На буране – ХК Буран Воронеж

Буран: разбор полёта

«Мир» внутри

«Бу­ран» — мно­гора­зовый кос­ми­чес­кий ко­рабль, спо­соб­ный как дос­тавлять раз­личные гру­зы на ор­би­ту, так и воз­вра­щать их на Зем­лю. Специалисты считают, что ракетоплан гипотетически мог спас­ти «Мир»: в его грузовой отсек спокойно поместился бы любой модуль советской орбитальной станции, за­топ­ленной в 2001 го­ду. В том же отсеке конструкторы предлагали для пилотируемых испытательных полётов разместить спускаемый аппарат «Союза». В случае нештатной ситуации это позволило бы экипажу «эвакуироваться» с орбиты.

Максимальная стартовая масса:Масса полезного груза:Масса возвращаемого груза:Длина:Размах крыльев:Высота (на шасси):Экипаж:105 т30 т20 т36,4 м24 м16,5 м2–10 чел.

«Бу­ран» предполагалось использовать не только для пе­ревоз­ки эки­пажей кос­ми­чес­ких стан­ций или возвращения на Зем­лю от­ра­ботав­ших спут­ни­ков, но и для военных целей. Имен­но с боевым по­тен­циалом ра­кетоп­ла­нов связана спеш­ка, с ко­торой в СССР раз­ра­баты­вали ана­лог аме­рикан­ских Space Shuttle («Космический челнок»).

Сопоставление размеров некоторых пилотируемых космических объектов
mks.tass.ru
01020 мСправка

Прог­рамму «Энер­гия — Бу­ран» запустили в 1976 го­ду, че­рез пять лет пос­ле стар­та прог­раммы Space Shuttle. И несмотря на внешнее сходство, система, разработанная советскими инженерами, существенно отличалась от американской.

Путь наверх

«Энергия — Буран» и Space Shuttle были новаторскими космическими системами, значительно отличавшимися от своих предшественников с точки зрения конструкции. Но в основе каждой из них по-прежнему лежал прин­цип ра­боты мно­гос­ту­пен­ча­тых ра­кет, опи­сан­ный Кон­стан­ти­ном Циол­ков­ским ещё в на­чале XX ве­ка. Вывод челноков на орбиту обеспечивали двухступенчатые комплексы. И если Space Shuttle взлетали за счёт твердотопливных ускорителей и собственных маршевых двигателей, работавших на топливе из внешнего бака, то советские разработчики объединили функции этих блоков в «Энер­гии» — двухступенчатой ра­кете-но­сителе. Она позволила «Бурану» отказаться от громоздких маршевых двигателей в пользу бо­лее функциональной сис­те­мы ор­би­таль­но­го ма­нев­ри­рова­ния.

Мощность двигателей «Энергии — Бурана»Первая ступень(4 боковых блока):Вторая ступень(центральный блок):Довывод на орбиту(орбитальный корабль):Максимальнаястартовая масса:2960–3224 тонн-силы (тс)592–760 тс17,6 тс2400 тСправкаМощность двигателей Space ShuttleПервая ступень(2 твердотопливных боковых ускорителя):Вторая ступень(орбитальный корабльс внешним топливным баком):Довывод на орбиту(орбитальный корабль):Максимальнаястартовая масса:2660–3100 тонн-сил (тс)510–640 тс6,1 тс2040 тСправка

В обеих системах довывод на орбиту осуществлялся за счёт маневровых двигателей самого корабля. Это позволяло не засорять околоземное пространство отработавшими ступенями, делая взлёт относительно «экологичным». Отделившиеся блоки либо сгорали в атмосфере, либо возвращались на Землю для ремонта и повторного использования. У Space Shuttle было предусмотрено многоразовое использование первой ступени, похожую схему планировалось реализовать и в комплексе «Энергия — Буран».

При этом преимуществом советской системы было то, что «Энер­гия» не име­ла стро­гой при­вяз­ки к «Бу­ра­ну» и при необ­хо­димос­ти мог­ла вы­вес­ти на ор­би­ту лю­бой дру­гой гру­з мас­сой до 105 тонн.

Предел полезной нагрузки (тонн), выводимой на низкую околоземную орбиту

Суммарная мощность двигателей «Энер­гии» — 170 миллионов лошадиных сил. Этого хватило бы даже для запуска лунных и межпланетных миссий. Но ракета взле­тела лишь дваж­ды: во вре­мя пер­во­го ис­пы­тания 15 мая 1987 го­да и 15 ноября 1988-го — с «Бу­раном».

«Энергия — Буран» на космодроме «Байконур»Старт системы «Энергия — Буран»

Ис­то­ричес­кий по­лёт этого «дуэта» мог сос­тоять­ся на 17 дней раньше, 29 ок­тября. Но тогда ав­то­мати­ка от­ме­нила за­пуск «Энер­гии» за 51 се­кун­ду до стар­та, об­на­ружив не­полад­ку в од­ной из сис­тем. 15 нояб­ря старт ракеты и вы­вод ракетоплана на расчётную ор­би­ту прошли в штат­ном ре­жиме, нес­мотря на сложные погодные условия — сильный ветер и туман.

«Падение» с орбиты

Ор­би­таль­ная часть по­лёта была наибо­лее пред­ска­зуемой для конс­трук­то­ров. К 1988 го­ду бла­года­ря запускам «Союзов» в этой сфе­ре бы­ло накоплено дос­та­точ­но опы­та, и ма­ло кто сом­не­вал­ся, что «Бу­ран» справится с этой задачей. Поэто­му ко­рабль про­был на орбите всего 94 минуты, хо­тя был спо­собен на­ходить­ся в космосе до 30 су­ток.

2 оборота вокруг Земли совершил «Буран»

Всех вол­но­вала по­сад­ка, ко­торая дол­жна бы­ла впер­вые в истории прой­ти полностью в ав­то­мати­чес­ком ре­жиме: пилотов в кабине «Бурана» не было. Успех операции за­висел от дей­ствий бор­то­вого компь­юте­ра и ра­боты на­зем­ных сис­тем на­вига­ции. В этом, кстати, ещё одно принципиальное отличие «Бу­рана» от Space Shuttle: в последнем автоматическая посадка не предусмотрена.

Александр Лавейкин,
лётчик-космонавт, участник программы «Буран»

У американцев основной режим управления кораблём ручной. У нас основной режим — автоматический. По плану пилот просто сидит на подхвате, даже ручку не держит. Почему? Потому что как только он берётся за штурвал, автоматическая система «Бурана» отключается.

По сути, возвращение с орбиты любого космического корабля — это падение. «Буран» начинал снижаться на скорости, почти в 30 раз превышающей скорость звука. Сектором, в котором он сойдёт с орбиты, определялась и точка его приземления: основная — Байконур или одна из запасных — в Крыму или в Приморье. Изменить место посадки после входа в атмосферу было уже невозможно — у «Бурана» (как и у Space Shuttle) отсутствовали авиационные двигатели. После начала снижения ракетоплан взял курс на космодром Байконур.

Этапы приземления «Бурана»250 км200 км150 км100 км50 кмНизкая околоземная орбитаУсловная граница атмосферыЗемля12345Орбитальный полётТочка 1:Разворот корабля двигателями по курсу,тормозной импульс, начало сниженияТочка 2:Выключение двигателей, разворот корабляносом по курсу, подготовка к вхождениюв плотные слои атмосферыТочка 3:Вход в плотные слои атмосферы,интенсивное торможение, нагревобшивки корабляТочка 4:Полёт в режиме планирования,выход на посадочную траекториюТочка 5:Мягкая посадка на ВПП

Пережить воздействие раскалённой плазмы при прохождении плотных слоёв атмосферы кораблю помогала термозащитная плитка со специальным покрытием. Она препятствовала проникновению тепла внутрь корпуса ракетоплана, что поз­во­ляло ему вы­дер­жи­вать нагрев до 1260 °C. Для защиты «Бурана» было изготовлено 37 500 плиток. За время полёта корабля всего шесть из них было потеряно и ещё около ста — повреждено.

Тепловая защита (вид сверху)Белая плитка (крупная):Белая плитка (малая):Иллюминатор:до 370 °Cдо 700 °Cдо 750 °CТепловая защита (вид снизу)Чёрная плитка:Носовой обтекательи передняя кромка крыла:до 1260 °Cдо 1650 °C

Наиболее напряжённым для наблюдателей оказался момент, когда «Буран» при приближении к взлётно-посадочной полосе резко отклонился от заданного курса, повернув не в ту сторону. Действия бортового компьютера были настолько неожиданными, что сотрудники ЦУПа даже предлагали взорвать корабль, считая, что автоматика вышла из строя. По воспоминаниям ведущего разработчика «Бурана» Глеба Лозино-Лозинского, несколько человек уже начали готовить для ТАСС сообщение о том, что полёт закончился неудачей. Но чел­нок сделал плавную петлю и аккуратно приземлился на полосу, опередив расчётное время задания всего на 1 секунду.

205 минут длился полёт корабля

Позже выяснилось, что причиной неожиданной смены курса «Бурана» стала информация о сильном ветре, поступившая на бортовой компьютер с наземных станций. Автоматика корабля учла её и оперативно поменяла траекторию на более безопасную.

Направление ветраВзлётно-посадочнаяполосаПроекция расчётнойтраекторииНаправление ветраТочка расчётногокасания полосыВзлётно-посадочнаяполосаРеальная траектория«Бурана»Проекция реальнойтраекторииТочка остановки(Смещение от осина 5 м влево)Точка реальногокасания (Смещениеот оси на 9,4 м вправо)1620 м4500 м80 м20 км10 км4 км

На протяжении всего финального этапа полёта, в том числе во время незапланированного манёвра корабля, его сопровождал МиГ-25 под управлением лёт­чика-испытателя Ма­гомеда Тол­боева. Уни­каль­ные кад­ры, снятые из кабины этого истребителя, бы­ли пре­дос­тавле­ны нам Те­лес­ту­дией Рос­космо­са.

Съёмка «Бурана» с борта МиГ-25

Александр Лавейкин,
лётчик-космонавт, участник программы «Буран»

Полоса там идеальная. Когда она строилась, солдаты шлифовали её вручную, я своими глазами видел. Когда Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский проверял её качество, то он поставил на капот машины стакан с водой и проехал по полосе. Вода не пролилась. Такое было качество.

Посадка «Бурана»

Посадка прошла гораздо мягче, чем ожидалось, из-за этого тормозные парашюты, которые должны были раскрыться от продавливания стоек шасси при первом же касании полосы, сработали только спустя 9 секунд после приземления, когда челнок уже начал терять скорость. Так «Бу­ран» стал пер­вым в ис­то­рии орбитальным ко­раб­лём, ус­пешно вы­пол­нившим при­зем­ле­ние в ав­то­мати­чес­ком ре­жиме.

Один за всех

Предполагалось, что «Буран» станет альтернативой дорогостоящим одноразовым запускам: ресурс корабля был рассчитан на 100 полётов по маршруту «Земля — Космос — Земля». Столько же полётов могли совершить экземпляры «Буря» и «Байкал», но они так и не были запущены в космос. В 1992 году преимущественно из-за нехватки финансирования про программу орбитальных челноков забыли.

1% своего ресурса отработал «Буран»

«Бурана» больше нет: в 2002 году корабль был погребён под об­ломка­ми обрушившейся крыши мон­тажно-ис­пы­татель­но­го кор­пу­са на Бай­ко­нуре. Всё, что осталось от легендарной советской программы, — это «Буря» и «Байкал», простаивающие в ангарах, и серия габаритных макетов корабля, часть из которых стала музейными экспонатами.

Лётные экземплярыМакеты и тестовые экземплярыСправка

Стартовый комплекс «Энергия — Буран» на Байконуре также не используется. Хотя ещё 30 лет назад многие предполагали, что запуски орбитальных кораблей будут проводиться чуть ли не каждый месяц.

Энергия — Буран на стартовом столе

Сотни технологий, созданных специально для советского ракетоплана, продолжают использоваться в самых разных сферах: от авиации и машиностроения до сельского хозяйства. И несмотря на то, что программы орбитальных челноков ушли в прошлое, история многоразовых космических устройств продолжается. Разработчики по-прежнему активно тестируют возвращаемые блоки и создают новые модели кораблей, рассчитанные теперь уже не только на околоземные, но и на дальние космические полёты.

buran.tass.ru

«Буран»: триумф и трагедия

Тридцать лет назад ракета «Энергия» вывела на орбиту многоразовый космический корабль «Буран». Сделав два витка вокруг Земли, «Буран» приземлился в автоматическом режиме на Байконуре. Первый полет оказался единственным


Ранним утром 15 ноября 1988 года на Байконуре шел дождь со снегом, порывы шквалистого ветра пытались пробить брешь в низких густых облаках. Установленный на стартовом столе комплекс «Энергия—Буран» подсвечивали ослепительно белые лучи прожекторов. В 5:50 на КП была дана команда «Пуск», и спустя мгновение ракета, самая мощная из когда-либо созданных человеком, с оглушительным ревом начала поднимать ввысь прилепленный к ней сбоку космоплан.


Предтечи


Идея строительства космического корабля многоразового использования возникла в СССР в конце 1950-х как ответ США, которые в 1957 году начали разрабатывать космический бомбардировщик X-20 Dyna-Soar. Помимо ведения разведки он должен был уничтожать спутники противника и, совершая «нырки» в атмосферу, наносить ядерные удары по целям на Земле.


Именно тогда в документах Министерства обороны СССР появилось первое упоминание о «космолетах» — аппаратах типа самолетов, которые были бы способны летать на чрезвычайно больших скоростях (свыше 10 чисел Маха) и высотах свыше 60 километров. Исходя из этого техзадания ведущие авиастроительные КБ разработали несколько вариантов такого рода аппаратов. Это были самолет «136» (Ту-136, или проект «Звезда) и его орбитальный вариант самолет «137» (Ту-137, или проект «Спутник») разработки ОКБ Туполева, а также система «Спираль», разрабатывавшаяся в ОКБ Микояна.


Число Маха отношение скорости течения в данной точке газового потока к местной скорости распространения звука в движущейся среде. Названо по имени австрийского физика и философа Эрнста Маха (18381916). В упрощенной формулировке число Маха — это истинная скорость в потоке (то есть скорость, с которой воздух обтекает, например, самолет), деленная на скорость звука в конкретной среде. У поверхности Земли M = 1 соответствует скорости 340 м/с, или 1224 км/ч. На высоте 11 км одному Маху будет соответствовать скорость около 295 м/с, или 1062 км/ч.


Пилотируемый Ту-136 предназначался для одновиткового полета вокруг Земли с последующей посадкой, а беспилотный Ту-137 — для нескольких витков с последующей планирующей посадкой на взлетно-посадочную полосу аэродрома.


В проекте «Звезда» прорабатывался вариант вывода ракетоплана на орбиту с помощью авиационно-космической системы, первая ступень которой представляла собой стратегический сверхзвуковой самолет, а вторая ступень — баллистическую ракету воздушного базирования с ракетопланом вместо головной боевой части.


Но самым большим успехом стала разработка системы «Спираль», которая в будущем станет прообразом «Бурана». Идея ее заключалась в том, что мощный воздушный корабль-разгонщик взлетает с аэродрома и затем разгоняется до шестикратной скорости звука. После этого с его «спины» на высоте 28–30 км стартует десятитонный пилотируемый орбитальный самолет.


Проект «Спираль» продвинулся наиболее далеко среди своих «одноклассников», но до реальных летных испытаний дело, увы, не дошло. Приоритет в то время отдавался разработке и строительству мощных межконтинентальных баллистических, а затем и космических ракет, которыми занимался Сергей Королев и другие конструкторы, считавшие их более перспективными, чем многоразовые космические корабли. Ракеты были просты в проектировании, намного дешевле в производстве, постоянно были готовы к пуску.

БУРАН СПИРАЛЬ.png


МИГ-105-11 «Спираль». Дозвуковой самолёт-аналог орбитального самолёта


Wikipedia


Наш ответ шаттлам


Но в начале 1970-х ситуация изменилась: Америка решила сделать ставку на создание многоразовых средств выведения в космос, которые должны были заменить все существующие у них к тому времени одноразовые носители. Пятого января 1972 года президент США Ричард Никсон объявил о начале создания многоцелевого транспортного космического корабля Space Shuttle («Космический челнок») в рамках программы NASA «Космическая транспортная система». Он должен был сновать между Землей и околоземной орбитой, доставляя в обе стороны полезные грузы гражданского назначения.


magnifier.png В 1957 году в США началась разработка пилотируемого космоплана X-20 Dyna Soar, который помимо ведения разведки должен был уничтожать спутники противника и, совершая «нырки» в атмосферу, наносить ядерные удары по целям на Земле


Первый шаттл полетел 12 апреля 1981 года. Корабль изначально строился как пилотируемый аппарат, поскольку предполагалось, что он должен будет находиться на орбите две недели, соответственно требовались люди для проведения исследований, монтажных и ремонтных работ.


Идея использовать шаттлы для военных целей была, но от нее отказались (по крайней мере, на словах). Однако в СССР усомнились в правдивости намерений американского руководства. Наши военные были уверены, что реальной задачей шаттлов станет доставка ядерного оружия в любую точку земного шара и даже похищение советских спутников с орбиты.


Проведенные в военных НИИ и в Институте прикладной математики под руководством президента Академии наук СССР Мстислава Келдыша экспертизы и аналитические исследования привели к заключению, что «будущий корабль многоразового использования сможет нести ядерные боеприпасы и атаковать ими территорию СССР практически из любой точки околоземного космического пространства» и «американский шаттл грузоподъемностью 30 тонн в случае его загрузки ядерными боеголовками способен совершать полеты вне зоны радиовидимости отечественной системы предупреждения о ракетном нападении. Совершив аэродинамический маневр, например, над Гвинейским заливом, он может выпустить их по территории СССР».

БУРАН ЛОЗ-ЛОЗ.png


Разработчик «Спирали» генеральный конструктор НПО «Молния» Глеб Лозино-Лозинский


buran.ru


Исходя из этого, было решено создать советский аналог шаттла, благо определенный задел к тому времени уже имелся. Седьмого февраля 1976 года вышло постановление Совета Министров СССР о создании многоразовой космической системы в рамках работы над программой «Энергия — Буран».


Надо сказать, что поначалу отношение у руководителей страны и специалистов к этому проекту было неоднозначное. Понадобились десятки совещаний и сотни дополнительных экспертиз, чтобы убедиться в целесообразности создания такого аппарата. Разработчик «Спирали» генеральный конструктор НПО «Молния» Глеб Лозино-Лозинский выступал за строительство; главный двигателист наших ракет генеральный конструктор НПО «Энергия» Валентин Глушко и министр авиационной промышленности Александр Дементьев были против. Решающую роль сыграла позиция военных и лично министра обороны, члена Политбюро ЦК КПСС влиятельнейшего Дмитрия Устинова, видевшего в американских шаттлах угрозу безопасности страны.


magnifier.png Идея системы «Спираль» заключалась в том, что мощный воздушный корабль-разгонщик взлетает с аэродрома и затем разгоняется до шестикратной скорости звука. После этого с его «спины» на высоте 28–30 км стартует пилотируемый орбитальный самолет


Неудивительно в этом контексте, что «Буран» изначально имел военное предназначение. Одной из основных задач многоразового корабля была доставка в ближний космос боевых орбитальных аппаратов типа «Скиф» и «Каскад», которые должны были лазерным или ракетным оружием уничтожать баллистические ракеты и космические аппараты противника.


Помимо этого планировалось уничтожение целей на Земле, для чего предполагалось использовать орбитальные головные части ракеты Р-36ОРБ, которые размещались бы на его борту. Боевой блок имел термоядерный заряд мощностью 5 Мт. Всего «Буран» мог взять на борт до пятнадцати таких блоков. Были предложения разместить четыре револьверные установки внутри грузового отсека, каждая из которых могла нести пять ракет, которыми можно было наносить удары из космоса.


Недосягаемая «Энергия»


Выводить «Буран» в космос должна была до сих пор никем не превзойденная по мощности из летавших ракета-носитель «Энергия». Специально для «Энергии» КБ «Энергомаш» под руководством Валентина Глушко спроектировало кислородно-керосиновый двигатель РД-170 — самый мощный жидкостный реактивный двигатель в мире, имевший тягу 7257 кН у Земли. Для сравнения: двигатель F1 американской лунной ракеты Saturn-V имел околоземную тягу 6869 кН.


Стартовая тяга Saturn-V, творения Вернера фон Брауна, отца американской лунной программы, обеспеченная пятью F1 первой ступени, составляла 34,3 мH, в то время как «Энергия» при старте развивала тягу 35,1 мН. Ее обеспечивали четыре четырехкамерные РД-170 первой ступени (работали первые 150 секунд полета), расположенные в четырех «сигарах» по бокам ракеты вокруг более массивного центрального блока, и четыре однокамерные РД-0120 второй ступени (работали первые 500 секунд полета), расположенные внизу центрального блока.


magnifier.png Наши военные были уверены, что реальной задачей шаттлов станет доставка ядерного оружия в любую точку земного шара и даже похищение советских спутников с орбиты


Номинальная стартовая тяга советской лунной ракеты h2 была еще выше — 45,3 мH, но все четыре ее старта в 1969–1972 годах оказались неудачными, а в 1974-м все работы по советской лунной пилотируемой программе были свернуты. Одной из главных причин неудачи проекта h2 стала недостаточная единичная мощность двигателей НК-15, разработанных для этой ракеты Куйбышевским моторным заводом под руководством Николая Кузнецова, в результате чего первую ступень пришлось оснащать тридцатью двигателями, добиться устойчивой синхронной работы которых так и не удалось (Глушко отказался разрабатывать двигатели для Н1, разойдясь с Королевым по поводу типа используемого топлива).


Наследством, полученным от «Энергии», космонавтика пользуется и сейчас. Двигатели РД-180 экспортируются в Америку и используются на первой ступени ракеты Atlas-V (для них прописано специальное исключение во всеобъемлющем санкционном законе CAATSA 2017 года), а РД-191 работают на российских ракетах «Ангара». Оба изделия — прямые наследники РД-170, правда, существенно менее мощные.


«Энергия» совершила всего два полета — второй с «Бураном», а первый за полтора года до этого, в мае 1987-го. Тогда в качестве полезной нагрузки на ракету-носитель был установлен габаритно-массовый макет еще одной пионерной военной разработки — 77-тонной боевой лазерной орбитальной платформы «Скиф» (другое название — «Полюс»). Две ступени «Энергии» отработали успешно. Через 460 секунд после старта «Скиф-ДМ» отделился от ракеты-носителя на высоте 110 километров, но процесс его самостоятельной ориентации пошел нештатно, и он так и не смог выйти на заданную орбиту, рухнув в итоге в Тихий океан. 


Улучшенный клон


Создателей «Бурана» нередко упрекают в том, что он был скопирован с американского шаттла. Отрицать внешнее сходство кораблей трудно — наложенные друг на друга чертежи изделий (это упражнение виртуально демонстрируют посетителям музея «Бурана» на ВДНХ в Москве) позволяют уловить лишь непринципиальные отличия в силуэте фюзеляжа и крыльев космопланов. Собственно, сам по себе факт заимствований принципиальной схемы космолета никто и не скрывал. По мнению Валентина Глушко, сложившаяся конфигурация шаттла уже хорошо себя зарекомендовала и изобретать что-то новое не было необходимости. Кроме того, в условиях продолжающейся гонки вооружений, отставание в которой было недопустимым для каждой из сторон, на самостоятельные изыскания уже не хватало времени. Лозино-Лозинский в одном из поздних интервью признавал, что «челнок пришлось скопировать (чертежи достали разведчики ГРУ), поскольку времени нам давалось мало».


magnifier.png «Энергия» совершила всего два полета — второй с «Бураном», а первый — за полтора года до этого, в мае 1987-го. Тогда в качестве полезной нагрузки на ракету-носитель был установлен габаритно-массовый макет боевой лазерной орбитальной платформы «Скиф»


Несмотря на то что внешне «Буран» был почти точной копией американского шаттла, конструкционного и технологического эксклюзива в советском космоплане было предостаточно.


Во-первых, он мог садиться на Землю в автоматическом режиме, без участия человека; во-вторых, у него не было маршевых или разгонных двигателей; в-третьих, имелась система экстренного спасения экипажа и, в-четвертых, на орбиту он мог выводить на пять тонн больше полезного груза, чем его заокеанский прототип.


Управляли кораблем уникальная специальная автономная система и радиотехническая система «Вымпел», разработанные Всесоюзным научно-исследовательским институтом радиоаппаратуры. В их задачу входили высокоточные измерения на борту навигационных параметров и обеспечение спуска и автоматической посадки, включая пробег по полосе до места остановки.


Особое значение имела защита корабля от высоких температур. Тепловая защита «Бурана» была изготовлена под руководством Всесоюзного института авиационных материалов (ВИАМ) на Тушинском машиностроительном заводе при участии специалистов НПО «Молния» и ОНПП «Технология». По целому ряду характеристик (прочность плитки, аэродинамическое качество, степень черноты и каталитичность покрытия) она значительно превосходила американский аналог, разработанный для шаттлов. В ходе полета «Бурана» из 37 500 плиток теплозащиты лишь шесть были утеряны и около 100 повреждены при посадке. При первом же полете американского корабля, согласно разным источникам, было утеряно от 14 до 37 теплозащитных плиток и повреждено в два — два с половиной раза больше, чем на «Буране».


Для предотвращения передачи температуры от наиболее температурно нагруженных углеродных элементов орбитального корабля к силовым конструкциям из металла и в целях компенсации температурных расширений разнородных материалов использовались керамические «отсечные мосты». Они были созданы на ОНПП «Технология» на основе нитрида кремния. С помощью «отсечных мостов» осуществлялось крепление носового обтекателя и секций крыла корабля к силовым элементам планера.


При приземлении «Буран» был разогрет до 1000 °C и выше. И если бы он не охлаждался, вся аппаратура пришла бы в негодность. Поэтому на орбитальном корабле была предусмотрена система наддува и вентиляции, которая снабжала воздухом все элементы космического корабля. В ее безупречной работе немалая заслуга «Технологии», изготовившей тонкостенные герметичные трубопроводы для системы воздушного термостатирования орбитального корабля, обеспечив все требования по минимизации их веса. Общий метраж системы термостатирования «Бурана» составил 200 метров.


magnifier.png Очень хорошо была продумана система безопасности. Экипаж «Бурана» мог в экстренной ситуации катапультироваться либо отделить корабль от ракеты-носителя


Очень хорошо была продумана система безопасности. Экипаж «Бурана» мог в экстренной ситуации катапультироваться либо отделить корабль от ракеты-носителя (в шаттлах этого предусмотрено не было).


За тридцать лет работы программы Space Shuttle (1981–2011) было совершено 135 запусков с 852 членами экипажа на борту. За время эксплуатации «челноков» было две аварии: 28 января 1986 года произошла катастрофа шаттла «Челленджер», а 1 февраля 2003-го года — шаттла «Колумбия». В обоих случаях погибли все члены экипажа, в общей сложности 14 астронавтов.


Для вывода «Бурана» в космическое пространство использовалась отдельная ракета-носитель, благодаря этому удалось снизить его вес на восемь тонн, увеличив, таким образом, объем полезного груза, который можно было бы взять на борт. Конструкция шаттла состояла из двух твердотопливных ускорителей и самого корабля с тремя маршевыми двигателями, а также подвесного топливного отсека. В итоге шаттл мог взять на борт до 25 тонн груза при полете в космос и до 15 тонн при спуске на Землю, а «Буран» мог брать на борт груз весом 30 тонн, а при спуске — 20 тонн. Максимальное время полета «Бурана» составляло 30 суток, он мог взять на борт до десяти человек. У шаттла эти показатели были ниже: 20 суток и восемь человек. «У нас изначально вопрос стоял иначе: сделать как минимум не хуже, чем у них, а желательно — лучше», — вспоминал Вахтанг Вачнадзе, с 1977 по 1991 год возглавлявший НПО «Энергия» и координировавший работы по проекту «Энергия — Буран»

buran.ru // Конструктивно-компоновочная схема многоразового космического корабля «Буран»

Конструктивно-компоновочная схема многоразового космического корабля «Буран»

buran.ru


Неожиданный вираж


Не менее увлекательной историей стал сам полет корабля. Пилотный запуск было решено провести в беспилотном режиме: с одной стороны, это позволяло исключить риск для экипажа, с другой — давало возможность протестировать всю автоматику. «Буран» набили датчиками, камерами и приборами, а заодно и дублирующими системами безопасности на случай, если придется спасать аппарат.


Согласно первоначальным планам пуск «Бурана» был назначен на 29 октября 1988 года. Но меньше чем за минуту до старта произошло непредвиденное ЧП: не прошло нормальное отведение площадки с приборами. После устранения проблемы было принято решение перенести старт на 15 ноября, и он тоже чуть не сорвался из-за погоды: на Байконур надвигался циклон, было передано штормовое предупреждение. Но руководитель полетов Владимир Гудилин после короткого совещания принял окончательное решение: лететь!


Без десяти шесть утра ракета-носитель «Энергия» оторвалась от земли. Полет проходил штатно, его сопровождали самолеты, с которых велась съемка всех деталей полета — вплоть до отделения ступеней ракеты-носителя. Сделав запланированные два витка вокруг Земли, «Буран» успешно долетел до аэродрома и начал заходить на посадку. Она обещала быть непростой из-за отвратительной погоды.


magnifier.png Вместо ожидавшегося захода на посадку с юго-востока с левым креном корабль энергично отвернул влево и стал заходить на взлетно-посадочную полосу с северо-восточного направления с креном 45° на правое крыло


Внезапно корабль совершил неожиданный маневр. Вместо ожидавшегося захода на посадку с юго-востока с левым креном корабль энергично отвернул влево и стал заходить на взлетно-посадочную полосу с северо-восточного направления с креном 45° на правое крыло. Как вспоминал один из сотрудников, находившийся тогда на Объединенном командно-диспетчерском пункте, «в момент неожиданной смены курса судьба “Бурана” буквально висела на волоске, и отнюдь не по техническим причинам. Когда корабль заложил левый крен, первая осознанная реакция руководителей полета была однозначной: “Отказ системы управления! Корабль нужно подрывать!” Ведь на случай фатального отказа на борту “Бурана” размещались тротиловые заряды системы аварийного подрыва объекта, и казалось, что момент их применения наступил.


Спас положение заместитель Главного конструктора НПО “Молния” по летным испытаниям Степан Микоян, отвечавший за управление кораблем на участке снижения и посадки. Он предложил немного подождать и посмотреть, что будет дальше». И действительно, когда уже после приземления стали разбираться, выяснилось, что такой вариант был заложен в программу в качестве одного из многих. Правда, вероятность выбора этого варианта составляла всего три процента.


Позже, анализируя посадку «Бурана», специалисты пришли к выводу: автоматизированная система управления выбрала наилучшее решение. Штатной посадке по заложенной программе мешал сильный ветер, и автоматизированная система управления самостоятельно рассчитала новую траекторию. А сама посадка оказалась настолько мягкой, что тормозные парашюты сработали с небольшой задержкой. Это был потрясающий успех, корабль выполнил все нужные маневры и успешно приземлился. Все находившиеся в тот момент на космодроме ликовали.


magnifier.png Судьба летавшего в космос корабля «Буран» оказалась трагической. Двенадцатого мая 2002 года он был полностью разрушен рухнувшей на него крышей заброшенного монтажно-испытательного корпуса на Байконуре


Для посадок «Бурана» была специально оборудована усиленная взлетно-посадочная полоса на аэродроме Юбилейный на Байконуре. Кроме того, были серьезно реконструированы и полностью дооснащены необходимой инфраструктурой еще два основных резервных места приземления «Бурана» — военные аэродромы Багерово в Крыму и Восточный в Приморье, а также построены или усилены ВПП еще в 14 запасных местах посадки, в том числе вне территории СССР. Специально для транспортировки с запасных аэродромов был создан Ан-225 «Мрия».


Запуск «Бурана» стал большой неожиданностью для Запада и США, где открыто признали, что Советский Союз опередил их в космической гонке. Сотрудник Университета Джорджа Вашингтона доктор Джон Логсдон в прямом эфире компании ABC заявил: «СССР имеет теперь возможность выполнять те космические задачи, которые останутся недоступными для США даже тогда, когда вновь начнутся полеты американских космических кораблей многоразового использования. Для того чтобы приступить к выводу на орбиту таких же полезных грузов, на какие рассчитана советская ракета, Соединенным Штатам потребуется от шести до десяти лет».

ОНПП «Технология» //  Сборка ракетоплана «Буран» на Тушинском машиностроительном заводе в Москве

Сборка ракетоплана «Буран» на Тушинском машиностроительном заводе в Москве

ОНПП «Технология»


Трагический финал


Проект «Буран» предусматривал проведение целого ряда беспилотных полетов. Первый из них должен был состояться в конце 1991 года, еще два — в 1993-м и 1994-м. Длительность пребывания «Бурана» в космосе должны были увеличить. И поставить перед ним еще более сложные, чем возвращение на аэродром, задачи. Например, автоматическое сближение и стыковку с орбитальным комплексом «Мир». Но самое интересное должно было начаться потом. На борту космического «челнока» с пятого по восьмой полет предусматривалась работа экипажа. Правда, в целях безопасности было решено отправить только двоих летчиков-космонавтов. Примерная дата пилотируемого полета не была названа, но ожидалось, что это событие произойдет не позже 1994–1995 годов.


Однако в 1993 году проект окончательно свернули. И на то были свои причины. Экономически он оказался не очень эффективным: стоимость вывода на орбиту одного килограмма полезного груза у многоразовых кораблей его класса составляла тогда примерно 20 тыс. долларов, а у одноразовых носителей — от 6 до 15 тыс. долларов. Да и для экономики в целом он оказался очень дорогим. «Приведу один пример: при старте необходимо было охлаждать бетонный лоток, куда уходят раскаленные до 3500 градусов газы. Для этого пришлось отвести воды Сырдарьи в рукотворное подземное озеро. А расход воды при запуске — больше, чем у всех фонтанов Петергофа! Вот и считайте затраты…» — писал в своих воспоминаниях Станислав Аксенов, один из участников проекта.


Изменилась и международная обстановка: провозглашенный Михаилом Горбачевым отказ от продолжения гонки вооружений, в том числе в космосе, делал «Буран» ненужным, так как реальных гражданских задач, которые челнок решал бы эффективнее привычных одноразовых космических систем, не просматривалось.


Судьба летавшего в космос корабля «Буран» оказалась трагической. Двенадцатого мая 2002 года он был полностью разрушен рухнувшей на него крышей заброшенного монтажно-испытательного корпуса на Байконуре.


Помимо слетавшего изделия под номером 1.01 было изготовлено четыре корабля (два из них не полностью) и девять полноразмерных макетов «Бурана» для проведения динамических, электрических, аэродромных и других испытаний. Самый знаменитый из них — корабль «Буран» на ВДНХ, который является частью интерактивного музейного комплекса, посвященного этому многоразовому ракетоплану.


magnifier.png Из восьмерки пилотов «первого призыва» — «Волчьей стаи» — в живых сегодня нет никого. Все, за исключением командира, погибли в авиакатастрофах или от их последствий, причем шесть человек — еще до полета «Бурана»


Другой известный макет был изготовлен в виде самолета — аналога «Бурана» и работал на четырех твердотопливных двигателях, что давало возможность взлетать с обычного аэродрома. Аппарат использовался для летных испытаний в атмосфере, был показан на шоу Международного авиационно-космического салона. Потом его передавали в лизинг сначала австралийской компании, потом сингапурской. В апреле 2008 года макет купил за десять миллионов евро Герман Лайр для своего технического музея в Шпайере (Германия), где космический корабль «Буран» до сих пор является одним из самых интересных экспонатов.


Судьба оказалась немилосердной не только к слетавшему «Бурану». Злой рок преследовал и пилотов, так и не отправившихся на нем в космос (атмосферные полеты на макетах корабля отрабатывались неоднократно). Первым руководителем элитного отряда летчиков-испытателей, набранных в 1977 году для подготовки к полетам на «Буране», был назначен Игорь Волк. В отряд вошли Олег Кононенко, Анатолий Левченко, Римантас Станкявичюс, Александр Щукин, Николай Садовников, Виктор Букреев и Александр Лысенко. Фамилия командира дала новому отряду неофициальное, но тут же подхваченное всеми название — «Волчья стая». Из этой восьмерки в живых сегодня нет никого. Все, за исключением командира, погибли в авиакатастрофах или от их последствий, причем шесть человек — еще до полета «Бурана», что стало дополнительным аргументом в пользу беспилотного варианта его первого запуска. Сам Волк умер в прошлом году в возрасте 79 лет. Безвременно ушли из жизни и трое из семи летчиков второго набора «бурановского» отряда.


***


В марте 2018 года занимавший тогда пост вице-премьера Дмитрий Рогозин поручил возобновить программу многоразовых космических кораблей на новой технологической основе.

stimul.online

Чем отличаются «Буран» и «Шаттл»

«Шаттл» и «Буран»

Когда смотришь фотографии крылатых космических кораблей «Бурана» и «Шаттла» , то может сложиться впечатление, что они вполне идентичны. По крайней мере принципиальных различий будто бы и не должно быть. Несмотря на внешнюю схожесть, эти две космические системы всё же отличаются в корне.

«Шаттл»

 

«Шаттл» — многоразовый транспортный космический корабль (МТКК). Корабль имеет три жидкостных ракетных двигателя (ЖРД), работающих на водороде. Окислитель- жидкий кислород. Для совершения выхода на околоземную орбиту требуется огромное количество топлива и окислителя. Поэтому топливный бак является самым большим элементом системы «Спейс Шаттл». Космический корабль располагается на этом огромном баке и соединен с ним системой трубопроводов по которым подаётся топливо и окислитель на двигатели «Шаттла».

И всё равно, трех мощных двигателей крылатого корабля не хватает для выхода в космос. К центральному баку системы крепятся два твердотопливных ускорителя — самых мощных ракет в истории человечества на сегодняшний день. Наибольшая мощность необходима именно при старте, чтобы сдвинуть многотонный корабль и поднять его на первые четыре с половиной десятка километров. Твердотопливные ракетные ускорители берут на себя 83% нагрузки.

Взлетает очередной «Шаттл»

 

На высоте 45 км твердотопливные ускорители выработав все топливо отделяются от корабля и на парашютах приводняются в океане. Дальше, до высоты 113 км, «шаттл» поднимается с помощью трех ЖРД. После отделения бака, корабль летит еще 90 секунд по инерции и затем, на короткое время, включаются два двигателя орбитального маневрирования, работающие на самовоспламеняющемся топливе. И «шаттл» выходит на рабочую орбиту. А бак входит в атмосферу, где и сгорает. Отдельные его части падают в океан.

 

Отделение твердотопливных ускорителей

Двигатели орбитального маневрирования предназначены, как можно понять из их названия, для различных маневров в космосе: для изменения параметров орбиты, для причаливания к МКС или к другим космическим аппаратам находящихся на околоземной орбите. Так «шаттлы» несколько раз наведывались к орбитальному телескопу «Хаббл» для проведения сервисного обслуживания.

 

 

И, наконец, эти двигатели служат для создания тормозного импульса при возвращении на Землю.

Орбитальная ступень выполнена по аэродинамической схеме моноплана-бесхвостки с низкорасположенным дельтавидным крылом с двойной стреловидностью передней кромки и с вертикальным оперением обычной схемы. Для управления в атмосфере используются двухсекционный руль направления на киле (здесь же воздушный тормоз), элевоны на задней кромке крыла и балансировочный щиток под хвостовой частью фюзеляжа. Шасси убирающееся, трёхстоечное, с носовым колесом.

Длина 37,24 м, размах крыла 23,79 м, высота 17,27 м. «Сухой» вес аппарата около 68 т, взлётный – от 85 до 114 т (в зависимости от задачи и полезной нагрузки), посадочный с возвращаемым грузом на борту – 84,26 т.

Важнейшей особенностью конструкции планера является его теплозащита.

В самых теплонапряженных местах (расчётная температура до 1430º С) применен многослойный углерод-углеродный композит. Таких мест немного, это в основном носок фюзеляжа и передняя кромка крыла. Нижняя поверхность всего аппарата (разогрев от 650 до 1260º С) покрыта плитками из материала на основе кварцевого волокна. Верхняя и боковые поверхности частично защищаются плитками низкотемпературной изоляции – там, где температура составляет 315–650º С; в остальных местах, где температура не превышает 370º С, используется войлочный материал, покрытый силиконовой резиной.

Общий вес теплозащиты всех четырёх типов составляет 7164 кг.

Орбитальная ступень имеет двухпалубную кабину для семи астронавтов.

 

Верхняя палуба кабины шаттла

 

В случае расширенной программы полёта или при выполнении спасательных операций на борту шатла может находиться до десяти человек. В кабине – органы управления полётом, рабочие и спальные места, кухня, кладовая, санитарный отсек, шлюзовая камера, посты управления операциями и полезной нагрузкой, другое оборудование. Общий герметизированный объём кабины – 75 куб. м, система жизнеобеспечения поддерживает в нем давление 760 мм рт. ст. и температуру в диапазоне 18,3 – 26,6º С.

Эта система выполнена в открытом варианте, то есть без использования регенерации воздуха и воды. Такой выбор обусловлен тем, что продолжительность полётов шаттла была задана в семь суток, с возможностью её доведения до 30 суток при использовании дополнительных средств. При такой незначительной автономности установка аппаратуры регенерации означала бы неоправданное увеличение веса, потребляемой мощности и сложности бортового оборудования.

Запаса сжатых газов хватает на восстановления нормальной атмосферы в кабине в случае одной полной разгерметизации или на поддержание в ней давления 42,5 мм рт. ст. в течение 165 минут при образовании небольшого отверстия в корпусе вскоре после старта.

 

 

Грузовой отсек размерами 18,3 х 4,6 м и объемом 339,8 куб. м снабжен «трёхколенным» манипулятором длиной 15,3 м. При открытии створок отсека вместе с ними поворачиваются в рабочее положение радиаторы системы охлаждения. Отражательная способность панелей радиаторов такова, что они остаются холодными, даже когда на них светит Солнце.

 

Что может «Спейс шаттл» и как он летает

Если представить себе систему в собранном виде, летящую горизонтально, мы увидим внешний топливный бак в качестве её центрального элемента; к нему сверху пристыкован орбитер, а по бокам – ускорители. Полная длина системы равна 56,1 м, а высота – 23,34 м. Габаритная ширина определяется размахом крыла орбитальной ступени, то есть составляет 23,79 м. Максимальная стартовая масса – около 2 041 000 кг.

О величине полезного груза столь однозначно говорить нельзя, так как она зависит от параметров целевой орбиты и от точки старта корабля. Приведем три варианта. Система «Спейс шаттл» способна выводить:
– 29 500 кг при пуске на восток с мыса Канаверал (Флорида, восточное побережье) на орбиту высотой 185 км и наклонением 28º;
– 11 300 кг при пуске из Центра космических полётов им. Кеннеди на орбиту высотой 500 км и наклонением 55º;
– 14 500 кг при пуске с базы ВВС «Ванденберг» (Калифорния, западное побережье) на приполярную орбиту высотой 185 км.

Для шаттлов были оборудованы две посадочные полосы. Если шаттл садился вдали от космодрома, домой возвращался верхом на Боинге-747

 

Боинг-747 везет шаттл на космодром

 

Всего было построено пять шаттлов (два из них погибли в катастрофах) и один прототип.

При разработке предусматривалось, что шаттлы будут совершать по 24 старта в год, и каждый из них совершит до 100 полётов в космос. На практике же они использовались значительно меньше — к закрытию программы летом 2011 года было произведено 135 пусков, из них «Дискавери» — 39, «Атлантис» — 33, «Колумбия» — 28, «Индевор» — 25, «Челленджер» — 10.

Экипаж шаттла состоит из двух астронавтов — командира и пилота. Наибольший экипаж шаттла — восемь астронавтов («Challenger», 1985 год).

 

 

Советская реакция на создание «Шаттла»

На руководителей СССР разработка «шаттла» произвела большое впечатление. Посчитали, что американцы разрабатывают орбитальный бомбардировщик вооруженный ракетами «космос — земля». Огромные размеры «шаттла» и его возможность возвращать на Землю груз до 14,5 тонн были истолкованы как явная угроза похищения советских спутников и даже советских военных космических станций типа «Алмаз», которые летали в космосе под названием «Салют». Эти оценки были ошибочными, так как США еще в 1962 году отказались от идеи космического бомбардировщика в связи с успешным развитием атомного подводного флота и баллистических ракет наземного базирования.

«Союз» мог легко поместиться в грузовом отсеке «Шаттла»

 

Советские эксперты не могли понять зачем нужны 60 запусков «шаттлов» в год — один запуск в неделю! Откуда должны были взяться множество космических спутников и станций для которых необходим будет «Шаттл»? Советские люди, живущие в рамках другой экономической системы, не могли даже себе представить, что руководством НАСА, усиленно проталкивающим новую космическую программу в правительстве и конгрессе, руководил страх остаться без работы. Лунная программа близилась к завершению и тысячи высококвалифицированных специалистов оказывались не у дел. И, самое главное, перед уважаемыми и очень хорошо оплачиваемыми руководителям НАСА возникала неутешительная перспектива расставания с обжитыми кабинетами.

Поэтому было подготовлено экономическое обоснование о большой финансовой выгоде многоразовых транспортных космических кораблей в случае отказа от одноразовых ракет. Но для советских людей было абсолютно непонятно, что президент и конгресс могут тратить общенациональные средства только с большой оглядкой на мнение своих избирателей. В связи с чем в СССР воцарилось мнение, что американцы создают новый КК под какие-то будущие непонятные задачи, скорее всего военные.

 

Многоразовый космический корабль «Буран»

В Советском Союзе первоначально планировалось создать усовершенствованную копию «Шаттла» — орбитальный самолет ОС-120, весом в 120 тонн.(Американский челнок весил 110 тонн при полной загрузке) .В отличие от «Шаттла» предполагалось снабдить «Буран» катапультируемой кабиной для двух пилотов и турбореактивными двигателями для посадки на аэродроме.

На почти полном копировании «шаттла» настаивало руководство вооруженных сил СССР. Советская разведка сумела к этому времени добыть много информации по американскому КК. Но оказалось не все так просто. Отечественные водородно-кислородные ЖРД оказались большими по размеру и более тяжелыми, чем американские. К тому же по мощности они уступали заокеанским. Поэтому вместо трех ЖРД надо было устанавливать четыре. Но на орбитальном самолете для четырех маршевых двигателей места просто не было.

У «шаттла» 83 % нагрузки на старте несли два твердотопливных ускорителя. В Советском Союзе таких мощных твердотопливных ракет разработать не удалось. Ракеты подобного типа использовались в качестве баллистических носителей ядерных зарядов морского и наземного базирования. Но они не дотягивали до нужной мощности очень и очень много. Поэтому у советских конструкторов была единственная возможность — использовать в качестве ускорителей жидкостные ракеты. По программе «Энергия-Буран» были созданы очень удачные керосино-кислородные РД-170, которые и послужили альтернативой твердотопливным ускорителям.

Само расположение космодрома Байконур вынуждало конструкторов увеличивать мощность своих ракет-носителей. Известно, что чем ближе стартовая площадка к экватору, тем больший груз одна и та же ракета может вывести на орбиту. У американского космодрома на мысе Канаверал преимущество перед Байконуром составляет 15%! То есть, если ракета стартующая с Байконура может поднять 100 тонн, то она же при запуске с мыса Канаверал выведет на орбиту 115 тонн!

Географические условия, отличия в технологии, характеристики созданных двигателей и разный конструкторский подход — оказали своё влияние на облик «Бурана». Исходя из всех этих реалий была разработана новая концепция и новый орбитальный корабль ОК-92, весом 92 тонны. Четыре кислородно-водородных двигателя перенесли на центральный топливный бак и получилась вторая ступень ракеты-носителя «Энергия». Вместо двух твердотопливных ускорителей было решено применить четыре ракеты на жидком топливе керосин-кислород с четырехкамерными двигателями РД-170. Четырехкамерный — это значит с четырьмя соплами.Сопло большого диаметра изготовить крайне сложно. Поэтому конструкторы идут на усложнение и утяжеление двигателя проектируя его с несколькими соплами меньшего размера. Сколько сопел, столько и камер сгорания с кучей трубопроводов подачи топлива и окислителя и со всеми «причандалами» . Эта связка выполнена по традиционной, «королёвской» ,схеме, аналогичной «союзам» и «востокам», стала первой ступенью «Энергии».

 

«Буран» в полете

Сам крылатый корабль «Буран» стал третьей ступенью ракеты-носителя, подобно тем же «Союзам». Разница лишь в том, что «Буран» располагался на боку второй ступени, а «Союзы» на самой верхушке ракеты-носителя. Таким образом получилась классическая схема трехступенчатой одноразовой космической системы, с тем лишь отличием, что орбитальный корабль был многоразовым.

Многоразовость была еще одной проблемой системы «Энергия — Буран». У американцев, «шаттлы» были рассчитаны на 100 полетов. Например, двигатели орбитального маневрирования могли выдержать до 1000 включений. Все элементы (кроме топливного бака) после профилактики были пригодны для запуска в космос.

 

Твердотопливный ускоритель подобран специальным судном

Твердотопливные ускорители опускались на парашютах в океан, подбирались специальными судами НАСА и доставлялись на завод изготовитель, где проходили профилактику и начинялись топливом. Сам «Шаттл» тоже проходил тщательную проверку, профилактику и ремонт.

Министр обороны Устинов в ультимативной форме требовал, чтобы система «Энергия — Буран» была максимально пригодной к повторному использованию. Поэтому конструкторы вынуждены были заняться этой проблемой. Формально боковые ускорители числились многоразовыми, пригодными для десяти пусков. Но фактически до этого дело не дошло по многим причинам. Взять хотя бы то, что американские ускорители шлепались в океан, а советские падали в казахстанской степи, где условия приземления были не такие щадящие как теплые океанские воды. Да и жидкостная ракета- создание более нежное. чем твердотопливная.»Буран» тоже был рассчитан на 10 полетов.

В общем многоразовой системы не получилось, хотя достижения были очевидными. Советский орбитальный корабль, освобожденный от больших маршевых двигателей, получил более мощные двигатели для маневрирования на орбите. Что, в случае его использования в качестве космического «истребителя-бомбардировщика», давало ему большие преимущества. И плюс ещё турбореактивные двигатели для полета и посадки в атмосфере. Кроме этого была создана мощная ракета с первой ступенью на керосиновом топливе, а вторая на водородном. Именно такой ракеты не хватало СССР чтобы выиграть лунную гонку. «Энергия» по своим характеристикам была практически равноценна американской ракете «Сатурн-5″ отправившей на Луну «Аполлон-11″.

«Бурaн» имeет бoльшoе внeшнeе cхoдcтвo c aмeрикaнcким «Шaттлoм». Кoрaбль пocтрoен пo cхeмe cамoлeтa типa «бecхвocткa» c трeугoльным крылoм пeрeмeннoй cтрeлoвиднocти, имeет aэрoдинaмичecкиe oргaны упрaвлeния, рaбoтaющиe при пocадкe пocлe вoзврaщeния в плoтныe cлoи aтмocфeры – руль нaпрaвлeния и элeвoны. Oн был cпocобeн cовeршaть упрaвляeмый cпуcк в aтмocфeрe c бoкoвым мaнeврoм дo 2000 килoмeтрoв.

Длинa «Бурaнa» – 36,4 мeтрa, рaзмaх крылa – oкoлo 24 мeтрa, выcотa кoрaбля нa шacси – бoлeе 16 мeтрoв. Cтaртoвaя мacсa кoрaбля – бoлeе 100 тoнн, из кoтoрых 14 тoнн прихoдитcя нa тoпливo. В нocовoй oтcек вcтaвлeнa гeрмeтичнaя цeльнocвaрнaя кaбинa для экипaжa и бoльшeй чacти aппaрaтуры для oбecпeчeния пoлeтa в cоcтaвe рaкeтнo-кocмичecкoгo кoмплeкcа, aвтoнoмнoгo пoлeтa нa oрбитe, cпуcкa и пocадки. Oбъeм кaбины – бoлeе 70 кубичecких мeтрoв.

При вoзврaщeнии в плoтныe cлoи aтмocфeры нaибoлeе тeплoнaпряжeнныe учacтки пoвeрхнocти кoрaбля рacкaляютcя дo 1600 грaдуcов, тeплo жe, дoхoдящeе нeпocрeдcтвeннo дo мeтaлличecкoй кoнcтрукции кoрaбля, нe дoлжнo прeвышaть 150 грaдуcов. Пoэтoму «Бурaн» oтличaлa мoщнaя тeплoвaя зaщитa, oбecпeчивaющaя нoрмaльныe тeмпeрaтурныe уcлoвия для кoнcтрукции кoрaбля при прoхoждeнии плoтных cлoев aтмocфeры вo врeмя пocадки.

Тeплoзaщитнoе пoкрытиe из бoлeе 38 тыcяч плитoк изгoтoвлeнo из cпeциaльных мaтeриaлoв: квaрцeвoе вoлoкнo, выcокoтeмпeрaтурныe oргaничecкиe вoлoкнa, чacтичнo мaтeриaл нa ocнoвe углeрoдa. Кeрaмичecкaя брoня oблaдaeт cпocобнocтью aккумулирoвaть тeплo, нe прoпуcкaя eгo к кoрпуcу кoрaбля. Oбщaя мacсa этoй брoни cоcтaвилa oкoлo 9 тoнн.

Длинa грузoвoгo oтcекa «Бурaнa» – oкoлo 18 мeтрoв. В eгo oбширнoм грузoвoм oтcекe мoг рaзмecтитьcя пoлeзный груз мacсoй дo 30 тoнн. Тудa мoжнo былo пoмecтить крупнoгaбaритныe кocмичecкиe aппaрaты – бoльшиe cпутники, блoки oрбитaльных cтaнций. Пocадoчнaя мacсa кoрaбля – 82 тoнны.

 

«Бурaн» ocнacтили вcеми нeoбхoдимыми cиcтeмaми и oбoрудoвaниeм кaк для aвтoмaтичecкoгo, тaк и для пилoтируeмoгo пoлeтa. Этo и cрeдcтвa нaвигaции и упрaвлeния, и рaдиoтeхничecкиe и тeлeвизиoнныe cиcтeмы, и aвтoмaтичecкиe уcтрoйcтвa рeгулирoвaния тeплoвoгo рeжимa, и cиcтeмa жизнeoбecпeчeния экипaжa, и мнoгoе-мнoгoе другoе.

 

Кабина Бурана

 

Ocнoвнaя двигaтeльнaя уcтaнoвкa, двe группы двигaтeлeй для мaнeврирoвaния рacпoлoжeны в кoнцe хвocтoвoгo oтcекa и в пeрeднeй чacти кoрпуcа.

18 ноября 1988 года «Буран» отправился в свой полет в космос. Он был запущен с помощью ракеты-носителя «Энергия».

После выхода на околоземную орбиту «Буран» сделал 2 витка вокруг Земли (за 205 минут), затем начал снижение на Байконур. Посадка была произведена на специальном аэродроме Юбилейный.

Полет прошел в автоматическом режиме, экипажа на борту не было. Полет по орбите и посадка произведены с помощью бортового компьютера и специального программного обеспечения. Автоматический режим полета явился главным отличием от Спейс Шаттла, в котором посадку производят в ручном режиме астронавты. Полет Бурана вошел в книгу рекордов Гиннеса как уникальный (ранее никто не сажал космические аппараты в полностью автоматическом режиме).

 

Вот что пишет В.Мейлицев в своем блоге:

Автоматическая посадка 100-тонной громадины – очень сложная штука. Мы не делали никакого «железа», только программное обеспечение режима посадки – от момента достижения (при снижении) высоты 4 км до остановки на посадочной полосе. Я попробую очень коротко рассказать, как делалась эта алгоритмия.

Сначала теоретик пишет алгоритм на языке высокого уровня и проверяет его работу на контрольных примерах. Этот алгоритм, который пишет один человек, «отвечает» за одну какую-нибудь, сравнительно небольшую, операцию. Затем происходит объединение в подсистему, и её тащат на моделирующий стенд. В ст

masterok.livejournal.com

Тест-драйв снегохода «Буран» на зимнике: север ошибок не прощает

Лето, жара… Самое время потосковать по зиме, хрустящему снежку, крепкому морозу, лыжам и «покатушкам» на снегоходах. А что если это не уютный горнолыжный курорт и новенький Bombardier, а советский «Буран» на четвертом десятке лет жизни и Ямало-Ненецкий автономный округ? 

Место: зимник между Салехардом и Надымом.

Время: март-апрель 2012 года.

Работа: геофизические изыскания по строительству автодороги между этими городами.

Проблема: двадцать первый век, а расстояние в триста километров можно было преодолеть только зимой, по утрамбованной снежной дороге, что было сопряжено с достаточным риском. Или авиацией, по цене билета, как до Москвы (!).

Было принято решение строить нормальную автомагистраль. В этом году её уже должны сдать в эксплуатацию. Но тогда, три года назад, был только зимник. И нашей изыскательской партии предстояло на нём работать. Три базы были равномерно расположены между городами. 70-150-200 км от Салехарда.

z_efc0594a.jpg


А ездить до рабочих точек бригадам предстояло на «Буранах». Ещё, на подстраховке, была «буханка». «Буранов» с санями-прицепами было три. Оранжевый и красный – помоложе, восьмидесятых годов. Мне достался белый. Весь побитый, в «шрамах»… Семьдесят шестого года выпуска.

Их купили оптом. Восемьдесят тысяч за всё, вместе с санями. А привезли на первую, дальнюю базу в кузове грузового Урала. Там и состоялось первое знакомство с техникой.

Заправлять её надо было бензином с добавлением масла в пропорции 1:50, как и любой двухтактник. Чтобы завести «Буран» в мороз с утра, надо было оттянуть корпус простейшего воздушного фильтра, по виду напоминающего пластмассовую насадку от садовой лейки, плеснуть в карбюратор бензина, дёрнуть за верёвочку, как у бензопилы, и подгазовать. Тогда, выплюнув струю белёсого дыма, двигатель с характерным звоном заводился.


8.jpg


Через минуту можно было ехать. Вариаторная трансмиссия бренчала, но схватывала прилично, унося машину вдаль. Держаться за руль надо было крепко, чтобы не слететь с сиденья.

Сзади у снегохода предусмотрено сцепное устройство, к которому присоединялись сани. Что касается технической части, то с собой надо было возить комплект ключей и приводные ремни. Они имели обыкновение рваться.

По «Мертвой дороге»

Ощущения от езды на старом снегоходе с прицепом были незабываемые. Для движения по рыхлому снегу он вообще-то приспособлен неплохо. Две широкие гусеницы сзади уплотняют снег, не давая машине проваливаться – надо только следить, чтобы при остановке не подрезать кромку, наклонив снегоход, иначе он тут же утопает в пушистой белой массе. А вытащить тяжеленную (230 кг) машину становится не так просто – надо встать на подножки и раскачивать «Буран» вправо-влево, чтобы утрамбовать покрытие под ним, а потом аккуратно выехать.


9.jpg


Застрять под старым мостом, в полутора километрах от твёрдой дороги – удовольствие ниже среднего, места там гиблые. При Сталине через Салехард и Надым была построена железная дорога – знаменитые 501-я и 503-я стройки, «Мёртвая дорога». Строили её, как водится, заключённые, но были и вольнонаёмные специалисты. Зимой страшный холод, летом – жара и гнус. Условия жёсткие. Из трёхсот тысяч человек погибло больше восьмидесяти – там до сих пор стоят остатки лагерей. Потом, после смерти «отца народов», дорогу забросили. Но ореол места остался. Местные говорят, что сувениров оттуда брать нельзя. На беду.

А мы и не будем – поедем лучше дальше. Если по снегу было ехать ещё ничего, то по накатанному до состояния льда зимнику рулить было надо очень аккуратно. Гладкая лыжа с полукруглым профилем совсем не добавляла управляемости. Другими словами, при повороте руля снегоход продолжал ехать прямо.

Не знаю, как управлялся полугусеничный немецкий мотоцикл SdKfz 2 (Kettenkrad HK 101) фирмы NSU времён войны, но в моём представлении, должно быть, так же. Из-за этого мы не раз вылетали на обочину, заваливаясь в снег, теряли прицепленные сани, а раз чуть не влетели под встречный «Урал», выехавший из-за поворота. Тормозили всем, чем только могли – скорости разбиться нам бы хватило.


10.jpg


Ветровое стекло, конечно, защищало от встречного потока воздуха, но всё равно приходилось надевать лыжную маску и очки. Большой палец правой руки постоянно затекал, держа гашетку – не самая удобная конструкция. Мотоциклетный вариант, на мой взгляд, подошёл бы удачнее. Но тем не менее, это было круто.

Если оценивать сухо, то водить его оказалось достаточно просто. Даже для неподготовленного водителя не требуется особой подготовки. Сам «Буран» в целом надёжный, а ремонт простой. Из неудобств – конструкция ручки газа и плохая управляемость на укатанном снегу. Но после того, как рулевая лыжа была заменена на другую, с более острым профилем, ситуация улучшилась. Ехать достаточно комфортно… и чертовски весело. Не зря «Бураны» так полюбили не только рыбаки, охотники, оленеводы и организаторы соревнований, прокладывающие лыжню, но и любители зимнего мотокросса.


11.jpg


А в Салехарде и Рыбинске до сих пор устраивают традиционные соревнования на классических снегоходах. Такая она, народная любовь.

Прощание

До конца работ дожил только один снегоход, наш – самый старый. Оранжевый сломался первым. Его пустили на запчасти красному, который вышел из строя чуть позже. С одной стороны, это подтверждает хорошую ремонтопригодность техники, но надёжность у сильно побегавших экземпляров оставляет желать лучшего. Не зря местные стараются не ездить на дальние расстояния «в одну машину». Север ошибок не прощает.


12.jpg


В нашем случае, в итоге все «Бураны», вместе с санями, остались на последней стоянке. В апреле вскрылись ручьи, и «Урал» уже не мог проехать по зимнику, а в гусеничном вездеходе грузить их было некуда. Да и вывезти стоило дороже, чем купить другие. Так и закончилось наше недолгое знакомство.

Из истории «Бурана»

В нашей северной стране такая машина, как снегоход просто не могла не появиться. Первые попытки моторизовать средство передвижения по снегу предпринимались ещё в далёкие довоенные годы. Правда, по большей части, это были крытые или открытые мотосани глиссерного типа – в движение их приводил винт, стоявший позади кузова. Были эти конструкции громоздкими и неуклюжими, мы писали про них достаточно подробно в прошлом году.

Первые же привычные нам снегоходы появились ближе к пятидесятым годам в Северной Америке. Изобретатели из США и Канады поставили двигатель на корпус с лыжей и приводом резинометаллической гусеницей.


13.jpg


Первопроходцем можно назвать Карла Элейсона. Его конструкция, запатентованная ещё в 1927 году, стала основой для машины другого изобретателя – Жозефа-Армана Бомбардье. Знакомая фамилия? Сегодня почти половина производимых в мире снегоходов имеет название Ski-Doo Bombardier. Одна из его моделей и стала прототипом для нашего «Бурана».

Хотя «Буран» не был первым, как принято считать. Ещё в начале шестидесятых годов во Всесоюзном научно-исследовательском автомобильном и автомоторном институте (НАМИ), были разработаны, как их тогда называли, мотонарты, средство передвижения для районов Крайнего Севера – для полярников, оленеводов и геологов.

Страна как раз вступала в эпоху освоения нефтяных и газовых месторождений, лежащих далеко от южных широт. Об этих окутанных романтикой первооткрывателей местах можно узнать, например, из книг Олега Куваева. Но вернёмся в нашим «Буранам»…



К сожалению, тогдашнее министерство, отвечавшее за производство авто- и мототехники, не проявило интереса к масштабному производству снегоходов. Их стали собирать мелкими партиями на заводе в Комсомольске-на-Амуре, а назывались эти машины, что логично, «Амурец». Правда, конструкция оказалась недоработанной, снегоходы постоянно «сыпались». Вскоре появилась более новая модель «Лайка», а затем – «Лайка-2».

Эти машины были построены по типу «две лыжи-одна гусеница», то есть близки к большинству современных конструкций. Впрочем, массовыми они так и не стали, хотя и сейчас отдельные экземпляры «второй Лайки» можно найти в продаже на интернет-площадках.

Тем не менее, к началу семидесятых годов стало понятно, что народное хозяйство страны советов отчаянно нуждается в технике, способной перевозить грузы и людей в условиях долгой зимы. Олени, конечно, были лучше и вкуснее, но прогресс не стоял на месте. А советских снегоходов так и не было. Но до рождения «Бурана» оставалось совсем немного.



Повезло и ещё с двумя факторами. В семидесятом году канадская Bombardier привезла на выставку в Москву шесть своих снегоходов, рассчитывая попасть на пустой советский рынок.

А все такие выставки по долгу службы посещали руководители машиностроительных заводов. Оказались там и представители авиастроительного предприятия «Рыбинские моторы» – в то время оно, как говорят, переживало не самые лучшие времена. И возможность получить средства из госказны на разработку и внедрение нужной для страны техники была глотком свежего воздуха.

Так или иначе, ярославцы купили несколько снегоходов. Их разобрали, изучили и, будем честны, скопировали. Генетическим «папой» «Бурана», стал Ski-Doo Valmont. Те же две гусеницы сзади, одна лыжа спереди, двухтактный двигатель объёмом шестьсот кубов. Дело было сделано. Производство отечественных снегоходов было включено в госплан.



Главным конструктором стал Герман Павлович Дерунов. Он адаптировал иностранную конструкцию к реалиям советского производства. В декабре 1971 года был собран первый экземпляр привычного нам «Бурана» с двухтактником РМЗ-640 (попытка использовать двигатель от мотоцикла ИЖ-Юпитер-3 провалилась). А уже в январе 73-го машина пошла в серию, которая не прекратилась и поныне.

Что касается конструкции, которую уже тогда некоторые считали устаревшей, то есть и другое мнение. За счёт двух широких гусениц сзади «Буран» уверенно держался на рыхлом снегу, а большая площадь сцепления с поверхностью позволяла буксировать прицепные сани (это было одной из основных задач). А единственная рулевая лыжа позволяла, не цепляясь, продираться сквозь ветки и мелкую растительность, которой так много в лесотундре.

Двухтактный двигатель с системой смазки бензин/масло уверенно заводился при низких температурах, а рвущиеся ремни вариаторной передачи легко менялись.


14.jpg


До сих пор популярность «Бурана» определяется его отличной ремонтопригодностью. Да и запчасти в регионе его обитания можно найти чуть ли не в продуктовом магазине. Сама же машина сразу полюбилась коренному населению севера. Бывая в тех краях, я всего раз видел традиционные нарты, запряжённые оленями. Зато «рассекающие» на снегоходах ханты – привычное явление.

Обычно сидят они не верхом, а боком, сзади прицеплены сани, в которых стоит двухсотлитровая бочка для топлива, а рядом с ней сидит укутанная в меха молодая внучка или дочка «наездника».


<a href=»http://polldaddy.com/poll/8974347/»>Хотели бы вот так прокатиться по зимнику на «Буране»?</a>


Читайте также:


www.kolesa.ru

Новости buran.ru

04.01.2017


Скончался Игорь
Петрович Волк…

Сегодня ночью не стало заслуженного
летчика-испытателя СССР, летчика-космонавта СССР, Героя Советского
Союза, командира отряда летчиков-испытателей ЛИИ,
учивших летать Буран и готовившихся летать на
нем в космос — Игоря Петровича Волка…

Игорь Петрович Волк…

Каким он был? Великий человек для каждого
свой, особенный и неповторимый.

Таким он был и для меня — я и моя семья
знали его таким, каким не знал его никто — мы были с ним близко знакомы,
и здесь много личных воспоминаний. Я не знал его по его работе, мы
познакомились с ним гораздо позже, в начале «нулевых» годов, и меня он
знал как историка и автора нашего сайта buran.ru. Началось с интервью,
которых потом было много. Мы сошлись ближе, и потом уже много общались в
самой разной обстановке, в разных местах и при разных обстоятельствах.
Неоднократно вместе ездили за границу. Я знал его семью, он мою, я бывал
у него дома. Каким я его помню… Добрым, искренним, человечным, очень
интересным рассказчиком. Настолько интересным и одновременно простым в
общении, что поневоле забывалось, что он за человек.

Мне сложно о нем говорить в прошедшем
времени, не могу еще в это поверить, разум не принимает… Последнее
время мы встречались не часто, но всякий раз — как близкие друзья. Он
никогда не делал разницы ни в возрасте, ни в статусе… Обнимались,
говорили о личном, о близких…

Он был уникальным человеком. Очень-очень
теплым, по-отечески заботливым.

Я расскажу вам несколько эпизодов, чтобы
было понятно, каким он был для меня.

 

…В конце сентября 2008 года летим вместе
на открытие космической экспозиции крупнейшего
технического музея в немецком городе Шпайер. Я его спрашиваю в
самолете, заслуженного летчика-испытателя, летавшего всю жизнь:

— Что вы чувствуете сейчас, в летящем
самолете?

Его ответ меня тогда поразил:

— Ничего.

 

…На открытии
космической экспозиции, основой которой стал
самолет-аналог «Бурана» — изделие БТС-002 ОК-ГЛИ,
на котором и летал Игорь Петрович, он был
центром всех событий, настоящей звездой. И меня поражала его
скромность.
Было видно, что человек совсем не избалован вниманием прессы,
телевидения. Смущался, тушевался, оставаясь абсолютно непосредственным и
искренним. Сотни гостей, включая бургомистров и послов, банкиров,
предпринимателей смотрели на Волка благоговейно, как на живую легенду,
как на Бога — он смущался, краснел, немного растерянно улыбался… В
нашей стране на Героев так давно не смотрят, у нас живые легенды не в
чести… Я видел, как разодетые в меха и бриллианты люди, выходя из
длинной вереницы подъезжавших Майбахов, становились в очередь, чтобы
просто пожать Волку руку…

За день до начала церемонии мы осматривали
экспозицию музея, и в частности, стоящие рядом наш Ту-144 и
англо-французский «Конкорд». Посмотрев на самолеты, Волк заявил мне:

— В Ту-144 не пойду, неинтересно. Отведи
меня (он тогда уже плохо ходил) в «Конкорд».

Я удивился — почему неинтересно? Он
отвечает:

— Я на нем столько налетал! Я его
неоднократно двигателей сажал. Там для меня ничего интересного нет —
другое дело «Конкорд»!

Мы стояли под махиной Ту-144, я поднял
голову на эти многие десятки тонн крылатого металла над головой, и
попытался просто представить себе — как это можно такую колоссальную
птицу-бесхвостку сажать… без двигателей?!

Тут подходит моя жена (я был с семьей) и
говорит — а я хочу в Ту-144!

Волк хитро улыбнулся, и согласился — пойдем!

Поднимаемся в Ту-144, проходим через весь
салон в кабину, которую только для нас открывает сопровождающий. Моя
жена залазит в кресло правого пилота, оглядывается по сторонам, трогает
штурвал, смотрит вниз под ноги и спрашивает, поворачиваясь к нам:

— А почему здесь две педали?

Я начал было подбирать слова для ответа, но
меня опередил Игорь Петрович:

— Танечка, это ж автомат! Это газ и тормоз.
Вот видишь слева от тебя ручка переключения (показывает на счетверенный
РУД) коробки передач? Смотри — вот это паркинг, это задний ход,
нейтралка и драйв вперед!

И, хитро улыбаясь, смотрит на меня…

 

Вечером в отеле выдалось свободное время, и
Волк сел играть в подкидного с моими детьми. Я сидел рядом, тянул пиво и
наблюдал за ними. Это было потрясающее. Играя с детьми, Игорь Петрович
сам был ребенком — выигрывая, он радовался, весело хлопая в ладоши,
ерзал от удовольствия в кресле и притоптывал ногами, а когда проигрывал
— искренне обижался, надувал губы и непременно требовал отыграться.
Поразительная непосредственность! Летчик-испытатель, Герой Советского
Союза… Ему было столько же лет, сколько моим детям — они втроем
веселились, смеялись, шутили, подкалывали друг друга…

 

4 октября 2008 года у нас с ним состоялся
самый серьезный разговор по душам — мы с ним, вдвоем, выпивали. Сначала
я думал, что мы просто отметим годовщину запуска первого Спутника. А
оказалось, что для Волка это «черный» день — годовщина гибели на
летно-испытательной работе его близкого друга… Он вообще был
интересным человеком — день рождения 12 апреля (он мне всегда говорил:
«Вадим, 12-го не звони — не дозвонишься, звони на другой день —
нормально поговорим»), 4 октября — день траура…

Тогда мы приняли «на грудь» хорошо и
много… Он рассказывал мне о своей работе, о полетах, о разных случаях
в его опасной профессии. Как первый раз садился без двигателей
(кончилось топливо), и, пробив низкую облачность уже над полосой,
увидел, что неуправляемо падает прямо на крыло Ил-62, выполняющего
разбег. Как он первый раз, и при каких обстоятельствах, случайно сделал
знаменитую «кобру Пугачева», и как слава досталась не ему. Как испытывал
на штопор Су-27, как гибли его товарищи по
испытательной работе. Говорил о Станкявичусе, о Левченко, о Кононенко, о
Щукине… О проблемах с отработкой
автоматической и пилотируемой посадки «Бурана», о царившем бардаке,
о склоках и интригах между МОМом и МАПом, как он собачился с Семеновым,
как воевал с Лозино-Лозинским. О том времени,
о людях. Именно тогда он и сказал мне ту самую фразу «Раньше Звездой
Героя награждали героев, а теперь убийц». Сказал с обидой, с горечью в
голосе… Говоря о «Буране», о своем отряде, в его словах постоянно
слышалась боль… Мечта, объединившая людей, и предавшая их…

В тот вечер он был другим —
летчиком-ветераном, вспоминавшим отгремевшие битвы…

 

Запомнилось, как улетали через Франкфурт. Я
подвожу его в инвалидном кресле-каталке к стойке «Аэрофлота» на
регистрацию, а его заставляют лично (!) завешивать свой багаж. А потом
заявляют, что у него слишком много мест багажа (у него было много
подарков). Пришлось мне брать его корочки «Героя Советского Союза» (он
не хотел их доставать), вызывать старшего представителя Аэрофлота и
скандалить…

 

Встреч с Игорем Петровичем было много, в том
числе и очень личных. Обо всем не расскажешь… Были и просто курьезы.
Однажды по его просьбе я перевозил в багажнике
управляющий ракетный двигатель системы ориентации «Бурана», и так
случилось, что пришлось открыть багажник перед незнакомыми людьми. Чтобы
не подставлять Волка, пришлось назваться агентом израильской разведки
Моссад — потом мы с ним долго смеялись над этой историей…

 

Помню, как-то в немецкой глубинке мы с ним
попали на банкет по итогам чемпионата Европы среди лесорубов. Разыскали
нашу российскую команду, обильно заливавшую свое поражение (то ли
восьмое, то ли девятое место в командном зачете). Мы с Волком не могли
ударить в грязь лицом, поддерживая горе соотечественников, а я не мог
позволить себе отстать от Героя Советского Союза… Конец до сих пор не
помню… Очнулся я только к полудню следующего дня, под рассказы Игоря
Петровича, как эти бородатые мужики накануне вечером грузили меня в
машину, приговаривая: «Этот оказался слабаком! А Герой-то, смотрите,
держится до конца — хоть и всего-то какой-то там летчик, но наш человек,
настоящий лесоруб!»

 

Последняя встреча с ним состоялась пару
месяцев назад (мы вместе выступали в планетарии Московского дворца
пионеров). Тепло обнявшись, я его спросил:

— Как здоровье, Игорь Петрович?

Он улыбнулся в ответ:

— Как видишь, еще не помер..

 

Осталось очень много личных фотографий,
которые никогда публично не демонстрировались — думаю, пришло время
обнародовать некоторые их них. На них запечатлена осень 2008 года,
немецкие Зинсхайм и Шпайер. В кадре с Игорем Волком — моя дочь Женя
(кормит его пончиками), мой сын Дима, астронавты Чарльз Дьюк, Томас
Райтер, Токтар Аубакиров, просто немецкие друзья (включая уже покойного
Хартмута Зенгера, сына знаменитого Эйгена Зенгера, автора
проекта «антиподного бомбардировщика»t>

www.buran.ru

Буран — это… Что такое Буран?

  • буран — См …   Словарь синонимов

  • БУРАН — муж., вост. пурга, степная вьюга, мятелица, при северном, сильном ветре. Буран снизу, когда вихорь вздымает и крутит снежинки с земли, буран сверху, когда в то же время идет снег. Буранный, о поре, времени, когда стоит буран. Буранный день. Ныне… …   Толковый словарь Даля

  • БУРАН — (тюрк.). В степях Юго Восточной России, вьюга, пурга, непогодь с метелью. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. БУРАН сильный ветер в степях России и Сибири; зимою иногда заносит снегом целые обозы.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • БУРАН — В древности у тюркских народов был обычай давать детям имена в зависимости от того, в какой день и при какой погоде они родились. Мальчиков, родившихся в буранный день, нарекали именем Буран. Сохранилось в фамилии Буранов. Антрополексема.… …   Словарь личных имен

  • БУРАН — (тюрк.) местное (главным образом в Азиатской части Российской Федерации и в Сев. Казахстане) название метели при сильном ветре и низкой температуре воздуха …   Большой Энциклопедический словарь

  • БУРАН — воздушно космический корабль многоразового использования. Выполнен по самолетной схеме типа бесхвостка с низкорасположенным крылом двойной стреловидности. Общая стартовая масса до 105 т, длина 36,4 м, высота на стоянке 16,5 м, размах крыла ок. 24 …   Большой Энциклопедический словарь

  • БУРАН — БУРАН, бурана, муж. (тюрк. boran) (обл.). Метель в степи. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • БУРАН — БУРАН, а, муж. Снежная буря, метель в степи. Поднялся б. | прил. буранный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Буран — советский крылатый орбитальный корабль многоразового использования. Предназначен для выведения на орбиту вокруг Земли различных космических объектов и их обслуживания; доставки элементов (модулей) и персонала для сборки на орбите крупногабаритных …   Энциклопедия техники

  • Буран — метель в степи при сильном ветре и низкой температуре. При этом происходит перенос снега над поверхностью земли сильным ветром, возможностью в сочетании с выпадением снега , приводящему к ухудшению видимости и заносу транспортных магистралей.… …   Словарь черезвычайных ситуаций

  • буран — Сильный северо восточный ветер, дующий в Азии во все сезоны года, но особенно жестокий в зимнее время, когда он переносит большое количество снега (в северной России, главным образом в тундре, носит название пурга). Syn.: пурга …   Словарь по географии

  • dic.academic.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о