Как называется сумка охотника: Как называется сумка с дичью?

Содержание

Полевые испытания сумки-холодильника.

Снаряжение:  Drybag Fridge сумка-холодильник

Тип снаряжения:  Сумки

Производитель:  Sporasub

 

Недавно в линейке товаров Sporasub появилась новинка – сумка-холодильник Dry Bag. Разумеется, новинку неплохо было бы опробовать в действии. Нам нужно было мнение человека, знакомого с подводной охотой не понаслышке, и мы решили обратиться к Андрею Ефанову – подводному охотнику, мастеру спорта, инструктору по подводной охоте и подводной стрельбе, руководителю клуба «Зеленая черепаха». Андрей проверил новую сумку, что называется, в полевых условиях, и поделился своими впечатлениями.

Вот и наступило долгожданное лето. Сезон охоты в самом разгаре. Водоемы просветляются, вода прогревается, рыба начала нагуливаться и мигрирует по рекам и озерам.

В общем, благодать для подводного охотника наступила. Но в самом разгаре не только охота, но и жара. Вспомнились слова из известной песни: «Тополиный пух, жара, июль». И первый вопрос, возникающий при сборах на охоту: «Как сохранить улов и довезти его до дома?» Да, есть много народных способов – это и крапива, и просто трава внутрь рыбы и вокруг нее, и протереть ее насухо, присолить и так далее, но при температуре тридцать и выше все это как-то не очень работает. И когда по возвращении домой из дальней поездки, около 500 км и более, привозишь рыбу с душком, это очень сильно портит впечатление даже от самой прекрасной охоты. 

В самом начале июня нам представилась возможность поохотиться в Астрахани на раскатах. Все понимали, что рыба будет, и немало, и вопрос стрелять или нет, стоял очень остро, так как на машине обратно 1500 км. Конечно, база предоставила холодильники, но когда двадцать охотников начали набирать рыбу, даже стараясь не очень сильно и выбирая из возможной рыбы на охоте только некоторые достойные экземпляры, место в морозилках кончилось очень быстро.

Пять дней пролетели как один. Все были довольны. И вот пришел тот день, когда все начали готовиться к отъезду. Все вещи собраны и пришла пора забирать рыбу. Вот тут-то и оказалось, что морозилки не замораживали рыбу, а только охлаждали ее и лишь чуть-чуть прихватили ее сверху ледком. «Ну вот, — подумали мы, — и кончился праздник, началась битва за урожай».

Советов было много, но реально все понимали, что дорога займет примерно 20-22 часа, а учитывая, что хотелось бы еще все-таки остановиться на ночь и часов 6 поспать, то и вовсе выходило под 30 часов. При нахождении в кунге (закрытом кузове пикапа) при такой жаре все это время, у не замороженной рыбы доехать съедобной шансов мало, и поэтому нам придется гнать и ночью тоже, но даже это не гарантирует сохранность улова. Нужно было решаться, и тут мы вспомнили про сумку, которую брали с собой для показа охотникам на «Неделе подводной охоты с Omersub S.p.A.». Это сумка-холодильник фирмы Sporasab, состоящая из двух частей.

Верхняя – это просто сумка для подводной охоты из крепкого водонепроницаемого материала с клапаном для слива воды, а нижняя – специальная сумка для перевозки рыбы. Во все стенки нижней сумки вшиты специальные вставки из термоизоляционного материала. «Это подарок судьбы», — подумали мы. Рыба была уложена в термо-сумку и вместе с остальными вещами оказалась в кунге. Сомнения были, конечно, но это лучше чем просто ящик.

Итак, поехали. Всю дорогу переживали, постоянно проверяли как там рыба и, убедившись вечером, что рыба осталась холодной, решили все-таки заночевать. С утра, радостно обнаружив, что на ощупь рыба была такая же холодная, поехали домой. Уже дома, перегружая рыбу из сумки в холодильник, я подумал, что все гениальное просто и прогресс не стоит на месте.

Еще не раз этим летом термо-сумка помогла сохранять рыбу. Правда, методика изменилась: вместе с только что выловленной рыбой в сумку мы укладывали бутылки со льдом, которые брали с собой на охоту или морозили на месте в местных ларьках. Конечно, скажете вы, так и без термо-сумки можно довезти рыбу. Мы решили провести эксперимент. Сколько времени замороженные бутылки будут холодными в термо-сумке и в обычной сумке? Для испытания были заморожены две литровые бутылки и одна полуторалитровая. 

Оказалось, что в тридцатиградусную жару, в кунге машины, в термо-сумке даже через десять часов в бутылках остался еще лед, плавающий в воде, а в обычной сумке уже через пять от него не осталось и следа. Вот так, хотите – верьте, хотите – проверьте. А мы теперь на охоту только с термо-сумкой.

Источник:  http://www.tetis.ru

Автор:  Андрей Ефанов

 

Возврат к списку

 

 

И.С.Тургенев. Бежин луг (Из цикла «Записки охотника»)

БЕЖИН ЛУГ[1]
(Из цикла «Записки охотника») [2]

     Был прекрасный июльский день, один из тех дней, которые случаются только тогда, когда погода установилась надолго. С самого раннего утра небо ясно; утренняя заря не пылает пожаром: она разливается кротким румянцем. Солнце – не огнистое, не раскаленное, как во время знойной засухи, не тускло-багровое, как перед бурей, но светлое и приветно лучезарное3 – мирно всплывает под узкой и длинной тучкой, свежо просияет и погрузится в лиловый ее туман. Верхний, тонкий край растянутого облачка засверкает змейками; блеск их подобен блеску кованого серебра… Но вот опять хлынули играющие лучи, – и весело и величаво, словно взлетая, поднимается могучее светило. Около полудня обыкновенно появляется множество круглых высоких облаков, золотисто-серых, с нежными белыми краями. Подобно островам, разбросанным по бесконечно разлившейся реке, обтекающей их глубоко прозрачными рукавами ровной синевы, они почти не трогаются с места; далее, к небосклону, они сдвигаются, теснятся, синевы между ними уже не видать; но сами они так же лазурны

4, как небо: они все насквозь проникнуты светом и теплотой.
Цвет небосклона, легкий, бледно-лиловый, не изменяется во весь день и кругом одинаков; нигде не темнеет, не густеет гроза; разве кое-где протянутся сверху вниз голубоватые полосы: то сеется едва заметный дождь. К вечеру эти облака исчезают; последние из них, черноватые и неопределенные, как дым, ложатся розовыми клубами напротив заходящего солнца; на месте, где оно закатилось так же спокойно, как спокойно взошло на небо, алое сиянье стоит недолгое время над потемневшей землей, и, тихо мигая, как бережно несомая свечка, затеплится на нем вечерняя звезда. В такие дни краски все смягчены; светлы, но не ярки; на всем лежит печать какой-то трогательной кротости. В такие дни жар бывает иногда весьма силен, иногда даже «парит» по скатам полей; но ветер разгоняет, раздвигает накопившийся зной, и вихри-круговороты – несомненный признак постоянной погоды – высокими белыми столбами гуляют по дорогам через пашню. В сухом и чистом воздухе пахнет полынью, сжатой рожью, гречихой; даже за час до ночи вы не чувствуете сырости.
Подобной погоды желает земледелец для уборки хлеба…
     В такой точно день охотился я однажды за тетеревами в Чернском уезде, Тульской губернии. Я нашел и настрелял довольно много дичи; наполненный ягдташ
5
немилосердно резал мне плечо; но уже вечерняя заря погасала, и в воздухе, еще светлом, хотя не озаренном более лучами закатившегося солнца, начинали густеть и разливаться холодные тени, когда я решился наконец вернуться к себе домой. Быстрыми шагами прошел я длинную «площадь»6 кустов, взобрался на холм и, вместо ожиданной знакомой равнины с дубовым леском направо и низенькой белой церковью в отдалении, увидал совершенно другие, мне не известные места. У ног моих тянулась узкая долина; прямо, напротив, крутой стеной возвышался частый осинник. Я остановился в недоумении, оглянулся… «Эге! – подумал я, – да это я совсем не туда попал: я слишком забрал вправо», – и, сам дивясь своей ошибке, проворно спустился с холма. Меня тотчас охватила неприятная, неподвижная сырость, точно я вошел в погреб; густая высокая трава на дне долины, вся мокрая, белела ровной скатертью; ходить по ней было как-то жутко.
Я поскорей выкарабкался на другую сторону и пошел, забирая влево, вдоль осинника. Летучие мыши уже носились над его заснувшими верхушками, таинственно кружась и дрожа на смутно-ясном небе; резво и прямо пролетел в вышине запоздалый ястребок, спеша в свое гнездо. «Вот как только я выйду на тот угол, – думал я про себя, – тут сейчас и будет дорога, а с версту крюку я дал!»
     Я добрался наконец до угла леса, но там не было никакой дороги: какие-то некошеные, низкие кусты широко расстилались передо мною, а за ними, далеко-далеко, виднелось пустынное поле. Я опять остановился. «Что за притча?.. Да где же я?» Я стал припоминать, как и куда ходил в течение дня… «Э! да это Парахинские кусты! – воскликнул я наконец, – точно! вон это, должно быть, Синдеевская роща… Да как же это я сюда зашел? Так далеко?.. Странно! Теперь опять нужно вправо взять».
     Я пошел вправо, через кусты. Между тем ночь приближалась и росла, как грозовая туча; казалось, вместе с вечерними парами отовсюду поднималась и даже с вышины лилась темнота. Мне попалась какая-то неторная, заросшая дорожка; я отправился по ней, внимательно поглядывая вперед. Все кругом быстро чернело и утихало, – одни перепела изредка кричали. Небольшая ночная птица, неслышно и низко мчавшаяся на своих мягких крыльях, почти наткнулась на меня и пугливо нырнула в сторону. Я вышел на опушку кустов и побрел по полю межой. Уже я с трудом различал отдаленные предметы; поле неясно белело вокруг; за ним, с каждым мгновением надвигаясь, громадными клубами вздымался угрюмый мрак. Глухо отдавались мои шаги в застывающем воздухе. Побледневшее небо стало опять синеть – но то уже была синева ночи. Звездочки замелькали, зашевелились на нем.
     Что я было принял за рощу, оказалось темным и круглым бугром. «Да где же это я?» – повторил я опять вслух, остановился в третий раз и вопросительно посмотрел на свою английскую желто-пегую собаку Дианку, решительно умнейшую изо всех четвероногих тварей. Но умнейшая из четвероногих тварей только повиляла хвостиком, уныло моргнула усталыми глазками и не подала мне никакого дельного совета. Мне стало совестно перед ней, и я отчаянно устремился вперед, словно вдруг догадался, куда следовало идти, обогнул бугор и очутился в неглубокой, кругом распаханной лощине. Странное чувство тотчас овладело мной. Лощина эта имела вид почти правильного котла с пологими боками; на дне ее торчало стоймя несколько больших, белых камней, – казалось, они сползлись туда для тайного совещания, – и до того в ней было немо и глухо, так плоско, так уныло висело над нею небо, что сердце у меня сжалось. Какой-то зверок слабо и жалобно пискнул между камней. Я поспешил выбраться назад на бугор. До сих пор я все еще не терял надежды сыскать дорогу домой; но тут я окончательно удостоверился в том, что заблудился совершенно, и, уже нисколько не стараясь узнавать окрестные места, почти совсем потонувшие во мгле, пошел себе прямо, по звездам – наудалую… Около получаса шел я так, с трудом переставляя ноги. Казалось, отроду не бывал я в таких пустых местах: нигде не мерцал огонек, не слышалось никакого звука. Один пологий холм сменялся другим, поля бесконечно тянулись за полями, кусты словно вставали вдруг из земли перед самым моим носом. Я все шел и уже собирался было прилечь где-нибудь до утра, как вдруг очутился над страшной бездной.
     Я быстро отдернул занесенную ногу и, сквозь едва прозрачный сумрак ночи, увидел далеко под собою огромную равнину. Широкая река огибала ее уходящим от меня полукругом; стальные отблески воды, изредка и смутно мерцая, обозначали ее теченье. Холм, на котором я находился, спускался вдруг почти отвесным обрывом; его громадные очертания отделялись, чернея, от синеватой воздушной пустоты, и прямо подо мною, в углу, образованном тем обрывом и равниной, возле реки, которая в этом месте стояла неподвижным, темным зеркалом, под самой кручью холма, красным пламенем горели и дымились друг подле дружки два огонька. Вокруг них копошились люди, колебались тени, иногда ярко освещалась передняя половина маленькой кудрявой головы…
     Я узнал наконец, куда я зашел. Этот луг славится в наших околотках под названием Бежина луга… Но вернуться домой не было никакой возможности, особенно в ночную пору; ноги подкашивались подо мной от усталости. Я решился подойти к огонькам и в обществе тех людей, которых принял за гуртовщиков7, дождаться зари. Я благополучно спустился вниз, но не успел выпустить из рук последнюю ухваченную мною ветку, как вдруг две большие, белые, лохматые собаки со злобным лаем бросились на меня. Детские звонкие голоса раздались вокруг огней; два-три мальчика быстро поднялись с земли. Я откликнулся на их вопросительные крики. Они подбежали ко мне, отозвали тотчас собак, которых особенно поразило появление моей Дианки, и я подошел к ним.
     Я ошибся, приняв людей, сидевших вокруг тех огней, за гуртовщиков. Это просто были крестьянские ребятишки из соседних деревень, которые стерегли табун. В жаркую летнюю пору лошадей выгоняют у нас на ночь кормиться в поле: днем мухи и оводы не дали бы им покоя. Выгонять перед вечером и пригонять на утренней заре табун – большой праздник для крестьянских мальчиков. Сидя без шапок и в старых полушубках на самых бойких клячонках, мчатся они с веселым гиканьем и криком, болтая руками и ногами, высоко подпрыгивают, звонко хохочут. Легкая пыль желтым столбом поднимается и несется по дороге; далеко разносится дружный топот, лошади бегут, навострив уши; впереди всех, задравши хвост и беспрестанно меняя ноги, скачет какой-нибудь рыжий космач, с репейником в спутанной гриве.
    Я сказал мальчикам, что заблудился, и подсел к ним. Они спросили меня, откуда я, помолчали, посторонились. Мы немного поговорили. Я прилег под обглоданный кустик и стал глядеть кругом. Картина была чудесная: около огней дрожало и как будто замирало, упираясь в темноту, круглое красноватое отражение; пламя, вспыхивая, изредка забрасывало за черту того круга быстрые отблески; тонкий язык света лизнет голые сучья лозника и разом исчезнет; острые, длинные тени, врываясь на мгновенье, в свою очередь, добегали до самых огоньков: мрак боролся со светом. Иногда, когда пламя горело слабее и кружок света суживался, из надвинувшейся тьмы внезапно выставлялась лошадиная голова, гнедая, с извилистой проточиной, или вся белая, внимательно и тупо смотрела на нас, проворно жуя длинную траву, и, снова опускаясь, тотчас скрывалась. Только слышно было, как она продолжала жевать и отфыркивалась. Из освещенного места трудно разглядеть, что делается в потемках, и потому вблизи все казалось задернутым почти черной завесой; но далее к небосклону длинными пятнами смутно виднелись холмы и леса. Темное чистое небо торжественно и необъятно высоко стояло над нами со всем своим таинственным великолепием. Сладко стеснялась грудь, вдыхая тот особенный, томительный и свежий запах – запах русской летней ночи. Кругом не слышалось почти никакого шума… Лишь изредка в близкой реке с внезапной звучностью плеснет большая рыба и прибрежный тростник слабо зашумит, едва поколебленный набежавшей волной… Одни огоньки тихонько потрескивали.
     Мальчики сидели вокруг них; тут же сидели и те две собаки, которым так было захотелось меня съесть. Они еще долго не могли примириться с моим присутствием и, сонливо щурясь и косясь на огонь, изредка рычали с необыкновенным чувством собственного достоинства; сперва рычали, а потом слегка визжали, как бы сожалея о невозможности исполнить свое желание. Всех мальчиков был пять: Федя, Павлуша, Илюша, Костя и Ваня. (Из их разговоров я узнал их имена и намерен теперь же познакомить с ними читателя.)
     Первому, старшему изо всех, Феде, вы бы дали лет четырнадцать. Это был стройный мальчик, с красивыми и тонкими, немного мелкими чертами лица, кудрявыми белокурыми волосами, светлыми глазами и постоянной полувеселой, полурассеянной улыбкой. Он принадлежал, по всем приметам, к богатой семье и выехал-то в поле не по нужде, а так, для забавы. На нем была пестрая ситцевая рубаха с желтой каемкой; небольшой новый армячок8, надетый внакидку, чуть держался на его узеньких плечиках; на голубеньком поясе висел гребешок. Сапоги его с низкими голенищами были точно его сапоги – не отцовские. У второго мальчика, Павлуши, волосы были всклоченные, черные, глаза серые, скулы широкие, лицо бледное, рябое, рот большой, но правильный, вся голова огромная, как говорится, с пивной котел, тело приземистое, неуклюжее. Малый был неказистый, – что и говорить! – а все-таки он мне понравился: глядел он очень умно и прямо, да и в голосе у него звучала сила. Одеждой своей он щеголять не мог: вся она состояла из простой замашной9 рубахи да из заплатанных портов. Лицо третьего, Ильюши, было довольно незначительно: горбоносое, вытянутое, подслеповатое, оно выражало какую-то тупую, болезненную заботливость; сжатые губы его не шевелились, сдвинутые брови не расходились – он словно все щурился от огня. Его желтые, почти белые волосы торчали острыми косицами из-под низенькой войлочной шапочки, которую он обеими руками то и дело надвигал себе на уши. На нем были новые лапти и онучи10; толстая веревка, три раза перевитая вокруг стана, тщательно стягивала его опрятную черную свитку. И ему и Павлуше на вид было не более двенадцати лет. Четвертый, Костя, мальчик лет десяти, возбуждал мое любопытство своим задумчивым и печальным взором. Все лицо его было невелико, худо, в веснушках, книзу заострено, как у белки; губы едва было можно различить; но странное впечатление производили его большие, черные, жидким блеском блестевшие глаза: они, казалось, хотели что-то высказать, для чего на языке, – на его языке по крайней мере, – не было слов. Он был маленького роста, сложения тщедушного и одет довольно бедно. Последнего, Ваню, я сперва было и не заметил: он лежал на земле, смирнехонько прикорнув под угловатую рогожу, и только изредка выставлял из-под нее свою русую кудрявую голову. Этому мальчику было всего лет семь.
     Итак, я лежал под кустиком в стороне и поглядывал на мальчиков. Небольшой котельчик висел над одним из огней; в нем варились «картошки», Павлуша наблюдал за ним и, стоя на коленях, тыкал щепкой в закипавшую воду. Федя лежал, опершись на локоть и раскинув полы своего армяка. Ильюша сидел рядом с Костей и все так же напряженно щурился. Костя понурил немного голову и глядел куда-то вдаль. Ваня не шевелился под своей рогожей. Я притворился спящим. Понемногу мальчики опять разговорились.
     Сперва они покалякали о том и сем, о завтрашних работах, о лошадях; но вдруг Федя обратился к Ильюше и, как бы возобновляя прерванный разговор, спросил его:
     – Ну, и что ж ты, так и видел домового?
     – Нет, я его не видал, да его и видеть нельзя, – отвечал Ильюша сиплым и слабым голосом, звук которого как нельзя более соответствовал выражению его лица, – а слышал… Да и не я один.
     – А он у вас где водится? – спросил Павлуша.
     – В старой рольне11.
     – А разве вы на фабрику ходите?
     – Как же, ходим. Мы с братом, с Авдюшкой, в лисовщиках12 состоим.
     – Вишь ты – фабричные!..
     – Ну, так как же ты его слышал? – спросил Федя.
     – А вот как. Пришлось нам с братом Авдюшкой, да с Федором Михеевским, да с Ивашкой Косым, да с другим Ивашкой, что с Красных Холмов, да еще с Ивашкой Сухоруковым, да еще были там другие ребятишки; всех было нас ребяток человек десять – как есть вся смена; но а пришлось нам в рольне заночевать, то есть не то чтобы этак пришлось, а Назаров, надсмотрщик, запретил; говорит: «Что, мол, вам, ребяткам, домой таскаться; завтра работы много, так вы, ребятки, домой не ходите». Вот мы остались и лежим все вместе, и зачал Авдюшка говорить, что, мол, ребята, ну, как домовой придет?.. И не успел он, Авдей-то, проговорить, как вдруг кто-то над головами у нас и заходил; но а лежали-то мы внизу, а заходил он наверху, у колеса. Слышим мы: ходит, доски под ним так и гнутся, так и трещат; вот прошел он через наши головы; вода вдруг по колесу как зашумит, зашумит; застучит, застучит колесо, завертится; но а заставки у дворца-то13 спущены. Дивимся мы: кто ж это их поднял, что вода пошла; однако колесо повертелось, повертелось, да и стало. Пошел тот опять к двери наверху да по лестнице спущаться стал, и этак слушается, словно не торопится; ступеньки под ним так даже и стонут… Ну, подошел тот к нашей двери, подождал, подождал – дверь вдруг вся так и распахнулась. Всполохнулись мы, смотрим – ничего… Вдруг, глядь, у одного чана форма14 зашевелилась, поднялась, окунулась, походила, походила этак по воздуху, словно кто ею полоскал, да и опять на место. Потом у другого чана крюк снялся с гвоздя да опять на гвоздь; потом будто кто-то к двери пошел да вдруг как закашляет, как заперхает, словно овца какая, да зычно так… Мы все так ворохом и свалились, друг под дружку полезли… Уж как же мы напужались о ту пору!
     – Вишь как! – промолвил Павел. – Чего ж он раскашлялся?
     – Не знаю; может, от сырости.
     Все помолчали.
     – А что, – спросил Федя, – картошки сварились?
     Павлуша пощупал их.
   – Нет, еще сыры… Вишь, плеснула, – прибавил он, повернув лицо в направлении реки, – должно быть, щука… А вон звездочка покатилась.
     – Нет, я вам что, братцы, расскажу, – заговорил Костя тонким голоском, – послушайте-ка, намеднись что тятя при мне рассказывал.
     – Ну, слушаем, – с покровительствующим видом сказал Федя.
     – Вы ведь знаете Гаврилу, слободского плотника?
     – Ну да; знаем.
     – А знаете ли, отчего он такой все невеселый, все молчит, знаете? Вот отчего он такой невеселый. Пошел он раз, тятенька говорил, – пошел он, братцы мои, в лес по орехи. Вот пошел он в лес по орехи, да и заблудился; зашел – Бог знает куды зашел. Уж он ходил, ходил, братцы мои, – нет! не может найти дороги; а уж ночь на дворе. Вот и присел он под дерево; давай, мол, дождусь утра, – присел и задремал. Вот задремал и слышит вдруг, кто-то его зовет. Смотрит – никого. Он опять задремал – опять зовут. Он опять глядит, глядит: а перед ним на ветке русалка сидит, качается и его к себе зовет, а сама помирает со смеху, смеется… А месяц-то светит сильно, так сильно, явственно светит месяц – все, братцы мои, видно. Вот зовет она его, и такая вся сама светленькая, беленькая сидит на ветке, словно плотичка какая или пескарь, – а то вот еще карась бывает такой белесоватый, серебряный… Гаврила-то плотник так и обмер, братцы мои, а она знай хохочет да его все к себе этак рукой зовет. Уж Гаврила было и встал, послушался было русалки, братцы мои, да, знать, Господь его надоумил: положил-таки на себя крест. .. А уж как ему было трудно крест-то класть, братцы мои; говорит, рука просто как каменная, не ворочается… Ах ты этакой, а!.. Вот как положил он крест, братцы мои, русалочка-то и смеяться перестала, да вдруг как заплачет… Плачет она, братцы мои, глаза волосами утирает, а волоса у нее зеленые, что твоя конопля. Вот поглядел, поглядел на нее Гаврила, да и стал ее спрашивать: «Чего ты, лесное зелье, плачешь?» А русалка-то как взговорит ему: «Не креститься бы тебе, говорит, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней». Тут она, братцы мои, пропала, а Гавриле тотчас и понятственно стало, как ему из лесу, то есть, выйти… А только с тех пор он все невеселый ходит.
     – Эка! – проговорил Федя после недолгого молчанья, – да как же это может этакая лесная нечисть хрестиянскую душу спортить, – он же ее не послушался?
     – Да вот поди ты! – сказал Костя. – И Гаврила баил, что голосок, мол, у ней такой тоненький, жалобный, как у жабы.
     – Твой батька сам это рассказывал? – продолжал Федя.
     – Сам. Я лежал на полатях, все слышал.
     – Чудное дело! Чего ему быть невеселым?.. А, знать, он ей понравился, что позвала его.
    – Да, понравился! – подхватил Ильюша. – Как же! Защекотать она его хотела, вот что она хотела. Это ихнее дело, этих русалок-то.
     – А ведь вот и здесь должны быть русалки, – заметил Федя.
     – Нет, – отвечал Костя, – здесь место чистое, вольное. Одно – река близко.
     Все смолкли. Вдруг, где-то в отдалении, раздался протяжный, звенящий, почти стенящий звук, один из тех непонятных ночных звуков, которые возникают иногда среди глубокой тишины, поднимаются, стоят в воздухе и медленно разносятся наконец, как бы замирая. Прислушаешься – и как будто нет ничего, а звенит. Казалось, кто-то долго, долго прокричал под самым небосклоном, кто-то другой как будто отозвался ему в лесу тонким, острым хохотом, и слабый, шипящий свист промчался по реке. Мальчики переглянулись, вздрогнули…
     – С нами крестная сила! – шепнул Илья.
     – Эх вы, вороны! – крикнул Павел. – Чего всполохнулись? Посмотрите-ка, картошки сварились. (Все пододвинулись к котельчику и начали есть дымящийся картофель; один Ваня не шевельнулся.) Что же ты? – сказал Павел.
     Но он не вылез из-под своей рогожи. Котельчик скоро весь опорожнился.
     – А слыхали вы, ребятки, – начал Ильюша, – что намеднись у нас на Варнавицах приключилось?
     – На плотине-то? – спросил Федя.
     – Да, да, на плотине, на прорванной. Вот уж нечистое место, так нечистое, и глухое такое. Кругом все такие буераки, овраги, а в оврагах все казюли15 водятся.
     – Ну, что такое случилось? сказывай…
     – А вот что случилось. Ты, может быть, Федя, не знаешь а только там у нас утопленник похоронен; а утопился он давным-давно, как пруд еще был глубок; только могилка его еще видна, да и та чуть видна: так – бугорочек. .. Вот, на днях, зовет приказчик псаря Ермила; говорит: «Ступай, мол, Ермил, на пошту». Ермил у нас завсегда на пошту ездит; собак-то он всех своих поморил: не живут они у него отчего-то, так-таки никогда и не жили, а псарь он хороший, всем взял. Вот поехал Ермил за поштой, да и замешкался в городе, но а едет назад уж он хмелен. А ночь, и светлая ночь: месяц светит… Вот и едет Ермил через плотину: такая уж его дорога вышла. Едет он этак, псарь Ермил, и видит: у утопленника на могиле барашек, белый такой, кудрявый, хорошенький, похаживает. Вот и думает Ермил: «Сем возьму его, – что ему так пропадать», да и слез, и взял его на руки… Но а барашек – ничего. Вот идет Ермил к лошади, а лошадь от него таращится, храпит, головой трясет; однако он ее отпрукал, сел на нее с барашком и поехал опять: барашка перед собой держит. Смотрит он на него, и барашек ему прямо в глаза так и глядит. Жутко ему стало, Ермилу-то псарю: что мол, не помню я, чтобы этак бараны кому в глаза смотрели; однако ничего; стал он его этак по шерсти гладить, – говорит: «Бяша, бяша!» А баран-то вдруг как оскалит зубы, да ему тоже: «Бяша, бяша. ..»
     Не успел рассказчик произнести это последнее слово, как вдруг обе собаки разом поднялись, с судорожным лаем ринулись прочь от огня и исчезли во мраке. Все мальчики перепугались. Ваня выскочил из-под своей рогожи. Павлуша с криком бросился вслед за собаками. Лай их быстро удалялся… Послышалась беспокойная беготня встревоженного табуна. Павлуша громко кричал: «Серый! Жучка!..» Через несколько мгновений лай замолк; голос Павла принесся уже издалека… Прошло еще немного времени; мальчики с недоумением переглядывались, как бы выжидая, что-то будет… Внезапно раздался топот скачущей лошади; круто остановилась она у самого костра, и, уцепившись за гриву, проворно спрыгнул с нее Павлуша. Обе собаки также вскочили в кружок света и тотчас сели, высунув красные языки.
     – Что там? что такое? – спросили мальчики.
     – Ничего, – отвечал Павел, махнув рукой на лошадь, – так, что-то собаки зачуяли. Я думал, волк, – прибавил он равнодушным голосом, проворно дыша всей грудью.
     Я невольно полюбовался Павлушей. Он был очень хорош в это мгновение. Его некрасивое лицо, оживленное быстрой ездой, горело смелой удалью и твердой решимостью. Без хворостинки в руке, ночью, он, нимало не колеблясь, поскакал один на волка… «Что за славный мальчик!» – думал я, глядя на него.
     – А видали их, что ли, волков-то? – спросил трусишка Костя.
     – Их всегда здесь много, – отвечал Павел, – да они беспокойны только зимой.
     Он опять прикорнул перед огнем. Садясь на землю, уродил он руку на мохнатый затылок одной из собак, и долго не поворачивало головы обрадованное животное, с признательной гордостью посматривая сбоку на Павлушу.
     Ваня опять забился под рогожку.
     – А какие ты нам, Илюшка, страхи рассказывал, – заговорил Федя, которому, как сыну богатого крестьянина, приходилось быть запевалой (сам же он говорил мало, как бы боясь уронить свое достоинство). – Да и собак тут нелегкая дернула залаять… А точно, я слышал, это место у вас нечистое.
     – Варнавицы?.. Еще бы! еще какое нечистое! Там не раз, говорят, старого барина видали – покойного барина. Ходит, говорят, в кафтане долгополом и все это этак охает, чего-то на земле ищет. Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
     – Он его спросил? – перебил изумленный Федя.
     – Да, спросил.
     – Ну, молодец же после этого Трофимыч… Ну, и что ж тот?
     – Разрыв-травы16, говорит, ищу. – Да так глухо говорит, глухо: – Разрыв-травы. – А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? – Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон Хочется, вон…
     – Вишь какой! – заметил Федя, – мало, знать, пожил.
     – Экое диво! – промолвил Костя. – Я думал, покойников можно только в родительскую субботу видеть.
     – Покойников во всяк час видеть можно, – с уверенностью подхватил Ильюша, который, сколько я мог заметить, лучше других знал все сельские поверья… – Но а в родительскую субботу17 ты можешь и живого увидать, за кем, то есть, в том году очередь помирать. Стоит только ночью сесть на паперть18 на церковную да все на дорогу глядеть. Те и пойдут мимо тебя по дороге, кому, то есть, умирать в том году. Вот у нас в прошлом году баба Ульяна на паперть ходила.
     – Ну, и видела она кого-нибудь? – с любопытством спросил Костя.
     – Как же. Перво-наперво она сидела долго, долго, никого не видала и не слыхала… только все как будто собачка этак залает, залает где-то… Вдруг, смотрит: идет по дорожке мальчик в одной рубашонке. Она приглянулась – Ивашка Федосеев идет…
     – Тот, что умер весной? – перебил Федя.
   – Тот самый. Идет и головушки не подымает… А узнала его Ульяна… Но а потом смотрит: баба идет. Она вглядываться, вглядываться, – ах ты, Господи! – сама идет по дороге, сама Ульяна.
     – Неужто сама? – спросил Федя.
     – Ей-Богу, сама.
     – Ну что ж, ведь она еще не умерла?
     – Да году-то еще не прошло. А ты посмотри на нее: в чем душа держится.
     Все опять притихли. Павел бросил горсть сухих сучьев на огонь. Резко зачернелись они на внезапно вспыхнувшем пламени, затрещали, задымились и пошли коробиться, приподнимая обожженные концы. Отражение света ударило, порывисто дрожа, во все стороны, особенно кверху. Вдруг откуда ни возьмись белый голубок, – налетел прямо в это отражение, пугливо повертелся на одном месте, весь обливаясь горячим блеском, и исчез, звеня крылами.
     – Знать, от дому отбился, – заметил Павел. – Теперь будет лететь, покуда на что наткнется, и где ткнет, там и ночует до зари.
     – А что, Павлуша, – промолвил Костя, – не праведная ли эта душа летела на небо, ась?
     Павел бросил другую горсть сучьев на огонь.
     – Может быть, – проговорил он наконец.
     – А скажи, пожалуй, Павлуша, – начал Федя, – что, у вас тоже в Шаламове было видать предвиденье-то небесное19?
     – Как солнца-то не стало видно? Как же.
     – Чай, напугались и вы?
     – Да не мы одни. Барин-то наш, хоша и толковал нам напредки, что, дескать, будет вам предвиденье, а как затемнело, сам, говорят, так перетрусился, что на-поди. А на дворовой избе баба-стряпуха, так та, как только затемнело, слышь, взяла да ухватом все горшки перебила в печи: «Кому теперь есть, говорит, наступило светопрестановление». Так шти и потекли. А у нас на деревне такие, брат, слухи ходили, что, мол, белые волки по земле побегут, людей есть будут, хищная птица полетит, а то и самого Тришку20 увидят.
     – Какого это Тришку? – спросил Костя.
     – А ты не знаешь? – с жаром подхватил Ильюша. – Ну, брат, откентелева же ты, что Тришки не знаешь? Сидни же у вас в деревне сидят, вот уж точно сидни! Тришка – эвто будет такой человек удивительный, который придет; а придет он, когда наступят последние времена. И будет он такой удивительный человек, что его и взять нельзя будет, и ничего ему сделать нельзя будет: такой уж будет удивительный человек. Захотят его, например, взять хрестьяне; выйдут на него с дубьем, оцепят его, но а он им глаза отведет — так отведет им глаза, что они же сами друг друга побьют. В острог его посадят, например, — он попросит водицы испить в ковшике: ему принесут ковшик, а он нырнет туда, да и поминай как звали. Цепи на него наденут, а он в ладошки затрепещется — они с него так и попадают. Ну, и будет ходить этот Тришка по селам да по городам; и будет этот Тришка, лукавый человек, соблазнять народ хрестиянский… ну, а сделать ему нельзя будет ничего… Уж такой он будет удивительный, лукавый человек.
     – Ну да, – продолжал Павел своим неторопливым голосом, – такой. Вот его-то и ждали у нас. Говорили старики, что вот, мол, как только предвиденье небесное зачнется, так Тришка и придет. Вот и зачалось предвиденье. Высыпал весь народ на улицу, в поле, ждет, что будет. А у нас, вы знаете, место видное, привольное. Смотрят – вдруг от слободки с горы идет какой-то человек, такой мудреный, голова такая удивительная… Все как крикнут: «Ой, Тришка идет! ой, Тришка идет!» – да кто куды! Староста наш в канаву залез; старостиха в подворотне застряла, благим матом кричит, свою же дверную собаку так запужала, что та с цепи долой, да через плетень, да в лес; а Кузькин отец, Дорофеич, вскочил в овес, присел, да и давай кричать перепелом: «Авось, мол, хоть птицу-то враг, душегубец, пожалеет». Таково-то все переполошились!.. А человек-то это шел наш бочар, Вавила: жбан себе новый купил да на голову пустой жбан и надел.
     Все мальчики засмеялись и опять приумолкли на мгновенье, как это часто случается с людьми, разговаривающими на открытом воздухе. Я поглядел кругом: торжественно и царственно стояла ночь; сырую свежесть позднего вечера сменила полуночная сухая теплынь, и еще долго было ей лежать мягким пологом на заснувших полях; еще много времени оставалось до первого лепета, до первых шорохов и шелестов утра, до первых росинок зари. Луны не было на небе: она в ту пору поздно всходила. Бесчисленные золотые звезды, казалось, тихо текли все, наперерыв мерцая, по направлению Млечного Пути, и, право, глядя на них, вы как будто смутно чувствовали сами стремительный, безостановочный бег земли…
     Странный, резкий, болезненный крик раздался вдруг два раза сряду над рекой и, спустя несколько мгновений, повторился уже далее…
     Костя вздрогнул. «Что это?»
     – Это цапля кричит, – спокойно возразил Павел.
     – Цапля, – повторил Костя… – А что такое, Павлуша, я вчера слышал вечером, – прибавил он, помолчав немного, – ты, может быть, знаешь…
     – Что ты слышал?
     – А вот что я слышал. Шел я из Каменной Гряды в Шашкино; а шел сперва все нашим орешником, а потом лужком пошел – знаешь, там, где он сугибелью21 выходит, – там ведь есть бучило22; знаешь, оно еще все камышом заросло; вот пошел я мимо этого бучила, братцы мои, и вдруг из того-то бучила как застонет кто-то, да так жалостливо, жалостливо: у-у… у-у… у-у! Страх такой меня взял, братцы мои: время-то позднее, да и голос такой болезный. Так вот, кажется, сам бы и заплакал… Что бы это такое было? ась?
     – В этом бучиле в запрошлом лете Акима-лесника утопили воры, – заметил Павлуша, – так, может быть, его душа жалобится.
     – А ведь и то, братцы мои, – возразил Костя, расширив свои и без того огромные глаза… – Я и не знал, что Акима в том бучиле утопили: я бы еще не так напужался.
     – А то, говорят, есть такие лягушки махонькие, – продолжал Павел, – которые так жалобно кричат.
     – Лягушки? Ну, нет, это не лягушки… какие это… (Цапля опять прокричала над рекой.) Эк ее! – невольно произнес Костя, – словно леший кричит.
     – Леший не кричит, он немой, – подхватил Ильюша, – он только в ладоши хлопает да трещит…
     – А ты его видал, лешего-то, что ли? – насмешливо перебил его Федя.
     – Нет, не видал, и сохрани Бог его видеть; но а другие видели. Вот на днях он у нас мужичка обошел: водил, водил его по лесу, и все вокруг одной поляны… Едва-те к свету домой добился.
     – Ну, и видел он его?
     – Видел. Говорит, такой стоит большой, большой, темный, окутанный, этак словно за деревом, хорошенько не разберешь, словно от месяца прячется, и глядит, глядит глазищами-то, моргает ими, моргает…
     – Эх ты! – воскликнул Федя, слегка вздрогнув и передернув плечами, – пфу!..
     – И зачем эта погань в свете развелась? – заметил Павел. – Не понимаю, право!
     – Не бранись, смотри, услышит, – заметил Илья.
     Настало опять молчание.
     – Гляньте-ка, гляньте-ка, ребятки, – раздался вдруг детский голос Вани, – гляньте на Божьи звездочки, – что пчелки роятся!
     Он выставил свое свежее личико из-под рогожи, оперся на кулачок и медленно поднял кверху свои большие тихие глаза. Глаза всех мальчиков поднялись к небу и не скоро опустились.
     – А что, Ваня, — ласково заговорил Федя, – что, твоя сестра Анютка здорова?
     – Здорова, – отвечал Ваня, слегка картавя.
     – Ты ей скажи – что она к нам, отчего не ходит?..
     – Не знаю.
     – Ты ей скажи, чтобы она ходила.
     – Скажу.
     – Ты ей скажи, что я ей гостинца дам.
     – А мне дашь?
     – И тебе дам.
     Ваня вздохнул.
     – Ну, нет, мне не надо. Дай уж лучше ей: она такая у нас добренькая.
     И Ваня опять положил свою голову на землю. Павел встал и взял в руку пустой котельчик.
     – Куда ты? – спросил его Федя.
     – К реке, водицы зачерпнуть: водицы захотелось испить.
     Собаки поднялись и пошли за ним.
     – Смотри не упади в реку! – крикнул ему вслед Ильюша.
     – Отчего ему упасть? – сказал Федя, – он остережется.
     – Да, остережется. Всяко бывает: он вот нагнется, станет черпать воду, а водяной его за руку схватит да потащит к себе. Станут потом говорить: упал, дескать, малый в воду… А какое упал?.. Во-вон, в камыши полез, – прибавил он, прислушиваясь.
     Камыши точно, раздвигаясь, «шуршали», как говорится у нас.
     – А правда ли, – спросил Костя, – что Акулина-дурочка с тех пор и рехнулась, как в воде побывала?
     – С тех пор… Какова теперь! Но а говорят, прежде красавица была. Водяной ее испортил. Знать, не ожидал, что ее скоро вытащут. Вот он ее, там у себя на дне, и испортил.
     (Я сам не раз встречал эту Акулину. Покрытая лохмотьями, страшно худая, с черным, как уголь, лицом, помутившимся взором и вечно оскаленными зубами, топчется она по целым часам на одном месте, где-нибудь на дороге, крепко прижав костлявые руки к груди и медленно переваливаясь с ноги на ногу, словно дикий зверь в клетке. Она ничего не понимает, что бы ей ни говорили, и только изредка судорожно хохочет.)
     – А говорят, – продолжал Костя, – Акулина оттого в реку и кинулась, что ее полюбовник обманул.
     – От того самого.
     – А помнишь Васю? – печально прибавил Костя.
     – Какого Васю? – спросил Федя.
     – А вот того, что утонул, – отвечал Костя, – в этой вот в самой реке. Уж какой же мальчик был! и-их, какой мальчик был! Мать-то его, Феклиста, уж как же она его любила, Васю-то! И словно чуяла она, Феклиста-то, что ему от воды погибель произойдет. Бывало, пойдет-от Вася с нами, с ребятками, летом в речку купаться, – она так вся и встрепещется. Другие бабы ничего, идут себе мимо с корытами, переваливаются, а Феклиста поставит корыто наземь и станет его кликать: «Вернись, мол, вернись, мой светик! ох, вернись, соколик!» И как утонул. Господь знает. Играл на бережку, и мать тут же была, сено сгребала; вдруг слышит, словно кто пузыри по воде пускает, – глядь, а только уж одна Васина шапонька по воде плывет. Ведь вот с тех пор и Феклиста не в своем уме: придет да и ляжет на том месте, где он утоп; ляжет, братцы мои, да и затянет песенку, – помните, Вася-то все такую песенку певал, – вот ее-то она и затянет, а сама плачет, плачет, горько Богу жалится…
     – А вот Павлуша идет, – молвил Федя.
     Павел подошел к огню с полным котельчиком в руке.
     – Что, ребята, – начал он, помолчав, – неладно дело.
     – А что? – торопливо спросил Костя.
     – Я Васин голос слышал.
     Все так и вздрогнули.
     – Что ты, что ты? – пролепетал Костя.
     – Ей-Богу. Только стал я к воде нагибаться, слышу вдруг зовут меня этак Васиным голоском и словно из-под воды: «Павлуша, а Павлуша!» Я слушаю; а тот опять зовет: «Павлуша, подь сюда». Я отошел. Однако воды зачерпнул.
     – Ах ты, Господи! ах ты, Господи! – проговорили мальчики, крестясь.
     – Ведь это тебя водяной звал, Павел, – прибавил Федя… – А мы только что о нем, о Васе-то, говорили.
     – Ах, это примета дурная, – с расстановкой проговорил Ильюша.
     – Ну, ничего, пущай! – произнес Павел решительно и сел опять, – своей судьбы не минуешь.
     Мальчики приутихли. Видно было, что слова Павла произвели на них глубокое впечатление. Они стали укладываться перед огнем, как бы собираясь спать.
     – Что это? – спросил вдруг Костя, приподняв голову.
      Павел прислушался.
     – Это кулички летят, посвистывают.
     – Куда ж они летят?
     – А туда, где, говорят, зимы не бывает.
     – А разве есть такая земля?
     – Есть.
     – Далеко?
     – Далеко, далеко, за теплыми морями.
      Костя вздохнул и закрыл глаза.
      Уже более трех часов протекло с тех пор, как я присоседился к мальчикам. Месяц взошел наконец; я его склонились к темному краю земли многие звезды не тотчас заметил: так он был мал и узок. Эта безлунная ночь, казалось, была все так же великолепна, как и прежде… Но уже, еще недавно высоко стоявшие на небе; все совершенно затихло кругом, как обыкновенно затихает все только к утру: все спало крепким, неподвижным, передрассветным сном. В воздухе уже не так сильно пахло, – в нем снова как будто разливалась сырость… Недолги летние ночи!.. Разговор мальчиков угасал вместе с огнями… Собаки даже дремали; лошади, сколько я мог различить, при чуть брезжущем, слабо льющемся свете звезд, тоже лежали, понурив головы… Сладкое забытье напало на меня; оно перешло в дремоту.
      Свежая струя пробежала по моему липу. Я открыл глаза: утро зачиналось. Еще нигде не румянилась заря, но уже забелелось на востоке. Все стало видно, хотя смутно видно, кругом. Бледно-серое небо светлело, холодело, синело; звезды то мигали слабым светом, то исчезали; отсырела земля, запотели листья, кое-где стали раздаваться живые звуки, голоса, и жидкий, ранний ветерок уже пошел бродить и порхать над землею. Тело мое ответило ему легкой, веселой дрожью. Я проворно встал и подошел к мальчикам. Они все спали как убитые вокруг тлеющего костра; один Павел приподнялся до половины и пристально поглядел на меня.
      Я кивнул ему головой и пошел восвояси вдоль задымившейся реки. Не успел я отойти двух верст, как уже полились кругом меня по широкому мокрому лугу, и спереди, по зазеленевшимся холмам, от лесу до лесу, и сзади по длинной пыльной дороге, по сверкающим, обагренным кустам, и по реке, стыдливо синевшей из-под редеющего тумана, – полились сперва алые, потом красные, золотые потоки молодого, горячего света… Все зашевелилось, проснулось, запело, зашумело, заговорило. Всюду лучистыми алмазами зарделись крупные капли росы; мне навстречу, чистые и ясные, словно тоже обмытые утренней прохладой, принеслись звуки колокола, и вдруг мимо меня, погоняемый знакомыми мальчиками, промчался отдохнувший табун…
      Я, к сожалению, должен прибавить, что в том же году Павла не стало. Он не утонул: он убился, упав с лошади. Жаль, славный был парень!

1851 г.

Гайд по прокачке Охотника 1-60 (WoW Classic 1.13.7 / 1.12.1)

Понравился наш сайт? Ваши репосты и оценки — лучшая похвала для нас! Пожалуйста, оцените материал:

В этом гайде мы расскажем вам о том, как прокачать охотника в WoW Classic. Мы рассмотрим лучший билд, локации для прокачки, навыки оружия и приоритетные характеристики для этого класса, что позволит вам достигнуть максимального уровня в самые короткие сроки. Кроме того, мы определим, какие способности необходимо изучать, а с какими можно подождать, чтобы вы могли сэкономить золото на покупку маунта. В конце гайда приведены рекомендации по выбору экипировки и прочие полезные советы.

Гайды по Охотнику в WoW Classic

Гайд находится в разработке и будет дополнен в самое ближайшее время!

Важные советы по прокачке

Если вы хотите побыстрее прокачать своего Охотника, воспользуйтесь следующими советами.

  • Как можно быстрее выполните классовое задание для  Охотника, которое обучает призыву питомца! Охотники без питомцев попросту нежизнеспособны.
  • Если вы оказались в городе, закупитесь стрелами или пулями (в зависимости от типа используемого оружия), а также едой для питомца. Если питомец счастлив, он наносит больше урона!
  • Копите золото, чтобы купить транспорт для 40 и 60 уровня.
  • Если вы уже достигли 50 уровня, изучите список лучшей дорейдовой экипировки и выясните, где добываются нужные вам предметы. Некоторые подземелья можно посетить, не дожидаясь максимального уровня. Так вы получите не только опыт, но и экипировку.

Содержание:

1. Введение

После Катаклизма процесс прокачки персонажей заметно упростился. В игре появились задания, которые можно взять при входе в игру. Персонажи, выдающие задания обычным путем, теперь располагаются куда удобнее, нежели в классике, и вся история локации разворачивается поэтапно и логично. До Катаклизма дело обстояло иначе.

В WoW Classic отсутствуют привычные нам «скопления» заданий в крупных городах, а некоторые сюжетные цепочки можно обнаружить лишь случайно. Даже если вы выполните все задания в локации подходящего уровня, это не гарантирует вам достаточное количество опыта для перехода в следующую локацию. Вполне возможно, что вам придется добывать недостающий опыт, убивая первых попавшихся на глаза монстров.

В этом гайде мы поговорим исключительно о представителях класса Охотник и о способах прокачки до 60 уровня, оптимальных для этого класса. Автор гайда прокачал несколько охотников в классике и может с уверенностью заявить, что в плане удобства прокачки охотники значительно опережают все остальные классы. У охотников есть питомцы, способные наносить урон, а также различные вспомогательные умения (в том числе и ускорения).

2. Изменения в процессе выполнения заданий

Если вы не играли в классику, вы должны знать, что процесс выполнения заданий в ней сильно отличается от аналогичного процесса в BfA и предшествующих BfA дополнениях:

  • Персонажи, выдающие задания, и цели самих заданий не отображаются на карте. Вам придется изучать мир самостоятельно. Если вы не знаете, куда нужно бежать и что делать, прочтите текст задания или посетите сторонний сайт с советами от других игроков. Скорее всего, в будущем появятся аддоны, облегчающие прокачку, однако стоит помнить, что — это самостоятельные исследования — это неотъемлемая часть классической версии WoW.
  • Некоторые противники очень сильны. Охотники наносят урон издалека и редко испытывают трудности при прокачке, однако вы должны знать, что классическая версия игры сильно отличается от современной, в том числе и по динамике боев. Одним словом, старайтесь не нападать на противников, чей уровень значительно превышает ваш.
  • Выполнение всех заданий в локации не гарантирует вам уровень, необходимый для перехода в другую локацию. Если вы играли в поздние версии игры (например, в BfA), у вас наверняка есть определенные ожидания относительно количества опыта, который можно получить за задания в той или иной локации (например, при прохождении всей сюжетной цепочки в Вол’дуне можно получить два уровня). В классике локации различаются и по уровню сложности, и по количеству опыта, который можно в них получить.

3. Где лучше качаться Охотнику в WoW Classic?

Поиск подходящих заданий — это само по себе приключение, но если вы ищете легкий путь, предлагаем вам список самых выгодных локаций для прокачки (для обеих фракций):

Только для Альянса

  • Темные берега (11-19): Выполнив задания в стартовой локации своей расы, вы можете выбрать следующий пункт назначения по своему вкусу. Для Альянса самой выгодной низкоуровневой локацией являются Темные берега.
  • Лок Модан (10-18): Лок Модан располагается в самом сердце Восточных Королевств, а потому больше подходит дворфам и гномам. Заданий в Лок Модане меньше, чем на Темных берегах, но они дают достаточное количество опыта. При желании вы можете вернуться в Лок Модан и на более высоких уровнях.
  • Западный Край (9-18): Некоторые игроки считают, что Западный край — это сложная локация, и не спешат выполнять там задания. Тем не менее, если вы играете с друзьями и хотите посетить низкоуровневое подземелье, наведайтесь в Западный край и загляните в Мертвые копи.
  • Красногорье (15-25): Эта локация небогата на задания, поэтому вам придется добирать опыт в другой локации, рассчитанной на тот же уровень. Обязательно продумайте свой маршрут заранее.
  • Сумеречный лес (10-30): Это одна из самых популярных локаций в WoW. В ней много заданий с любопытным сюжетом. Если вы играете за Альянс, не забудьте сюда заглянуть.
  • Болотина (20-30): Это последняя локация, предназначенная исключительно для Альянса. Далее вам придется перейти на оспариваемую территорию.

Только для Орды

  • Степи (10-33): Это очень большая локация, в которой встречаются три из четырех рас Орды. В Степях можно с легкостью прокачаться до 20 уровня. Будьте готовы к конкуренции за монстров и ресурсы.
  • Серебряный бор (10-20): Серебряный бор — это своего рода Степи для Отрекшихся. В бору есть интересные задания, однако после Степей сюда мало кто заходит.
  • Когтистые горы (15-25): Локация считается ордынской, однако в ней есть задания и для Альянса. Когтистые горы располагаются рядом со Степями, и диапазоны уровней в этих локациях пересекаются.

Оспариваемые локации

  • Предгорья Хилсбрада (20-31): В Предгорьях Хилсбрада находится печально известная Мельница Таррен, главное поле боя между Ордой и Альянсом.
  • Ясеневый лес (19-30): Это еще одна локация, в которой встречаются две фракции. Здесь находится знаменитое поле боя, Ущелье Песни Войны.
  • Тысяча Игл (24-35): Тысяча игл — это еще одна значимая для игроков локация. Игроки из Орды могут найти задания на Мерцающей равнине.
  • Тернистая долина (30-50) обладает самым большим диапазоном уровней для прокачки (с 30 по 50).
  • Пустоши (30-39): В Пустошах находится подземелье Мародон, а также поселения NPC с заданиями для игроков из Орды и Альянса.
  • Нагорье Арати (30-40): В этой локации располагается еще одно поле боя, Низина Арати. Также есть задания для Орды и Альянса.
  • Бесплодные земли (36-45): Эта локация, по большему счету, предназначается для игроков из Орды. Если вы играете с друзьями, можете сходить в подземелье Ульдаман.
  • Танарис (40-50): В Танарисе находится еще одно подземелье, Зул’Фаррак, в котором можно выполнить задания с неплохими наградами.
  • Фералас (41-60): Это очень популярная локация. Игроки из обеих фракций обычно приходят туда на 40 уровне.
  • Тлеющее ущелье (43-56): В Тлеющем ущелье можно почувствовать дух первого рейда, взглянув на монументальную Черную гору. Задания для обеих фракций выдает Братство Тория.
  • Пылающие степи (50-59): Пылающие степи располагаются с другой стороны Черной горы. Это еще одна локация с большим диапазоном уровней, в ней есть поселения Орды и Альянса, а также задания, ведущие в подземелье.
  • Оскверненный лес (47-54): Это локация с великолепной историей. К тому же, здесь можно получить Маяк Кенария, который требуется для фарма Плод кнутокорня и подобных ему расходников.
  • Кратер Ун’Горо (48-55): Очень популярная локация с большим количеством заданий, в которой можно взять еще пару уровней.
  • Западные Чумные земли (46-57): Локация с большим количеством заданий для быстрой прокачки. Особенно рекомендуем вам заняться уничтожением котлов. Предварительно возьмите вводное задание в столице своей фракции.
  • Восточные Чумные земли (54-59): В Восточных Чумных землях находится легендарный Наксрамас, на который можно взглянуть уже при прокачке. Здесь часто встречаются игроки максимального уровня.
  • Зимние Ключи (55-60): Это великолепная локация с большим количеством заданий и опыта. В том числе здесь можно взять задание Сокровище Мау’ари, позволяющее фармить расходники для рейдов.

4. Таланты для прокачки Охотника

Для прокачки охотника рекомендуем вам выбрать специализацию «Повелитель зверей».

  • «Повелитель зверей» — это лучшая специализация для прокачки, PvP в открытом мире и первых рейдов, так как она не требует высокого уровня экипировки. Большая часть урона исходит от питомца. При наличии определенных талантов питомец может в одиночку убивать вражеских игроков и некоторых монстров.

Вы можете адаптировать билд, подстроив его под имеющегося питомца и его характеристики, например:

  • Бешенство: каждый ранг этого таланта увеличивает вероятность срабатывания эффекта для питомца, а скорость атаки остается неизменной (30%), поэтому брать пятый ранг совсем необязательно. Если у вас есть питомец с высокой скоростью атаки — например, Сломанный Клык, возьмите 4/5 Бешенства, и эффект будет действовать на питомца 100% времени боя. Если ваш питомец атакует с небольшой скоростью (2.0 и более), вам потребуется пятый ранг таланта.
  • Улучшенное лечение питомца: этот талант является ситуационным, и многие игроки его не используют, но если ваш питомец постоянно становится жертвой отрицательных эффектов, вложение будет оправдано. Если талант никак не вписывается в ваш стиль игры, откажитесь от него.
  • Улучшенный контузящий выстрел или Эффективность: эти таланты находятся в самом начале ветки «Стрельба», и выбор одного из них зависит от уровня ваших спутников. Если спутники одеты плохо, а вы не собираетесь участвовать в PvP-боях, выберите Эффективность. Если вы играете с теми, кто примерно равен вам по силе, и с большой долей вероятности будете участвовать в PvP-боях, возьмите Улучшенный контузящий выстрел (+20% к вероятности оглушения цели).

Стандартный билд для «Повелителя зверей»

  • Тир 1: Вложите первые пять очков в Улучшенный дух ястреба. Этот талант ощутимо поможет вам при прокачке, а вот 15% дополнительного здоровья питомца зачастую не оказывают никакого влияния на ход боя.
  • Тир 2: Вложите три очка в Плотная шкура и еще два очка в Улучшенное воскрешение питомца (в любом удобном вам порядке).
  • Тир 3: В этом тире содержатся важные таланты, которые повышают скорость передвижения и упрощают прокачку. Вложите два очка в Знание троп, возьмите Звериная стремительность, aа потом вложите еще два очка в Неудержимое неистовство.
  • Тир 4: В этом тире вы можете брать таланты в любом порядке. Мы рекомендуем начать с трех очков в Неудержимое неистовство и закончить двумя очками в Свирепость.
  • Тир 5: Вложите пять очков в Устрашение. Этот талант активно используется в PvP. После этого возьмите пятый ранг Свирепость (еще три очка). Далее вложите одно очко в Узы духа и перейдите к шестому тиру.
  • Тир 6: В этом тире вложите пять очков в Бешенство, чтобы усилить питомца.
  • Тир 7: На 40 уровне возьмите Звериный гнев. Это великолепный кулдаун, который позволяет питомцу наносить сокрушительный урон и избегать контроля.
  • Тир 8: Перейдите в ветку «Стрельба» и вложите пять очков в талант Эффективность, чтобы эффективнее распоряжаться маной. Если вы участвуете в PvP в открытом мире, вместо Эффективности возьмите Улучшенный контузящий выстрел.
  • Тир 9: Далее возьмите пятый ранг Стрельба на поражение, чтобы повысить рейтинг критического удара.
  • Тир 10: Ближе к 60 уровню порядок выбора талантов не так важен. Возьмите Прицельный выстрел и Глаз ястреба, в любом порядке. Оставшееся очко можно вложить в талант первого тира, от которого вы отказались ранее (в нашем случае, это Улучшенный контузящий выстрел). По субъективному мнению, Глаз ястреба важнее Прицельного выстрела.
  • Тир 11: Последние пять очков следует потратить на Смертоносные выстрелы.

5. Какие способности покупать?

Многим игрокам кажется, что они должны изучать каждое заклинание, которое предлагает им классовый тренер, но это не так. Оплата всех способностей до единой обходится очень дорого. Вместо этого мы рекомендуем вам покупать только самые нужные способности и только на определенных уровнях. Так вы сэкономите немало денег и времени на путешествия из локаций в столицу. Ниже представлены способности и уровни, на которых мы рекомендуем посещать тренера.

  • Первые 10 уровней: Способности, доступные на первых уровнях, стоят недорого, и вы можете покупать их, не беспокоясь за свой кошелек. По мере прокачки всегда покупайте новые ранги Чародейский выстрел и Залп как можно быстрее, так как эти способности используются чаще всего. На 10 уровне вы сможете приручить первого питомца и взять первый ранг Дух ястреба.
  • Уровень 12: Не поленитесь добежать до тренера и взять новый ранг Чародейский выстрел, а также Подрезать крылья и Лечение питомца.
  • Уровень 18: На этом уровне вы сможете получить следующий ранг Дух ястреба и первый ранг Залп. При желании улучшите Укус змеи и купите первый ранг Обжигающая ловушка.
  • Уровень 20: Наведайтесь к тренеру и купите Дух гепарда. Попутно можете взять новые ранги Чародейский выстрел, Лечение питомца и Замораживающая ловушка.
  • Уровень 26: На 26 уровне посещать тренера необязательно, но если вы все-таки оказались поблизости, купите Быстрая стрельба и Укус змеи.
  • Уровень 28: Возьмите новые ранги Дух ястреба и Чародейский выстрел.
  • Уровень 30: На 30 уровне охотник получает доступ к Притвориться мертвым и новому рангу Залп.
  • Уровни 34-38: На этих уровнях открываются новые ранги Чародейский выстрел, Дух ястреба, Обжигающая ловушка и Укус змеи, но если у вас не так много денег, можете их не покупать.
  • Уровень 40: На 40 уровне вы наверняка приедете в столицу за транспортом, поэтому вам будет несложно добежать до классового тренера. Изучите Дух стаи и научитесь носить кольчужную броню.
  • Уровни 42-44: На 42 уровне вы получите доступ к новым рангам Залп и Укус змеи, а на 44 уровне — доступ к новому рангу Чародейский выстрел. Изучите их, если позволяют средства.
  • Уровни 48-50: На 48 уровне открывается новый ранг Дух ястреба, а на 50 — новый ранг Укус змеи.
  • Уровни 52-58: Начиная с 52 уровня, можно не бегать к тренеру, а качаться до конца, но если вы никуда не спешите, то вот вам список новых рангов способностей: Чародейский выстрел на 52 уровне, Залп на 54 уровне и Дух ястреба на 58 уровне.

6. Ротация для прокачки Охотника в WoW Classic

  • Большую часть урона наносит за охотника его питомец. Способности питомца тоже нужно прокачивать и правильно использовать (см. ниже).
  • Помимо способностей питомца, охотники обычно используют Автоматическая стрельба, так что вам понадобится хорошее оружие дальнего боя и запас боеприпасов нужного типа.
  • Если обстоятельства позволяют вам стоять на месте, используйте Дух ястреба и атакуйте противников издалека. При перемещении между локациями используйте Дух гепарда.
  • Как можно чаще используйте Чародейский выстрел. Помните, что эта способность расходует ману.
  • Залп поражает три цели, однако мы рекомендуем использовать его в бою с любым количеством целей, по кулдауну.
  • Также охотнику необходимо как можно чаще пользоваться следующими кулдаунами: Звериный гнев (последний талант ветки «Повелитель зверей») и Быстрая стрельба (открывается на 26 уровне). Эти способности значительно повышают исходящий урон и ускоряют прокачку.
  • Если противник подошел слишком близко, примените Подрезать крылья и попытайтесь убежать. Если вам кажется, что сбежать не выйдет, воспользуйтесь Удар ящера иУкус мангуста.

7. Навык владения оружием

В WoW Classic навыки владения оружием, обеспечивающие максимальный урон от оружия определенного типа, необходимо изучать и прокачивать специально.

По умолчанию каждый персонаж может использовать оружие определенного типа. Чтобы обучиться владению новым типом оружия, необходимо наведаться к специальному тренеру. Ниже представлена информация о типах оружия, доступных разным расам друидов.

РасаОружие по умолчаниюДоступное для изучения оружие
Дворф
  • Ружья
  •  Одноручные топоры
  •  Луки
  •  Арбалеты
  •  Кистевое оружие
  •  Ружья
  •  Одноручные мечи
  •  Глефы
  •  Посохи
  •  Бросок
  •  Двуручные топоры
  •  Двуручные мечи
Ночной эльф
  •  Арбалеты
  •  Кистевое оружие
  •  Ружья
  •  Одноручные топоры
  •  Одноручные мечи
  •  Глефы
  •  Посохи
  •  Бросок
  •  Двуручные топоры
  •  Двуручные мечи
Орк
  •  Луки
  •  Одноручные топоры
  •  Арбалеты
  •  Кинжалы
  •  Кистевое оружие
  •  Ружья
  •  Одноручные мечи
  •  Глефы
  •  Посохи
  •  Бросок
  •  Двуручные топоры
  •  Двуручные мечи
Тролль
Таурен
  •  Ружья
  •  Одноручные топоры
  •  Луки
  •  Арбалеты
  •  Кинжалы
  •  Кистевое оружие
  •  Одноручные мечи
  •  Глефы
  •  Посохи
  •  Бросок
  •  Двуручные топоры
  •  Двуручные мечи

8. Выбор питомца

Как было сказано выше, питомец наносит большую часть урона за хозяина. Итак, какого же питомца выбрать? Какие способности ему потребуются? Как получить новые способности?

Многие охотники выбирают кошек и крылатых змеев, и вот почему.

  • Кошки: Кошки водятся повсюду, обладают высокой силой атаки и наносят больше урона, чем другие питомцы. Кошку можно приручить в любой стартовой локации Орды и Альянса. Основная способность кошек называется Когти. Дополнительная способность — это Укус, однако игроки до сих пор расходятся во мнениях касательно ее эффективности. В любом случае, кошка — это один из лучших питомцев, которых вы можете приручить в игре.
  • Крылатый змей: Не будет преувеличением сказать, что крылатые змеи встречаются преимущественно у игроков из Орды. Первого крылатого змея можно приручить в Пещерах Стенаний, перед входом в подземелье, а игроки из Альянса редко заглядывают туда на низких уровнях. Основное преимущество крылатых змеев заключается в том, что их основная атака является заклинанием, а потому игнорирует броню цели. К тому же, Грозовое дыханиепрокачивается легче, чем Когти, так как у него меньше рангов.

Актуальных ресурсов со способностями питомцев и существ из открытого мира пока не существует, но вы всегда можете воспользоваться архивной версией Petopia. Новые ранги способностей питомцев открываются на следующих уровнях:

  • Когти: 8, 16, 24, 32, 40, 48, 56.
  • Укус: 8, 16, 24, 32, 40, 48, 56.
  • Грозовое дыхание: 12, 24, 36, 48, 60.

Чтобы получить новый ранг способности, нужно приручить дикого питомца с этим рангом, но сразу же по достижению нужного уровня у вас может не оказаться «под рукой» нужного питомца. Например, Грозовое дыхание 4 ранга доступно на 36 уровне, но вы сможете приручить подходящего крылатого змея только на 41 уровне. Как только в Интернете появятся ресурсы с обновленной информацией о питомцах, мы обновим этот гайд.

9. Приоритет характеристик

Ловкость = Дух > Выносливость = Интеллект > Сила

  • Ловкость: дает максимальный бонус к исходящему урону, повышает силу атаки в ближнем и дальнем бою.
  • Дух: ускоряет процесс восполнения здоровья вне боя и сокращает промежутки между боями. Предметы с духом приносят огромную пользу троллям из-за их расовой способности Регенерация.
  • Выносливость: увеличивает максимальный запас здоровья.
  • Интеллект: увеличивает максимальный запас маны.
  • Сила: повышает силу атаки в ближнем бою.

10. Классовые задания Охотника

В WoW Classic у каждого класса есть особые задания, позволяющие почувствовать специфику персонажа и получить особые награды. Классовых заданий для Охотника в игре не так много.

Гайд по классовым заданиям Охотника — ссылка.

На 60 уровне охотники могут взять эпическое задание, которое начинается с Древний окаменелый древесный лист. Лист добывается с Тайник повелителя огня в Огненные Недра. Это очень длинная и сложная цепочка заданий, в награду можно получить эпическое оружие — Рок-Делар, длинный лук Древних хранителей иЛок-Делар, посох Древних хранителей.

11. Профессии для Охотника в WoW Classic

Некоторые профессии дают  Охотнику определенное преимущество — например,  Снятие шкур и Кожевничество.  Кожевничество позволяет  Охотнику создавать экипировку, которая упрощает прокачку, а также кое-какие предметы для подготовки к рейдам, например:

…оба предмета создаются с помощью  Кожевничество.  Кожевничество можно сочетать с любой другой профессией, однако лучшим выбором станет  Снятие шкур. Снятие шкур обеспечивает кожевника кожей, однако стоит помнить, что в подземельях снимать шкуры иногда бывает некогда.

Если профессии нужны вам только для заработка, выберите  Снятие шкур и Травничество или  Горное дело.

Если вы затрудняетесь с выбором, прочтите рекомендации в подробном классовом гайде.

12. Прокачка Охотника в подземельях

В последнее время в WoW Classic большой популярностью пользуется прокачка на монстрах в подземельях. Ниже мы опишем принципы поведения для Охотника, оказавшегося в группе для прокачки в подземелье. Способ подразумевает быструю и многократную зачистку одного и того же подземелья.

  • Полагайтесь на питомца и не используйте выстрелы, которые расходуют ману, слишком часто. Не забывайте покупать новые ранги способностей по мере повышения уровня.
  • Следите за уровнем угрозы — как для себя, так и для своего питомца. Помните, что Притвориться мертвым мгновенно обнуляет уровень угрозы. Если вы видите, что какие-то монстры обезоруживают ваших союзников, вы можете отвлечь их питомцем.
  • Отправляясь в подземелье, запаситесь боеприпасами и едой/водой. Пейте воду как можно чаще. Если вам не хватает места в сумке, временно отдайте часть боприпасов кому-нибудь из союзников.
  • Используйте атаки дальнего боя, чтобы привлечь внимание дополнительных противников.
  • Расходуйте ману только на Залп. Если маны все равно не хватает, используйте Залп более низкого ранга.
  • Если в подземелье есть животные, которых вы хотели бы приручить, не стесняйтесь сказать об этом членам группы.

Вы можете воспользоваться аддоном ClassicLFG для поиска группы в подземелье.

13. Слоты в сумках

Многие игроки, особенно те, кто привык к BfA, сильно удивляются базовым размерам сумок в WoW Classic. В сумке, которая доступна по умолчанию, насчитывается всего 14 слотов.

Вот список дополнительных сумок, которые можно получить, не прикладывая особых усилий:

14. Маршруты для прокачки

Раздел будет обновлен в ближайшие дни.

15. Аддоны для прокачки Охотника

Questie — это обязательный аддон, который упрощает процесс выполнения заданий в World of Warcraft Classic — скачать

ClassicLFG — аддон для поиска группы в подземелья и рейды — скачать

Deadly Boss Mods — незаменимый аддона, упрощающий прохождение подземелий и рейдов — скачать

Другие полезные аддоны вы сможете найти в нашей коллекции аддонов для WoW Classic.

16. Полезные ссылки


17. Заключение

  • С годами WoW сильно изменился. Если вы играли в более поздние версии игры, вы наверняка отметите, что WoW Classic недружелюбен к игрокам сразу в нескольких аспектах. Цели заданий и нужные NPC не отображаются на карте, и их нужно разыскивать вручную. Задания не обладают привычной логикой, и их недостаточно для комфортной прокачки. Также в игре отсутствует механика сбора добычи с нескольких монстров одновременно, а предметы для заданий занимают место в сумках. Кулдауны способностей огромны, у некоторых классов отсутствуют целительные способности, а монстры бьют так сильно, что после каждого из них приходится есть или пить, пользоваться зельями или бинтами. Одним словом, для быстрой прокачки игрокам приходится планировать и оптимизировать свои действия.
  • Играйте в «Повелителе зверей»! «Повелитель зверей» — это лучшая специализация для прокачки, позволяющая активно использовать питомца. Если вы играете охотником впервые, таланты «Повелитель зверей» ощутимо упростят вам жизнь.
  • Играйте в одиночку! У охотников уже есть союзник, питомец, поэтому группа им не нужна. В отличие от других классов, охотники могут без труда убивать противников равного уровня, в том числе и элитных.
  • Не переплачивайте. Если вы откажетесь от ненужных способностей, вы без труда купите транспорт, как только достигнете 40 уровня. Не бегайте к тренеру на каждом уровне. Экономьте не только деньги, но и время! Рекомендуемые для посещения тренера уровни указаны в одном из разделов этого гайда.
  • Улучшайте оружие. Если у вас есть возможность улучшить оружие дальнего боя, сделайте это немедленно, даже если это «белое» оружие, купленное у торговца. Так вы сможете быстрее убивать монстров и получать новые уровни.

Мы надеемся, что эти советы помогу вам быстрее прокачать Охотника в World of Warcraft: Classic. Удачи!

Полное содержание Записки ружейного охотника Оренбуржской губернии Аксаков С.Т. [22/27] :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Полные произведения / Аксаков С.Т. / Записки ружейного охотника Оренбуржской губернии

    Ястреба вьют, или кладут, свои гнезда в лесу из мелких прутиков, на толстых деревьях, всегда на одном из главных сучков и близ самого древесного ствола; самки кладут по четыре, а чаще по три яйца; во всякой выводке есть один чеглик. Охотники заранее осматривают леса, особенно те места, где выводились прежде ястреба, и по разным признакам знают наверное, где именно находится гнездо; но близко к нему до вывода молодых не подходят, потому что самка бросит яйца. Время выемки ястребов из гнезд зависит от охотников: кто из них не скучает уходом за маленькими ястребятами, для корма которых нужно мясо мелко рубить, тот вынимает молодых в пушку; такие ястребята ручнее, и вынашивать их легче; но многие охотники утверждают, что они бывают тупее, то есть не так жадны, резвы и сильны, как ястребята оперившиеся, которых ловить уже приходится силом на длинной лутошке, потому что, когда человек влезет на дерево, — они распрыгаются по сучьям. Хотя я выкармливал ястребят разных возрастов, но как это случалось в разные годы, то я как-то не замечал разницы в их качествах; но что касается до слетков, то есть до молодых ястребов, слетевших с гнезд, заловивших на воле и пойманных потом в кутню (* Кутнею называется длинная клетка из сетки, разгороженная на три отделения или клетки же; в средней сидят живые воробьи для приманки, а две боковые имеют спускные дверцы также из сетки, которые поднимаются и настораживаются, как в чепках. Молодой ястреб (слеток), увидев воробьев, бросается к ним через которую-нибудь боковую клетку, тронет сторожок, дверца опустится — и ястреб пойман. Иногда попадаются и старые ястреба, но очень редко), то я утвердительно могу сказать, что они гораздо лучше гнездарей, но зато и вынашивать их гораздо труднее. Вынутых ястребят сажают в просторную клетку из прутиков или из сетки, а если они очень малы, то сначала кладут в круглое лукошко, в котором они, как в гнезде, станут сидеть смирно, плотно прижавшись друг к другу; даже кормят их из рук рубленым свежим мясом каких-нибудь птиц: голуби и воробьи считаются самою здоровою пищею, которою можно скоро поправить слишком исхудавших ястребов, нателить, говоря по-охотничьи. Впрочем, можно давать баранину, говядину, телятину и зайчатину, если она случится. Когда ястреба подрастут, то дается каждому, чтобы они не дрались между собою, по особому куску мяса, всегда один раз в сутки, и если это мясо будет птичье, то непременно с перьями и костями. Изобильный корм, особенно парным мясом только что убитой птицы, — самое верное средство вырастить хороших ястребов: они будут родны (велики), сильны, выведут перья ровно, отчего летают резвее и поспевают ранее к охоте. Я знавал таких охотников, у которых ястреба не только получали корм неточно, несвоевременно, но дня по два иногда постились. У таких ястребов всегда бывают на стволах хвостовых перьев пережабины беловатого цвета и самые перья как будто помяты, надломлены и взъерошены; эти знаки называются заморами. Если их много — ястреб туп на лету. В клетке надобно сделать нашестки или поставить колодки для ночевки и отдельного сиденья ястребят после корма; последнее нужно для того, чтобы они как-нибудь не подрались между собою и не помяли полных пищею зобов, что бывает для них иногда даже смертельно. Зоб просиживается часов в восемь, то есть пища разлагается и спускается из зоба в кишки, после чего скидывается ястребами так называемая погадка, которая есть не что иное, как перышки, косточки и жилки, все неудобосваримое из проглоченного мяса, свернувшееся в продолговатый, овальный сверточек, извергаемый ежедневно хищными птицами ртом. Когда ястреб скинул погадку, можно идти с ним в поле на охоту; до совершения же этой операции даже вольные хищные птицы, как утверждают охотники, ничего не ловят и не едят. Нужно также, чтобы в клетке постоянно стояло корытце с водой, ежедневно переменяемой; в жары ястреба часто пьют и купаются, что способствует их здоровью, чистоте и скорой переборке перьев. Хотя в гнезде и на сучьях выводного дерева нечего им пить и негде купаться, но слетевшие с гнезд и старые ястреба любят и то и другое во время летнего зноя.
     Наконец, пришло время, обыкновенно в половине или исходе июля, поднимать и вынашивать ястребов. Вечером, когда довольно смеркнется, охотник осторожно влезает в клетку и бережно берет, вдруг обеими руками, спящего ястреба, который спит, всегда поджав одну ногу со сжатыми в кулачок пальцами, а голову завернув под крыло. При поимке неспящего ястреба днем непременно были бы помяты его перья и сам бы он напугался. Охотник вытягивает ему ноги, складывает ровно крылья, выправляет хвостовые перья и, оставя на свободе одну голову, спеленывает его в платок, нарочно для того сшитый вдвое, с отверстием для головы, плотно обвивает краями платка и завязывает слегка снурком или тесемкой; в таком положении носит он на ладони спеленанного гнездаря по крайней мере часа два, и непременно там, где много толпится народа; потом, развязав сзади пеленку, надевает ему на ноги нагавки с опутинками, которые привязываются обыкновенною петлею к должнику (* Нагавками, или обносцами, называются суконные или кожаные, но подшитые тоненьким суконцем онучки, шириною в большой палец, которыми обертывают просторно, в одну рядь, ноги ястреба; па онучках, то есть пагавках, нашиты опутинки, плетеные тесемочки волос в тридцать, длиною четверти в полторы; каждая опутинка нижним концом своим продевается в петельку, пришитую к нагавке, затягивается и держится крепко и свободно на ноге. Должник — тонкий ремень, или, пожалуй, снурок, аршина в полтора длиною, наглухо пришитый к охотничьей рукавице. Должник устроен довольно затейливым образом: другой коней его прикрепляется к железному прутику, вершка в два с половиной длиною; прутик просовывается весьма свободно в круглое отверстие костяной дощечки, просверленной на средине (длиною вершка в два, а шириною в палец), и держится в дощечке на широкой шляпке, какая бывает у большого гвоздя; к обоим концам косточки прикреплен своими концами ремешок (в четверть длиною), вытянутый посредине кверху; он составляет острый треугольник, которому основанием служит дощечка; к верхнему острому углу ременного треугольника привязываются простою петлею обе опутинки; стоит дернуть за их концы — петля развяжется, и ястреб может лететь. — Само собою разумеется, что охотничьи названия всех уборов хищных птиц могут называться различно в разных местах России и что уборы эти бывают роскошны и бедны. Драгоценная книга царя Алексея Михайловича, глаголемая: «Урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути», показывает, как великолепно убирали соколов и кречетов: «И мало поноровя, подсокольничий молвит: начальные, время наряду и час красоте. И начальные емлют со стола наряд: первый, Парфентий, возьмет клобучок, по бархату червчатому шит серебром с совкою нарядною; вторый, Михей, возьмет колокольцы серебряны, позолочены; третий, Леонтий, возьмет обнасцы и должик (должник) тканые с золотом волоченым. И уготовав весь наряд на руках, подошед к подсокольничему, начальные сокольники наряжают кречета». Очевидно, что колокольцы (бубенчики) всякий раз, когда нужно, привязывались к ногам ловчих птиц), наглухо прикрепленному к кожаной рукавице или перчатке с правой руки, на которой всегда будет сидеть выученный ястреб. В это же время прикрепляют к ястребу бубенчик, в чем хотя нет необходимости, но что на охоте бывает очень полезно. Дутый медный бубенчик, величиною с крупный русский орех или несколько побольше, но круглый, звонкий и легкий, пришпиливается в хвосте, для чего надобно взять ястреба в обе руки, а другому охотнику разобрать бережно хвост на две равные половинки и, отступя на вершок от репицы, проколоть одно из средних хвостовых перьев посредине обыкновенной медной булавкой; на нее надеть за ушко бубенчик, острый конец воткнуть в другое среднее соседнее перо и вогнать булавку до самой головки; она будет так крепко держаться, что точно врастет в перо; иногда ушко бубенчика отломится, а булавка останется навсегда. Прежде охотники привязывали бубенчик к ноге; но этот способ несравненно хуже: бубенчик будет беспрестанно за что-нибудь задевать и как раз сломается; когда же ястреб с перепелкой сядет в траву или в хлеб, то звука никакого не будет; а бубенчик в хвосте, как скоро ястреб начнет щипать птицу, при всяком наклонении головы и тела станет звенеть и дает о себе знать охотнику, в чем и заключается вся цель.
     Потом охотник идет в самое темное место, в какой-нибудь сарай или хлев, бережно снимает всю пеленку и старается посадить ястреба на свою правую руку, защищенную от его когтей рукавичкой. Эта минута самая трудная; иногда долго нельзя усадить ястреба, и требуется много ловкости и сноровки, чтобы он, бившись и вися на спутниках, не тронул, то есть не вытянул ног, отчего ястреба навсегда остаются слабыми. Иногда гнездарь, смирный и привычный к человеку, наскучивший принужденным положением в пеленке и боящийся в темноте летать (к чему он и не привык в клетке), сразу садится на руку; разумеется, не то бывает с слётком, как сказано будет ниже. Как скоро ястреб усядется на руке, то надобно стоять смирно и оставаться с полчаса в том же темном месте; потом растворить двери, отчего сделается светлее, и ястреб непременно станет слетать с руки; когда же он успокоится, охотник потихоньку выходит на вольный воздух и ходит с своим учеником по местам уединенным и открытым. Перед солнечным восходом сон начнет одолевать ястреба, и он сделается смирнее: тут можно поступать смелее: поглаживать его, поправлять крылья, которые он целые сутки держит в распущенном положении (не подбирает), и потягивать полегоньку за хвост, чтобы он крепче держался когтями за руку охотника и не дремал. Часов в семь утра можно посадить ястреба на колодку в безопасном месте и дать ему отдохнуть часа два, а чтобы он не скоро заснул и не крепко спал, то надобно его раза три вспрыснуть водою: ястреб не заснет до тех пор, пока не провянут перья, которые он беспрестанно будет прочищать и перебирать своим носом. Охотник также может соснуть в это время. После короткого отдыха, которого слеткам никогда в первый день не дают, потому что они гораздо упрямее и крепче, надобно взять ястреба на руку и носить до вечера, выбирая места, где меньше толкается народу: внезапное и быстрое появление нового человека всегда пугает и заставляет слетать с руки молодых ястребов; особенно не любят они, если кто-нибудь подойдет сзади. Вынашивая гнездаря, смирного и привычного к человеку, не нужно его слишком вымаривать, а потому можно перед вечером дать ему соснуть еще часика полтора. Во вторую ночь продолжается та же история, как и в первую; на другой день, если ястреб уже привыкает хорошо сидеть на руке и если он не очень сыт (то есть не жирен), то можно к вечеру предложить ему мясо. Хотя редко, по случается, что на другой день вечером ястреб-гнездарь, который не ел уже полторы сутки, да и в предыдущий день был кормлен очень мало, станет есть, сидя на руке у охотника: в таком случае можно его подкормить, то есть покормить немного, дать третью часть против обыкновенного. На третий день ястреб сделается гораздо смирнее: бессонница и голод отнимут у него ту врожденную энергию дикости, которую еще не совсем истребила клетка. Вечером надобно его начать вабить и заставить перейти на руку. Это делается следующим образом: ястреба надобно на что-нибудь посадить, не отвязывая должника, потом взять кусок свежего мяса, показать сначала издали и потом поднести ему под нос, и когда он захочет схватить его клювом, то руку отдернуть хотя на четверть аршина и куском мяса (вабилом) (* Обыкновенно для вабила употребляется крыло какой-нибудь птицы (всего лучше голубиное), оторванное с мясом: охотнику ловко держать в руке папоротку крыла, которое не должно быть ощипано) поматывать, а самому почмокивать и посвистывать (что называется вабить, то есть звать, манить). Ястреб сначала будет вытягивать шею то на одну, то па другую сторону и наклоняться, чтоб достать корм, но, видя, что это невозможно, решится перелететь или хотя перескочить с своего места на манящее его вабило в руке охотника; этот маневр надобно повторить до трех раз, и всякий раз вабить дальше, так, чтобы в третий — ястреб перелетел на сажень; тут надо покормить его побольше, потом посадить часа на два в уединенное место и вообще накормленного ястреба носить очень бережно, наблюдая, чтобы он, слетев с руки, не ударился о что-нибудь и не помял зоба. На четвертый день ястреб, начав с сажени, перейдет на руку расстояние в десять и двадцать сажен: в таком случае следует покормить еще побольше, вполсыта. Охотник продолжает на следующие дни прежнюю выноску, и, наконец, в семь или восемь дней птица сделается так смирна и ручна, что охотник, вабивший с каждым днем все дальше и дальше, в положенный час кормления, посадив ястреба на забор или на крышу, сам уйдет из виду вон — и только свистнет особливым позывом, которого звук трудно передать буквами, похожими несколько на слог пфу, как ястреб сейчас прилетит и явится на руке охотника. Впрочем, иногда даже и гнездарь, несколько упрямый, не вдруг привыкает сейчас лететь на свист и голос охотника, а сначала начнет оглядываться направо и налево, как будто прислушиваясь, потом начнет кивать головой, вытягивать шею и приседать, что почти всегда делает птица, когда сбирается с чего-нибудь слететь; вот, кажется, сию секунду полетит, совсем уж перевесился вперед… и вдруг опять принимает спокойное положение и даже начинает носом перебирать и чистить свои правильные перышки. Но бывает иногда, что посреди таких занятий, вовсе без приготовлений, ястреб внезапно слетает с места, замахав сначала проворно крыльями, потом, увидев охотника, он быстро опускается и бежит низом, то есть плавно плывет, стелется, как ласточка, над землей… воробьи зачиликают и попрячутся, сороки защекочут, куры закудахчут, а ястреб, подбежав вплоть к охотнику, вдруг взмоет кверху и вцепится в вабило, которое охотник успел уже укоротить, так что только маленький кусочек мяса остался наружи. — Срок и строгость выноски зависят от понятливости и покорности ястреба и также от крепости или слабости его сил. Иногда попадается и гнездарь, особенно поднятый поздно, столь упрямый, что и в десять дней не добьешься от него полного повиновения, тогда как другого на шестой день можно притравить, а на седьмой идти с ним в поле. В выноске ястреба нужна строгая точность, неослабное внимание, а главное — нескучливость. Например: ястреб упрямится, не идет на руку иногда два часа сряду, тогда как накануне через такое же расстояние перешел скоро и сегодня должен был перейти еще скорее и дальше; скучливому охотнику надоест стоять па одном месте, махать рукой и понапрасну звать ястреба, он сам подойдет поближе и — испортит все дело: на завтрашний день ястреб захочет еще большего сокращения расстояния, и переломить его упрямство еще труднее; он очень памятлив и впоследствии, когда выносится совсем и станет ходить на руку отлично хорошо, вдруг вспомнит, что его когда-то побаловали, заупрямится без причины и совершенно неожиданно. Выноска должна происходить без всякой уступки: не идет на руку — не давать есть, не давать спать; если ястреб худ и слаб, то лучше просто покормить на руке или в садке, но никак не уменьшать расстояния в переходе на руку. Вообще выноска — дело довольно трудное, а ленивому человеку будет не по вкусу. Спать приходится весьма немного. Хорошо, когда есть другой благонадежный охотник, которому можно поручить и доверить ястреба на время, а самому часок-другой уснуть; но надо быть осторожну в выборе помощника; мне нередко случалось видеть, как спит охотник, присев к забору, и спит ястреб, сидя у него на руке, тогда как ястребу не следовало в это время даже и дремать. Можно утвердительно сказать, что едва ли третья часть ястребов вынашивается хорошо. Единовременный корм самым свежим мясом и сбережение сытой птицы — также дело хлопотливое, и также утвердительно можно сказать, что все ястреба погибают рановременно от неосторожности и недосмотра охотников.
     Слетка вынашивать всегда гораздо труднее, а если попадется прошлогодний ястреб и охотник захочет, за неимением других, его непременно выносить, то это требует много времени, хлопот и беспокойств, да и неблагонадежно. Такой ястреб не может ловить отлично хорошо уже потому, что его всегда надо держать в черном теле, следовательно несколько слабым, а из тела (то есть сытый, жирный) он ловить не станет и при первом удобном случае улетит и пропадет.
     Слеток вынашивается точно так же, как и гнездарь, только строже, точнее и долее. Обращаю внимание господ охотников на последнее обстоятельство: чем долее вынашивается ястреб до начала травли, тем лучше, тем благонадежнее в будущем. Чтоб выносить скоро, надобно усмирить ястреба бессонницей и голодом, выморить его, а это иногда так ослабляет силы всего организма, что после ничем нельзя восстановить его, тогда как продолжительная носка дает возможность выучить ястреба сытого, полного сил, вкоренить в него ученье одной привычкой, которая гораздо вернее насильственной покорности от голода и бессонницы; даже в продолжение травли все свободное от охоты время, кроме пятичасового сна, надобно носить ястреба на руке постоянно, особенно слетка. Удивительно, какая разница между слетками и гнездарями! Я пробовал кормить последних таким отличным кормом, всегда парным, какого лучше, особенно в таком изобилье, не могла доставать мать своим ястребятам; пойманный слеток далеко не бывал так сыт, как поднимаемый на руку гнездарь, но между тем всегда слеток оказывался как-то глаже, чище пером, складнее, резвее и жаднее гнездаря. У последнего глаза бывают белесовато-мутного цвета, без всякого выражения, а у слетка глаза живые, ярко-желтые, наигранные, по выражению охотников, то есть зоркие и блестящие. Правда, впоследствии и гнездарь наиграет глаза: они пожелтеют и получат некоторый блеск, но никогда не сравняются с глазами вольного ястреба. — Возвращаюсь к делу. Итак, ястреб, какой бы он ни был, выношен совершенно, то есть ходит на руку отлично, даже без вабила, на один свист; надобно его притравить: дать ему поймать птицу и накормить до отвала на первой пойманной им добыче. Слетка не нужно притравливать, разве для того, чтоб он брал птицу покрупнее, для гнездаря же это самое важное дело; если в клетке он не поважен щипать птицу в перьях, то иногда, будучи уже выношен хорошо, не вдруг бросится на живую птицу, даже не посмотрит на нее: такого ястреба с первого разу не притравишь; но если в садке ему давали иногда птиц в перьях и живых воробьев или других птичек, то притравить его легко. Охотники уверяют, что притравливать надобно всегда на крупную птицу и что такой ястреб-перепелятник будет жаднее и станет брать вольных крупных птиц, как-то: уток-чирят, нe-крупных тетеревят, дупельшнепов, галок, сорок и голубей. Я в этом сомневаюсь, и хотя сам всегда притравливал ястребов голубями и некоторые мои ястреба точно брали поименованных мною птиц, но, кажется, это происходило от врожденной злобности и от крепости в ногах и пальцах, а не от первоначальной притравы, потому что не все, а только редкие бывали так жадны и сильны; притом другие охотники притравливают обыкновенно перепелками, а ястреба выходят отличные и даже иные берут дичь и птицу покрупнее. Выношенного ястреба, приученного видеть около себя легавую собаку, притравливают следующим образом: охотник выходит с ним па открытое место, всего лучше за околицу деревни, в поле; другой охотник идет рядом с ним (впрочем, можно обойтись и без товарища): незаметно для ястреба вынимает он из кармана или из вачика (* Вачик — холщовая или кожаная двойная сумка; в маленькой сумке лежит вабило, без которого никак не должно ходить в поле, а в большую кладут затравленных перепелок) голубя, предпочтительно молодого, привязанного за ногу тоненьким снурком, другой конец которого привязан к руке охотника: это делается для того, чтоб задержать полет голубя и чтоб, в случае неудачи, он не улетел совсем; голубь вспархивает, как будто нечаянно, из-под самых ног охотника; ястреб, опутинки которого заблаговременно отвязаны от должника, бросается, догоняет птицу, схватывает и падает с добычею на землю; охотник подбегает и осторожно помогает ястребу удержать голубя, потому что последний очень силен и гнездарю одному с ним не справиться; нужно придержать голубиные крылья и потом, не вынимая из когтей, отвернуть голубю голову. Тут надобно дать полную свободу ястребу; пусть он возится и управляется с добычей как ему угодно, лишь бы место было гладко; он ощиплет сам перья с голубя и, проглотив сначала голову и шею, изорванные в кусочки охотником, наестся до отвала, так что перестанет рвать мясо. Тогда охотник, взяв осторожно ястреба на руку, относит его домой, сажает на колодку и не трогает до утра, чтобы он мог выспаться хорошенько. Если притравление, или притрава совершилась удачно, то повторять ее не нужно; если же, например, ястреб бросился, но не схватил голубя или схватил, но не удержал, то надобно повторить притраву и добиться, чтоб ястреб взял птицу хорошо. В случае притравы успешной на другой день после обеда, когда жар посвалит, охотник идет с ястребом в поле в сопровождении собаки, непременно хорошо дрессированной, то есть имеющей крепкую стойку и не гоняющейся за взлетевшею птицею; последнее качество собаки необходимо, особенно для гнездаря, который еще не вловился: если собака кинется на него, когда он схватит перепелку и свалится с ней в траву, то ястреб испугается, бросит свою добычу, и трудно будет поправить первое впечатление.
     Итак, охотник выходит в поле, имея в вачике непременно вабило; собака приискивает перепелку, останавливается над ней, охотник подходит как можно ближе, поднимает ястреба на руке как можно выше, кричит пиль, собака кидается к перепелке, она взлетает, ястреб бросается, догоняет, схватывает на воздухе и опускается с ней на землю. Повторяется вчерашняя история, то есть ястреб накармливается досыта. На третий день начинается настоящая травля, но в самом умеренном числе; более осьми и много десяти перепелок травить не следует. Притом и возни с ястребом будет много; в каждую перепелку он так вкогтится, что не вдруг отнимешь, потому что надобно это делать бережно, отоптав кругом траву, чтоб не помять перья у ястреба, и вот каким образом: левою рукою должно закрыть пойманную перепелку от глаз ястреба, вместе с его ногами, а правою рукою — отгибать когти, для чего нужно сначала разогнуть приемный передний коготь и потом задний, тогда разогнутся остальные сами собою. Иной ястреб так сердит, что когда разогнут когти на обеих его ногах и отнимут добычу, то он сожмет пальцы в кулачок, так что они замрут и долго иногда остаются в этом судорожном состоянии. Отняв перепелку, охотник, за спиною у себя, отрывает ей голову, кладет к себе в вачик, а шейку с головкой показывает ястребу, который и вскакивает с земли на руку охотника, который, дав ему клюнуть раза два теплого перепелиного мозжечка, остальное прячет в вачик и отдает ястребу после окончания охоты. Охотник дает время ястребу опомниться, оправляет его растопыренные от злости крылья, и, когда он перестанет когтить руку и совсем успокоится, заставляет собаку приискать новую перепелку: где их много, особенно около просянищ, там попадаются они на всяком шагу. Если собака приищет выводку поршков (перепелят), то их травить не надо; во-первых, они подрастут и к осени можно их затравить в поре, и во-вторых, такая легкая добыча балует молодого ястреба. Одного первого поршка непременно затравишь, потому что не знаешь, над какой перепелкой стоит собака; но потом надобно ее отозвать от перепелиной выводки и отвесть в сторону: затравленный поршок пойдет на корм ястреба. — С каждым днем увеличивается число затравленных перепелок, и, наконец, травля продолжается от выхода охотника в поле вплоть до ночи. Мне рассказывали, что в старые годы охотники затравливали по сту перепелок, но сам я более пятидесяти не принашивал; впрочем, другие, неутомимые, охотники травили и в мое время до семидесяти штук в одно поле, в числе которых находилось иногда до десяти коростелей, особенно к осени, когда они из болот все выбегают в поля и опушки. Коростеля берет не всякий молодой ястреб, потому что коростель кричит, когда его догоняют; крик его похож на огрызанье хорька или на щекотанье сороки. Если гнездарь не возьмет его с первого раза, то уже не будет брать никогда. Слеток же крику дергуна не боится.
     Бывало, в иной вечер охотники с четырьмя ястребами приносили более двухсот перепелок. Это целый ворох. За поздним временем некогда и темно было чистить и щипать птицу, потому всех перепелок раскладывали на большом лубке, заранее прилаженном на льду в погребе. Это делалось сколько для того, чтобы невыпотрошенная дичь не испортилась, столько же и для того, чтобы она хорошенько охолодела. Теплую, жирную перепелку щипать невозможно, потому что с выдернутыми перышками будет отставать и прорываться кожа, растянутая жиром до необыкновенной тонины. На другой день, рано поутру, в прохладной западной тени погреба начиналась шумная работа: повара потрошили, а все дворовые и горничные девушки и девочки, пополам со смехом, шутками и бранью щипали перепелок; доставалось тут охотникам, которых в шутку называли «побродяжками» за их многочисленную добычу, без шуток надоедавшую всем, потому что эту пустую работу надобно было производить осторожно и медленно, не прорывая кожи, за чем строго смотрела ключница. Перепелок сушили, коптили, а всего более солили. Сначала употребляли в пищу свежих, в паштетах, соусах и жаренных на сковороде в сметане; но скоро они, по своей приторности, так надоедали, что никто не мог смотреть на них без отвращения. — Число затравленных перепелок зависело не от числа приисканных собакою, а от силы ястреба и, главное, от того, что, поймав перепелку, он иногда слишком злобится, когтит, не дает отнять своей добычи, и время уходит даром: впрочем, у молодого ястреба это добрый знак. Травля тогда бывает вполне успешна, когда ястреб немедленно выпускает из когтей перепелку, как скоро охотник наложит на нее руку. Это последнее делает только ястреб старый, пересидевший зиму в садке; впрочем, и молодой гнездарь к концу осени уже перестает сердиться, или, лучше сказать, упрямиться, и легко уступает свою добычу охотнику.
     Живо воображая себе эту охоту теперь, с удовольствием и вместе с удивлением вспоминаю, как я увлекался ею в ребячестве и какие страстные охотники были до нее мои товарищи, люди пожилые и даже старики! В других губерниях, например в Курской, травля перепелок составляет промысел однодворцев; но в Оренбургской губернии, кажется, и до сих пор никто не охотится за ними для выгод денежных. Тогда у нас было три охотника, я четвертый; соревнование кипело горячее: чей ястреб лучше и кто затравит перепелок больше! Бывало, не знаешь, что делать от нетерпения, от ожидания, когда жар посвалит и можно будет ехать в поле. Охотники не позволяют травить в жаркие дни часов до пяти пополудни, утверждая, что ястреб заленится и заиграет. Это точно иногда бывает. В таком случае, если ястреб как-нибудь улетит совсем и через несколько дней будет пойман, надобно продержать его некоторое время в садке, чтобы он забыл свой побег, и потом вынашивать вновь, хотя не так уже строго. Впрочем, и собаке искать и охотнику ходить, конечно, в жар тяжело; но в дни серенькие или к осени, уже прохладные, как скоро ястреб скинет погадку, можно хоть с утра идти с ним в поле. Травишь, бывало, до ночи и всякий раз ропщешь, что скоро садится солнышко и рано наступают сумерки! По захождении солнца перепелки сидят уже не так крепко, летят шибче, поднимаются от земли выше и перемещаются дальше; ястреб же утомился, ловит не жадно, и нередко случается, что он не догоняет перепелок легких, то есть не так разжиревших, чекуш, как их называют охотники, потому что они на лету кричат похоже на слоги чек, чек, чек, — не догонит, повернет назад и прямо сядет на руку охотника или на его картуз, если он не подставит руки. Это называется ястреб ходит на руку с оборотом. — Нечего делать, надо возвращаться домой; сядешь на охотничьи дрожки и едешь шагом, кормя дорогой ястреба и пересчитывая в уме затравленных перепелок. Замечательно, что этот счет никогда не бывает верен: как ни считаешь аккуратно — всегда ошибаешься хоть одной штукой, а иногда двумя и тремя. Без сомнения, главное удовольствие в охоте доставляет резвость, ловчивость ястреба и доброе чутье и вежливость легавой собаки. Они так свыкаются между собою, что это удивительно: ястреб так умеет различать поиск собаки, что по ее движениям и по маханью хвостом знает, когда она близко добирается до перепелки, особенно понимает стойку собаки: он уже не спускает с нее глаз, блестящих какой-то пронзительною ясностию, весь подберется, присядет, наклонится вперед и готов броситься каждое мгновение. Ястреб уже совершенно не боится приближения собаки, не слетает с нашеста или колодки, когда она подходит, и часто под самым ее рылом щиплет пойманную добычу. Если ястреб без бубенчика и свалится с перепелкой в высокую траву или нежатый хлеб, то для скорейшего отыскания его обыкновенно употребляют собаку, и она, найдя ястреба, который притаится и приляжет в траве, сделает стойку и начнет махать хвостом от удовольствия; если же охотник далеко и ее не видит в густом хлебе, то начинает лаять. Если ястреб так свыкается с собакой, то еще более привыкает к своему хозяину: у другого охотника он долго не будет так ловить и особенно ходить на руку, как у того, кто его выносил и охотился с ним сначала. Когда перепелки жирны, а ястреб резов и силен, то можно не подходить очень близко к найденной перепелке, а велеть собаке издали спугать ее: тогда на дальнем расстоянии можно дольше любоваться резвостью ловчей птицы. Иные горячие охотники криком поощряют в это время своего ястреба, как псовые охотники собак: «Эх, милый! ну, ну, ну, подцепи; не промахнись!» и пр. и пр. Про лихого ястреба говорят, что он как пуля догоняет перепелку.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ]

/ Полные произведения / Аксаков С.Т. / Записки ружейного охотника Оренбуржской губернии


Hunter Antarctic with Hood (-60º F) Прямоугольный спальный мешок от Wiggy’s

спасибо

Охотник на антарктических фтрссах потрясающий 🙂
Я провел большую часть своей жизни, замерзая в так называемых модных сумках.
Друг из Уайтхорс Юкон познакомил меня со своим. Я была влюблена 🙂 в сумку не в него 🙂
При росте 5 футов 6 футов и 130 фунтах я не крупная женщина, и у меня было много места для движения.
Послав охотника к другому другу (он же зверолов), я наконец обзавелся своим.
Этой зимой температура упала до -60 * F. Я вынес сумку во двор, чтобы проверить ее, и всю ночь спал как ребенок на сугробе под северным сиянием 🙂
Спасибо за отличный товар

— Жан Юконский

Ответ на Maiden Voyage

Re: «крутые» ножки и проблемы с мешками:

В нашей семье 4 Ultima Thules с сумками.

Хотя Thule немного легче, чем Artic, он довольно крупный.

Если я сверну его, а потом попробую засунуть в мешок, ничего не получится.

Я прочитал все отзывы на этом сайте и наткнулся на предложение показать ему, кто здесь главный, и просто вставить его.

ЭТО РАБОТАЕТ!

Совсем не повредит спальник.

Lamilite потрясающий — он пружинит и отлично работает. Попробуйте это с любой другой сумкой!

Для крутых ног нет ничего более удобного, чем ботинки Wiggy’s Booties или Sunwalkers.

Это мини-сумка для ног.

Вы можете носить их даже на территории кемпинга.

Вечером ставим термостат. Наши полы становятся ХОЛОДНЫМИ!

Когда я прихожу с работы домой, я босиком надеваю ботинки Wiggy’s Booties, и они согревают до сна.

Надеюсь, это поможет.

— Дэйв Хеймлих

первый рейс

Я заказал двух антарктических охотников для своего сына и меня, когда он старается сделать свою скаутскую карьеру.Ищу сумку, которая согреет его, а его мать не будет беспокоить, а также помните о предлагаемой гарантии и о жестоком обращении, которое ребенок может подвергнуть молнии и т. Д. Наши воинские лагеря каждый месяц, независимо от погоды. Будучи заядлым туристом, у меня были почти все спальные мешки на рынке. Никто никогда не оценивается правильно. Военные излишки для сверхлегких пуховых сумок для мумий. Но чем старше ты становишься, тем меньше тебе хочется, чтобы тебе было тесно в каконе на ночь ворочаний. Я искал и обыскивал все в Интернете и в магазинах в поисках сумки, которая соответствовала бы своему рейтингу и при этом была удобна для мужчины весом 215 фунтов.

Войдите в антарктический охотник Вигги. Мои дети распаковали сумки, пока я был на работе, разложили их на полу в гостиной и прислали мне фотографию с ними внутри. Но только когда я вернулся домой, я увидел, насколько огромны эти сумки. Первой моей мыслью было: «Господи, они огромные». Мне было приятно видеть, насколько они велики, и я с нетерпением ждал, когда будет по-настоящему крепко выспаться в предстоящем походном лагере для мальчиков на выходных, который, как ожидалось, будет ниже нуля. Подушка была приятной на ощупь, но мешок с вещами меня немного разочаровал.Я тщетно пытался затащить туда этого плохого парня, но безуспешно. Наконец, я спустился и схватил пару лишних сумок военного летного экипажа, и они почти не подошли.

Зимний кемпинг. Независимо от того, насколько хороша сумка, если вы не защитите себя от земли, вам будет холодно. Итак, вначале я всегда кладу дешевую прокладку из пенопласта с закрытыми порами от Walmart, затем сверху я кладу свои кабеллы толщиной 3 дюйма, огромные, самонадувающиеся прокладки. Затем поверх этого ложился мешок Вигги. почти наполнила мою четырехместную тент из тимберлайна.Я шучу, у них почти 8 дюймов чердака.

Первая ночь была примерно на 4 выше, я заметил, что единственной частью, которая была прохладной, а не холодной, были мои ноги. Вместимость футляра настолько велика, что ногами тяжело греть. На мне были тонкие хлопчатобумажные носки для ботинок и легкие длинные брюки, а на моем торсе почти не было пота. Следующей ночью температура упала до -8. Мой 11-летний сын действительно научил меня чему-то, положив дешево грелки для рук в носках Я всегда была слишком жесткой для грелок, но не сейчас.Работал как шарм. По-прежнему полностью тепло при -8 плюс теплые пальцы ног. Я собрал кучу инея от выдоха из сумки, но капюшон на шнурке не дает подушке выскользнуть из-под головы.

Моя общая оценка этой сумки — 4,5 из 5, возможно, из-за небольшого размера и недостаточно изолированного футляра, а также мешка для вещей, который нельзя использовать даже дома, где он был теплым и контролируемым. Не могу себе представить, что пытаешься набить его холодным. Собираюсь попытаться обменять это на 3-х частный мешок для военных излишков.Замечательная молния и боковая перегородка. Лофт, тепло, комнаты для прогулок, «А +». Может быть, сузить ножку и добавить немного изоляции, но за деньги это круто.

Хорошая работа wiggy’s

— Бренен Браун

Даты сезона для индейки и лимиты багажа

Специальная молодежная охота на индейку

Зоны 1 и 2: 9-10 апреля 2022 г.

  • Молодежь должна иметь бесплатный идентификационный номер клиента (CID) для охоты и проверки индейки.Чтобы создать профиль клиента для молодежи, щелкните здесь. Выберите Новый клиент . После того, как вы заполните информацию о своей молодежи, не забудьте добавить бесплатный идентификатор клиента в корзину (на вкладке Hunting ) один раз в системе лицензирования и завершите процесс оформления заказа.
  • Лимит багажа во время специальной молодежной охоты на индейку составляет на одну легальную индейку .
  • Только охотники в возрасте от 6 до 15 лет могут охотиться на индеек во время специальной молодежной охоты на индюшат.
  • Молодежь, не получившая образования охотника, должна находиться под непосредственным наблюдением взрослого в возрасте 21 года и старше.

Мои первые сертификаты для индейки


Даты обычных сезонов для индейки

Зона 1: 18-26 апреля 2022 г.

Зона 2: 18 апреля — 8 мая 2022 г.


Ограничение количества сумок для Турции по всему штату

  • Ограничение на провоз багажа по всему штату — две законные индейки, без джеков.
    • Исключение: Охотники в возрасте от 6 до 15 лет могут добыть одного джейка в рамках своего лимита на две птицы в течение сезона (включая охоту на молодежь).
  • В течение первых 7 дней регулярного сезона можно выловить не более одной законной индейки.
  • В день можно брать не более одной законной индейки.
  • Любой охотник запрещает добычу бородатой курицы.
  • Ограничение на количество провозов на всех отдельных территориях управления дикой природой — одна законная индейка.
  • Охотники не могут выходить за пределы вылова какой-либо зоны (штата или WMA).

Зона Пределы урожая в Турции

Зона 1: Одна легальная индейка, без джейков (исключения см. В Ограничении провоза багажа для Турции).Охотники, убивающие индейку в этой зоне, должны отправиться в Зону 2, чтобы попытаться добыть вторую индейку.

Зона 2: Две законные индейки, без джеков (исключения см. В Ограничении провоза багажа для Турции).


2021 Частная земля Зоны Турции

человек из Пенсильвании завершил охоту на индейку в суперслэме США в 49 штатах

Thompson_US_Super_Slam_and_calling_techniques

Трэвис Томпсон выполнил свою задачу — застрелить зрелого гулянки в 49 штатах.Он также демонстрирует некоторые из своих приемов призыва.

Брайан Випки, Erie Times-News

Охотник из Пенсильвании выполнил одну из самых сложных задач в охоте на индейку.

Трэвис Томпсон из Балджера, округ Вашингтон — и ранее из Дэвидсвилля, графство Сомерсет — выловил зрелого хищника в 49 штатах.

Достижение — это то, что Национальная федерация дикой индейки, также известная как NWTF, называет «Супер Шлем США». На момент написания этого достижения только 11 спортсменов были сертифицированы.

Томпсон, 33 года, находится в процессе завершения процесса регистрации, чтобы стать следующим именем в этом небольшом списке охотников.

Охотник должен выловить одну дикую индейку в каждом штате, кроме Аляски, где нет сезона охоты на дикую индейку.

Оставайтесь в безопасности: Клещи в Пенсильвании: что вам нужно знать

«Это была моя цель с 2013 года», — сказал он. .В этом году, когда 1 мая в Пенсильвании начался весенний сезон ягодиц, у Томпсона уже было девять длиннобородых из других штатов, у которых были более ранние сезоны. В их число входят Миссисипи, Делавэр и Аризона.

Он надеется завести еще 10 индеек до конца весеннего сезона в штатах, прилегающих к Пенсильвании. 1 мая в Мичигане он убил славного гулянки, решив поохотиться там, а не в Пенсильвании в день открытия, когда в лесах будет больше охотников.

Его 49-я птица штата, завершившая атаку, была захвачена 21 апреля в Арканзасе, одном из трех штатов, куда ему пришлось совершить две поездки, чтобы выполнить свой квест.

«Как только я нажал на спусковой крючок, птица начала хлопать, мое тело захлестнуло множество эмоций. Первой моей мыслью было, что я действительно это сделал! Мои глаза наполнились слезами, когда я начал размышлять о том, что я только что сделал. , «Сказал Томпсон.

Он добавил: «Я начал думать обо всех переживаниях во время путешествия, которые привели именно к этому моменту. Ночные поездки, полеты на самолетах, ночи, спящие в одиночестве в моем грузовике, часы просмотра карт, разведка, потраченные деньги. о лицензиях, телефонных звонках и обо всех добросердечных людях, которых я встретил по пути, которые помогли мне внести свой вклад в мои достижения.

Прогноз рыбалки: СЗ Па. Отчет о рыбалке, 7-9 мая: Погода дает неоднозначные результаты; укус окуня в заливе

«Я подумал о своей семье. Я знал, что все они вернулись домой, молились о моей« удаче », надеялись и ждали моего звонка … Я не мог дождаться, чтобы позвонить своим родителям (Роберту и Джойс) и девушке (Сидни) и расскажи им хорошие новости. Они были моими самыми большими сторонниками в моем стремлении к победе в турнире US Slam. Это было чувство, которое я никогда не смогу ни объяснить, ни повторить.»

Чтобы сэкономить на дорожных расходах, он ночевал в своем грузовике и всю ночь путешествовал, чтобы добраться до места назначения. Ему повезло, что у него есть друзья по всей стране, которые тоже разрешили ему остаться на ночь, но в некоторых случаях отель и билеты на авиалинии были частью опыта.

«Это была смесь всего», — сказал он о своих путешествиях.

Он подружился с единомышленниками-охотниками за индейками, такими как Рэнди Стаффорд из Луизианы. Стаффорд пригласил его поохотиться в Луизиане. , а Томпсон помог жене Стаффорда застрелить индейку в Пенсильвании.

Размышляя о своей мотивации продолжать действовать даже в трудные времена, он сказал: «Когда вы знаете, чего хотите, и хотите этого достаточно сильно, вы найдете способ добиться этого».

Работает в нефтегазовой отрасли инспектором по воде.

Высокая степень сложности

Пит Мюллер, директор по цифровым коммуникациям NWTF, сказал, что люди редко достигают этой цели.

«Это самый сложный из всех турниров», — сказал он.

Собирательство для пропитания: В Пенсильвании сезон пандусов: вот что вам нужно знать

«Это занимает много времени», — сказал он о планировании, получении лицензий на охоту за пределами штата, бирках для индейки и поездках. Некоторые штаты предлагают несколько лицензий за пределами штата, в результате чего некоторым охотникам приходится годами ждать, пока их имя будет разыграно.

В Северной Дакоте, сказал Мюллер, охотники должны получать разрешение на охоту в резервациях коренных американцев, потому что в других частях штата нет лицензий на охоту.В Делавэре охотники должны пройти тест на охоту на диких индюшат, прежде чем они получат лицензию.

«Со всеми штатами есть небольшие сложности, — сказал он. «Получить бирки бывает сложно».

Кроме того, спортсмен должен уметь путешествовать для охоты по самой разнообразной местности. От болот на юго-востоке до крутых склонов северо-запада в каждом штате есть свои проблемы.

«Это может усложнить задачу», — сказал он.

«Это вершина для заядлого охотника на индейку или энтузиаста индейки…. На то, чтобы преследовать их страсть к охоте на индейку по всей стране, уходит много времени, денег и усилий ».

Крупнейшая рыба штата: 53-дюймовая мускусная рыба среди крупнейших рыб, вылавливаемых в Пенсильвании.

Северо-западный промысловый фонд работает над улучшением среды обитания и расширением возможностей для индейки.

«Благодаря самоотверженности членов NWTF, волонтеров и партнеров восстановление дикой индейки стало возможным даже для охоты на индейку в 49 штатах», — сказал Мюллер.

Мотивация Томпсона

Томпсон благодарит своего друга Клайда Нили из Техаса, одного из первых лауреатов конкурса, за помощь в начале игры.Он сказал, что рассказы Нили вдохновили его во время охоты в Огайо, и, из-за своей любви к охоте на индейку, он поставил перед собой цель.

Он вырос, ставя себе цели и принимая вызовы.

Он сказал, что родители посоветовали ему хорошо учиться в школе. Если он окончит среднюю школу с отличием, ему предоставят охотничью поездку. Томпсон закончил обучение с отличием и отправился на охоту на индейку в Южную Дакоту. Они сделали ему такое же предложение насчет колледжа, и он заработал поездку на охоту на индейку в Техас.

Передача факела: Пенсильванский эксперт по охоте на индейцев Хиндман делится своей страстью с другими

Он также любит охотиться на других животных. На стенах его дома много трофеев, в том числе горный лев и черный медведь, рога лося, белохвостого оленя и мула, карибу и лося, а также зайца-снегоступа и антилопы.

«Я бы хотел поехать на Аляску за горным козлом», — сказал он.

Но его любимое занятие — весенняя охота на индейку.

«Все зеленое и оживает после холодной зимы», — сказал он, добавив, что ему нравится вызов индейки.«Вы больше общаетесь. Вы должны обмануть их в их собственной игре. … Мне нравится слышать, как они пожирают «.

Он охотится как на государственных, так и на частных охотничьих угодьях везде, где у него есть возможность.

Шлем потребовал много времени на планирование и разработку стратегии. Он сказал, что в некоторых штатах было мало тегов для охоты.

В Неваде он приобрел охотничью лицензию на аукционе для благотворительного фонда Rocky Mountain Elk Foundation, так как ежегодно выпускалось менее 10 бирок для весенней индейки за пределами штата.Это был второй год, когда он пытался участвовать в аукционе, и на второй год он сказал своему претенденту сделать «все возможное», чтобы выиграть призовую лицензию.

Готовы ли вы ?: Цикады, как ожидается, станут «филе миньоном» для рыбы в Пенсильвании.

За эти годы он оставил много воспоминаний, в том числе сидел на вулкане со своей индейкой на Гавайях.

«Люди, которых вы встретите, и места, которые вы увидите, — это одни из самых ярких моментов в путешествиях», — сказал он.

Он сказал, что разведка окупается.Перед началом сезона он много времени проводит в лесу, пытаясь увидеть, где птицы проводят свое время.

Разведка и подготовка — это скорее умственная игра, которая ему нравится. Томпсон изучает топографические карты, чтобы узнать, где охотиться, и дает себе три дня на каждую охоту, чтобы найти и выяснить, как добиться успешной встречи со зрелым, настороженным хищником.

Наслаждайтесь историями на природе ?: Подпишитесь на рассылку новостей на открытом воздухе здесь

Это не всегда получается.Ему пришлось вернуться в Миссисипи, Аризону и Арканзас, потому что в первую поездку у него не было тома.

«Я хочу поблагодарить мою семью и девушку, которые поддерживали мою мотивацию», — сказал он. «Мой отец привлек меня к охоте, и мы до сих пор много охотимся вместе».

«Он первый, кому я звоню», — сказал он, говоря об успешном дне в поле.

Идеи об охоте: Охота — это гораздо больше, чем вы можете себе представить; эксперты весят

Ему тоже понравилось смотреть страну.

«Я сделал это не для похвалы. Я сделал это только потому, что люблю охотиться на индейку », — сказал Томпсон.

Тем, кто любит охоту, он посоветовал подписаться на него в Instagram на dirky13, чтобы увидеть фотографии из его приключений.

С точки зрения будущих целей, он смотрит на другие слэмы, предлагаемые NWTF. Ему нужно всего 23 штата, чтобы провести второй Супер Шлем США. Он также имеет право на Большой шлем, выиграв четыре подвида в Соединенных Штатах.

The Slams

Национальная федерация дикой индейки считает атаку одним из величайших достижений в охоте на индейку.Охотник должен выловить каждый вид или подвид дикой индейки, перечисленных в одном из шести признанных ударов в охоте на индейку, чтобы завершить атаку. Если вы хотите проверить свои навыки и способности охоты на индейку, постарайтесь завершить один или все шесть ударов.

  • Grand Slam — Все четыре подвида США (Восточная, Оцеола или Флорида, Рио-Гранде и Мерриам).
  • Royal Slam — Большой шлем плюс турнир Gould’s (находится в Мексике и в некоторых районах юго-запада).
  • World Slam — Royal Slam плюс глазчатая дикая индейка (встречается в Мексике и Центральной Америке).
  • Canadian Slam — Сбор урожая Восточной и Мерриам в любой канадской провинции (Онтарио, Квебек, Манитоба, Альберта или Британская Колумбия).
  • Mexican Slam — дикие индейки Рио-Гранде, Гулда и глазчатые индейки, вылавливаемые только в Мексике.
  • U.S. Super Slam — Соберите один подвид дикой индейки в каждом штате, кроме Аляски.

Чемпионат США Super Slam награжден

обладателей турниров Super Slam США (по состоянию на 4 мая) на сайте nwtf.org.

  • Джефф Будз, Indian Lake Estates, Флорида (1 в 2015 году).
  • Тим Берд, Эрнандо, Миссисипи (1 в 2019 году).
  • Скотт Калпеппер, Эллерсли, Джорджия (1 в 2017 году).
  • Дэвид Дж. Эллис, Крествью, Флорида (1 в 2016 г.).
  • Энтони Худак, Ноксен, Пенсильвания (1 в 2016 году).
  • Clayton Johnston, Брукхейвен, Миссисипи (1 в 2019 году).
  • Кенни Маунт, Энистон, Алабама (1 в 2019 году).
  • Клайд Нили, Кингвуд, Техас (1 в 2012 году).
  • Чад Паркер, Бентон, Арканзас (1 в 2017 году).
  • Дэниел Роррер, Пуласки, Вирджиния (1 в 2011 году).
  • Джеймс Вильгельм, Игл-Рок, Вирджиния (1 в 2012 г.).

Брайан Випки — обозреватель Пенсильвании на открытом воздухе в издании Gannett. Свяжитесь с ним по адресу [email protected]

Охотник определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «охотник» в предложении

охотник

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… И это не единственный недавний пример того, как иностранные охотники за скидками могут поднять стоимость британского бизнеса.

Times, Sunday Times (2016)

У охотников за сокровищами есть всего несколько недель, чтобы заработать состояния до наступления зимы.

Солнце (2014)

Жена пропавшего исследователя призывает на помощь крупного охотника.

Солнце (2008)

Пусть охотники за славой увидят свою добычу!

Солнце (2012)

Швейцарские охотники за сокровищами нашли загадочный объект во время охоты на затонувшие суда.

The Sun (2011)

Здесь мы рассмотрим некоторые другие обменные пункты, предлагающие дизайнерские сокровища для охотников за скидками.

Солнце (2012)

Кто станет лучшим охотником за сокровищами?

Times, Sunday Times (2015)

Мы все хотим быть оленями за ружьем охотника.

Times, Sunday Times (2010)

В Европе они были добычей охотников за людьми, которые, вероятно, помогли им вымирать.

Times, Sunday Times (2010)

Вечеринка началась в связи с появлением новых опасений по поводу безопасности игры после того, как охотники за монстрами чуть не вышли в бушующее море на курорте.

Солнце (2016)

Подробнее …

Чтобы животные оставались свежими, некоторые охотники держат животных в крошечных клетках до тех пор, пока не понадобятся лапы.

Солнце (2014)

Я охотник на крупную дичь.

Times, Sunday Times (2014)

Охотникам за скидками это понравится.

The Sun (2011)

Должностные лица лесного хозяйства установили контрольно-пропускные пункты и запретили охоту вокруг горы, где фермер и бывший охотник сфотографировал животное, глядя прямо в камеру.

Times, Sunday Times (2007)

Я настоящий охотник за скидками.

Times, Sunday Times (2006)

Это, без сомнения, хорошее время для охотников за скидками.

Times, Sunday Times (2007)

Классическим последующим пациентом с беговой дорожкой является охотник на оленей из Пенсильвании.

Пантано, Джеймс А. (доктор медицинских наук) Жизнь со стенокардией (1991)

Кормушки для оленей и рыб, охотничьи жалюзи и др.

Охотничьи жалюзи, кормушки для оленей и рыб — одни из самых эффективных инструментов, которые вы можете найти для привлечения рыбы и диких животных для наблюдения, фотографий или охоты.Если вам нужны товары для активного отдыха, которые надежно служат в течение многих лет, не ищите ничего, кроме кормушек Texas Hunter Products, кормушек для оленей, подставок для оленей и охотничьих принадлежностей. Ищете ли вы автоматические кормушки для рыбы с цифровым таймером или подставки для оленей, которые будут держать вас в тепле и укрываться на протяжении всего вашего пребывания на свежем воздухе, вы найдете среди нашего ассортимента одни из лучших на сегодняшний день продуктов. Это потому, что Texas Hunter Products — это больше, чем просто бизнес — мы — образ жизни, посвященный тому, чтобы помогать людям по всей стране раскрыть свою любовь к приключениям на природе.

Наши истоки

Все началось в 1954 году. Компания Texas Parks and Wildlife поручила Элвину Брейдену из Фредериксбурга, штат Техас, спроектировать башню для наблюдения за дикой природой для крупного исследовательского проекта. Башня для слепых оленей Брейдена вскоре получила известность во всем Техасе. Его конструкция идеально подходила для охотников, ищущих лучший способ обнаружить оленей и другую дичь. Компания Texas Hunter Products начала создавать охотничьи жалюзи, которые позже эволюционировали по стилю и дизайну в оленьи подставки и охотничьи жалюзи, которые мы предлагаем сегодня.

Сегодня компания Texas Hunter Products разрабатывает, производит и продает широкий спектр высококачественной продукции, отвечающей потребностям любителей активного отдыха по всей Америке. Мы с гордостью являемся первопроходцами в разработке некоторых из самых инновационных разработок в отрасли, таких как первые кормушки для оленей на солнечной энергии. Наш бренд олицетворяет нашу страсть к достижению надежных результатов и сохранению духа на открытом воздухе.

Кормушки для оленей Texas Hunter, кормушки для рыбы и многое другое

За прошедшие годы мы превратили оригинальные смотровые башни Брейдена в стили, отвечающие потребностям любого фотографа, охотника и наблюдателя за дикой природой.Благодаря широкому ассортименту размеров и дизайнов вы обязательно найдете самые подходящие охотничьи жалюзи для своей собственности. Мы также разработали полный набор кормушек, которые вы можете использовать на всех типах собственности — от ранчо, плантаций и охотничьих угодий до прудов, озер и задних дворов по всей стране. Наш ассортимент питателей включает: Дорожные питатели | Кормушки для рыбы | Кормушки для протеина | Кормушки для оленей | Подставка и загрузочные кормушки

Многие из наших клиентов используют дорожную кормушку и стационарные кормушки для оленей в тандеме на более крупных объектах, а затем наблюдают за дикой природой с одной из наших жалюзи для оленей.Мы также предлагаем охотничьи стулья, табуреты и другие аксессуары, чтобы сделать вашу экскурсию по дикой природе максимально комфортной. В нашем ассортименте вы найдете все необходимое для успеха в охоте или наблюдении.

Почему выбирают кормушки Texas Hunter Feeders?

С момента основания компании более 65 лет назад компания Texas Hunter Products стала синонимом качества и долговечности. Наши кормушки для рыбы, кормушки для оленей, охотничьи жалюзи и другие продукты являются одними из самых популярных в отрасли, поэтому вы можете быть уверены, что покупка в Texas Hunter Products удовлетворит ваши потребности для будущих поколений.Узнайте, почему энтузиасты дикой природы по всей Америке используют наши оленьи стойла и кормушки для рыб для своих прудов и озер, частных земель, охотничьих угодий и мест для отдыха. Свяжитесь с нами онлайн или по телефону 800-969-3337 для получения дополнительной информации или просмотрите нашу подборку, чтобы разместить заказ сейчас.

См. Часто задаваемые вопросы о программе>

См. Часто задаваемые вопросы о программе>

ПРАВИЛА ПРОГРАММЫ

Что такое «Молодежная охотничья программа с наставниками»?
Программа охоты с наставниками для молодежи — это набор правил и пакетная лицензия, которые позволяют охотникам до 10 лет охотиться под присмотром взрослых.Программа вступила в силу в марте 2012 года в соответствии с законом штата, который отменил минимальный возраст для охоты и уполномочил Комиссию по природным ресурсам устанавливать правила для охотников в возрасте до 10 лет. Молодежь, получившая наставничество, должна сопровождаться взрослым в возрасте не менее 21 года, имеющим опыт охоты и имеющим действующую лицензию штата Мичиган на охоту, кроме лицензии ученика. В группе не может быть более двух охотничьих приспособлений (дробовик, ружье, лук, арбалет или рогатка) на одного наставника (взрослого).Молодежный охотник должен находиться на расстоянии вытянутой руки от наставника (взрослого) при обращении с охотничьим орудием и во время охоты. Любые охотничьи орудия, которыми владеет наставник, должны иметь размер, соответствующий физическим способностям наставника. Наставник (взрослый) будет нести ответственность за все действия наставника молодежного охотника в полевых условиях.

Сколько молодых охотников я могу наставлять в полевых условиях?
Положения и законы не устанавливают ограничений на количество наставников-охотников (детей), которых наставник (взрослый) может взять с собой в поле.Однако наставник (взрослый) ограничен двумя охотничьими приспособлениями (дробовиком, ружьем, луком или арбалетом) в полевых условиях во время наставничества молодого охотника. DNR настоятельно рекомендует ограничить количество обучаемых молодых охотников (детей) одним или двумя, чтобы обеспечить качественное, безопасное и приятное времяпрепровождение вашему наставнику-охотнику за молодежью.

Если моему ребенку 1 марта исполнится 9 лет, но в этом году ему исполнится 10 лет, не слишком ли он или она стары для участия в программе «Охота на наставников»?
Нет; Если клиент приобретает лицензию на охоту на молодежь с наставником для ребенка, которому 9 лет, но которому в течение сезона исполняется 10 лет, она все равно будет действительна.Если лицензия была законной или действительной на момент покупки, она будет действовать в течение всего сезона.

ЛИЦЕНЗИЯ

Сколько стоит лицензия на охоту для молодежи с наставником?
Стоимость лицензии для молодежи с наставником составляет 7,50 долларов США. Размер сбора установлен законодательством, создавшим лицензию. Лицензия должна быть приобретена с использованием удостоверения личности ребенка штата Мичиган или спортивной карты DNR. Спортивную карту DNR можно приобрести за 1 доллар. Идентификационный номер штата или спортивная карта дает ребенку уникальный идентификационный номер в системе продажи лицензий DNR.Не приобретайте лицензию для охотника за молодежью, используя удостоверение личности родителя или опекуна.

Может ли молодежь-иногородний приобрести лицензию для молодежи, пользующейся наставничеством?
Да, родитель или опекун молодежи, не проживающей в стране, должен будет приобрести спортивную карту DNR на 1 доллар для охотника за молодежью, не проживающего на территории страны. Sportcard дает молодежи уникальный идентификационный номер в системе продажи лицензий DNR.

Какие охотничьи привилегии предоставляются по этой лицензии?
Лицензия представляет собой «пакетную» лицензию, которая дает право наставляемому молодому охотнику:

  • Охота на мелкую дичь (включая водоплавающих птиц)
  • Охота на индейку (весной и осенью, в любой период / место охоты, на частной или общественной земле)
  • Охота на оленей (одна метка, любой олень, кроме безрогого сезона)
  • Ловушка пушных зверей
  • Рыба всех видов
  • Подать заявку или приобрести дополнительные лицензии, включая оленя без рогов, медведя, лося и осеннюю индейку

Что такое лицензия ученика?
Лицензия ученика предназначена для всех от 10 лет и старше , не получивших сертификата безопасности охотника.Человек может охотиться с лицензией ученика в течение двух лет лицензии. Для учеников в возрасте от 10 до 16 лет сопровождающий охотник должен быть родителем ученика, опекуном или лицом, назначенным родителем или опекуном. Чтобы приобрести эту лицензию, ребенку 9 лет должно исполниться 10 к 15 сентября.

Какую лицензию приобретает мой молодой охотник после получения сертификата безопасности охотника?
Охотники от 10 лет и старше с сертификатом безопасности охотника могут приобрести обычные лицензии на охоту.

ОХОТА, ЛОВНИЦА И РЫБАЛКА

Какие охотничьи привилегии предоставляются по этой лицензии?
Лицензия представляет собой «пакетную» лицензию, которая дает право наставляемому молодому охотнику:

  • Охота на мелкую дичь (включая водоплавающих птиц)
  • Охота на индейку (весной и осенью, в любой период / место охоты, на частной или общественной земле)
  • Охота на оленей (одна метка, любой олень, кроме безрогого сезона)
  • Ловушка пушных зверей
  • Рыба всех видов
  • Подать заявку или приобрести дополнительные лицензии, включая оленя без рогов, медведя, лося и осеннюю индейку

Можно ли использовать жетон оленя для наставника молодежного охотника на государственной земле с огнестрельным оружием?
да.Воспитанная молодежь, охотящаяся на оленей на государственных землях , может набить свой оленьий ярлык из лука, арбалета или огнестрельного оружия.

Является ли жетон оленя, выданный вместе с лицензией наставника, действителен для любого оленя?
Воспитанному молодому охотнику выдается один жетон оленя, который действителен для любого оленя, за исключением сезона без рогов. Только оленей без рогов можно добывать в сезон только без рогов, например, в начале сезона без рогов или в конце сезона без рогов. В любое время года, когда добыча оленя является законной, ограничения на острие рога (APR) не распространяются на молодых охотников, которых наставляет.

Распространяются ли ограничения на острие рога на моего подопечного охотника за молодежью?
Нет; наставник-юный охотник может выловить любого оленя-самца, если только он не охотится в безрогий сезон. В безрогий сезон можно добывать только оленей без рогов.

Как много оленьих сезонов; как может участвовать моя наставленная молодежь?

  • Ранние безроговые — Бирка действительна только для безрогов; любое открытое DMU; только частная земля.
  • Liberty Hunt — Тег действителен для любого оленя
  • Стрельба из лука — Тег действителен для любого оленя
  • Обычное огнестрельное оружие — Метка действительна для любого оленя
  • Дульная зарядка — Метка действительна для любого оленя
  • Поздний безроговый — Бирка действительна только для безрогов; любое открытое DMU; только частная земля.

Должен ли мой наставник-молодежный охотник подавать заявку на участие в охоте на индюшатину?
Нет, молодежный охотник с наставником может охотиться в любом подразделении по управлению индейкой или на частной земле в любые дни, когда открыт сезон охоты на индейку.Для молодых охотников с наставниками заявление не требуется.

Действительны ли бирки для индейки, выданные вместе с лицензией для молодежи с наставничеством, для любой индейки?
Бирка убоя индейки, выданная в соответствии с лицензией на охоту на молодых людей, действительна для одной индейки в течение любого периода охоты, в любом открытом охотничьем хозяйстве, а также на частной или государственной земле.

Может ли мой наставник-охотник принять участие в сезоне водоплавающих птиц?
Да; лицензия на охоту для молодежи с наставником включает лицензию на мелкую дичь.Молодежный охотник с наставником может ловить мигрирующих водоплавающих птиц с лицензией на мелкую дичь (с надписью «Программа информации об улове» (HIP) на обороте), и ему не нужно получать лицензию на охоту на водоплавающих птиц штата Мичиган или федеральный штамп об охоте на перелетных птиц. Все даты сезона и ограничения на количество сумок распространяются на молодых охотников с наставниками. Воспитанная молодежь может охотиться на водоплавающих птиц с огнестрельным оружием на государственных или частных землях.

Какую мелкую дичь может собирать моя молодежь, на которую я наставлен?
Молодежный охотник с наставником может охотиться на кролика, зайца, белку (лисицу и серую), фазана, рябчика, острохвостого тетерева, вальдшнепа (требуется одобрение HIP), перепела, ворона, койота (относится только к жителям Мичигана) и водоплавающих птиц во время открытые сезоны на частной или государственной земле.Опоссум, дикобраз, ласка, рыжая белка, скунс, суслик и сурок также могут вылавливаться круглый год при наличии лицензии.

Каких меховщиков может вырастить моя наставническая молодежь?
Охотник за молодежью может поймать лису, койота, енота, ондатру, бобра, скунса и опоссума. Чтобы ловить рысь, выдру, рыбака или куницу, обучаемый юноша должен быть не моложе 8 лет и должен получить соответствующие бесплатные жетоны для добычи.

Есть ли сезоны, закрытые для моего наставника молодежного охотника?
Молодые охотники с наставниками не могут ловить рысей, выдру, куницу или рыбаков, если наставником не исполнилось 8 лет и он не получил соответствующие бесплатные жетоны для убийства.Кроме того, могут быть определенные дни или сезоны охоты для людей с ограниченными возможностями или статуса ветеранов, на которые молодые охотники с наставниками могут не претендовать.

Когда мой наставник-юный охотник сможет охотиться с рогаткой?
Рогатка считается охотничьим устройством с одним снарядом и может использоваться для охоты на мелкую дичь. Даты сезонов, ограничения на количество сумок и правила программы охоты для молодежи по-прежнему применяются.

Что делать, если мой ребенок просто хочет ловить рыбу? Нужна ли ему или ей лицензия наставника для молодежи?
Нет, если ваш ребенок просто хочет ловить рыбу, он может ловить рыбу в Мичигане без лицензии до 17 лет.

БЕЗОПАСНОСТЬ

Нужны ли моему ребенку до 10 лет в первую очередь классы безопасности для охотников?
В программе «Охота на молодежь с наставником» не требуется, чтобы молодой охотник сначала прошел курс по технике безопасности.

Безопасно ли брать на охоту детей до 10 лет?
Цель закона — позволить родителям и опекунам, а не правительству, решать, когда ребенок готов к охоте. По статистике молодые охотники — самые безопасные охотники в лесу из-за прямого надзора взрослых.

TN Hunter кладет индейку в мешок, но есть отвратительный сюрприз с цикадами

Охотник на индейку сделал потрясающее открытие после того, как поймал птицу в мешок в Теннесси. Снимок экрана со страницы Facebook Агентства ресурсов дикой природы Теннесси.

Сезон индейки в Теннесси закончился на отвратительной ноте для одного незадачливого охотника.

По данным Агентства ресурсов дикой природы Теннесси, в воскресенье в округе Джефферсон, в последний день сезона индейки, они успешно поймали птицу. Но когда охотник начал готовить индейку, они обнаружили инсектоидный сюрприз.

Внутри посева были десятки мертвых, но совершенно невредимых цикад, их красные глаза-бусинки смотрели прямо из птицы.

«Боже, спасибо за этот … кошмар», — прокомментировал один человек фотографию охотника, опубликованную официальными лицами по охране дикой природы в Facebook.

Зоб, иногда называемый зобом, является частью пищеварительной системы некоторых птиц.

В первую очередь, он используется для хранения пищи перед тем, как отправить ее в желудок, и охотник часто разрезает ее, чтобы посмотреть, чем питалась их еда. В этом случае много-много цикад.

Не позволяйте ничему пропасть зря, сказал один из комментаторов: «Копченая грудка индейки и цикады в шоколаде на десерт».

«Цикады, это то, что на ужин!» написал другой.

После 17-летнего ожидания из-под земли появились жужжащие стаи цикад Brood X, достаточно толстые в некоторых местах, что нужна метла только для того, чтобы держать крыльцо чистым, сообщает McClatchy News.

цикады Brood X появятся в 16 штатах, включая Иллинойс, Кентукки и Вирджинию, сообщает CNN.

Эксперты предсказывают, что на большей части Теннесси уже есть или скоро появятся цикады Brood X, сообщает WZTV.

Индюкам, пережившим сезон охоты, должно быть много еды.

Митчелл Уиллеттс — репортер новостей в режиме реального времени, освещающий центральную часть США для McClatchy. Он выпускник Университета Оклахомы и любитель активного отдыха, живущий в Техасе.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *