Как кричит лось во время гона: Звуки лосей в формате mp3

Содержание

Вабы звук манящий

Охота с манком — один из древнейших видов охоты. С незапамятных времен такая охота считалась одной из самых добычливых. В самое несезонное время, в дурную погоду, когда другие охотники шли к дому пустыми, манильщик (по старому «вабильщик») часто возвращался с добычей. Манильщиков уважали и оказывали почет и всяческое уважение. В наше просвещенное время «вабильщиков» осталось считанные единицы. Лишь немногие умеют имитировать необходимые для охоты звуки с помощью собственного голоса или посредством самостоятельно изготовленных подманивающих приспособлений. Одна из главных причин такого положения – великий технический прогресс. Электронные манки вошли в быт современного охотника давно, надежно и, видимо, навсегда.

Однако умение профессионально и грамотно пользоваться любым манком, в том числе электронным, также заслуживает всеобщее уважение, как и в древние времена.

Несмотря на все свои преимущества, охота с манком в настоящее время применяется еще мало и не всегда правильно.

Это объясняется тем, что большинство охотников недостаточно хорошо знают и владеют этим интересным способом.

Зато те, кто знаком с такой охотой, сегодня ждут с нарастающим нетерпением открытия охоты «лося на реву». Подгоняют под это время свои отпуска, копят отгулы, договариваются с начальством о том, чтобы, когда наступит время, и в угодьях закричат лоси, не мешкать, а отдаться любимому занятию полностью. Хочется успокоить нетерпеливых – мужайтесь, до первого сентября осталось не так много.

К любой охоте надо готовиться основательно, тем более на лося. К тому же надо быть в форме, придется немало побегать по лесу. Да еще по какому лесу! Ведь лоси выбирают для ежегодного ритуала заключения брачного союза самые отдаленные места, там и овраги, и буреломы — места малопроходимые.

Режим у охотников в это время напряженный. Подъем ранний, надо в лесу быть около пяти, затемно и до обеда слушать лося. Ходить быстро и без особого шума «на перехват». Если, конечно, контакт установится. А то и бегать приходится не редко с ружьем и в амуниции.

С обеда перерыв до вечера, а часов с 6­7 надо опять в лес на «вечерку». Вечером лось тоже кричит, иногда до глубокой ночи, но не так активно, как утром спозаранку. Охота эта в самом деле «спортивная» — набегаешься за неделю досыта. Ну, а если повезет, будешь с добычей.

Поэтому охотники готовятся к ней старательно – подбирают удобную, легкую обувь, одежду, сменку на случай дождя и пр.

Но самое главное на такой охоте ­ манок, при помощи которого необходимо установить живой «контакт» с лосем, обмануть и выманить на «бой» с мнимым соперником. Для этого нужен хороший манок или ваба. В старые времена вабу делали из дерева, вырезали из цельного куска липы и выдалбливали «стакан» или «колокол» с тонкими стенками и внутри пустой. Через отверстие в дно вставляли шнурок.

Манили лося, делая резкое движение пальцев по шнурку, получался звук, похожий на лосиный зов. Однако сегодня секрет этот почти утрачен, никто не хочет возиться с деревяшками, когда в магазине можно свободно купить электронный манок с записями голосов лосей и решить проблему просто.

Года четыре тому назад вятские охотники пригласили автора статьи на такую охоту, но с условием, что в качестве подарка он привезет им электронный манок с голосом «вабы».

Найти в то время такой манок было непросто, но, как всегда это бывает ­ кто ищет, тот всегда найдет.

Попался на выставке «Охота и рыболовство на Руси» манок «Беркут» нижегородской компании «НПФ Сфера». В списке голосов значилась «ваба», но как этот голос будет работать в лесу, заранее определить было невозможно. Продавец ничего внятного сказать не смог, но посоветовал остановиться для ходовой охоты на беспроводной радиоуправляемой модели Беркут ДУ. Для того, чтобы в погоне за лосем не путаться в проводах. Точнее сказать, радиоуправляемым в этой модели является только динамик. ДУ – означает дистанционное управление. Радовало то, что в памяти манка стандартно загружен 151 голос птиц и зверей! Такое количество разных голосов вряд ли удастся использовать одному охотнику за всю его жизнь. Радовало и то, что лосиных голосов имелось семь вариантов. Лосиха, Лось 1, Лось 2, Лось квок, Лось ваба, Лось на кормах, Лось с лосихой. Ведь какой­то из семи должен подойти. Оставалось купить и попробовать.

Пришлось без пробы вести и вручать охотникам «кота в мешке».

Поездка все же получилась, и охота удалась. На третий день после открытия взяли хорошего рогача килограммов на 400! Радости не было предела еще и по тому, что манок отлично справился с задачей, и теперь у охотников был прекрасный инструмент имитатор голосов « Беркут ДУ», который живые лоси признали за «своего».

Охота начиналась так. В день открытия в первый же выход на «вызов» манка ответил лось, но издали еле слышно. Манком управлял опытный «лосятник», кстати, он быстро разобрался в несложной конструкции манка и уверенно нажимал кнопки. Регулировал громкость динамика, который закрепил на поясном ремне. Он же руководил стрелками через рацию, которая хорошо помогала в слаженности действий.

Лось ходил большими кругами, откликался на зов нечасто, но подходить ближе не хотел. Перекликались до поздней ночи. Когда стало совсем темно, и оставаться в лесу стало опасно, команда охотников удалилась восвояси.

Бывалые охотники знают, что в период гона лоси­самцы иногда теряют страх и ведут себя достаточно агрессивно. Хотя на охотника почти никогда не нападают, если человек сам их не спровоцирует. Однако ночью вполне может принять охотника с манком за соперника, претендующего на его подругу, тем более, на месте спаривания, а потому, когда становится темно, лучше охотникам удалиться домой.

Утро следующего дня начиналось с дождя, но стрелки, ведомые опытным «лосятником», добросовестно вышли «на вахту». День прошел и закончился безрезультатно. Вернулись из лесу пораньше, чтобы до утра просушить одежду.

Утро третьего дня охоты выдалось ясным и морозным, и на удивление красивым. И как­то охота сразу пошла на лад. Лось отозвался быстро, где­то невдалеке громким и низковатым «голосом». Было понятно, что это немолодой и достаточно крупный самец. Вскоре затрещали ветки и удары рогов о стволы деревьев: самец ломился в направлении, где рассредоточились двое стрелков. Они, вскинув стволы, напряглись и замерли, кто где был. Каждый понял, что сейчас свершится, и именно на «него» выйдет охотничье счастье, но выстрелить, как всегда, довелось только одному. Охота завершилась удачей всей команды.

Пока шкурили и разделывали добычу, старший вертел в руках манок «Беркут», включал на малой громкости различные голоса и, прищуря глаз, что ­то прикидывал. Было видно, что он доволен привезенным из Москвы подарком. А подаривший манок охотник как то загрустил, видимо, ему стало немножко жалко дарить такой удачливый манок.

Нет худа без добра. По приезде в Москву он связался с нижегородским производителем манков фирмой «НПФ Сфера» и завел себе

«БеркутДУ Profi». Так уж вышло, глубже вникнув в манковую область, пообщавшись со специалистами компании «Сфера» охотник выбрал другую, более дорогую и совершенную модель, с которой собирается ехать на охоту в этот сезон.

ТАЙГА — МОЙ ДОМ — ОЛЕНИ-2

 

 

ОХОТА НА ЛОСЯ НА СТОН.  РУПОР ИЗ БЕРЁСТЫ.  МАНОК НА КОСУЛЮ.  

ПИКУЛЬКА.  ГОЛОСА ЛОСЯ И КОСУЛИ.

 

 

Лось

 

Так же, как и оленей, голосом, манят и лося на гону, подражая его глухому оханью. Однако, услышав хоть раз стон лося (охота так и называется — «на стон»), оканчивающийся коротким и негромким взрёвыванием, нетрудно научиться подражать ему.

Полезно «стонать» в какой-нибудь раструб, чтобы усилить свой голос, например, в свёрнутый конусом кусок берёсты или даже в пластиковую бутылку (2,5 л) с отрезанным дном и горлышком. На картине знаменитого американского художника Ньюэлла Конверса Уайета охотники манят лося ночью именно с помощью куска берёсты, свёрнутой рупором. Стон сильного, могучего быка и грубее и громче, чем молодого. Тот ревёт на более высоких тонах, короче. Манить, вабить надо голосом молодого лося, потому старый бык идет на него гораздо охотнее. 

Если охотник уверен, что лось где-то неподалёку, но никак не хочет выходить на открытое место, стоит сломать ветку либо сухой сучок, будто это его соперник ломает их рогами. Чаще всего лось реагирует на это весьма быстро и, полный агрессии, выскакивает к охотнику. При этом не надо забывать, что охота на лося во время гона довольно опасна. Лось — зверь сильный и быстрый в движениях, а возбуждённый мнимым присутствием соперника очень агрессивен. Поэтому заниматься этой охотой в одиночку лучше и не пытаться. Стрелять надо быстро и точно по месту. Мне кажется, что по степени опасности эта охота сравнима с охотой на медведя на берлоге. 

 

Если бык, которого вы маните, упорно не желает выходить на вабу, то скорее всего он при самке и старается её не потерять. Тогда можно вабить голосом старого самца и, «не стесняясь», подходить, даже если он уводит самку. Иногда удаётся заставить его выскочить из чащи. Он это делает, чтобы отогнать соперника. 


Холостого быка можно манить и голосом самки. Самка во время течки издает крик, похожий на сдавленное «иэ-э-э!». При активном натиске самца она «экает» более высоким тоном и даже как-то капризно. Мне довелось наслушаться голосов гонных лосей, когда я работал в Печоро-Илычском заповеднике, в котором и находилась первая в мире лосеферма. Звуки, издаваемые одомашненными лосями, ничем не отличаются от тех, которые издают дикие. Голос лосихи слышен гораздо дальше, чем голос быка. Он как-то более звонок. Подражать ему очень несложно.
 

 

 

Косуля

Косуля издавна считалась объектом трофейной охоты. Рожки самца, симметричные и некрупные, украшали стены охотничьих замков в Западной Европе с незапамятных времен. В России охота на косулю именно с трофейными целями начинает распространяться по-настоящему только в наше время.

 
Охотятся на самца косули во время гона с середины июля до конца августа с помощью либо специальных манков, либо подручных средств (буковый листок, стебель травы), либо просто с помощью пальцев рук. К концу основного гона, в первой половине августа, самцы лучше идут на манок, чем в начале гона. Это объясняется тем, что основная часть самок уже закончила течку и число тех, какие еще могут принять самца, уменьшилось. Самцы же, рьяно разыскивая самок, активно идут на призывный звук манка.


Основной призывной крик самки косули — негромкий свист, как бы носовое «фи-и». Такие звуки очень часто издают и самка, и самец во время полового возбуждения. Если самец гоняет самку особенно сильно, она кричит немного возмущенным и даже жалобным свистом-щелканьем — «пи-ю!», «пи-я!», «ии-е!» Слышно его довольно далеко. При соответствующих погодных условиях — до 300-400 метров.


Взрослые самцы иногда так громко рявкают, что могут испугать неподготовленного человека. Такое рявканье есть не что иное как звуковая маркировка своего участка. Когда слышишь такое рявканье, да еще в ночном лесу, кажется, что это не грациозная европейская косуля, а крупный и свирепый хищник.


К.Лемке в книге «Охотничьи манки», которую можно скачать здесь, считает, что при подманивании самцов косули на гону наиболее подходят манки, изготовленные фабричным способом. Они одинаково настроены и начинающему охотнику остаётся только с надлежащей силой подуть в него, чтобы получить желаемый звук. В таком манке есть специальный регулировочный винт, с помощью которого можно менять высоту и тембр извлекаемого звука. Записи голосов косуль можно приобрести в охотничьих магазинах.
Опытный охотник может использовать плотный, без краевых зазубрин лист дерева. Лучше всего для этой цели подходит лист красного бука. Чтобы извлечь звук, его прижимают ко рту всей плоскостью и продувают с силой воздух. Края листа колеблются, издавая необходимый охотнику звук. К.Лемке рекомендует новичку, „желающему освоить манку косули с помощью листа, использовать лист именно красного бука. В Германии охоту на самцов косуль с помощью листа как манного средства так и называют — «листовая охота» (Blattjagd), а этот период — «временем листовой охоты» или «временем листа» (Blattzeit).

 

«Имеющиеся в продаже манки на косулю, — пишет К.Лемке, — состоят из трёх деталей: деревянного корпуса, пластмассовой вставки с металлическим язычком и регулировочного винта. При слабо закрученном винте можно имитировать голос старой косули, дальнейшее закручивание винта позволяет имитировать голос молодой самки, а ещё более сильное закручивание — голос телёнка. В качестве отправной точки следует помнить, что голос телёнка похож на тонкое «и», в то время как голос старой самки все более переходит в «у».

 

 


В России на косулю с манком охотились только промышленники. Рога как трофей никого не интересовали — мясо! только мясо! Особенное распространение эта охота получила в Забайкалье, где численность косули в конце даже позапрошлого века была очень велика. Красочно описывает такую охоту А.А.Черкасов.


«Когда зелень появится везде и козули перестанут ходить на увалы, начинается охота на пик, или, лучше сказать, варварское истребление маток-козлух. Охота состоит в том, что промышленники ходят по таким местам, где ягнятся козлухи, и пищиком, подделанным под голос молодых козлят, подманивают отелившихся маток и бьют их из винтовок. Пищик, или пикулька, делается из берёсты, она небольшая и похожа на неплотно сложенные две половинки вдоль расколотой косточки черносливенки; пикулька вкладывается в рот плашмя, в неё грудью вдруг вдувают воздух и вместе с тем раскрывают немножко губы, отчего происходит писк совершенно схожими с писком молодых анжиганов (теленок косули — Д.Ж.). Козлухи, заслышав фальшивые звуки, думают, что кричат их дети, опрометью бросаются на то место, где пикнул охотник, и попадают на пули. В густых кустах козули так близко прибегают к охотнику, что их закалывают иногда винтовочными сошками, которые на концах бывают окованы. Охота эта не так проста, как кажется покуда по моим запискам. Научиться пикать не хитро, но пикать так, чтобы приманивать козлух, — вещь мудрёная. Некоторые охотники всю жизнь свою учатся пикать и до гроба не выучиваются».


Охота действительно варварская. Однако надо учесть и забайкальскую казачью вольницу, и малочисленность населения, и несметные стада и стаи зверя и птицы, и, наконец, ни сроков, ни запретных способов охоты там не было вовсе.


Подобные, давно, конечно, запрещённые способы охоты имели, как говорится, место не только в Забайкалье. Один из районных центров Республики Алтай, что в Горном Алтае, называется Эликманар. В переводе с алтайского это означает «косулья загородка». Элик — косуля, манаар — загораживать. Именно в этих местах в стародавние времена местные охотники строили поперёк путей сезонных миграций косуль длиннющие изгороди-засеки с небольшими проходами для табунков косуль. В этих проходах либо устраивали ловчие ямы, либо сами охотники садились около них и просто подряд стреляли всех проходящих зверей. Происходило это в основном весной, и зверя добывали без счёта.

 

 

 

У самца сибирский косули рога крупнее, чем у европейской.

 

 

 

Гон у лосей. Как идти за грибами? | Дневники егеря

Грибники – мирная и миролюбивая категория людей и им совершенно не хочется попадать в лесу в ситуации, которые мешают наслаждаться процессами созерцанием природы и сбора грибов. А уж тем более – попадать в ситуации опасные.

Чаще всего люди думают об опасностях, подстерегающих их в лесу, связанных с крупными дикими животными. В средней полосе это кабаны и лоси. С опасностью встречи с кабанами мы уже говорили в статье «Грибники и кабаны. Кто кого боится?». А что же с лосями? Ведь гон у лосей происходит в период — приблизительно – с 15 сентября по 10 октября. Грибной сезон в разгаре.

Лосиный гон проходит очень активно. Лосиха на выбранном месте вытаптывает (выбивает) копытами площадку и готовится к приему быков. За одной коровой могут иногда ходить до четырех самцов, между которыми происходят ожесточенные бои, иногда заканчивающиеся гибелью одного из них.

А если тут я такой, с корзиной?

Самая активность лосиного «боя быков» приходится на глубокие сумерки – ранним утром и вечером, редко – ночью и никогда – днем. И даже во время гона лоси стараются избегать встречи с человеком. Подвергнуться агрессии и нападению со стороны лося можно в том случае, если начать предъявлять права на его избранницу или проявлять собственную агрессию любыми способами. Но, обычно, лоси, как и кабаны, уходят подальше, как только заслышат приближение человека и остаются им незамеченные.

Несколько лет назад, в конце сентября, во время поездки верхом, у меня была интересная встреча с лосем. Лошадь подо мной окрасом была похожа на лосиху и очень заинтересовала быка, который решительно направился в ее сторону. Мои свист и окрики его и не думали останавливать. Мне как-то не захотелось поучаствовать в развитии событий и, развернув кобылу, я пустил ее галопом. Преследовать нас лось не стал, хотя бегает этот гигант со скоростью до 75 км/час и легко мог догнать лошадь и всадника. )))

Если все-таки, во время вашего похода в лес, вы встретите лося, просто спокойно уходите от него. Не надо кричать или размахивать руками, пытаясь его напугать своей «значимостью». 500 кг мышц могут это не правильно понять и начать отстаивать свои права на территорию и прочие потребности своей лесной жизни.

За много лет своих лесных похождений я не раз сталкивался с лосями (и во время гона тоже), но они всегда уходили первыми, за исключением описанного выше случая.

Лось — не тот зверь, которого стоит бояться в лесу.

Медвежий ручей • На лося

Охота на реву

           Один из способов охоты на лосей называется охота на реву. Этот вид охоты открывается когда начинается брачный период у лосей. Открытие охоты на лося на реву — конец августа или первая половина сентября. Срок проведения около двух недель. Охота на реву проводится в вечернее время или перед рассветом. Перед наступлением гона, самцы лося устраивают бои между собой, добиваясь контроля над территорией и соответственно над самками живущими на этой территории. Если умело сымитировать призывный рев быка, можно спровоцировать выход самца на открытое место для удачного выстрела. Или, ориентируясь на голос лося, охотник может сам подойти к лосю на расстояние выстрела. При этом брачные призывы лося по сравнению с его сородичами (европейским оленем, маралом, изюбрем) значительно тише и напоминают стон или хрюканье, слышимый только на расстоянии 100-400 метров. В целях обеспечения безопасности (возможен случайный выстрел) охота на реву проводится в одиночку или вдвоем.

 

Облавная охота

             Как правило, основная часть лицензий на лося осваивается на облавных охотах. Окладчик или распорядитель охоты, приехав на место, где лоси обойдены, должен непременно проверить утром — не вышли ли они; если все в порядке, ему предстоит решить, куда гнать лосей. Следует руководствоваться при выборе направления ветром и всегда гнать лосей по ветру, чтобы они не могли учуять человека; вообще же надо стараться гнать лосей в ту сторону, куда можно предполагать они пошли бы сами, например: гнать в ту сторону, откуда они пришли или в сторону, куда тянутся леса. Если случится так, что ветер дует именно в ту сторону, куда гнать лосей невозможно, то следует гнать их поперек ветра, но ни в каком случае не против ветра. Коллектив, заранее поделенный на стрелков и загонщиков, выдвигается к окладу. Соблюдение тишины стрелками обязательны не только при занятии номеров, но и в течение всей охоты. Стрелки должны чётко знать свои обязанности. Главная же задача у них – не прозевать и не промахнуться по зверю. При этом обязательно соблюдение мер безопасности. Окладчик или распорядитель идет вперед. Близко расставлять стрелков, особенно горячих и неопытных, весьма опасно: всего лучше, если номер от номера находится на расстоянии около 100 шагов и не менее 50. Охотник становится за куст или какое-нибудь прикрытие; хорошо если он одет в светло-серое платье; на совсем чистом месте он обязательно должен надевать сверху теплой одежды белый балахон и чехол на шапку. Курить и сходить с места строго воспрещается. Когда охотники займут места, окладчики тихо заводят кричан. Если позволяет местность, облава разделяется на две равные половины: одна заходит с одного, другая с другого конца оклада и обе сходятся в средине. Загонщик от загонщика становится близко — на расстоянии 10 и не далее как 50 шагах, что зависит от местности и количества людей. Обыкновенно на левом и правом крыльях ставятся особенно сметливые и знающие. Фланги облавы несколько загибаются полукругом к обеим сторонам линии стрелков; словом обойденный зверь окружается со всех сторон как бы тенетами. Разместив кричан, окладчики вступают в оклад и по следам доходят до стоянки лосей. Иногда лоси подпускают близко, а иногда трогаются с места, далеко не допустив окладчиков. Удостоверясь, что лоси тронулись, окладчики делают холостые выстрелы, наблюдая, чтобы они были произведены сзади зверя и чтобы он с испуга бросился на линию охотников. По сигнальным выстрелам облава вдруг начинает кричать, стучать колотушками, трещать трещотками, стрелять холостыми зарядами, отнюдь не сходя с места до окончания охоты. Лоси, озадаченные происходящим сзади их гамом и выстрелами, идут на линию стрелков все вместе, сколько их было в окладе, друг за другом, ступая след в след,- старые впереди. Нестреляный лось от крика облавы бежит ровной рысью, прикладывает уши, поднимает голову и выгибает шею кадыком вперед. Стрельба лосей требует кроме умения стрелять пулей большой выдержки и хладнокровия. Стреляют обыкновенно только тогда, когда зверь или звери покажутся против или почти против номера (во избежание несчастных случаев) и редко далее 50 шагов. Лоси сначала все сразу выбегают на один какой-либо номер — и, стреляя с толком, можно повалить из двуствольного штуцера пару. Кроме того, в благоустроенных охотничьих кружках и обществах, за убитую лосиху нужно заплатить более или менее значительный штраф, а отличить самку от молодого, еще комолого самца можно только на близком расстоянии. Весьма важно также не только убить зверя, но и не дать ему прорваться через цепь стрелков. От выстрела по какому-либо из зверей, остальные тотчас разбиваются врозь, иногда бегут вдоль линий охотников или возвращаются в оклад и выбегают на загонщиков, стараясь прорваться. Нечего и говорить о том, что охотник не должен оставлять своего места до тех пор, пока не подадут сигнала окончания охоты. Не следует подходить к убитому лосю вскоре после выстрела, так как в предсмертных судорогах зверь может ногой убить человека на месте. Хорошо организованная и успешно завершившаяся облавная охота принесёт её участникам немало радости и приятных воспоминаний.

Охота с собаками

                 Успех этой охоты на 80% зависит от способностей собак и их умения задержать лося до подхода охотника. Основная задача собаки состоит в том, чтобы найти и держать зверя, не давать ему хода. Опытные лайки держат лосей, кружа вокруг них и облаивая. Подходить к лосю нужно быстро, чтобы он не успел уйти. Но в то же время приближаться следует очень осторожно. Если лось услышит приближение охотника, то он сорвётся от собаки, и в следующий раз остановить его и приблизиться к нему будет уже значительно труднее. С лайкой на поводке Особенность этого способа охоты в том, что собака работает молча и на поводке. Собаки для такой охоты, обычно лайки, должны быть очень хорошо воспитаны, послушны и притравлены по лосю или другому зверю. Чем спокойнее и уравновешеннее собака, тем выше ценится качество такой помощницы. К охоте с лайкой на поводке нужно готовиться заранее: вырастить удачную собаку, подобрать дружную группу из трех-четырех охотников, работающих с лайками, заблаговременно выяснить места охоты. Пользуясь врожденным качеством лайки молча, без голоса, преследовать зверя по следу до тех пор, пока она его не увидит, надо усиленно развивать у нее это качество. Притравливать лаек для охоты по крупному зверю рекомендуется не ранее двух лет, иначе молодая собака может быть испугана лосем и навсегда испорчена для охоты. После притравки по убитому зверю никогда нельзя упускать случая давать собаке уроки преследования по крови раненого зверя. И если она проявит к этому азарт, то школу зверовой охоты можно считать законченной. Такая собака вскоре поведет за собой хозяина, указывая ему без голоса, где находится зверь. Охотники с лайками, обычно двое, придя в лес, все время держат своих собак на привязи и вместе ищут зверя. Лишь иногда, по чернотропу, чтобы ускорить поиски, они расходятся в разные стороны, предварительно условившись о времени и месте сбора. Хозяин, ведя на поводке собаку, следит за каждым ее движением. Вот лайка сильно потянула в сторону, чуя следы и верхний запах недавно прошедшего стада лосей. Скорей — к месту сбора! Теперь оба охотника ведут своих собак в указанном направлении. Они внимательно смотрят вперед и, не спуская собак с привязи, следуют за ними до тех пор, пока поведение лаек не станет настолько порывистым, что по нему явно ощутишь близость зверя. Охотник, чья собака первой прихватила запах зверя, передает ее товарищу, а сам осторожно начинает скрадывать лосей, продвигаясь в том направлении, по которому вели лайки. Пройдя шагов 150-200, охотник застает лосей на лежке или жировке. Он приближается, выбирает нужный экземпляр и уверенно стреляет по нему. Если старого лося нет, охотник также осторожно возвращается. С лайками по следу Кроме описанной охоты с лайками на поводке, с давних времен существует охота, в которой собака по следу или верхним чутьем находит зверя и останавливает его злобным лаем. Отрицательной стороной такой охоты является то, что при вольном поиске собака распугивает животных и нередко, не сумев задержать зверя, угоняет его слишком далеко. Поэтому лучше иметь двух-трех дружных лаек. Очень важно зря не распускать собак, а держать их все время на поводке, особенно если охотник преследует зверя по следу, оставленному старым быком. Приблизительно определив место, где должен задержаться лось, охотник отпускает собак с привязи и направляет их по следу. Собаки, пока не настигнут зверя, идут молча. Окружив лося, они не должны кидаться на него, пытаться его укусить, забегать сзади. Опытная лайка-лосятница, увидев зверя, подходит к нему тихо, заходит спереди и лаять начинает не сразу, а выждав, пока он ее заметит, присмотрится. Сама она не нападает, а только вертится около лося и лает изредка, с выдержкой. Охотник идет уверенно, ему не нужно ломиться сквозь чащу, бежать, пока не «сорвался» с места чуткий зверь, как это часто бывает на охоте с одной собакой. Две-три лайки едва ли дадут уйти зверю. Сначала лось мало обращает внимания на собак. Потом они его донимают так, что он свирепо бросается на них, а они ловко увертываются. Затем снова делают вид, что нападают, как бы сознательно отвлекая на себя внимание зверя. Следует отметить, что воспитание слаженного «звена» из трех лаек — дело заманчивое, но не простое. Оно посильно только хорошо организованному коллективу охотников или охотничьему хозяйству.

Охота с подхода

             Это самая доступная и распространенная охота по всем видам зверей. Обычно практикуется она зимой — по пороше. При отсутствии снега охота с подхода тоже возможна, но по чернотропу очень легко потерять огромного зверя подраненным. Охота с подхода допустима только в период, когда быки еще не сбросили рога, т. е. с выпадением первого снега, до 15 января. Позже она опасна, так как вместо быка может быть загублена корова. Охота с подхода, или скрадом, осуществляется преимущественно вдвоем — втроем. Если же в ней участвует больше людей, она превращается в облавную охоту (загоном). Происходит охота с подхода или скрадывание лося на местах его постоянных переходов и кормежки. Среди многочисленных следов лосей охотник ищет следы старого быка. Если они обнаружены, начинаются поиски зверя. Иногда на эти поиски охотник затрачивает день-два, а то и больше, преодолевая пешком или на лыжах десятки километров. Ходовые следы вспугнутых лосей, а также лосей, перемещающихся из одного массива леса в другой, отличаются прямолинейностью. Животные идут почти напрямик, след в след, не задерживаясь для кормежки, безбоязненно преодолевая открытые места среди леса, продвигаясь за десять, а иногда и больше километров, пока не облюбуют себе новое место. В спокойной обстановке зимняя дневка и ночевка лосей происходят почти в одном и том же месте. Поэтому жировые следы чаще обиваются с прямой линии, расходятся в стороны, образуя сплошь истоптанные участки, которые вновь сменяются не очень длинными тропами след в след. Перед тем как лечь после утренней кормежки (что бывает после 9-11 часов утра), лоси разбредаются, оставляя обкусанные ветки, поглоды коры и свежие кучки «орешков». Это значит, что лоси близко, где-нибудь у ближайшей опушки леса или отдельной купы больших деревьев среди мелколесья. Иногда лежку или стоянку лосей охотник открывает, забравшись на дерево или обходя место дневки по кругу. Небольшой снегопад с ветром — лучшая погода для охоты с подхода. Если ветер тянет от лосей, то к ним можно подбираться прямо по следам. При ветре в сторону зверя придется заходить к месту предполагаемой лежки животных с противоположной стороны. В этом случае двое охотников обходят лосей по кругу справа и слева, а третий остается на входных следах, учитывая, что потревоженные лоси часто идут «в пяту» — обратным следом. Не обнаружив выходных следов из круга, два охотника, не теряя друг друга из виду, согласованно и осторожно продвигаются к центру круга или месту предполагаемой стоянки животных. Идут они молча, стараясь не задевать за ветки и сучья деревьев, огибая каждую чащу, кустарники. Малейший шорох или треск в таком случае бывает предательским, да и встреча с лосем почти всегда настолько внезапна, что охотник в одно мгновение должен сообразить, как действовать. Редко лоси подпускают охотников близко — тогда по избранной цели стреляют наверняка. Если же животные почуяли приближение опасности и услышали подозрительный шорох, они стремятся уйти обратным следом и выходят на третьего охотника. Неожиданно встревоженные звери обычно бросаются во все стороны, избегают встречи с охотниками и перемещаются далеко.


Поделиться Охота на реву

           Один из способов охоты на лосей называется охота на реву. Этот вид охоты открывается когда начинается брачный период у лосей. Открытие охоты на лося на реву — конец августа или первая половина сентября. Срок проведения около двух недель. Охота на реву проводится в вечернее время или перед рассветом. Перед наступлением гона, самцы лося устраивают бои между собой, добиваясь контроля над территорией и соответственно над самками живущими на этой территории. Если умело сымитировать призывный рев быка, можно спровоцировать выход самца на открытое место для удачного выстрела. Или, ориентируясь на голос лося, охотник может сам подойти к лосю на расстояние выстрела. При этом брачные призывы лося по сравнению с его сородичами (европейским оленем, маралом, изюбрем) значительно тише и напоминают стон или хрюканье, слышимый только на расстоянии 100-400 метров. В целях обеспечения безопасности (возможен случайный выстрел) охота на реву проводится в одиночку или вдвоем.

 

Облавная охота

             Как правило, основная часть лицензий на лося осваивается на облавных охотах. Окладчик или распорядитель охоты, приехав на место, где лоси обойдены, должен непременно проверить утром — не вышли ли они; если все в порядке, ему предстоит решить, куда гнать лосей. Следует руководствоваться при выборе направления ветром и всегда гнать лосей по ветру, чтобы они не могли учуять человека; вообще же надо стараться гнать лосей в ту сторону, куда можно предполагать они пошли бы сами, например: гнать в ту сторону, откуда они пришли или в сторону, куда тянутся леса. Если случится так, что ветер дует именно в ту сторону, куда гнать лосей невозможно, то следует гнать их поперек ветра, но ни в каком случае не против ветра. Коллектив, заранее поделенный на стрелков и загонщиков, выдвигается к окладу. Соблюдение тишины стрелками обязательны не только при занятии номеров, но и в течение всей охоты. Стрелки должны чётко знать свои обязанности. Главная же задача у них – не прозевать и не промахнуться по зверю. При этом обязательно соблюдение мер безопасности. Окладчик или распорядитель идет вперед. Близко расставлять стрелков, особенно горячих и неопытных, весьма опасно: всего лучше, если номер от номера находится на расстоянии около 100 шагов и не менее 50. Охотник становится за куст или какое-нибудь прикрытие; хорошо если он одет в светло-серое платье; на совсем чистом месте он обязательно должен надевать сверху теплой одежды белый балахон и чехол на шапку. Курить и сходить с места строго воспрещается. Когда охотники займут места, окладчики тихо заводят кричан. Если позволяет местность, облава разделяется на две равные половины: одна заходит с одного, другая с другого конца оклада и обе сходятся в средине. Загонщик от загонщика становится близко — на расстоянии 10 и не далее как 50 шагах, что зависит от местности и количества людей. Обыкновенно на левом и правом крыльях ставятся особенно сметливые и знающие. Фланги облавы несколько загибаются полукругом к обеим сторонам линии стрелков; словом обойденный зверь окружается со всех сторон как бы тенетами. Разместив кричан, окладчики вступают в оклад и по следам доходят до стоянки лосей. Иногда лоси подпускают близко, а иногда трогаются с места, далеко не допустив окладчиков. Удостоверясь, что лоси тронулись, окладчики делают холостые выстрелы, наблюдая, чтобы они были произведены сзади зверя и чтобы он с испуга бросился на линию охотников. По сигнальным выстрелам облава вдруг начинает кричать, стучать колотушками, трещать трещотками, стрелять холостыми зарядами, отнюдь не сходя с места до окончания охоты. Лоси, озадаченные происходящим сзади их гамом и выстрелами, идут на линию стрелков все вместе, сколько их было в окладе, друг за другом, ступая след в след,- старые впереди. Нестреляный лось от крика облавы бежит ровной рысью, прикладывает уши, поднимает голову и выгибает шею кадыком вперед. Стрельба лосей требует кроме умения стрелять пулей большой выдержки и хладнокровия. Стреляют обыкновенно только тогда, когда зверь или звери покажутся против или почти против номера (во избежание несчастных случаев) и редко далее 50 шагов. Лоси сначала все сразу выбегают на один какой-либо номер — и, стреляя с толком, можно повалить из двуствольного штуцера пару. Кроме того, в благоустроенных охотничьих кружках и обществах, за убитую лосиху нужно заплатить более или менее значительный штраф, а отличить самку от молодого, еще комолого самца можно только на близком расстоянии. Весьма важно также не только убить зверя, но и не дать ему прорваться через цепь стрелков. От выстрела по какому-либо из зверей, остальные тотчас разбиваются врозь, иногда бегут вдоль линий охотников или возвращаются в оклад и выбегают на загонщиков, стараясь прорваться. Нечего и говорить о том, что охотник не должен оставлять своего места до тех пор, пока не подадут сигнала окончания охоты. Не следует подходить к убитому лосю вскоре после выстрела, так как в предсмертных судорогах зверь может ногой убить человека на месте. Хорошо организованная и успешно завершившаяся облавная охота принесёт её участникам немало радости и приятных воспоминаний.

Охота с собаками

                 Успех этой охоты на 80% зависит от способностей собак и их умения задержать лося до подхода охотника. Основная задача собаки состоит в том, чтобы найти и держать зверя, не давать ему хода. Опытные лайки держат лосей, кружа вокруг них и облаивая. Подходить к лосю нужно быстро, чтобы он не успел уйти. Но в то же время приближаться следует очень осторожно. Если лось услышит приближение охотника, то он сорвётся от собаки, и в следующий раз остановить его и приблизиться к нему будет уже значительно труднее. С лайкой на поводке Особенность этого способа охоты в том, что собака работает молча и на поводке. Собаки для такой охоты, обычно лайки, должны быть очень хорошо воспитаны, послушны и притравлены по лосю или другому зверю. Чем спокойнее и уравновешеннее собака, тем выше ценится качество такой помощницы. К охоте с лайкой на поводке нужно готовиться заранее: вырастить удачную собаку, подобрать дружную группу из трех-четырех охотников, работающих с лайками, заблаговременно выяснить места охоты. Пользуясь врожденным качеством лайки молча, без голоса, преследовать зверя по следу до тех пор, пока она его не увидит, надо усиленно развивать у нее это качество. Притравливать лаек для охоты по крупному зверю рекомендуется не ранее двух лет, иначе молодая собака может быть испугана лосем и навсегда испорчена для охоты. После притравки по убитому зверю никогда нельзя упускать случая давать собаке уроки преследования по крови раненого зверя. И если она проявит к этому азарт, то школу зверовой охоты можно считать законченной. Такая собака вскоре поведет за собой хозяина, указывая ему без голоса, где находится зверь. Охотники с лайками, обычно двое, придя в лес, все время держат своих собак на привязи и вместе ищут зверя. Лишь иногда, по чернотропу, чтобы ускорить поиски, они расходятся в разные стороны, предварительно условившись о времени и месте сбора. Хозяин, ведя на поводке собаку, следит за каждым ее движением. Вот лайка сильно потянула в сторону, чуя следы и верхний запах недавно прошедшего стада лосей. Скорей — к месту сбора! Теперь оба охотника ведут своих собак в указанном направлении. Они внимательно смотрят вперед и, не спуская собак с привязи, следуют за ними до тех пор, пока поведение лаек не станет настолько порывистым, что по нему явно ощутишь близость зверя. Охотник, чья собака первой прихватила запах зверя, передает ее товарищу, а сам осторожно начинает скрадывать лосей, продвигаясь в том направлении, по которому вели лайки. Пройдя шагов 150-200, охотник застает лосей на лежке или жировке. Он приближается, выбирает нужный экземпляр и уверенно стреляет по нему. Если старого лося нет, охотник также осторожно возвращается. С лайками по следу Кроме описанной охоты с лайками на поводке, с давних времен существует охота, в которой собака по следу или верхним чутьем находит зверя и останавливает его злобным лаем. Отрицательной стороной такой охоты является то, что при вольном поиске собака распугивает животных и нередко, не сумев задержать зверя, угоняет его слишком далеко. Поэтому лучше иметь двух-трех дружных лаек. Очень важно зря не распускать собак, а держать их все время на поводке, особенно если охотник преследует зверя по следу, оставленному старым быком. Приблизительно определив место, где должен задержаться лось, охотник отпускает собак с привязи и направляет их по следу. Собаки, пока не настигнут зверя, идут молча. Окружив лося, они не должны кидаться на него, пытаться его укусить, забегать сзади. Опытная лайка-лосятница, увидев зверя, подходит к нему тихо, заходит спереди и лаять начинает не сразу, а выждав, пока он ее заметит, присмотрится. Сама она не нападает, а только вертится около лося и лает изредка, с выдержкой. Охотник идет уверенно, ему не нужно ломиться сквозь чащу, бежать, пока не «сорвался» с места чуткий зверь, как это часто бывает на охоте с одной собакой. Две-три лайки едва ли дадут уйти зверю. Сначала лось мало обращает внимания на собак. Потом они его донимают так, что он свирепо бросается на них, а они ловко увертываются. Затем снова делают вид, что нападают, как бы сознательно отвлекая на себя внимание зверя. Следует отметить, что воспитание слаженного «звена» из трех лаек — дело заманчивое, но не простое. Оно посильно только хорошо организованному коллективу охотников или охотничьему хозяйству.

Охота с подхода

             Это самая доступная и распространенная охота по всем видам зверей. Обычно практикуется она зимой — по пороше. При отсутствии снега охота с подхода тоже возможна, но по чернотропу очень легко потерять огромного зверя подраненным. Охота с подхода допустима только в период, когда быки еще не сбросили рога, т. е. с выпадением первого снега, до 15 января. Позже она опасна, так как вместо быка может быть загублена корова. Охота с подхода, или скрадом, осуществляется преимущественно вдвоем — втроем. Если же в ней участвует больше людей, она превращается в облавную охоту (загоном). Происходит охота с подхода или скрадывание лося на местах его постоянных переходов и кормежки. Среди многочисленных следов лосей охотник ищет следы старого быка. Если они обнаружены, начинаются поиски зверя. Иногда на эти поиски охотник затрачивает день-два, а то и больше, преодолевая пешком или на лыжах десятки километров. Ходовые следы вспугнутых лосей, а также лосей, перемещающихся из одного массива леса в другой, отличаются прямолинейностью. Животные идут почти напрямик, след в след, не задерживаясь для кормежки, безбоязненно преодолевая открытые места среди леса, продвигаясь за десять, а иногда и больше километров, пока не облюбуют себе новое место. В спокойной обстановке зимняя дневка и ночевка лосей происходят почти в одном и том же месте. Поэтому жировые следы чаще обиваются с прямой линии, расходятся в стороны, образуя сплошь истоптанные участки, которые вновь сменяются не очень длинными тропами след в след. Перед тем как лечь после утренней кормежки (что бывает после 9-11 часов утра), лоси разбредаются, оставляя обкусанные ветки, поглоды коры и свежие кучки «орешков». Это значит, что лоси близко, где-нибудь у ближайшей опушки леса или отдельной купы больших деревьев среди мелколесья. Иногда лежку или стоянку лосей охотник открывает, забравшись на дерево или обходя место дневки по кругу. Небольшой снегопад с ветром — лучшая погода для охоты с подхода. Если ветер тянет от лосей, то к ним можно подбираться прямо по следам. При ветре в сторону зверя придется заходить к месту предполагаемой лежки животных с противоположной стороны. В этом случае двое охотников обходят лосей по кругу справа и слева, а третий остается на входных следах, учитывая, что потревоженные лоси часто идут «в пяту» — обратным следом. Не обнаружив выходных следов из круга, два охотника, не теряя друг друга из виду, согласованно и осторожно продвигаются к центру круга или месту предполагаемой стоянки животных. Идут они молча, стараясь не задевать за ветки и сучья деревьев, огибая каждую чащу, кустарники. Малейший шорох или треск в таком случае бывает предательским, да и встреча с лосем почти всегда настолько внезапна, что охотник в одно мгновение должен сообразить, как действовать. Редко лоси подпускают охотников близко — тогда по избранной цели стреляют наверняка. Если же животные почуяли приближение опасности и услышали подозрительный шорох, они стремятся уйти обратным следом и выходят на третьего охотника. Неожиданно встревоженные звери обычно бросаются во все стороны, избегают встречи с охотниками и перемещаются далеко.

» data-image=»http://www.bearcreek.ru/public/upload/images/IMG_4654.JPG» data-title=»На лося (на реву, загоном, с подхода из под собаки)» data-lang=»ru» data-services=»vkontakte,facebook,odnoklassniki,gplus,twitter,viber,whatsapp,skype,telegram»>

Госполиция весь день ловила в Риге лося, но не поймала

Предприятие Latvijas dzelzceļš использовало визит лося в город для социальной рекламы и попросило сограждан быть осторожнее возле рельсов

РИГА, 21 окт — Sputnik. Забредший в Ригу лось весь день убегал от сотрудников Госполиции и в конце концов отстоял свою свободу, сообщает программа «Сегодня вечером» LTV7.

Вызов о том, что в парке в Гризинькалнсе замечен лось, Госполиция получила в 8:40 утра. Оттуда лось направился на Рижский центральный вокзал, охрана которого безуспешно пыталась поймать животное на перронах.

Камеры Latvijas dzelzceļš зафиксировали, как лось по железнодорожному мосту пересекает Даугаву, а за ним медленно едет пассажирский поезд.

В какой-то момент лось скрылся среди деревьев на Закюсале возле здания Латвийского телевидения. После наступления темноты поиски было решено прервать, и где лось сейчас, полиция не знает.

«Если житель в городе замечает лося, то мы призываем незамедлительно сообщить об этом Госполиции по телефону 110. Полицейские в сотрудничестве с ответственными службами — ГПСС, Государственной службой среды, Рижским агентством леса и департаментом жилья и среды Рижской думы — могут попробовать прогнать лося из тех мест, где есть люди», — пояснила Криста Андерсоне, представитель Госполиции.

Предприятие Latvijas dzelzceļš использовало визит лося в город для социальной рекламы, и опубликовало в социальных сетях подборку кадров с животным с призывом: «Не будь лосем, притормози у рельсов!»

Министр иностранных дел Эдгарс Ринкевичс в шутку написал в Twitter, что полиция, наверное, преследовала лося за хождение по городу без маски.

Dienas prieks, laikam policija iesaistījās, jo alnis bija bez maskas…

Rīgas centrā ieklīdis alnis; policijas mēģinājumi dzīvnieku notvert bijuši nesekmīgi https://t.co/SEOEnl4cWF

— Edgars Rinkēvičs (@edgarsrinkevics) October 20, 2020

​Лосей в городе замечают практически каждую осень, однако обычно они не заходят дальше окраин. В Латвийском национальном музее природы объясняют, что осенью у лосей период гона. Самцы соревнуются за самок и выгоняют из леса более слабых особей.

«К лосю не надо приближаться, он все-таки самое большое в Латвии животное. Обычно они не агрессивны к людям, но во время гона могут проявить агрессию», — пояснила Уна Берзиня, зоолог Латвийского национального музея природы.

Журнал «Урал» — Леонид Фомин — Лесная повесть

1. ОСЕНЬ
ГОН ЛОСЕЙ
Был месяц сентябрь. Осень входила в силу. Еще с августа зазолотила она березовые перелески, зарумянила осинники на болотах. Вянут травы. Меркнут туманные дали.
Печальна картина осеннего пейзажа. Рыжими лишаями светлеют склоны гор. В оголенных лесах там и тут, как кострища, пылают рябины. Лиловая высь уже не ласкает глаз светлынью. Безбрежное небо ушло еще выше и стрелами перистых облаков указывает путь холодным ветрам к далекому югу.
Дни убывают. Близится время осеннего равноденствия.
Скупо светит осеннее солнце. Каждый день меняет осень свои наряды. И зелень у нее, и золото, и кумач, и радужный блеск бриллиантов на мерзлых травах…
Блекнут осенние краски. Тучи в небе собираются. Зашумел лес„ встревоженный ветром. Отчаянно раскачиваются вековые деревья, глухим гулом объята тайга. Редеют густые березняки, будто гребнем вычесывают их. Тучи падающей листвы! И вот уже нет рыжих пятен на склонах гор, нежно-палевым или шоколадным оттенком отдают оголенные березняки.
Все больше хмурится небо, крепчает ветер. Стремительными порывами налетает он на синюю гладь озер, волнует воды, завивает белые бурунчики на гребнях волн. Совсем короткими кажутся дни. Тревожно кричат вороны. К югу потянули первые стаи птиц.
По лесной дороге идет ватага женщин. Лукошки, корзины, ведра полны грибами. Уставшие, но веселые, тараторят без умолку, рассказывая новости. Неожиданно до слуха доносится далекий отрывистый звук, похожий на стон. Женщины останавливаются и настороженно слушают…
В это время по дороге навстречу веселой гурьбе шел лось, временами поднимал тяжелую горбоносую голову и отрывисто ревел. В сильном реве зверя слышалась тоска и призыв.
Еще раз услышав незнакомый загадочный стон, женщины смолкли,, испуганно переглянулись и спешно свернули с дороги в лес.
Остановился лось, вскинул голову, фыркнув, сорвался с места и большим размашистым ходом побежал на звук. Вихрем пролетев мимо грибниц, зверь свернул в сторону и исчез в березняке. Только и успели увидеть люди большое рогатое чудо со сверкающими глазами, с поднятой шерстью на хребте.
Лось вскоре замедлил бег и стал на вершине горы среди засыхающего ельника. Это был огромный старый самец с седыми мягкими губами и с белыми ногами. Он долго ворочал длинными, как весла, ушами, тянул чувствительными ноздрями воздух.

Окончательно успокоившись, побрел по открытым еланям и снова стал мычать. Поздно вечером тоскующий зверь уже был далеко на крутом яру гремучей горной речки Сулема.
Неведомо откуда пришел сюда лось-великан. Целые дни он ходил по горам, спускался в низины и все ревел. Совсем недавно этот большой осторожный зверь был другим. Казалось, его влекли к себе только мягкие побеги древесной молоди. С первыми холодами враз изменилось все. Сентябрь — тот же май для быков-лосей: начался осенний гон. Обезумел лось, потерял покой. Громко ревел, шумно бегал по лесу. Ничто не могло противостоять великому брачному закону. Великан-лось искал лосиху, влечение к которой стало теперь единственной целью жизни.
Но не один этот лось ходил в те дни по лесным дорогам, оглашая леса призывным ревом. Потеряв осторожность, шлялись и ревели многие белоногие женихи. В поисках лосих они делали большие переходы, переплывали широкие реки, забегали в деревни, выскакивали на проезжие дороги, кидались на всякий звук в лесу, принимая его за стук рогов.
Часто лоси сходились и устраивали драки. Редко пара взбесившихся рогачей расходилась мирно. Особенно яро быки дрались возле лосих-невест, где собиралось их порой по нескольку одновременно.
* * *
Резвая молодая лосиха долго не могла выбрать друга по вкусу. Капризам невесты не было границ: то слишком ласковый, то сильно избит, с обломленным рогом. На ее глазах рогачи учиняли драку за дракой. Красавица и ухом не вела.
Сама она держалась строго, к себе близко никого не подпускала и этим еще больше сеяла раздор между соперниками.
Случалось иногда, что какой-нибудь удалой лось, разогнав более слабых животных, заслуженно требовал ласки. Но красивая лосиха, игриво прыгнув, убегала прочь. Она пренебрегала избитыми смельчаками, но не желала знаться и с небитыми трусами.
В тот поздний вечер снова был бой быков. Среди темных ельников, на широкой поляне, грудилось несколько лосей. Недалеко гремел падун на Сулеме и глушил посторонние звуки. Выбежал на поляну неожиданно огромный рогач и, вытянув шею, злобным мычанием стал звать на бой. Сухопарый лось-молодец отделился от прочих, смело пошел на противника. Минута — и сухой треск рогов прозвенел в тишине. Сопя и натужась, лоси клонили друг другу головы. Но не судьба, видно, смелому лосю ходить по родным лесам. Подвихнулись ноги у сухопарого, и он рухнул на землю. В бессильной злобе храпел поверженный рогач, мотал головой и вскоре затих.
С обагренным лбом поднялся лось-великан, устало пошел в сторону. На широкой груди и крепких ногах играли упругие мускулы. Победитель обвел взглядом поляну, заметил лосиху. Гордая красавица независимо щипала побеги.
Накатилась ночь. Тучи скрыли звезды. Незыблемая тишина распространилась вокруг. Лишь слышно было, как лосиха трется мордой о куст да, хрустя веточками, переступал с ноги на ногу лось. Впервые за долгий месяц в спокойствии проходила ночь. Лось несколько раз пытался приблизиться к лосихе, но непроглядная темь и тишина помешали ему.
Рано утром красавицу-лосиху навестили вчерашние женихи. Не стоило больших трудов ревнивому великану вторично разогнать их.
Но не по сердцу пришелся лосихе и этот лось. Бойко прыгнув, она стремительно побежала прочь.
Старый лось ответил на каприз молодой лосихи неслыханной грубостью. Быстро опередив ее, встал поперек, преградив дорогу, с силой ударил мордой в плечо. Как подкошенная, грохнулась лосиха на землю.
Однако не обиделась на дерзкого лося. Поднялась, покорно взглянула на него, а спустя минуту стала играть с ним.

ВОЛЧИЙ ВЫВОДОК
Худое в тот год выдалось бабье лето. В те дни, когда должно еще быть теплу, в горы пришел лютый холод. Стынет воздух под сводом свинцовых туч, по горным увалам вольно гуляет ветер. Окончательно разделись лиственные леса, посохла, полегла трава. Колючими порывами налетают ветры на убогие березки, гнут до земли, срывают последний лист.
Скучно в заглохшем лесу. Лишь вой ветра да прощальные крики птиц наполняют осенний воздух.
— Клю, клю, клю,— прокричал с высоты лебедь и, свалившись на одно крыло, круто пошел вниз. Летевшие сзади лебеди повторили его вираж и, плавно описывая круги, стал снижаться на маленькое озерко.
На краю болота, на сухих корневищах сосны, лежала матерая волчица. Завидев опускающихся больших белых птиц, она подтянула ноги и плотно положила на них голову. Рваные уши припали к затылку.
Тихо подошел сзади волк. Следом за ним так же осторожно — еще два, а затем — четыре молодых волчонка. Вся семья гуськом направилась к озеру.
Глубоко увязая во влажном мху, впереди шла волчица, за ней молодежь, отец-волк замыкал шествие. Молодые звери нетерпеливо вскидывали длинные морды, выскакивали в стороны. Но грозный взгляд волка-отца укрощал их пыл. Далеко позади, с большими усилиями преодолевая болотную глухомань, плелся пятый волчонок, спешил догнать семью, но это получалось шумно, и он боялся. Предупреждающий взгляд старого волка заставлял его припадать к мокрому мху. Не дойдя до озерка, звери разделились на две группы и во главе со старшими бесшумно потянулись к топким берегам. Последний волчонок растерянно закрутился на месте, не зная, за кем бежать.
Солнце село. Зыбким облаком всплыл над озером туман. Вдали тоскливо всхлипнула выпь. Тяжелые птицы грузно бьют крыльями воздух, низко летя над берегом. Неожиданно серой тенью взметнулось упругое волчье тело. Первый лебедь круто повернул, но не успел: сомкнулась клыкастая пасть, увлекая птицу к земле. С тревожным криком закружились лебеди на месте. Волки прыгали, сшибались, ловко цапали испуганных птиц. С другого берега озерка старый волк следил за работой питомцев. Уже в полночь, вдоволь натешившись добычей, звери старой тропой пошли обратно. На месте пиршества, как хлопья снега, белел лебяжий пух.
Далеко пропустив выводок, выполз из-под елки урод-волчонок. Осмотрелся и, неловко выбрасывая худые ноги, поспешил за семьей.
* * *
Сулем — горная река. Падуны и перекаты наполняют шумом прибрежные леса. Далеко от берега слышен грохот неуемной реки. Глухие первобытные леса обступают Сулем. Вековые деревья обросли бородищами мхов. Непролазные буреломы таят коварные ловушки. С виду ядреное дерево оказывается совершенно сгнившим и, когда на него ступит зверь, с треском рушится, превращаясь в труху.
Логово волков в глухом ельнике у заросшего ручья. В зарослях малинника и лозняка, под грудой полусгнивших колодин, родились и выросли волчата. Ручей летом пересыхал, и его глубокое каменистое русло было надежным убежищем. В жару молодые волчата перебирались на дно ручья. Здесь, совершенно скрытые зеленью от солнца и чужих глаз, спокойно коротали дни. Когда волчата подросли, стали выбираться на свет, познакомились со старшими братьями. Прошлогодние волчата-переярки держались недалеко от логова. Жили независимо, но и не покидали родителей. Для младших братьев они никогда не приносили добычи, зато всегда доедали то, что не съедали молодые.
Когда взрослые волки ходили на охоту, молодые терпеливо отлеживались в логове, не проявляя признаков жизни.
Как-то вечером отец-волк притащил крупного зайца. Перепуганный, со смятой шерстью, лежал он под елкой и ждал своей участи. Серые звереныши вмиг подскочили к жертве. Дотоле беспомощный, заяц вдруг опрокинулся на спину, с силой полосанул длинными, как рычаги, задними ногами подоспевшего смельчака. Тот, неистово взвыв, отлетел далеко в сторону. Одним махом отпетый пленник вылетел из страшного круга, перемахнул ручей и — был таков…
Но перед бегством косой крепкими, как проволока, когтями разнес брюхо волочонка. С этого дня и начались на него беспощадные гонения.
Несколько дней больной зверь лежал пластом. Его грызли мухи, томила жажда. Братья переступали через него, родители не удостаивали взглядом. Однако жизнь взяла свое. Волчонок стал поправляться.
Но он получил увечье, и с той поры стал отщепенцем в семье. Не стало к нему ласкового отношения, родители и братья затаили к бедняге лютую вражду. Не проходило дня, чтобы кто-нибудь не дернул хилого волчонка за тонкий хвост, не сцапал за горло. Вся семья гнала и отшибала больного зверя от логова.

МЕДВЕЖЬЯ НОЧЬ
За лесистым перевалом, там, где Сулем делает широкую излучину, огибая горы, возле шумного водопада, брел берегом сытый медведь. Темна осенняя ночь. Осторожно ступает зверь, часто прислушивается, принюхивается.
Неспроста не спал мишка в эту позднюю пору: у него свои заботы! На другой стороне реки, на убранном овсяном поле, вот уже несколько ночей подряд ходила лошадь. Да и медведь не впервые шел берегом. Уже которую ночь бродит в здешних лесах. Однако переправиться на тот берег медведь не решался: шум водопада, холодная вода пугали его. Бывало уже утром, когда в поле раздавались людские голоса, злой, недовольный уходил медведь от реки.
И в ту ночь, возможно, косолапый не решился бы переплыть бурлящий Сулем, да терпения не хватило: лошадь фыркнула где-то особенно близко. Прижав уши, зверь решительно направился к воде. В шуме потока переправился на другой берег и, не отряхиваясь, прилег на отмели.
Берег этот был крутой, заросший черемухой. Нужно было бесшумно пролезть и здесь. Полежав минуту, мишка убедился, что все спокойно, поднялся и нашел лазейку. Проскользнув в нее, сразу очутился на краю поля и затаился в глубокой борозде. Медведь хорошо чуял лошадь, слышал позвякивание пут, но как ни глядел, увидеть не удавалось. Напрягая слух, зверь выбрался на желтую стерню.
Услышала лошадь беду, когда зверь был уже рядом. Махнула гривой, поскакала к деревне. Но, спутанной, ей трудно было спастись в чистом поле. Догнал медведь лошадь, ударил наотмашь могучей лапой…
Тревожная стояла ночь над тихим полем. Вдали однообразно ухал водопад. В недалекой деревне тоскливо брехали собаки. В полночь между туч вылез ущербленный месяц. Проплыл белым огнивом в бездонной прогалине и осветил черную кучу, копошившуюся на краю поля. Это медведь волок труп лошади в ближайший ельник, чтобы там припрятать до завтра.
* * *
Темная, глухая пришла другая ночь. Тучи собрались на небе. Вылез зверь из-под старой ели, побрел к реке. Смело спустился сегодня в воду, перебрался на тот берег. Не доходя до знакомого ельника, остановился. Целый час простоял осторожный зверь, нюхая воздух. Затем успокоился и тихо пошел к туше лошади. Но не успел он сделать и трех шагов, как вдруг ослепительно ярко что-то сверкнуло вверху, и оглушительный раскат выстрелов потряс ночь. Медведю сильно ожгло голову, но он тут же опомнился и напролом, через ельник, бросился наутек.
С косматой ели быстро соскочили два человека. Они выбежали в поле, кинулись к кустам, но тщетно: медведь удрал.

СЕНТЯБРЬ   НА ИСХОДЕ
Переменчива осенняя погода. Проглянул один-другой яркий денек, и опять, небо насупилось. Потемнеют леса, завоет ветер. Так было и в ту осень. Всплыло над лесом красное солнце, а ему навстречу летит северный ветер. Солнцу холодно, неприятно, и вот нырнуло оно за первую попавшуюся тучку. Утро обещало хороший день, а осень повернула по-своему. Ветер приволок тяжелую тучу и аккуратно, без единого просвета разостлал по небу. Заухал, заволновался лес от вздохов холодных ветров. Заморосил косой дождь. Потом ветер стих, а дождь усилился. Заунывной дробью зашумел он по лесу и, как говорят, зарядил на неделю.
Мокрым холодным рассветом начался новый день. Низко клубились белесые тучи. Уже прямой крупный дождь сыпался с них, омывая землю.
У подножия Лысой горы, под размашистыми соснами, стоит лось. Отряхиваясь, зябко подергивает кожей. Рядом, скрытая от дождя ветвями, лежит лосиха. Она мерно водит челюстями, пережевывая пищу.
Лось большой и от воды кажется черным. Огромная голова от глаз до губ в ссадинах и шрамах. По шее выпуклый красный рубец. Это следы жестоких лесных битв.
Лось стар. Об этом красноречиво говорят и рога зверя. Кривыми корягами раскинулись они по обе стороны головы. Сколько зверю лет, столько и отростков на рогах. Великан-лось охранял покой лосихи.
После встречи па поляне лоси стали неразлучны. Сохатый крепко и ревностно привязался к молодой лосихе. Он не покидал ее ни на минуту, во всем старался услужить. Находя лакомую пищу, не брал ее, пока не начинала есть лосиха. Если она, уставшая, ложилась отдыхать, лось долго стоял рядом и, лишь когда подруга засыпала, осторожно ложился сам.
Несмотря на позднюю пору, гон лосей еще не прошел. Как в первые дни осени, рогачи до сих пор ходили со «стонами» по лесам. На смену старым «гулякам», гон которых начался раньше, пришла молодежь. На третий, на четвертый год от роду с наступлением холодов молодые сохачи начинают ощущать небывалый прилив сил. Все меркнет перед желанием встретить лосиху. Могучее чувство растет с каждым днем. Как и старые лоси, молодые теряют всякую осторожность, бродят по лесам и вот, наконец, в тихий вечер, вытянув голову заре навстречу, издают первые призывные звуки. Стон их короткий, отрывистый, отличим от рева старых лосей.
Под влиянием братьев начинают реветь и самые молодые, полуторагодовалые лоси, у которых еще не сменились молочные резцы и бархатистые рога едва заметно раздвоились. Но эти стонут просто так.
Еще неопытные, незнающие лесных законов, но горячие и решительные, молодые лоси часто становятся жертвами маститых рогачей. На месяц позже закипела кровь у молодых, но и старики еще не все утихомирились.
Бывали случаи, когда пару навещали холостяки. Страшен был в такие минуты ревнивый великан. Ощетинившись и прижав уши, он вихрем летел на противника. Чаще соперники добровольно убирались.
Однажды старый лось сошелся тоже с крупным, но молодым лосем. Могучий гладкий незнакомец возник у ельника. Он долго» смотрел на лосиху, и голова его опускалась к земле. Старый лось предупредительно хватил копытом по тощей березке и срубил ее, как топором. Пришелец не дрогнул. Он только упрямо мотнул головой да пошире раскинул ноги. Это был прямой вызов на битву.
Неукротимый гнев обуял старого лося. По всему хребту торчмя поднялась шерсть. Склонив низко голову, старый лось неустрашимо понесся вперед.
Гудела земля под ногами недругов, хлопья пены летели кругом. Бой был не на жизнь, а на смерть.
Но вот сентябрь на исходе. Вместе с ним на исходе и брачная пора лосей. Все реже по зорям стали слышны их стоны, а днями совсем не слыхать. Лоси как бы опомнились от хмельного угара, снова стали чутки и осторожны. В тихие вечера в лесу не слышно стало стука рогов в жестоких схватках.
В это время осени лосиха достигла наибольшей упитанности. Никогда она не была так стройна и чиста, как сейчас. Блестящая шерсть лоснилась матовым блеском, на плотном теле выпукло выделялись мускулы. А лось был сильно истощен. В течение всего беспокойного месяца он почти ничего не ел. Обозначились ребра, большая голова стала угловатой и еще больше горбоносой. Не лучше выглядели и другие быки. Теперь им было не до драк. Близились холода, и лоси усиленно жировали.
К той поре большинство лосей разошлось парами. В мире проходили дни. Уже не было жгучей ревности со стороны самцов, завладевших самками, не было между ними и битв. Так вел себя и старый лось. Он наслаждался любовью подруги, а сам между тем усиленно жировал. На других лосей, шатавшихся рядом, тоже не особенно обращал внимание, хотя еще долго избегал открытых встреч.
Дотоле грозный и лихой гуляка, наводивший трепет на лосей одним своим появлением, сейчас успокоился и был покорен во всем своей лосихе.

ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ
Необъятны уральские просторы. Древнее царство гор и тайги. Если взобраться на высокую гору, то взору представится невиданной красоты картина: безбрежное море лесов! Горные вершины волнами находят одна на другую и бесконечной цепью тянутся в необозримую даль. В туманных распадках узкими лентами текут реки, зеркалами блестят под солнцем озера. Воля вольная всякому зверю в дремучих уральских лесах.
Но как бы ни была просторна тайга, у каждого зверя свое обиталище. Одни любят светлые, редкие леса, другие — глухие, непроходимые. Одни любят речки бурные, другие — озера тихие. Каждый рад своему дому и каждый по-своему охраняет его.
Сторожкая выдра — отшельница. Живет незаметно в крутых заросших берегах таежных рек. Проворно, как щука, ныряет, ловко хватает рыбешек. Попробуй, узнай, где здесь выдра живет! Но стоит только появиться опрометчивой родственнице в ее владениях, живо хозяйка находится. Бою жестокому быть, если не уйдет пришлый зверь подобру-поздорову.
Даже белка и та уголок свой знает. Зиму и лето живет на одном месте. И только в бедственный год, когда неурожай орехов на кедре-кормильце, рушится этот давнишний обычай. Собираются белки большими стадами и кочуют по тайге. Ничто не устрашает встревоженных зверьков. На пути они переплывают широкие реки, не сворачивают от людных деревень. Много гибнет белок в такие путешествия.
И волки свою обитель знают. Крепко привязаны к знакомому месту. Живут парой или семьей. Селятся они вблизи жилья. Беда той деревне, где появится выводок. Перережут скот, передавят собак.
Зима поворачивает вспять законы зверей. У хищников круг охоты расширяется, стаями собираются птицы, стадами живут копытные. И, чем суровей зима, тем больше путаницы в звериных законах.
И еще есть в природе могучий закон — жить только сильным. Сама жизнь ведет отбор. Не встретишь в лесах хилого зверя, не увидишь птицы с перебитым крылом. Все быстроногие, быстрокрылые. Худого оленя съест волк. Здоровый спасется и даст достойное племя. Сломает ногу в беге лесной козел — опять пожива голодным волкам.

РАНЕНЫЙ ЗВЕРЬ
Ночь не ночь в лесу для перепуганного зверя: земля колесом вертится. Сшибая дряхлые пни, подминая елочки, бежал медведь от страшного места. От ужасной боли в башке звенело в ушах, а, когда в бешеном беге зверь стукался лбом о деревья, в глазах солнце сияло. Всю дорогу медведю! казалось, что его догоняют. Уже давно позади осталась опасная ель, лес гуще стал, а он все бежал. Прыгая через упавшую сосну, косолапый запнулся, грохнулся в кипень малинную. Большой, грузный, обхватил лапами голову и залез в самую гущу малинника…
А по-другому бы сложились у мишки дела. Последние дни отгуливался. Сыт, беззаботен был зверь. Под елью в яме берлогу выкладывал, спать готовился. Берлога старая, место знакомое, не первый год здесь медведь живет. Ходил в своем царстве медведь хозяином, ревниво трущобы стерег. Или волк забредет мимоходом, или другой топотыга зайдет — хозяин выдворит его незамедлительно.
Безмятежно и ровно жизнь протекала. В лесах было множество ягод, птицы всякой велось. Тешился мишка медом пчелиным, мышей ловил, слизняков жевал. Все, что в лесу росло и плодилось, было по вкусу медведю. Последние дни бродил косолапый на дальнее болото, дань собирать с зыбучих трясин. Клюквой лакомился, голубикой.
Знал косолапый все тропинки в родном лесу. Царствовал знатно. Весной, в половодье, рыбку в протоках ловил, летом птичьими яйцами лакомился. Если случалась крупнее добыча, и тут не зевал. Задерет зверь сохатого, завалит ветками и, когда туша протухнет, отведает понемногу. Припахивающее мясо — лучшее блюдо медведей. Вот и с лошадью это же сделать хотел, да беда приспела нежданно-негаданно.
* * *
Осень проходила. Это было видно и по коротким серым дням, и по сильным заморозкам, и по скучному безмолвию, охватившему природу. Улетели перелетные птицы, угомонилась в природе сутолока. Не слышно стало теперь даже тех тревожных криков, какими наполнен был звенящий осенний воздух в последние дни отлета.
Взматерели глухариные выводки, стали пугливы. Очень осторожно выходят они по вечерам на овсяные выкосы пособирать оставшиеся в полосе зерна.
Голуби-сизари летают стаями. Вороны орут, зиму чуя.
Заяц-беляк уже давно сменил серое летнее одеяние на зимнее, белое. А снега все нет. Прячется бедный зайчишка там, где шкуру не так заметно. Вот он залег в почерневшем папоротнике, притаился, будто невидимый. Черный ворон, мимо пролетая, глухо каркнул и описал широкий круг над зайцем. Косой вскочил, стремительно побежал в гору, мелькая своей продажной белизной. Сделав несколько последних прыжков, заяц протропил по привычке обратно, потом в сторону прыжок, еще один в другую, и очутился на комле поваленной ветром березы. Здесь его не заметит ворон…
Сушит лужи мороз, вымораживает землю сырую. Лист хрустит под ногой, травы хрустят. Шумно кругом от хрустального звона.
Ветер воет, перебирая жидкие ветви осин, ухает, стонет, плачет. Застыли стоячие водоемы. На реках забереги появились. Снега надо…

2. ЗИМА
В   ЗАСНЕЖЕННЫХ ЛЕСАХ
В середине ноября пришла зима. Отшумели ветры, небо прояснилось. Выметенная ветрами, вымытая дождями, вымороженная морозами, земля готова была встретить холодную пору, укрыться снегами и отдохнуть от забот, чтобы весной с новой силой начать свое вековечное созидание.
Поздно вечером задул над лесом ветерок. Низкая пепельно-серая туча, до того спокойно висевшая в стороне над горами, вдруг потемнела, и стала медленно расползаться по небосводу. Не прошло и полчаса, как в небе не осталось и окошечка, куда могла бы проглянуть звезда.
Повалил пушистый снег. Крупные снежинки в веселом хороводе закружились над полянами, быстро забеляя землю. Потом ветер стих, снег полетел гуще, дружней и, наконец, повалил сплошной непроглядной массой. В живом белом месиве вокруг все кружилось, летало и плавало. Лес, земля, небо слились воедино и, казалось, вращались в этом могучем снежном коловороте.
С самого начала зимы трудно пришлось лосям. Снега выпали небывалые. Ходить стало трудно, труднее того добывать корм. Первые несколько недель животные держались на местах старого обитания, где провели брачные дни. Причиной затяжного пребывания в тех местах было обилие кормов. Множество молодой древесины по склонам гор, ивняки по берегам лесных ручьев, мелкая осина — все это входило в обыденную пищу лосей. Всюду можно было встретить следы кормежек: обкусанные прутья, содранная кора, изжеванные ветки.
В начале зимы снег хотя был и глубокий, но не затруднял движение: он был легок и рыхл. Но вот выдалась оттепель, и снег плотно осел. Теперь даже по склонам гор, где последнее время больше всего держались лоси, стало тяжело ходить. А снег все валил да подваливал. К середине декабря его выпало столько, что некоторые места оказались совершенно непроходимы. Утопая в снегу, лоси передвигались с большим трудом; похоронил снег древесную поросль, есть стало нечего. Поедали они сейчас мерзлые побеги осин да сосновую хвою.
Начавшие поправляться лоси стали снова худеть. После трескучих морозов залютовали жестокие уральские пурги. К тому же, почуяв бессилие лосей, в горы пришли вездесущие волки. Каждый день валили они измученных снегами и бескормицей животных.
Опасность сбила лосей в небольшие табуны. Они расходились по окрестным лесам и, найдя осинник, долго держались в нем. Здесь лоси утаптывали снег и чувствовали себя спокойно.
Но сколько ни держались лоси на знакомых, привычных глазу местах, сколько ни тянули время, все же были вынуждены уходить. Зима только начиналась, и надо было позаботиться о будущем. И вот парами, по четыре, по шесть голов лоси стали отходить на восточный склон гор под предводительством старых вожаков, которые уже не раз пересекали снежные увалы хребта Уральского.

В  ЗИМНИЕ ДНИ
Зима застала волчий выводок в родных угодьях, у логова. Еще с осени хищники очистили свои владения от зайцев, лис и косуль. Белая скатерть снегов, нетронутых следами, простиралась вокруг. Даже крупных птиц поблизости не осталось.
Голод поднимает волков с утоптанных мест и гонит по лесам в поисках добычи.
Солнце садится в студеную мглу, деревья звучно потрескивают.
На широкой болотной поляне сидит неподвижно волчица. Пышная шерсть заиндевела, волчица кажется седой. Там и тут по сторонам сидят другие волки. Звери напряженно слушают и косят глаза на волчицу. Вдали надрывно орет ворона. В морозной тиши далеко разносится ее хриплый протяжный крик.
Осторожно волчица поднялась и, разваливая грудью снег, пошла в сторону звука. По готовой тропе потянулись другие волки.
Знала старая хищница повадки крикливой птицы. Только зашли звери в лес с болота, сразу наткнулись на лисий след. Не подозревая страшного соседства, лисица мирно трусила своей дорогой. Тут и заметила красного зверя пронырливая ворона.
Не долго стояли волки над следом. Вскинула старая морду высоко, понюхала воздух и след взяла. Серебристой пылью сыпался снег из-под волчьих лап, колыхались еловые ветки, задетые спинами хищников. Далеко растянувшись, волки бежали по следу.
Лисья дорожка, как витый жгут, стлалась меж заснеженных елей. Еще не чуял беды красный зверь. Но вот следы сбились, сгрудились и утоптали  снег. Встала лиса, услышав погоню, вскинула острую мордочку кверху, ушками повела и, сорвавшись с места, стремглав понеслась по лесу.
Долго гнали волки лису. Настигали. Тяжелым и сильным, им легче было бежать по глубокому снегу. В сыпучем снегу лиса не доставала земли и, прыгая, часто тонула. Устала. Измучилась. Припала к гнилой колодине, стригет ушками, глазками сверлит, хвост трубой к небу подняла. Вскочила на ствол, пробежала верхом, снег осыпая, и кинулась в сторону, летит по торной дороге обратно к болоту…
Холодно серым, голодно. Обхитрил зверя зверь, потеряли они лису. Злятся. Толкаясь на месте, задевают боками друг друга и скалят зубы. В слабой надежде молодежь поглядывает на волчицу-мать, да на волка-старика.
* * *
Голод — не тетка, всю зиму не пролежишь. Напрямик, через леса, голодные волки пошли цепочкой к далекому полю, к жилью человека.
Только впереди сейчас старый волк. Устала волчица по целине брести и уступила дорогу волку.
Только под утро звери вышли из лесу и разместились отдохнуть в заросшей кустарником балке. Волчица легла на пригорке, мордой к близкой деревне, волк отошел обратно по следу и лег.
На рассвете звери поднялись и потянулись к деревне. Над пустынными улицами висел холодный туман. Ни один звук не нарушал сторожкой зимней тишины. Волки миновали крайние огороды, тихо пролезли к пустовавшему сараю. Разместившись на соломе, прилегли, долго и внимательно осматривали улицы. Затем поднялись и пошли к ближайшей ограде. Трусливо взвизгнула собачонка и бесследно исчезла в норе под сараем. Но и этого было достаточно, чтобы известить всех о великой тревоге. Маленькие и большие, выбегали собаки на дорогу полаять по случаю неизвестной тревоги.
От крайнего забора, как тени, отделились два рослых волка. Взрывая когтями снег, врезались в сварливую компанию. Переполох объял всю улицу. Как по сигналу, поднялись от сарая другие волки. Немногие собаки миновали волчьих зубов. Перепуганные псы забегали в чужие дворы и громко выли, будя хозяев. Захлопали двери домов, на улицу повалили люди. Но хищники были уже далеко.
Остановились уставшие волки в густом хвойном лесу. Там и устроен был пир. Мало осталось у них от добычи. Но и это не бросили, отнесли в сторону несъеденные остатки и захоронили в снег. Молодые не делали этого. Они еще не знали страшных зимних голодовок, не испытывали лютых стуж и сейчас, насытившись, беспечно устраивались под елками. Но старые были опытны. Не первую зиму коротали они. Хлебнули всего: хорошего и плохого, всего, чем полна незавидная волчья жизнь.
Полдня отдыхали серые. Не хотелось вставать после сытной еды. Однако идти к родному болоту надо. Место здесь незнакомое.
Тихо в зимнем лесу. В пуховые шали одеты высокие ели. Бисером снег горит. Грустно по-зимнему светит далекое солнце. Тихонько идут серые, по сторонам пугливо поглядывают. Застучит ли дятел по звонкой сушине, или белка осыплет куржак — враз остановятся звери.
Не дойдя до родного болота, хищники залегли. Старый волк выбрал ель размашистую, где снега под кронами меньше. Разбросал лапами его до земли, покрутился на месте и рухнул на бок. Легли все остальные звери. Мать-волчица улеглась последней в стороне. Взрослые переярки привязчивы были к волчице, как всегда, пристроились рядом.

Уже ночью хищники добрались до болота. Там они в полном спокойствии пролежали два дня. Мороз не мороз сытому зверю, спит на снегу под сосной — хоть бы что!
Но вот потихоньку стал опять подбираться голод. Почуяв его первые спросы, звери чаще начали подниматься. Походив с минуту в. кругу семьи, снова ложились на место. Еще одни сутки прошли. Голод возрастал. Не лежится.
В конце третьего дня звери вновь пошли на охоту.
* * *
Стоял тихий вечер. Мягкие тучи висели над лесом. В сумрачных потемках снег казался особенно ярким. Резво шли волки по лесу, оставляя глубокие борозды позади. Миновали шумный падун на Сулеме, обогнули скалистый утес, пошли широкой долиной.
Шедшая впереди волчица вдруг вскинула острую морду и замерла с поднятой ногой. Почти тотчас все враз увидели, как большая комолая лосиха переходит поляну. Будто ветром подхватило проворных зверей. Метелицей, поднимая пушистый снег, волчья стая неслась за лосихой.
…Некуда больше бежать. Стена бурелома стоит на пути. Вперед проскочить силы нет, с обеих сторон окружают волки. Остановилась уставшая лосиха. Фыркнула дерзко, метнула пламенный взгляд. Длинные уши сошлись концами, сухая нога согнулась в рычаг.
Первым подоспел неопытный, прибылой волчонок. Изогнувшись сильным телом, он ловко прыгнул и… больше не встал. Как мечом, острием копыта разрубила лосиха волчий череп.
Потеряв одного, волки подойти не решаются. Скалят зубы, но боятся сделать роковой прыжок. Зло поглядывает на лосиху мать-волчица, наметанным глазом прикидывает. Обманчиво припала к земле, хвостом снег метет. Потом внезапно вскочила и стремительным колесом пошла по кругу. В недоумении смотрят волки на мать-волчицу, а сами за ней бегут…
Медленно поворачивается лосиха, следя за волками. Не заметила она только старого зверя. Подскочил он к ней сзади и мощным прыжком повис на высокой спине. Облако снега взвилось над вьющейся серой кучей…

Волчья семья постепенно стала отвыкать от болота, от логова. Все дальше и дальше уходили лесные бродяги в поисках пищи.
Круг охоты расширился. Зимние голодовки вынудили кочевать. Там, где случалась удача, звери жили несколько дней. И снова бродяжили. На охоту выходили чаще вечером и рыскали до утра. Ничего не стоило хищникам за долгую зимнюю ночь на голодное брюхо отмахать по глубоким снегам полсотни и больше километров. Зато при удаче волки съедали до двух пудов мяса каждый и несколько дней отдыхали. «Волка ноги кормят» — гласит пословица.

БЕДЫ МЕДВЕДЯ
В морозный вечер, увязая по брюхо в снегу, брел лесом медведь. Временами останавливался, поднимал тяжелую голову, нюхал воздух. Был он худ и зол. На правой стороне головы, вместо уха, торчали розовые мочки.
Недуг не дал вовремя лечь зверю в берлогу. Началось все с той памятной ночи. Из-за непроглядной темноты затаившиеся на лабазе охотники не сумели убить медведя. Одна пуля пролетела мимо, другая вскользь ударила по черепу, оборвав ухо. Зверь много дней тяжело болел. Но мало-помалу стал поправляться. Он, может быть, и поправился бы совсем, если б не осталось после страшной ночи жестокое наследие: зверь оглох на раненое ухо и к этому долго не мог привыкнуть. Медведь был стар. Без того слабый слух его теперь сократился наполовину.
На беду вместе с потерей слуха притупилось чутье. И тут сказалась болезнь. К этому и вовсе не мог привыкнуть косолапый. Тем временем наступила зима. Зверь не мог лечь в берлогу: он исхудал. Надо снова копить жир, чтобы лежать до весны.
Нередко из-под самого носа выскакивали быстроногие косули и, взметая облаком снег, убегали прочь.
…Медведь брел и брел. С трудом вытаскивая из снега лапы, подошел к ельнику. Здесь хотел было прилечь, уже начал разбрасывать снег и вдруг учуял пленительный запах. Единственное ухо плотно припало к затылку, ноздри с шумом потянули морозный воздух. Медведь сделал несколько порывистых шагов и впереди, за елками, увидел торную тропу лосей.
Ждать долго не пришлось. Два крупных лося шли по тропе с Лысой горы. После многих голодных дней медведь не мог терпеливо ждать. Шерсть на хребте встала дыбом, с желтых зубов тянулась на снег слюна…
Все сильнее, все определеннее запах. Зверь, дрожа, собирает под себя лапы. И вот дух лосятины нахлынул сплошной волной. За деревьями появился белоногий великан. Точно взрывом подброшенный, сорвался с места медведь, с глухим ревом, в два скачка подоспел к лосю. Он успел увидеть широкую грудь, длинные ноги, сверкающие огнем глаза и… вдруг страшный, ошеломляющий удар в лоб опрокинул его на спину! Каруселью завертелось небо перед глазами, громкий гул объял голову. Круто повернувшись, лоси поскакали обратно.
Поспешность чуть не сгубила медведя окончательно. Но живучий зверь и тут не пропал. Отошла окровавленная башка на холодном снегу, медленно силы вернулись. Поднял голову, огляделся и заревел в звездное небо.
* * *
Неудачи в тот год сыпались на голову несчастного зверя. Но он жил, а жизнь ему приносила новые приключения. Только успел поправиться после поединка с лосем, новая беда настигла. Опрометчиво ступив на трухлый ствол, медведь обрушился в глубокую яму. Сильно расшибся об острые камни и долго потом не мог выбраться на поверхность.
Медведь стал необыкновенно зол и решителен. Ничто не могло остановить его, когда попадалось на глаза хоть что-нибудь живое.
И, когда медведю грозила голодная смерть, он неожиданно учуял дух парного мяса. Оттопырив тонкие губы, медведь с минуту стоял и нюхал. С треском проломал чапыгу ельника, миновал ползучий кедрач и стал, как вкопанный, пораженный нежданной картиной: впереди, под нависшей сосною, на чем-то высоком и темном стояла поджарая, дымчато-рыжая рысь. Большие глаза смотрели прямо и гневно, седые баки отвисли, острые ушки стрелками опустились в стороны. Глухой рык лился из рысьей пасти. Медленно рысь спустилась в снег и, нервно подергивая куцым хвостом, пошла прочь от медведя.
Тот рявкнул, со всех ног бросился к темной туше косули.
Задранной рысью косули хватило надолго.

В середине января в тайге установилась небывалая оттепель. Задул южный ветер, лесистые горы окутались мягкими тучами. С деревьев забрызгали капли, зачернели на косогорах камни. Снег взрыхлился и осел. Весело зазвенела овсянка, бойче обычного запищали синицы. И вот в один теплый вечер с неба пошел дождь. Мелкий и частый, как весенняя изморось, окропил он тайгу, взбаламутив лесных обитателей. Отшельник-глухарь в тот вечер не слетел по привычке в снег ночевать. Он остался на сучке мшистой сосны и перед сном несколько раз многозначительно щелкнул клювом.
В тот теплый вечер и мишке не сиделось под старой сосной, на куче хвороста. Утопая в вязком снегу, он пробрался в знакомый бор. Там долго бродил, отыскивая старую лежку. Найдя ее в яме под елью, зверь не лег сразу. Ступая в свой след, он ушел далеко обратно, сделал широкий круг, снова приблизился, одним громадным прыжком заскочил в берлогу и залег до весны.

ПУТЕШЕСТВИЕ ЛОСЕЙ
После встречи с медведем старый лось и лосиха изменили обычный маршрут обхода лесистых гор. Они откочевали далеко к востоку и, облюбовав широкую низменную долину, остановились. Новое место было незнакомо и неудобно. Снега здесь лежали еще глубже, а молодой древесины меньше. Зато не было видно медвежьих и волчьих следов. Лоси довольствовались горько-кислой сосновой хвоей, ели мерзлую осину, черемуху и даже березу. На широких болотных чистинах разгребали ногами снег и доставали мягкий ягельный мох. Но скоро эти скудные корма наскучили. Еще несколько дней животные бродили по склонам окрестных гор, потом незаметно пошли снова обратно.
Было раннее утро. В холодное небо огненным диском всходило солнце. Осыпая серебристый куржак, по деревьям лазали кривоносые клесты. Сверкающей струей куржак посыпался с высокой ели и запорошил горбатую морду лося. Лось встряхнул головой, отступил в сторону. Шумно поднялась лосиха и, хрустя снегом, подошла к лосю. Сквозь кроны деревьев светило солнце, рубиновые огни играли в затейливых снеговых узорах. И в этих огнях, как застывшие изваяния, темнели две лосиные головы, обращенные к восходу. Кто знает, какая сила понудила зверей стоять неподвижно все утро. Быть может, они совещались о чем? Только вскоре лоси покинули ельник, и больше не видно было их в здешних лесах.
* * *
Бескормица и глубокие снега заставили старого лося пойти за ушедшими раньше собратьями. Вместе с лосихой они пошли прямой дорогой на восток, где уже не раз ходили лосиные стада, гонимые снегами. С каждым днем парами и в одиночку примыкали к ним другие лоси. Они тоже искали малоснежные леса. Уже к концу первой недели пути образовалось небольшое лосиное стадо. Во главе его стал старый лось. Лоси не делали остановок, прежде чем не останавливался великан, не шли со стоянки, пока отдыхал их вожак. Старый лось скоро понял свое положение в стаде и стал осторожнее других.
Шли лоси медленно. Много ели, часто отдыхали. Если на пути встречались благодатные угодья с обилием кормов, стадо останавливалось на несколько дней. Здесь они утаптывали снег, широко расходились и как бы делали большой привал.
Не только по диким безлюдным местам пролегал путь лосей. Нередко животным приходилось идти лесными дорогами, где они попутно собирали раскрошенное сено. Иногда дороги выводили к тихим деревням, и тогда лоси проходили огородами.
Кроме пар, шли лоси-одиночки и яловые лосихи. У многих были прошлогодние лосята. Они обладали изумительной выносливостью, не требовали от своих мамаш никаких забот. Так же, как и взрослые, ели грубый зимний корм, много ходили, спали в снегу. Да и матери к ним особой ласки не проявляли: к тому времени в их чревах развивались новые зародыши, и они, чуя это, все чаще сторонились взрослых детей.
Лоси-самцы начали сбрасывать рога. Отмершие, сухие, они мешали им. Первыми почувствовали эту потребность молодые лоси, позже — старики. Зайдя в лесную гущу, рогачи бодали деревья, трясли головами.
Однажды ночью старый лось лежал и скреб самым длинным отростком рога о комель дерева. На голове что-то хрустнуло. Лось тряхнул головой и почувствовал, как рога закачались. Поднялся сохатый, всадил рога в развилку березы и с силой мотнул головой. Закачалась береза, посыпался снег; в развилке, как в клещах, сидели рога. Непривычно высоко вскинул облегченную голову лось.

СМЕРТЬ ВОЛКОВ
Тихая морозная ночь в лесу. Фосфором светит луна. Белесые березы бросают короткие тени на серебряный снег. Бледный свет струится сквозь кущи сосен и полосами падает на санную дорогу. По дороге, пофыркивая, шустро тянет сани побелевшая от мороза лошадь. Звонко поют полозья. На поклаже, с головой завернувшись в тулуп, сидит возница. За санями весело бежит собачонка.
Километром сзади на лесную дорогу один за другим выбегают волки. Они будто выныривают из темного леса. Стуча когтями по торной дороге, волчья стая бежит за подводой.
Услышала первой беду собачонка. Бросилась к саням и с маху залетела на самый верх поклажи. Вздрогнула лошадь, захрапела и, закусив удила, понеслась по ухабистой зимней дороге. Возница откинул большой воротник, оглянулся и, выхватив из-под ног дробовое ружье, дал дуплет по переднему волку. Сраженный хищник мертвым свалился в снег. Звери резко затормозили, в смятении закружились на месте. Старик, злобно рыкнув на трусов, было бросился дальше, но тут же остановился и, косясь на убитого, быстро-быстро пошел от дороги. Видно, даже голод не мог побороть страх перед человеком.
* * *
После неудачной охоты хищники несколько дней жили в глухом болоте. Непролазная кустарниковая крепь, перевитая камышами, была надежным убежищем. Звери наделали много троп и спокойно коротали время.
Вечерами, когда сгущались сумерки и землю окутывал плотный туман, старый волк выходил по узкому лабиринту на край болота, к лесу, забирался на круглый холм и до звезд высиживал, прислушиваясь к жизни в недалекой деревне. Иногда с ним ходили другие волки, рассаживались на холме и, задрав морды к небу, тоскливо выли. Лишь на пятые сутки, когда невыносим стал голод, хищники направились к деревне, возле которой, в заросшем овраге, и просидели короткий день.
А в деревне уже давно поджидали разбойников. Узнав ночную историю, жители придумывали планы расправы с волками. Специалистов волчьих охот не было, да и снасти не нашлось, поэтому достали разрешение травить серых стрихнином. Забив старую обезножившую лошадь, сделали надрезы в коже и во многих местах начинили труп сальными шариками, пропитанными смертельным ядом. Вечером, погрузив отравленную лошадь на сани, охотники свезли ее за деревню и, не слезая с саней, столкнули в ложке.
В туманном небе сверкают звезды. Погрузившись в снега, мирно дремлет деревня. От темнеющего леса доносится неприятный тягучий звук. Через минуту, нарастая, полилась над полями заунывная волчья песня.
Всю ночь просидели на поле звери. Над заснеженными просторами замлел мутный рассвет. Встала продрогшая волчица с утоптанного места и тихо пошла в ложок. Несколько раз обошли осторожные звери приваду. Соблазн был велик. Приблизились волки к замерзшей туше, дружно обнюхали и с жадностью принялись за еду…
Когда настал день, уже не было в живых ни старой волчицы, ни переярков, ни прибылых. Старый волк, натыкаясь широким лбом на деревья, медленно волочился по лесу.

НА   ПОРОГЕ ВЕСНЫ
Путь на восток лоси закончили в середине февраля. В болотистой пойме Карабашки остановились.
Хорошие места были в долине. Старые гари изобиловали молодой осиной, рябиной, черемухой. В низменных местах простирались широкие болота с зарослями таволжника, ольшанника, молодой пихты. Древесные побеги, хвоя, кора, мхи и лишайники составляли основную пищу лосей в этот период года.
За дорогу животные не потеряли сил. Они шли медленно, в меру ели, часто отдыхали, некоторые самцы даже заметно поправились.
Коричневая спина старого лося отливала блеском, упругая шея стала ровнее. Вместо рогов, на затылке торчали бурые махровые пеньки — початки новых.
Стадо в несколько раз увеличилось. Отдельные группы, соединившись, держались вместе до теплых дней на небольшом малоснежном участке, что волей-неволей заставляло их жить вместе. Кроме того, еще не изжились в памяти лихие дни набегов хищников: лучше держаться скопом.
Жизнь в долине реки мало чем отличалась от походной. Большую часть времени лоси ходили по кругу, чередуя места. Чуть забрезжит зимний рассвет, отдыхающие где-нибудь в ельнике лоси начинают беспокоиться — часто прядают ушами, тихо мычат. В морозной тиши слышно, как хрустит снег под грузными телами. Наконец, поднимается старый лось, долго стоит неподвижно, высоко вскинув голову. Нет посторонних звуков. Шурша снегом, вожак отправляется в сторону. Один за другим встают лоси. На ходу покусывают ветки, вразброд идут за вожаком. На месте ночевки темнеют лежки. Растянувшись широкой цепью, животные неторопливо бредут по редколесью.
Через два-три часа лоси снова ложатся. Излюбленными местами дневных стоянок бывают высотки, поросшие негустым лесом, открытые небольшие елани. Если таких мест нет поблизости, лоси отдыхают стоя. В густом лесу, скрадывающем кругозор, лоси никогда не останавливаются на отдых.
Место лежки тщательно чистится. От сильных ударов ногами далеко разлетается снег. Показалась трава — лось тяжело опускается на землю. В течение дня таких остановок бывает несколько.
Тонкий слух позволяет своевременно засечь посторонний шум. Располагаются на отдых так, чтобы окрест был под обслухом.
Очень часто к мирным животным подходят косули и зайцы. Косули вместе пасутся, отдыхают рядом. Зайцы лакомятся обломанными прутьями осин. На сохачье лежбище часто слетает глухарь поклевать камешков да мерзлых листочков.
С наступлением вечера лоси сближаются и ходят недалеко один от другого. Чем ближе к ночи, тем больше придерживаются открытых мест.
Иногда отдельные семьи находили богатый кормами участок и уединялись. Но так как стадо далеко не уходило, животные вскоре снова встречались.
* * *
Все чаще выглядывало скупое на тепло февральское солнце. Продолжительнее и светлее стали дни. Наступала весна. Во время жировок лоси уходили к западу, покидая берега гостеприимной Карабашки. Хотя снега были по-прежнему глубоки и утомительны в ходьбе, животных неудержимо влекли обжитые уральские леса. С первой капелью невыносимо стало жить вдали от гор, и лоси упорно потянули в обратный путь.
Лосихи с каждым днем тяжелели, и лоси парами стали уединяться. В глухих, недоступных крепях болот, в зарослях лесных ручьев отыскивали укромные места и оставались там. После отела лоси продолжали путь к родным лесам. И ничуть не страшила дорога лосят. В месяц от роду они способны были ходить, как взрослые, переплывать широкие реки. Стадо сильно уменьшилось. К концу марта в нем осталось не больше десяти голов.
Подруга вожака быстро уставала и часто ложилась. Последние дни даже пыталась отбиться от стада. Но старый лось не спускал с нее глаз и уйти не давал.
Однажды, проходя речной уремой, лосиха незаметно отошла и скрылась в гуще кустарников. Долго бегал встревоженный лось. После длительных поисков он, наконец, обнаружил ее и остался рядом.
Наступала пора благородной заботы о потомстве. Предчувствовал лось, что скоро лосиха окончательно утратит любовь к нему и перенесет материнскую нежность и ласку к этому потомству.
Как и у всякой другой матери, забота о потомстве у лосихи проявлялась много раньше, чем мог почувствовать ее отец. Она слышала в себе новую жизнь, ощущала требовательные толчки и с каждым днем все больше сторонилась друга.

3. ВЕСНА
ПЕРВЫЕ РАДОСТИ
Весна в тот год пришла запоздалая и непонятная. Только изредка напомнит солнечным деньком о своем существовании. После мягкой оттепели зима, как бы встряхивая дремоту, ревниво наступала опять: сковывала и высушивала морозом лужи, снег превращала в крепкий хрусталь.
В борах не слышно было задорной песенки зяблика, на протаявших болотах не кричал по зорям журавль. Мрачное небо высилось над горами. Потемневшая тайга в молчаливом величии дожидалась прихода тепла.
Апрельские дни еще не тронули снег в лесах под размашистой кроной деревьев. Лишь почернел и осел он. Тяжелый, вязкий, как тесто, снег крепко держал ноги зверя. Его тяжелые комья сползали с веток и падали, заставляя вздрагивать затаившихся обитателей леса. А ночной цепенеющий воздух, будто натянутая струна, передавал все шорохи и звуки.
Наконец, весна будто опомнилась и, разлив по тайге теплый ветер, сотнями голосов известила всех о приходе желанной поры. Стоном и гулом наполнился воздух! В лесах и долинах, в полях и лугах — всюду заговорила зычная разноголосица. В небе вереница за вереницей потянули гуси, над широким болотом застучал свою брачную песню бекас. В несколько дней оголились поля и луга. По долам и низинам могучими потоками неслась шумливая весенняя вода.
Большинство лосей не дошло до гор, осталось на облюбованных в пути местах. Там лосихи начинали телиться.
Но немало пришло их и в горы. Дремучие уральские леса с глухими болотами и быстрыми речками позволяли лосям спокойно растить потомство. Старый лось с тяжело стельной лосихой отделились от группы и уединились в урочищах обширного мохового болота.
У лосей началась линька. Зимняя шерсть потускнела и клочьями висла на теле. На месте отжившей, как дружная зелень, росла новая. Лосиха была сильно худа, и линька продолжалась у нее долго. Постоянные переходы, однообразные корма и вынашивание телят сделали свое дело. Старый лось, наоборот, сейчас был хорошо упитан и линял незаметно.
По утрам за болотом громкоголосо кричали тетерева, день-деньской воздух наполнен был птичьим трезвоном. Лосиха не выходила из болота совсем. Пожевав тонких стебельков пахучего багульника, забиралась в сухой ельник. Приятная истома держала ее в спокойном, полусонном состоянии. Временами она чувствовала, как настойчиво билось что-то внутри; глаза загорались тихим огнем, лосиха нервно дрожала.
Подругу навещал старый лось. Осторожно подходил к ельнику и долго смотрел на лосиху сквозь ветки.
Как-то, протолкав голову между ветвей, он неожиданно встрепенулся. Его бурая шерсть поднялась на загривке. В гуще ельника, вся мокрая, лежала лосиха и усердно лизала двух дрожащих лосят.
* * *
Лосята родились необыкновенно большие и крепкие. Уже после первых двух дней они твердо стояли на тонких ножках и с силой толкали тупыми мордочками в упругое вымя матери. Первое время семья не выходила из ельника. Потом лосиха одна стала недалеко отлучаться. Чувствуя одиночество, лосята смирно лежали, ничем не выдавая своего присутствия. Краснобурая шерсть была надежной защитой от любопытных глаз.
Росли лосята быстро. Мать и отец наделили их отменным здоровьем и крепким складом. Вскоре молодые стали проворно бегать за матерью, пробовали жевать былинки. Лосят все увлекало, все было интересно им. Они гонялись за пичугами, резво прыгали через колодины. А набегавшись, крепко и безмятежно спали, уткнувшись мордами в теплое брюхо матери.
Лоси ревностно следили за безопасностью детей. Когда лосята убегали с глаз, лосиха тотчас догоняла их. При малейшем незнакомом шорохе в лесу семья быстро уходила. В часы отдыха старый лось ложился в стороне и спал очень чутко.

СУДЬБА   ОДИНОКОГО ВОЛКА
Дождался волк весны, выжил серый. Лежит у ручья, вытянув голову на передних лапах. Тепло. Через сеть ветвей на седую шкуру пятнами падает солнце. Журчит серебряная вода, в небе кричит одинокий сарыч. Тихий мирный звон весны стоит кругом.
Остался в живых после страшного завтрака только он один, старый волк. Зубы, подточенные, надломленные, спасли его: не успел хорошо поесть. Еле ноги унес от деревни в то утро. Катался от боли в снегу, ветки грыз, лапы свои, но выжил.
Потерял семью. Выл напролет дни и ночи и ходил у деревни, звал волчицу, детей. Голод заглушил горе. Худо стало старому хищнику жить одному. Охотились стаей — дело шло куда лучше. Один даже мышь не сможет поймать. Отощал, сил не стало.
…Бежит волк по дороге. Месяц новый льет зеленый свет на пустынные перелески. Низко опустил волк тяжелую голову, бежит, сам не зная, куда.
Когда зима перевалила на другую половину и дни прибыли, зверь ободрился. Пришло время волчьих свадеб. Снова денно и нощно бегал зверь по лесам, только уже не в унынии. Прислушивался к звукам лесным, другую волчицу искал, только ничего не выходило. И не потому, что пары не нашлось.
В феврале несколько дней завивала метель. Схоронила, упрятала все под косыми сугробами. И стихла. Выбрался волк из глубокого логова, отправился в поле. Долго сидел на высоком холме, слушал ночь. Потом, вскинув голову, осторожно и коротко взвыл. Прислушался. Донесся отдаленный ответный вой. Не медля, волк побежал в ту сторону. Проскакал с километр, сел и опять голос подал. Снова вдали послышался вой. Вскоре встретились звери. Старый волк деловито обнюхал волчицу, в знак одобрения приветливо помахал облезшим хвостом. Остроухая поджарая волчица косо смотрела на волка. Наконец, рявкнула грозно, трубой пышный хвост вскинула и прочь ушла…

МЕДВЕЖИЙ ДЕНЬ
Пришла весна и в дремучий бор. Тихим шумом наполнился лес. Деревья расправляли спутанные ветви, дружно пробивалась к свету молодая зелень.
С большим опозданием проснулся медведь в берлоге от зимней длительной дремоты. Поднявшись, долго нюхал воздух. В нос ударил терпкий запах лесной прели, и он вылез из-под корней старой ели.
Только взошло солнце, и обильные лучи его, как стрелы, пронзили насквозь захламленный бор. В тенистых местах колыхался молочный туман. Земля дышала испариной прелых листьев, хвои, пахло грибами.
Яркий луч пробился сквозь кроны сосен и озорно защекотал глаза. Медведь ослеп, но морды не отвернул. Крепко зажмурившись, продолжал стоять, сгорбившись и вытянув голову навстречу солнцу.
Медведь был худ. Бока впали, шея удлинилась. Безухая голова еще больше обозначила свою уродливость. Но это теперь не главное. Пришла весна, и жизнь начинать надо заново. Ни с того ни с сего медведь опрокинулся наземь и что есть силы стал кататься на мокром валежнике. Колесом вертелась земля, в воздух летели ветки и палки, а медведь все валялся, разминая отекшее тело.
Поднялся медведь, отряхнулся, побрел по лесу. То и дело цеплялись за корни и травы его лапы: белые когтища, в вершок длиною, торчали. Подошел медведь к толстой ели, поднялся на дыбы и что есть силы стал скрести по стволу когтями. Летела кора, ель качалась и сыпала на медведя сухие ветки. Оскоблил одну сторону добела, на другую перебрался. Когда передние лапы устали, зверь выбрал сук потолще, ухватился за него и стал скоблить дерево когтями задних ног.
Вокруг берлоги там и тут белели ободранные стволы.

ВЕСЕННЯЯ НЕПОГОДЬ
Последние дни в погоде происходили непонятные изменения.
Поднявшись с востока, солнце закутывалось в какую-то неясную, зыбкую пелену. Во второй половине дня оно заметно увеличивалось и краснело. Стояла напряженная тишина. Умолкли птицы, не ощущалось ни малейшего дуновения ветра. По-прежнему было жарко.
Едва забрезжил рассвет нового дня, как одну часть неба загородило черными плотными тучами. Вскоре тучи распространились по всему небу, и зловещая темнота охватила землю. Откуда-то со стороны вылетел бойкий ветерок. Затейливо вертанул пыль на пригорке, удалым голоском пропел в кусте боярышника и, взлетев к тучам, вдруг свалился оттуда грозным бушующим шквалом. Шквал с ревом пронесся над тайгой.
В щели, в норы, под кучи старого хвороста попряталось все живое. Только одни вороны кучей кружились, надрываясь, каркали и захлебывались от ветра.
День закончился похолоданием. Всю ночь дул порывистый ветер, а тусклое утро вновь принесло тревогу.
Насупилась обманутая природа. Мрачными громадами стоят лесистые горы. Пришибленная холодом трава поникла. Мороз пал на черемуховый цвет.
…Серый вечер быстро опустился на зазеленевшие перелески. Ветер предвещал снег. Уже сейчас в колючих порывах его проносились одинокие снежинки. Было неуютно, холодно. Тучи в беспорядке летели над вершинами елей, вея рыхлыми рукавами. Бешеный ветер неистово рвал их края, завивал, растягивал, грудил. Он подхватывал снег, в стремительном смерче поднимал снова к тучам и с маху, косой пургой сыпал им на тайгу.
Иногда ветер вдруг затихал. Деревья тихо качались, глухой ропот наполнял лес.
Снова закружилось вверху белое снежное месиво. Колыхнув тучи, ураган зверем напал на всполошенный лес. Пустил крутую волну на Сулеме, налетел на прибрежную стену черемушника. Побежал вдоль по берегу, купая в клокочущей воде разметавшиеся ветви. Со стоном и плачем низко клонились к земле молодые деревца, а старые глухо шумели и, тяжко поскрипывая, широко раскачивались в такт страшным порывам.
Обитателей леса переполошила непогода. Плотно жмется к надежному сучку перепуганная мокрая сова: приходится, расправив крылья, постоянно балансировать, чтобы удержаться на дереве. А перебраться в безопасное место не решается: уж больно крутит ураганный ветер.
Страшный, раздирающий треск над головой заставил бежать зайца. В диком ужасе пронесся косой по лесной поляне.
Необыкновенные наступили сумерки. Все враз померкло. Далеко за горами погромыхивал гром.
Через час снег прекратился, пошел крупный дождь. Огненной стрелой, насквозь прошивая небо, сверкнула молния, изогнулась в кривом полете и с раскатистым треском хлестнула где-то по дереву. Вслед за молнией, потрясая землю, загрохотал гром. Дробным стуком прошла по лесу тугая волна дождя, другая, третья и, наконец, обрушился могучий ливень. По ложкам и долам бурлящей рекою катилась вода. Сильнее завыл ураган.
Большая, уже накренившаяся сосна под новым страшным напором ветра не выдержала — с глухим треском лопнула по середине и, расщепляясь, повалилась на землю. Следом, обрывая корни, медленно начала падать другая. Но в смертельном своем полете ухватилась за соседку и так и осталась висеть.
Прошло несколько страшных часов. Небывалой силищи ураган буйствовал, не переставая. Небо горело от вспышек молний, раскаты грома слились в нескончаемый гул. Казалось, горы рушились, море вышло из берегов.
* * *
Ночью дождь прекратился. Усталым вздохом прокатилась по взбудораженному лесу последняя волна ветра. В непроглядную мглу, как в бездонную яму, погрузилась тайга. Только рев взбесившегося Сулема нарушал тишину.
Пополнен Сулем, разлился в берегах. В мутном потоке плыли ветки, палки, деревья. На крутых поворотах весь хлам останавливался и преграждал дорогу воде. Река пенилась в водоворотах, бросалась к берегам и, собравшись с силою, с ревом громила преграду.
Тряся головами, по реке проплывали звери. Уставшие, выбирались они из воды и бессильно падали на отмели. Общая беда смирила исконных врагов. К волкам подходили косули, к косулям — лисицы, и тут же вместе ложились. На комле косматой ели, покачиваясь на стремнине, сидел барсук. С другой стороны ели плотно прижалась к ветвям мокрая рысь.
К утру угомонилась клокочущая река. Далеко от берегов, высоко на сучках деревьев, висели ветки, коренья, сухие колодины. В оконце, между кипенью темных туч, испуганно проглянула звезда. Светлячком мелькнула и снова нырнула в тучи. Занимался мутный рассвет.

СЛЕДЫ УРАГАНА
Не было ни ветра, ни дождя. Над землей струились бесчисленные потоки испарений.
Печальный вид имела тайга в то тихое утро. Весенняя непогодь оставила неизгладимые следы. На склонах гор и в сырых низинах громоздились лесные завалы. Словно незримый исполин гулял здесь всю ночь и косил лес. Будто слезами, обильным соком заливали березы раны. Там и тут чернели вывороты корневищ.
Большая беда постигла семью лосей. Взрослые лоси бесследно пропали, один лосенок утонул в реке.
Другой тоже купался в бурлящем Сулеме, но выбрался и отлежался под старой черемухой.
Ни жив ни мертв медведь Драно Ухо лежал в берлоге. В грозную ночь медведь до боли толкал голову в мокрые корни, пытаясь скрыться от адского шума. Но ни вода, что под ним скопилась, ни грохот грома, крутившего небо, — не выжили зверя из логова.
Лишь видавший виды одинокий серый волк просидел у ручья, под корнями сосны.

ОДИНОКИЙ ЛОСЕНОК
Ране утром очнулся лосенок. Солнце сияло над лесом. Сбоку, за черемухой, неслась мутная река, не то тихий звон, не то шум доносился со всех сторон. Поднял лосенок длинные уши и долго прислушивался. Часто над ним пролетали птицы, ломая чащобу, вдали пробегали звери. Страшно одному под черемухой. Припав поплотнее к земле, лосенок прикрыл глаза, ожидая лосиху.

Мать не пришла. Прокатился суматошный день, новая ночь настала. Голодно! Лосенку грезилось теплое вымя матери, запах вкусного молока, и он сладко чмокал губами. И ночью шум не смолкал. Бурлила река, вдали ухал филин. Забившись поглубже под куст, лосенок чуть слышно смычал и забылся.
Снова солнце взошло, а лосиха все не приходит. Туманным видением встает перед глазами ужасная ночь. Молнии, грохот, вой ветра! Он вместе с братом в страхе бежал по темному лесу, падал на землю и бился о камни. Затем его захлестнула речная волна, куда он сорвался с высокого берега. Долго барахтался, но выбрался.
В полдень лосенок не вынес голода и робко поднялся на слабеньких ножках. Ароматная ветка качалась у глаз. Подтянул он её губами и сорвал. Клейкие молодые листочки оказались очень вкусными. Кружа вокруг черемухи, лосенок ощипал нижние веточки. По поляне мчится медвежонок! Тихо поуркивая, подошел к лосенку. Вытянув головы, нюхали друг друга, с любопытством знакомились. Играючи, бегали по поляне, набегавшись, крепко уснули вместе под елкой.
Были и другие встречи. Однажды лосенок увидел щенков росомахи. Быстроглазые, черные и проворные, зверьки играли на припеке у старой ели. Увидев лосенка, мигом взобрались на сук. Там и скрылись из виду в зеленой купаве.
За дни одиноких скитаний лосенок сильно похудел. Еще не по вкусу приходилось ему лесное разнотравье. Болели молочные зубы, болел живот от грубой еды. Скучал по матери, скучал по материнскому молоку.
* * *
Шло время. Постепенно в лесу восстанавливался порядок. Птицы заново вили гнезда, звери забывали пропавшие семьи. Снова по зорям кричали тетерева, пели прилетные птицы и куковала кукушка тихими, теплыми вечерами.
К концу мая новое испытание переносил молодой лосенок. Гнус до ран разъедал бока, набивался в ноздри, слепил глаза.
После теплой грозы залетали в воздухе слепни и оводы. Все убегали к воде, затаивались в крепях. Вовсе лишился покоя лосенок. И ночью и днем, где бы он ни был — всюду преследовал овод и гнус. Неопытный и больной, лосенок не знал защиты от докучливых паразитов.
Однажды в полдень лосенок таился в тенистом чапыжнике. Звенел над ним воздух, от вьющихся насекомых. Бился лось, мотал головой и, не выдержав, побежал. Миновал темный бор, небольшую болотину и с маху плеснулся в глубокую яму. Тут и стоял до вечера, погрузившись по шею в воду. B этом открытии было спасение. Лось не боялся воды и с той поры каждый день ходил к яме.

ТРЕВОГА   СТАРОГО ВОЛКА
Живет старый волк один. Много спит. Изленился волк: весна балует. На охоту далеко не ходит; дичи кругом множество. Лежит старый зверь в дремоте ленивой, глаза прищурены, уши распущены…
Мухи кружатся роем над волком, назойливо лезут в глаза. Жмурится зверь, прячет голову и, наконец, выведенный из терпения резко соскакивает.
Дремучим урманом крадется зверь. Разлапистый папоротник нежно гладит отвисшее волчье брюхо. Часто волк останавливается и, склонив низко голову, шарит глазами по зарослям. Из-за горного окоема лучистым шаром восходит солнце. На буйную кипень трав, сквозь ветви елей, полосами падает свет. Горит бриллиантом роса, голубым дымком струится прохлада. Плохие глаза у старого волка: на солнце взглянул и ослеп. Отвернулся зверь и глубже в урман зашел.
Везло последние дни на охоте волку. Вынюхивал засевших на гнезда глухарок, в еловых крепях догонял линяющего бородача-глухаря.
Идет потихоньку зверь, каждый кустик обнюхивает. Вздрогнул и бросился в сторону звука. Тяжело от него улетает глухарь. Мощный скачок, подвихнулись ноги, и волк с маху грохнулся лбом о березу! Поднялся — глазам не верит: стоит в стороне волчица. Потянулся понюхать и видение улетучилось, будто сон. Разбитый, поникший, вернулся он к логову.
Все так же всходило солнце над лесом и разгоняло ночные туманы, все те же были вечерние сумерки с прощальными песнями птиц. По-прежнему утром рано и вечером поздно волк ходил на охоту. Да не вся, видно, радость в этом. Томить одиночество стало.
Лежит старый волк у ручья и, наверно, грустную думу думает. Не житье одному: волчицу, выводок надо. Да куда уж ему, старику. Горюет по родичам, по шумной семье. Не прожить одному. Сон пропал, аппетит ушел. Видит порою тоскующий хищник волчицу поджарую: стоит в стороне, наблюдает за ним… Старый волк дрожит в страхе и зубы гнилые скалит.

БУДНИ МЕДВЕДЯ
Неспроста медведь Драно Ухо залез перед будей в берлогу, не обмануло предчувствие. Хоть и страшно было, да ничего — отлежался.
После немалых трудов когти, наконец, были сточены. Щипал травы свежие, коренья рыл, мышей ловил. Последние дни на болото ходил и клюквой оттаявшей лакомился. Но худ был медведь после долгой зимы, мало было сбора лесного.
Отправился один раз медведь на болото и приметил семейство лосей. Подолгу ждал их на тропах, стерег на жировках, сутками просиживал у воды. И был такой случай, когда он дождался животных. Мог и поймать. Да струсил разбойник, увидев близко большущего лося.
Лоси ушли от самой засады, не заподозрив близкой беды.

Жадными беспомощными глазами проводил их медведь. В тот вечер неудачливый зверь убрался обратно к берлоге, в знакомый лес.

4. ЛЕТО
МОЛОДОЕ ПЛЕМЯ
После буйного весеннего разгула шум приутих. Перестали кричать краснобровые  тетерева, приумолкла голосистая пернатая рать. В теплых лужах замолкли лягушиные концерты, не слышно уханья и клёкотания в чуткой дреме коротких ночей.
Буйно зацвели леса и поля. В зеленом убранстве трав стоят болота.
Долги дни. Живет, дышит тайга. Красавица-ель высоко подняла свою сизую пику-вершину. Тянется ввысь свежими побегами.
Время идет. Пробуют неокрепшие крылышки дроздята, взмахивают ими, а не хватает духу нырнуть с высоты. Порываются, клонятся книзу и снова в гнездо карабкаются. Дрозды-родители рядом летают, стрекочут и манят детей за собой. .. Не успевают насытить детей. С утра до позднего вечера с кормом летают. А птенцы все голодны, все орут, раскрывая широкие рты… Разозлился дрозд на птенцов, сел на дерево, торопливо пошел по сучку. Столкнул грудью горластого сына, за ним другого, потом забрался в гнездо и повыбросал остальных. Полетели дроздята, а рядом с ними сновала с отчаянным криком мать: «Летите, мол, милые детушки, спасайте ребрышки. Старый хрыч с ума спятил…»

ИСПЫТАНИЯ
Поздним вечером опушкой бора, неслышно ступая, шел к речке медведь. Навстречу долговязый лосенок. Медведь засопел и остановился. Замер лосенок, заметив зверя. Когтистой лапой ударил наотмашь медведь свою жертву! Вскочил сбитый наземь лосенок, спружинил упругими ножками, пулей помчался в чащобу.
Заревел тогда косолапый в обиде, бросился к лесу, вернулся обратно. Не умеют медведи по лесу бегать.
* * *
Эта оплошность не прошла безнаказанно для лосенка. Медведь поранил ему когтями шею. Сгоряча, напуганный, он далеко убежал, но лег и несколько дней не вставал.
Больная, вспухшая шея пылала огнем, одолевали немилосердные слепни, жара томила. Беспомощно метался лосенок и тихо беззвучно мычал.
Но живуч лосенок.
Однажды прошла гроза. Умыла тайгу и всласть напоила просохшую землю.
Очнулся от сна лосенок. Попробовал встать. Захотелось пройти по пахучей сырой траве, он медленно побрел по лужайке, которая дымилась потоками испарений. То ли от слабости, то ли от пьянящего аромата трав, закружило голову у лосенка. Покачиваясь, прошел он к елке и лег под тенью веток.
Еще одна ночь прошла. Первое, что лосенок ощутил,— это голод. С жадностью начал ощипывать листики па осине. Нижние ощипал, к другому дереву перешел.

МОГУЧИЙ ИНСТИНКТ
Волк в одиночестве жить не может. И как-то утром, еще до свету, побрел он к урману. Страшно лезть в чужую семью, знает законы лесные. Однако идет.
С некоторого времени за ним неотрывно следят чьи-то глаза. Это угнетало. Невыносимо стало сейчас одному вблизи от чужого логова. Неожиданно из-под самого носа с шумом сорвался глухарь. Когда утонули в лесных потемках последние звуки полета, опомнился зверь, поднялся, тихо приблизился к тому месту, где встретился тогда с волчицей. И тут же еще больше почувствовал пристальный взгляд на себе. Прикованный им, волк не смел шевельнуться.
Не подвели старого зверя инстинкты. В самом деле, за ним давно уже следили чужие глаза. Это были волки — хозяева здешнего леса. Вышел из-за укрытия огромный волчина, решительно направился к старику. Идет поуркивает, гривой шерсть на хребте топорщит. Задрожали поджилки у старого зверя, с места сойти не может. Но стоит. Знает серый: малейший шаг к отступлению — и пропал. Приблизился мощный волчина, стал нюхать незваного гостя… Бесшумно волчица из зарослей вышла. Подошла и тоже обнюхала. Стоит волк, убежать не смеет. Лег на землю как ни в чем не бывало. Вытянул голову вдоль по лапам: ему ничего и не надо, всего лишь с волками быть.
Его не тронули. Только подальше увели волчат. А вскоре привыкли к навязчивому соседу. Старик не лез близко к логову, не мешал им ни в чем и, может быть, только эта покорность хранила их ненадежный мир.

ЛЕТНИЕ ДНИ
Шумной, полной забот жизнью жила природа. Молодые птицы вылетали из гнезд, звери покидали крепи.
Было мало дождей, и оглушенная зноем растительность несвоевременно завядала. Звонко шумели подсохшие травы, бледнел на березах лист. Сильно спала вода в горных речках. Пересохли ржавые топи болот, понуро стояли лишенные влаги высокие тростники.
Только лесные травы еще не испытывали нужды во влаге. В буйном росте сплелись и вылегли ковром. Там и тут проглядывала спелыми гроздьями ягода. Беззаботно и ровно текла жизнь у медведя. Округлились бока, вздулась шея, шерсть стала гладкой и чистой. Еще по росе отправлялся зверь на любимые ягодные места.
Поспела земляника, скоро созреет черника. Ел мишка ягоды охотно. С утра до вечера ползал по ягодникам, загребал их лапищами вместе с травой и стеблями и в пасть толкал. В местах медвежьих обедов все было смято и измусолено, пучки изжеванных трав валялись кругом.
Ел медведь и черемуху, и смородину, а иногда угощался даже рябиной. Рябина была хоть не так и вкусна, но уж очень пленила обильными гроздьями.
Часто смотрел медведь на сухую осину, где высоко в дупле был пчелиный рой. Но попробуй залезть туда. Осина гнилая — не выдержит. К тому же пчелы дружно отстаивали свою келью. Каждое утро приходил сюда медведь.
Но больше всего любил мишка малину. Днем и ночью пропадал в малиннике. В поисках этой сладкой и пахучей ягоды, зверь часто делал переходы. Вытоптав малинник до корней, опять возвращался на старое место.
Пришло время менять шубу. Старая,  отжившая шерсть слезала долго и неохотно. Чесались бока, шея, грудь, и медведь постоянно скребся лапами, шоркался спиной о деревья, о камни. В тех местах, где жил мишка,   нетрудно   было найти деревья, на коре которых висела пучками тусклая бурая шерсть.
На красно-синей от ссадин коже дружно росла новая.
Во второй половине лета зверь потерял покой. Забыл про ягоды, про мед, бегал по лесу с утра до вечера с голодным брюхом. Даже любимая ягода малина перестала его занимать.
Неожиданно мишка куда-то исчез. В обжитом краю его долго не было видно.
* * *
Далеко за речками и горами, в темном еловом лесу, жила большая медведица и три медвежонка. Два из них были маленькие, всего с собачат, один — большой. Он был старше первых как раз на зиму. Маленькие медвежата были назойливые, задиристые и очень надоедали старшему брату-пестуну. Пестун порою даже ревел, но обижать их не смел. За это мамаша давала хорошую взбучку.
Семья жила вблизи заросшей лесной речонки. Заросли были густы, совсем закрывали реку. В дремучей чащобе медведи наделали троп и, скрытые зеленью, жили спокойно.
Медвежатам очень нравилось купаться. В жаркие дни они с утра залезали в реку и не обсыхали до вечера. Они тоже любили малину, которой здесь было множество. Еще ходили недалеко в тенистый лес и рылись в муравьиных кучах.
Однажды утром, когда медвежата еще лежали с матерью, в стороне послышался отдаленный треск. Семья поднялась. Перепуганная мать собрала медвежат и, подталкивая грудью вперед, пошла глубже в заросли. Один за что-то запнулся свалился в сторону, заскулил. Грозно рыкнула мать, схватила его зубами за шиворот и снова толкнула за братьями. Но поздно было скрываться.
Не прошло и минуты, как кусты затрещали и навстречу вывалил грузный медведь Драно Ухо и ласково стал скулить. Медведи друг другу понравились. Весь день провели вместе, а как ночь настала, медведь отошел в сторонку и там затаился.
С того дня в медвежьей семье появился хозяин. Враждебно и недоверчиво относились к нему медвежата, перестали играть, не купались и день-деньской лежали в малиннике.
Медведицу словно подменили. Вместе с медведем она далеко и надолго отлучалась, оставляя медвежат одних. Приходила под вечер уставшая, присмиревшая, ложилась под ель и спала до утра.
«Драно-ухо» всегда был рядом, следил за медведицей и старался не допускать к ней медвежат.  Испугались  малыши.  После нескольких тщетных попыток приблизиться к матери, присмирели. Матери не до них было.
Старший медвежонок-пестун обозлился на медведя. Выбрался из чащи и решительно подошел к нему. Прижал медведь ухо, рявкнул грозно. Тот даже не взглянул на него. Еще пуще заревел медведь и напал на пестуна. Покатились по траве звери. Клочьями шерсть летела. Изловчился пестун, да и огрел лапищей старика по здоровому уху. Потом прыгнул в сторону и скрылся в малиннике. С этого дня больше никогда не приходил к родной семье.
Прошло много дней. Ревность медведя стала ослабевать. Большой медвежонок, который больше всего беспокоил его, был изгнан. Медведица словно очнулась от тяжелого сна и снова стала заботливой матерью. Отыскала в кустах заморенных детей, сытно накормила молоком, обласкала.
Потом медведица снова забеспокоилась: вспомнила старшего сына. Всю ночь тихо выла, а утром чуть свет куда-то ушла. Вернулась лишь к вечеру, злая, недовольная, рычала на старого зверя и по-своему нежно ласкала медвежат. Всю материнскую любовь отдала им.
Но медведя уже не волновали эти ласки, он равнодушно смотрел на медведицу.
Стали привыкать к медведю и медвежата. Все смелее подходили к нему. О пестуне забыли.
В конце лета медвежья семья отправлялась на поиски пищи. Ели что попадалось: рыли сочные клубни трав, ели ягоды и грибы, ловили всякую мелкую живность. Совсем незаметно медведи пришли в обжитый край старого зверя.

ЗАСЛУЖЕННОЕ ПРАВО
В природе сильнейшие выживают, сильные строят жизнь, сильные побеждают. Молодой лось пополнил собой неисчислимую разнородную семью лесных обитателей.
Теперь он знал всех плохих и хороших соседей по лесу. Осторожнее стал. Точно прозрел. Жизнь настойчиво брала свое. Зажили раны, силы вернулись.
Давно ли еще мир казался пустым и враждебным, где нечего было поесть. А сейчас уже все знакомо. И солнце приветливей светит, и травы вкуснее, и даже коварные насекомые куда-то девались.
Целые дни бродил лось по лесным полянам. Жевал душистый кипрей, мягкие пушицы, ощипывал жидкие прутики хрупких хвощей.
Очень любил он лесные болотины. Туда ходил постоянно и долго задерживался: ел осоку, дягиль и нежные веточки пахучего багульника.
Сильно любил воду. Знал заросшие ямы в болотах с черной, как чай, водой и часто там купался. Плавал лосенок легко и свободно, порою даже нырял. В воде лакомился растениями. Ел упругий камыш, рогоз и кувшинку. Особенно любил сочные белоснежные корневища этих растений. Заберется в болотную крепь, где царствуют одни водяные крысы, захватит ворох растений зубами и тянет в сторону. Выволокет все с корнями отряхнет от грязи и тогда есть начинает. Целый день шумит камышами и булькает лось в зыбучем болоте. Не страшны ему топи. Передвигается он по ним ловчее всякого зверя. Растопырит копыта и преспокойно ползет по болоту. При этом передние ноги он держит вытянутыми далеко вперед, а задние подобраны под себя и согнуты в нижнем суставе. В таком положении лось никогда не погружается в глубину на всю высоту и легко их выбрасывает.
Лосенок узнал все лесные законы, был сыт, невредим и спокойно зимы дожидался.
Ночи проводил на одном излюбленном месте. Это был небольшой сухой остров среди болота, заросший кустарником. В самом центре его лосенок вытоптал место для лежки. Здесь таился и в часы отдыха. Жизнь проходила спокойно. Никто к нему не наведывался, никто не мешал.

КОНЕЦ ЛЕТА
Лето шло под уклон. На колхозных полях дозревали хлеба, отцветали травы. Приближалась осень. Задули колючие ветры, на болотах стал желтеть березняк. Уже давно в лесах не слышно крика золотой иволги, редко поет зяблик. Белесым туманом отсвечивает высокое августовское небо, томно рдеют в мглистом рассвете холодные зори. Летают стаями всполошенные скворцы. Разноголосо галдят вороны, всем скопом совершая полеты с дневных кормежек к родимым местам гнездований.
Заскучал старый волк. Лежит в густом папоротнике у чужого логова, головы не поднимает. Слышит, как играют волчата в траве, бегают и визжат. Где-то недалеко от них взрослые волки таятся. Но и к ним уже не влечет старика. Немощь и дряхлость одолели. Последние зубы выпадывают, лапы в суставах болят. Глух, слеповат стал серый. Привыкли к безвредному зверю волки, не бьют и не гонят.
Много бродит в лесу одиноких волков. То хилы они по природе, то слабы здоровьем, и изгнали их из семей суровые родичи. И гибнут такие волки, не выносят ужасного одиночества.
Осень пришла. С выводком стали ходить на охоту знакомые волки. Как всегда, старика не брали с собой. Встал как-то утром волк и уплелся к родному логову. Два дня лежал под корнями сосны. Ни голода, ни холода не ощущал. А ночью уснул незаметно волк, да и не проснулся больше.

Новая статья об охоте в Удмуртии в немецком журнале

Перевод статьи нашего клиента, опубликованной в немецком журнале «Jagdzeit International».


Охота на лося во время гона в удмуртской тайге

ИДЕМ НА ВОСТОК! 

Текст и фото: Пауль Кречмар

Уже несколько лет охотников на лося тянет в
Удмуртию. Численность лося там высокая и
охота, особенно во время гона, должна быть
очень захватывающей, потому что можно
очень близко подойти к зверю. Именно
поэтому нашего автора и привлекла
европейская часть России.

Еще 4 года назад я думал об охоте на лося во время гона. К сожалению, тогда мне из-за работы пришлось в последний момент отменить уже запланированную поездку на охоту в Прибалтику. Однако забыть о моем заветном желании поохотиться на мощных животных вида Alces alces (европейский лось) в их изначальной среде обитания было не так просто. Ясно, что была нужна еще одна попытка и, к счастью, подходящий повод нашелся быстро. Мое сорокалетие и шестьдесят пятый день рождения – для меня и моего отца Петера это была отличная возможность проверить, какие из наших заветных желаний до сих пор не исполнены. Благодаря профессиональной поддержке организатора охотничьих туров Эдуарда Шлейнинга постепенно начала проясняться цель путешествия: это должна быть русская тайга, далеко на востоке. Место, о существовании которого я никогда не слышал – Удмуртия.

«Куда-куда вы едете, где же находится Удмуртия?», — недоверчиво спрашивали нас друзья и члены семьи, когда мы посвятили их в наши планы. Удмуртия расположена примерно в 1000 км. на восток от Москвы и 500 км. западнее Екатеринбурга, города на Урале, который стал известным, в том числе, в связи с убийством царской семьи во время революции 1918 года. С площадью около 42 000 км2 Удмуртия чуть меньше Нижней Саксонии, но численность населения там всего 1,5 миллиона человек и, как говорят, очень хорошая популяция лося. Вот немного фактов. И да, говорят там по-русски. Но немецко-русский словарь я закрываю, едва открыв. Читать кириллицу я не могу. А вот что мне помогло, так это маленький охотничий словарик, который перед поездкой отправил нам организатор тура. Важнейшие слова там были написаны «как слышится». Так мы запомнили несколько основных слов про охоту: попасть, кровь, добор и др.

Чемодан и охотничий рюкзак я упаковал уже несколько дней назад и перепроверил на перевес. Виза, билеты и документы на оружие готовы. Отправляемся в аэропорт Мюнхена, где в холодный сентябрьский день наш самолет авиакомпании «Турецкие авиалинии» вовремя взлетает в направлении Стамбула.

Пересадка в Стамбуле

Другие «товарищи в зеленом» тоже ждут своей пересадки на рейс в Казань. Совсем незаметные на природе зеленые и коричневые оттенки охотничьей одежды здесь, в пестрой суете восточного аэропорта, сразу бросаются в глаза. Мы быстро знакомимся и вместе летим в Казань, столицу Республики Татарстан, где приземляемся в 2 часа ночи.

Сразу после паспортно-визового контроля нас встречает милая переводчица Мария, которая приветствует нас в России. Все формальности проходят быстро. Не только аэропорт радует своей современностью — серебристый микроавтобус, на котором мы продолжаем наше путешествие, оказывается удивительно комфортабельным. Мысленно я уже приготовился ехать на старом военном грузовике по незаасфальтированным дорогам. Вместо этого нас ждет современный микроавтобус на 18 мест с прицепом для багажа.

Мария и ее коллеги-переводчицы наливают горячий чай и раздают сытные русские пирожки с мясом и картошкой. Мы мчимся по темному Татарстану. Дороги хорошие, но не освещенные. Когда всходящее солнце, наконец, окрашивает ландшафт в ярко красный, мне сразу бросается в глаза небывалый простор. За окном мелькают цепи холмов, желто-золотые березняки – насколько хватает глаз. И лишь иногда пейзаж разбавляют маленькие деревеньки с традиционными бревенчатыми домами с резными оконными рамами и черепичными крышами и заборами, покрашенными в самые разные оттенки синего, красного и зеленого. Удивленный, я погружаюсь в этот новый, совершенно неизвестный мне мир.

После шестичасовой поездки мы, наконец, останавливаемся на окраине маленького населенного пункта Ува. Это центр деревообрабатывающей промышленности Удмуртии, окруженный практически бесконечными сосняками, ольховниками и березняками.
Вместе с переводчицей Милой мой отец и я переносим свои вещи в русский внедорожник. Водитель – Анатолий, руководитель Увинского охотхозяйства. Он здоровается с нами по-русски и приветствует крепким рукопожатием.


На базе

С грохотом мы продолжаем наш путь по незаасфальтированной дороге, пересекаем небольшие лесочки и луга с дикими цветами. Наконец, мы приезжаем на базу – двухэтажный бревенчатый дом с белыми наличниками и зеленой крышей, окруженный темными соснами и золотистыми березами и ольхами. Рядом находится такая же деревянная «ванная», типичная русская баня с предбанником и парилкой.

Между массивными бревнами проложен мох. Топится баня с помощью старой железной печки, березовыми поленьями. Как в старину! Водопровода здесь нет. Я тщетно ищу душ и поначалу совершенно сбит с толку. Но потом я понимаю, что нужно пользоваться металлическим ковшом, а использованную воду выливать прямо на деревянные доски, через которые она стекает под пол.

Освежившись, мы поднялись в нашу комнату. Нашим соседом оказался трофей мощного медведя – шкура и череп – добытого Анатолием неподалеку от базы. Лучше не буду вспоминать, сколько раз я успел споткнуться об его голову. И да, еще там были сотни мух, бодро и громко жужжавших между окном и гардиной. Придется как-нибудь уж привыкнуть. Мы же все-таки прямо в лесу.

Внизу, прямо под нашей комнатой, находится кухня. У повара там уже что-то жарится. Запахи поднимаются вверх по лестнице – скоро обед. Деревянная лестница ведет в гостиную, стены которой украшают чучела глухаря, полярной совы и канюка. Посередине возвышается грубый деревянный стол и две простые скамьи, на которых мы удобно устраиваемся.

На первое подают сытный луковый суп и вкусную лосиную колбасу, потом свежеподжаренные котлеты из лосятины с перловкой. Анатолий рассказывает, что раньше он был заместителем председателя в местном молочном колхозе, где работало почти все население. Но после перестройки резко выросла безработица. А теперь он руководит охотхозяйством Увинского района, где он нас и приветствует. Чтобы отдать дань традициям, нам наливают «водочку».

Пристрелка

После небольшого перерыва, дребезжа, подъезжает русский военный внедорожник – продукт фирмы УАЗ. Из кабины выходят два егеря Николай и Александр, которые в течение недели будут водить нас по глухим удмуртским лесам. Мы быстро знакомимся, и уже пора ехать. Первая поездка на УАЗе уже сама по себе настоящее приключение. Рев мотора оглушает, выхлопные газы расплываются по кабине. Но здесь этот автомобиль незаменим. Темно зеленый военный транспорт надежно прорывается через любую грязь, канавы, колеи и прочие препятствия, на которые потенциала традиционного «джипа» уже бы не хватило.
Проехав полчаса, мы поворачиваем направо в лес и приезжаем на небольшую полянку, где установлены мишени на расстоянии 80 и 100 метров. Проводим пристрелку, и УАЗ уносит нас дальше в угодья, где первыми выходят мой отец и Александр.
Мы с Николаем едем дальше. Я с удовольствием сижу на мягком переднем сидении, оно бодро покачивается на ухабах. Николай изо всех сил жмет на газ, и через недавно убранное поле мы стремительно подлетаем к березовому лесочку. Какая красота! Уже издалека видны белые стволы и светло-желтые, постепенно рыжеющие листья этих деревьев. А еще сияющее голубое небо, куда ни глянь – ни облачка. На улице определенно 25 градусов, куртка сразу отправляется в рюкзак.

Охота в тайге

На краю березового лесочка мы останавливаемся и выходим. Николай одет в русскую военную форму и соответствующую кепку. На груди официальный металлический значок егеря Увинского района. Резиновые сапоги и маленький тряпичный рюкзак дополняют его снаряжение. При нем еще старый русский карабин Симонов СКС-45 калибра 7,62 х 39мм. Это оружие создал советский конструктор Сергей Гаврилович Симонов, в 1945г. его ввели на вооружение Красной Армии, и только спустя два года он был заменен на АК-47. Это надежный и крепкий карабин, с которым Николай, по его словам, добыл не одну сотню лосей. С удовольствием верю ему. Впереди на стволе он укрепил фонарь, который включается кнопкой рядом со спусковым крючком.


Медленным шагом я иду за Николаем и с восторгом замечаю, как много вокруг следов. Здесь уже давно не было дождя, но на влажной почве следы сохраняются хорошо. Рядом со следами от массивных копыт старых быков я вскоре ясно замечаю следы лап прошагавшего здесь кума-медведя.
Вдруг перед нами что-то шуршит, трещат сучья, слышатся мощные удары крыльями. Я восторженно наблюдаю за двумя глухарями на ели прямо перед нами. Наконец мы останавливаемся у большой вырубки, для лосей там корма в избытке. Подражая лосю, Николай вновь издает тонкий назальный звук, который совсем не соответствует крупному телу этого зверя. И тут рядом в зарослях слышится шум, гремят крупные копыта – к сожалению, шаги удаляются. На этом месте мы в надежде ждем еще минут десять, но ни один лось не хочет показаться.

Мы проходим мимо солонца, сооруженного из старой изношенной покрышки, приколоченной к березе. Внутрь покрышки уложена соль. Многочисленные лосиные следы подтверждают, что этот причудливый солонец пользуется популярностью.

Смеркается, прекрасный закат, по небу тянутся нежно-розовые облака. Светлые пастельные тона быстро сменяются насыщенным фиолетовым, становится все темнее. Лоси? Не тут-то было! Может быть, просто слишком тепло.
Когда мы, наконец, отправляемся домой, причем прямо через лес, уже темно, хоть глаз выколи. Невероятно, в каком стремительном темпе Николай мчится по лесу. Я едва ли успеваю за ним, марш-бросок сквозь темноту. Мелкие заросли, ветки бьют меня по лицу. Я спешу за Николаем, спотыкаюсь в яму и больно выворачиваю левую ногу. Надеваю фонарь. Насколько хватает света, вокруг один дремучий лес. Я нагибаюсь, чтоб пройти под упавшими срубленными стволами, потом мы снова перепрыгиваем через заболоченные лужи. Временами я цепляюсь рюкзаком за кусты, и приходится постараться, чтоб не потерять Николая из виду. Про себя я думаю: Боже мой, неужели Николай найдет когда-нибудь нашу машину? и обещаю себе в следующий раз взять навигатор. Никогда же не знаешь, что тебя ждет. Мы ходим туда-сюда по дремучему удмуртскому лесу, я абсолютно перестал ориентироваться. Ничего не остается, кроме как довериться проводнику и следовать за ним. Секундный испуг – прямо рядом с нами снова шумит в полной темноте глухарь. У меня сердце готово выскочить из груди.

Наконец заросли редеют, и при бледном свете растущей луны мы залезаем на вышку, спрятавшуюся примерно в 20м. над нами между двумя елями. Лестница опасно шатается, когда я поднимаюсь ступенька за ступенькой. Наконец, я добираюсь до автомобильного сиденья, закрепленного на платформе из фанеры. Николай снова вабит, но лоси не отзываются. Мы идем обратно к УАЗу, и я с облегчением выдыхаю, только когда мы целые и невредимые сидим в машине. Я весь вспотел, хорошо, что у меня с собой было достаточно воды!

На всех парах, с рычащим мотором мы мчимся обратно через поле и забираем Анатолия и переводчицу Милу, которые три часа ждали нас у дороги. На базе для восстановления сил нас сперва ждет плотный ужин. После четвертой рюмки водки я говорю: спасибо, больше не надо. Все-таки через несколько часов снова на охоту. Анатолий разжигает камин, а Мила переводит его увлекательные рассказы про охоту на медведя и кабана.

Большой лось

В 4 часа утра беспощадно звенит будильник. Так как мой отец, к сожалению, сильно простудился, он остается в постели, чтобы подлечиться. В темноте я надеваю с вечера приготовленную одежду, когда слышу, что с грохотом приближается УАЗ. Николай, Александр и новый проводник Иван здороваются со мной.

Мы едем около получаса по лесу. Один раз мы застреваем, Николай раскачивает дребезжащий УАЗ вперед и назад, но ничего не выходит. Александр, Иван и я выходим и бросаем тонкие стволы и ветки в колеи глубиной сантиметров двадцать. Потом Николай с ревом еще раз подает назад и на полной скорости выкатывает старый военный внедорожник из грязной ямы. Надо отдать должное, водит он хорошо!
Николай паркует нашего монстра у зарослей. Сначала мы пачкаем наши сапоги в гонных ямах, помеченных быками. Потом неторопливо и тихо идем дальше. Тихо? Ну-ну. Земля в лесу покрыта многими слоями сухих березовых листьев. При каждом шаге шуршит так, как будто наступаешь на упаковку кукурузных хлопьев. Стая черных как смоль птиц пролетает со свистом крыльев и раскатистым криком над нашими головами к туманному вырубу. Николай несколько раз вабит. Ответа нет – все тихо, не слышно даже воронов. Туман постепенно расходится, и в сиреневых утренних сумерках становится виден огромный простор. Последние клубы тумана повисают между густой молодой порослью и краем леса, белыми березовыми стволами и остатками яркой листвы, еще не украденной осенними ветрами.

Николай залезает на пенек крупной березы, чтобы лучше оглядеть поле над кустами и травой. Он вабит снова и снова, и вдруг отзывается лось. У меня тут же учащается пульс, меня охватывает охотничья лихорадка. Скорее хватаю бинокль – где он стоит? Там – темное тело на светлых ногах. Высоко подняв уши, молодой лось смотрит в нашем направлении. На расстоянии около 400 метров он идет вдоль края леса, он пытается укрыться. Хотя он быстро отвечает на рев соперника, но уходит все дальше от нас. Ничего страшного, я все равно очень рад этой первой встрече.
Николай вновь изображает гневного конкурента, а я скольжу взглядом по заросшему открытому пространству. Я не ошибся? Дыхание сперло. Лось с «лопатами», да с какими! Замерший как изваяние, повернув к нам крупную голову, стоит примерно в 200 метрах капитальный бык. У него мощные, с широким развалом рога, которые он демонстрирует с гордо поднятой головой. Сдавленным голосом я кричу моим обоим проводникам: большой лось, и быстро машу им рукой. Дальномер показывает 170 метров. Стрелять? — спрашивает меня Николай. А то!

Я прикладываю карабин к березе. На языке жестов Иван объясняет мне, чтоб я поднял карабин на 10 см выше. Адреналин бурлит в моих венах. Я хочу этого лося! Но лось стоит не совсем боком, и Николай подсказывает, чтоб я подождал, пока он не повернется побольше. К тому же тонкая, погнутая ветром березка закрывает грудь гиганта. Так что у меня нет хорошего обзора для выстрела, и ужасно волнуясь, я надеюсь, что бык сделает еще шаг. Не может же быть! Я почти чувствую физическую и душевную боль, потому что могу только стоять и наблюдать, как лось отворачивается от нас и неторопливо скрывается в зарослях. Я не могу поверить! Николай вабит, и вабит, и вабит, но у богов охоты другие планы и этот бык больше не показывается. Только он исчез, как я замечаю второго лося, небольшого «вилочника». «Маленький лось» — сообщаю я своим проводникам, я уже не так взволнован. Молодой лось стоит примерно в 200 метрах, рассматривает нас с некоторым интересом и продолжает идти параллельно нам по полю. Этого лося Николай тоже пытается подманить, но безуспешно.

Только не сдаваться, пробуем дальше. Заходим в заросли, поглотившие нашего лося с «лопатами», обходим полянку все еще в усердных поисках того капитального быка. Николай вабит и вабит. Но ничего, ничего, ничего, никакого ответа и ничего не видно. Наконец, солнце всходит и заливает все золотым светом. Мы заканчиваем, теперь пора обратно на базу, на сытный завтрак. Сладкая манная каша, омлет и непременно колбаса из лося.

Потерянный лось

После приятного послеобеденного сна посещение бани дарит второе дыхание. Задумавшись, мы сидим и потеем, когда с улицы раздается громкий крик на русском. Я не понимаю ни слова и подскакиваю. Завернувшись в полотенце, я открываю дверь – передо мной стоит деревенская женщина в платке и халате и держит в руках кучу березовых поленьев. Она резко проходит мимо меня, бодро болтая по-русски, поленья с грохотом падают на пол. Голой рукой она ловко открывает раскаленную железную печку, подкладывает дрова, и вот ее уже снова нет.

После обеда точно в назначенное время слышится уже привычное рычание подъезжающего УАЗа. С грохотом мы едем по лесным дорогам, глубоким колеям, через сучья срубленных деревьев, по ямам да ухабам. Мы едем прямо через поле вдоль линии электропередач все глубже и глубже в лес. Сегодня первыми выходим мы с Николаем. Перед началом охоты Иван объясняет мне, что на оптике есть прибор видения с красной точкой, чему я крайне рад. Потому что вчера мы еще долго охотились после заката. Ведь лось может выйти уже в сумерках.

Мы в самой чаще удмуртского леса. Николай безошибочно идет вперед. Его не останавливают ни заросли выше человеческого роста, ни широкие ручьи. Ловко как канатоходец он переходит речку по тонкому, уже сильно выгнутому бревну, положив его вместо мостика. Мне до него далеко. Перекинув карабин через плечо, я осторожно продвигаюсь вперед шаг за шагом, пока, в конце концов, не добираюсь до другой стороны, не промочив ноги. Так мы идем два часа – через кусты и дебри. Периодически мы останавливаемся, и звучит голос Николая, подманивающего лося. Но лоси не проявляют интереса.

Наконец, когда уже спускаются сумерки, мы выходим к огромной вырубке, после которой остались только отдельные тоненькие березки. Мы устраиваем небольшой привал, присев на пенек когда-то гордой березы. Воцаряется спокойствие, время замедляется. На темно-синем небе, из-за белых березовых стволов медленно появляется полная луна и озаряет дикую вырубку жутковато холодным светом. Ничего не слышно, даже стрекотания сверчков или настойчивого карканья черного ворона, раздающегося в темном лесу. Дует легкий теплый ветерок.

Николай достает из своего маленького рюкзака самодельную берестяную вабу. Первые осторожные звуки нарушают призрачную тишину этого места. Уже почти совсем стемнело. И тут же мы слышим ответ, отзывается лось! Но еще довольно-таки далеко. Итак, нужно успокоиться и подождать, хотя сердце стучит как отбойный молоток. Николай снова вабит. Ничего. Тишина. Проходит еще 10 минут … лось пропал. Мы решаем медленно пойти в том направлении, откуда отзывался лось. Пробираться по этой местности получается только с трудом, много раз я спотыкаюсь в темноте о сухостой и пеньки, которые сложно разглядеть в бледном свете луны. Фонарики сейчас, конечно, под запретом. Спустя четверть часа у нас появляется надежда, и егерь вабит.

И действительно, сразу же отзывается лось, причем совсем рядом! За нами все трещит, сучки ломаются под весом тяжелых копыт. У меня сильно учащается дыхание, я крепко хватаю ложу заряженного карабина на предохранителе. Через оптику я просматриваю местность, но ничего не замечаю. Пока Николай не шепчет взволнованно: «Лось! Лось!», показывая налево от нас. Ствол тут же поворачивается в этом направлении, теперь в оптику я могу различить большое черное пятно. Контрольный взгляд в бинокль отметает последние сомнения – это лось. Рога не очень хорошо видно, но это точно не «лопаты», лось стоит примерно в 100 метрах.

Николай берется за оружие, все становится серьезно. Так быстро, как только получается, я кладу карабин на мой березовый шток и ставлю красную точку на минимум. Лось попадает в мой обзор, красная точка пляшет на лопатке. Николай продолжает вабить. Лось поворачивается и проходит несколько шагов налево. Он стоит боком, я свободно могу стрелять. Сейчас пора! Я снимаю карабин с предохранителя, коротко выдыхаю и стреляю. Я попал, лось поворачивается на 90 градусов. Спустя пару секунд стреляет и Николай. Я уже перезарядился и вопрошающе смотрю на Николая. Еще раз? «Да, да!» Лось проходит еще налево и останавливается. Я еще раз стреляю в грудь, Николай тоже стреляет. Затвор назад, еще один патрон. Я готов к следующему выстрелу, если будет нужно. Но Николай дает понять, что достаточно. Бык еще стоит, но тяжело сопит, начинает покачиваться вперед и назад, потом задние ноги подкашиваются, и он опускается на землю. Мы ждем пару минут, которые кажутся мне вечностью.

Наконец Николай зовет меня следовать за ним. Мы медленно продвигаемся в направлении лося.
Вот он, лежит, с красивыми длинными симметричными рогами – 6 отростков. Длинная морда цвета темного шоколада, на шее шкура переходит в желтовато-светло-коричневый. Сзади шкура окрашивается в красноватый темно-коричневый, ляжки уже почти черные. Эти оттенки коричневого ярко контрастируют с длинными светлыми ногами с массивными копытами. Я невероятно счастлив, что так удачно добыл этого лося, в то же время меня охватывает меланхолия. Какому охотнику не знакомы эти противоречивые чувства? Громкий треск совсем рядом вырывает меня из моих мыслей, и раздается носовой рев другого лося. Николай вопрошающе смотрит на меня. Посмотрим?

Я медлю. Я только что добыл своего первого лося и что мне сейчас совсем не нужно, так это идти за следующим. С другой стороны, мне уже стало любопытно, что за бык там идет. Что ж, хорошо. Посмотреть не помешает. Так тихо, как только можем, мы идем в направлении, где, кажется, находится соперник первого лося. Вот и он – я смутно вижу его примерно в 100 метрах. Но одно ясно – у него огромные «лопаты»! Мощные рога бледнеют в лунном свете. Он повернул к нам голову и бьется рогами об куст. Боже мой!

Николай пытается подозвать его поближе. И лось действительно идет в нашу сторону, но все еще скрыт от нас сухостоем. Николай хорошо видит его в мой бинокль. Оптики уже давно не хватает. Слишком темно, я совсем не вижу лося. Смысла думать больше нет. С таким светом ничего не сделаешь. «Большой, большой лось!» — шепчет Николай. Обычно такой спокойный егерь заметно взволнован. Но ничего не поделать. Мы сходимся на том, чтоб позволить большому лосю уйти.

Но теперь вернемся к моему лосю. Где он там лежит? Николай включает фонарик, прикрепленный к стволу Симонова, мой налобный фонарик тоже включен. Мы возвращаемся тем же путем, по которому, кажется, пришли сюда. Но ни следа нашей добычи. Черт подери, где же лось?
Быстро проходит четверть часа, Николай немного растерян. Пока я, наконец, не вспоминаю, что записал наш путь на навигатор – как я и решил сделать вчера вечером. Так что достаю телефон и проверяю, где мы находимся. По автоматически проставленным маркерам маршрута я быстро понимаю, что мы идем совсем не в том направлении. «Эй, Николай, стоп!» — я показываю егерю навигатор и теперь я иду впереди.

Светлый экран слепит меня, так что, глядя на прибор, я то и дело спотыкаюсь о пни. Николай, параллельно со мной продвигающийся через высокие, временами до бедра, заросли, радостно кричит – лось лежит! Николай протягивает мне еловую веточку – старая традиция – и даже говорит по-немецки «Вайдманнсхайль»! Что ж, пора вызывать «похоронную бригаду», что и делает Николай.

Николай, как настоящий лесной охотник, поджигает кусок сухой бересты, которая тут же разгорается, и кладет ее в ямку на земле. Быстро разгорается внушительный костер, который, потрескивая, бросает пылающие красные искры в удмуртскую лунную ночь. Я помогаю Николаю собирать сухие ветки, чтобы поддержать огонь. Голодные языки пламени пожирают все. Мы садимся к согревающему костру, каждый погружается в свои мысли. Я то и дело поглядываю на «моего» лося, голову которого озаряет красный огненный свет. Я стараюсь спокойно насладиться этим моментом, но еще слишком возбужден. Волнующие картины прошедшего часа все проносятся перед глазами. Вот он лежит, мой первый лось. Прямо в дикой удмуртской тайге. Как долго я об этом мечтал. Медленно и тихо проплывают мимо тяжелой желтой луны два больших облака, похожие на древних птиц.


Шум мотора вырывает меня из моих мыслей, подъезжает УАЗ. Но на этом изборожденном шрамами поле битвы лесной промышленности даже у нашего верного военного внедорожника нет шансов. Придется нам тащить нашего великана силой своих мышц. У канадских охотников есть такая поговорка, о которой я раньше только читал: «Упал лось, веселье кончилось». Теперь я понимаю, что она значит, на собственной шкуре.
Три маленьких светящихся точки приближаются и становятся все ближе – отец радостно поздравляет меня. Общими усилиями мы при свете фонариков беремся за кровавую работу. Иван отрубает топором две длинные березовые ветки, из них мы сооружаем носилки и тащим к УАЗу ляжку, тяжело дыша и постоянно спотыкаясь. Потом лопатки и ребра и, наконец, череп с рогами. Пот льет как из ручья, плечи болят под весом носилок, но я делаю это с удовольствием. Наконец, все готово. В кабине УАЗа Иван расстилает полиэтилен, на который мы складываем разделанную тушу и голову. Лось занимает бОльшую часть кабины, Петер, Александр и я садимся поплотнее друг к другу.

Между тем, уже 23:00. Обратная дорога уже сама по себе как приключение. В двух местах УАЗ порядочно наклоняется вбок, и я взываю к небесам – лишь бы не перевернуться. Но Николай продолжает демонстрировать искусство вождения, и на большой скорости мы едем через болотистые ямы, лужи и грязные лесные тропинки обратно на базу. Петер достает фруктовый шнапс, и мы чокаемся с Анатолием. Вайдманнсхайль!

Вилочник

Хотя следующим утром прохладно, после обеда столбик термометра снова нещадно ползет вверх. Не верится, что зимой может быть до – 40. Неважно, лоси ревут.

В 15:30 стартуем на УАЗе, сначала в Уву, где мы, Николай, Иван и брат Александра встречаемся, чтоб ехать в другое хозяйство посевернее. Моего отца высаживают, он снова идет с Александром и его братом, у которого с собой «вертикалка».
Я иду по следам Николая, и вскоре мы уже на месте. Сразу же из одной из первых вырубок слышится ответ на вабильщика. Пульс ускоряется, я кладу карабин на свой березовый шток. Вскоре выходит молодой лось-вилочник. Я стою на изготовке и изучаю лося в прицел. «Нет». Я даю понять Николаю, что этого лося стрелять не буду. Только если был бы лось с «лопатами», я бы не удержался… Он кивает, улыбается и продолжает вабить.
Мы стоим позади молодых березок и маскируемся, так что лось не может нас заметить, и заинтересованно подходит ближе. Все ближе и ближе! Сейчас он всего в метрах семи от нас и напряженно смотрит своими темными глазами в нашу сторону. Мне становится не по себе, когда молодой бычок подходит к нам еще на пару шагов, потому что известно, что это не очень-то безопасно, подпускать так близко лося во время гона. Лось пристально смотрит на нас и тяжело сопит. В воздухе повисает неприятное напряжение. Взмокшими ладонями я крепче сжимаю ложу. Даже для Николая это уже слишком, он поднимает руки и выдает себя как человека. Или как минимум пытается сделать это, а лось, похоже, на это не реагирует и уверенно приближается к нам. Но в какой-то момент он все же теряет интерес и неторопливым тяжелым шагом уходит прочь на своих длинных белых ногах. Потом вдруг оборачивается и снова идет к нам. Ну и ну! Николай ухмыляется, его эта встреча ясно не оставила равнодушным.
Мы идем дальше по болотистой местности, поросшей высоченным, с человека, камышом. И здесь на нас отзывается лось из кустов перед нами. Если я захочу стрелять, все должно произойти быстро, потому что до края зарослей всего метров пять. Будет мало времени подготовиться к выстрелу – но действие не разворачивается, с громким хрустом лось удаляется.

Полная луна бледным светом указывает нам обратный путь к УАЗу через неприятные заросли крапивы, через поваленные стволы деревьев, через ручьи и густой кустарник. Тут нужно быть очень внимательным. Я периодически проверяю предохранитель. Мне становится дурно, когда в очередной раз я понимаю, что карабин сам снялся с предохранителя. Перехожу еще одни заросли и обнаруживаю, что и затвор открыт. Приходится быть чертовски внимательным, чтоб ничего не случилось.

На обратном пути на базу мы останавливаемся у магазина в Уве, которым управляет Анатолий. С нами приветливо здоровается пожилая женщина с короткими рыжими волосами в желто-голубом фартуке. Сначала мы дегустируем разные местные сорта пива. Потом женщина открывает тяжелую железную дверь на склад в задней части здания.

Вместе мы взвешиваем вываренные рога моего лося – 5,1 кг. Я прошу Николая отдать мне два зуба, хочу привезти их детям.
Настроение на базе веселое, хотя Петер до сих пор ничего не видел. Я упорно надеюсь, что завтра Диана наконец-то поможет ему. «Ни пуха, ни пера» – как говорят в России. Хорошее пожелание. Отвечают на него – «к черту!» И все должно пойти как надо!

Король тайги

И снова пора! На часах 03:30, и я уже порядком устал. Быстро пьем кофе, и проводники уже нас забирают. Сегодня с утра впервые попрохладней, больше надежды на успех. Особенно для моего отца. Это наш последний день охоты, сегодня все получится! Мы едем в другое хозяйство к югу от Увы. Сначала выходят Петер, Мила и Александр. Мы с Николаем едем дальше. Мы спокойно идем по болотистой местности, поросшей высоким камышом. Носки и штаны быстро промокают. На месте около течения реки, поросшем маленькими тонкими березами, Николай останавливается и вабит. Что это? Внезапно неподалеку слышится громкий плеск – это лось, которого мы не можем видеть, тяжело ступает по воде. Николай продолжает вабить. Хоть лось и отвечает, он уходит от нас. Мой проводник рывком продвигается вперед и жестом руки быстрее зовет меня за собой. Примерно пол километра мы следуем за лосем по болотистой земле. Теперь он идет поперек, и мы на мгновение видим рога с шестью отростками, потом лось вновь исчезает в зарослях.

Мы продолжаем охоту, все глубже в удмуртские дебри. Уже не первый раз нам приходится балансировать на тонком стволе, лежащем поперек речки. Ствол угрожающе качается, но, наконец, я перехожу. Потихоньку учусь. Кроме коровы, которая идет метрах в двадцати от нас, снося ветки, никого нет. Мы уходим из леса и садимся на краю большого поля, чтобы дождаться УАЗа, который заберет нас. Солнце встает, осенний лес окрашивается в прекрасные цвета. Когда, наконец, подъезжает старый внедорожник, Петер взволнованно начинает свой рассказ. По дороге сюда УАЗ съехал с дороги и въехал в небольшой куст, и тут потерял управление. Причиной была поломка рулевой тяги. Это могло обернуться плохо…

К счастью, ехали не так быстро. Егеря ловко решили проблему каким-то хитрым образом. Александр на скорую руку починил направляющую с помощью проволоки и молотка. На сильно сниженной скорости мы поехали на заправку в Уву. Наши проводники созвонились с кем-то, и, наконец, подъехал дружелюбный пожилой мужчина на Ладе Ниве и отвез нас с Петером обратно на базу.

После обеда мы идем по рыхлой полевой дороге вдоль широкой линии электропередач. Потом Николай сворачивает направо, на поросший лесом холм в болотистую местность. Кругом слева и справа одна трясина. Шток здесь незаменим, чтобы не поскользнуться и не погрязнуть в болоте по самые бедра. Николай вабит и вабит, но лоси не отзываются.

Темнеет быстро, и мы идем уже при свете луны по прогалине, когда отчетливо слышим выстрел. Я все надеюсь, что это был Петер. Спустя четыре минуты по темному лесу проносится еще один выстрел. Николай и Иван поднимают телефоны повыше, но без толку. Проходит больше часа, пока, наконец, появляется связь, и они радостно сообщают мне, что Петер стрельнул. «Петр стрелять большой лось капут». Невероятно! Сердце от радости готово выскочить из груди. Воодушевленные, мы проходим еще почти девять километров обратно к началу маршрута, где, волнуясь, ждем на краю поля, когда Анатолий привезет нас к месту событий.

Дадим слово счастливому охотнику:

«Признаться, из-за политической обстановки в России я скептически отнесся к предложению моего сына Пауля вместе поехать на охоту на лося в Удмуртию. Спустя много дней напрасных и напряженных выходов на охоту по тайге он, словно феникс из пепла, появился передо мной! На расстоянии около ста метров я в вечерних сумерках заметил мощные рога на опушке типичного для этих краев березняка. Почти все тело было скрыто за высокой густой травой. Александр взволнованно шептал что-то. Я не очень понял, что он сказал, но одно было ясно – нужно действовать быстро! Карабин на шток, прицелиться, снять с предохранителя, нажать на курок. Закрывать уши уже не было времени, да и от волнения я даже не слышал звук своего выстрела. Я увидел, как лось повалился. Как ужаленные, мы кинулись к лосю. Александр первый добежал до места и осторожно задел ноги штоком. Не шевелится. Хотя получилось высоковато, выстрел раздробил шейный отдел позвоночника. Мой пульс долго не утихал, я не сразу смог снова спокойно дышать. «Вайдманнсхайль», — сказал Александр, вырвав меня из отсутствующего состояния, и протянул мне смоченную в крови веточку ольхи. Когда к нам подъехали Пауль, Анатолий и Николай, мы уже почти разделали быка. Только после этой напряженной работы я, наконец, смог осознать свою удачу и достойно отпраздновать успех в кругу друзей-охотников».


Вместе с Анатолием и его отличными сотрудниками мы проводим вечер у камина. Поднимаем тосты за животных в лесу, за немецко-русскую дружбу и, конечно, за охоту, нашу общую страсть, которая собрала нас здесь, в удмуртских лесах. И за новые встречи!

Лосиные звуки сезона

Медленно пробираясь сквозь заросли хвойных деревьев и золотистой осины, вы останавливаетесь и подносите руку к уху. И снова звук, безошибочный и пронзительный. После нескольких дней треккинга вы, наконец, услышали рев бычьего лося и смогли его точно определить. Вот тогда и начинается стебель по гребню. Это то, чего вы ждали весь год.

Понимание сезонных звуков лосей поможет вам встать на ноги, когда вы отправитесь в лес этой осенью.

Для нас нет ничего лучше в этом мире, чем слышать эхом звуки лося, разносящиеся по горам. Ни одно другое животное в Северной Америке не звучит так, как это. И разные каденции необычны. Для охотника на лосей важно точно понимать, что означают эти звуки. Например, вы хотите знать, слышны ли звуки быка или коровы, бдительны или спокойны. Это также поможет вам лучше научиться звонить, позволяя подвести животных достаточно близко для выстрела.

Горн

Даже неохотники могут отличить горн от быка лося. Это многотональный звук, который начинается с низкого уровня и переходит в то, что можно описать только как громкий крик. Быки гудят в гонке, когда ищут себе пару. Звуки также служат предупреждением для других быков в этом районе как признаком доминирования. Хотя вы не можете судить о размере быка по его рожку, его можно использовать как маяк, чтобы определить его местонахождение. Используйте приманку Back Country Elk и сигнал горна, чтобы привлечь его в зону действия.Когда гонка в самом разгаре, он не сможет устоять перед перспективой отбиться от другого самца, чтобы защитить свой гарем.

Glunking

Это звук, издаваемый быком, который вы также можете услышать во время гона. Гланк — это приглушенный басовый звук, состоящий из отдельных тонов, один за другим в быстрой последовательности. Бык использует эту вокализацию для общения с группами коров. Так что, если вы это слышите, скорее всего, поблизости тоже есть коровы.

Хихиканье

Быки издают хихиканье в конце горна.Это похоже на серию коротких громких мычаний. Однако он может хихикать без звука. Это еще одна вокализация, которая предназначена для выражения доминирования мужчинам и привлечения женщин. Многие звуковые сигналы могут вызвать хихиканье, и это отличный способ добавить вариации в последовательность сигналов.

Кора

Этот вызов используется лосем для предупреждения стада об опасности. Вокализация — единый резкий звук.

Обычно, если вы слышите лай, все стадо быстро исчезает, потому что вас заметили или задыхались. Лай — это плохо, и его нужно избегать.

Корова в эструсе

Коровы будут использовать эту вокализацию во время гона, чтобы показать, что она готова к размножению. Звучит как вой, похожий на горн, но не такой высокий и не такой длинный. Этот призыв удобно держать в сумке, так как с его помощью можно найти стадо или остановить быка, когда вы будете готовы стрелять.

Теленок

Звук теленка будет похож на звук коровы, хотя тон будет намного ниже.Обычно их звонки будут одиночными звуками, похожими на писк. Как и белохвост, лось будет реагировать на блеяние потерявшегося теленка. Если вы сможете пробудить любопытство нескольких коров криком теленка, они попадут в зону досягаемости лука. Если вы охотитесь на быка, это также может быть полезно, поскольку он часто будет преследовать коров, чтобы его гарем не разделился.

Chirp

Этот звонок делают коровы и быки, часто когда большое стадо находится вместе. Эти звуки на самом деле ничего не значат, скорее это обычные звуки, которые издают лоси, когда они рядом друг с другом и довольны кормлением.Если вы слышите эти звуки, вы можете ожидать, что поблизости находится стадо.

Bugles to Barks — Звуки лосей и их значение »targetcrazy.com

У меня был первый опыт общения с лосями вдоль реки Баффало в Озарк. Там через долину Боксли мигрирует большое стадо лосей. В течение дня есть смотровые площадки, чтобы увидеть, как бродят стада или быки дерутся в колее.

Но больше всего на меня произвел впечатление ночной лось. Проезжая через долину, мы наткнулись на стадо в темноте.Они паслись на поле, окруженном горами, освещенными с обеих сторон, и их глаза мерцали, но ничего больше.

Тогда бык задрожал. Это началось как низкий рев и заканчивалось высокой трубой, эхом отдававшейся взад и вперед между горами.

Когда дело доходит до звуков, немногие животные могут соперничать с величием лося. Хотите ли вы выучить лосиный язык, чтобы вызывать их на охоту, или просто хотите поближе познакомиться с красотой лося, это сложная тема с множеством нюансов.Найдите время, чтобы ознакомиться со всеми звуками, которые издают лось и почему. Это полезный предмет.

Трофейный бык Лось, величественный звукорежиссер…

Какие звуки издает лось?

Лось — очень голосистое животное. Они используют звуки, чтобы общаться и выражать эмоции, от радости до страха. Разные звуки означают разные вещи, и они могут зависеть от пола и возраста. Например, взрослый бык издает знаменитый рожок, в то время как коровы и телята общаются с помощью пронзительного мяуканья.

Правильный звонок означает говорить на языке лося. Это означает использование правильного звука для привлечения подходящего лося.

В чем разница между лосем и оленем?

Лось — это разновидность семейства оленьих, наряду с такими животными, как лоси и северные олени. Однако, когда американцы думают об оленях, они обычно представляют себе обыкновенных белых хвостов, которых много в восточной части США, или, возможно, оленей-мулов в Скалистых горах.

Поскольку они принадлежат к одной семье, лоси во многом похожи на оленей.Они размножаются в осенней колее, и у самцов ежегодно отрастают рога. Телята появляются на свет весной.

Однако есть много того, что делает лося уникальным. Например, они намного крупнее белого хвоста или оленя-мула. Быки в среднем составляют около 730 фунтов, а белохвостые самцы достигают лишь около 300. Фактически, они являются одними из крупнейших наземных животных в Северной Америке, уступая только лосям.

В восточной части США лоси в значительной степени уступают своим меньшим собратьям и поэтому встречаются реже.Однако на западе лоси собираются в огромные мигрирующие стада, состоящие из тысяч животных.

Конечно, лось также издает разные звуки, чем другие виды оленей. Охота на них может быть вознаграждена за их размер и красоту, но вы должны сначала узнать их, а также других.

Какой звук издает лось, когда он напуган или нервничает?

Кора

Кора лося, чтобы предупредить остальное стадо об опасности. Похоже на лай собаки. Вы не хотите этого слышать. Это означает, что вас заметили, услышали или понюхали, и лось, скорее всего, покинет это место.

Эта лосиная корова лает, чтобы предупредить свое стадо об опасности.

Мяу

Телята лося и матери мяукают друг с другом, чтобы общаться и связываться. Это высокий звук, похожий на мяуканье котенка, только намного громче.

Хотя это не единственный раз, когда вы слышите мяуканье, когда теленок боится или разлучается со своей матерью, он, вероятно, начнет громко и часто мяукать, чтобы позвать ее. Даже неродственные коровы могут сбежать в ответ на свои материнские инстинкты.В результате мяуканья отлично подходят для охоты на коров, особенно когда вокруг есть телята.

Три потерянных теленка мяукают, чтобы найти свою мать

Какие звуки издает лось, когда злится?

Горн

Горн — это, пожалуй, самый известный зов лося и одна из определяющих характеристик этого вида. Звук начинается с низкого рычания, которое перерастает в пронзительный крик. Он адаптирован для широких открытых горных пространств, в которых обитают лоси, и тихими ночами вы можете услышать безошибочный рожок за многие мили вокруг.

Бык лоси гудят круглый год, но чаще всего это происходит во время гона, когда они демонстрируют свое превосходство. Рожок указывает на присутствие других быков в этом районе. Если доминирующий бык услышит горн на своей территории, он бросится бросить вызов злоумышленнику. Это делает звонок полезным для охотников за трофеями, которые ищут большие стойки.

Стелс-камера запечатлевает большого бычьего лося, добивающего горна хихиканьем

Glunk

Glunk — это глубокие барабанные звуки, издаваемые быками.Они служат тем же целям, что и рожки, но менее заметны. Однако они преодолевают большие расстояния благодаря своему глубокому слуху.

Подобно рожку, гланки бросают вызов другим быкам в этом районе и являются обычным явлением, когда их тестостерон начинает бушевать во время гона. Помимо соревнований за доминирование между быками, они также привлекают коров. Хороший сбор рожков и гланков во время гона — один из лучших способов подвести лося к себе.

Другие звуки лося

Чириканье коров

Когда коровы вместе находятся в стадах, они общаются короткими криками. По сути, это их способ общения друг с другом. Коровий разговор очень похож на мяуканье телят, но немного ниже из-за их больших тел. Вблизи это звучит почти как казу. Однако на расстоянии вы можете принять говорящее стадо за стадо овец.

Здесь вы можете послушать щебетание коров, лосей в стаде

Крик эструса

Во время гона коровы в охоте также зовут быков. Он похож на их обычный зов, но намного громче и выше.Звонок дает доминирующему быку понять, что он готов к спариванию. Как и следовало ожидать, это сводит лося с ума. Это отличный шанс иметь в своем арсенале, если вы охотитесь на больших быков.

Эта корова во время течки зовет быка и даже рождает

Какие звуки издает теленок лося?

Мяу

Телята лося в панике издают мяуканье, когда теряются или находятся в опасности, но это не единственный раз. Они также мяукают, когда счастливы, игривы или просто хотят, чтобы мать знала, что они рядом. Наряду с чириканьем коров, мяуканье телят составляет основную часть болтовни в стаде.

В Вайоминге падающие лосиные рожки с криком перестают работать на год.

ДЖЕКСОН, Вайо. (AP) — Хорошо, может быть, в ежегодной гонке на лосях не так уж много танцев, но наверняка есть много других видов катания на лошадях. И гудение тоже есть.

Это звук, который можно сравнить с визгом свиньи, визгом тормозов вашей машины (который, кстати, действительно стоит починить) или, возможно, криками в фильме ужасов сразу после того, как вы кричите: «Не открывай эту дверь!»

Хотя бык-лось может гудеть в любое время года, пронзительный звук обычно связан с осенним сезоном размножения, также известным как гона.Сезон обычно длится с середины сентября до середины октября, а пик обычно приходится на конец сентября в районе Джексон-Хоул, по словам Эрика Коула, биолога из Национального заповедника лосей Службы охраны рыбных ресурсов и дикой природы США.

«Жучки — это, по сути, способ для лосей-быков рекламировать свое присутствие другим быкам и, в меньшей степени, привлекать самок», — сказал он.

Пытаться придумать точные звукоподражания для оленьего горна — занятие бесплодное. Даже звук описать сложно.(Посмотрите фото, сопровождающее эту историю, в Интернете, чтобы получить короткий аудиоматериал.) Ошибки часто начинаются с низкого рычания, за которым следует главный, знаковый визг. Как сообщает Jackson Hole News & Guide, хотя высокий голос обычно не кричит о «мужественности» для людей, отдельные части горна могут указывать на превосходство над другими лосями.

«Основная часть горна звучит очень похоже, независимо от того, какой лось это делает», — сказал Коул. «Но затем после основного горна появляется смех, который немного тише, и некоторые люди предполагают, что более продолжительный смешок, который происходит после основной части горна, предполагает, что бык доминирует над другими.”

Каждый лось-бык соревнуется за размножение с большим количеством самок и дает больше потомства, чем следующий самец. Хотя багинг сам по себе не является соревнованием, он может сыграть роль в предотвращении или начале стычек за право размножаться с группой самок, называемой гаремом.

«Как правило, животные пытаются достичь того, чего они хотят, с минимальными затратами», — сказал Коул. «Они пытаются либо защитить самок, которые находятся в их гареме, от других быков, либо бросить вызов быку с существующим гаремом, чтобы тот мог забрать их самок…. Если им удастся провести успешный показ, который напугает других быков настолько, что им не придется испытывать физическую нагрузку, тогда это своего рода идеальная ситуация ».

Но, в некоторых случаях, когда быки равны, они прибегают к схватке рога с рогами за копыта лосиной леди, сказал Коул.

По мере того, как гона подходит к концу, лось будет работать, чтобы оправиться от интенсивного брачного сезона и подготовиться к зиме.

«Некоторое размножение продолжается, но доминирующие быки обычно исчерпывают себя», — сказал Коул.«Они хотят покинуть женские группы, если они еще этого не сделали, и ищут место, чтобы восстановить свои пищевые резервы, и они часто делают это в компании других быков».

Лоси наиболее активны от заката до рассвета, их жужжание можно услышать в национальных парках Гранд Тетон и Йеллоустон с обочины дороги. (Просто поищите парад автомобилей, остановившихся на выезде с включенными аварийными огнями.) Но у вас есть хороший шанс услышать их везде, где вы видели лосей в конце лета и в начале осени, в том числе недалеко от Village Road.

Как предупреждает Служба национальных парков, держитесь на расстоянии не менее 25 ярдов. Не дразните лося фальшивым рожком и не пытайтесь имитировать рожок даже вдали от лося, если только вы не готовы к унижению или не потратили много времени, тренируясь в одиночестве в своей комнате.

Полевое руководство по ловле лосей

Ранняя осень, поздно день. Я еду по сухому лугу. Мой младший сын скулит о жаре через несколько педалей позади меня. Когда мы достигаем леса, я бросаю велосипед в грязь и падаю на бревно в тени.Когда я лаю на сына, чтобы тот сделал то же самое, я слышу другой лай, больше похожий на казу без скрежета вощеной бумаги под давлением. Это самка лося, корова. Я ее не вижу, но слышу. Бьюсь об заклад, она призывает своего теленка отойти от нас, как я лаю на сына, чтобы тот отошел от солнца. Это мое лучшее предположение. Коровы делают самые разные крики, но официально узнать, что они имеют в виду, сложно.

«Мы начали работать с криками коров, и нам пришлось поместить их в слишком твердую кучу», — говорит Дженнифер А.Кларк, профессор биологии и поведения диких животных в колледже Юнити. «Они говорят о многом. Самки беспокоятся о детенышах, других самках и, возможно, о маршруте.

Взрослых самцов лосей, быков, расшифровать намного проще. Они кричат ​​по двум причинам: драки и самки. Йеллоустонский национальный парк известен своими агрессивно большими крикунами во время гона и сезона спаривания лосей.

Статьи по теме

Туристы посещают Йеллоустон в течение октября, чтобы понаблюдать за 700-фунтовыми животными с выпуклыми стойками, которые шумят.Национальный парк Роки-Маунтин в Колорадо — еще одно популярное место, где можно увидеть осеннее зрелище, но для этого зрелища национальный парк не нужен.

В -х годах века лоси ареалы обитания сократились до нескольких мест на западе Соединенных Штатов. В настоящее время они встречаются не только в многочисленных популяциях на Западе, но также были повторно завезены во многие восточные и средние западные штаты. Вы можете найти стада лосей в Кентукки, Западной Вирджинии и Висконсине. Этой осенью Кларк исследует диких лосей в Пенсильвании.Она изучает общение с животными.

«Жук-лось — главная достопримечательность, но, честно говоря, никто из нас не знает, что мы слушаем», — говорит Кларк. «Нет ни одного исследования, которое подтвердило бы, какой цели служит жужжание, и это основная цель моего исследования».

Лось-бык расхаживает перед гаремом самок, чтобы произвести впечатление. Фото © Скотт Суриано / TNC Photo Contest 2019

The Sound

Нет ничего дружелюбного в крике, смешанном с пронзительным свистом и низким ворчанием.Звук вызывает беспокойство и поднимает волосы на затылке. Это тревожно, и в том-то и дело. Бык следит за тем, чтобы лес знал, что он идет, и его намерения серьезны. Ошибки — это предупреждения, но у каждого быка есть свой способ доставить это предупреждение.

«Жуки уникальны, поэтому вы можете распознать самцов по их рогам», — говорит Кларк. «Одна из моих аспирантов назвала быков в честь своих бывших парней. Мы бы знали, когда услышали Джо, но на самом деле не видели Джо ».

Перевод гудка осуществляется с помощью спектрограммы, и на него легче смотреть, чем слушать.Спектрограмма — это изображение звука. Посмотрите на крик лося на бумаге, он следует определенной схеме. Во-первых, это повышение высоты звука до свистка, скольжения. Затем свисток держится на секунду или две, после чего следует снижение высоты звука — вне глиссады. Иногда неконтролируемое скольжение переходит в многократное ворчание, известное как визг. Крики не обязательны. Они похожи на вложения электронной почты. Они не всегда нужны вам, но когда вы это делаете, они укрепляют ваше сообщение, и без них ваше сообщение будет неполным.

Низкие ноты горна вполне ожидаемы.Лось — крупные млекопитающие, и, как и у большого барабана, чем больше поверхность, тем глубже звук. Свисток удивительный. Это очень высокий тон, который обычно исходит от небольшого пищалки, такого как луговая собачка.

Взгляд

Вы можете предвидеть приближающийся горн по тому, как движется бык. Взрослый самец лося ходит с относительно вертикальной шеей, несмотря на тяжелые рога. Когда он собирается гудеть, его шея достигает почти горизонтальной плоскости. Похоже, его морда привязана к поводку, который тянут, так что все остальное, если его сопротивляющееся тело, последует за ним.У животного есть способность втягивать гортань глубже в свое тело, поэтому оно удлиняет верхнюю половину. Чем глубже проникает гортань, тем глубже звук, что коррелирует с тем, насколько злобно животное.

«Когда они злятся на другого мужчину, они вкладывают в этот свисток много агрессии», — говорит Кларк. «Они втягивают гортань в горло, и это превращает этот тон в рев».

Холодным утром вы также увидите, как пар выходит изо рта и носа быка, пока он гудит, что заставляет Кларк полагать, что меньшие дыхательные пути ноздрей или передний мешок губ могут иметь какое-то отношение к свисту, который слишком высок, чтобы обычно выходит из такого большого животного.

И иногда в конце добавлялся визг, это тоже визуально очевидно. Это туловище быка, которое надувается и сдувается, как мехи, дующие воздух в огонь. Цель визга еще предстоит определить.

Сигнал

Реакция на горн — это то, как другие животные интерпретируют сигнал. Это то, как вы понимаете, что происходит при отключенном звуке.

Если бык находится слишком близко к стаду другого быка, в свистке много агрессии.Если самка удаляется слишком далеко от стада быка, агрессия проявляется в незаметном свистке. Это производство двойного назначения. Вернись, скотина, и дамы встанут в очередь. В конечном итоге зверюга следует отступить, но дамы не всегда оказываются в очереди.

«Некоторые люди неверно истолковывают поведение лосей», — говорит Кларк. «Самец не указывает, куда идет стадо. Это решает главная женщина. Мужчина бегает вокруг, пытаясь удержать дам вместе, когда они выбирают, куда идти.Они видят маму или подругу в другом стаде и хотят сбежать и навестить. Вот тогда и начинается конфликт ».

В конечном итоге расшифровка багров может облегчить ученым отслеживание популяционных тенденций менее инвазивным способом. Вам не нужно прикасаться к дикой природе, чтобы записать ее крики, но вам нужно много прикасаться к дикой природе, чтобы прикрепить отслеживаемый ошейник.

А пока воспользуйтесь тем, что уже узнали ученые, чтобы перевести крики, которые вы слышите и видите, когда этой осенью находитесь в лесу.

Как избежать этих 10 главных ошибок при охоте на лося: Часть 1

Назад к лосю

Как избежать этих 10 главных ошибок при охоте на лося: Часть 1

Хотя некоторым может показаться, что слушать рассказы других охотников на лосей из лука об их неудачах скучно или «об одном из недостатков владения телефонной компанией», я с этим не согласен. Напротив, я считаю это удачей. Я не только получаю возможность выслушать все «ошибки» других охотников, но и могу легко соотнести их со своим собственным опытом.Насколько я хочу знать, что работает, я также хочу знать, что не работает, потому что именно так я смогу избежать тех же ошибок.

Еще одна вещь, которую следует учитывать, это … это ELK HUNTING , где единственное, что является достоверным, это то, что достоверно нет ничего. То, что не работает один раз, может работать безупречно в следующий раз, а какая стратегия сработала, может внезапно потерпеть неудачу.

Ниже приведены некоторые из наиболее повторяющихся и распространенных ошибок, о которых я слышал:

1.Пробираясь к лосю, но не подходя достаточно близко

Мы, охотники на лосей, стреляем из лука, и ничто так не возбуждает нас, как выстрел из горна и ответ. Так почему бы не делать это снова и снова? Скорее всего, бык будет продолжать гудеть, пока вы находитесь в одном и том же месте, но по мере того, как вы приближаетесь к быку в погоне, сопротивляйтесь желанию гудеть, как только вы узнаете, где находится бык. Вместо этого проверьте ветер и постарайтесь приблизиться на 100 ярдов от того места, где, по вашему мнению, он находится.В идеале он будет продолжать гореть, когда вы будете приближаться, и позволит вам определить его местоположение. Если нет, постарайтесь добраться туда, где, по вашему мнению, он находится, прежде чем еще раз заглянуть.

Почему это не работает? Представьте, что вы сидите в задней части ресторана со своей женой, а какой-то громкий парень входит в дверь и начинает кричать на вас через всю комнату. Вы можете сначала ответить, но по мере того, как он продолжает приближаться, и вы чувствуете, что он представляет собой угрозу, у вас появляется возможность выйти за дверь и уйти, избегая конфликта.Но если тот же самый парень прошел через комнату и не сказал ни слова, пока не оказался перед вашим лицом, у вас не останется иного выбора, кроме конфронтации.

Лось действует аналогичным образом. Цель быка номер один — сохранить как можно больше коров в циклах течки. Избегать конфронтации, когда приближается трескучий лось или охотник, — его стратегия, чтобы убедиться, что это произойдет.

В большинстве случаев, пробивая себе дорогу, вы преследуете или преследуете стадо. Лось быстрее нас, и очевидно, что они идут куда-то заранее.По моему опыту, трудно убить быка, за которым вы следите. Вместо этого я стараюсь незаметно опередить их или, если давление в этой области низкое, подождать, чтобы попытаться опередить их на следующий день.

Важно не поддаваться желанию поднять сигнал, если вы нашли быка. Угадайте его местонахождение, проверьте ветер и постарайтесь приблизиться на 100 ярдов от того места, где он, по вашему мнению, находится. В идеале он будет продолжать гореть, пока вы приближаетесь, что позволит вам точно определить его местоположение.

2. Нежелание менять стратегию

Вы потратили бесчисленное количество часов, анализируя Google Планета Земля. Вы выбрали идеальное место для настенной палатки, нашли идеальные места для выступов и дренаж, где собираетесь убить своего быка — и все это еще до наступления сезона. Единственная проблема в том, что когда вы добираетесь до выбранного места, вы не можете поймать лося. Может быть, в том же месте годом ранее было много лосей, а теперь нет ничего!

Какие у вас есть варианты?

Многие охотники не любят перемен. Им нравится комфорт района, который они знают, и им не нравятся хлопоты, связанные с поиском нового места. Единственная проблема с этим планом заключается в том, что вы не можете заставить лосей быть там, где они не хотят быть. Лось там, где они есть, и наша работа — найти их.

Найти лося можно так же просто, как изменить высоту в пределах того же дренажа, или это может быть так же сложно, как перемещение лагеря и направление на другую сторону отряда. Независимо от того, нет ли поблизости лосей, я двигаюсь через день или около того, чтобы найти место, где сейчас обитают лоси.Оставаясь мобильными и легкими, мы никогда не привязаны к одной области и можем легко переместиться в область, где в настоящее время обитают лоси. Не зацикливайтесь на охоте в определенной местности.

Знания и поиск лося

Эта тема — скорее обобщение неспособности охотника уделять достаточно внимания тому, что он делает.

Что нужно лосю

Для выживания лосю нужны еда, вода и подстилка (безопасность / укрытие). Это кажется достаточно простым.Найдите место с выходящими на юг склонами или лугами для еды, ручьями или источниками для воды и парой бревенчатых или заросших кустарником скамеек для подстилки, и у вас должен быть идеальный рецепт для лося. К сожалению, то, что это выглядит так, как будто это может привлечь лося, не означает, что это произойдет. Вы также должны прочитать доступные знаки (потертости, следы, скат, рожки и любую другую информацию, которую вы можете обнаружить), чтобы выяснить, где находятся лоси, и определить их распорядок.

Фаза луны

Каждый год я слышу об охотниках, планирующих свою охоту примерно в фазу луны и ограничивающих свои возможности.Колея вызвана сокращением фотопериода, поэтому, как правило, это будет одно и то же время каждый год, независимо от фазы луны. Понимая, как фаза луны влияет на поведение лося, не позволяйте ей определять только количество дней охоты. У меня так много свободных дней, и я собираюсь охотиться как можно больше.

Луна изменит поведение лося. Когда луна кажется «более полной», лоси, как правило, проводят большую часть своего размножения и становятся более активными в течение ночи.Я понимаю, что это важная информация, которую нужно иметь как охотнику, но более «полная» луна также влияет на то, сколько времени у меня есть на охоту, в результате чего меньше времени утром и вечером, когда лоси переходят от кормления к подстилке.

Как получить знания и опыт, чтобы стать лучше?

Нет ярлыков. Лучший способ научиться — как можно больше работать в поле. Разработайте и попробуйте тактику, чтобы увидеть, каков результат: живите и учитесь.

Есть несколько способов ускорить процесс обучения. Один из лучших способов — послушать успешных охотников на лосей. Слушайте как можно больше, чтобы получить представление об их стратегии и тактике. Это позволит вам выделить общие черты и общие тактики, чтобы включить их в свой собственный стиль. Читайте статьи и книги об охоте на лося. Лучший способ сэкономить годы на обучении — это поохотиться с кем-то, кто успешен и готов наставлять вас. Это дает вам возможность видеть все, от того, как они передвигаются по лесу, смотрят на знак, кричат, передвигаются на лосях и т. Д.

3. Сопротивление тому, что нужно

Когда вы устали или выгорели, вы тот парень, который отговаривает себя от возможности? Ментальная часть охоты так же реальна, как и физическая. Вы тот парень, который задаете вопросы, например, сколько сейчас времени? Как далеко мы от грузовика? Насколько плохой будет этот пакет? Интересно, есть ли бык поближе? Если вы постоянно задаете такие вопросы, поймите, что они будут удерживать вас от возможности.

В нашем охотничьем отряде мы взяли за правило больше не задавать эти вопросы — несмотря ни на что. Конечно, это означает, что вам нужен пуленепробиваемый и психологически стойкий партнер по охоте на лося. Любой партнер, способный породить сомнения, почти всегда сможет отговорить вас от подъема или спуска с горы за быком. Из-за этого мы стараемся быть партнером по охоте, который никогда не позволит вам упустить возможность на ревущего быка или быка, обнаруженного нами с помощью оптики.

Убедитесь, что все, что вы делаете, идет на пользу вашему успеху.Если вы не в лосе, не спите в полдень. Используйте свободное время после обеда, чтобы исследовать новые бассейны или различные уровни и возвышения в бассейне, на который вы охотитесь. Вы всегда должны стараться делать все возможное, чтобы вырезать этот тег.

4. Излишне думать о своем призвании

Быки, которых вы пытаетесь убить, думают о двух вещах: коровах и драках. Стадный бык нацелен на то, чтобы вывести как можно больше коров и не подпускать остальных быков.Быки-спутники пытаются украсть как можно больше коров, и при этом не получают плетей. Это суть лося. Это просто и понятно. Вы должны попробовать питаться теми эмоциями, которые разожгут этих быков и заставят их стрелять из лука.

Если охотники не прерывают природу, быки обычно рекламируют себя, а коровы идут к ним. Если мы используем только коровьи крики, мы пытаемся перевернуть природу и позвать быка к себе. Это может сработать с быками-спутниками, поскольку им нечего терять.С более крупными быками стада они могут не захотеть покидать свое стадо, чтобы приехать проверить, не рекламирует ли себя одна новая корова. Этот бык потенциально рискует потерять свое стадо из-за другого быка. Вместо этого, когда вы пытаетесь убить стадного быка, рог — отличный инструмент, чтобы заманить стадного быка на расстояние. Нам нужно кормиться этой агрессивной стороной стадного быка и нарисовать картину, что мы бык в красной зоне и бросаем ему вызов за его коров. Баглинг также может работать на быков-спутников, поскольку они привлекаются к действию.

С 1999 по 2003 год я провел бесчисленные часы, просто наблюдая за лосями во время гона и делая записи. Я хотел знать, что делает стадный бык, когда вокруг есть другие спутники, и я хотел увидеть, что делает стадный бык, когда других быков нет рядом, а также чем занимается группа кормящих быков-спутников. Моя 4-дюймовая папка с тремя кольцами, полная записей и исследований, пришла к следующему выводу: «Лось делает и говорит то, что он хочет, без каких-либо рифм или причин, когда дело доходит до звонка.”

Моя стратегия проста и не требует особых размышлений: влезь достаточно плотно, чтобы стать одной из его коров. Постановите о охоте, чтобы бык знал, что вы там. Затем выпустите горн вызова, который сообщает этому стаду быку, что вы здесь, чтобы развести / украсть его корову. Это может показаться скучным, но помимо определения местоположения, я использую эти звонки в 95% случаев.

5. Звонок слишком тихий или слабый

«Джейсон, какой у тебя лучший маленький рог?» «У вас есть визг шипа?» «Если я назову слишком агрессивным, боюсь, я напугаю лося.«Хотя я осознаю, что есть много способов добиться успеха, и всегда призываю охотников продолжать делать то, что они делают, чтобы добиться успеха… упускают ли они возможности?

Я хочу пойти в лес и звучать как самый большой бык, которого я могу. Я хочу создать реальную угрозу для стадного быка и заставить его поверить, что у меня есть возможность захватить его стадо. Важно понимать динамику стада лосей в дикой природе.

Вот почему я называю большой:

Стадный бык уже установил господство.Он проводит свое время, проверяя коров и отгоняя других быков-спутников, вторгшихся в его гарем. Он уделяет больше времени и усилий взрослым быкам, поскольку они представляют серьезную угрозу или риск для его группы коров.

Вызов стадного быка также даст вам возможность сыграть на быков-сателлитов. Быки меньшего размера любопытны и ищут участие в игре любым доступным для них способом. Вот почему имеет смысл, что их также привлечет большой рог, смешанный со звуками коровы.По той же причине быки-спутники держатся вокруг настоящих стадных быков.

Другая причина громкого звонка связана с потерей громкости. Кисть, древесина и широкие открытые пространства поглотят выступ независимо от того, какой объем мы производим из звонков. Мы провели обширное тестирование колла с расстояния 100 и 200 ярдов, и нет сравнения с объемом, который производит настоящий бык. Настоящий бык с 50 ярдов ревёт в вашу сторону очень громко и его можно почти почувствовать вашим телом.Это то, что нельзя воспроизвести.

Когда я пытаюсь найти быков с помощью локационных рожков с вершины хребта или изнутри каньона, я хочу иметь возможность охватить как можно больше быков. Это гарантирует, что мы не идем мимо быков, которые уже находятся в этом районе. Например, мой напарник по охоте Чарли (потрясающий звонящий лосей) может пробраться в большой дренаж или каньон и не получить ответа, но я могу проследить за ним и иногда могу получить ответ от быка, который находится дальше.Единственная разница в том, что я могу производить больше, чем он. К счастью для нас обоих, мы смогли воспользоваться некоторыми из этих возможностей.

Если вы хотите продолжить эту серию, ознакомьтесь со второй частью здесь.

Что там с рутом?

Звук рогатого лося во время брачного сезона — одно из самых жалобных и пленительных звуков, которые можно услышать в горах. Он начинается с нескольких тактов рычания, увеличивается в нескольких регистрах до крика высокого тона, а затем заканчивается серией хрюканья.Звучит что-то вроде (терпите меня): aaaaaaaaaa-eeeeEEEEEE-oheeuhoHEEEUH ! Понял?

Гона лося — дикое время года как для лосей, так и для нас, людей. С безопасной точки зрения, скажем, на краю Морен-парка или на другом горном лугу, вы можете наблюдать, как быки (самцы) привлекают, пасут и сражаются за свои гаремы. Он использует этот высокий рог, чтобы привлечь коров (самок), а также свою стойку и смелость бороться за свою честь. Лучшие шансы на спаривание имеют более крупные и зрелые быки.Драма разворачивается не только в горах: нередко можно увидеть гарем из 30 коров с одним или двумя лосями, растянувшимися на лужайках полей для гольфа в городе.

Годовая продолжительность гона варьируется, но вы знаете, что она близка, когда лоси-быки начинают сбрасывать бархат со своих рогов. Быки настолько строго следуют своей основной директиве, что часто не успевают поесть и сильно теряют в весе до конца сезона. Звуки гула начинаются на рассвете и могут продолжаться в предрассветные часы ночи, а пик сезона отмечен учащением их криков.После долгого дня быки могут быть настолько истощены, что иногда можно увидеть, как они лежат и лениво гудят в свете луны.

Гон обычно начинается в середине сентября и длится около месяца. В это время в Эстес-парке проходит знаменитый Elk Fest, который теперь является виртуальным. Хотя он все еще находится на стадии планирования, мы ожидаем, что будут проводиться образовательные видеоролики о дикой природе, интерактивные сессии вопросов и ответов с экспертами по дикой природе и многое другое. Хорошо, и, может быть, это не совсем виртуально … Эстес надеется на личную охоту за мусором, фотоконкурс для детей и взрослых и музыкальные развлечения в прямом эфире.Как и в большинстве случаев в 2020 году, все это может измениться, поэтому продолжайте проверять страницу событий Elk Fest на предмет обновлений.

И не забывайте соблюдать надлежащую безопасность дикой природы, наблюдая за величественными существами. Самое главное — дать им свое пространство. Расстояние между вами и лосем должно быть не менее 75 футов, что примерно равно длине двух школьных автобусов. Если вас замечает лось, значит, вы слишком близко! А если вы ищете несколько советов, как улучшить свои фотографии лося, вот 11 от местного профессионала.

Колонна лося в Йеллоустонском национальном парке может быть опасна для посетителей (видео)

МАМОНТ, ВИОМИНГ — «К вечеру здесь может стать довольно интересно», — признался в конце сентября сотрудник Службы национальных парков в Мамонте.

Эти слова эхом отозвались в криках смотрителей парка всего несколько часов спустя: «Укрыться!» раздался через бывший плац бывшего форта, а ныне административный центр парка.

«Здесь, в районе Мамонта, водятся три очень больших бычьих лося», — сказал Морган Вартин, представитель парка.

Эти большие быки сейчас собирают и защищают свои гаремы. Быки собирают коров или самок лосей в тесные группы, которые они ревностно охраняют, отмечая свою территорию мочой и запахом, срывая ветви с деревьев и соскребая кору с деревьев рогами и копая землю.Быки выкрикивают свое присутствие пронзительным криком, свистящим сквозь зубы, известным как гудение.

Быки тоже дерутся в это время года. Они будут сражаться в оленьих рогах с другими быками, что иногда может привести к травмам. Но их гнев направлен не только на других лосей. Они очень агрессивны в это время года и, как известно, могут атаковать и травмировать людей, транспортные средства и другие неодушевленные предметы в парке во время сезона гона.

«Колонна лося опасна для посетителей, которые не подозревают о поведении лося», — сказал Вартин.

Это проблема, потому что лоси любят тусоваться в одной из самых популярных частей парка — комплексе для посетителей «Мамонт». Он включает в себя центр для посетителей, главные административные офисы парка, отель, ресторан, магазин подарков и закусок, заправочную станцию, почтовое отделение, медицинскую клинику, участок правоохранительных органов, здание Федерального суда и жилые помещения для персонала парка и обслуживающего персонала. Это оживленное место.

Вартин говорит, что людям нужно следить за тем, что делают лоси. «Посетители должны знать об этом неустойчивом поведении», — сказала она.

Типичной ночью в Мамонте в это время года толпы людей пытаются приблизиться к большому лосю. Рейнджеры носятся повсюду, предупреждая людей, пытаясь предотвратить проблемы. Все лоси в разгар брачного сезона занимаются разбивкой территории, как один бык, которого видели, когда он срывает ветви с дерева, всего в нескольких футах от припаркованного туристического автобуса.

Это похоже на хаос, когда бычий лось шагает или иногда бегает между зеваками и машинами. Некоторые посетители парка даже не осознают, что происходит, выходят из здания в суматоху и выкрикивают предупреждения.Транспортные средства прибывают из других частей парка с водителями, сбитыми с толку скоплением людей, и группами зевак, загруженных фотоаппаратами. Мужчина с британским акцентом спрашивает, как близко вы можете подойти?

Хороший вопрос. В парке сказано: держитесь на расстоянии не менее 75 футов от лосей, но в это время года, когда большой бык может в любой момент устремиться к вам, этого может быть недостаточно.

Как говорит Вартин, «лоси опасны в это время года».

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о лосях в Йеллоустонском национальном парке, в том числе этот обзор:

Йеллоустон предоставляет летний диапазон для примерно 10 000–20 000 лосей (Cervus canadensis) от шести до семи стад, большинство из которых зимуют меньше возвышенности за пределами парка.Эти стада приносят удовольствие посетителям, а также приносят доход местной экономике за счет охоты за пределами парка. В Йеллоустоне самое многочисленное копытное животное, лоси составляют примерно 85% убитых зимних волков и являются важной пищей для медведей, горных львов и по крайней мере 12 видов падальщиков, включая белоголовых орланов и койотов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *