Глухариный ток что это: Глухариный ток | Большая охота

Глухариный ток | Большая охота

Глухари на токовище

Хороший охотник должен знать всё о повадках лесных птиц и животных. Именно поэтому, периодически на страницах нашего сайта мы знакомим вас со следами зверей (узнайте тут о следах волка), повадками птиц и рассказываем много интересной информации о фауне леса. Сегодня же мы хотим предложить вам поговорить о глухарином токовании.

Особенности глухариного токования

С приближением весны глухари начинают чаще посещать места токовищ и собираются вместе на вечерней и утренней зоре. Однако, обнаружить место глухариного тока, куда слетаются десятки птиц, может далеко не каждый охотник. А вот песню глухаря можно услышать всего лишь за 250 метров и то, пока не проснулись певчие лесные птицы. Человеку, который плохо слышит и не обладает врожденной чуткостью слуха – ориентироваться на пение глухаря на току и вовсе сложно.

Излюбленными местами глухариного токования в европейской части обитания этих птиц принято считать окраины болот, и заросшие кустарниковым подлеском боры. Если вы, на болоте обнаружите заросшие лесом островки – то, на них также стоит обратить своё внимание.

Но, как правило, глухари токуют на одном и том же месте из года в год. Если же их беспокоят, то они могут перебраться в более труднодоступные и глухие места.
вернуться к содержанию ↑

Как отыскать глухариный ток

Отыскать глухариный ток не так уж и легко

Отыскать удаленный от человеческого жилья ток в разгар весенней распутицы и вовсе почти безнадежное дело. Ходить по болотам в это время года очень трудно. Поэтому, на поиски такого места лучше отправляться в марте или в начале апреля месяца, когда ещё есть плотный наст. Выходить из дому стоит как можно раньше, чтобы за день вы могли обойти больше территорий. Если наст крепкий, и вы можете идти по нему без лыж – это просто замечательно. Но, лыжи необходимо будет всё-таки захватить с собой (узнайте, как выбрать лыжи). Может произойти, что вы уйдете далеко, солнце растопит снег и наста просто не станет. Вот тогда-то ваши лыжи вам пригодятся.

Отправляясь на разведку, ищите на снегу следы глухаря, по сторонам которых распущенные крылья птиц прочертили полоски. Подтаявший помёт и обронённую хвою под соснами, на которых кормились глухари – также могут стать для вас ориентирами. Ну, а внимательный охотник может даже обнаружить и самих глухарей, которые ранним утром находятся недалеко от токовища.

После того, как вам удалось отыскать место тока, вы можете просто ожидать начала весенней охоты и не тревожить попусту глухарей своими частыми посещениями. Никуда эти птицы с токовища от вас не денутся. Но, если вы будете им докучать своим вниманием, то вы их можете спугнуть, и они могут покинуть свое токовище.
вернуться к содержанию ↑

Особенности охоты на глухарином току

вернуться к содержанию ↑

Снаряжение для охоты на глухарином току

Для охоты на глухарином току можно использовать любое гладкоствольное ружьё 12-го и 16-го калибров, обладающее резким боем. По возможности также используйте папковые гильзы под капсюль Жевело, заряжая их бездымным видом пороха. Они обеспечат вам лучший бой, чем металлические.

Если вы имеете необходимый опыт, то к глухарю под песню можно подойти очень близко. Иногда даже удаётся подобраться под самое дерево, на котором сидит птица. Поэтому, крупными номерами дроби патроны снаряжать не стоит. Лучше использовать дробь №2.

Как правило, на глухариный ток стоит отправляться с ночевкой, для этого вы должны захватить с собой все необходимые вещи для ночлега в лесу – теплую одежду, которая бы не стесняла ваши движения, топор, спички, электрический фонарик, еду и термос с горячим чаем.
вернуться к содержанию ↑

Как вести себя на току

После того, как вы попали на глухариный ток до вечернего подлета птиц, вам стоит подготовиться к ночлегу. Для этого выберите для себя сухое и защищенное от ветров место, запаситесь дровами и соорудите для себя навес на случай непогоды. Ночевать можно поблизости, однако, дальше чем за 0,5 километра отходить от токовища не стоит. Вы даже можете устроиться с краю самого токовища – в этом случае вам необходимо будет вести себя осторожно, и всю подготовку проводить днём, а вот вечером или ночью вы должны будете вести себя тихо. Ни говорить, ни разводить костёр, нельзя.

вернуться к содержанию ↑

Подслух

После того, как вы подготовитесь к ночлегу, можно отправляться на подслух. На закате солнца глухари начинают слетаться друг за другом и с шумом рассаживаются по высоким деревьям. Прилетевшие птицы осматриваются и после того, как убедятся, что ничего подозрительного поблизости нет, на этом дереве остаются проводить ночь и встречать утреннюю зарю. Если же что-то вспугнуло глухаря, то он перелетает на другое дерево, и может совершить несколько таких перелётов, пока не отыщет подходящее для себя место.

Благодаря такой привычке глухарей перелетать с дерева на дерево, бывает очень сложно определить, сколько же птиц токует.

В позднюю и холодную весну или перед приближением непогоды глухари слетаются на ток и поют весьма неохотно. Но, даже легкий заморозок или мелкий дождь не способны помешать их токованию А, вот наиболее активно ведут себя птицы во второй половине апреля, включая середину мая. По вечерам и совсем недолго поют далеко не все прилетевшие петухи. Большинство из них предпочитают молчать или издавать особые звуки, которые охотники сравнивают с похрюкиванием. После того, как глухари затихнут, вы можете отправляться с подслуха на свой ночлег.
вернуться к содержанию ↑

Глухариная песня сигнал для охотника

Глухариная песня

Вечером глухарей стрелять не стоит, так как почти безнадежное вечернее скрадывание может испортить едва ли не всю вашу охоту утром.

В марте глухариную песню можно слышать только утром, на восходе солнца, а то и позднее. В разгар весны токовики напротив начинают петь во 2-м часу ночи, и с рассветом к ним присоединяются молодые птицы. Так, на хорошем току можно даже услышать несколько одновременно токующих глухарей.

Глухариная песня состоит из 2-х колен. Первое, это что-то вроде «тэ-тэ-ке», охотники называют его ещё щелканьем а второе – «ч-ши» или скирканье или точением. Последнее можно сравнить со звуком затачивания ножа о деревянный брусок. Щелкает глухарь вначале редко, а затем всё чаще, пока не переходит к точению, которое длится 3-4, а вся песня в целом 7-8- секунд. После этого следует небольшой перерыв и снова раздается глухариное щелканье. В разгар тока песня меняет песню и один глухарь подхватывает другого. В это время и лучше всего доходить к токующим глухарям. Делать это стоит быстро и уверенно.

При этом, глухари могут токовать как на высоких, так и на низкорослых деревьях, их вы можете обнаружить как на вершине, так и на нижних ветках дерева. А, вот ранним утром глухари поют в темноте только на деревьях, тогда как с первыми солнечными лучами рассвета они начинают слетаться на землю. И здесь, встретившись со своим соперником, они начинают сражаться. Мощное хлопанье их крыльев, особенно в тихую погоду, можно услышать достаточно далеко. Молодые глухари прилетают на ток позже старых и поют неохотно. При этом,

в мае месяце на токовище поют только молодые птицы.

вернуться к содержанию ↑

Когда подходить к глухарю

Во время исполнения второго колена песни или точения токующая птица теряет слух. Этим и стоит воспользоваться охотнику, для того, чтобы он мог подобраться в поющему глухарю на расстояние выстрела. Стоит обратить внимание, что

пытаться подойти к птице во время исполнения первого колена – не стоит. В это время глухарь прекрасно слышит, а если уже светло – то и прекрасно вас видит. Вы только спугнете птицу. Если песня едва слышна и до птицы ещё далеко, вы можете передвигаться аккуратно и не под звуки песни, однако, стоит соблюдать осторожность и периодически осматриваться.

Нередко на пути к поющему глухарю можно взять и молчуна – молодого петуха, который в первую весну вылетел на ток. Среди молчунов можно встретить и матерых птиц, но только в том случае, если вы начали подход рано и глухари ещё недостаточно распелись. Стрелять в молчуна можно под песню поющего глухаря, которого вы собираетесь скрадывать – тогда он не услышит вашего выстрела.
вернуться к содержанию ↑

Подход к птице

Начинать свой подход стоит в то время, когда глухарь от щелканья переходит к точению. В эти секунды вы должны сделать несколько шагов и остановиться, чтобы услышать конец песни глухаря. Это окончание песни будет служить для вас сигналом, что птица вас не заметила. Стоять в перерывах между песнями глухаря стоит тихо, особенно, если до птицы осталось недалеко. После того, как последует точение, вы можете делать свои шаги. То под песню птицы вы будете медленно к ней продвигаться.

В случае же, если глухарь щелкает, и вдруг замолкает на первом колене, вы должны понимать, что птица заметила что-то подозрительное. Вам стоит замереть и не шевелиться. Глухарь должен будет запеть снова, и тогда вы сможете приближаться к нему. Если глухаря что-то сильно испугало – он может надолго замолкнуть, а то и вовсе улететь с токовища.

Некоторые охотники говорят о том, что уместнее не подходить к птице, а подскакивать к ней. Однако, мы бы не рекомендовали вам следовать таким советам. Ваше стремительное приближение к птице будет сопровождаться большим шумом, да и вы во время подскока можете не успеть вовремя остановиться, и занять устойчивое для выстрела положение.

Одна ваша запоздалая остановка и неосторожное движение, и ваш шум – всё это может испортить вашу охоту.

Охотникам также полезно будет знать, что глухариная песня весьма обманчивая. Вы можете думать, что до птицы ещё далеко, а она уже у вас над головой. Нередко, начинающие охотники просто проходят токующих птиц, а потом обнаруживают их сзади себя.

Если в темноте вы можете подходить к глухарю открыто, то вот на рассвете лучше таиться и переходить от дерева к дереву. Особенно трудно подходить к птице, когда уже совсем светло.

вернуться к содержанию ↑

Стоит ли проводить дальние выстрелы

Мы бы не рекомендовали вам, несмотря на такие сложности, проводить дальние выстрелы. Так как, в этом случае вероятность наличия подранков – очень большая. Раненная же птица может улететь далеко и бесцельно пропасть. Что же касается того, куда лучше всего целится, то

лучше стрелять в глухаря в бок в область под основанием крыла. Стреляя в грудь, и в хвост даже с близкого расстояния вы можете промахнуться. Для того, чтобы ваш выстрел был наверняка, лучше переместитесь на несколько шагов в сторону.

Учитывая то, что глухарь, с этим согласятся многие охотники – действительно ценный и редкий трофей, то достаточно будет даже одного глухаря, пойманного на утренней заре, чтобы вы удовлетворили свою охотничью страсть…

Сегодня мы с вами говорили о глухарином токовании и об особенностях охоты на глухарином току. А, вам доводилось охотиться на глухаря? Поделитесь с нами своим опытом.

Статья подготовлена по материалам А. Нестерова, взятым из свободных источников.

Читайте также о лесных ориентирах.

Ждем ваших отзывов и комментариев, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте!

Сказать «Cпасибо»:

На нашем сайте:

Охота на глухарином току. Охотничьи заметки

ОХОТА НА ГЛУХАРИНОМ ТОКУ

gluhariniy tok1

Глухарь — самая крупная из лесных охотничьих птиц : вес его колеблется обычно в пределах 4 — 6,5 кг. Весенняя охота на самцов глухарей основана на том, что они для токования слетаются в избранные участки леса и в определенный момент токования теряют способность что-либо слышать. Чем руководствуется глухарь при выборе токовой площади? Почему он так прочно привязывается к ней? Автор пытался выяснить этот вопрос, изучая типы токов главным образом в Ленинградской области. Ниже приводятся некоторые выводы из этих наблюдений.

Глухари из года в год токуют на одних и тех же местах. В Лисинском учебно-опытном охотничьем хозяйстве Лесотехнической академии им. С. М. Кирова есть тока, зарегистрированные с 1848 г., на которых глухари поют и в настоящее время. Таким образом, эти тока насчитывают более 100 лет существования.Только вырубка токовой площади, регулярный и неумеренный отстрел самцов, строительство в непосредственной близости от тока могут заставить глухарей покинуть токовище.

Подобное явление можно наблюдать и при значительных изменениях в состоянии насаждений на месте тока. Так, например, лесной пожар или повальное уничтожение древостоя насекомыми-вредителями могут заставить глухарей переместиться для токования в более удобное место.Разделение одного тока на два или даже больше и образование новых, обычно меньших по числу прилетающих птиц, токов происходит тогда, когда глухарей в округе много и на основном большом току их сильно беспокоят. Но стоит этой причине отпасть, как наблюдается обратная картина: птицы снова концентрируются на основном току и прекращают вылеты на недавно образовавшиеся тока. Эта зависимость нашла яркое выражение в последние годы, когда в связи с войной, а следовательно с прекращением отстрела глухарей, произошло их возвращение на большие тока.

Характер избираемой глухарем для весеннего токования лесной площади весьма разнообразен. Чаще всего глухари в нашей области поют на окраинах моховых, сосновых болот, но известны также тока, расположенные в смешанных, чисто еловых, осиновых и даже березовых лесах. Правда, и такие тока расположены неподалеку от окраины мохового болота.Характеризуя рельеф обычной токовой площади, можно сказать, что она может быть сама по себе и совершенно горизонтальной, но располагается чаще всего на переходе к пониженным местам. Эти признаки являются настолько устойчивыми, что, например, соединив прямыми линиями центры известных токов в малонаселенной местности, можно получить нечто вроде карты расположения моховых болот района. И наоборот: зная хорошо расположение торфяных, покрытых сосняком болот в данном лесном хозяйстве, можно с той или иной степенью вероятности предсказать расположение глухариных токов, что, кстати говоря, очень облегчает их розыск.

Отыскивание и проверка глухариных токов производятся в ранневесенний период, по насту; в нашей области это обычно двадцатые числа марта.Определив по хорошей карте предполагаемый маршрут, следует, вооружившись лыжами, выйти еще ночью к месту предполагаемого тока.Надо обстоятельно рассчитать путь с тем, чтобы к 10—11 часам дня быть или дома или, во всяком случае, на наезженной дороге. Как только солнце растопит образовавшуюся за ночь ледяную корку, всякое движение станет затруднительным, и вы рискуете просидеть на снегу до вечера, находясь в нескольких километрах от жилья, не будучи даже в состоянии собрать достаточно материала для костра. Глубоко проваливаются лыжи, пудовые глыбы подлипа не дают хода. Жарко, нога выскальзывает из раскисших ремней, и вы стоите по пояс в снегу, обессиленный, не будучи в состоянии без невероятного напряжения добраться до уже видимой невдалеке бурой ленты лесовозной дороги.

Очень важно в таком походе быть правильно одетым. Лыжный костюм на теплом белье, короткие резиновые сапоги (под снегом — вода!), легкая шапка-финка, а за плечами непременно меховая или ватная тужурка, чтобы в случае остановки просидеть несколько часов на снегу, подложив под себя лыжи. Для этого же случая полезно иметь с собой в заплечном мешке топор и котелок.После нескольких дней морозной вьюги взойдет солнце. Тишину ясного полдня нарушит шорох оползающей по хвойным лапам кухты. Радостно слышать, как скидывают елки подтаявшую снеговую шубу. Покажутся лохматые головы муравейников, обнажатся пни, и первый теплый ветер приветливо забежит в ставший просторным лес.

В такое утро матерый глухарь согреется на рыжем от солнца сосновом суку, слетит на болотную чистинку и будет долго бродить, распустив крылья и продавливая лапами ледяную крупку снега. Упругие перья протянут бороздки вдоль ровных крестиков глухариного следа. Вот и первый чертеж! Но по нему не найти тока, разве только при случайном совпадении места жировки с токовищем.Пройдет неделя, другая, и уже на самом току начнут бродить по насту чернохвостые петухи.

gluhariniy tok2

Сначала они будут прилетать на токовище после кормежки, уже при свете, а потом и с вечера. Сердито, с придыханием щелкнет глухарь, заслышав прилетевшего соседа, и побежит навстречу ему по насту. До драки дело не дойдет—еще не настала пора, соперники только взмахнут траурными хвостами и разойдутся. А потом из-за елки, куда забежал один, послышится сладкое вкрадчивое щелканье, и первая любовная песня лесного отшельника прошелестит над снежным пологом лесной глухомани. Когда глухарь поет «на полу»; он не только бороздит крыльями снег, но, подобно тетереву, часто подлетает свечкой вверх, тотчас садится и продолжает песню.

Если в ночь легкая пороша прикрыла наст, то, придя на ток еще до того как солнце начнет сильно пригревать, можно увидеть типичные следы певшего глухаря. Отпечатки хвоста и неглубокие бороздки от маховых перьев (что охотники и называют «чертежом») пропадают очень скоро, а спаренные отпечатки лап при взлете и посадке остаются надолго, особенно, если птица бродила по талому снегу. Очень часто при розыске токов и приходится руководствоваться именно этими типичными следами токовавшего на земле глухаря. Помогает в этом деле еще и наличие «игрового», разбросанного по снегу или под деревом мелкого помета, а в более поздний период — находка зеленовато-черных перьев из шеи глухаря, которые они выщипывают друг у друга во время драки.

Заметив лесную площадь, на которой находятся перечисленные признаки, нужно дождаться времени, когда начнет сходить снег, и идти уже на окончательную проверку — «на подслух».При этом, однако, надо помнить, что очень часто глухари начинают чертить на сравнительно чистом месте (на болоте, иногда на вырубке или на лесной прогалине), а по мере хода весны перебираются постепенно глубже в лес. Это передвижение тока явление довольно обычное, но не нашедшее еще достаточно точного объяснения. Можно предполагать, что глухари, начинающие петь «на полу», используют более открытые места, где снег крепче схватывается морозом каждую ночь, а затем быстрее и сходит, что представляет удобство для передвижения грузной птицы; быть может, это связано и с пищевым рационом, его переменой в связи с обнажением земли от снежного покрова и появлением растительности.

Среди других способов отыскивания глухариных токов заслуживает некоторого внимания вечернее подкарауливание на рубежах открытых пространств (т. е. вырубок, болот, гарей и т. д.) летящих в направлении тока глухарей; практикуется и определение ранним утром на слух направления полета «копалух» (глухарок) и молодых. Часто обнаружению тока помогает шум крыльев дерущихся на земле самцов, слышный в тихую погоду метров за 400—500.

Но вот в лесу сильно убавился снег, теплый южный ветер ласково перебирает голые, с чуть набухшими почками ветви берез. Над полями льются песни жаворонков, вздулись реки. Малые ручьи веселыми струйками режут ледяную кашу и сердятся у лесных мостиков. Тока в разгаре. Еще не погасли желтые блики уходящего солнца на вершинах деревьев, не затихла бойкая песенка подснежного ручья в низине, как первый глухарь, со свистом разрезая похолодевший воздух, летит через вырубку на заветные сосны.

Затихает лес, туман встает над талым снегом. Много налетело на ток крупных коричневокрылых петухов. Большинство из них до утра затихло, устроившись где-то в потемневшей хвое, и только один долго возился, щелкал, щелкал и. . . запел.Глухариная песня! Сколько о ней писалось и говорилось, сколько охотников, услышав ее впервые, удивлялось несоответствию между мощью крупнейшей в наших лесах птицы и глухими, слабыми звуками ее любовной песни!

gluhariniy tok6

Сколько споров вызвал среди охотников и натуралистов вопрос о том, почему при последнем колене песни глухарь перестает слышать! Эти споры не нашли разрешения и до сих пор. Одни ученые полагают, что причина такой временной глухоты чисто механическая, т. е. что слуховой проход птицы прикрывается при открытом клюве клиновидным отростком челюстной кости или же на бухающими от прилива крови складками внутреннего покрова слухового прохода. Другие считают, что причина глухоты кроется в мозговых явлениях, в возникающем резком торможении слуховых центров под влиянием полового возбуждения.

Спокойно слушая глухариную песню, можно различить в ней четыре колена: ровное, затем учащающееся пощелкивание, напоминающее звук ударов целлулоидных шариков о стол; трель, состоящую из чрезвычайно учащенного, но неравномерного щелкания; звучный переход; «глухую песню» — шипение, длящееся около 4 секунд, в течение которых птица не слышит совсем, не способна воспринимать даже самые громкие посторонние звуки. На очень близком расстоянии можно услышать еще один характерный звук — «пурр» — шелест встряхиваемых перьев.Поет глухарь чаще всего на сосне или елке, реже на осине и еще реже на березе. В темноте он сидит не передвигаясь, а при свете занимающегося утра ходит по суку или поворачивается на одном месте. Позы токующего глухаря разнообразны и очень редко соответствуют изображаемым художниками или чучельниками.

В подавляющем числе случаев во время глухой песни птица задирает высоко, почти вертикально шею и голову и в той или иной степени опускает крылья. Что касается хвоста, то он во время песни чаще всего сильно распускается и ставится почти вертикально, иногда же, распускаясь, остается спущенным вниз и только редко остается неподвижным. Последнее, повидимому, характерно для молодых глухарей и для всех петухов при дождливой погоде.

Видит ли глухарь во время песни? Видит совершенно нормально, но только, как все куриные, он значительно хуже видит в сумерках и плохо различает форму неподвижных предметов.Время пребывания глухарей на токовой площади сильно колеблется в зависимости от хода весны и от погоды. Если в начале весны, после утреннего прилета, глухари проводят на току 1—2 часа, то в разгар тока они прилетают или приходят «пешком» на токовища частью еще до заката солнца, а отлетают утром, когда солнце уже начинает припекать, т. е. проводят на току часов 13—14. В конце токового периода, когда уже довольно сильно развернется листва на березах, прилет самцов обычно происходит поздно, часов в 9—10 вечера, а рано утром они, тут же покормившись и иногда не спев ни одной песни, тихонько разлетаются.

Утренние прилеты характерны для самого начала токового периода, когда в это время прилетает подавляющая часть собирающихся на току глухарей; в дальнейшем преимущественными становятся уже вечерние прилеты, а утром налетают главным образом молодые самцы или же старые, если их что-либо задержало вечером (снеговой шторм, проливной дождь и т. д.). Вопреки некоторым утверждениям, глухарь не налетает на одно и то же дерево ежевечерне; обычно он избирает для этого более или менее обширную группу деревьев, занимающих площадь в 100 метров и более в поперечнике. В таком же порядке, на некотором отдалении друг от друга, обычно рассаживаются и другие певуны. Таким образом, площадь, занимаемая всем током, является весьма обширной. Только в сравнительно короткий период времени, в разгар токов, не посещаемых охотниками, происходит концентрация глухарей с образованием явно выраженного центра токовища.

Глухарки же, как правило, прилетают на ток только утром. Собираются они недружно, вразброд, в теплые зори задолго до восхода солнца, а в холодные — довольно поздно.Самый лучший период для охоты на токах — это начало их «разгара», т. е. сразу после того, как сойдет основная масса снега и установится более или менее теплая погода. В наших условиях это обычно пятнадцатые — двадцатые числа апреля или, при поздней весне, первые дни мая.

gluhariniy tok4

Охота по насту тяжела, редко бывает удачна и зачастую ведет к распугиванию токов. Появление темной фигуры охотника, хорошо видимой на фоне снега, гремящей тяжелыми сапогами по звонкой ледяной корке в течение двух-трех зорь подряд, способно надолго разогнать даже большой и нетронутый ток.
Охота в самый разгар тока очень кратковременна; как только развиднеется и начнут собираться глухарки’ даже самый умелый подход к горячо поющему самцу может окончиться неудачей: или глухарь кинется за пролетающей маткой, или, прервав песню, вступит в горячий бой с соперником на открытой вырубке.

Поздней весной охота также может оказаться неудачной; глухари поют в это время вяло, очень считаются с погодой, а иногда просто промолчат целую зорю по неясным для охотника причинам.Интересно отметить, что в ранневесенний период глухари азартнее поют в теплые зори, а перед окончанием токов, наоборот: промолчат две-три зори и внезапно запоют, если похолодает и поздний утренник посеребрит зеленый мох болота.

На ток полезно приходить задолго до заката солнца. Надо выбрать место для ночлега на сухом бугорке вблизи воды и на расстоянии не менее 300—400 метров от края тока. Следует заготовить дрова на ночь, приготовить растопку, устроить козелки для чайника, набрать воды, нарубить мелкого жердняка и еловых ветвей для постели, разобрать заплечные мешки, чтобы не таскать весь довольно сложный весенний инвентарь охотника на самый ток, а взять только пустой рюкзак. Все это нельзя без шума и с толком проделать в темноте по возвращении с подслуха, а неподготовленная стоянка в течение даже короткой, но часто студеной весенней ночи вместо удовольствия принесет неприятности.

На подслух надо выходить, когда солнце еще не село, т. е. часов около 7—8 вечера. Идти на ток следует не торопясь, особенно если дорога тяжелая. При этом надо хорошо запомнить обратную дорогу. Если путь идет не по тропинке или просеке, а прямо по лесу, лучше делать заломы и затески. В темную ночь легко «сбиться с пути, а тогда прощай дорогая весенняя зорька!

Если вы заслышали глухаря очень далеко, то нет никакого смысла сразу начинать скакать. Лучше осторожно, так, чтобы не слышать собственных шагов, идти на звуки песни. Не выдергивайте ногу сразу всю из размокшей почвы, поднимите сначала пятку, а потом осторожно переступайте. Прежде чем поставить ногу, ощупайте ею место, нет ли там ветки, скользкого корня или замерзшего снега. И так идите, пока не станут ясно слышны оба основных колена песни или же на пути не попадется препятствие в виде нерастаявшего снега, затянутого тонкой коркой льда болота, по которому бесшумно идти нельзя. Тогда надо начинать скакать.

Пропустив одну-две песни, чтобы хорошо определить направление и удостовериться, не поет ли где-либо другой глухарь, возьмите ружье в левую руку и в конце учащенного стрекотанья (в начале глухой песни), выбрав куда ступать, смело делайте два шага и твердо приставьте ногу. Не надо прыгать, если заря еще темная и все кругом спокойно, — времени хватит. Особенно важно каждый раз, пробив ногой поддающийся верхний покров снега, льда или замерзшего мха, встать и в подтверждение правильности подскока, стоя уже неподвижно, услышать конец глухой песни.Скачите на песню не по прогалинам, а заранее прикрываясь стволами деревьев от определенного вами пока на слух места нахождения певца. Чем выше сидит глухарь и чем темнее зорька, тем больше вероятия, что он вас не заметит. К низко сидящей птице при свете подойти чрезвычайно трудно.

Когда вы по звуку песни определите, что глухарь близок, нужно прекратить подскоки и потратить две-три песни на разглядывание. Разглядывать глухаря нужно также во время его песни, потому что птица в это время шевелится и ее легче заметить; кроме того, на близком расстоянии даже самый легкий шум, вроде скрипа ремня от патронташа или звука от случайно задетой вами ветки, может испугать осторожного петуха.

gluhariniy tok3

Но вот вы заметили в сумерках совершенно черный, строгий, как бы «зализанный» силуэт глухаря. Стройная фигура рисуется на темном еще небе сквозь расплывчатые очертания хвойной вершины. Гусь — не гусь, хотя и длинная шея, какие-то серьги у самого горла и веером распущенный хвост.Заметили. Первая же песня должна быть отдана на то, чтобы укрыться от глухаря за стволом дерева. И так, переходя от одного укрытия к другому, скачите дальше. Где-то, неведомо почему, треснул сук. Прошли ли лоси, сгнившая ли ветка свалилась? Замолчал певец и, слоено окаменев, застыл на месте. Но крылья его еще не прижаты к корпусу и хвост не собран Не бойтесь, запоет, только замрите и стойте совершенно неподвижно! Проходит минута, другая, десять минут. «Тэке!.. Тэке! ..» Неужели это он? Как тихо, точно издалека доносится щелканье. Может быть, это другой поет? Но нет, при первой же песне взмах хвостовых перьев выдает певца.

Трудно определить расстояние в сумерках раннего утра. Но вот вы уже близко от дерева, на котором сидит глухарь, он кажется теперь очень большим. Вы слышите не только каждое колено песни, но и шелест перьев, задевающих за ветки. Пора стрелять! Если вы подошли в меру, ружье надежно, а корпус птицы не прикрыт сучьями, стреляйте смело. Разумеется, не следует стрелять, если глухаря видно плохо. Лучше три раза обойти под песню кругом дерева, чем бесполезно изуродовать такую красивую и ценную птицу. Особенно это правило следует соблюдать, если глухарь поет на старой осине, на которой он хотя и виден лучше, но зато защищен толстыми голыми сучьями.Под песню поднимите курки или оттяните предохранитель, под песню цельтесь и под песню стреляйте. Самому последнему правилу можно не следовать, если рядом поет другой глухарь; тогда надо стрелять под песню соседа.

Ломая сухие ветки, тяжело валится грузная птица. Не бегите к ней! Стойте не шевелясь! Выстрел, шум падающего глухаря, даже последнее хлопанье его крыльев заставят только примолкнуть и прислушаться других токующих самцов, но все это в соединении со звуком человеческих шагов может заставить их замолчать на все утро и, может быть, даже улететь с тока.Очень неудачно складывается охота, если глухарь поет на земле. Догнать его под песню невозможно: он передвигается довольно быстро, а вы можете следовать за ним только в короткие промежутки глухой песни. Кроме того, когда глухарь смотрит на охотника с дерева, то плохо различает его фигуру. С земли глухарь заметит вас непременно и сравнительно на далеком расстоянии. Единственно правильный, хотя и требующий большой выдержки выход — это сколько возможно под хорошим прикрытием приблизиться к токующей птице и сесть в ожидании, когда глухарь набежит на стрелка сам или же взлетит на дерево.

Трудно рассказать о всех случаях, встречающихся при этой сложной и трудной охоте. Бывает так, что, подскакивая к невидимому еще глухарю, вы начинаете слышать его песню, доносящуюся будто со всех сторон. Остановитесь! Глухарь над вами.Случается, когда уже немного рассветет, что горячо певший глухарь вдруг начинает примолкать, и когда вы сделаете скачок, долго молчит. Это значит, что он вас хотя и плохо, но видит. Тут надо во что бы то ни стало оглядеть поющую птицу и сразу укрыться.Проход лосей, прилет филина, выпрямившаяся за вами ветка, пролетевшая глухарка — вот немногие из большого числа причин, могущих помешать охотнику.

gluhariniy tok58

Особо важную роль в этой охоте играет еще и погода. Глухарь мало чувствителен даже к резким, но временным ее переменам. Налетит ненадолго снежный вихрь, закружатся, затанцуют крупные, как цветы, снежинки, — поет глухарь, слышно, как отряхивается он через три-четыре песни, но поет! Надвигается гроза, ливень прольется на шумящий лес, — замолкнет певец. Но вот прошла туча, запели птицы, и яростно, точно нагоняя упущенное время, заточит мошник!

Другое дело, когда перед большой переменой погоды ледяной ветерок потянет с севера или с северо-востока и надолго скроется солнце в затуманившемся небе. Лучше на ток и не ходить! Уныло шумит хвойное море, голые ветки осин стукаются друг о друга. Напрасно вы ждете прилета, — глухари могут не вылететь совсем… Отдельно следует упомянуть об охоте на глухарей на токах в период их большой концентрации.Вопреки довольно часто встречающимся в охотничьей литературе утверждениям о злобе и отшельничестве глухарей, заставляющих их рассаживаться на очень больших расстояниях друг от друга, на нетронутых токах в разгар весны они налетают очень густо. На таком току не редкость увидеть двух-трех глухарей на одном дереве или сразу несколько штук, сидящих на виду один от другого или разгуливающих по земле. В этом случае с вечера надо стараться подслушивать не прилетевших в самый центр тока птиц, а посадку одиночек где-либо на его краю. Идти к скопившимся на небольшом участке нескольким, хотя бы и поющим птицам — дело безнадежное: песню легко перепутать, и, подскакивая к одному, вы будете спугивать других, что в конце концов заставит замолчать и «вашего» петуха.

Мне не приходилось слышать хорошего подражания песне глухаря, — настолько хорошего, чтобы можно было поддразнить примолкнувшего мошника; но подражание матке дело очень несложное и дает хорошие результаты, иногда даже совершенно неожиданные.Как-то, уже часов в 9 утра, когда солнце изрядно начало припекать, я шел с тока по вырубке вдоль красивой опушки старого елового леса и практиковался в подражании голосу «копалухи». Я ушам своим не поверил, когда в ответ вдруг услыхал недалекую песню глухаря. Глухарь сидел на самой вершине огромной ели, сверкая белым пятном подкрылья. Он яростно раздувал зеленую шею, тряс краснобровой головой и допустил меня подойти под песню к самому дереву!Охота на глухарином току — трудная, всегда волнующая и юного любителя, и посвященного во все ее тайны мастера.

Все об охоте — Охота на глухарином току

Поддайтесь искушению, сделайте шаг навстречу шикарной и удобной жизни. Духи оптом — это выгода, подтвержденная опытом многих. Меню.

Эромассаж для вас

На тяге вальдшнепа и при стрельбе тетеревов на току из шалаша охотник находится на месте и поджидает, когда на него налетит вальдшнеп или приблизится на верный выстрел токующий косач. Роль охотника на этих охотах, в известной мере, пассивная, в то время как к поющему глухарю надо подойти, преодолевая различные трудности, не подшуметь его, умело скрасть. Здесь охотник — активное, действующее лицо, от его умения и сноровки целиком зависит успех охоты.

Будешь в Питере не забудь зайти к нам

Глухарь начинает токовать очень рано. В средней полосе страны обычно первые, еще кратковременные, тока наблюдаются уже в конце марта, когда в лесу лежит сплошной снег и весна почти не ощущается. За некоторое время до начала токования глухарь, как говорят охотники, начинает «чертить». Он ходит по снегу, распустив крылья, и по бокам его крестообразных следов, в снегу, образуются отчетливо начерченные маховыми перьями неглубокие черточки, или бороздки.

Увидев в лесу такие черточки, охотник безошибочно определяет, что скоро глухарь запоет, начнет токовать.

В это время глухарь с мест зимнего обитания перебирается ближе к будущему токовищу, места которого из года в год, как правило, бывают одни и те же.

Глухарь токует обычно в старом бору на окраинах моховых болот, на пригорках, заросших высокоствольным сосновым лесом с кустарниковым подлеском и в других подобных местах.

Токует глухарь, или, как часто называют его охотники, мошник, обычно на дереве, иногда сидя на его макушке, а иногда вполдерева или даже на нижних его ветвях. К концу тока, когда солнце поднимается над горизонтом, глухарь часто спускается за глухаркой на землю и продолжает токовать, перебегая с места на место.

Прежде чем идти на ток, следует определить его точное месторасположение и примерное количество петухов, прилетающих на токовище. Для этого надо с вечера, еще до захода солнца, тихо подойти к месту предполагаемого тока и, укрывшись в кустах или за деревом, дождаться вечернего вылета глухарей на токовище. Такая разведка называется вечерним подслухом.

Примерно около восьми часов вечера охотник, пришедший на подслух, услышит шумный прилет глухаря и его посадку на дерево. Вслед за первым петухом на токовище прилетает второй, третий и т.д. Довольно часто некоторые из прилетевших глухарей, посидев на дереве и оглядевшись, начинают токовать. Однако этот вечерний ток продолжается недолго; с наступлением темноты глухари обрывают песню и засыпают.

Подходить вечером к токующим глухарям не рекомендуется, так как этим можно разогнать ток и испортить себе утреннюю охоту. Тем более нельзя стрелять по прилетевшему вечером на токовище глухарю, даже в том случае, если он сядет совсем близко, на расстоянии верного выстрела. Надо всегда помнить, что для охотника– спортсмена самое главное — сохранить ток, а вечерний выстрел на месте тока часто настолько сильно пугает глухарей, что они на несколько дней прекращают свой вылет на токовище, а иногда даже меняют его место.

Подслушав подлет глухарей и определив примерное количество петухов и места их расположения на току, охотник должен тихо, стараясь не подшуметь птиц, покинуть токовище и, отойдя от него на один–полтора километра, расположиться на ночлег. Место для ночлега лучше выбрать в глухом, заросшем овраге. Там, незаметно для глухарей, можно разжечь небольшой костер, вскипятить чай, немного поспать.

Глухарь начинает токовать очень рано, задолго до рассвета; поэтому выходить к месту тока с ночного привала нужно затемно, с таким расчетом, чтобы быть на токовище до начала тока.

Подходить к токовищу надо крайне осторожно, чтобы не подшуметь спящих птиц. Не доходя до места, где с вечера расположились глухари, па 150–200 м, следует остановиться и, внимательно прислушиваясь, дожидаться начала тока.

Песня глухаря бывает слышна на расстоянии около 200 м. Глухарь начинает петь после того, как на моховых болотах прокричат журавли, а в темноте протянет первый невидимый вальдшнеп. Песня токующего глухаря весьма своеобразна и состоит из двух колен. Сперва петух издает глухой, как бы металлический, звук «Дак!» и чутко прислушивается; затем он начинает щелкать чаще, азартнее, произнося подряд: «Тэ-кэ, тэ- кэ, тэ-кэ, тэ-кэ». Это первое колено глухариной песни называется щелканьем; во время него охотник должен затаиться на месте и не шевелиться, так как глухарь при исполнении первого колена отлично слышит и малейшее неосторожное движение, треск сучка, шорох стронутой ветки могут спугнуть петуха.

Вскоре петух переходит ко второму колену песни — точению, которое приблизительно можно передать так: «Кичивря, кичивря, кичивря». В это время глухарь абсолютно ничего не слышит.

Сменяя щелканье на точение, которое также называют скирканьем, глухарь входит в азарт и начинает петь почти непрерывно, песню за песней. Дав петуху распеться, охотник должен в момент, когда петух заточил, сделать к нему два–три быстрых шага и снова замереть на месте. Так, подступая под второе колено песни, охотник приближается к поющему петуху. Следует при этом помнить, что глухарь во время точения не слышит, но отлично видит, поэтому если в темноте можно подходить, не укрываясь, то с наступлением рассвета подход должен производиться от укрытия к укрытию без выхода на открытые места.

Прерывать движение вперед следует еще до окончания точения, так как в противном случае глухарь в последний момент может услышать подход охотника. Иногда глухарь неожиданно прерывает свое пение и замолкает — тогда охотник должен оставаться совершенно неподвижным, в каком бы положении ни застала его эта перемолчка, и только после того, как глухарь снова распоется, можно продолжать дальнейшее движение.

Однажды, много лет назад, ранней весной я подходил к поющему на краю мохового болота глухарю. Когда до поющего петуха осталось каких-нибудь семьдесят–восемьдесят шагов, я, не разглядев в темноте, упал в довольно глубокую яму, наполненную водой. В это время глухарь неожиданно замолчал, то ли услышав шум моего падения, то ли отвлеченный чем-то другим. Лежа в яме, я чувствовал, как ледяная вешняя вода заполняет мои сапоги и пропитывает насквозь одежду. Такая ванна была не из приятных, но приходилось терпеть, так как глухарь молчал. Наконец он снова запел, и я, выскочив из ямы весь мокрый, продолжал подскакивать к поющей птице. Столь неприятное купание было щедро вознаграждено отличным старым мошником, к которому мне удалось подойти без дополнительных происшествий.

Часто на глухариный ток вместе с поющими петухами слетаются молодые мошники, еще не умеющие токовать. Таких глухарей охотники называют молчунами, кряхтунами или крякунами. Эти петухи или молчат во время тока, или время от времени издают односложные скрипучие звуки, напоминающие хрюканье поросенка или глухое кряканье уток. Молчуны сильно мешают подходить к поющему глухарю, так как они великолепно слышат подскок охотника, начинают беспокоиться, иногда слетают с дерева и этим заставляют насторожиться поющих петухов. Охотники очень не любят таких молчунов.

Во время пения глухарь ходит по ветке дерева, запрокидывает голову, расправляет крылья и хвост, принимает всевозможные причудливые позы и поворачивается из стороны в сторону. Это сильно обманывает охотника — песня глухаря слышится то ближе, то дальше.

Подходя к глухарю, следует постараться точно определить дерево, на котором он поет. Когда это удается сделать и охотник подходит к дереву на верный выстрел, надо внимательно осмотреть дерево, переходя под песню с места на место. Часто в полумраке нелегко рассмотреть поющего петуха, тем более что с земли он кажется совсем небольшим, обычно не крупнее дикого голубя, даже если поет вполдерева. Рассмотрев глухаря и убедившись, что это действительно он, а не ветка дерева, нужно (только под песню) занять наиболее удобную для стрельбы позицию, поднять ружье и тщательно выделить птицу. Стрелять надо также только под песню, ибо, в случае ошибки или промаха, глухарь (если, конечно, он не задет дробью) не услышит выстрела и не улетит.

Исключение из этого правила допускается только тогда, когда охотник, подходя к первому глухарю, услышал второго и решил подойти к нему после взятия первого. В этом случае стрелять первого глухаря и подходить к убитой птице надо только под песню второго петуха.

Изредка бывает, что поющий глухарь, внезапно замолчав, снимается с дерева и улетает.

Охотник, подходивший к глухарю, недоумевает: в чем же дело? Он шел тихо, по всем правилам, а глухарь все же слетел. Это значит, что его испугал пробежавший невдалеке заяц, прошедший лось или пролетающий филин.

В этом случае охотнику не следует отчаиваться, а надо постараться уловить на слух место, где сел глухарь, и дождаться его пения для нового подхода. Иногда такой слет глухаря бывает даже в пользу охотника.

Это было лет двадцать назад. Подходил я к одиноко поющему глухарю. Его я услышал только на рассвете, а потому подходить пришлось, тщательно маскируясь кустами и низкорослыми деревьями. Около поющего глухаря непрерывно вертелись две–три глухарки, которые великолепно слышали мой подскок и летали с тревожным квохтаньем от меня к глухарю и обратно, стараясь увлечь петуха в глубь леса. Однако глухарь продолжал петь на своем дереве и, казалось, не обращал внимания на старания глухарок, но, в конце концов, им удалось добиться своего. Петух замолчал и стал прислушиваться. Стоя в каких-нибудь пятидесяти шагах от глухаря, я проклинал беспокойных глухарок и мысленно уже поставил крест на сегодняшнюю охоту. Одна из глухарок села почти над моей головой и с тревожным квохтаньем принялась меня рассматривать. После краткой перемолчки глухарь шумно снялся с дерева и полетел… прямо на меня. Вслед за выстрелом, сделанным влет всего метров на двадцать пять, глухарь тяжело рухнул на подтаявшую землю. Так преждевременный слет глухаря помог успешно закончить охоту.

Стрелять глухаря надо крупной дробью, обычно № 1 и 2. Ружье должно иметь кучный бой и обладать большой резкостью. Выцеливать поющего глухаря следует в бок, под крыло, так как выстрел в грудь или в распущенный хвост может привести к тому, что даже смертельно раненный, глухарь улетит на большое расстояние и будет потерян.

Одеваться на глухариную охоту следует тепло, но так, чтобы одежда не стесняла движений стрелка. Снаряжение должно быть хорошо подогнано, ничего не должно бренчать и болтаться. Сапоги нужно иметь высокие, болотные и абсолютно непромокаемые.

Подход к глухарю — дело не легкое. Он требует от охотника напряжения всех сил, исключительного внимания, находчивости, выдержки и осторожности. Во второй период тока прилетающие на токовище глухарки сильно затрудняют подход к поющему глухарю. Перелетая с дерева на дерево, глухарки заставляют глухаря прислушиваться, а иногда, как было сказано, и слетать с дерева. Стреляя по глухарю, надо быть осторожным, чтобы не задеть глухарку, которая часто присаживается совсем близко от поющего петуха.

В самом конце тока, когда солнце уже покажется над горизонтом, глухарь спускается токовать на землю. Подойти к петуху, поющему на земле, значительно труднее, чем к поющему на дереве, потому что токующий на земле глухарь не стоит на месте, а все время перебегает. Но все же изредка удается скрасть и глухаря, токующего на земле.

Я никогда не забуду случая, который произошел со мной в молодости. В тот день мне не везло, я подшумел первого глухаря, а второй петух, к которому я начал подходить слишком поздно, слетел на землю и продолжал петь, бегая по низкорослому густому ельнику. Подойти к нему не было почти никакой возможности, и время было кончать охоту. Внезапно, с сильным лопотом крыльев, недалеко от меня на высокой сосне уселся прилетевший второй глухарь. Посидев несколько секунд на дереве и увидев первого петуха, поющего на земле, второй глухарь камнем слетел вниз, и в густом ельнике я услышал шумные звуки ожесточенной драки возбужденных петухов.

Надо сказать, что бои между токующими глухарями бывают не такими безобидными, как бои тетеревов. В драке глухари нередко изрядно калечат друг друга и даже ломают кости крыльев. Увлеченные дракой, глухари выбежали из ельника на полянку шагах в тридцати от меня и, сцепившись клювами, яростно били друг друга могучими крыльями. Зрелище было настолько великолепным, что вначале я даже забыл, что у меня в руках находится ружье, но потом охотник поборол наблюдателя, и меткий выстрел положил на месте обоих дерущихся мошников.

Трудности охоты на глухарином току полностью окупаются ее красотой, высокой спортивностью и тем удовлетворением, которое получает охотник после удачного подхода и меткого выстрела по поющему глухарю.

Невозможно переоценить красоту весенней ночи в глухом старом бору и таинственной первобытно-дикой песни лесного великана. Непонятные шорохи и звуки ночного леса держат вас в непрерывном напряжении. Ликующие крики журавлиных стай, невидимые в темноте хоркающие вальдшнепы дополняют эту чудесно-сказочную картину весеннего глухариного тока.

Глухариный ток, или как делают ЭТО самые древние птицы

Наблюдать глухариный ток — занятие не для слабонервных. Во-первых, потому что длится сие мероприятие более 12 часов, во-вторых, обладать усидчивостью и стоическим спокойствием новичку в этом деле просто необходимо. Зато после — невообразимое по ощущениям чувство некой запредельности происходящего. И то, что подсмотрел что-то очень интимное у природы. Итак, вот картина того, что должно быть и быть правильно (!) в том случае, если вы решили увидеть сие чудо природы.

Брачные игры глухаря — зрелище уникальное, и увидеть его можно, будучи очень дружным с удачей. Эколог Дмитрий Шамович, устроивший нам знакомство с волками и совой, дает инструкции.

— Глухарь, несмотря на то, что он — глухарь, отлично слышит. И при этом у него превосходное зрение.  Поэтому самое позднее — в  семь вечера застегиваем молнию палатки, а в семь пятнадцать петухи уже прилетят на ток. Естественно, видеть и слышать они нас не должны, иначе подсмотреть прелюдию брачных игр не сможем. Окончание «концерта» в десять утра.

Все в шоке. Пятнадцать часов без туалета, движений и разговоров!

… Глухариный ток — это в большинстве случаев участок леса в несколько гектаров. Наш ток находится в сухом бору по краю болота. Вообще это древнее явление, в котором есть свой уклад и своя социальная структура. «Сознательные» петухи стоят во главе всего. Они обитают здесь на протяжении года в радиусе километра, оттесняя в свою очередь молоденьких петушков.  А самки — эдакие амазонки, в принципе равнодушные к любвеобильным петухам, живут как можно дальше от тока. В нашем току 12 петухов. Дмитрий рассказывает, каким образом их можно «выщемить» и пересчитать.

— Существует два способа пересчета глухарей. Один из них — так называемый «подслух». Просто накануне вечером считаете, сколько петухов прилетает на ток. Они с шумом садятся на ветки деревьев — такое невозможно не услышать. Правда, здесь можно раза два посчитать одного и того же самца, поэтому нужно быть очень внимательным. А второй способ — рано утром слушать. Хотя здесь можно не услышать так называемых молчунов, которые бояться получить «по загривку» от матерых петухов.

Что же представляет собой песня глухарей? В первую очередь, это, конечно же, покорение самки. Вот уж где можно наслушаться, и, если повезет, насмотреться на «настоящих мужиков»! Это вам «не борщ — и в койку», а настоящее шоу с участием первоклассных мачо! «Мужчинки» начинают петь еще ночью, сидя на ветках деревьев, а на самом рассвете, когда ток в разгаре, занимают свои позиции на земле и продолжают выплясывать с кастаньетами-хвостами. Что же касается, представительниц пернатого слабого пола, то они, если соизволят посетить сей концерт не по заявкам, то к утру. Ночью им, видимо, не нравится особый вид пения своих «парней», который похож чем-то на отрыжку. Раньше люди думали, что таким образом о себе дает знать существо, именуемое кикиморой. Несчастным петухам приходится зачастую преодолевать немало трудностей, чтобы завоевать сердце прекрасной курицы. В частности, не редки так называемые петушиные бои между самцами за обладание самки. В результате, драчуны покидают поле боя с серьезными травмами.

— Как правило, курицы выбирают себе в партнеры старых петухов, более опытных. А каким образом они вычисляют и определяют самого талантливого певца, — неизвестно, — рассказывает Дима.

Впрочем, глухариная песня — это вам не соловьиные шедевры на рассвете. В нирвану от них впасть не получится. Глухари не поют, а щелкают. Причем, интервал постепенно между отдельными «щелчками» сокращается, и вся песня превращается в сплошное непрерывное щелканье. Точение — вторая часть глухариной песни, когда петух задирает голову вверх и ничего не слышит при этом. В этот самый момент охотники и совершают свое грязное дело. Петь петухи начинают задолго до рассвета, около 4 часов утра, сидя на любимом дереве, когда в апрельском лесу еще стоит полный мрак. Через минут 15—20 к глухарям начинают присоединяться первые певчие птицы. Известная с древности особенность глухариной песни и дает возможность подойти к исполнителю на расстояние выстрела еще в темноте. Мы проверили это на собственном опыте. Пришлось, правда, прервать свой сладкий сон на самом интересном месте, и дело того стоило! В 4 утра мы уже стояли на лесной дорожке, ведущей прямо к началу токовища. Двигались не спеша в сторону тока, то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться к ночному лесу. Наконец наш гид сделал жест рукой — из окружающего мрака еле слышно доносилась первая песня глухаря. Наша задача состояла в том, чтобы попытаться подойти к певцу как можно ближе, дождаться рассвета и собственно воплотить в жизнь известную поговорку — «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Как позже сказал Дмитрий, нам повезло — глухариная песня была достаточно ритмичной и не прерывалась долгое время. Мы как балетная труппа синхронно делали несколько шагов к заветной цели точно во время второй части глухариной песни. По началу, кто-то из нас все время делал лишний шаг уже после того, как точение заканчивалось. Но по мере продвижения вперед мы, наконец-то, поймали нужный ритм. Глухарь пел рядом с дорогой, и нам не пришлось подходить к нему через лес по сухим сучкам и веткам. Вдруг песня оборвалась. «Неужели услышал?» — пронеслось у каждого в голове. И потянулись томительные минуты ожидания — дальше двигаться было нельзя. Такой «сюрприз» от глухаря может застать вас в самой неудобной позе. Но пошевелиться уже нельзя — чуткий «глухарь» отлично слышит любые посторонние звуки. Минута, две, три… Тишина! Наконец, с того места, где предположительно разместился кавалер, послышались отдельные щелчки. Сначала медленно, потом быстрее и быстрее и наш петух снова вошел в ритм. Сделав еще несколько шагов, Дмитрий поднял руку, и мы остановились. До глухаря оставалось метров двадцать, но уже светало, и был риск, что птица могла увидеть движение. Томительные минуты рассвета и мы пытаемся высмотреть поющего глухаря на макушке сосны. Задача надо сказать не из легких. Несмотря на свои размеры крупного индюка, петух отлично замаскировался за пышной кроной сосны. В это время у нас над головой на вершину дерева опустилась курица, издавая весьма характерные призывные крики, напоминающие квохтанье домашних родственников. В конце концов, кавалер не выдержал и перелетел на соседнее дерево, поближе к вожделенной самке. Вот здесь-то мы и увидели его «в полный рост» — огромный бройлерный петух с длинным черным хвостом и красными бровями. Однако счастье наше длилось недолго. Зоркая птица, безусловно, заметила трясущихся от холода четырех человек и с шумным хлопаньем крыльев сорвалась в сторону дремучего леса…

Текст: Марина Павлова ©
Фото: Дмитрий Шамович ©

Статьи по теме:
«Экологический туризм: модно и полезно»
«Canis lupus — совершенное существо в несовершенном мире»
«Пернатая башка: охота на сову»

По секрету всему свету



Этика охоты на глухарином току

Заглавие говорит само за себя, и речь пойдет о прописных истинах, которые могут быть кому-то неизвестны. Проблема этики охоты на токах непроста. И нравоучительный тон здесь не уместен. Весной допускается охота только на токующих глухарей.

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Отношение к охоте на токах индивидуально, зависит от социальных условий, в которых живет охотник, от его воспитания, местных традиций и других обстоятельств. Охотники, сельские и городские, живущие в северной таежной зоне и в средней полосе, очевидно, смотрят на охоту, в том числе весеннюю, на глухаря по-разному. Не будем в этом копаться. Но истина всегда одна.

Психологической отправной точкой в этическом отношении к весенней охоте является восприятие ее как удивительного сказочного процесса. Если просыпающаяся после зимы природа вызывает такие чувства, то это уже залог этического отношения к охоте на глухарином току.

Я был знаком с серьезным охотником, всеми уважаемым, удивительным, бескорыстным, честным и справедливым человеком, настоящим тружеником, который в жестоких условиях севера валил и трелевал лес. Так он еще до утренней зари, до выхода на работу, успевал сбегать на ток за околицей поселка, пользуясь белой ночью, выискать, как грибы, спящих в кронах сосен глухарей и набить их столько, сколько мог унести. Надо было кормить большую многодетную семью.

Укладывается ли такая охота в этические нормы? Конечно, нет, но осуждать охотника трудно. Особенно, если учесть устоявшееся в тех краях отношение к любой охоте как к добыче пропитания. Городской охотник воспримет описанный случай как кощунство. И правильно сделает.

Как-то весной в Архангельской области к нашей избушке на берегу реки причалили два знакомых охотника. Они уже отохотились на глухариных токах три зори и теперь возвращались домой. Кроме двух алюминиевых кан, плетюх, полушубков, брезента, бензиновых баков в лодке лежало шестнадцать глухарей, поклажа заполняла ее почти полностью. На обратном пути друзья собирались посетить еще один ток.

Случилось так, что восемь из шестнадцати глухарей они отстреляли на одном току при нас. Каждый взял по четыре петуха. Это оказалось все, что было на токовище. Остались только молчуны. Стрелять здесь было несложно. Ток компактный, уютный, на высоком берегу, ходить по сфагнуму мягко и легко, глухари пели очень активно.

Больше всего меня тогда поразило не количество добытых птиц, а то, что охотники не тратили ни одной лишней минуты и, ради экономии времени и сил, оставляли всех петухов там, где они упали. Мне казалось, что собрать их потом в сфагновом сосняке на монотонном пространстве просто невозможно. Однако, когда песен больше не стало слышно и охота закончилась, все глухари были моментально найдены и собраны.

Ток, который мы знали много лет, прекратил свое существование. Он так и не восстановился в последующие годы. Там, где в окрестностях токовища, охотясь с лайкой осенью, мы могли за пару часов подойти к пяти глухарям, они практически перестали встречаться.

Вряд ли стоит характеризовать с этической точки зрения действия и отношение к токам наших знакомых, и так все ясно. Но, к сожалению, мы сами оказались косвенно причастными к гибели этого тока, по простоте душевной, рассказав о нем одному из участников описанной охоты. Отсюда мораль: ни в коем случае, если нет уверенности в абсолютной надежности охраны, нельзя говорить об известных токах даже людям, в которых, казалось бы, вполне уверен. А охранять глухариные тока, как мы знаем, очень трудно.

Знакомый зоолог, работавший в Коношском районе Архангельской области, рассказывал о жуткой картине, которую наблюдал. В те края регулярно, в течение многих лет, весной приезжали москвичи постоять тягу, традиционно побывать на глухарином току и отстрелять на нем одного-двух петухов.

Местные, язык не поворачивается назвать их охотниками, хулиганы определили местонахождение этого тока и когда в предвкушении сказки москвичи в очередной раз пришли на него, то вокруг своего кострища увидели воткнутые в землю прутики, а на них головы глухарей – все, что осталось от их тока. Это, безусловно, исключительный, дикий, абсурдный, но весьма показательный случай.

Во-первых, токовище не только участок для интимных встреч и общения глухарей, но и место, где охотник приобщается к природе, ощущает себя ее частью. И, с моей точки зрения, это место следует тщательно охранять от чужих глаз. Оставить поблизости от него кострище, следы на снегу, указывающие другим, где находится ток, значит, проявить к нему пренебрежительное отношение. К чему это может привести, мы видели.

Во-вторых, случай этот указывает еще на одну важную психологическую особенность, чрезвычайно вредную и губительную для токов, но широко распространенную среди малокультурных охотников. Назовем ее ревностью. Постоянно приходится сталкиваться с ситуацией, когда токовище, о котором охотник привык думать, как о своем, вдруг обнаруживается кем-то посторонним. И вот тогда у «первооткрывателя» возникает болезненное желание выбить «свой» ток.

 

фото: Семина Михаила

фото: Fotolia.com

Он исходит из принципа – если не мне, так и никому. При этом такой человек считает, что его конкурент думает так же, как он сам, и будет стремиться взять как можно больше глухарей. Получается, что люди не могут честно договориться друг с другом, а страдает глухариный ток. Если такой охотник и не выбивает ток полностью, то, во всяком случае, беречь его перестает.

Один из основных этических принципов весенней охоты на глухаря состоит в том, чтобы не допускать бессмысленной гибели петухов, от которых зависит успех размножения, и не делать из них подранков. Это означает, что охотник перед своей совестью обязан к каждому выстрелу на току относиться по принципу: один выстрел – один петух.

Для этого следует с особой тщательностью подбирать патроны, на токовище вести себя осмотрительно, спокойно, не торопиться. Перед подходом к выбранному петуху стоит осмотреться, наметить к нему путь, мысленно проложив его так, чтобы за укрытиями подойти к птице как можно ближе, на верный выстрел с нужной стороны. Стрелять поющего глухаря надежней всего с упора (так не стесняются делать самые опытные охотники) и только в бок, в основание крыла, ни в коем случае не в грудь и не со стороны хвоста.

Знакомые опытнейшие глухарятники не чурались поползать на четвереньках вокруг дерева с глухарем, «походить» вокруг него, лишь бы выбрать удобную позицию для верного выстрела. Лучше спугнуть глухаря, чем подранить. Стоит ли говорить, что стрельба из «мелкашки» на току не допустима ни при каких обстоятельствах и ничем не может быть оправдана.

Глухарь необычайно крепок на рану, способен с пробитым дробиной сердцем пролететь сотни метров. И если петух после выстрела улетает, то это означает, что вы сделали подранка, который погибнет, а следовательно, бессмысленно изъяли с токовища активного самца и тем самым ограничили возможность дальнейшего использования тока для охоты.

После удачного выстрела не поленитесь убрать перья в месте падения птицы и не засоряйте токовище стреляными гильзами, чтобы кто-нибудь воспользовался этой информацией. По той же причине не делайте костра поблизости от токовища. Кострище многие годы будет указывать на местонахождение тока.

В связи с затронутой темой может возникнуть вопрос, как относиться к выстрелу по молчуну или по летящему петуху. Отстрел молчуна не является ощутимой потерей для тока. Но я бы сказал, что выстрел по нему обесценивает охоту на току, сводя ее к добыче мяса. Но ведь не ради этого вы пришли на ток, а мечтали о переживаниях, с которыми будете подходить к поющему глухарю.

То же можно сказать и о стрельбе по летящему через токовище петуху. Но есть и большая разница между этими выстрелами. В данном случае мы не знаем, откуда, с периферии или от центра тока, летит петух, не имеем представления о его ранге. И что еще очень важно, выстрел по глухарю влет может стать не убойным, птица окажется загубленной напрасно.

Вспомним, что без особого вреда для тока и местной группировки глухарей можно брать строго ограниченное количество токующих самцов. Начинать стрелять на току лучше в более поздние сроки, во всяком случае, после окончания вылета самок к петухам и спада активности токовиков, что стимулирует усиление токования молодых четырехлетних глухарей.

В такой ситуации допустим отстрел одного из пяти, или даже из четырех, петухов с периферии токовища. Глухарки спариваются всего три-пять дней в дружную весну и пять-десять дней в весну затяжную. Этот период – кульминация размножения, то, ради чего существует ток. Если мы понимаем это, то повременим с охотой, уважая ток и заботясь о его будущем.

Из сказанного вытекает, что здравомыслящий, любящий природу и по хозяйски относящийся к ней охотник не будет спешить. До охоты на току он определит число поющих петухов и установит их размещение по токовищу, чтобы суметь правильно спланировать отстрел.

Особого внимания требует ток в период депрессии численности глухаря. Его перестают пополнять молодые петухи. Если депрессия продолжительна, что бывает нередко, из года в год на токовище поют одни и те же токовики, число которых постепенно сокращается по естественным причинам. Потеря каждого из них становится весьма чувствительной для тока и может отрицательно сказываться на результатах размножения птиц. При таких экстремальных обстоятельствах отстрел петухов на току требует особо осторожного подхода.

В хорошо организованном охотхозяйстве, где тока глухаря находятся под опекой егеря, часть наших этических проблем автоматически перекладывается на его плечи. И забота о тайне токовища ложится на него.

Ни раз и ни два приходилось наблюдать, как непорядочные люди, перед которыми открывался путь к токовищу, потом тайком посещали его и брали петухов сверх нормы. Так судьба тока может быть поставлена под удар. К току, за который вы болеете душой, любого «гостя» следует подводить окольными путями, так, чтобы при всем желании сам он его впоследствии найти не смог.

Несколько слов о поведении на токовище, в случае, если Вы пришли туда вдвоем. Большим числом, я думаю, на ток ходить не стоит. О взаимодействии друзья должны договориться заблаговременно, в зависимости от конкретных условий, в которых происходит действие. Всего предусмотреть заранее невозможно. Но, если, например, два охотника подходят одновременно к двум разным петухам в пределах слышимости друг друга, то им заранее имеет смысл договориться о том, кто будет стрелять первым. В любом случае первому надо стрелять в момент «точения» глухаря, к которому подходит товарищ, чтобы выстрелом не спугнуть ему птицу.

 

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Если оставить в стороне высокую эстетику глухариного тока, то возникнет вопрос: в чем, кроме этого, состоит интерес охотника. Вопрос не настолько абсурден, как может показаться на первый взгляд. Посудите сами. Подойти близко к поющему петуху легко. Ведь не будем же мы принимать во внимание недосып, физические трудности, которые иной раз приходится преодолеть, чтобы добраться до токовища, и перемещение по нему по колено в воде, спотыкаясь о кочки, еле выдирая ноги из торфяной жижи и стараясь не оставить в ней сапоги. Затем, остается просто преодолеть последнюю сотню метров до заветного дерева.

Стрелять тоже просто: глухарь рядом, под ружьем надежная опора, нажимаешь на спуск, и результат налицо. Если первый раз вы под песню выстрелите по сосновой ветке, которую разгоряченное воображение превратило в глухаря, можно продолжать в том же духе пока на мушке действительно не окажется петух.

Так в чем же еще интерес? Интерес – в охотничьем азарте, в переживаниях, с которыми охотник шаг за шагом преодолевает препятствия на пути к своему весеннему петуху, в опасениях, что из-за какой-нибудь непредвиденной мелочи все может сорваться, глухарь замолчит, сучок хрустнет, выстрел окажется неудачным. До самого последнего момента, до мгновенья падения птицы, охотник переживает, сомневается и не уверен в своем счастье.

По-моему, основное место в мыслях и эмоциях охотника занимает боязнь сделать подранка и упустить петуха, что придает охоте особую остроту. По этой причине отказывался от охоты на току мой друг – азартный и очень эмоциональный охотник. Его страшила и останавливала одна мысль о том, что он почувствует, если глухарь после выстрела улетит. Таким образом, этика поведения на току не вступает в противоречие с охотой, делая ее еще более увлекательной, обостряя ощущения и переживания охотника.

К этическим проблемам охоты не относится опасность для тока, которую несет в себе лесное хозяйство. Это отдельная тема. Охотники позаботились о том, чтобы в лесное законодательство были включены положения по защите токовищ, но, к сожалению, они несовершенны и плохо осуществляются на практике, в частности, потому что не контролируются местными и федеральными органами охотничьего хозяйства, а больше это делать некому.

Итак, этика охоты на глухарином току заключается, прежде всего, в трепетном отношении к току, как к чуду природы, в ощущении, что она дарит нам прекрасные мгновения весны и удивительной охоты на сказочную птицу. Ток может существовать, в полном смысле этого слова, вечно, и только от нас, наших друзей, тех кто ток посещает, зависит его благоденствие.

Всегда следует помнить о том, что в глухаре по-настоящему заинтересованы только мы – охотники и бережное отношение к токам и к этой необыкновенной птице наша сердечная обязанность. Принцип – «не навреди» вполне применим по отношению к глухариному току. Чувство восхищения им для охотника сродни восхищению родной землей.

Юрий Романов 7 марта 2015 в 00:10

Глухариный ток. Фотоохота на глухаря и наблюдения за ним.

Наверное, самые памятные моменты из моей охотничьей жизни связаны с глухариным током. Да, мне приходилось добывать глухарей, но? когда я стал ходить в лес чаще с фотоаппаратом, нежели с ружьем, фотоохота на глухарином току обрела для меня новый смысл. Несколько лет я мечтал заснять мошника. Но охота с фоторужьем на глухаря мне казалась невероятно сложной. И вот, наконец-то, наступила весна 2016-го года. Наконец-то я опять иду на глухариный ток, а в душе теплится надежда — быть может, удастся мне этой весной заснять царь-птицу?

Итак… Как все было…

     Теплый вечер пятницы. Солнце неторопливо сползает к макушкам деревьев. Над головой – свежее апрельское небо с белоснежными лоскутами облаков. Лесная дорожина ведет меня вперед, к глухому болоту среди соснового бора. Целый год я ждал этого дня. Наконец-то, свершилось!

В лесу — благодать. Где-то мелодично тенькает синица, бормочет ручеек у края дороги, дятел усердно долбит высокую сухостоину. В ноздри настырно ползет знакомый запах оттаявшей земли и сопревшей листвы. У поворота дороги шумно поднимаются два рябчика и присаживаются на разлапистую ель в двадцати шагах от меня. Любуюсь парочкой с полминуты и топаю дальше. Впереди неспешно, словно прихрамывая, переходит дорогу не до конца перелинявший заяц. Сегодня я загружен, будто «тяжеловоз» – даже не успеваю среагировать и поднять фотоаппарат, чтобы заснять косого. Мысленно радуюсь встрече, и снова — вперед.добро пожаловать

Весна нынче наведалась рано – в лесу весь снег почти сошел. Вот и знакомое болото, узкая тропинка по сухой гриве. Спускаюсь с пригорка и хлюпаю по воде, — высоты голенищ моих сапог едва-едва хватает, чтобы преодолеть водную преграду. До тока уже рукой подать. Вот и то место, где я решил ставить скрадок. Излом лесной тропинки, небольшая сухая грива меж двух болотин. Именно здесь я видел немало глухариных набродов в конце марта. Поскорее сбросить рюкзак, размять плечи, выдохнуть. Таки-добрался!

Похоже, я опоздал. Еле успеваю скинуть вещи, как слышу мошника. Нет, не привычное точение, а непонятное скрежетание и хрюканье в болоте. Спешно устанавливаю скрадок и лезу внутрь. Десять минут — на разбор вещей. Наконец, штатив установлен, спальник и пенка размотаны, а я, освоившись в однодневном жилище, с блаженством тяну обжигающий чай и слушаю невнятную песню глухаря.

В стороне от дороги раздается хлопот крыльев — еще один петух прибыл на токовище. Он поудобнее устраивается на ветвях сосны и невнятно вторит первому певцу. Минут через семь в глубине болота садится третий глухарь. Вот этот уже поет по-настоящему — отчетливо и зарко. Потом прилеты следуют один за другим. Я насчитываю больше десяти посадок, но в уме делю на два. Трудно отделить глухариный прилет от перелета. Петухи точат и скрежечут, елозят в сосновых кронах и шумно перелетают с дерева на дерево. Неподалеку квохчет глухарка, а я сижу точно между песен двух мошников, и слушаю музыку весны. Впервые я вижу такой активный глухариный ток вечером.

В лесу неторопливо темнеет, но глухари и не думают умолкать. Неожиданно я слышу мощные хлопки крыльев у самой палатки. Осторожно подглядываю в левую «амбразуру». Огромный петух замер в пяти метрах от скрадка, по-королевски распустив веером хвост. Затаив дыхание, тихо любуюсь красавцем. Я здесь — гость, а глухарь — у себя дома. Петух вальяжно вышагивает между сосен, забирается на заваленную под углом сосенку и лезет по ней наверх. В самой верхней точке птица поворачивается, и, потеряв равновесие, скользит чуть ли не на заднице вниз – ну точно, как моя дочь с горки! Накатавшись, мошник идет к другому наклоненному деревцу и лазает по нему. Затем взлетает к вершинам сосен, но потом, будто передумав, опускается на дорогу перед моим убежищем. И снова глухарь словно красуется передо мной – топчется по гриве, важно поворачивается и щелкает. Медленно певец скрывается за деревьями, но я все еще слышу его негромкую песню.

Залезаю в спальник. Спускаются сумерки, но петухи все точат, и я тихо дремлю под их песни. Но вот и последние певцы умолкают. Я гляжу на часы — без пятнадцати девять. Пора «отбиваться», на сегодня концерт закончен.

Мне всегда было любопытно, как спят на токовище глухари? Видят ли они сны? Просыпаются ли посреди ночи? Оказывается, да. К полуночи налетает резкий порыв ветра, и я пробуждаюсь от тревожного глухариного скрежетания. Петух взволнован — может быть, увидел страшный сон или, возможно, почуял кого-то в лесу? Кто же знает. Мошник скрипит с минуту, а потом снова умолкает. И я опять проваливаюсь в глубокий сон.

Ток утром начинается с запозданием — в половине четвертого пробует голос первый солист. Постепенно к нему подключаются еще двое. Я лежу в полудреме и слушаю — все равно пока еще темно, и снимать не имеет смысла, да и некого. Надвигается рассвет. Минут через тридцать прилетают копалухи – пять или шесть птиц. Прислушиваюсь к песням – похоже, некоторые глухари уже слетели на землю, и ток перемещается немного правее моего укрытия. Пробую высмотреть в бойницы мошников, но пока никого не вижу.

Пора позавтракать. Умяв парочку «бутеров» и запив их прохладным чаем, выглядываю в бойницу скрадка. Черт, а вот и глухарь собственной персоной — топает по дороге точно ко мне, гордо и осанисто. Вот блин, тренога с камерой торчит у другого окошка. Пока вожусь с фотоаппаратом и переставляю штатив, петух уходит в лес, и теперь я созерцаю только его пышный хвост и вытянутую шею. Но вот и сзади раздается глухариная песня. Гляжу в бойницу, от которой полминуты назад что убрал камеру — с этой стороны шагает еще один гость. Ну как назло! Матерюсь и волоку штатив с фотоаппаратом обратно. Удача сегодня явно не на моей стороне – пока вожусь со своей фототехникой, и этот глухарь заворачивает в лес. Петухи встречаются где-то между соснами и яростно сражаются, хлопая крыльями. Мне остается только слушать.

Все глухари скрылись из зоны видимости. Один мошник точит позади меня, второй – где-то в стороне. Прямо напротив моего укрытия в болоте поет еще один петух, но для съемки слишком далеко, и я просто любуюсь птицей. Вижу то распушенный глухариный хвост, то запрокинутую в азартной песне голову. Вскоре и этот петух скрывается в лесу. Глухариные песни неторопливо смолкают, — над лесом восходит солнце.

Полдевятого, пора сворачиваться. Вылезаю из скрадка, неспешно собираюсь. Да, сегодня фотоохота не задалась, но зато насмотрелся и наслушался я вдоволь. Упаковав все «добро», иду обратно. Но шагов через двести опять слышу глухариную песню, а потом практически из-под ног взлетает мошник и тянет в сторону сухой гривы. Сворачиваю к болоту и… Так вот где былоо главное представление! С подножия гривы взлетает целая ватага – штук пять глухарей и столько же глухарок. Одни тянут в болото, другие садятся на макушки деревьев. Один мошник, усевшись на молоденькую елочку, успевает спеть пару колен песни, но, увидев меня, срывается с шумом и скрывается в болоте. Я обхожу гриву, внимательно глядя под ноги. Вот где было «сердце» токовища. Сегодня я немного «промазал», в следующий раз мой скрадок будет стоять тут!

У края болота вспугиваю еще глухарей. Здесь на гриве токовал петух-одиночка в компании двух копалух. Все, до свидания, глухариный ток. Через делянку, прямо наперерез мне, неторопливо ковыляет косой – близко-близко, в самый раз для удачного фотовыстрела. Торопливо щелкает затвор. Когда заяц скрывается в кустах, я тороплюсь посмотреть снимки. Вот бляха, запамятовал сменить «лесные» настройки фотоаппарата, и задранное ISO подвело меня – все кадры пересвечены. Смеюсь над своей нелепой ошибкой и топаю дальше.

Над самым лесом низко тянется гусиный клин, солнце ползет все выше. Километра за полтора до деревни у моего чехла с палаткой рвутся лямки, и я тащу скрадок в руках. Умаявшийся, но ужасно довольный, я возвращаюсь в начальную точку моего похода. И пусть сегодня фотоохота не удалась, но эмоции переполняют меня. Никогда еще я не ночевал в самом центре тока, не засыпал под песни глухарей, не видел мошника так близко. Ничего, начало положено! Будет еще фотосъемка на глухарином току этой весной! Обязательно будет! Все только начинается…

глухариный ток

Продолжение следует…

Поиск глухариных токов. / Сибирский охотник

Мой метод поиска токов глухаря не отличается большой оригинальностью. Скорее это дальнейшее развитие метода отыскания большой концентрации глухаря в утренние и вечерние часы весной, с последующим уточнением тока методом «подслуха». Моё «ноу-хау» заключается в том, что я привлекал для поиска концентрации глухарей свою собаку. Собака имела широкий поиск и страсть к поиску птиц рода тетеревиных. Она любила искать глухарей и находила их часто, что сильно повышало мои возможности отыскать ток.  Собака  облаивала глухарей с таким азартом и  страстью, эксперт сказал бы — агрессивно, что подойти к птице у меня было мало шансов. Глухарь срывался с дерева задолго до того, когда я успевал подойти на приличную дистанцию. Собака несколько раз прослеживала переместившегося глухаря, но в конце концов теряла. Я не расстраивался, в поиске токов мне  был важен сам факт присутствия птицы в этом районе. Найдя район концентрации глухаря, оставалось только прийти туда вечером «на подслух» или утром до восхода и  уточнить район тока, который находился, как правило, достаточно близко от этого места. Метод не 100%, но при должной настойчивости может принести успех.  Таким образом, я нашёл четыре «личных» тока, про которых не говорил даже самым близким друзьям, а показывал лишь тем, про которых точно знал, что они без меня его не найдут. Тогда ещё не было навигаторов.

В один весенний день я не спеша двигался по просеке в сторону ночлега. Моя собака шустро прочёсывала близлежащий массив леса по обе стороны просеки,  иногда показываясь мне на глаза. В очередной раз мелькнув впереди, она тотчас подняла копалуху которая с квоханьем улетела. Пройдя метров 200 – 250 я вышел на перекрёсток просек. На самом перекрёстке сохранился не растаявший сугроб снега, сплошь истоптанный глухариными следами. Несомненно, перекрёсток и этот сугроб являлся центром тока. Затоптав сапогами эти следы, чтобы уберечь их от лишних глаз я отправился дальше.

На это место я явился за долго до рассвета. Расположившись у квартального столба,  стал дожидаться начала рассвета. Когда сидишь в темноте, то время движется со скоростью черепахи. Устав ждать, я чиркнул  спичкой, чтобы посмотреть на часы, и в ту же секунду был оглушён грохотом крыльев двух глухарей, сидевших почти надо мной.  Своим не осторожным действием я ток разогнал. Дождавшись рассвета, я всё не уходил на что то надеясь, и оказался прав. Солнце стояло уже высоко, когда по просеке прилетел глухарь  и уселся на так любимый им сугроб.  Глухарь был добыт без традиционного подскакивания.

Весьма осторожная птица, глухарь иногда проявляет не объяснимую беспечность. В одну весну счастливцы, получившие лицензии на глухаря, собрались в старом доме охотника,  доставшийся обществу после получения охотничьего угодья. Егерь был один, а охотников много. Мне он показал направление на ток и на пальцах объяснил где его найти. Исхлестав в темноте «физию» ветками я безуспешно пыталсь услышать глухаря. С восходом солнца, разочарованный, направился назад, и вот тогда услышал песню. Глухарь токовал на отдельно стоящем дереве на середине довольно большой поляны. Место было совершенно открытое, и подойти скрытно не было ни какой возможности. Шансы были нулевые, но я всё же решил хотя бы попытаться. По открытому месту, под песню, (хотел написать начал прыгать) но я был на лыжах и поэтому делал два редко три шага. Для верного выстрела оставалось пройти ещё немного, но на моём пути выявилось препятствие в виде толстого ствола дерева лежащего поперёк. Обходить его, было не чего и думать. Под песню я закинул концы лыж на ствол, и под песню перескочил его, причем задние концы лыж остались на стволе. Стоять  в таком положении невозможно, и я ухватился за ствол маленькой берёзки, берёзка качнулась и глухарь замолк.  Сколько я стоял в «раскоряку» я не знаю, но по ощущению очень долго. Я уже не надеялся, что глухарь запоёт вновь, но он защёлкал, а потом вновь начал издавать трели. Подождав пока глухарь распоётся, я под песню слез со ствола дерева, и приняв вертикальное положение снял его третьим номером дроби. Удивительная беспечность птицы, которая не могла не видеть меня на совершенно открытом месте при ярком солнце. После охоты на базе при разговоре я услышал, что большинство охотников стреляли нулёвкой и даже крупнее, что совершенно излишне.  

Глухарь с той охоты, тот что справа.

Capercaillie — Wikipedia

Da Wikipedia, l’enciclopedia libera.

I Capercaillie sono un gruppo folk Англо-скозезе фондато нель 1984 да Дональд Шоу Эд Анкора в attività che suona musica celtica.

Глухарь Cigna Gallo Cedrone.

перкуссия

  • Sito ufficiale, su capercaillie.co.uk. Modifica su Wikidata
  • Capercaillie, su Last.fm, CBS Interactive. Modifica su Wikidata
  • ( EN ) Capercaillie, su AllMusic, All Media Network. Modifica su Wikidata
  • ( EN ) Capercaillie, su Discogs, Zink Media. Modifica su Wikidata
  • ( EN ) Capercaillie, su MusicBrainz, MetaBrainz Foundation. Modifica su Wikidata
  • Sifo ufficiale, su capercaillie.co.uk. URL consultato il 21 dicembre 2008 (archiviato dall ‘ url originale il 21 dicembre 2008) .
  • Discografia complete, su sidewaulk.free.fr.
Scozia Portale Scozia : общедоступная статья в Википедии ч парлано делла скоза ,
означает в кембриджском словаре английского языка
В конце аттракционов мы обычно завязывали кучу вереска на заборах, чтобы глухарь мог их видеть. На глухаря и тетерева можно охотиться в открытом сезоне.

Эти примеры взяты из Кембриджского английского корпуса и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не соответствуют мнению редакторов Cambridge Dictionary или издательства Cambridge University Press или его лицензиаров.

Больше примеров Меньше примеров

Все мы знаем, что тетерев и глухарь пересекутся, и разница между куриной капустой и серым очень мала.Полный подсчет глухаря состоялся зимой 1993–94 гг. Его целью будет идентификация информации, необходимой для разработки стратегии сохранения capercaillie .Дилемма, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что для поощрения естественной среды обитания глухаря необходимы оленьи заборы. План действий вида идентифицирует ряд действий для capercaillie .Я категорически не одобряю любые изменения в законе, касающиеся глухаря . Случай глухаря довольно отличается от случая волнистого попугайчика.Многие из тех, кто знает о глухаря , поддержали меня в этом. Что касается цифр, то, по оценкам, в начале 1970-х годов существовало 10 000 глухаря ; но произошел резкий спад.Все эти агентства и организации должны действовать согласованно, если есть надежда на возвращение capercaillie . Во-вторых, и важно то, что Blaeberry обеспечивает очень полезное прикрытие для глухаря , чтобы скрываться от хищников, что может быть угрозой.Фактически, пять участков глухаря уже были классифицированы (термин, используемый в директиве) как «специальные защитные зоны» для глухаря .,

Статья о глухарь от «Свободного словаря»

( Tetrao urogallus ), птица из семейства тетраониидных, заказ Galliformes. Самцы весят в среднем 4100 г; женщины, 2000 г. У самцов верх головы, шея и спина серые с темными отметинами, крылья коричневые, урожай черный с зеленоватым металлическим блеском, а нижняя часть тела темная с крупными белыми пятнами. У оперения самки темные и ржавые диагональные полосы охры. Это сидячая птица, но иногда выполняет сезонные миграции.Населяет вечнозеленые, смешанные и лиственные леса Европы и Азии (в Сибири встречается на востоке вплоть до Западного Забайкалья, Олекминска и Вилюйска). Зона распространения и количество глухарями резко сократились за последние два столетия; в некоторых местах они исчезли. Они были истреблены в Великобритании к середине 18 века; в 1837 году они были ввезены туда из Швеции и акклиматизированы. В СССР глухарь отступает на север по мере вырубки лесов; он полностью исчез в ряде областей к югу от лесной зоны (в частности, в Курской, Воронежской и Тульской областях).Это полигамный.

Птицы собираются в одних и тех же местах спаривания в течение периода спаривания год за годом. Они спариваются (с марта по май) на земле и на деревьях; иногда они спариваются летом, осенью и даже зимой. Гнездо находится на земле, от шести до восьми яиц в кладке, редко от 12 до 16 яиц. Сидит только самка, сроком 25-28 дней. Диета состоит из побегов, цветов, бутонов и ягод летом; молодые едят насекомых и пауков. Осенью глухарь питается иголками лиственницы; зимой сосновые и еловые иголки и почки.Это объект охоты на спорт и местами коммерческую охоту.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Кириков С. В. «Род Глухари». В Птицы Советского Союза , вып. 4. Под редакцией Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова. М., 1952.
Теплов В.П. «Глухарь в Печерско-Илычском заповеднике». В г. Труды Печерско-Илычского заповедника , выпуск 4, часть 1. Москва, 1947.
Семенов-Тян-Шанский, О. И. «Экология тетеревиных птиц». В Труды Лапландского государственного заповедника , выпуск 5.Москва, 1960.

.

Статья о глухарях от «Свободного словаря»

( Tetrao urogallus ), птица из семейства тетраониидных, заказ Galliformes. Самцы весят в среднем 4100 г; женщины, 2000 г. У самцов верх головы, шея и спина серые с темными отметинами, крылья коричневые, урожай черный с зеленоватым металлическим блеском, а нижняя часть тела темная с крупными белыми пятнами. У оперения самки темные и ржавые диагональные полосы охры. Это сидячая птица, но иногда выполняет сезонные миграции.Населяет вечнозеленые, смешанные и лиственные леса Европы и Азии (в Сибири встречается на востоке вплоть до Западного Забайкалья, Олекминска и Вилюйска). Зона распространения и количество глухарями резко сократились за последние два столетия; в некоторых местах они исчезли. Они были истреблены в Великобритании к середине 18 века; в 1837 году они были завезены туда из Швеции и акклиматизированы. В СССР глухарь отступает на север по мере вырубки лесов; он полностью исчез в ряде областей к югу от лесной зоны (в частности, в Курской, Воронежской и Тульской областях).Это полигамный.

Птицы собираются в одних и тех же местах спаривания в течение периода спаривания год за годом. Они спариваются (с марта по май) на земле и на деревьях; иногда они спариваются летом, осенью и даже зимой. Гнездо находится на земле, от шести до восьми яиц в кладке, редко от 12 до 16 яиц. Сидит только самка, сроком 25-28 дней. Диета состоит из побегов, цветов, бутонов и ягод летом; молодые едят насекомых и пауков. Осенью глухарь питается иголками лиственницы; зимой сосновые и еловые иголки и почки.Это объект охоты на спорт и местами коммерческую охоту.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Кириков С. В. «Род Глухари». В Птицы Советского Союза , вып. 4. Под редакцией Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова. М., 1952.
Теплов В.П. «Глухарь в Печерско-Илычском заповеднике». В г. Труды Печерско-Илычского заповедника , выпуск 4, часть 1. Москва, 1947.
Семенов-Тян-Шанский, О. И. «Экология тетеревиных птиц». В Труды Лапландского государственного заповедника , выпуск 5.Москва, 1960.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о