Как прогнать бобров из речки: К сожалению, мы не можем найти это!

В чем польза бобров: мнение специалиста — Рамблер/новости

«Бобры расплодились — спасу нет! Один вред от них. На даче огород затопили, дорогу подмыли, деревья валят последние, реки перегораживают. От них вообще польза какая-нибудь есть, кроме меха?» Так или примерно так многие люди встречают появление «нового» зверя, бывшего ещё два десятилетия назад редким видом и только-только восстановившего былую численность. Может, и правда пора открывать охоту на этого вредного грызуна? Давайте разберёмся. Но прежде всего поближе познакомимся с самим «фигурантом».

На появление бобров по соседству многие люди реагируют негативно

Как живут бобрыИтак, речной бобр — один из двух видов небольшого семейства бобровых отряда грызунов (второй вид — канадский бобр, исходно — житель Северной Америки, в ХХ веке был завезён также в Скандинавию и Карелию). Грызун он не совсем типичный: крупный, в длину более метра и массой около 30 килограммов, медленно размножающийся, долго живущий — до 15, а в неволе даже до 30 лет.

Но прославился бобр не долголетием и не супружеской верностью (пары у бобров сохраняются помногу лет), а удивительной строительной деятельностью. Плотины, хатки, каналы, тоннели — разнообразие «инфраструктуры» бобрового поселения просто поразительно. Уверен, что читатели прекрасно знают, для чего бобрам хатки и плотины, но на всякий случай напомню, что ест он только растения и плотину строит не для рыбной ловли, а чтобы вход в хатку или нору был надёжно укрыт водой от хищников.

Кстати, кора и ветки деревьев и кустарников — отнюдь не самая любимая его еда. Летом, когда заливные луга буйно зарастают сочным высокотравьем, именно травы бобр и ест, всем среди них предпочитая таволгу и крапиву. А ветки запасает на зиму, притапливая в воде недалеко от норы или хатки.

Кора и ветки — не единственная еда бобра, летом он предпочитает траву

Способность преобразовывать среду обитания, а не подлаживаться под неё, обеспечивает бобру почти полную безопасность от хищников. Но не от человеческой алчности. Безжалостный промысел ради ценного меха и «бобровой струи» привёл к тому, что в начале ХХ века вид оказался на грани вымирания. Экстренные меры охраны, организация заповедников спасли бобра от полного исчезновения, но численность его ещё многие десятилетия оставалась низкой, и за пределами заповедников бобр почти не встречался.

По-видимому, это одна из причин, почему теперь многие люди встречают вернувшихся в исконные места обитания бобров недружелюбно: за многие десятилетия мы просто отвыкли от этих удивительных зверей и масштабных преобразований ландшафта, которые они осуществляют.

И вот об этих преобразованиях, их полезности и вредности у нас и пойдёт речь.

Почему бобры — это хорошоПрежде всего давайте разберёмся с самими понятиями «вредный» и «полезный». Вопрос этот отнюдь не абстрактный, на него есть вполне чёткий ответ: увеличение разнообразия видов — это хорошо, уменьшение — плохо. А чем хорошо разнообразие видов — да хотя бы тем, что не хочется жить в окружении одних лишь крыс, ворон и тараканов. Хорошо тем, что каждые выходные горожане выходят в парки и леса отдыхать в тени могучих дубов, кормить синиц и с восторгом рассказывать друг другу об увиденном лосе. Если же сохранение такой возможности вас не привлекает, то, наверное, и эта статья ни в чём вас не убедит. Не тратьте зря время.

Итак, посмотрим на деятельность бобров в наиболее естественной для них среде обитания: на маленькой лесной речушке. Здесь поселившиеся грызуны-лесорубы со временем прокладывают широкую «просеку» вдоль реки, а саму реку превращают из тоненькой струйки воды в каскад прудов с заболоченными берегами.

Маленькая лесная речушка — естественная среда обитания бобров

Но не волнуйтесь, лес никуда не делся: далеко от реки бобры не отходят. Зато открылась поляна с травами и молодой порослью, где могут вволю кормиться зайцы и олени; появились пруды, в которых обязательно поселятся жабы, лягушки, утки, бесчисленные водные беспозвоночные. Загнездятся птицы, не живущие ни в густом лесу, ни на обширных лугах: коньки, юла, славки.

На образовавшейся поляне, или, как говорят ботаники, в «окне», начнут расти светолюбивые деревья, которые в густом лесу затеняются теневыносливыми. Особенно благодарен бобрам царь лесов — дуб. Ведь он, cодной стороны, очень светолюбив и не может вырасти в тени других деревьев, а с другой, растёт медленно и в маленьких «окнах» среди леса нередко отстаёт от конкурентов. Большое «окно», созданное бобрами, даёт ему шанс на выживание — так возникают приречные дубравы.

Как видите, один лишь вид грызунов создаёт благоприятные условия для жизни многих видов растений и животных. Такие виды экологи называют ключевыми, и бобр, несомненно, – яркий пример ключевого вида.

Бобр — яркий пример ключевого вида

Хорошо, скажете вы, в лесу деятельность бобра полезна. А как же быть в тех местах, где большую часть территории занимают поля или луга, а древесная растительность осталась только в виде узких лент вдоль рек? Что же, позволить бобрам доесть последние деревья в округе?

Ну, во-первых, прежде чем гневно обвинять бобров, давайте задумаемся: а почему эти деревья стали «последними в округе»? Не люди ли в этом виноваты? А во-вторых, посмотрим, что делает бобр в этих условиях.

Долго на одном месте бобры здесь не засиживаются: съев ближайшие деревья и кустарники, переселяются на новую территорию, оставив обнажившееся илистое дно спущенного пруда (без присмотра хозяев плотина быстро разрушается). Это место — лишённое бурьяна, часто мешающего вырасти деревьям даже там, где люди оставили им право на жизнь, — быстро зарастает приречными деревьями и кустарниками. Там, где стояли три ивы, поднимается целая роща. Получается, что, если в лесу бобры создают «окна» для светолюбивых трав и деревьев, то в малолесистой местности они, наоборот, сажают леса!

Не спешите обвинять бобров в том, что они губят деревья

Но самое важное, за что нам следует благодарить бобров, – это за их деятельную заботу о наших реках. Учёные-экологи установили, что на протяжении ХХ века, когда бобр почти исчез, многие малые реки европейской части России обмелели или пересохли совсем.

Строя плотины, бобры задерживают талые воды весной, уменьшая размах половодья, и создают весомый запас воды, питающий речку в течение всего лета. Благодаря этому река не мелеет, а почва, смытая с полей, задерживается плотинами в виде отложений плодородного ила. Так что, прежде чем ругать бобров, затопивших часть плодородной поймы, вспомните, что и река, и богатые пойменные почвы во многом обязаны своим существованием этим грызунам.

Строя плотины, бобры заботятся о наших малых реках

Конечно, в ряде случаев — если бобровые постройки угрожают единственному мосту, связывающему одинокую деревню с остальным миром, или в большом посёлке, где людям просто негде разбить огороды, кроме как у реки, — присутствие бобров нежелательно. Так-то оно так, но ведь получается, мы собираемся убить живое существо только за то, что нам лень перенести огород на новое место, укрепить сваи моста или посадить деревья на бесхозном пустыре!

Не бобр пришёл хозяйничать в наши владения, а мы без спросу захватили его родину. И нам, гостям этой земли, пора учиться уважать её хозяев.

фото Надежды и Дмитрия Журовых

Читайте также:

Бобры — наши добрые соседиНа тропе войны с бобромЗима. Январь. В поисках бобровКак прогнать бобров?

Всем добра в день бобра!      • ЭКСКЛЮЗИВ • Мой дом Москва

Корреспондент «Мой Дом Москва» отметил «День бобра»!

Многие видели фильм «День Сурка» режиссера Денни Рубена, снятый по фантастическому  рассказу писателя Гарольда Ремиса в 1993 году, когда герой фильма попадает во временную петлю.

Наверняка слышали поговорку: «Спит, как сурок». Но в московских парках и на особо охраняемых лесопарковых территориях сурки не водятся. Поэтому каждый год 2 февраля отмечаю «День бобра».

В начале 90-х годов работала охотинспектором в Тверской области. В зону моей ответственности входило устье реки Колкуновка, впадающей в Волгу. Времена тогда были тяжелые. Люди месяцами не получали зарплату и чтобы добыть себе пищу, многие стали охотится на лосей, кабанов, пятнистых оленей и бобров. Чтобы сохранить поголовье копытных от полного истребления тогда ассоциация «Росохотрыболовсоюз» не гласно приняла решение разводить в своих охотугодьях именно бобров.

Бобр — самый большой грызун, обитающий в средней полосе. Вес отдельных особей может достигать 15-20 килограммов. Мясо очень вкусное, плюс мех, обладающий водоотталкивающим свойством. Во многих охотхозяйствах были созданы условия для размножения бобров.

Вдоль старец и мелиоративных каналов специально высаживали ивовые саженцы. Ивовая кора — излюбленное лакомство этих зверей. Чем больше кормовой базы, тем быстрее размножаются бобры. Например, одна самка бобра может приносить в год до тридцати детенышей. Уже через год только с одного «бобрового участка» можно было добывать в год до 200 кг мяса.

Бобр, в отличие от более теплолюбивого сурка, в зимнюю спячку не впадает. Ведет круглый год активный образ жизни. Чтобы пережить зиму, бобры делают заготовки. В основном это ивовые веточки. Их звери складируют под водой недалеко от своих хаток, втыкая пучки веток в мягкий береговой грунт. Получается подобие «холодильника» из которого звери берут заготовленный корм по мере надобности.

Но к концу зимы «холодильники» пустеют и тогда нужно подкармливать этих околоводных зверей, как кабанов, лосей, оленей и косуль, на специальных прикормочных площадках.

Егеря и наши добровольные помощники на реках и канавах, на которых жили семьи бобров на еще крепком льду, в начале февраля сверлили лунки. В них вставляли пучки ивовых веток. Ночью бобры подплывали к таким кормушкам и утаскивали веточки к себе в хатку.

Когда вышел фильм «День сурка», кто из наших общественных инспекторов иронично заметил: «Подумаешь у американцев какой-то «День сурка»! У нас весь февраль «День бобра»!

Так и повелось 2 февраля отмечать в нашем охотхозяйстве «День бобра». Утром, как только рассветет, отправлялись по берегам рек и ручьев. Резали свежие ивовые ветки. Сверлили лунки недалеко от бобровых хаток, втыкали в них ивовые «букеты» или просто оставляли на льду в местах бобровых выходов у родников, где вода не даже в морозы не замерзает.

Вечером все участники акции «День бобра» собирались на большой лесной поляне.

Разводили костер. Жарили шашлыки, варили грог. Пели песни под гитару. На эти посиделки приходила почти ручная лиса Маша. Она сидела в сторонке в ожидании угощения. С удовольствием ела сырое мясо и лакала молоко из миски.

Утром шли проверять свои «кормовые лунки». Многие были пусты. Значит ночью к ним подо льдом подплывал бобр и утаскивал наше угощение в свой дом.

Прошлым летом на берегу реки Химка в парке Покровско-Стрешнево видела свежие погрызки и следы бобров. На кануне «Дня бобра» отправилась именно туда.

Следы на снегу. Но это не бобр, а ондатра. Она так же может проживать в хатке вместе с бобрами. Она выполняет роль домработницы. Чистит бобровые комнаты и приносит свежую сухую траву на подстилки. За это бобры разрешают жить в их доме и питаться их запасами.

Доехала до «Стрешнево». Зашла в продуктовый магазин. Купила морковки. Если найду бобровую тропку, оставлю рядом с ней угощение для зверей. Морковь, свеклу, картофель, репу и прочие корнеплоды бобры очень любят. Для них, это как для нас с вами отведать праздничный торт — мягонько, вкусно и питательно.

Экологическая тропа вдоль берега Химки. В выходные дни к родникам выстраиваются многочисленные очереди. За водой люди приезжают из других отдаленных районов Москвы и даже Подмосковья.

Чтобы попасть на речку Химка, лучше всего идти по парковому указателю в сторону родника «Царь-Лебедь». Многие жители района «Войковский» приходят сюда, чтобы набрать родниковой воды.

У родника живет целая колония обычных серых крыс. Крысы, благодаря посетителям, которые ради развлечения подкармливают их, чувствуют тут себя довольно вольготно и их популяция растет. Это вызывает некую тревогу у администрации парка. Рядом с родником установили даже предупреждающий аншлаг – не кормить крыс.

Крысы живут в корнях деревьев рядом с родником. Травить их химикатами ни в коем случае нельзя. Крысы сами являются кормовой базой для многих хищных птиц, обитающих на территории парка.

Набрала родниковой воды.

Родник «Царь-Лебедь» на берегу речки Химка в природно-историческом парке.

Спустилась к речке… Пахнет прелой листвой, грибами и «весенним льдом». Это и не удивительно. Уток на реке — сотни! Из крутых склонов оврага, по которому протекает речка Химка, бьют десятки родников. Река тут не замерзает на протяжении всей зимы и сотни кряковых, подкармливаемые посетителями, чувствую тут себя очень даже не плохо.

В речку Химка впадают десятки родников. Средняя температура воды зимой +8 градусов. Для природного источника считается теплой. Поэтому на этом участке реки лед не замерзает. Этим обстоятельством пользуются сотни уток, которых подкармливают посетители парка.Многие родники спрятаны в трубы, чтобы сохранить природный береговой ландшафт от эрозии.

Набухшие почки ракиты и сирени вот-вот готовы «взорваться». И это в начале февраля!

Синицы радостно свистят. Хорошо им этой зимой. Снега мало, корма в полях в избытке.  Дрозд с полным зобом рябины сидит на земле, не имея возможности взлететь при моем появлении. Осторожно делаю два шага назад. Успокоился жадюга. Твое счастье, что лис тут нет.

Однажды наблюдала, как лисы на глупышей-дроздов зимой охотятся. Ляжет недалеко от красной рябины, и «умрет». А если еще снежком ее припорошит, тогда вообще – «снежная кочка», один только черный носик из-под снега торчит.

Утром, по первой зорьке прилетают «щипать» рябинку дрозды. Дерутся, ругаются. Наедятся ягод, аж лететь сил нет. Спустятся на землю. Тут лисонька – хвать самого жирного и к себе домой утащит.

От родника «Царь-Лебедь» вдоль русла проложена экологическая тропа. Деревянные настилы с перилами. Скамейки для отдыха и информационные щиты — какие птицы и звери обитают на территории парка и как правильно их нужно подкармливать.

Вдоль экологической тропы берега речки Химка установлено много информационных стендов о том, какие птицы и звери обитают на территории парка и как правильно кормить птиц зимой.

 

Бобры, не смотря на то, что совершенно не боятся людей, все же предпочитают строить свои хатки выше по течению реки, где посетителей практически нет. Поэтому пошла не по экологической, мощенной досками, тропе, а в противоположную сторону. Перешла через небольшой ручей и сразу наткнулась на старые бобровые погрызки. Небольшие ивы и осинки бобры «спиливают» очень быстро, а над большими деревьями трудятся несколько дней. Если его вспугнет какой-нибудь хищник: енотовидная собака, волк или лисица, бобр больше не приходит на это место. Ищет другое, более уединенное.

Бобровая хатка на реке Химка. Бобры строят два вида жилищ. Роют норы под берегом со многими «комнатами». Или сооружают дома — плавающие островки им множества веток, соединяя их между собой глиной.. Для поднятия уровня воды реки или ручья семья бобров может соорудить плотину. По воде удобнее и безопаснее добираться до кормовой базы — широколиственных деревьев. В основном это ива и ольха, реже — береза. А вот корой хвойных деревьев они не питаются, поскольку она содержит смолу.

Однажды на речке Колкуновка бобры стали «пилить» большую (в два обхвата) мою любимую ветлу, под которой я любила отдыхать, возвращаясь с планового обхода домой. Как отвадить от моего дерева бобра? Пришлось пару раз выстрелить в воздух из ружья и оставить возле ветлы свежие стреляные гильзы. Запах горелого пороха стреляной гильзы — лучшая «пугалка» для любого зверя. А волков и енотовидных собак еще проще отпугнуть.  Вы будете смеяться, но в лесу трусливей волка, зверя нет. Даже стаю волков зимой, можно прогнать со своего следа, если они начинают из любопытства идти за тобой, обычной связкой ключей от дома. Тряси ими, чтобы позвякивали, и ни один зверь к тебе на километр не подойдет. Любой необычный звук в лесу для всех лесных жителей — сигнал опасности.

Надела зимний комуфляж. Больше по привычке. День почти весенний. Солнышко припекает. Можно посидеть на берегу. Авось бобра увижу плывущего. Днем бобры не очень активные. В основном спят в своих гнездовых камерах. Но бобры, которые живут в черте города, людей не боятся. И могут заниматься своими делами даже белым днем, при условии, что вы тоже будете вести себя очень тихо.

Прошла вверх по течению. Вот и бобровая хатка. Судя по ее размерам, жильцов  в ней «человек» восемь: пахан-бобр самец, доминирующая самка и штук шесть детей-погодок. Их  самец весной выгонит из дома, а самка принесет новый помет от 6 до 12 бобрят.

Наблюдать за молодыми борятами-ребятами очень интересно. Пока взрослые бобры ночью заняты делом, подростки развлекаются. Найдут крутой спуск с берега в речку и катаются, подложив под зад собственный хвост, как на санках. Взрослые бобры на эти шалости смотрят сквозь свои перепончатые лапы… до поры до времени. Когда отцу-самцу это надоест, он ударяет своим массивным лопатообразным хвостом по воде, да так громко, что такое впечатление, что в воду прыгнул по меньшей мере сохатый. И тут же наступает тишина. Но вскоре опять начинается работа.

В тихую лунную ночь бобров хорошо видно, как на берегу, так и в воде. Очень удобно в это время вести их учет.

На берегу свежих бобровых следов не обнаружила. Верный признак перемены погоды. Скорее всего, к похолоданию или даже к снегопаду. Давно пора.

Между прочим

Международный день бобра отмечается 18 октября. В середине 20-х годов прошлого столетия на территории России бобр был почти полностью истреблен. В 1948 году несколько семей бобров были обнаружены на реке Усманка в Воронежской области. Отсюда несколько пар бобров были расселены в Ленинградскую и Тверскую область.

Сегодня популяции бобров ничего не угрожает. Только в Воронежской области их насчитывается около 700 тысяч.

Бобр может свалить дерево диаметром 40 см всего за одну ночь.

Бобры часто пускают жить в свои норы и хатки ондатр. Ондатра очень чистоплотное животное. Она выбрасывает из хаток бобровые фекалии и дурно пахнущие подстилки. В замен приносит свежие. Можно сказать выполняет роль домработницы. За это ондатра имеет большую теплую квартиру зимой и достаток в корме.

В городе Бобруйске установлено несколько памятников бобру.

Бобр изображен на канадских пятицентовых монетах.

Взрослый бобр даже на суше может отбиться от нескольких бездомных собак и волков.

Бобры приручаются и даже могут выполнять несколько простых команд: «Сидеть, лежать, принеси».

Маленькие бобрята не умеют плавать и нырять. Этому их учат старшие братья и сестры, которые живут в семье от года до трех лет. После чего создают собственные семьи.

В сумерках на вечернем закате молодые бобры любят играть. В основном все игры происходят в воде. Любимое развлечение у самцов показать свою силу – ударить хвостом по воде. Кто громче ударил — тот молодец.

 

Алина ФЕДОРОВА.

Фото и видео Андрея ФЕДОРОВА.

 

 

Читайте также:

Бобры

Бобры одобрили чистоту столичных рек

Навигация по записям

Бобровая речка — Эвенкийская сказка

Подробности
Категория: Эвенкийская сказка

Бобровая речка (сказка)


Бобр с бобрихой жить на таежную речку перешли. Пришли, речку оглядели. Понравилось бобрам. Хозяевами будут. Лес на самом берегу стоит. Деревья разные. Черемуха, рябина, ольшаник, ива. Между ними ели, лиственницы, березы. Речка бобрам приглянулась. Ямы-омуты глубокие, перекаты песчаные да каменистые.
В ямке встретились бобры с хариусами! Рыбки испугались мохнатых бобров. Бобры успокоили:
— Не бойтесь нас. Воду не мутите! Мы рыб не трогаем, не едим. Мы — грызуны.
Один хариус, посмелее, говорит бобрам:
— Мелеет наша речка. Из ямы в яму не всегда попадешь. Песком забило перекаты. Камнями закидало отмели. Скучает наш рыбий род. Уходить собрался, да через отмели куда убежишь? Видели, какая там вода — едва песок покрывает.
— Видели, видели, — ответил бобр. — Беде вашей помочь можно. Уходить отсюда не надо. Построим мы с бобрихой плотины. Запрудим речку. Все ваши перекаты вода покроет. Камни, где надо, раскидаем.
Хариус разинул рот, слушал бобриные речи. Сам втихомолку бобров оглядывал. Диво дивное! Шерсть густая, хвост голый, лопатой, плавников нет, лапы звериные. Под водой будто рыбы ныряют. По дну степенно разгуливают, важно разговаривают.
Поблагодарил хариус за обещание помочь рыбам. Не очень, однако, поверил бобрам. Вильнул хвостом и уплыл в яму, где его семья жила.
К вечеру по всей речке стало известно: мохнатые звери хотят плотину строить, воду поднять. Сами тут поселятся. Поговорили хариусы. Потолковали ельцы. Пошептались пескари, окуни. Да и занялись все своими делами.
Бобры переночевали на берегу под кряжистой ивой. Утром выкупались. Поели свежей коры, принялись за дело.
Облюбовали бобры хороший уголок. Раскидали камни, валят деревья. Работали бобры умело. Острыми зубами, как пилой, грызли стволы у самого корня. Да как грызли! Час за часом, день за днем, работали и работали. Чуть посветлеет небо, бобры уже своим делом занимаются. Солнышко на закате, бобры все еще сучья обгрызают. Деревья сваливали в речку умело. Ни одна лесина в сторону не упала. Все падали, куда бобрам нужно было. Ненужные ветки обгрызали. Большие сучья в щели между упавшими стволами вставляли.
Месяц прошел. Перегородили бобры всю речку плотиной. Течение стало медленным. Вода в берегах поднялась, стало рыбам жить лучше.
Бобры своей работой довольны. В плотине себе хорошее жилье с ходами и выходами, с горницами и кладовыми устроили.
Расплодилось в речке множество рыб. У бобров родились малыши бобрята. Бобры с рыбами жили мирно, дружно. Хотел хариус или окунь за плотину в большую реку уйти — бобры пропускали через свое жилье. Приходили рыбы из большой реки. Стучались плавниками: пропустите. Бобры им не отказывали. Открывали ход, пропускали рыб. Торопили их пройти, чтобы воды много не убежало.
Берегли бобры воду. Лес тоже берегли. Зря деревьев не губили.
Возле бобрового жилища, в глубоком омуте, паслись рыбьи стада. Много здесь рыбам пищи. Бабочки, мотыльки-поденки, стрекозы на воду садятся. На дне: козявки, водяные черви, жучки. И другой снеди вдоволь. Хозяева плотины — бобры — были смирными. Рыбы к ним быстро привыкли.
Сидят на плотине бобры. Обдирают кору с веток. Точат обрубки стволов. Готовят кругляшки и клинышки. Вода через плотину бежит. То там, то тут что-нибудь вырвет, унесет. Бобры тотчас все исправят. Много бобрам работы. И все им нипочем. Чем больше вода плотину ломает, тем скорее бобры ее чинят.
Жили бобры, и рыбам в речке спокойно.
Заявилась туда незваная гостья. Звали ее выдрой. Сама маленькая, вертлявая. Зубы как шилья. На лапах перепонки, словно у гуся.
К бобрам близко выдра не подходила: боялась. А рыбам от нее стала не жизнь — мучение. Плавала, ныряла выдра не хуже бобров. Бедным рыбам нигде не спастись. Нацелится хитрым глазом, рот зубастый раскроет, нырнет — и все: хрустят рыбьи косточки в прожорливой глотке. Много пожирала выдра. Пескарей почти всех за неделю съела. Принялась за ельцов, за окуней. Стала хариусов истреблять. Хариус держится в самой струе. Выдре все равно. И на быстринах, и на дне, в затишье, на всех рыб нападает.
Однажды на бережку валялась выдра. Сушила скользкую блестящую шкурку. Любовалась своими лапами. Громко похвалялась:
— Я на этой речке хозяйка. Все здесь мое. Кого хочу, того ем. Кого хочу, милую.
Один хариусик услышал это. Стало ему обидно. Пришла хищница невесть откуда. Много рыбы погубила. Теперь хозяйкой себя называет. Всем грозит. Поплыл хариусик к бобру. Постучал плавником в жилище. Бобр в это время стенку в спальне ветками конопатил. Жена носила сучья. Бобрята ей помогали: хватали ветки в зубы, опускались к отцу на дно.
«Вся семья трудится, — думает хариусик. — Хорошую плотину поставили. Высокая вода всегда держится. Жить бы нам хорошо, если бы не злодейка выдра».
— Защити нас, бобр, от разбойницы выдры, — говорит хариусик и жабрами поводит.

— Сильно она вас обижает? — спросил бобр.
— Половину рыб съела. Помоги, а то всем конец придет. Усмири хищницу выдру. Или открой нам ход. Я всех рыб ночью соберу, уплывем на перекаты. Лучше на мелководье погибнуть, чем в зубах выдры.
Бобр встревожился. Он радовался, что много рыбы перед плотиной развелось, что рыбам жить лучше стало. А тут одна выдра всю речку обезрыбит, разорит.
— Нет, нет, хариусик! Зачем вам родные места оставлять. Надо выдру прогнать с нашей речки. Самим бежать не надо. Слушай, сделаем утром так…
Бобр шепнул на ушко хариусу. Тот захлопал плавниками, зашевелил жабрами, заторопился домой.
Утром выдра стала гоняться за рыбами. Хариусик и с ним трое братьев собрались в стайку. Подплыли к выдре. Хлестнули по самому носу хвостами. Помчались к бобровой плотине.
От удивления выдра чуть не захлебнулась. Зубами заскрежетала. Погналась за хариусами. А те изо всех сил к нижнему ходу запруды поплыли.
Ход был открыт. Рыбки нырнули туда. Выдра за ними. Очутились в узком проходе, сложенном из затонувших сосновых стволов. В конце виднелась узенькая щель. Хариусы скользнули в щель. А выдра просунула только голову. Туловище не пролезает дальше. Тут бобр столкнул на шею выдре бревнышко, защемил голову.
— Куда ворвалась? Забыла, что в чужое жилье без спросу входить нельзя? — спросил выдру бобр.
Выдра не отвечала. Тряслась от злобы. Тянула из-под бревнышка голову.
— Посиди здесь. Меньше дыши, а то воздуха не хватит. От злости задохнешься, — сказал бобр и ушел.
Хариусы верхним ходом вернулись в омут.
Выдра долго барахталась. Вертела головой. Не могла шею высвободить. Напрасно скребла когтистыми лапами по дереву. Наконец выдра потеряла силы. Стала задыхаться. Запищала. Истошно закричала:
— Пусти меня, бобр! Пусти, а то задохнусь.
— Я отпущу тебя, но тотчас уходи с этой речки. Никогда больше здесь не показывайся, — ответил бобр.
Выдра замолчала. Стала опять вытягивать голову. Бревно давило шею по-прежнему.
— Пусти меня, я уйду! — захрипела выдра.
Бобр поднял бревно, отпустил хищницу. Выдра едва живая всплыла на поверхность воды. Бобр помог ей добраться до берега.
— Видишь, какая ты теперь стала, — сказал Бобр.
Выдра отдышалась. Поглядела на себя в воду. Ничего не ответила, пошла в лес.
От бревна шея стала у выдры тонкая и длинная. Торчит злая круглая голова на змеиной шее. Это знает каждый, кто видел выдру.
Но не все знают, что близ бобровых плотин хищница не смеет показываться. Бобр навсегда отучил выдру обижать рыб в его местах. Возле плотин бобра рыбы живут спокойно. И зовутся такие речки — бобровыми.


— КОНЕЦ —

Эвенкийская народная сказка

Вот почему бобры строят плотины

Если вы что-то знаете о бобрах, то, вероятно, они строят плотины. (Вот еще несколько вещей: эти грызуны уступают только людям в способности управлять окружающей средой, а самая большая плотина, которую они когда-либо построили, имеет длину 2790 футов и ее можно увидеть из космоса.) Но вернемся к этой плотине в целом. вещь. Зачем бобры строят плотины? И как они выполняют свою работу?

Оказывается, основная причина, по которой бобры строят плотины, — это защитить себя от хищников — надоедливых животных, таких как медведи, ястребы, волки, дикие кошки и выдры, — и обеспечить легкий доступ к пище, особенно в холодные месяцы.

По данным Департамента рыбного хозяйства и дикой природы Вашингтона, бобровые плотины строятся в мелководных ручьях и реках для создания затопленных территорий, известных как бобровые пруды. (Бобры, которые живут в районах, где поддерживается постоянный уровень воды, таких как озера и крупные реки, строят норы вместо плотин.)

Это сложный инженерный подвиг, но эти животные более чем созданы для этого. Чтобы построить свою плотину, бобры выбирают свое местоположение и грызут ближайшие деревья и ветки. В идеале лес падает прямо в реку, перекрывая поток воды.Эти куски дерева создают основную структуру дамбы. Бобры еще больше укрепляют свой новый дом, добавляя в смесь ветки, камни, листья, грязь и растения, чтобы запечатать его. Средняя плотина составляет пять футов в высоту и 330 футов в длину, но эти сооружения могут достигать 10 футов в высоту.

Рядом с бобровой плотиной вы найдете бобровый домик. Здесь бобры проводят большую часть своего времени! Домики строят на берегу ручья или реки. Подобно плотине, эти куполообразные конструкции сделаны из прутьев, трав и мхов.В среднем они составляют около восьми футов в ширину и трех футов в высоту и обычно содержат одну семью бобров. (Это включает моногамную пару бобров, их потомство и потомство предыдущего года — обычно от двух до 12 бобров.)

Но вернемся к тому, почему бобры все это делают.

История продолжается

Во-первых, если бы не их плотины, бобры были бы довольно легкой добычей. «Они очень проворны в воде, но немного медленны на суше», — сказала Шэрон Браун, биолог из североамериканской образовательной организации Beavers: Wetland and Wildlife.«Они создают среду обитания с большим количеством воды, похожую на ров, вокруг своих домиков, чтобы они могли плавать и водить машину и быть на шаг впереди хищников».

Во-вторых, эти бобровые пруды создают уникальные экосистемы, способные поддерживать определенные водные растения, которыми могут питаться бобры. А в некоторых условиях с холодной водой бобры используют глубокую незамерзшую воду в бобровом пруду своей плотины для хранения веток пищевых деревьев и кустарников, закапывая их в ил на дне пруда.

Эти маленькие парни любят свой дом.Как правило, бобры остаются в одном и том же месте до тех пор, пока не закончатся запасы корма, что может занять несколько лет или несколько десятилетий. А поскольку животные живут в дикой природе всего пять-десять лет, это означает, что они часто остаются в одном и том же месте всю свою жизнь. Как вам такой любимый район? Это не значит, что вы должны чувствовать себя с ними слишком комфортно. Бобры также входят в список 23 милых животных, которые намного опаснее, чем вы думали.

Чтобы узнать больше удивительных секретов о том, как жить своей лучшей жизнью, нажмите здесь, чтобы подписаться на нас в Instagram!

Пейзаж с бобрами

Ферма Дэвида Трю, Мора, Нью-Мексико.[Стейси Пассмор]

Сенокосы летом были пышными и зелеными, и проливные дожди разрушили бобровые дамбы на ферме Дэвида Трю. Когда я позвонил, чтобы узнать дорогу, он попытался убедить меня не приходить. «Не уверен, что вам все еще интересно», — сказал он. Но, конечно, был; в изменении было все дело. Сотня акров Трю лежала вдоль реки Мора, примерно в часе езды по горам от Таоса, штат Нью-Мексико, в изолированной долине, заселенной испанскими колониальными фермерами до государственного обследования земель США.Длинные и тонкие участки складываются перпендикулярно реке, не обращая внимания на национальную сетку. Мора была очагом сопротивления во время американо-мексиканской войны, а полтора века спустя стала первым графством США, которое запретило операции с нефтью и газом, начав общенациональное движение. 1 Здесь все по-другому.

Я отправлялся в путешествие по горному западу, изучая возвращение североамериканского бобра, который в последнее время приобрел некую культовую репутацию инженера-эколога. 2 Я слышал истории о людях и бобрах, работающих вместе над восстановлением водно-болотных угодий и речных систем, и я хотел убедиться в этом сам. Это может показаться странным — работают вместе, — но как ландшафтный дизайнер вы должны быть открыты для необычного сотрудничества. 3 Если бы фермеры и владельцы ранчо превращались в «верующих в бобра», я бы уважал это.

Когда бобры вернулись в долину Мора, Дэвид Трю использовал их активность, чтобы принести больше воды на свою ферму.

Я проехал мимо небольшой католической церкви по грунтовой дороге, через реку, окутанную ивами койотов, к ферме, которой управляет Трю. Тонкая оросительная канава разлилась, затопив сенокосы. Сельское хозяйство в Море затруднено. В долине выпадает около 22 дюймов дождя и снега в год, что более чем в два раза превышает средний показатель по штату, но выпадает неравномерно. Между весенним таянием снега и поздними летними сезонами дождей бывают засушливые периоды, и фермеры черпают воду из реки через управляемую сообществом асекиас, сложную сеть исторических каналов.

Выросший в пересохшем Техасском районе Панхэндл, Трю помог своей семье экспериментировать с техникой сбора воды, в результате чего на их ранчо появилось восемь новых живых источников. 4 Итак, когда бобры перебрались в его часть долины Мора, он решил, что оставит их плотины нетронутыми и понаблюдает за воздействием на землю. В тот первый сезон в реке было больше воды в конце лета и осенью, и уровень грунтовых вод повысился. Под высоким давлением вода поднималась по склону к просачивающимся источникам и источникам, которые высыхали в течение многих лет.Это натолкнуло Трю на мысль использовать бобровую активность, чтобы приносить на ферму больше воды. Чтобы плотины не вышли из-под контроля и не затопили его поля, он установил систему выравнивания водоемов, известную как «ловушка для бобра». Он был изобретен защитником дикой природы Скипом Лайлом. Он включает в себя трубу с решеткой, помещенную перед бобровой плотиной, так что вода, поднимающаяся выше определенного уровня, попадает в трубу и спускается вниз по течению. 5

Концептуальный эскиз «ловца бобра», проточного устройства для ограничения глубины пруда.[Стейси Пассмор]

Оставленные в одиночестве бобры изменяют окружающую среду шире, чем любое другое животное, за исключением людей, и они вписываются в свой дизайн в контекст местности. Иногда строят единственную плотину и поддерживают ее годами. В другом месте они создают десятки структур, формируя водный мир прудов, неглубоких заболоченных земель и лугов. Они едят листья, почки и внутреннюю кору деревьев, предпочитая мягкую древесину — осину, тополь, тополь, иву, ольху, березу, клен, вишню — хотя они легко адаптируются и будут использовать и другие породы.И, конечно же, они валили деревья и приносили бревна и обрезки в свой домашний пруд, чтобы строить плотины и домики, используя камни для стабилизации дна и осадочные породы для укрепления стен. Бобровые плотины могут достигать десяти футов в высоту и 1500 футов в длину, но в небольших притоках, где я проводил полевые исследования, они обычно были от десяти до 30 футов в длину. Я видел глубокие, хорошо устроенные пруды размером до акра, обычно с домиком посередине.

Бобровая активность на Бивер-Крик, Колорадо; Спаун-Крик, штат Юта; и Рок-Крик, штат Юта.[Стейси Пассмор]

Перед моей поездкой в ​​долину Мора, сезон дождей вызвал наводнение, которое прорвало две основные дамбы на ферме Трю. Но хотя обрушение бобровой плотины является насильственным и разрушительным, это часть цикла, который делает гидрологические системы более устойчивыми. Внезапный напор воды создает более широкие, плетеные русла и меандры, а также обновляет луга осадками и питательными веществами. Осмотрев разрушенные дамбы, мы с Трю прошли полмили вверх по течению, чтобы увидеть проект реконструкции бобров, где они строили серию плотин, чтобы замедлить течение, чтобы они могли построить новую главную плотину.Мы насчитали около десяти таких меньших построек, расположенных с интервалом от 50 до 100 футов вдоль реки, и мы увидели молодые побеги ивы, растущие на сенокосном поле, в двадцати футах от берега, что указывает на то, что грунтовые воды расширились и фактически удвоили ширину реки. .

Хотя обрушение бобровой плотины является насильственным и разрушительным, это часть цикла, который делает речные системы более устойчивыми.

Позже, возвращаясь к моей машине, мы проезжали один из асекиас 17-го века, и Трю объяснил сложность поселения в долине.Если бобры здесь новые — или снова новые — то же самое и многие фермеры. В округе Мора есть одни из наименее дорогих орошаемых пахотных земель в штате, и когда в 2007 году приехал Трю, они быстро развивались; количество ферм и ранчо выросло на 44 процента за пять лет. 6 Асекиас с гравитационным питанием создают в долине мелководную сеть водно-болотных угодий — новую экосистему сами по себе, — но открытые канавы менее эффективны, чем трубы и водопропускные трубы, а в текущем климате не хватает воды для обхода . 7

Трю задался вопросом, мог ли разрушить плотину на его ферме вандал с ломом.

С рекой у их входной двери, Трю призвал своих соседей уменьшить свою зависимость от ацкиас, используя естественные потоки поверхностных и грунтовых вод. Он продает органическое сено по более высокой цене в качестве специального корма и говорит об экономических преимуществах целостного управления землей. Но не все согласились с его точкой зрения.Некоторые из его соседей считают бобров вредителями и говорят, что пруды привлекают комаров и наводнения. Трю подумал, не помог ли разрушению дамб на его ферме вандал с ломом.

Выйдя с фермы, я подумал о том, как жесткие линии асекии и плетеные, смещающиеся каналы ручьев создают контраст между двумя способами мышления о ландшафте во времени. Разрушение, заброшенность и обновление так важны для цикла бобров, а также для того, как они строят и населяют пространство, что противоречит человеческим ценностям, таким как линейность и постоянство.Такие приспособления, как выравниватель пруда Лилля, помогли двум видам жить бок о бок, но если люди и бобры действительно собираются работать вместе, чтобы восстановить водные системы в Горном Западе, потребуется большее примирение.

На участке восстановления в Сан-Антонио-Крик, штат Нью-Мексико, заборы отделяют ранчо от охраняемой среды обитания бобра. [Стейси Пассмор]

После того, как бобры были почти полностью истреблены, их популяция увеличилась до 10-15 миллионов.Звучит впечатляюще, пока не поймешь, что когда-то их было в десять раз больше. До колониальной торговли пушниной бобры численно превосходили людей и играли почти такую ​​же важную роль в формировании окружающей среды. 8 Еще: представьте, сколько миллионов бобровых плотин сейчас там, занятых или заброшенных, на задворках неухоженных полей или в крутых, скрытых долинах. Подрывные животные переписывают ландшафт, меняют его топографию, при этом никто не замечает этого изменения.

Животные-подрывники переписывают ландшафт, меняют его топографию, при этом никто не замечает это изменение.

Нет карты местообитаний бобра. Многие люди, с которыми я разговаривал во время моего тура по засушливому плато Колорадо, были удивлены, узнав, что поблизости есть водно-болотные угодья. Я позвонил экологам и управляющим земельными ресурсами штата, чтобы определить потенциальные места строительства бобров, и внимательно изучил аэрофотоснимки в поисках подсказок. Направляясь на север по шоссе 84, через национальный лес, названный в честь пушного зверолова Кита Карсона, я остановился, чтобы проверить бобровую хижину, которую я заметил в Google Earth на берегу Канжилон-Крик.Это был бюст. Домик рухнул, вероятно, несколько месяцев назад, а пруд представлял собой загадку из потрескавшейся грязи и песка.

Заброшенный бобровый домик, Канхилон-Крик, Нью-Мексико. [Стейси Пассмор]

В ту ночь я разбил лагерь среди великолепных столовых гор на ранчо призраков Джорджии О’Киф, слушая грозу и думая о внезапных наводнениях. 9 В совокупности бобры могут иметь большое влияние на землю, но по отдельности их усилия легко стираются. Прежде чем сравнивать их работы с работами ландшафтных дизайнеров или инженеров, мы должны признать различия в масштабе.Примерно на рубеже 20-го века гидрология американского Запада была радикально изменена Бюро мелиорации и Инженерным корпусом армии. Что почувствовала О’Киф, когда армейский корпус отклонил реку и затопил 5 000 акров земли, чтобы создать плотину и водохранилище Абикиу рядом с ее ранчо? Водохранилище, построенное в 1959 году для гидроэлектроэнергии, водоснабжения и борьбы с наводнениями, было результатом ошибочного технократического воображения; он никогда не был загружен более чем на 30 процентов, а в последнее время эта цифра приблизилась к пяти. 10

Прежде чем сравнивать работы бобров с работами ландшафтных дизайнеров или инженеров, мы должны признать различия в масштабе.

Совсем недавно дизайнеры предложили (а иногда и построили) ландшафтную инфраструктуру для конкретных участков, приняв подход «живых систем», который учитывает динамические колебания природы, включает живые материалы и даже использует другие виды в качестве агентов изменений. 11 Тем временем, землепользователи, справляющиеся с засухой и изменением климата, искали способы эффективно и дешево удерживать местную воду.Здесь бобры становятся звездой. По всей Северной Америке и Европе государственные агентства и частные субъекты вновь представили бобров через инициативы по «восстановлению диких животных». В Калифорнии и Орегоне бобры улучшают водно-болотные угодья, которые являются критически важной средой размножения лососевых, земноводных и водоплавающих птиц. В Неваде, Юте и Нью-Мексико экологические группы вступили в партнерские отношения с владельцами ранчо и фермерами, чтобы поощрять деятельность бобра на небольших ручьях. Защитники водоразделов в Калифорнии возглавляют кампанию по удалению бобров из списка неместных видов штата, чтобы ими можно было управлять как краеугольным видом, а не доставлять неудобства.Меняется и федеральная политика. Служба охраны рыболовства и дикой природы США рассматривает бобров как «партнеров по восстановлению», а Лесная служба поддержала такие усилия, как проект «Бобров метоу», направленный на сокращение нехватки воды в северной и центральной частях Вашингтона. С 2017 года Служба охраны природных ресурсов Министерства сельского хозяйства США финансирует инициативы по выращиванию бобров в рамках своей Программы восстановления водных ресурсов. 12

Два участка Sevenmile Creek, штат Юта, где были активны бобры (слева) и где разрешен интенсивный выпас скота (справа).[Стейси Пассмор]

Эколог Глиннис Худ из Университета Альберты подготовил почву для большей части этой работы в своей книге «Кри де кер» 2011 года, «Манифест бобра ». «Осушаем ландшафт; бобры строят плотину и возвращают воду », — написала она. «В этом настойчивом стремлении сохранить воду в ландшафте есть что-то, что является ключом к нашему собственному выживанию как вида». 13 В каком-то смысле бобры — идеальные компаньоны для D.I.Y. поколение энтузиастов дизайна и сборки.«Ни один другой вид не делает того, что делают бобры, кроме людей», — сказал мне Худ. «Они чрезвычайно адаптивны». Когда я упомянул, что был удивлен, увидев бобров, строящих плотины из полыни в Юте, она отметила, что они, как известно, используют трубы из ПВХ, камни и даже черепа бобра. Они тоже городской вид, поселившись не только в пасторальных пригородах, но и в таких городах, как Ванкувер, Калгари, Питтсбург и Нью-Йорк. В Берлине чиновники построили плавучую речную платформу, чтобы обеспечить «остановку для отдыха» бобров, плавающих в районе, где набережные полностью закрыты. 14

Как бобровая плотина влияет на права на воду? Как управляется риск? Это социальные и политические вопросы.

Hood помог мне понять, что восстановление среды обитания бобра — это не только экологическая, но и социальная проблема. Когда бобры изменяют окружающую среду своими постройками, последствия ощущаются ниже по течению, за пределами водно-болотных угодий и других охраняемых территорий. 15 Как бобровая плотина влияет на права на воду? Как управляется риск? Это социальные и политические вопросы.Фактически, когда шотландское правительство начало программу реинтродукции бобра, оно наняло социологов для работы вместе с экологами. 16 Люди жалуются, что бобры губительны, непредсказуемы, вызывают наводнения. Все это правда. Жизнь с таким своенравным видом требует тщательных переговоров. Люди должны признать экологические преимущества, которые приносят бобры, и быть готовыми отказаться от некоторого контроля.

Бобровые активности на бывшем участке добычи на реке Анимас, Колорадо.[Стейси Пассмор]

Продолжая свои полевые исследования, я встретил доктора Рори Коуи, гидролога, который когда-то занимал должность «Городской бобровый монитор» в Теллурайде, штат Колорадо. Сообщество так гордилось своим бобровым прудом (и в то же время так стремилось построить жилье), что наняли Коуи для установки проточных устройств, чтобы они могли защитить пруд от затопления недвижимости на миллион долларов вдоль реки Сан-Мигель. Коуи в настоящее время является директором по исследованиям в Институте горных исследований и работает с Агентством по охране окружающей среды США над восстановлением сильно загрязненных мест добычи полезных ископаемых на юго-западе Колорадо.Он повел меня посмотреть зараженные водно-болотные угодья вдоль реки Анимас, куда доступ людей был ограничен с момента закрытия последней шахты в 1991 году. Оставшись в одиночестве на три десятилетия, бобры создали необычные системы прудов, наполняя водой целые долины из стороны в сторону. Коуи считает, что эти водно-болотные угодья могут помочь в переработке тяжелых металлов и других отходов горнодобывающей промышленности без использования энергоемких перерабатывающих заводов, и он пытается убедить Агентство по охране окружающей среды поддержать исследование. Наблюдая за тем, как лось бродит по насыщенному дну долины, Коуи заметил, что бобры редко получают признание за создание среды обитания, которая сделала общественные земли Колорадо магнитом для туризма.Он сказал, что все видят лося, но никто не видит пруд и не думает, как он туда попал.

Наш культурный идеал ручья как тонкой синей линии сильно отличается от ручьев, в которых живут бобры: широкие и извилистые, с неровными выступами.

Бобры живут там, где им разрешено: на экологических участках восстановления, за забором для диких животных, защищающим от травоядных животных, таких как крупный рогатый скот и лоси, или на труднодоступных землях, мало представляющих ценность для человека. Посещая эти места, я начал понимать наш общий образ ручья — эту тонкую синюю линию на картах — как культурное сооружение, появившееся после эпохи торговли мехом.Он так отличается от ручьев, в которых обитают бобры: широкие и извилистые, с неровными выступами. Когда в 18-х годах европейские поселенцы двинулись на запад, бобры уже почти исчезли, их заболоченные лабиринты высохли. Первопроходцы приусадебного хозяйства обнаружили узкие, быстро движущиеся ручьи без прудов и болот, а затем построили оросительные канавы, плотины, водохранилища, фермы, города и открытые пастбища, которые полностью изменили прибрежные системы. Но именно удаление бобров превратило эти ручьи в водовороты.

Активность бобра на Рио-Себолла, Нью-Мексико. [Стейси Пассмор]

Неделю спустя я натыкался по дороге с стиральной доской через полузасушливые каньоны штата Юта в сторону исследовательской площадки Moonshine Wash на реке Сан-Рафаэль. Издалека река казалась пышным оазисом: зеленая лента, обрамленная ивами и тополями, петляла между коричневыми и красными дюнами. Но вблизи вид был мрачным: преобладали мертвые кусты тамариска, убитые жуками, которых государство выпустило, чтобы ограничить распространение инвазивного растения.Когда тамариск находится под контролем, штат использует этот участок реки для тестирования методов восстановления водосбора в партнерстве с Федеральным бюро землепользования и Университетом штата Юта.

В Moonshine Wash исследователи построили «аналоги бобровой плотины», чтобы проверить влияние на извилистость ручья и растительность.

Одним из исследователей этого проекта является Уолли Макфарлейн, сотрудник Лаборатории экогеоморфологии и топографического анализа доктора Джо Уитона в штате Юта.Они буквально подошли к перспективам сотрудничества с животными, построив «аналоги бобровых плотин» или BDA — плотины из плетеного плетения, которые имитируют функцию естественных бобровых плотин — чтобы проверить влияние на извилистость ручья. и растительность. В некоторых случаях им удавалось привлечь местных бобров к принятию этих BDA или построить поблизости естественные плотины. В других случаях они переселили бобров из других мест, чтобы заселить водораздел. Макфарлейн сказал, что цель состоит в том, чтобы разработать проекты реставрации, ориентированные на процесс и самодостаточные, и в конечном итоге поддерживаемые самими бобрами.Он утверждает, что их методы могут быть использованы для восстановления деградированных водно-болотных угодий и водотоков за десятую часть стоимости обычного восстановления, которое стоит в среднем 130 000 долларов за милю. 17

Исследовательский участок на реке Сан-Рафаэль, штат Юта. [Стейси Пассмор]

Макфарлейн сказал, что, руководя реставрационными мастерскими для землевладельцев, он просит их сначала нарисовать реку. Они проводят такую ​​же прямую синюю линию и удивляются, когда он показывает им фотографии более сложной многоканальной системы.Бобры тащат бревна через ручьи и пруды, создавая сложные текстуры на поверхности земли. Напор воды за плотинами вызывает микромасштабную эрозию, образуя русла и гребни разной глубины. Все это смешение материалов и изменчивость условий окружающей среды создают ниши для различных животных и растений, которые могут прижиться, что увеличивает биоразнообразие и делает систему устойчивой к сезонным или климатическим изменениям. Желобчатые полы также улучшают подпитку грунтовых вод и удерживают отложения, которые в противном случае смылись бы.В течение нескольких месяцев и лет бобры намеренно манипулируют топографией таким образом, чтобы обеспечить более богатую пищу и источник строительных материалов. В этом смысле они не только архитекторы или инженеры, но и фермеры.

Со временем деятельность бобра дает более богатый корм и источник строительных материалов. В этом смысле они не просто архитекторы или инженеры, а фермеры.

Мы с Макфарлейном разговаривали по телефону, и я подумал, что останусь один в Лунном Шоссе. Но когда я стоял у края, пытаясь понять, как спуститься к ручью на 40 футов ниже, я встретил группу исследовать экологов, чтобы провести исследования растений.Я представился Джастину Доллингу из отдела ресурсов дикой природы штата Юта, который указал восемь мест, где вдоль реки были установлены аналоги бобровой плотины. На каждом месте по дуге от берега к берегу ставили от 20 до 30 деревянных столбов, а между ними плели ветки. По словам Доллинга, бобры на Сан-Рафаэле обычно не строят плотин из-за «яркого» характера ландшафта — его подверженности внезапным наводнениям — и из-за того, что они легко зарываются в песчаные берега. Но исследователи считают, что BDA могут сыграть ценную роль в восстановлении потока.Идея состоит в том, что по мере того, как палки и мертвая трава накапливаются вдоль столбов во время паводка или внезапных паводков, вода перемещается по сторонам, размывая крутой и изрезанный край канала и создавая более разнообразные каналы разной глубины для протекания воды. через. Это, в свою очередь, увеличивает биоразнообразие растений и среду обитания рыб, насекомых, амфибий и птиц. 18

После того, как успешное водно-болотное угодье образовалось на мелководье с медленным течением, оно может расширяться вверх или вниз по течению.Исследователи могут отслеживать эти расширения и изменять свои методы строительства плотин по мере того, как они наблюдают за бобрами и учатся у них. Макфарлейн сказал, что бобры недавно вдохновили его команду начать строительство плотины без столбов путем плетения дерева с глиной и глиной. Это особенно хорошо работает в небольших ручьях с меньшим уклоном. Они обнаружили, что можжевельник — одно из лучших растений для строительства такого типа. Он гибкий, а иглы создают текстурированную паутину для удерживания грязи, и он может месяцами оставаться в воде зеленым, не гния.Оказывается, бобры тоже учителя.

Аналоги бобровых плотин (BDA), установленные в Темпл-Форк, штат Юта. [Стейси Пассмор]

Реконструкция Стэплтона в Вестерли-Крик, штат Колорадо, включая BDA и бобровых обманщиков. [Стейси Пассмор]

Удивительно, но команда Макфарлейна проводит большую часть реставрационных работ с частными землевладельцами. В то время как почти половина земель в 11 западных штатах находится в федеральной собственности и управлении, около 70 процентов прибрежных земель находятся в частной собственности.Фермеры и владельцы ранчо вдоль обозначенных водных путей могут получить федеральные гранты на проекты восстановления водотоков, а Закон о сельском хозяйстве США 2018 года добавил финансирование для низкотехнологичных методов, таких как BDA. Джереми Маэстас, эколог из Службы охраны природных ресурсов Министерства сельского хозяйства США, сказал, что с тех пор, как законопроект был принят, в его офис поступило больше запросов от владельцев ранчо, стремящихся найти недорогие способы сохранить свои пастбища зелеными. Гранты компенсируют от 50 до 75 процентов капитальных затрат на создание этих систем, а агентство также предоставляет руководство по проектированию и техническую помощь. 19

По словам Макфарлейна, бобры

также могут играть определенную роль в снижении риска лесных пожаров. Когда в 2018 году сгорел водораздел Боуг Крик в Айдахо, лаборатория Уитона присоединилась к группе государственных, федеральных и частных партнеров для расширения ранее запланированного проекта восстановления. Обследовав местность с помощью дронов, они обнаружили, что огонь сохранил часть ручья, где обитали бобры. Теперь они надеются нанять больше бобров, чтобы ускорить восстановление земель. За одну неделю прошлой осенью они установили 139 BDA и более 5 «пост-вспомогательных журнальных структур».5 миль ручья, чтобы опередить снегопад и весенний сток. BDA должны помочь удерживать воду и осадок и минимизировать потерю богатого питательными веществами материала. 20


По совету Макфарлейна я закончил поездку на стоянке Walmart в Логане, штат Юта, где между бордюрами и водопропусками живет семья бобров, в самом сердце долины Кэш, названной в честь меховых складов 18-го века. звероловы века. Когда Walmart построил магазин в 2006 году, он согласился поддерживать существующие водно-болотные угодья, не осознавая, что они являются идеальной средой обитания для бобра.Сначала компания пыталась убрать бобров, но животные продолжали возвращаться, и, несмотря на все освещение в СМИ, компания решила их разместить. Сразу за краем стоянки, скрытые густой рощей рогоза, ив и тополя, бобры и исследователи из штата Юта вместе построили богатую инфраструктуру, включая домик и пруд, а также водопропускные трубы и водосток. чтобы поддерживать стабильный уровень воды. Возможно, это последний признак возрождения бобра, который приспособился к жизни в центре корпоративной Америки. 21

Пруд и бобровый обманщик в магазине Walmart в Логане, штат Юта. [Стейси Пассмор]

И мы все адаптируемся с ними. Бретт Миллиган назвал изменение климата «миграцией ландшафта» или «ускоренной перетасовкой практически всего». Условия окружающей среды меняются быстрее, чем любой из нас может представить. Как замечает Миллиган: «Это ландшафтная среда, в которой мы будем проектировать». 22 Бобры могут помочь нам разобраться в этой реальности. Они стремятся к изменениям в самом практическом смысле и пытаются в буквальном смысле притормозить.(«Бобры сходят с ума от шума текущей воды», — сказал мне Коуи. Их инстинкты побуждают их останавливать это любым возможным способом.) Поскольку бобры «возвращаются» в большее количество районов, мы должны помнить, что мы не можем восстановить исторические условия. Мы должны концептуализировать более беспорядочное будущее ландшафтной архитектуры, принимая новые экологические отношения между растениями, животными, людьми и инфраструктурой. 23

Могут ли низкотехнологичные, своеобразные строительные методы бобра вернуться в эпоху, когда доминировали параметрические алгоритмы и системы модульного проектирования?

Бобры обладают специальными знаниями не только о воде и ее хранении, но и о том, как адаптироваться и процветать в деградированной окружающей среде, а также о том, как поддерживать среду обитания для других видов.Могут ли низкотехнологичные, своеобразные строительные методы бобра вернуться в эпоху, когда доминировали параметрические алгоритмы и системы модульного проектирования? 24 Пейзажный журнал LA + недавно предложил спекулятивные дизайнерские предложения, переосмысляющие постапокалиптический Центральный парк. Почетного упоминания заслуживает компания OPSYS / Landscape Infrastructure Lab, которая предложила «деколонизировать Манахатту», отдав парк бобрам. Работы животных «антипараметрически», писали дизайнеры, «и больше всего демонстрируют влияние времени как повторяющегося цикла на пейзажи.” 25

Проведя некоторое время на удаленных объектах восстановления, нетрудно представить, что такие предложения со временем переместятся со страниц дизайнерских журналов в область построенных проектов — или антипроектов. Можем ли мы представить себе снос стен и заборов, чтобы они могли жить вместе с другими видами, чтобы они были активными агентами ландшафта? Можем ли мы принять их меры успеха, которые отличаются от наших? Сможем ли мы предугадывать и предвидеть их действия, или нам будет комфортно этого не делать? Как мы будем бороться с неопределенностью и разрушением? Разрешил бы я бобрам жить у себя на заднем дворе?

Бобровые работы и хвостохранилища на Ховард-Форк в долине Офир, Колорадо.[Стейси Пассмор]

В своих полевых исследованиях я постоянно переключался между масштабами и технологиями. Я использовал Google Maps, чтобы привязать места обитания бобра к дорожным сетям, горным хребтам и водостокам; и я путешествовал с альбомом для рисования, камерой и дроном. Я вспомнил слова швейцарского ландшафтного архитектора Гюнтера Фогта: «Фокус, который чередуется между далеким и близким, который позиционирует детали жизненного цикла осеннего крокуса в более широком контексте, также распознает закономерности в ландшафте, которые остаются скрытыми от поверхностного взгляда. взгляд обусловлен личными и культурными привычками видения и мышления.” 25

Стоя в секции лужайки и сада на участке Walmart, возле стопок удобрений и галлонов кувшинов Раундапа, я принес свой дрон обратно на Землю и собрал его. Я преодолел 1800 миль за 16 дней и видел рисунки бобра, которые были столь же изобретательны и гениальны, как и великие произведения ландшафтной архитектуры. От засушливых гор Нью-Мексико до западного склона Скалистых гор Колорадо, красных песчаников и полынных холмов Юты я наблюдал резкие изменения ландшафта в режиме реального времени.Скоро я вернусь к своей нормальной жизни, семье. По дороге в аэропорт я подумал о том, как появление агентств по работе с животными может перевернуть историю американского Запада. Нам нужно создать новую легенду о межвидовом сотрудничестве и положить конец модели доминирования и подчинения.

бобров усердно трудятся для речных экосистем

Развитие и изменение климата являются главными угрозами среде обитания диких животных и биоразнообразию, а на засушливом западе водоснабжение является постоянной проблемой для всех видов жизни.Но экологи видят простой и естественный способ повышения устойчивости экосистем: бобры.

Когда местный эколог Делия Мэлоун идет вдоль реки Кристалл в Карбондейле, она видит, что чего-то не хватает. Эта пешеходная дорожка проходит через территорию, которая раньше была затоплена во время весеннего стока, но с учетом застройки и изменения климата, теперь это не так. Малоун сказал, что это отчасти потому, что на этом участке реки нет бобров.

«Когда мы теряем бобра, мы также теряем водно-болотные угодья, которые они создают, мы теряем запасы воды», — сказал Мэлоун.«Бобровые плотины накапливают огромное количество углерода. Когда бобровые плотины высыхают из-за ухода бобров, этот углерод увеличивается и способствует глобальному потеплению ».

Люди агрессивно вытесняют бобров из некоторых районов, особенно когда они повреждают ирригационные системы, наводняют поля или дороги и вырубают деревья. на собственности людей

Грызуны также создают естественные водохранилища даже в засушливые годы и восстанавливают заболоченные земли. Мэлоун хочет вывести больше из них на возвышенные общественные земли в долине Ревущей Вилки.Она работает с исследователями из Программы природного наследия Колорадо над компьютерной моделью, которая укажет подходящую среду обитания для бобров.

Кредит Элизабет Стюарт-Севери / Общественное радио Аспена

Делия Мэлоун идет вдоль Кристаллической реки в районе, который, по ее словам, может быть полезен из-за активности бобра.

«Бобр может быть простой, но действительно важной стратегией устранения последствий, которые мы вызвали в результате изменения нашего климата», — сказал Мэлоун.

Исследование, проведенное в 2018 г. Colorado Wildlife Science, показало, что когда бобры возвращаются в подходящие места, состояние речной экосистемы улучшается.Ивы растут быстрее, больше пищи для других диких животных и больше певчих птиц.

Озеро Халлам, природный заповедник площадью 25 акров, спрятанный на склоне холма за почтовым отделением Аспена, является убежищем для разнообразных форм жизни. Вода в бассейнах и мягко капает через несколько прудов, которые круглый год питаются естественными источниками. Озеро Халлам является домом для Центра экологических исследований Аспена (ACES), и эта красота стала возможной благодаря семье, которая живет здесь десятилетиями.

«Бобры ухаживают за этим озером», — сказал директор программ натуралистов ACES Джим Кравиц.

Озеро полно жизни. Недавнее исследование обнаружило 20 видов млекопитающих, десятки насекомых, а также более 150 видов растений, в том числе хищное растение под названием Малый пузырчатка и 15 видов лишайников.

«Это своего рода уникальная экосистема из-за родниковой воды и бобров», — сказал Кравиц.

Бобры десятилетиями живут под корнями елей вдоль берегов озера Халлам и много работают на благо местной экосистемы.

«Они замедляют движение воды, они фильтруют загрязнители, они замедляют наводнения, они удерживают воду на земле», — сказал Кравиц. «У них так много преимуществ, особенно в засушливых местах и ​​там, где вода будет забота о будущем ».

Учитывая, что изменение климата вызывает стойкую засуху, это означает, что бобры могут помочь всему западу Соединенных Штатов.

Образовательная инициатива озера Онейда

Онейда Инициатива образования озера

«Ваш выход на понимание Онежского озера »

Американский бобер


  • Официальное млекопитающее штата Нью-Йорк
  • Изменяет среду обитания больше, чем любое другое животное, кроме человека
  • Хижины и плотины часто встречаются при проезде через болото Цицерона

Бобр — самый крупный грызун, обитающий в Северной Америке. Он обитает на озере Онейда.У бобров округлые головы и характерные оранжевые резцы, которые используются для рубки деревьев. У них большой плоский хвост в форме лопатки, который используется для обозначения опасности, а также для хранения жира. У бобров маленькие неперепончатые передние лапы с когтями и перепончатые задние лапы для плавания. Ноздри и уши бобра могут закрываться при погружении в воду, а глаза покрыты мембраной, которая позволяет им видеть под водой. Чтобы оставаться в тепле в условиях холодной воды, у бобра темно-коричневый мех, покрывающий толстый слой жира.

Бобры в основном активны ночью, когда строят или ищут пищу. Поскольку бобры более уязвимы на суше, они, как правило, остаются в воде как можно дольше и могут оставаться под водой до 15 минут. Летом бобры питаются травами, рогозом, кувшинками и другими водными растениями. Они могут строить свои дома на берегах рек, но наиболее известны тем, что строят плотины через ручьи и строят «домики» в образующихся искусственных прудах.Эти бобровые пруды обеспечивают не только безопасный дом, но и среду обитания водоплавающих птиц и других водных животных. Бобровые плотины обычно строятся из березы, осины, ивы и тополей, и исследователи показали, что звук текущей воды определяет, где будет строить бобр.

Бобр оказывает большее влияние на среду обитания, чем любое другое существо, кроме человека, и в некоторых местах это стало неприятностью. Плотины могут затопить частные владения и дороги, а бобров часто привлекают декоративные деревья и кустарники, которые сажают люди.Когда это происходит на небольших ручьях, ведущих к озеру Онейда, вызывается персонал отдела охраны окружающей среды DEC для оказания помощи в управлении. Поскольку бобры настойчивы в ремонте повреждений плотины, единственный способ остановить их от строительства — это убрать их с территории. Пойманных бобров выпускают в лесных районах вдали от людей или в болотистых местах, таких как Болото Цицерона, где существует основная среда обитания без необходимости строительства плотины.

Текущая популяция бобров в Северной Америке оценивается в 10–15 миллионов особей, хотя, возможно, их было в десять раз больше до торговли пушниной в XIX веке.Сегодня из-за небольших популяций койотов и красных лисиц в этом районе у бобров мало естественных хищников, и они часто выходят из-под контроля. Без естественных хищников отловы охотниками и гибель транспортных средств являются основными мерами контроля над популяцией бобров вокруг озера Онейда.

Чтобы узнать больше об американском бобрах …


Инициатива по образованию в озере Онейда Домашняя страница животных

Бобр | Реки Мэна

Американский бобер
(Castor canadensis) встречается на большей части штата Мэн и является самым крупным грызуном в Северной Америке.Большой взрослый бобр может достигать 4,5 футов в длину, включая его хвост длиной в фут.

Компактный и круглый , с короткими ногами, бобры неуклюжи и медлительны на суше. Однако в воде бобр — сильный и грациозный пловец. У них есть много приспособлений к их водной среде обитания: их глаза могут хорошо видеть под водой благодаря специальной прозрачной мембране, которую можно надеть на глаз для защиты во время погружения.Ноздри маленькие и могут быть закрыты для подводного плавания, а уши тоже могут быть закрыты под водой.

Хвост бобра покрыт кожистой чешуей и редкими грубыми волосками. В воде они могут использовать этот хвост как четырехпозиционный руль. Несмотря на то, что он толстый, хвост гибкий и мускулистый. При нырянии после испуга бобр хлопает хвостом по воде, издавая звук, похожий на выстрел из пистолета, который предупреждает всех находящихся поблизости бобров о приближении опасности и может служить отпугиванием потенциальных хищников.На суше хвост служит опорой, когда бобр сидит или стоит прямо. Он также служит противовесом и опорой, когда животное ходит на задних лапах, неся передними лапами строительные материалы, такие как грязь, камни или ветки.

Задние лапы бобра очень большие, с пятью длинными пальцами с тупыми когтями, полностью перепончатыми для плавания. В воде бобр использует только заднюю пищу, чтобы двигаться, иногда с помощью хвоста.Его передние лапы маленькие, без перепонок, а пальцы заканчиваются длинными острыми когтями, пригодными для копания. Эти нежные лапы очень ловкие, почти как руки, и с ними бобр может держать и переносить палки, камни и грязь, а также выполнять множество сложных строительных задач.

Плотины строят бобры , которым необходимо расширить подводную среду обитания, открытую для них зимой — цель состоит в том, чтобы создать достаточно глубокий пруд, чтобы он не промерзал до дна.

Как и многие грызуны , бобры строят норы для укрытия и защиты от хищников. Это могут быть просто норы на берегу реки или более знакомые домики, построенные в воде или на берегу. Однако основной дизайн интерьера мало отличается и состоит из одного или нескольких подводных входов, кормовой камеры, сухого гнезда и источника свежего воздуха.

Бобр берет только одну пару , которую оставляет на всю жизнь.Один помет, в среднем из трех или четырех детенышей, рождается каждый год в мае или июне после 100-дневного периода беременности. Хотя котята хорошо опушены, у них уже стрижены зубы, и они могут видеть, ходить и плавать, когда родились, они обычно не выходят из домика в течение как минимум одного месяца. Молодые остаются с родителями до двух, а иногда и трех лет.

Бобры были агрессивно пойманы в ловушку в девятнадцатом веке.На пике эпохи торговли мехом на европейский рынок продавалось около 200 000 шкурок в год, большая часть из которых использовалась для изготовления головных уборов. Из шкуры крупного взрослого бобра меха хватило на 18 головных уборов.

После года на рубеже веков торговля бобрами пришла в упадок, отчасти из-за того, что бобровая шапка перестала использоваться в качестве модного головного убора, а отчасти из-за того, что самих бобров стало мало по всей Северной Америке.Во многих крупных регионах в течение большей части первой половины этого столетия вообще не было бобров.

Оживленная плотина бобров Боковой канал реки Боу возле зоопарка Калгари

Река Боу известна своей довольно широкой шириной, но это не помешало семье бобров построить плотину прямо через реку в самом центре Калгари.

Бобровая плотина находится недалеко от зоопарка Калгари, примерно в 50 метрах к востоку от моста Бейнс, который соединяет зоопарк с Мемориал-драйв и проходит от берега к берегу в районе, где река Боу разделяется и огибает остров зоопарка.

Натуралист Брайан Китинг заметил маловероятную плотину, гуляя вдоль реки. Китинг сказал Homestrech , это возможно только из-за низкого уровня воды.

«В это время года по ту сторону острова течет лишь небольшой поток воды, но плотина смогла создать зону с плоской водой, которая сейчас замерзла как пруд наверху. ручья », — сказал Китинг, добавив, что конструкция прочная.

Плотина построена из больших и малых бревен и веток, скрепленных камнями и грязью.

«Похоже, что на нем даже есть несколько больших камней размером с дыню», — сказал Китинг.

«Вы можете просто представить себе, как бобер идет, постоянно удерживая этот камень и поднимая камни, грязь и всевозможные обломки, множество веток и даже несколько больших бревен».

Живут подо льдом

Китинг сказал, что для того, чтобы бобры выжили подо льдом всю зиму, важно, чтобы бобры оставались открытыми на глубокой воде.

«Если бобр может поддерживать жизнеспособность зимнего пруда, не замерзая до самого дна, даже если плотина исчезнет следующей весной, она, по крайней мере, послужит цели на зиму», — сказал он.

«Это обеспечит бобрам безопасное место для кормления подо льдом всю зиму и даст ему доступ подо льдом к местам, где он может всплывать и подниматься, а также бегать за свежей пищей».

Бобры съедают кору около килограмма в день и хранят эту пищу в виде бревен и веток, которые срубают осенью. (Коджа Сулейманович / AFP via Getty Images)

Бобры едят кору около килограмма в день и хранят эту пищу в виде бревен и веток, которые срубают осенью.

«Затем они затыкают эти черенки под водой, и лед образует поверх них, и у бобров есть губы, которые они могут складывать за зубами, чтобы есть под водой», — сказал Китинг.

«И до тех пор, пока он не создаст, вы знаете, ситуацию, в которой он должен держать бобров в безопасности, пока он не промерзнет до самого дна».

Китинг сказал, что не заметил бобров в эти выходные, но видел одного осенью.

«Мы посмотрели вниз и увидели бобра, тянущего довольно крупную черенку», — сказал Китинг.«Мы наблюдали, как этот бобер боролся с этим ответвлением к реке, а затем вошел в реку и плыл вниз по течению. Так что я думаю, что этот бобер работал на этой плотине уже довольно давно».

Бобры будут кормиться и оставаться активными всю зиму под безопасным льдом, питаясь корой.

«Когда они выходят на сушу, они неуклюжи и медлительны, и, конечно же, за пределами города, в таких местах, как Банф и Кананаскис, когда им приходится покинуть безопасную подводную среду, они становятся легкой добычей для волки и пумы, — сказал Китинг.

«Значит, их защита действительно представляет собой хорошо построенный домик с входом подо льдом, чтобы они могли безопасно входить и выходить. И можно подумать, что под этим льдом тихо».

Инженеры-экологи

Китинг сказал, что бобры — одно из немногих животных, которые построят себе дом и изменят ландшафт.

«Они могут изменять водотоки, они могут затоплять леса, они создают новые водно-болотные угодья. И это создает удивительно разнообразную среду обитания», — сказал Китинг.

«Бобр уйдет в лесную среду, например, это, по сути, монокультура. И они создадут крайнюю среду обитания, которая биологически очень богата. Конечно, для нас они иногда вызывают проблемы. проблема нас против зверей «.

Китинг сказал, что эта плотина не должна вызывать проблем зимой и не выдержит подъема весеннего стока.

«Следующей весной, когда начнется снегопад, он выйдет из строя», — сказал он.«Невозможно, чтобы бобровая плотина сработала, эта плотина станет историей практически в одночасье, когда вода начнет подниматься. Но … удивительно, но сейчас она в какой-то степени работает».


С файлами из The Homestretch.

Национальный заповедник Каньон Литл-Ривер

Карта маршрута к бобровому пруду

Длина: 1,5 мили петли или примерно 0,75 мили туда и обратно прямо к Биверному пруду
Время: 1 час, включая исследование на Биверском пруду
Сложность: Легкая

Тропа Бивер-Понд — единственная тропа вдоль Каньон-Рим-Драйв, которая не ведет к Литл-Ривер, что, по сути, делает ее легкой.Он остается на вершине края каньона. Рекомендуются длинные брюки из-за большого количества бортиков на тропе.

Тропа на карте маршрутов называется «петлевой», но на самом деле это тропа «леденец», тропа, по которой вы выходите на «палку» перед тем, как попасть в настоящую петлю. Когда вы подъезжаете к развилке, где начинается петля, есть маркер расстояния. У вас есть два варианта. Один из них — пройти весь цикл испытаний, и в этом случае не имеет значения, пройдете ли вы испытание по часовой стрелке или против часовой стрелки.Однако, если ваша цель — как можно быстрее добраться до бобрового пруда, поверните в направлении стрелки 1/3 мили. Сделав это у бобрового пруда, просто возвращайтесь обратно тем же путем. Как и все маршруты в Национальном заповеднике Little River Canyon, тропа Beaver Pond Trail — это простой поход без запутанных перекрестков или боковых троп, на которых можно заблудиться.

Указатель расстояния на тропе Бобрового пруда

Тропа Бобрового пруда — это типичная лесная тропа. Люди, идущие по нему, скорее всего, делают это, чтобы увидеть бобровый пруд и, возможно, некоторых бобров, поэтому неинтересный поход — это цена, которую вы платите, чтобы, возможно, увидеть что-то интересное.

Типичная местность тропы Бобрового пруда

К сожалению, в пруду тоже нет ничего примечательного, да еще и без бобров. Признаюсь, что во многом мое разочарование произошло по моей вине, потому что я не понимал, что такое «бобровый пруд». Знак тропы в начале похода показывает большую синюю область воды, и это то, что я ожидал, вместе с бобрами, плавающими вокруг места, деловито рубящими деревья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.