развитию полаза и прививать умение осмысленно пользоваться чутьем.

Необходимо, чтобы щенок как можно раньше познакомился с домашними животными и не только во дворе, но и в поле. Надо добиться того, чтобы гончая была совершенно равнодушна к домашним животным и, увидев их пасущимися в поле, не про­являла бы настороженности и желания броситься на них.

Прогуливая щенка, а также наганивая молодую собаку, надо помнить, что в первом случае охот­ник имеет дело с еще только подрастающей, а во втором случае — с выросшей, но еще неокрепшей собакой и поэтому не должен допускать чрезмер­ного переутомления ее.

Начиная нагонку, охотник с гончей отправляется в лес или другие охотничьи угодья, где не трудно найти зайца или лисицу, и, придя на место, спу­скает собаку со сворки. Некоторые гончие, особенно те, что не раз побывали в лесу, немедленно отхо­дят от охотника и, углубляясь в лес, кустарники или овражки, начинают прихватывать чутьем инте­ресующие их запахи. Другие, отойдя в сторону на какие-нибудь 30—50 шагов, вскоре возвращаются к охотнику, затем снова отходят и снова возвра­щаются к ногам — словом, почти все время нахо­дятся на виду. Наконец, встречаются настолько робкие щенки, которые непрерывно держатся у ног, не желая отойти ни на шаг. В этих случаях охот­нику необходимо сойти с просеки или дороги, углубиться в лес и, ободряя собаку порсканьем (по­буждающим покрикиванием), поощрять ее к полазу.

Неплохо иногда на некоторое время остано­виться, особенно в местах, где есть наибольшая вероятность найти зайца. Робкая собака сперва по­вертится около охотника, а затем начнет отходить подальше.

Приходилось наблюдать, как неопытные охот­ники, усиленно отгоняют собаку от себя, посылая ее в полаз, доходя иногда до применения арап­ника. Этого делать ни в коем случае нельзя. Не по­нимая, что от нее требуют, гончая от подобных мер воздействия еще более робеет и хотя после этого идти будет поодаль, но все ее внимание сосредото­чится на действиях хозяина, а уж одно это никак не может способствовать делу.

Слыша ободряющее порсканье охотника, моло­дая гончая начинает все более смелеть, глубже ухо­дить в полаз и, наконец, настолько освоится с ле­сом, что будет чувствовать в нем себя, «как дома».

Быстрота передвижения охотника должна со­образовываться с ходом наганиваемой гончей так, чтобы последняя не оказывалась то далеко впе­реди, то сзади.

Следует сказать, что не только при нагонке, но и на охоте с гончей нельзя резко менять направле­ние своего хода без предупреждения собаки. Если охотник вдруг круто свернет в сторону, в то время как гончая, находясь в полазе, придерживается прежнего направления, то, не обнаружив через не­которое время ни охотника, ни его следа, молодая гончая с беспокойством начнет метаться по лесу, ища хозяина. Тут по горячности и неопытности немудрено ей вовсе запутаться. Потерять собаку при таких обстоятельствах нетрудно. В результате неправильного поведения охотника гончая будет вынуждена чаще проверять его присутствие и тем самым сокращать глубину полаза. Бывает и так, что из-за излишней боязни потерять собаку, охот­ник, чуть только гончая задержится в полазе не­много дольше, начинает усиленно ее звать и тру­бить, тем самым отвлекая ее от работы и приучая ходить в полазе накоротке.

Рыская по лесу и по опушкам, гончая непре­менно наткнется на зверя. Она не замедлит бро­ситься к нему и сначала погонит голосом по зря­чему, а потеряв зверя из вида, начнет искать чутьем его след. Охотнику надо поспешить к месту скола (месту потери собакой следа) и своим присутствием, словами и жестами дать по­нять гончей, что потерянный след надо найти, что зверя надо преследовать. Перехватив, наконец, след, гончая еще пробежит по нему с голосом небольшое расстояние, но вскоре вновь потеряет и вновь начнет его искать. Всемерно побуждая собаку к розыску следа, охотнику надо находиться поблизости и, в случае надобности, обойти вместе с собакой круг, чтобы пересечь гонный след.

Вскоре, однако, окончательно теряется след, и гончая начнет постепенно успокаиваться. Во вся­ком случае охотнику нельзя уходить от места скола раньше того, пока есть какая-нибудь надежда вы­править его. Достаточно уйти от молодой гончей с места скола, как последняя вместо розыска следа гонного зверя бросится догонять далеко ушедшего охотника. Следующий раз гончая еще меньше за­держится на сколе и, бросив его, поспешит к охот­нику. Все это ведет к тому, что собака не будет овладевать ни вязкостью, ни мастерством — каче­ствами, чрезвычайно важными в работе гончей.

В процессе нагонки охотнику случается самому побудить зайца. Здесь не надо терять времени, не­обходимо немедленно же энергичным накликом «вот-вот-вот! на-во, на-во!!» и т. п. вызвать гончую, находящуюся в полазе, чтобы насадить ее на след. Подбежавшая гончая помечется немного, но, сле­дуя указаниям охотника, вскоре прихватит чутьем след, а, разобравшись в нем, с голосом погонит.

Если молодой гонец на первых же порах про­явил жадный интерес к зверю, то можно считать, что основное дело сделано и дальнейший успех зависит от того, как часто охотник будет ходить с гончей в лес, добиваясь, чтобы с каждым разом она все дольше и дольше держала (гоняла) зверя.

Однако не каждая молодая гончая на первых же порах принимается за работу. Иная, будучи под­ведена к следу только что выскочившего из-под ног охотника зайца никак на него не реагирует, хотя прекрасно чует запах. Это не значит, однако, что у данной собаки вообще отсутствуют необходи­мые охотничьи качества. Если собака действи­тельно породна, то рано или поздно, иногда даже по второй осени, страсть к охоте обнаружится. Надо только терпеливо способствовать ее пробу­ждению.

Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то, случайно подранив гонного зайца, надо дать возможность собаке заловить его. Эго окончательно решит успех нагонки. Необходимо спокойно по­дойти к первоосеннице, огладить ее и, как только она успокоится, принять от нее зайца. Нельзя при этом силой отнимать первый ее трофей, но и не следует давать ей рвать его. Лучше, приняв зайца, поощрить первоосенницу дачей позанков.

Лучшее время для нагонки — все осенние ме­сяцы; неплохо наганивать в конце апреля и в мае (в специально отведенных участках леса). В лет­ние месяцы также допустимо наганивать, но лишь в течение трех-четырех утренних часов, так как в остальное время обычно бывает жарко и сухо, что резко снижает работоспособность собаки.

Нагонку по белой тропе начинать не следует, так как гончая привыкает работать «на глазок», т. е. по видимому на снегу следу. Когда гончая при­обретет хотя бы небольшой опыт работы по чер­ной тропе, можно допустить к работе по белой.

Наганивать молодую собаку с опытной гончей проще и легче. Опытная гончая без помощи охот­ника найдет зайца и будет гонять его, быстро вы­правляя сколы. Молодая сначала будет только ме­шать старой, но вскоре начнет  понимать действие опытной гончей и, увлекаясь, будет все лучше и дружнее работать вместе с ней, а в последующем сможет гонять совершенно самостоятельно. Надо только иметь в виду, что молодые гончие живо перенимают паводки старой как хорошие, так, к сожалению, и плохие, поэтому молодую можно наганивать только с такой гончей, которая не имеет серьезных недостатков в своей работе и особенно в части вязкости.

Успешнее, интересней и живее проходит нагонка смычка или пары гончих. Вдвоем они смелее дер­жатся в лесу и с большим увлечением при­нимаются за дело. Но к работе смычка или пары гончих предъявляются дополнительные требова­ния; обе они должны быть равных ног (равной паратости) и свальчиваемы (т. е. быстро присоеди­няться одна к другой на первых же минутах гона какой-либо из них), в противном случае не при­ходится говорить о совместной слаженной работе смычка или пары. В полазе же они должны рабо­тать порознь, совершенно независимо друг от друга.

В данной статье не имеется в виду затрагивать вопрос о нагонке стаи гончих, это потребовало бы значительного увеличения ее объема. Замечу лишь следующее: у некоторых охотников существует мнение, что гончая из стаи, якобы, не работает в одиночку.

Из стаи отсеиваются гончие, которые не равны с остальными по ногам, или отдирчивые (желаю­щие работать только в одиночку), или перечуны (усвоившие манеру забегать поперек гона и молча ловить зайца из-под стаи). Вовсе отбраковываются собаки, не показывающие самостоятельной работы ни в полазе, ни на гону, а также собаки слабо голосистые, проще сказать — пустобрехи, щедро отдающие голос не только на гону, но и в полазе и на сколе. И вот, когда собака, принадлежащая ко второй категории, попадает в руки купившего ее охотника, то, видя «работу» такой гончей, им делается обобщенный ошибочный вывод в неспо­собности стайных собак работать в одиночку. Между тем хорошая стайная гончая, так же как гончая, отбракованная по причинам первой кате­гории, обычно работает в одиночку вполне удовле­творительно.

Заканчивая краткие сведения о нагонке, считаю необходимым высказать некоторые советы начи­нающим гончатникам. Приходится иногда слы­шать жалобы на непозывистость той или иной гон­чей. На поверку оказывается, что виновником тому сам владелец. При воспитании щенка очень нетрудно приучить его немедленно являться на позывной сигнал рога, стоит только перед дачей корма протрубливать раз принятый мотив. Во время нагонки, как и на охоте, трубят обыкновенно в случае необходимости предупредить собаку об из­менении направления или когда убит гонный зверь (но отнюдь не шумовой — случайно подвернув­шийся), а гончая продолжает выправлять послед­ний скол. Трубить с целью скорее поднять с лежки зверя вместо порсканья нельзя, так как гончая перестает реагировать на звук рога, и когда дей­ствительно надо бывает подозвать собаку, то ника­кие арии на трубе делу не помогают. Мало того, есть такие «охотники», которые подошедшую на­конец собаку начинают бить «за непослушание». Это окончательно губит дело, так как следующий раз собака может быть и подойдет, но, предвидя неприятности, будет стоять в кустах, опасливо по­глядывая на раздраженного хозяина. Кстати сказать, всякие побои, как правило, должны быть исключены из всей системы воспитания со­баки.

Некоторые делают так, что, желая подловить гончую, начинают накликать ее как бы на след пе­ревиденного зверя: «на-во, на-во», «вот-вот-вот!!!» и т. п. Несколько раз обманутая таким образом гончая перестает верить охотнику.

Охотясь вблизи дома, некоторые охотники позво­ляют себе оставлять гончую в лесу, рассчитывая на то, что собака мол дорогу домой знает. Так посту­пать нельзя. Оставаясь не раз в лесу, гончая от­выкает от необходимости держать связь с охотни­ком и приобретает манеру самостоятельно бро­дить по угодьям и возвращаться домой, когда ей вздумается. Гончая, имеющая повадку бродить по лесу, наведываясь туда в любое время года, будет наносить известный вред фауне, и безвозвратно по­губит себя как охотничью собаку.

Охотясь с гончей, особенно с молодой, не следует стрелять случайно подвернувшуюся дичь — ряб­чика, тетерева и т. п. Не раз проверено, что до­статочно раз-другой убить птицу или белку, как у собаки возбуждается к ним острый интерес. В по­следующем эта гончая то будет копаться в тетере­виных набродах, отдавая иногда голос, то облаи­вать белку или рябчика и т. п. Подобного рода увлечение гончей отвлекает ее внимание от основ­ной работы.

В заключение несколько слов о том, трудно ли вообще нагонять гончую и сможет ли молодой ма­лоопытный охотник справиться с этой задачей.

Следует сказать одно. Если охота вообще и в частности охота с гончими является для человека лишь случайным развлечением, то ему не следует заниматься ни воспитанием гончей, ни нагонкой ее во избежание напрасной траты времени и порчи породной собаки.

Если же человек глубоко, по-настоящему увлечен охотой, искренне любит собаку, видя в ней не ка­кой-то охотничий атрибут, а друга и помощника на охоте, то такая задача ему будет под силу.

Надо полагать, что молодому, но серьезному охотнику не вздумается, конечно, браться за на­гонку, пока он с пытливой любознательностью не усвоит необходимых для этого знаний, хотя бы теоретических, на основе имеющейся литературы. А что касается труда, то он щедро оплатится той радостью, какую получит гончатник, взяв из-под молодой гончей первый трофей.

Б. Протасов
по материалам журнала «Охота и охотничье хозяйство» 1959 г. 

Нагонка гончей, где, как, когда

Нагонку гончих начинают с 10–месячного возраста: более ранняя нагонка неблагоприятно влияет на телосложение и на голос собаки.

Когда наганивать гончую собаку

Наганивать собаку удобнее всего осенью — в сентябре и октябре в типичных охотничьих угодьях или весной — в апреле и мае, в специально отведенных для этого местах. Летом из-за жары и сухости воздуха наганивать гончую можно только в ранние утренние часы.

Не рекомендуется начинать нагонку зимой, по белой тропе, из-за того, что собака привыкает искать след на глаз (визуально) и не пользуется для этого чутьем. Нагонка по пороше допустима только после приобретения гончей опыта работы по чернотропу.

Тренировать гончую надо в разную погоду: солнечную, пасмурную, дождливую, — чтобы она умела искать зайцев в любых условиях.

Где и как наганивать гончую

Сначала гончую знакомят с разнообразными угодьями (лесом, полем, болотом, вырубкой и т. п.), выезжая или выходя для этого в разные места.

Наганивают гончую следующим образом. Придя в лес, где можно легко найти оба вида зайцев (беляка и русака), спускают собаку со сворки. Гончая, с которой предварительно много гуляли в лесу, сейчас же отходит от охотника и начинает прихватывать разнообразные запахи, исходящие от растений, птиц и зверей.

Охотник идет по местности, сообразуясь с быстротой хода собаки, и время от времени порскает, то есть ободряюще покрикивает ей: «Давай! Давай!» — тем самым указывает собаке свое местонахождение и направление хода. Иначе, не слыша хозяина, собака будет все время подходить к нему и искать накоротке.

Если собака уходит слишком далеко, порскать нужно реже, тогда она вынуждена будет проверять, где находится хозяин, и сокращать глубину полаза (ширину поиска).

Охотничьи собаки, мало бывавшие в лесу, на первых порах боятся отходить далеко от хозяина, а робкие даже жмутся к его ногам. Собак ни в коем случае нельзя отгонять от себя криком, тем более побоями. От этого они еще более робеют и, отойдя немного в сторону, все внимание уделяют хозяину, не думая о поиске.

Лучше сделать так: углубиться в лес и почаще порскать, ободряя собаку. Постепенно она освоится с лесом, осмелеет и будет отходить все дальше и дальше. Молодую собаку приучают не просто бегать по лесу, а искать зверя, и охотник должен помогать ей обследовать наиболее трудные места.

При изменении направления движения в лесу, необходимо предупреждать об этом собаку криком. Иначе собака в панике может помчаться куда попало и потеряться.

Через некоторое время гончая, может быть случайно, наткнется на зверя, бросится к нему и погонит с голосом по-зрячему, то есть будет с лаем преследовать бегущего у нее на виду зайца или лисицу.

Потеря следа — скол, что делать?

Когда заяц скроется, собака продолжит преследовать его по следу, пользуясь чутьем. Обычно молодая гончая быстро теряет след после первой же скидки зайца и замолкает (перемолчка).

Тут охотник должен спешить ей на помощь к месту скола (потери следа) и постараться найти, спугнуть зайца, при этом заставляя гончую искать вокруг. Жестами, голосом, всем своим видом он дает понять собаке, что нужно продолжать поиск следа. В случае необходимости охотник делает с нею круг, еще один, побольше, чтобы обнаружить след.

С места скола охотник и собака не должны уходить, пока не потеряют надежду обнаружить след, и собака постепенно становится настойчивее в розыске запавшего зверя.

Настойчивые попытки найти след развивают у гончей вязкость и мастерство. Если же хозяин сразу уходит с места скола, собака прекращает поиск следа и бросается догонять его. В результате гончая тоже приучается к этому.

Бывает, что нагонщик сам выпугнет зайца. В этом случае гончую немедленно подзывают криками: «Вот, вот, вот!» — или другими и наманивают на след.

Гончая и зверь

В охотничий сезон хорошо дать наганиваемой гончей заловить подраненного на гону зайца. Потом собаку успокаивают и отбирают (принимают) от нее зайца, не давая рвать и трепать зверя. Для поощрения собаки у зайца отрезают пазанки (часть задних ног, ниже скакательного сустава) и дают ей.

Некоторые молодые гончие, увидев выскочившего на их глазах зайца, никак не реагируют на него; другие начинают его гнать молча. Не нужно из-за этого падать духом. Если гончие от породистых производителей с хорошими полевыми качествами, то все равно, пусть позже, но у равнодушных собак проявится охотничья страсть, а у молчунов — голос. Бывают гончие, у которых охотничий инстинкт просыпается только на вторую осень.

Совместная нагонка

Нагонка облегчается, если молодую собаку пускать с опытной гончей, лучше всего с матерью, к которой она привыкла. Старая собака будет самостоятельно находить зверя, гнать его с голосом, выправлять сколы. Молодая собака сначала будет просто бегать за ней, но потом поймет, в чем дело — у ней пробудится охотничья страсть, и обе погонят зверя вместе.

Однако следует учесть, что молодые собаки перенимают от взрослых не только положительные качества, но и некоторые недостатки. К тому же при совместной нагонке у молодых собак плохо развивается самостоятельность. Поэтому совместную нагонку гончих проводят 3–4 раза, а затем молодую собаку продолжают наганивать отдельно.

Использование рога во время гона

Во время нагонки и охоты нельзя злоупотреблять рогом. Трубить можно только в тех случаях, когда охотник меняет направление хода, когда гонный зверь убит, а гончая выправляет скол, и когда нужно подозвать собаку по окончании охоты.

Недопустимо на охоте заменять порсканье звуком трубы, так как после этого собака перестает реагировать на него как на сигнал подхода. Нельзя бить собаку, если она с задержкой подошла на звук рога.

Потеря гончей во время нагонки

И еще два совета. Во-первых, не надо оставлять гончую в лесу одну, надеясь, что вернется домой сама, — это приучает собаку к бродяжничеству, и, во-вторых, не следует на охоте с гончей стрелять тетеревов, белок и других случайно попавшихся животных. В противном случае у собаки к этой дичи пробуждается интерес, и в последующем она будет отвлекаться от основной работы.

Потерявшуюся в лесу гончую следует ожидать в том месте, где ее видели в последний раз, даже если при этом придется переночевать у костерка.

Особенности нагонки молодой гончей

Особенности нагонки молодой гончей

Рейтинг:   / 1

Н. П. Кишенский в своей книге «Ружейная охота с гончими» писал: «Ни одна другая порода охотничьих собак не требует на этот счет столько умения и навыка; все они, кроме гончих, обычаем и свойством поставлены в более удобные условия жизни, а между тем именно от гончих требуются в совокупности качества других пород. Что в самом деле требуется от гончих? — Железные ноги и сила, следовательно, качество скаковых собак, злоба — качество травильных, тончайшее чутье и вежливость — качество легавых. Отнимите любое из этих качеств — и гончая никуда не годна».

Много гончих гибнет и пропадает на охоте. Часто молодая собака, пущенная в полаз, вдруг побудит лисицу и уйдет со слуха. Не каждая из них вернется к хозяину, а иногда еще хуже — попадает в острые зубы волка. Пропадает и молодняк гончих из-за неправильной, неумелой нагонки. Часто на полевых испытаниях и на охоте мы видим совершенно неприученных ни к рогу, ни к наклику собак. Не выполняются самые простейшие правила дрессировки и нагонки — этим наносят ощутимый урон породе.

Прежде чем идти в лес с молодой гончей, собаку необходимо приучить к рогу, свободному хождению на сворке, выполнению команд «стоять», «ко мне» и так далее. Без усвоения всех этих правил гончая, пущенная в лес, становится неуправляемой.

Приучить щенка к ошейнику нетрудно. Для этого сначала надевают легкий ошейник, потом заменяют широким и водят на сворке, поглаживая, ободряя и давая лакомство. Ни в коем случае нельзя бить упрямую собаку. В крайнем случае ее лучше посадить на цепь, а когда утомится, поводить на цепи. Постепенно собака покорится, и успех непременно обеспечен.

С трехмесячного возраста начинают приучать гончую к рогу. Перед кормлением каждый раз трубят «позыв» в один и тот же рог, чтобы, запомнив мотив, гончая на охоте и в нагонке валила только на свой рог и не шла на чужой.  Гончие легко приучаются к рогу своего ведущего и на всю жизнь запоминают манеру и тон его звучания. Весь день надоедливо трубить рожком нельзя. Это вырабатывает у собаки равнодушие к вашим сигналам и мешает охотиться другим. Важно увидеть, как заблудившийся щенок остановился и в растерянности слушает. Тут надо немедля потрубить. В данном случае звук вашего рога будет воспринят собакой с большой радостью и навсегда останется в ее памяти как музыка, предшествующая желанной встрече.

Иногда, заблудившись в лесу, молодая гончая воет. Ей нужно ответить рожком. Обманывать собаку — звать рожком на след, которого нет, а потом ловить на поводок — недопустимо. Собака должна хозяину верить, обман — плохая школа.

К командам «стоять», «отрыщь» приучают перед кормлением. Нужно добиться, чтобы по команде «отрыщь» собака бросила корм. Тогда на охоте можно смело брать убитого зверя. Команда «стоять» нужна, чтобы в нужный момент на охоте взять собаку.

В наших условиях выполнение команд особенно важно. Утверждение, что это якобы снижает вязкость, лишено всякого основания. Старейший эксперт-кинолог, «отец русских гончих» Н. П. Пахомов писал в своей книге «Полевые пробы гончих»: «Не убивает же страстность в легавой ее стойка, заставляют же легавую после взлета преодолевать совершенно инстинктивную в ней потребность броситься вслед за улетевшей птицей…» Далее Н. П. Пахомов указал, что невыполнение правил — есть просто нежелание некоторых «…лентяев-охотников потратить время на то, чтобы приучить молодую гончую к немудрым требованиям вежливости и позывистости. Дрессировка гончих нужна. Она может сделать из охоты приятный отдых, только она может сделать охоту добычливой, а не случайной».

Важное требование — спокойное отношение гончих к домашним животным. Их к этому нужно приучать с щенячьего возраста, особенно тех, которые слишком злобны и выращены в городе. Самый простой способ — на сворке подводить собаку к птицам, к скоту, одергиванием или наказанием терпеливо приучать к равнодушию. Если сразу не приучить гончую и ей удастся зарезать домашнее животное, отучить такую собаку потом почти невозможно.

После того как гончая усвоит все команды, ее берут в нагонку. Правильной нагонкой можно усилить важные качества собаки: полаз, добычливость, но неумелая нагонка порой навсегда портит собаку или ведет к ее потере. За последнее время во многих областях гончие гибнут от волков, которых развелось так много, что охотиться с гончей по снегу крайне опасно. Старики, чтобы уберечь собаку от нападения серого разбойника, на шею ей на сыромятном ремешке привязывали бубенчик. В центре ремешок делали чуть пошире ушка бубенчика (чтобы он не соскакивал), а концы ремешка — тонкими. Если гончая зацепится за сук, ремешок должен оборваться. Приучали гончих к ношению бубенчиков заблаговременно до охоты. Собак с бубенчиками волки не трогали.

В нагонку молодую собаку берут десятимесячным щенком, Но, как рекомендовали наши опытные гончатники В. И. Казанский и Д. Федорин, можно начинать и раньше в зависимости от физического развития. Знакомить же с лесом гончего щенка можно и с четырех месяцев. Но нельзя забывать, что настоящая нагонка, когда собака через день-два работает в поле по 4-5 часов, отличается от часовой прогулки по лесу. Если шестимесячному щенку давать возможность часто гонять зверя по 4-5 часов, включая розыск и гон, собаку можно «посадить на ноги». Помню, как впервые я наганивал пятимесячную русскую пегую гончую Скрипку. Собака была вязкой, но после 30-40 минут гона ложилась, а отдышавшись, принималась вновь. Собаку я испортил. Тогда я начинал водить и наганивать гончих, слушая советы гончатников и, конечно, много наделал ошибок. Беда в том, что молодой «бесчутый» охотник следует без разбора всяким советам. А многие, даже опытные гончатники берут на охоту щенков — пусть, мол, привыкает.

Длительность нагонки зависит от погодных условий и физического состояния собаки. Обычно в первый день достаточно 3-4 часов работы в лесу. Перегрузка приносит вред И тем, что щенок может подорвать подошвы, и тем, что у него появится апатия к гону как к изнурительной и непосильной работе. При нагонке, как и при охоте, в середине дня нужно дать собакам 20-30 минут отдыха.

Я помню, как старый московский гончатник-эксперт В. X. Браушкин брал на охоту восьмимесячную русскую пегую гончую Волгу и пускал ее в паре с осенистым выжлецом Малышом. Волга оказалась настолько вязкой, что к вечеру ее часто снимали с гона и не раз уносили на руках в деревню. Идти сама она не могла. Выросла она очень слабой, на выставке с натяжкой получала «хорошо». Правило для всех гончатников одно — не затягивать, а втягивать собаку в работу, учитывая все условия.

Первый теоретик ружейной охоты с гончими Н. П. Кишенский писал по этому поводу в книге «Ружейная охота с гончей»: «Мне уже пришлось говорить, что раньше годовалого возраста гончих на настоящую охоту употреблять не следует, а этим увлекаются многие и портят собак». Однако он не исключал возможности нагонки 8-9-месячных щенков, ибо общего и безошибочного правила относительно начала нагонки быть не может. Но позднее начало охоты лучше раннего, и если дорожить гончими, лучше опоздать несколькими неделями. Такого же мнения придерживается и Н. П. Пахомов.

Большинство, гончатников за то, чтобы с раннего возраста знакомить гончую с лесом, причем сразу же ее нужно отучать подходить к незнакомым людям. Это важное и главное условие, иначе можно потерять молодую собаку.

Наганивать лучше весной по зайцу. Осень для молодых гончих — тяжелая пора — лист облетает, и побудить зверя нелегко. Весной же заяц-беляк не так западает, как осенью во время линьки, кружит ровно и почти всегда на слуху. Поэтому нагонщику легче помочь собаке во время скола. Лисица же часто уводит ее со слуха, иногда на многие километры, да и зверь этот осторожный — чуть где подшумишь и «поминай как звали» — ищи потом ветра в поле. Старый завет опытных гончатников — у вязкого охотника вязкая собака. Никогда не уходите со скола и в одно утро не гоняйте нескольких зайцев — это только портит собаку.

По этому поводу Н. П. Пахомов писал в книге «Гончие собаки и охота с ними»: «Некоторые охотники в угодьях, где много зайцев, часто бросают после скола разыскивать потерянного зверя и принимаются искать другого. В результате гончая тоже приучается бросать одного зверя и отправляется на поиски следующего. Молодую гончую надо заставить разбираться после скола в следах до тех пор, пока она не поднимет зайца вновь. Лишь такая гончая будет удачной и приятной».

 В лесных угодьях с достаточной численностью зайца обычно через несколько выходов молодая гончая может самостоятельно побудить и погнать зверя. Для того чтобы ускорить подъем зверя, охотнику следует с молодой гончей идти не по дорожкам, а по зарослям и порскать: покрикивать, посвистывать. 

Среди молодых гончих встречаются довольно способные особи, которые с первого выхода в лес уходят далеко в полаз, активно обыскивают глухие места и только изредка наведываются к ведущему. Однако зачастую молодая гончая робко ходит за ведущим или отходит недалеко и тотчас бросает поиск, как только ведущий перестал порскать или скрылся в кустах. Не нервничайте и не спешите ее браковать. Из таких собак тоже в конце концов выходят отличные гончие. Ласка и упорство принесут желанный результат. Старайтесь такой собаке первого зверя показать. Это сделать легче в саду, на поруби, где вскочивший русак будет легко замечен. Иногда молодая гончая от избытка сил, получив свободу, резвясь и играя, гонит голосом по следу ведущего или другой взрослой собаки. В этом случае излишняя отдача голоса — не что иное, как темперамент молодой собаки. Из таких гончих выходят довольно верные работники. Терпение и труд поставят все на свое место. С возрастом гончая станет более уравновешенной и скупой на голос. Но бывает, что гончая и после двух лет не бросает привычки идти с голосом довольно длительное время по несуществующему следу — следу хозяина, или другой собаки. Это уже пустобрех, потомство от которого брать не следует, и на охоте из такой собаки ничего толкового не получится.

После нескольких заходов в глухие места зверь, наконец, поднят. Молодая собака погонит его до первого поворота, до первой потери следа (скола) и вернется к ведущему. Ругать, наказывать ее за это нельзя. Нужно побыстрее добежать до того места, где собака закончила голосить, и потоптаться там по спирали, все время порская и подбадривая гончую, до тех пор, пока она не найдет потерянный след только что стронутого с лежки зверя. И так повторить несколько раз. Со временем настойчивость при исправлении сколов станет хорошей привычкой собаки. Эта привычка закрепит и усилит в собаке такие важные качества, как вязкость, мастерство, полаз и добычливость. Когда молодая гончая долго не появляется к ведущему и не слышно ее гона, следует потрубить.

Особая жилка гончатника приводит охотника в высшее напряжение, нет ничего милее, чем слушать заливистый гон. И кто хоть раз познал эту страсть, навсегда кровно связан с гончими. Недаром в старину при ярком гоне охотники пускались в пляс и снимали шапки — «это в острове взревела стая» — «что твой Россини, что твой Бетховен!».

Гончую напускают там, где держится заяц. Беда, если попадется «набеглый» зверь,- он может сразу «задать прямика» и увести собаку со слуха. Перед напуском не забывайте, чтобы гончая стояла без ошейника. Обычно молодая собака, пущенная в полаз, не уходит далеко. Для того чтобы иметь с ней постоянный контакт, а также легче побудить зверя, из далекой старины дошли до нас чарующие звуки порскания — веселые покрики: добудь, добудь, здесь он, косой, давай, давай, милая, доберись, так, так, а-ля, а-ой! Порскать нужно всегда одним и тем же манером. Гончие обладают удивительной памятью и привыкают к голосу своего хозяина. Помню, впервые такому голосистому порсканию я учился у опытного гончатника и эксперта А. К. Лидума. В лесу он ходил не спеша, в кармане у него всегда были сладости для собак. Если гончие долго не показывались, он останавливался и весело покрикивал: «Давай, Юга, добудь, добудь, Гулик, ааяй!» Таким контактом он развил у гончих самостоятельный, толковый и широкий полаз.

О нагонке написано очень много, однако до сего времени остались спорные места. Например, как лучше наганивать молодую собаку — в одиночку или со старой собакой? Дело в том, что в этом вопросе есть как положительные стороны, так и отрицательные. Последних значительно больше. Почему? Во-первых, молодая гончая в паре приучается работать, надеясь на другую гончую. Во-вторых, обычно опытные гонцы, обладая широким полазом и зная местность, уводят так далеко первый раз попавшую в лес гончую, что она часто не возвращается к хозяину. В-третьих, старая гончая, может иметь и отрицательные качества — слабоголосость, непозывистость, гон в пяту и тому подобное. Молодая гончая сразу эти качества перенимает. Известный кинолог и эксперт Н. Н. Челищев писал в кратком руководстве для молодых охотников: «Как ни странно, но молодежь охотнее перенимает у старых (гончих) пороки, чем достоинства, и надо это обстоятельство особенно иметь в виду при выборе старых собак для наганивания». 

Опытные гончатники знают: если один раз взять молодую гончую в нагонку с опытной собакой, потом десять раз сходить, чтобы настроить молодую на самостоятельную вязкую работу в одиночку. Если молодая гончая происходит от рабочих собак, воспитывалась на свободе при хорошем кормлении, она самостоятельно должна приняться работать. Нагонкой в одиночку из нее можно выработать дельную рабочую собаку, которая позже в силу необходимости всегда будет работать в паре.

Самым решающим и главным в нагонке является выработка мастерства и вязкости — никогда не уводите собаку со скола и не ищите другого зайца, не оставляйте гончую в лесу одну, не занимайтесь посторонними делами — сбором грибов, подмениванием и стрельбой рябчиков и так далее.

Для того чтобы помочь своей гончей на сколе, охотник должен обладать определенным мастерством, знать повадки зверя, разбираться в скидках, петлях. Сделайте с собакой круг, сначала небольшой, а затем, расширяйте круги, ободряя собаку порсканием. Желательно заметить, где собака стеряла след (смолкла), потому что скидка зайца, как правило, находится несколько сзади места, где смолкла гончая. Это очень важно.

Вязкость — настойчивость в преследовании зверя, наследственное качество гончей. Однако бывают гончие настолько невязкие, что нагонка и охота с ними — одно наказание, и ничем это важное качество им не привить.

Очень часто молодые собаки голосят по жировым следам и даже отдают голос по птице. Со временем, когда гончая погоняет зайца разок-другой, она перестает голосить попусту. Если собака слишком копается на жировых следах и отдает голос, охотник обязан взять и увести ее.

Нередко бывает добор — отдача голоса, когда зверь еще не поднялся с лежки. Добор часто передается по наследству и никакими усилиями исправить это не удается. Добор по зайцу — порок, так как пока гончая голосит, зверь поднимается с лежки и «накидает ей столько двоек», что она долго и томительно «бубнит» по лесу.

Есть гончие, которые голосят попусту. От слабоголосых гончих нужно избавляться, ибо это такой порок, который ничем не исправить. При нагонке умело пользуйтесь рогом и накликом. Главное правило — никогда не обманывайте собак. Наклик необходим когда охотник перевидел зверя и хочет «насадить» собаку на след, а не тогда, когда нужно взять ее на сворку. Трубят в рог, чтобы «снять» собаку. Уходя из дома в нагонку можно и нужно потрубить. Молодые гончие сразу запоминают эти звуки. Когда гончие хорошо валят на рог, охотник просто обязан дать лакомство. Однако это правило многие не выполняют, а иногда по непонятным причинам даже наказывают собаку, мол, вот непутевая, где-то болтается, или еще хуже — без конца трубят в рог. В этом случае гончие вообще перестают приходить на рог. 

На полевых испытаниях часто видишь, как хозяин (ведущий) не может наставить гончую на след зайца. В этом случае накликом нужно пользоваться энергично и умело. Старые опытные нагонщики накликают так: вот, вот, вот, а-ля, аля, а-ля — кажется, лес дрожит. Однако на охоте, особенно по лисице, наставлять собаку лучше позывом в рог, соблюдая необходимую тишину и осторожность. Правило одно — как на охоте, так и в нагонке надо меньше шуметь, не пугать зверя и накликать или трубить в рог только при крайней необходимости.

Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то лучшей школой для молодой гончей будет подранок. Собаке дают возможность изловить раненого зверя и потрепать его, но не рвать. После того как собака успокоится, нужно подойти, погладить ее и спокойно принять трофей.

В местах, где обитают косули, следует избегать нагонки молодых гончих, ибо гончая всегда охотнее гонит косулю и это станет нежелательной привычкой. Если молодая гончая нагоняется вместе с опытной собакой, то они должны быть равных ног (обладать одинаковой скоростью), иначе молодая отстанет, потеряет веру в свои силы, испугается, начнет искать хозяина, и это со временем перейдет в лень. Нагонка молодой собаки должна быть основана только на ласке и максимальном контакте с ней.

Наганивая собаку, нужно держать ее в рабочем теле, то есть чтобы гончая была не слишком жирна. Ни в коем случае нельзя брать в нагонку гончих после болезни, особенно чумкой, необходим перерыв в несколько месяцев.

Сделать гончую собаку вязкой, мастеровитой, вежливой — задача трудная, требующая навыка, терпения, а главное — неистовой любви к собакам, к лесу, к гону. Ничего нет легче, чем испортить самую лучшую из гончих, казалось бы, самым невинным одним случаем.

Поэтому молодому гончатнику, кроме перечисленных правил нагонки, требуется соблюдать следующие:

— никогда не наганивайте молодую гончую по пороше, так как собака привыкает гнать только «на глазок»; 

не наганивайте ночью, эта нагонка портит собак, так как гончая привыкает гонять несколько зайцев; 

— при напуске не забывайте подавать команду «стоять» и давать лакомство, когда гончая выполняет команды хозяина-нагонщика; 

— никогда не бейте собаку, только ровным и ласковым отношением можно завоевать ее доверие; 

не ходите в нагонку большой компанией; 

— всегда помните, что главное качество гончих — чутье. Неправильным содержанием, кормлением можно его испортить и никакой нагонкой не восстановить; 

— приучайте гончую гонять в любую погоду, в любых условиях — в болоте, мелколесье и так далее. 

Использованы материалы Б. Марков, эксперт республиканской категории «С молодой гончей»,»Охота и охотничье хозяйство № 10 — 1987 г.»

  • < Назад
  • Вперёд >

Охота со щенком гончей — Военно-охотничье общество

Каждый, кто завел щенка охотничьей собаки,    с нетерпением  ждет, когда   же тот проявит  свои рабочие качества – ради самой охоты и чтобы убедиться в правильности  выбора.   Очевидно, что для гончатников это справедливо точно так же, как для норников  и легашатников.   Однако раннему началу охоты с гончей и принципиальной оценке ее возможностей  препятствуют устоявшиеся положения, которые большинство гончатников  считают незыблемыми и действуют в соответствии с ними.

Вот эти положения:

  • Нельзя начинать нагонку гончей раньше, чем ей исполнится год.
  • Нагонку молодой гончей следует начинать только по  черной тропе.
  • Работу гончей следует оценивать  по третьему полю.

Считаю их ошибочными и вредными – как для  подготовки конкретной гончей, так и для прогресса  отечественных гончих в целом. Для доказательства этого утверждения  рассмотрим  каждое из вышеуказанных положений.

Почему,  учат нас многочисленные статьи  и  руководства по охоте с гончими, нельзя пускать в нагонку, а  тем более в охоту, щенков  до года? Потому, что щенок до года еще физически и психически  не готов к нагрузкам, которым он подвергается при нагонке, не говоря уже об охоте. Считается, что он увлечется преследованием и совершит непомерную работу, подорвав при этом свое здоровье и желание гонять, что сделает его в будущем нерабочей гончей, тем вероятнее, чем более азартным  он является от природы. При этом указывается, что множество перспективных молодых гончих  были  таким образом безнадежно испорчены. Совершенно понятно, откуда взялось это утверждение, безусловно,  верное на момент его возникновения. А возникло оно в 19 веке, когда все, за исключением крестьян, руководств не писавших, охотились исключительно со стаями гончих, будь то комплектные или ружейные охоты. Когда на псарных дворах содержались десятки, если не сотни гончих, то совершенно невозможно было заниматься  с ними индивидуальной нагонкой. Понятно, что если пустить в нагонку несформировавшуюся гончую вместе со стаей, в которой она выросла, то , повинуясь стайному инстинкту, та будет стремиться  изо всех сил и сверх  их  гнать вместе со стаей  и действительно может надорваться. Наши предшественники, жившие в неторопливом позапрошлом веке, могли себе позволить начинать  нагонку после  достижения собаками года,   полноценную охоту со второго поля и оценивать работу собак по третьему.   Они действовали так, имея значительное количество рабочих гончих,  разновозрастное ремонтное поголовье и, наконец, материальный достаток, а если точнее –  избыток. Почти никто из  нынешних  гончатников  не обладает всем вышеперечисленным. Наш  малообеспеченный, в лучшем случае средне обеспеченный современник,  как правило, приобретает и содержит одного щенка гончей, сильно напрягая  жену и семейный бюджет.  Он год гуляет с гончей, но не наганивает ее, а потом еще полгода наганивает, но  — не  дай бог! —  не  охотится с ней.  И вот,   по третьему полю, то есть на четвертом году жизни гончей, эксперты-кинологи, да и просто товарищи по охоте говорят  владельцу, что его собака совершенно бездарна. Он обижается и не соглашается, каждый раз находя  различные погодные объяснения скверной работы гончей – то  многоследица,  то слишком тепло, слишком холодно, слишком сухо, слишком сыро. Требуется еще год ожиданий и разочарований, чтобы убедиться в очевидном  – ввиду отсутствия чутья или вязкости эта гончая не способна продержать зайца больше пятнадцати минут. Такая гончая годится лишь для «выталкивания»  лис и зайцев  из культюков — узких густых зарослей вдоль степных речек. И ее следовало бы отдать охотнику, живущему в такой местности, но собака за четыре с половиной года стала «членом семьи», к ней привязались жена и дети, на нее потрачено столько сил и средств, а новый щенок – это новые затраты с неизвестным результатом. В итоге, собака  остается в семье, и, как советуют психологи по отношению к членам семьи, владелец «принимает ее такой, как она есть», то есть как-то приспосабливается с ней охотиться. Так запоздалое начало нагонки и отсроченная оценка качеств гончих не позволяют  их владельцам  произвести своевременную выбраковку и на многие годы лишают их настоящей охоты, в результате чего  гончатники, особенно городские, для которых содержание гончих сопряжено со значительными сложностями, нередко приходят к полному разочарованию.

Большинство   опубликованных рекомендаций по нагонке молодых гончих совпадают  в части строгой необходимости начинать ее  только по черной тропе. Правда, различными авторами тому даются различные обоснования. Одни утверждают, что начав гонять  с белой тропы по  зрительно  различимому следу,  гончие приобретают привычку делать это «на глазок»  и потом уже не могут нормально гонять по чернотропу, когда след не  виден.  Другие считают, что   в этом случае у молодых гончих развивается неисправимая слабоголосость.  В действительности,  привычек  гонять  «на глазок», равно как и отдавать излишний голос  у гончей ни при каких обстоятельства возникнуть   попросту не может.  В отличие от человека,  у которого главным  способом  ориентации во внешнем мире является зрительный, затем слуховой, и лишь в очень незначительной степени обонятельный,  «глаза» собаки, и гончей  в особенности, — это ее чутье. У  гончих чутье феноменальное, позволяющее  лучшим представителям породы различать след зайца на кабаньей тропе, слух неплохой, а вот зрение  весьма ограниченное. Не раз видел, как гончие,   внезапно заметив владельца  наветренно в 50 шагах, не узнавали его  и облаивали. Никогда не бывает, чтобы все  анализаторы были развиты в равной степени хорошо. Усиление возможностей одного анализатора всегда происходит за счет снижения таковых у прочих. Невероятные запаховые различения, производимые гончей во время гона, возможны  только благодаря ее полному сосредоточению на обонятельных впечатлениях. Этим  объясняется хорошо известный всем  гончатникам  факт, что когда гончая гонит, она «ничего не видит и не  слышит», потому гончие столь часто гибнут под  автомашинами  и  поездами. Считать, что  молодая гончая, насмотревшись по снегу на  гонные следы, начнет гонять «на глазок», все равно, что думать, будто  если начинающим грибникам позволять  нюхать первые найденные  ими грибы, они в последующем будут искать их исключительно «на нюх» с закрытыми глазами. Поэтому собаки с сильным или хотя бы удовлетворительным  чутьем никогда не «променяют» его на зрение. Другое дело собаки бесчутые – они вовсю пользуются зрением, чтобы компенсировать  недостаток чутья, как  слепые люди ориентируются ощупью и, отчасти, обонянием. Впрочем, с  той же эффективностью.   Другое дело, что у  молодых гончих, впервые нагоненных и уже хорошо гоняющих по белой тропе, всегда возникают временные сложности  при переходе на  черную. И это совершенно понятно. Ведь в отличие от белой тропы с  ее ограниченным набором запахов, по чернотропу эти гончие сталкиваются с необходимостью  выбирать нужный запах из огромного спектра других (почвы, листьев, разнотравья, насекомых и проч.),  а такого навыка у них пока нет. У гончих с сильным чутьем адаптация  к черной тропе происходит быстро, в считанные недели,  хотя известно,  что часть  хороших гончих  лучше все- таки гоняет по снегу.

Теперь о возможности вызвать слабоголосость первой нагонкой гончих по белой тропе. Отдача голоса гончей по  гонному следу – это  безусловный рефлекс, при этом верность отдачи голоса  данной гончей  определяется присущим ей   сочетанием  особенностей чутья и эмоционального склада. Природа слабоголосости гончих –  тема отдельного исследования. Скажу лишь, что, к сожалению или к счастью,   верность отдачи голоса ни улучшить, ни испортить нельзя. Так, например, вопреки распространенному заблуждению, если молодую гончую с высокой верностью отдачи голоса пускать  со  взрослой слабоголосой гончей, та не начнет пустоголосить с ней за компанию, но быстро научится отличать гон от добора и будет подваливать к ней  очень избирательно, и по присоединению ее голоса всегда можно будет понять, когда зверь действительно помкнут. Наганивание  молодой гончей по белой тропе исключительно удобно, потому что:

-по белой тропе гораздо проще найти зайца и познакомить с ним щенка, а также многократно помочь ему выправить сколы,

— всегда можно узнать, какого зверя погнал щенок, поощрить желательные действия и пресечь нежелательные,

-можно вытропить  щенка,  далеко ушедшего за копытным, не дожидаясь, пока он потеряется.

Что касается тезиса о  том, что оценку  работы  гончей  следует производить только по третьему  полю, то его  следовало бы переформулировать следующим образом: «Работу  посредственной  гончей  оценивают по третьему полю».  То есть  гончей с  посредственным чутьем  и хорошей вязкостью.  И вот почему.  Там,  где гончая с сильным чутьем  «видит» носом значительные отрезки следа и  в ее мозгу легко складывается целостная картина, средне —  и  слабочутая  гончая «видит» лишь отдельные островки запаха  в  местах, где он запечатлелся лучше всего, и в молодом возрасте ей  такой кроссворд решить не под силу. Если же она обладает  достаточной вязкостью, аналогом человеческой  усидчивости и упорства в достижении цели, то с годами  приобретает необходимый опыт и мастерство в решении следовых загадок,  но разгадки удаются только тогда, когда тропа позволяет получить необходимый минимум информации. Отсюда нестабильность ее работы. Если  же гончая начинает отлично гонять  в 7 -8 месяцев, когда никакого «мастерства»  у нее еще нет и быть не может, это означает, что при достаточной вязкости она обладает великолепным чутьем,  которое  среди наших гончих встречается, к сожалению,  довольно  редко, гораздо реже, чем хорошая вязкость.   Именно разницей в чутье,  в основном,  определяется   весьма разное время  начала настоящей работы гончих при равноценной нагонке.  Для того, чтобы научиться рисовать, как  делают это без всякого обучения некоторые одаренные от природы дети, другим необходимо закончить художественную школу, а третьи,  и закончив школу, никогда этого не достигнут.   Обладая  достаточной вязкостью  при посредственном чутье, гончая  по третьему полю действительно начинает гонять вполне сносно, по хорошей  тропе  показывая   работы на диплом третьей и изредка даже второй степени и, будучи выставленной на полевые испытания, может  их получить. А по более сложной тропе она гоняет долго, но очень «моровато», с бесконечными сколами,  по тяжелой же тропе (мороз, сушь, мерзлая пестрая тропа, многоследица) вообще гонять не может. Такими гончими  бывают довольны охотники, которые могут себе  позволить  выбираться на охоту, когда тропа  тому благоприятствует, «увидал за окном порошу и поехал». Для тех же,  кто,  в силу занятости,  выходит  с гончими не по хорошей тропе, а по выходным, нужны собаки, превосходно работающие в хороших условиях и удовлетворительно в любых, то есть очень чутьистые.   Много раз доводилось читать, что лучше три диплома третьей степени, чем один первой.  Если речь идет о том, какие гончие перспективнее для племенной работы, то правильнее будет дать такую формулировку: «лучше 5 дипломов 1 и 2 степени, чем 3 третьей!» Потому что,  если  мы действительно хотим совершить прорыв в качестве работы наших гончих, то в племенной работе следует  ориентироваться не на посредственностей, начавших работать по третьему  полю и получивших в благоприятных условиях три «тройки», а на  собак, рано начавших  гонять и показывающих стабильную работу  по любой тропе и регулярно получающих высокие дипломы.

Осмысление, с использованием профессиональных медико-биологических знаний, двадцатилетнего опыта содержания  гончих и охоты с  ними, дает мне основания утверждать следующее.  Чтобы дать собаке  быстро и в полной мере проявить все в ее рабочие качества,  своевременно оценить их и, возможно, путем выбраковки,  в ограниченный срок стать владельцем гончей, превосходно гоняющей зайца и лису, но не копытных, необходимо:

  • стараться приобрести щенка от производителей, обладающих очень сильным чутьем, что проявляется  в их способности  великолепно работать по  хорошей тропе и удовлетворительно – по тяжелой.
  • нагонку  начинать сразу, как только щенок пройдет курс профилактических прививок,  по той тропе, которая будет в это время,
  • охоту со щенком гончей   начинать в самом раннем возрасте при первой же возможности,
  • работу гончей   оценить до первого поля, в крайнем случае – по первому полю.

Вот доказательства полезности и необходимости ранней нагонки и охоты. Работа высококлассной гончей — это спорт высших достижений, причем сама гончая – стайер,  сверхмарафонец, одновременно решающий задачи удержания следа, преследования и ориентирования. Годовалый возраст собаки соответствует 15 – 16 летнему возрасту человека. Если ребенок  впервые придет в физкультурный зал в 16 лет, он никогда не станет олимпийским чемпионом. Однако более правомерными будут не человеческие, а зоологические аналогии.  В качестве  наиболее адекватной биологической модели  в дикой природе следует  рассматривать формирование охотничьих навыков у лисицы. Именно у лисицы, а не волка, поскольку у лисы, также как и у собаки  вне человеческого контроля  (бродячие собаки), часть самок оказываются половозрелыми и приносят потомство уже к концу первого года жизни. Это означает,  что к данному  возрасту охотничьи навыки  у лисиц  (и, соответственно, собак)  могут и должны быть  сформированы до такой степени, чтобы  они   могли обеспечить пропитание не только себе, но и потомству, то есть практически полностью.  Лисы и собаки на это запрограммированы биологически. Выполняя указанную программу, родители вовлекают лисят в охоту сразу же, как только те начинают выходить из норы, в месячном возрасте,  принося живую добычу и давая щенкам возможность ее «поймать». Постепенно лисята отходят от норы все дальше и дальше,  и,  в добавление к основному рациону, приносимому родителями, самостоятельно добывают  себе «десерт» — насекомых, рептилий,  а затем грызунов  и птиц, причем занимаются этим, если позволяет погода,  ежедневно и большую часть суток. Не удивительно, что при таком  «интенсивном обучении» охотничьи навыки у лисиц  формируются очень  быстро,  и  примерно в четырех- пятимесячном возрасте выводки лисиц разбредаются. С этого момента молодые лисы охотятся совершенно самостоятельно, хотя и возвращаются в выводковые норы в случае опасности и непогоды. Очевидно, что с годами их «охотничье мастерство» совершенствуется, и все же никаких принципиально новых навыков и умений они при этом не приобретают. Как было сказано выше, гончие генетически запрограммированы совершенно идентично,  и в  идеале со щенком гончей  нужно было бы начинать ходить в угодья сразу, как только он выйдет из подсосного возраста. Но сделать это, не подвергая щенка высокому риску заразиться  и погибнуть от острых  инфекционных  заболеваний,    до  проведения курса вакцинации   невозможно. До выработки  устойчивого иммунитета, то есть до трех с половиной месяцев, щенок должен содержаться в условиях строгого карантина.    Но если  с этого момента щенок гончей получит возможность находиться в угодьях, где обитает заяц и лиса,  практически ежедневно, то, на многочисленных примерах  гончих моих собственных и  товарищей, я утверждаю: любая гончая с хорошим чутьем и вязкостью, которая в принципе способна  достойно гонять зайца и лису, в 8 месяцев  будет это делать, (причем  как выжловка, так и выжлец). И на первом году жизни покажет большую часть  своих природных возможностей. Кстати, в том, чтобы  со щенком гончей ходить на нагонку ежедневно, нет ничего нереального.  Ведь гуляют же  владельцы взрослых служебных собак  с ними по два часа в день, а со щенками и того больше, вставая рано и ложась поздно. Точно также и гончатники могут по будним дням ходить со щенками на нагонку по  два часа и более длительно по выходным. Наличие зайцев и лис в самых разных природно-антропогенных ландшафтах позволяют это делать большинству сельских охотников и многим городским.  Предположим, что щенок родился 15 апреля. Это значит, что к 15 октября, когда ему исполнится 6 месяцев,  охота с породными гончими уже открыта повсеместно, и  он сможет познакомиться с  практическими  результатами гона – взятыми сначала в его присутствии, а затем и непосредственно из-под него зайцами и лисами.  И это важнейший момент в жизни молодой гончей,  значение  которого  переоценить невозможно.  В результате повторяющегося  знакомства   с добытыми из-под нее объектами охоты,  гончая  понимает свое предназначение.   А важно это не только и не столько потому, что гончая начинает еще азартнее преследовать зайцев и лис, но  потому, что она сосредотачивается на преследовании именно зайцев и лис, постепенно утрачивая интерес к копытным, которые являются «проклятием» большей части гончатников.  Известно, что все гончие по своей  природе  в той или иной мере склонны к преследованию диких копытных, особенно косуль, и это основная причина  испорченных охот и безвозвратных потерь гончих.  Многие смиряются с этим, как с неизбежным злом, некоторые используют  «народные противоядия», например,  нещадно бьют собак на гонном следу копытных, впрочем, без особого успеха, потому как известно, что «зарекался ковшик по воду ходить…». С.М.  Духанин, в  его замечательной книге «Стая гончих для псовой и ружейной охоты», предлагает сколь интересный, столь и мало осуществимый  для большинства гончатников способ —  водить гончих туда, где в неволе  содержатся дикие копытные  и наказывать плеткой малейшее проявление интереса к ним.  Мне и,  думаю,  основной массе  гончатников  никогда не доводилось видеть в неволе косуль, а если они и есть где-то в частных зоопарках, то кто нас туда с нашими гончими пустит?!  Единственный,  с моей точки зрения, реальный способ добиться безразличия гончих к копытным, это использовать столь хорошо знакомый психологам   (и зооопсихологам)  феномен фиксации. Смысл его состоит в том, что первые детские  и юношеские впечатления фиксируют индивидуума на определенном типе объектов интереса и влечения, например, тип объекта первых сексуальных опытов   определяет  тип,   предпочитаемый во взрослой жизни. Чем раньше  из- под гончей будет принят заяц, и чем больше зайцев  из  под нее будет взято в раннем возрасте, тем надежнее она  «зафиксируется» на зайце, затем, после отстрела из под нее лис, и на лисе, и  тем быстрее и бесповоротнее  утратит интерес к копытным. Конечно, при условии, что ни из-под нее, ни даже при ней  копытные никогда отстреливаться не будут. Если же гончую начинают наганивать  с года и не охотятся с ней, да еще наганивают исключительно  по черной тропе, когда владелец, как правило, не знает, по каким не перевиденным  зверям выполняет она короткие работы, то как она поймет, что от нее требуется гонять  только зайца и лису?!   В моем вольере сейчас  семь русских пегих гончих в возрасте от года до пяти. Насколько все они щенками страстно, часами преследовали копытных,  настолько   в настоящий момент  никто из них копытных не гоняет, даже косуль, даже в стае. И удалось добиться этого только одним способом – взятием из-под них сначала зайцев, а потом лисиц,   начиная с 6-7 месячного возраста.

   К моменту, когда гончая будет способна длительно удерживать гонный след лисы или зайца, она должна быть к этому физически и психологически подготовлена, это бесспорно. Но подготовка  состоит не в том, что собака ждет в квартире или вольере достижения  возраста 12 месяцев. А в полноценном кормлении,  дегельминтизации, витаминизации и вакцинации, а также, в особенности, в систематических, лучше ежедневных, все возрастающих нагрузках в угодьях, где водятся  объекты охоты. Только так, и больше никак, можно подготовить молодую собаку и физически, и психологически к нагонке и охоте. До года нам предлагают только гулять со щенками гончих. Это означает, что без надетого поводка со щенком можно находиться  исключительно  на улице, в сквере либо на стадионе, потому что во всех, даже  внутригородских полях, лесах и парковых зонах водятся зайцы с лисами, а это уже нагонка! Вот две комплексные профилактические  прививки и карантин позади, и вы вышли со щенком в лес.  Осторожно,  вы на нагонке, ваша «надежда»  обнюхивает заячий помет и вот-вот, столкнув его автора, пробежит за ним метров тридцать. Честное слово, в этом происшествии нет  совершенно ничего опасного! В одиночку  длительно удерживать  гонный след зайца и лисы  самый лучший щенок гончей сможет только  в результате  многочисленных выходов в угодья с эпизодами короткого гона. Хочу еще раз повторить, что  при условии рано начатой регулярной нагонки необходимые для длительного гона психофизические кондиции  и способность длительно удерживать гонный след у щенка  формируются  взаимосвязано  и одновременно!   Когда в 2004 году две мои 3,5 месячные выжловки на первой же прогулке-нагонке погнали с голосом …мышь,  я не стал их останавливать. Мы ходили на нагонку ежедневно, в результате в 4,5 месяца выжловки продержали 20 минут лисицу в сильно заросшей тальником и заболоченной пойме, в 6 месяцев они гоняли ее  там  в течение часа-полутора. В  восемь  месяцев  они держали  зайца  как по белой, так и по пестрой  тропе два часа и более, и после двух дней интенсивной охоты    весело бегали друг за другом вокруг машины. Я был просто поражен успехами этих выжловок и задумался над причиной их незаурядных способностей. До этого все мои, как я считал, отличные  гончие, (произошедшие от Журая Б.И. Маркова, обладавшего «мертвой» вязкостью при посредственном чутье и передающего эти качества) начинали показывать приличную работу на четвертом году жизни. По пестрой тропе, сильному морозу и многоследице по зайцу они не работали. Поэтому  мне казалось, что это вообще за пределами возможностей гончих, а уж история про  «подвиги» щенков в таких условиях, подобная рассказанной, меня бы просто возмутила.   Когда охотничий сезон закончился, выжловкам  исполнилось по 9,5 месяцев, и из-под  этого смычка уже было взято 22 зайца и 5 лисиц.  Утратили ли они при этом страсть к преследованию зверя, как нас пугают?  Да, но исключительно к преследованию копытных,  включая косулю. На одной из  фотографий, прилагаемой к этой статье, вы видите двух  других моих щенков  — 9 месячного Сокура (от моей Лиры  и Салюта-XII  В. Д. Сатарова), и 6 месячную Арфу (Рада С.А. Булатова – Салют-XII  В.Д. Сатарова) и взятых из-под них в результате полноценного гона зайцев. Несмотря на  то, что со щенками мы тогда отохотились  два полных дня и взяли 10 зайцев, щенки совершенно не переутомились, зато почти утратили интерес к косулям,  стоивший нам на предыдущей охоте многих седых волос. Обратите внимание на их  взрослое мышечное развитие и «выражение лица». Все мои  гончие на публикуемых фотографиях не старше 10 месяцев.

В завершение статьи о возможности и  необходимости  ранней нагонки и полноценной охоты со щенками гончих –  несколько  слов об ограничениях, которые при этом существуют.  Длительность прогулок и нагонки следует увеличивать постепенно, прекращая их при малейших признаках переутомления щенка, а, еще лучше –  до их появления. Когда щенок начнет делать 20 -30 минутные работы, не давайте ему на нагонке больше одной работы  подряд. Не пускайте щенка в нагонку и в охоту со взрослой гончей, тем  более   с несколькими взрослыми гончими. Нагонку  щенков,  в одиночку показывающих 20 – 30 минутные работы,   в  смычке и стайке с ровесниками нужно делать с осторожностью,  следя, чтобы щенки не переутомлялись, не перегревались, и вообще допускать такую нагонку  только изредка –  дабы щенки не утратили интереса и способности к индивидуальной работе.   Удачи!

Виктор  Кишиневский,

руководитель секции гончих Саратовского Клуба любителей охотничьих собак «Охотник»

e-mail :   v_kish@inbox.ru

Собачий заяц | Журнал Sporting Rifle

Держите свою собаку на правильном запахе

Специалист по охотничьим собакам Томас Мюллер говорит, что ганноверский метод обучения следопытов можно адаптировать, заменив зайца на рыжего оленя

Обучение искусственных гончих — это действительно разновидность двух разных методов. Большинство охотников выберут метод искусственно проложенного следа, главным образом из-за его относительной простоты использования и уверенности в направлении пробного пути, что становится все труднее по мере продвижения.Использование все меньшего и меньшего количества крови на более длинном следе и включение ароматических туфель с использованием клинков оленя или кабана создаст для собаки максимально естественный вид. Однако никогда не стоит недооценивать способности собаки — она ​​поймет, что это не так, но поймет, что вы от нее хотите.

Ароматическая обувь может служить определенной цели, но гончие устают от искусственных следов

Уловка здесь состоит в том, чтобы держать его чем-то занятым и всегда доставлять удовольствие собаке, в ту минуту, когда она теряет интерес, приостанавливает деятельность и всегда старается заставить собаку добиться успеха и добиться своего вознаграждения.Не переусердствуйте с дрессировкой следопыта — базовое обучение всегда должно быть усилено как часть процесса взросления молодой собаки. Это послужит основой для восстановления раненой дичи и даст хорошо обученной, послушной собаки, которой можно будет гордиться.

Раз в две недели достаточно для обучения искусственному запаху, и нет необходимости делать это чаще одного раза в неделю. Но если использовать второй метод обучения по старому ганноверскому способу обучения, это можно делать чаще.Этот метод ограничен только способностью человека найти подходящего оленя, и оба наблюдать и отмечать его прогресс, чтобы собака в дальнейшем проследила его на дрессировке — задача не из легких, и я уверен, вы согласитесь.

Вариант ганноверского метода, который я использую, включает использование скромного зайца в качестве альтернативного объекта слежения. Я понимаю, что это предложение может вызвать коллективный срыв среди британских дрессировщиков, поскольку заяц часто считается проклятием для любого вида дрессировки собак, но, пожалуйста, выслушайте меня.

В моем районе гораздо легче найти и наблюдать за отдельными зайцами, чем за неуловимыми оленями-оленями. Поэтому я адаптировал обучение своих молодых гончих к охоте на зайцев и оленей. В эксплуатации это само по себе простота, так как зайцев довольно легко найти, и я внимательно слежу за выбранным ими путем по полям, прежде чем ввести молодую собаку по ее следу в выбранной мной точке с необходимой командой.

Использование зайцев — испытанный метод обучения

Я должен упомянуть здесь очевидное: не заменяйте зайцев кроликами.Все гончие должны быть лишены естественной склонности преследовать кроликов — гончая, выслеживающая короткое расстояние до норы, бесполезна. Однако заяц будет покрывать свою территорию на все меньшие и большие расстояния, с дополнительным преимуществом, заключающимся в том, что он не укрывается под землей.

На самом деле по следу зайца сложно проследить, и он очень быстро теряет свой запах, что концентрирует ум и нос собаки, эффективно заставляя собаку сосредоточиться на запахе и оставить всех остальных.Я прорабатываю заячьи следы, как и любые другие, и тренировочный эффект просто великолепен. Когда собака спугнет зайца, я позволю ему погоняться за ней некоторое время в качестве награды. Это действительно укрепляет обучение следованию по единственной дорожке и всегда доставляет удовольствие собакам — они никогда не устанут от настоящих вещей, в отличие от искусственных следов. У немецких и австрийских гончих есть поговорка, что хороший охотник за зайцами — или, как говорят британцы, «бегунья» — всегда станет хорошей гончей по нюхам.По моему опыту, это абсолютно верно.

Я должен еще раз подчеркнуть тот факт, что молодую гончую всегда нужно обучать базовым навыкам, чтобы проводник мог эффективно использовать ее природные охотничьи способности. Собака должна быть постоянно обучена работать на вас, а не на себя. В конечном итоге проводник сможет отозвать собаку с горячего следа, если она допустит ошибку, и ему должно быть разрешено охотиться только на следы по выбору проводника. Конечно, когда собака полностью обучена и опытна, ее часто отпускают на длительные периоды времени для самостоятельной охоты по следу, но, хотя она будет выслеживать бесплатно, она будет следить за запахом, по которому ее проинструктировал проводник.Это совершенно другое дело, если не считать, что гончая нападает на любой интересный запах, который ей нравится.

Так что, пожалуйста, не отвергайте скромного зайца как способ использования ганноверского метода обучения, дрессировщик всегда может оторвать собаку от зайцев на более позднем этапе обучения, и действительно, использование искусственных запахов в местах, часто посещаемых зайцами, очень далеко. способ приучения гончей к охоте на зайцев по команде. Со временем все станет на свои места, только не забывайте, что одни собаки будут учиться быстрее, чем другие.

Конечный результат: послушная собака, которая хорошо работает

В дополнение к этой теме с помощью собаки, которая правильно привела в действие основы, которая также показала себя многообещающей на искусственных тропах, следующим шагом будет проложить тропу в оленьем парке. Получить разрешение может быть не так просто, но поищите менеджера оленьего парка со следящей собакой, и, возможно, вы добьетесь успеха.

Это верный способ научить собаку оставаться на указанном вами леске, несмотря на более интересные запахи вокруг него.Опять же, не переусердствуйте с дрессировкой искусственного обоняния, всегда будьте изобретательны и делайте это как можно более интересным для собаки.

Комбинация вышеупомянутых методов — это то, что я успешно использовал, и я не сомневаюсь, что они будут столь же успешными и в Великобритании, если будут адаптированы дальновидными хендлерами, которые доверяют своим подопечным.

терминов охоты | Закон об охоте

Охотничий эвфемизм для умерщвления лисы. Также известен как Bowled Over, Bued to Book, Punished, Dealt With.

См. Охота на детенышей

Собака лепет, когда говорит без надобности.

У бегущего зайца скомканы лапы, когда они забиты глиной.

Пешие люди, идущие в линию в ряд, чтобы отогнать скотобойню к ружьям или охотникам.

Говорят, что гончие могут предлагать цену, когда они наиболее отзывчивы, то есть когда они только что сделали чек.

Охотник и гончие бросают бланк, когда им не удается поставить карьер в той области, которую они искали.Можно сказать, что прикрытие пустое. Неспособность найти карьер весь день — это пустой день.

Юридический термин для корпорации, то есть компании с ограниченной ответственностью.

Чтобы карьер покинул место укрытия или подземного убежища, чтобы его могли преследовать или убить. При охоте на лис и норок карьер часто запирали терьерами, чтобы на него снова могли охотиться гончие.

Две лисы, зайцы или дичь.

Говорят, что карьер разрушается, когда выходит из укрытия.

Поедание карьера гончими.

Гончие заставляют оленя бросаться в ловушку, когда они доводят его до изнеможения, и он поворачивается к ним лицом.

Лисий хвост.

Самец лани или косули; тоже заяц-самец.

Любой день охоты, кроме указанного в рекламе; дополнительный день.

Пожертвование, сделанное сторонниками хижины в день собрания.

Когда гончие ищут потерянную леску в карьере. Охотник может взять на себя ответственность за стаю и бросить гончих туда, где, как он / она думает, гончие подберут леску или гончие могут броситься сами.

Охота на лису. Также Чарльз Джеймс и мистер Тодд.

Когда собаки временно теряют леску.

Убийство карьера гончими без погони.

Когда заяц остановился и прячется, прижимаясь к земле.

См. Seat.

Район, в пределах которого охотится определенная стая.

Две гончие. Стаи гончих считаются парами. Одна собака — это одна собака, а не половина пары.

Произносится «прикрытие».Обычно используется для обозначения леса, а также живой изгороди, утеса, зарослей или поля, где лиса может укрыться в поисках укрытия.

См. Говори.

Период, непосредственно предшествующий охоте на лис. Начинается примерно с середины до конца августа до открытия, как правило, в последнюю субботу октября или первую субботу ноября, когда молодые гончие обучаются охоте, а на детенышей преимущественно охотятся. Также известен как Осенняя охота.

Использование лопат, металлических прутьев или даже приспособленных трости для рытья в туннельной системе в поисках лисы.Терьеров использовали для определения местонахождения лисы до того, как она была убита.

Самка лани или косули. тоже заяц-самка.

Запах зайца или норки. В охоте на драконов дракон — это искусственный запах, которым гончие должны следовать.

Когда собаки обыскивают укрытие в поисках карьера.

Чтобы нарисовать тайник, не найдя карьера.

Подземный туннель, в котором может укрыться лиса, может включать барсучий поселок или водосток.

Кто-то, нанятый охотой для блокирования или «остановки» лисиц и барсуков в районах охоты.Это происходит до начала охоты, обычно накануне ночью.

Введенная гончая — это гончая, которая охотилась в течение одного или более сезонов. В течение первого сезона гончую можно отнести к не введенной гончей.

Охота с помощью хищных птиц.

Когда собака думает, что владеет леской, но не уверена, она не говорит, а вместо этого взмахивает хвостом (кормой) или «пером» и движется по предполагаемой линии.

Использование собак, чтобы заставить добычу выскользнуть из укрытия.

Любой запах или потревоженный грунт, портящий леску.

См. Seat.

Когда карьеру позволено уйти.

Когда лиса ушла из укрытия и началась погоня.

См. Ушли на землю.

Когда затравленная лиса укрылась под землей; обычно это земля для лисицы или барсучий поселок, но может включать в себя слив, груду бревен или тюк сена. Также «Ушел на Землю» и «Бежал на землю».

Местный эксперт по оленям, нанятый на охоту на оленей, чтобы выбрать подходящего оленя для охоты.

Бегущий заяц — это преследование зайцев двумя собаками, преимущественно борзыми. Человек, которого зовут «тапок», отпускает собак, чтобы они преследовали зайца, и судьи оценивают их умение заставить зайца «повернуться», когда он убегает.

Когда карьер меняет направление.

Гончие охотятся пяткой или охотятся за леской, когда они охотятся за леской в ​​противоположном направлении, в котором бежал карьер.

Охотничий заяц называется «своим» независимо от того, самец он или самка.

Охотничья лиса всегда называется «он», независимо от того, самец она или самка.

Самка благородного оленя.

Охота на лис: Размещение полевых / пеших последователей вокруг укрытия, чтобы удерживать лисенок и гончих внутри во время охоты на детенышей. Охота на зайца: содержание гончих плотной группой вокруг охотника.

Произносится «кричать». Высокий крик, издаваемый человеком, увидевшим карьер, чтобы привлечь внимание охотника, часто сопровождается поднятием шапки или руки в воздух в направлении добычи.

Собак, охотящихся по запаху, называют гончими.

Резкий поворот карьера под прямым углом для уклонения от преследующих собак.

Когда гончих вводят в линию.

Охота на лис: старт, который дается брошенной лисе до того, как гончая выпускается на ее леску. Бегущий заяц: Старт, который дается зайцу до того, как будут выпущены борзые.

Запах, оставленный работающим карьером.

Радиоприемное устройство, используемое для отслеживания сигналов от радиопередающего устройства, прикрепленного к ошейнику терьера, используемого под землей.Терьер сканирует землю над системой туннелей, прислушиваясь к сигналу, который указывает на продвижение и положение терьера под землей. Также искатель терьеров.

Когда гончие рыщут у входа в землю или в место, где укрылась лиса.

См. Марк.

Голова мертвой лисы или зайца.

Обустроенное место встречи охоты.

Список дат и времени проведения охоты с указанием места встречи.

Начало официальной охоты.

Когда гончие стреляют, меняется направление лески.

Говорят, что гончими принадлежит леска, когда они улавливают запах.

Охота на лапы дохлой лисы.

Расстояние от добычи карьера до места, где собаки убивают или теряют его, измеренное по прямой. Фактическое расстояние описывается как «бегущие гончие».

Захват или член поля, расположенный в стратегической точке на краю укрытия, чтобы предупредить егеря, если карьер сломается.

Срок охоты на зайца.

Говорят, что животное ставят, когда оно напугано гончими и убеждает от них, а не остается на месте.

Охотничий зверь в любом виде охоты.

Твидовый пиджак. Носится во время охоты на детенышей и посетителей на охоте.

Когда собаке делают выговор. Охотник или козел оценивает гончую или гончих, когда они бунтуют или удаляются слишком далеко от стаи. Он / она будет кричать резким тоном «оставь это», «вернись к им» или тому подобное, и может сопровождаться взломом кнута.

Когда собаки охотятся не на добычу, а на что-то другое.

См. Ушли на землю.

См. Seat.

Работает с 1 мая по 30 апреля. Фактическое начало охоты варьируется в зависимости от охоты и типа охоты.

Небольшая ямка в земле, вырытая зайцем, в которой она лежит. Также известен как Scrape или Form.

Конструкция, которая скрывает «туфельку» от зайца, когда его выталкивают в поле во время соревнований по бегу на зайца.

О лисе говорят, что она тонет, когда она очень устала.

Человек, который выпускает двух борзых для погони за зайцем на соревнованиях по курсингу.

Ноги оленей или их следы. Слоты удаляются после убийства и монтируются.

Говорят, что собаки говорят или говорят, когда они взвизгивают или взвизгивают, следуя запаху. Также известен как Говорящий язык, Голос или Плач.

Для охоты на добычу, скрытно преследуя ее или ожидая в засаде.

Собачий хвост.

Практика загромождения лисиц землей и входов в поселения барсуков перед началом охоты, чтобы предотвратить попадание преследуемых лис на землю.

Произносится Tally-O. Звонок, указывающий на то, что была замечена лиса. Если охотник не находится на расстоянии разговора, вместо него будет дан крик.

Звонок, чтобы указать, что лиса ушла в тайну. Также ушел.

Звонок, указывающий на то, что лиса вернулась в убежище, откуда она пришла.

Звонок для указания того, что лиса скрыто перешла дорогу, тропу или поляну.Также Tally-Over.

Брачный период оленей длится с конца сентября по ноябрь. Во время гона или периода гона зрелые олени покидают свои холостяцкие группы, чтобы искать самок на традиционных участках гона, где они пытаются защитить группы самцов в попытке предотвратить спаривание с другими оленями. Во время гона олени вступают в схватку с ревом, которая может перерасти в параллельную ходьбу и схватку рогов.

Когда собаки теряют леску и проверяют, они поднимают голову и оглядываются в поисках помощи или «рвут».

См. Говори.

Термин, используемый для гончих, за которыми ухаживают не как стая, а отдельными лицами и собираются в стаю в дни охоты.

Более опытные гончие в стае используются для отделения укрывавшегося оленя от остальной части стада.

См. Говори.

Заяц и гончие — rundaddio.com

Для следующей прогулки вашей беговой группы вы можете попробовать «Заяц и псов», игру о беге для британских школьников, в которую играют еще со времен Шекспира (он упоминает ее в Гамлет ).Его также называют «Охота на лиса» или «Погоня за бумагой», и он был предназначен для обучения молодых оруженосцев способам более «взрослой» охоты на лис.

Игра начинается, когда один бегун ( заяц ) взлетает с мешком рваной бумаги ( запах ), выбирая любой извилистый маршрут, который он пожелает, через леса и долины — чем больше запутывает, тем лучше. У него будет фору в пять минут или около того на стае бегунов ( гончих, ). Когда он бежит, заяц рассеивает запах позади себя, и стая гончих должна преследовать его, прежде чем он достигнет конечной точки.

Маршруты могут быть протяженностью несколько миль по сложной местности. И, конечно же, аромат может распространяться туда и сюда ветром, поэтому идти по следу может быть непросто.

Гончие работают вместе, чтобы найти и проследить за запахом, и если они потеряют след, они могут остановиться как группа, и тот, кто унюхает следующую улику, кричит: «Талли хо!» и они снова уходят.

Если гончая поймает зайца, то настала его очередь либо самому стать зайцем, либо выбрать зайцем другого.

Игра хорошо описана в классической викторианской книге Tom Brown’s School Days Томаса Хьюза (опубликованной Macmillan в 1857 году). Вот отрывок с места происшествия:

Единственный случай, который стоит здесь записать, — это первая попытка Тома на «Заяц-и-гончих». В последний вторник, кроме одного из полугодия, он проходил через холл после обеда, когда его приветствовали криками Головастика и нескольких других педиков, сидящих за одним из длинных столов, хор которых звучал как «Приходите и помогите. мы рвем запах.”

Том подошел к столу, повинуясь таинственному зову, всегда готовый помочь, и обнаружил, что группа занята рванием старых газет, тетрадей и журналов на мелкие кусочки, которыми они наполняли четыре больших холщовых мешка.

«Настала очередь нашего дома искать нюх для больших зайцев и гончих», — воскликнул Головастик; «Оторвись, нельзя терять время, прежде чем перезвонить».

«Я думаю, что это большой позор, — сказал другой маленький мальчик, — иметь такой тяжелый пробег в последний день.”

«Какой это пробег?» — сказал Головастик.

«О, я слышал, бег за Барби», — ответил другой; «По крайней мере девять миль и твердый грунт; нет шансов попасть на финиш, если только ты не первоклассный скад ».

«Ну, я попробую, — сказал Головастик; «Это последний забег в тайме, и если в конце в него входит парень, большой бокал выставляет эль, хлеб с сыром и тарелку пунша; А Петушок — такое известное место, где подают эль.

«Я тоже хочу попробовать», — сказал Том.

«Ну, тогда оставь жилет и послушай в дверь, после звонка, и ты услышишь, где встреча».

После перезвона, действительно, у двери были два мальчика, крикнувшие: «В Белом Холле встречаются большие зайцы и гончие»; и Том, подпоясавшись кожаным ремнем и оставив всю лишнюю одежду, отправился в Белый зал, старый дом с остроконечным концом в четверти мили от города, с Востоком, к которому он уговорил присоединиться, несмотря на свое пророчество. что они никогда не смогут попасть туда, так как это был самый тяжелый забег в году.

На встрече они нашли около сорока или пятидесяти мальчиков, и Том был уверен, увидев, что многие из них бегают в футбол, что он и Восток скорее попадут туда, чем они.

После нескольких минут ожидания два известных бегуна, выбранные для зайцев, пристегнули четыре мешка, наполненных ароматом, сравнили свои часы с часами юных Брук и Торн и двинулись длинной рысью через реку. поля в сторону Барби.

Затем гончие собрались вокруг Торна, который коротко объяснил: «У них должен быть закон шести минут.Мы сталкиваемся с Петухом, и каждый, кто войдет в течение четверти часа от зайцев, будет засчитан, если он был вокруг церкви Барби. Затем наступила минутная пауза, затем часы кладут в карманы, и стаю проводят через ворота в поле, которое зайцы впервые пересекли. Здесь они переходят рысью, разбегаясь по полю, чтобы найти первые следы запаха, который испускают зайцы по мере продвижения. Старые гончие направляются прямо к вероятным точкам, и через минуту один из них кричит «вперед», и вся стая, ускоряя темп, направляется к месту, а мальчик, который первым ударил по запаху, и двое или трое ближайших к нему находятся за первым забором и играют вдоль живой изгороди в высоком травяном поле за ним.Остальная часть стаи бросается к уже образовавшейся бреши и пролезает через нее, толкая друг друга. Снова «вперед», прежде чем они пройдут половину; темп переходит в резкий бег, гончие все напрягаются, чтобы встать рядом с удачливыми лидерами. Это доблестные зайцы, и густой запах лежит прямо через другой луг и в вспаханное поле, где темп начинает указывать; затем через хорошую плетень с канавой на другой стороне и вниз по большому пастбищу, усыпанному старыми колючками, спускающемуся к первому ручью; огромные овцы Лестершира бросаются прочь через поле, а стая устремляется вниз по склону.Ручей небольшой, и запах лежит прямо впереди на противоположном склоне и такой же густой, как всегда; не поворот или чек в пользу хвостовых гончих, которые напрягаются, теперь тянутся длинной вереницей, многие молодые люди начинают сильно волочить ноги и чувствуют, как его сердце бьется, как молот, а плохие ощипанные думают, что, в конце концов, не стоит его поддерживать.

Том, Восток и Головастик хорошо стартовали и вполне подходят для таких молодых рук, и, поднявшись по склону и пересекая следующее поле, обнаруживают, что оказываются впереди гончих, которые перебрали запах и пытаются вернуться; они прошли полторы мили примерно за одиннадцать минут — темп, который показывает, что это последний день.Около двадцати пяти первоначальных участников только появляются здесь, остальные уже сдались; лидеры заняты забросами в поля слева и справа, а остальные получают второе дыхание.

Затем снова раздается крик: «Вперед», молодой Брук, крайний левый, и стая снова усаживается, чтобы работать стабильно и упорно, в целом держась вместе. Аромат хоть и хороший, но не такой густой; в этом нет необходимости, потому что в этой части забега каждый знает, какую удочку нужно брать, и поэтому не нужно делать забросов, а делать хороший, прямой бег и фехтование.Все, кто сейчас встает, означают, что входят, и они подходят к подножию холма Барби, не теряя больше двух или трех человек. Последние две с половиной мили подряд — всегда выгодное поле для гончих, и зайцы это хорошо знают; их обычно рассматривают со стороны холма Барби, и сегодня все глаза прикованы к ним. Но их не видно, так что теперь гончим предстоит тяжелая работа, и ничего не остается, кроме как броситься в поисках запаха, потому что теперь очередь зайцев, и они могут ужасно сбить с толку стаю. следующие две мили.

Звучит очень хорошо, правда?

and-hounds — определение, этимология и употребление, примеры и родственные слова

Была разыграна жестокая игра в зайцев и гончих.

«Мой второй год войны» Фредерика Палмера

Это было что-то, что стало неискоренимым; так же неизменны, как отношения между собакой и зайцем.

«Непревзойденный Блейк» Артура Стрингера

Этот мальчик застрял на вопросе о зайце и гончей.

«Отчет Ассоциации производителей северных орехов о слушаниях на« Различном

»

Зайцы и гончие также были созданы в облаках для развлечения короля.

«Тайны всех народов» Джеймса Гранта

И как далеко в погоне за бумагами, с зайцем, которого нужно сбежать, и другими гончими, с которыми нужно соревноваться?

«Для удачи и славы» Льюиса Хау

Это был последний большой «заяц и гончая», с которым я когда-либо сталкивался.

«Пархерстские парни» Талбота Бейнса Рида

Мы всегда первоклассно устраивали игры с зайцами и гончими.

«Эрнест Брейсбридж» Уильяма Г. Г. Кингстона

Так есть заяц и гончая, но нет лошади.

«Цыгане» Чарльза Г. Леланда

Он вытянулся и принялся за работу, как заяц с гончими позади него, быстро выравнивая расстояние.

«Чувак Вранглер» Кэролайн Локхарт

Под нейропистолетами и гончая, и заяц парализованы, и ее легко схватить.

«Марсианская Кабала» Романа Фредерика Старзла

*** «Джин моих сыновей было семь зайцев,
Running oer yon lilly lee,
И я был взрослой собакой mysell,
Вскоре забеспокоились, что они должны быть ».

«Прекрасная Энни» Эндрю Лэнга

Я вижу там низших Дев’лингов,
Слеза души и тела каждого грешника,
Как гончие, что почти голодны,
С голоду порвите лань или зайца.

«Несчастное состояние нечестивых после смерти» Риса Причарда

Шайка веселых девушек, первая I,
С босыми ногами и распущенными волосами,
С криком и криком мчался по лесу Дрампелье;
Нашей веселой игрой была гончая и заяц.

«Элегия» Джанет Гамильтон

Все ее собаки мертвы, ее красивые собаки мертвы,
Которая шагала рядом с копытами ее высокого и проворного коня,
Или промелькнул в погоне за рыжеватым зайцем, сбежавшим
Из желтого дрока.

«Мариана на севере» Виктории Саквилл-Уэст

Где она сейчас? Не пожалел, но ушел,
Благословения присутствуют и следуют за ней все дни!
— Посмотри на свою собаку: он мечтает о зайцах, которых он завел,
Хнычет, просыпается и протягивает конечности к огню.

«Сочельник» сэра Артура Куиллер-Коуч

Дуть на северо-северо-запад и пропустить паруса
Королевы, которая скользит по морю
Как заяц от гончих; и ее тайное издалека;
И теперь ей остается только бежать;
И смерть прежде и братский берег
Тот коварно улыбается.

«Пересечение Солуэй» Фрэнсиса Тернера Пэлгрейва

Проводные фотографии Бегущие зайцы и гончие проведут вас по тропам.

В течение трех дней фестиваля тысячи людей будут наслаждаться ранним вечерним свечением воздушных шаров, утренними запусками и посадками воздушных шаров, а также традиционными гонками на воздушном шаре «Заяц и гончая».

Бета и Пурвинес отправятся в гонку на зайцев и гончих.

Курт Казелли одержал свою шестую победу в году, завершив очень конкурентоспособный сезон «Заячьих и гончих».

Собака заметила зайца и бросилась в погоню.

Майкл Аллен участвовал в гонках на восстановленном YZ250 на Национальных гонках заяц и гончих, тратя время на свежем двигателе.

***

гончих преследуют зайцев, но не здесь — Loveland Reporter-Herald

Некоторые из моих самых теплых детских воспоминаний связаны с морозным утром, проведенным с семьей и друзьями, гоняясь за хвостиками через заросли фермы и лесные участки недалеко от дома в конце зимы.Лучшая из наших охоты на кроликов включала свежий снег, стаю из отцов и сыновей, братьев и сестер, дядей, двоюродных братьев и сестер, дядей, двоюродных братьев, соседей и неизменно пару пресмыкающихся гончих, иногда целых четыре или пять.

Бигли и бассет-хаунды были предпочтительны не только из-за их врожденной способности находить и распутывать путаницу кроличьих следов на снегу, но и потому, что их короткие ноги не позволяли им когда-либо действительно догонять кроликов, преодолевать тропу или вести их. в подземное уединение.Идея заключалась в том, чтобы оказывать на кролика давление, достаточное для того, чтобы он двигался неторопливо, в надежде, что в конечном итоге он окажется перед одним из охотников.

В то время как мы, молодые, с нетерпением ждали стрельбы, мужчинам всегда было гораздо больше интересно слушать, как собаки хором бьют по следу или выстраиваются в очередь на погоню. Для них все было связано с собаками. Они могли идентифицировать каждую собаку по ее уникальному голосу и очень гордились способностью своей собаки работать по запаху.«Это Белль», — говорил отец, когда печальный вой нашего бассет-хаунда нарушал тишину.

«А это Тор (или Леди)», — говорил сосед, когда к нему присоединялся один из его маленьких гончих.

В зависимости от типа тявканья, лая, скуления и завывания они могли сказать, чья собака чем занималась — только что покрасила кролика, выбрала новый след, разгадывала старую или гналась по следу энергичный кролик. Нам, детям, все это было довольно увлекательно.Жареный кролик, возможно, был заявленной целью, но все мы дожили до того, чтобы услышать музыку гончих.

По причинам, которые полностью сбивают меня с толку и многих других, Управление парков и дикой природы штата Колорадо объявило вне закона использование собак для охоты на кроликов-кроликов. Охотникам разрешается использовать собак для преследования, приведения в ловушку, промывки, наведения или извлечения другой мелкой дичи — фазанов, перепелов, тетеревов, пушных зверей и водоплавающих птиц, но использование собак для охоты на хвощей во время сезона большой охоты с открытой винтовкой является незаконным.Учитывая, что наши сезоны большой охоты длится с сентября по январь, охота на кроликов с гончими была фактически исключена для Coloradans. Почему?

Это поражает многих охотников за мелкой дичью как еще одно из тех досадно бессмысленных положений закона об охоте, которые, похоже, скорее препятствуют охоте, чем поощряют ее. Он преднамеренно дискриминирует охотников на кроликов и лишает молодых охотников одного из самых элементарных и приятных видов охоты. Хотя в правилах не указана веская причина, похоже, подразумевается, что кроличьи гончие могут непреднамеренно использоваться для ведения крупной дичи для браконьеров, изображающих охоту на кроликов, или что собаки «могут» беспокоить оленей, лосей или антилоп, ни то, ни другое Аргумент не выдерживает никакой критики, и оба из них предполагают, что DPW предполагает худшее, а не лучшее из своих составляющих.

Охотники на кроликов выходят на поле боя, вооруженные винтовками 22 калибра или дробовиками, стреляющими мелкими выстрелами, ни одно из которых не подходит для крупной дичи. И любая из популярных спортивных пород — особенно длинноногие пойнтеры и ретриверы — гораздо более способны сбить крупную дичь, чем типичная кроличья гончая. Я видел, как немецкий короткошерстный пойнтер моего друга прыгнул на лежащего на подстилке белохвостого оленя и довел его почти до изнеможения, прежде чем вернуться к фазанам, за которыми мы охотились. Оленю или антилопе нечего опасаться коренастого бассет-хаунда, который может достигнуть 14 дюймов в высоту в холке.

Бег на кроликах с гончими — отличный вид спорта, которым каждую зиму наслаждаются по всей стране. То есть везде, кроме Колорадо. Я бы хотел, чтобы это было не так.

Деннис Смит — писатель и фотограф на природе в Лавленде, его внештатные работы публикуются на национальном уровне. Колонка Smith’s Home Waters появляется в первый и третий четверг месяца. С ним можно связаться по адресу [email protected]

Как предотвратить погоню собаки за вещами

[wp_ad_camp_2] Ваша собака послушна, пока мимо не пробежит кролик? Он «убегает» за птицами или даже за бабочками? Погоня за поведением часто является проблемой у молодых морских собак, особенно у пород спаниелей, и особенно у спрингеров.

Несмотря на многообещающее первоначальное начало, многие владельцы морских собак почти потеряли контроль над своими собаками примерно к девяти месяцам. Они не могут помешать своей милой молодой собаке гоняться за кроликами, бабочками, птицами, листьями и даже за овцами. Все их попытки заставить собаку подчиняться командам отзыва, которые, как они думали, он понял, вылетели в окно.

Владелец часто в отчаянии и хочет знать, как остановить такое поведение и заставить собаку подойти, когда ее зовут.

Сильные побуждения к охоте

Почему многие спаниели и довольно много ретриверов доставляют своим владельцам такие проблемы и каков ответ?

Что ж, часть решения заключается в понимании того, что вызывает проблему.

Рабочие племенные спрингер-спаниели (и кокеры тоже) «запрограммированы» на охоту. То есть они рождены с мощным инстинктом искать, сбрасывать и преследовать все, что движется. Для компетентного тренера по собакам это не проблема; на самом деле это именно то, что он ищет.Однако он подходит к обучению своей собаки с совершенно иной точки зрения, чем средний владелец собаки.

Другая точка зрения

Эффективное дрессировка собаки — это процесс обучения собаки тому, что ей делать в любой конкретной ситуации, а не обучение ее тому, что нельзя делать. Строго говоря, мы не учим собаку «не гоняться за дичью». Скорее мы учим его тому, что он должен делать в присутствии игры. Это может быть для завершения его извлечения, или ходьбы до пятки, если он ретривер, или сидения на промывке, если он спаниель.Рабочий пёс всегда выполняет «миссию», будь то миссия по поиску или охоте. Собака знает, в чем состоит его миссия, и понимает, что она должна выполнять свою работу и никоим образом не менять правила.

Собака-самозанятая

Собака-питомец часто оказывается в ситуации, в которой он не имеет абсолютно никакого представления о том, что он должен делать. Обычно это называют «прогулкой». Когда щенячья фаза сильной зависимости от хозяина проходит, обычно в возрасте 6-9 месяцев, молодой подопытный пес с его врожденным охотничьим инстинктом, когда его выгуливают, начинает охоту.В конце концов, хозяин больше ни о чем не просил, так что охота кажется лучшим планом. Рано или поздно что-то сдвинется с места — лист, птица, кролик и собака, уже находящиеся в «добыче» и «накачанные» адреналином, бросятся в погоню. Ваш свист или отчаянные мольбы о возвращении собаки не имеют абсолютно никаких шансов на выполнение.

Научите свою собаку следовать за вами, а не наоборот

Люди испытывают бесконечные проблемы с домашними собаками, гоняющимися за вещами, просто потому, что они не научили их, что еще делать, или потому, что они позволяют им подвергаться сильным искушениям прежде, чем они научат собаку справляться с трудностями.Как и многие другие проблемы, профилактика проще, чем лечение. Когда вы выводите молодую собаку на тренировку, постарайтесь не поддаться искушению идти по прямой. Это делает вас очень предсказуемым, и собака может начать чувствовать уверенность в том, чтобы рисковать все дальше и дальше, зная, что вы будете идти в том же направлении, когда он вернется. Чем более независимой будет собака, тем больше вам нужно будет постоянно менять направление. Это заставляет собаку следить за вами. Ваша цель должна заключаться в том, чтобы собака следовала за вами, а не наоборот.Держитесь подальше от зон повышенного риска, где есть много других собак или кроликов, которых нужно преследовать. В таких условиях нельзя дрессировать собаку.

В местах, где вы не можете быть уверены, что нет отвлекающих факторов подобного рода, пусть ваша молодая собака носит дрессировочный поводок, чтобы вы могли помешать ей развлечься без вас, если произойдет непредвиденное

Научите свою собаку твердой команде отзыва

Иногда люди говорят: «Моя собака хорошо запоминает, пока не появится другая собака», или «другой человек, или« кролик… ». Дело в том, что обучение собаки вспоминать, когда нет отвлекающих факторов, — это только самая первая ступенька на лестнице отзыва. .Доказательство воспоминания — это, безусловно, самая большая часть обучения вспоминанию. Часто то, что рассматривается как «поведенческая» проблема, оказывается просто проблемой припоминания. Правильная тренировка вспоминания — это больше, чем просто создание воспоминаний, когда ничто не отвлекает внимание вашей собаки.

Вам нужно начинать с близкого расстояния и постепенно добавлять отвлекающие факторы, такие как другие собаки, люди и дичь. Если вы не знаете, как это сделать, есть точные инструкции в руководствах по тренировкам Клуба Гундог.Постепенно увеличивайте дистанцию ​​в течение многих недель и строго ограничивайте расстояние, на которое собака может отойти от вас. Всегда вспоминайте собаку до того, как она достигнет пределов, в которых она будет подчиняться — расстояние подрывает контроль и является сильным «отвлечением» или фактором трудности для молодой собаки.

Дайте собаке задание

Убедитесь, что ваша собака знает, что она должна делать, преследует ли она вас или приносит манекены, находит, чем ее занять. Если вы этого не сделаете, он наверняка найдет себе развлечение.

Один из самых простых способов занять и развлечь собаку во время тренировки — это поднять. Старайтесь воспитывать у собаки инстинкты извлечения, чтобы вы могли давать ей все дольше и дольше, чтобы она оставалась в форме. Если ваша собака — спаниель, научите ее четверть из стороны в сторону перед вами и никогда не позволяйте ей бегать, охотясь за собой

Обучайте свою собаку как сторожевого пса

Даже если вы никогда не собираетесь приближаться к Дрессировка в стиле «пистолет, собака» разработана для использования естественных инстинктов и желаний собаки и доставит ему и вам огромное удовольствие.

Дрессировка собаки требует времени — большинство людей слишком много отвлекают щенка в слишком раннем возрасте.Следуйте хорошо структурированной программе тренировок, такой как та, что приведена в руководствах по обучению Gundog Club. Прежде чем добавлять сложности, усвойте основы.

Держите щенка поближе и не причиняйте вреда. Если вы будете осторожны, ему никогда не придется учиться веселиться без вас.

Дополнительная помощь и информация

Если вам понравились мои статьи, вам может понравиться моя новая книга: The Happy Puppy Handbook — исчерпывающее руководство по раннему уходу за щенками и их дрессировке.

СОБАКИ БЫЛИ РЕДКО ЛУЧШИМИ СОБАКАМИ В КРАТКОЙ ИСТОРИИ БУМАГИ — Sports Illustrated Vault

СОДЕРЖАНИЕ

ОРИГИНАЛЬНАЯ СХЕМА

Молодым людям, открывшим газетную погоню в Америке, этот вид спорта, должно быть, показался зловещим. как и их коллеги столетие спустя.Зоркие бегуны носятся по городским улицам, прыгают через живые изгороди, господствуют над ручьями и оставляют разноцветные следы из клочков бумаги, куда бы они ни пошли, — это была глупость, которая наверняка вызовет удивление у более трезвых граждан конца 1870-х — начала 1880-х годов. А когда к сцене добавились десятки столь же отчаянных преследователей, можно с уверенностью предположить, что крик «Молодое поколение отправляется в ад» слышался так же часто, как и сегодня.

Идея погони за бумагой впервые возникла в Соединенных Штатах осенью 1877 года.Группе молодых и атлетичных бизнесменов, собравшихся у камина в носовой части «Сильван Делл», одного из многих пароходов на реке Гарлем, перевозивших людей на работу в Нью-Йорк и обратно, предстояла перспектива еще одной унылой зимы. Уолтер С. Фосбург предложил им внедрить новую игру на открытом воздухе, чтобы развлечься и поддерживать себя в отличной форме в холодную погоду. Несколько мгновений спустя был сформирован Вестчестерский клуб зайцев и гончих.

Хотя спорт был достаточно простым, Фосбург написал в Англию книгу с инструкциями.Вскоре после его прибытия состоялось первое собрание Клуба зайцев и гончих, а Рождество 1877 года было назначено датой первой погони за бумагами. К концу десятилетия в игре участвовали группы молодых людей со всего Восточного побережья.

Играть может любой номер; двое, как правило, обозначались зайцами, остальные — гончими. Зайцы, которым было дано преимущество от пяти до 10 минут, пытались догнать гончих до заранее определенного пункта назначения любым желаемым способом.Их единственная обязанность заключалась в том, чтобы сбрасывать по пути кусочки бумаги и запах. Это было прекрасное стихийное соревнование, но была одна проблема: зайцы всегда побеждали.

Студенты Гарварда особенно любили новую игру, и, несмотря на постоянный моросящий дождь, более 300 зрителей собрались перед заведением Мэтьюса 6 декабря 1879 года, чтобы поддержать 40 гончих, преследующих зайцев (Мэннинг и Тэтчер, оба класса. 82-го года) по улицам Кембриджа. Мчась через Гарвардскую площадь на Черч-стрит, Мэннинг и Тэтчер перелезли через восьмифутовый забор и помчались по Палмер-стрит.Погоня продолжилась мимо дома Джеймса Рассела Лоуэлла и бойни в Брайтоне, где зайцы перешли ручей вброд и двинулись вверх по Кэри-Хилл в Бруклине. В то время как несколько гончих оставались застрявшими в грязи, остальные бросились на вершину холма, где нашли пустой мешок: у зайцев закончился запах и они ушли за новыми. К тому времени, как они вернулись на место происшествия, собаки с отвращением ушли и вернулись в Кембридж.

Через неделю матч был повторен. В этот раз маршрут пролегал мимо дома Генри Уодсворта Лонгфелло — очевидно, было нелегко пройти куда-нибудь в районе Большого Бостона, не миновав резиденцию известного поэта, — и Мэннинг и Тэтчер выиграли с двумя свободными минутами.

Непогода не отпугнула выносливых охотников за бумагой. Когда земля была засыпана снегом, как это было во время Дня благодарения в Вестчестере 1880 года, зайцы просто изменили цвет своего запаха на красный, зеленый и синий.

В 11 часов утра в отель Шредера прибыли зайцы Фосбург и Фрэнк Бэнхэм, одетые в одинаковые черные брюки и синие куртки. Собаки, одетые в малиновые куртки и темно-синие брюки, торжественно разразились хором тявканья и лая, увидев добычу.

После выстрела из пистолета Восбург и Бэнхэм взлетели по Уайт-Плейнс-роуд. Газетный репортер, сидевший на вершине высокого дерева, увидел, как они разделились — или «сбросили», выражаясь языком бумажной погони, — как только они скрылись из виду для гончих.

Банхам осуществил лучшую уловку дня, когда он поднялся на вершину скалистой пропасти высотой 20 футов. Схватив камень обеими руками, он оставил след, как будто позволил себе соскользнуть через край. Затем он отпрянул, вернулся по своим старым следам на снегу и двинулся в другом направлении.Когда собаки прибыли на место происшествия, они клюнули на наживку и в массовом порядке спустились со скалы.

Позже считалось, что гончие сами прибегали к обману, когда было замечено, что несколько человек поднимали предметы из задних карманов к своим лицам. Сначала репортер The New York Times подумал, что собаки смотрят в телескопы, чтобы заметить зайцев. Затем он пришел к выводу, что это «не телескопы, а что-то более подходящее для праздничного дня».»

Гончим, вероятно, нужно было прикусить или два к тому времени, когда Фосбург и Бэнхэм закончили с ними. Они пересекли болото, покрытое тонким льдом, который трескался под каждой ступенькой и в конце концов преодолел дюжину миль за один час 45 минут. гончие преследовали по ослабленному льду и финишировали, холодные и мокрые, почти на полчаса позади своей добычи.

Год спустя, когда Банхам на другой стороне в качестве Мастера охоты, результаты были другими. Забег проходил в общие окрестности Байонны, Н.J., где все молодое население устремилось за зайцами. Пройдя мимо группы стрелков из Нью-Йоркского стрелкового клуба и пройдя несколько сотен ярдов по следам Центральной железной дороги Джерси, зайцы, уверенные в победе, высокомерно прижали знак к забору и двинулись обратно в направлении Байонны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *