Джо ворон горилла и шимпанзе: Воронов приравняли к шимпанзе по интеллекту

Содержание

Воронов приравняли к шимпанзе по интеллекту

Corvus corax

NH53 / Flickr

Шведские, британские и германские ученые пришли к выводу, что ингибиторный контроль — важный показатель умственных способностей — воронов не уступает человекообразным обезьянам. Результаты работы опубликованы в журнале Royal Society Open Science.

Ингибиторный контроль заключается в подавлении импульсивных действий и выборе более рационального поведения при решении различных задач.

Самоконтроль необходим для сложных когнитивных навыков, таких как принятие решений и планирование, и в силу этого может служить показателем умственного развития.

Сотрудники Лундского университета с коллегами протестировали ингибиторный контроль у взрослых птиц семейства врановых: обыкновенных воронов (Corvus corax, пять особей), галок (Corvus monedula, 10 особей) и новокаледонских воронов (Corvus moneduloides, 10 особей). Для этого использовали задачу с цилиндром. Она состоит в том, что сначала птицам предлагают непрозрачный цилиндр, открытый с обоих концов, в середину которого кладут лакомство. Когда птицы привыкают доставать пищу (об этом судят по четырем—пяти последовательным безошибочным действиям), цилиндр заменяют на прозрачный. Инстинкт велит животным пытаться взять приманку напрямую, через стенку цилиндра. Проникновение в цилиндр через боковое отверстие без предварительных попыток прямого извлечения пищи расценивается как проявление ингибиторного контроля.

Каждая птица поучаствовала в 10 подобных экспериментах. Оказалось, что вороны выполняют задание безошибочно в 100 процентах случаев. У галок частота успеха составила 97 процентов, а у новокаледонских воронов — 92 процента.

Полученные данные сопоставили с результатами исследования, проведенном в американском Университете Дьюка в 2014 году. В ходе него задачи с цилиндром выполняли 36 видов животных, из них 29 видов млекопитающих, в том числе 23 примата, и семь видов птиц, в том числе два вида врановых (обыкновенная и калифорнийская кустарниковая сойки), но ни одного представителя рода ворон (

Corvus). Эксперимент показал, что успех выполнения задачи четко коррелирует с размером мозга животного, и лучше всего с ней справляются шимпанзе (100 процентов успеха), орангутаны (99,1 процента), бонобо (95 процентов) и гориллы (94,4 процента).

Таким образом, умственные способности птиц из рода вороны оказались не хуже, чем у человекообразных обезьян, мозг которых в десятки раз больше.

При этом у птиц, как и у млекопитающих, прослеживалась связь успешного выполнения задачи с объемом мозга. По мнению ученых, это может быть связано с большей плотностью нейронов у птиц по сравнению с млекопитающими и другой организацией нейронных сетей, однако подобные особенности птичьего мозга только предстоит исследовать.

Олег Лищук

Пять неожиданных способов применения фекалий

  • Кэти Силвер
  • BBC Earth

Автор фото, Rolf Nussbaumer Photography / Alamy Stock Photo

Подпись к фото,

Навозные жуки катают свои шарики. А по ночам они делают это, ориентируясь по звездам

Удивительно, как много способов можно найти для использования экскрементов! Обозреватель BBC Earth рассказывает о том, как навоз помогает в изучении древней истории, и как с помощью кала можно сохранить вымирающие виды.

Сегодняшнюю тему многие назовут самой неприятной на свете. Не говоря уж о самом предмете разговора. Речь о фекалиях.

Человек придумал для этой субстанции и процесса ее «производства» много разных названий, в основном иносказательных.

Но мало кто задумывается о том, что фекалии, или экскременты, играют важнейшую роль в системе жизни на Земле.

Эта статья о том, насколько разнообразные функции выполняют фекалии. У них есть как минимум пять неожиданных и очень важных способов применения.

Музей экскрементов: поговорить о фекалиях хочется всем

Честное слово! Ученые из зоопарка острова Уайт в Великобритании аккуратно разместили рядом двадцать образцов кала животных в индивидуальных вакуумных капсулах, чтобы посетители зоопарка могли познакомиться с ними поближе.

Представлены образцы экскрементов самых разных животных: живущих в зоопарке львов, сурикатов, скунсов. А заодно и человеческих младенцев.

«У них у всех разный размер, форма, фактура… Это неисчерпаемый кладезь информации», — говорит куратор музея Найджел Джордж.

Ни один из сотрудников зоопарка не специализируется на копрологии, но, как утверждает Джордж, даже обычный человек по виду испражнений может сказать о животном многое.

Сразу можно понять, что животные едят — отходы жизнедеятельности ворон, к примеру, содержат много непереваренных костей и хитиновых панцирей жуков.

«Вообще, кал хищников издает более острый запах, чем кал травоядных», — добавляет Джордж.

В образце экскрементов серебристой чайки можно увидеть кусочки пластика — напоминание о том, что последствия технического прогресса можно увидеть даже в фекалиях.

Доля воды в экскрементах составляет в среднем около 75%. Путем проб и ошибок исследователям удалось найти способ «изолировать образцы так, чтобы они не издавали запах и в целом были безопасны для публики».

Для этого потребовалось создать устройство для сушки кала. Разработка заняла год. «Установка нехитрая, но работает», — отмечает Джордж.

Автор фото, Eric Carr / Alamy Stock Photo

Подпись к фото,

Кит испражняется фекалиями модного розового цвета

По его словам, в сушилку вставляется длинная труба, в которой на специальных поддонах уютно располагаются образцы фекалий.

В зависимости от размера образцов они выдерживаются в сушилке разное время — от дня до нескольких недель.

Затем их помещают в прозрачную смолу и создают вакуум, откачивая все пузырьки воздуха.

Получается нечто вроде хрустального шара. Единственная разница — в середине этой капсулы какашка.

«Думаю, вряд ли кто-то осознает, глядя на эти шарики на постаментах, сколько человеческого труда в них вложено», — говорит Джордж.

Он говорит, что реакция публики стала для них неожиданностью: «Мы заметили, что людей самих удивляет собственная реакция. Отвращение быстро уступает любопытству, и люди уже упираются носом в шар, разглядывая то, что внутри».

Джордж говорит, что после открытия музея, состоявшегося в марте этого года, концепция получила всемирное распространение. «Похоже, что поговорить об экскрементах хочется всем!»

Важность китовых фекалий для океана

Большинство морских животных питается ближе к поверхности, а испражняется в более глубоких слоях моря, однако киты делают наоборот.

Именно поэтому, по словам Джо Романа, их фекалии имеют особое значение.

«Перед тем как окончательно погрузиться в глубину, поднявшийся на поверхность кит как следует опорожняет кишечник», — Роман, биолог из Вермонтского университета, США.

Этот фекальный шлейф, как его называют, содержит много питательных веществ и обогащает поверхностные воды азотом, железом и фосфором.

«Они удобряют океан, — заключает Роман. — Выносят питательные вещества на поверхность».

Этот эффект называют китовым насосом — его Джо Роман изучал последние 10 лет.

После того как питательные вещества оказываются на поверхности, их потребляют рыбы, например, лосось.

Автор фото, Laurie Campbell/naturepl.com

Подпись к фото,

Семга переносит питательные вещества вверх по реке

Этих рыб, в свою очередь, съедают морские птицы, переносящие питательные вещества из моря на берег, где их пожирают уже другие сухопутные животные, например, медведи.

В этом смысле, как говорит Роман, «киты играют важную роль в механизме поднятия питательных веществ со дна экосистемы».

Роман и его коллеги уже отследили, как картина переноса питательных веществ изменялась на протяжении земной истории.

Итак, киты появились около 60 миллионов лет назад.

Примерно в это время одна из групп сухопутных млекопитающих повадилась плескаться в речке чаще обычного — а через какое-то время развилась в полностью водный вид.

Превратившись в китов и дельфинов, млекопитающие колонизировали океан.

Киты стали питаться рыбой и ракообразными и развили способность переваривать хитин, из которого состоит твердая оболочка ряда моллюсков — их так называемый экзоскелет.

«Большинству млекопитающих не по силу его переварить. Следовательно, микрофлора в желудочно-кишечном тракте кита радикально отличается от того, как мы себе ее представляли», — говорит он.

Состав китового кала зависит от особенностей конкретной особи и ее диеты, говорит Джо Роман.

Если кит питается крилем, его фекалии чаще всего имеют форму красных или розовых сгустков размером с человеческий кулак.

Однако у тех китов, рацион которых состоит из рыбы, масса испражнений имеет темно-зеленый цвет и более жидкую форму, благодаря чему фекальное облако расплывается до размеров научно-исследовательского судна, рассказывает ученый.

«Это единовременный выброс огромного количества питательных веществ. Иными словами, результат в обоих вариантах один и тот же, даже если процесс немного отличается».

Некоторые живые существа едят фекалии — и это умно!

Для большинства из нас фекалии — это отходы, которые выбрасываются из тела за ненадобностью, однако ряд животных видит в них ценный ресурс и даже не прочь ими полакомиться.

Автор фото, blickwinkel / Alamy Stock Photo

Подпись к фото,

Красавицы бабочки питаются экскрементами, и их это не смущает

«Животные-копрофаги выжимают из кала других животных питательные вещества, которые те сами не смогли извлечь, — поясняет Маркус Бирн из Уитуотерсрэндского университета в Йоханнесбурге (ЮАР). — Таких веществ остается совсем немного».

В Австралии в конце 1980-х Бирн начал изучать копрофагов, к которым относятся навозные жуки, личинки мух и даже — о боже! — прекрасные бабочки.

«В Австралии уже было 300 собственных видов навозных жуков, но они привыкли есть экскременты кенгуру, а не коров, — рассказывает он. — Коровий навоз на 80% состоит из воды и выходит большими жидкими лепешками, в то время как экскременты кенгуру больше похожи на маленькие твердые шарики».

«Австралийские навозные жуки к такому [коровьему] материалу не привыкли», — продолжает ученый. Поэтому для переработки навоза, производимого скотофермами, было решено завезти тех жуков, которые успели к нему приспособиться в ходе эволюции.

Была разработана чрезвычайно важная программа биологического регулирования, действовавшая на протяжении 20 лет.

Мозг навозного жука размером с рисовое зерно, не больше, но эти насекомые — настоящий кладезь талантов, говорит Бирн.

Они скатывают навоз в шарики и угоняют его туда, где на него никто больше не сможет позариться.

А если посмотреть на то, как они размножаются и сражаются за партнеров, будет трудно поверить, что перед нами всего лишь маленькое насекомое, замечает ученый.

Например, самцы демонстрируют свое превосходство в схватке при помощи огромных рогов. «Эти крохи сражаются, как будто они антилопы, олени или карибу!»

Кроме того, несмотря на свой малый размер, самцы этого вида обладают более крупными тестикулами, чем многие из более крупных жуков.

Но эти красавцы преуспели не только в соблазнении прекрасного пола и катании шариков. Настоящий их талант — это навигация.

«Они смотрят на небо и ориентируются по нему», — рассказывает Бирн.

Люди в таких случаях пользуются картой, однако жук может видеть поляризацию света, которой не видим мы, и лучше различает оттенки и степени яркости.

Бирн доказал, что один из видов в качестве ориентира пользуется Млечным путем, благодаря чему успешно катает свои навозные шары в ночное время суток.

«Дух захватывает. Подумать только: глупый маленький жук всматривается в отдаленные уголки нашей галактики», — говорит он.

Древний лошадиный навоз — ключ к античной истории

Тем, кто не дружит с древней историей (как ваш покорный слуга), напомним, что Ганнибал — это полководец, возглавлявший армию Карфагена во время войны с Римом, которая продолжалась с 218 по 201 год до н. э.

Ганнибала считают одним из величайших военачальников в истории, и археологи давно пытаются выяснить в подробностях, как передвигалась его армия в течение той 16-летней войны.

Автор фото, World History Archive / Alamy Stock Photo

Подпись к фото,

Армия Ганнибала оставила после себя следы. И не только побед

Однако один эпизод — переход армии Ганнибала через Альпы с 15 тысячами лошадей (и несколькими боевыми слонами) — остается загадкой.

Некоторые предполагают, что Ганнибал перешел Альпы (совершив путь из современной Франции в Италию) через перевал Коль де ля Траверсетт, находящийся на высоте 3 тыс. метров над уровнем моря.

«Много фактов косвенно указывает на то, что он использовал именно этот перевал, но научных доказательств никто так и не нашел — ничего, что поддавалось бы проверке», — говорит Крис Аллен, эколог-микробиолог из Королевского университета в Белфасте, Великобритания.

Две тысячи лет над этой загадкой бились историки, политики, ученые и даже Наполеон. Однако вскоре, вероятно, она будет разгадана — благодаря здоровенной куче навоза.

«Двухдневная стоянка с 15-20 тысячами лошадей — можете быть уверены, бесследно такое точно не пройдет», — говорит Аллен, которого местная пресса прозвала «навозный ученый».

Недалеко от Коль де ля Траверсетт группа Аллена вместе с коллегами-археологами нашла провал площадью с футбольное поле. Проведя генетический анализ и изучив местную среду, группа обнаружила массовые залежи экскрементов животных.

Образцы отбирались с интервалами 5 см до глубины 70 см — этого было достаточно, чтобы проникнуть в почвенный горизонт, который формировался 2200 лет назад, при жизни Ганнибала.

«Судя по этому слою, примерно 2180 лет назад здесь произошло нечто очень конкретное, — говорит Аллен. — Интересующие нас элементы были разбросаны на большой территории».

В снятом слое почвы было много древнего лошадиного навоза, радиоуглеродная датировка которого говорит о том, что он мог быть произведен за 200 лет до н. э. — что очень близко к 218 году до н. э, в котором, как считается, Ганнибал пересек Альпы.

В образцах было найдено много бактерий Clostridia, которые часто встречаются в лошадиных фекалиях.

«Clostridia была в 12% образцов, и датирована она как раз тем периодом. В нужную нам дату концентрация становится в шесть раз больше», — говорит Аллен, добавляя, что эта находка — настоящее «генетическое письмо в будущее».

Эти и некоторые другие наблюдения позволяют «достаточно уверенно говорить о том, что 2200 лет назад здесь прошло большое число млекопитающих, оставивших определенный след».

Пока что археология не уделяет фекалиям сколько-нибудь существенного внимания, говорит Аллен. Но если археологи начнут чаще сотрудничать с «навозными учеными», кто знает, что они смогут открыть…

Ищейки, натасканные на кал, на страже вымирающих видов

От матерых бладхаундов, выслеживающих преступников, до ищеек в аэропортах — в поиске по запаху собакам нет равных.

«Робот, способный определять запахи, никогда не заменит собаку», — говорит Роберт Джон Янг, биолог из Сэлфордского университета в Великобритании, исследующий дикую природу.

«У собаки слишком тонкий нюх. Но даже если такой робот и появится, он все равно не сможет обследовать обстановку так же быстро. К тому же собак дешевле содержать».

Автор фото, Luiz Claudio Marigo/naturepl.com

Подпись к фото,

Паукообразная обезьяна: ее фекалии расскажут о ней всё

Некоторых невезучих щенков натаскивают на запах кала. Они помогают специалистам по сохранению видов быстрее находить экскременты животных в дикой природе.

Такие находки позволяют уточнить ареал обитания популяций и заодно их рацион.

«Тут важна не порода собаки, а ее характер», — уверяет Саманта Бремнер-Харрисон из Университета Ноттингем Трент в Великобритании.

По словам Саманты, можно смело брать питомца из приюта — как правило, такие собаки очень энергичны и хорошо откликаются на поощрение.

Поработав с калифорнийскими заводчиками, чьих подопечных она натаскивала искать экскременты, Саманта теперь планирует открыть аналогичные курсы в Ноттингеме.

«Особенность нашей профессии состоит в том, что мы постоянно ищем фекалии, так как они представляют собой источник важной биологической информации», — говорит Роберт Джон Янг, которому приходится держать в своем холодильнике образцы кала бразильских обезьян.

25 лет назад, когда Янг только начинал свою карьеру биолога, студентам приходилось разглядывать кал под микроскопом, чтобы понять, чем питалось животное.

«Теперь, когда в нашем распоряжении есть новые тесты и онлайн-инструменты для генетического анализа, дело идет быстрее».

Чтобы оценить уровень стресса животного (в частности, понять, насколько сильно ему досаждают экотуристы), достаточно исследовать его кал на гормоны. Мониторинг половых гормонов помогает отслеживать овуляцию у самок.

«Это позволило нам увеличить поголовье рыжеватых обезьян — одного из тех видов приматов в Южной Америке, которым грозит исчезновение», — говорит Янг.

Ученые также используют образцы стула животного для определения последовательности ДНК.

Нанося экскременты на специальную разновидность фильтрованной бумаги, используемую в анализе ДНК, мы можем выяснить, есть ли генетическая связь между двумя группами горилл, разделенных горной цепью, поясняет Янг.

В свою очередь, внутри промискуитетных видов мы поймем, кто отец потомства и у кого какие гены.

«Дайте мне кусочек какашки обезьяны — и я скажу вам, не дальтоник ли она», — заверяет Янг.

Автор фото, Loic Poidevin/naturepl.com

Подпись к фото,

Носороги очень трепетно относятся к своей территории. Но если экскременты чужака пахнут знакомо — всё в порядке

Существует множество способов регулировать поведение животных с помощью их собственных испражнений.

Так, экологи из зоопарка Сан-Диего задумали транспортировать черного носорога, обитающего в Южной Африке, в район, где действуют меньше браконьеров.

Осуществить подобную затею может быть затруднительно, так как носороги — очень территориальные животные, и появление непрошеного гостя может спровоцировать агрессию.

Однако специалисты по охране животных могут использовать стремление носорогов активно метить свою территорию, чтобы подготовить почву для подселения новичков.

Они берут образцы стула у особей, которых планируют подселить, и кое-где метят ими территорию нового места жительства.

Когда через несколько недель носорогов запускают в ареал обитания, старожилы фактически с ними уже знакомы.

«Через пару недель носороги как бы говорят друг другу: «О, это же Фред, мы его знаем», — рассказывает Янг.

В общем, ни у кого не вызывает сомнений, что экскременты — это в первую очередь отходы. Но для науки и многих животных они кое-что значат.

Плюющие шимпанзе показали баснословный интеллект

В ходе эксперимента немецких ученых шимпанзе набирали в рот воду и выплевывали ее в пробирку, чтобы поднять с ее дна орех – почти как ворона в басне Эзопа.

Результаты эксперимента ученых Института эволюционной биологии общества Макса Планка в Лейпциге опубликованы в журнале Plos One journal.

В басне Эзопа «Ворона и кувшин», которой более 2000 лет, ворона бросает камни в сосуд с водой, чтобы поднять уровень жидкости и напиться.

Когда ученые поставили подобную задачу перед шимпанзе – достать орех со дна пластиковой пробирки – часть обезьян догадалась, что если набрать в рот воды из крана и выплюнуть ее в узкое горлышко, то предмет вожделения поднимется на поверхность.

Ученые закрепили вертикальную пробирку на решетке вольера, чтобы участники эксперимента не могли ее сдвинуть или наклонить.

Революционный метод

Один из шимпанзе в какой-то момент устал плеваться водой и придумал, как поднять орех к горлышку сосуда быстрее.

«Он долго плевал в пробирку, но потом ему надоело, и он решил помочиться в нее», — поделился наблюдениями глава немецкой исследовательской группы Даниэль Ханус.

«В процессе мочеиспускания он осознал, что если будет продолжать в том же духе, трубка заполнится намного быстрее», — сказал ученый.

Методику этого конкретного шимпанзе ученые посчитали успешной. Как отмечает доктор Ханус, обезьяну не смутил тот факт, что орех пропитался мочой, и она все равно его съела.

Помимо шимпанзе, исследователи, работавшие на территории заповедника для обезьян в Уганде и в Лейпцигском зоопарке, поставили аналогичный эксперимент на гориллах.

Однако ни одной из горилл не удалось поднять орех на поверхность путем переноса воды из крана в пробирку во рту.

Шимпанзе справились с задачей намного лучше. Из 43 особей 14 догадались, что нужно выплевывать воду. Семь шимпанзе довели задание до победного конца и добрались до призового ореха.

Шимпанзе сообразительнее детей?

Доктор Ханус считает, что эксперимент продемонстрировал способность шимпанзе разрешать проблемы, причем не только методом проб и ошибок.

«Они не просто плевались водой по всему помещению. Сначала они засовывали в пробирку пальцы и попытались ее разбить. Но потом многие стали набирать в рот воду и выплевывать ее прямиком в трубку. Некоторые сделали это достаточное количество раз, чтобы добраться до ореха», — сказал ученый.

Подпись к фото,

Шимпанзе оказались успешнее горилл

Доктор Ханус назвал результат эксперимента впечатляющим – особенно успехи «любопытной» обезьяны, решившей помочиться в пробирку.

Ученый добавил, что считает поведение, продемонстрированное обезьянами, «проявлением проницательности».

Тот же самый эксперимент ученые провели с группами детей: 24 ребенка четырехлетнего возраста и по столько же шести и восьми лет. Только вместо крана детям выдали лейки, чтобы им не пришлось переносить воду ртом.

Результаты четырехлетних детей оказались хуже, чем у шимпанзе. Только двое из 24 справились с задачей.

Десять из 24 шестилетних детей поняли, что с помощью лейки нужно заполнить пробирку водой, и, предсказуемо, самый высокий процент успеха оказался у восьмилеток: 14 из 24.

Доктор Ханус отмечает, что «даже самой старшей группе детей алгоритм решения задачи не был очевиден».

Другие животные

В 2007 году подобное исследование ученые провели с орангутангами. Эти приматы справились с задачей блестяще: пять из пяти участников эксперимента поняли, что нужно делать.

Авторы исследования отмечают, что разница в поведении шимпанзе, орангутангов и горилл их поразила. Хотя ученые планируют повторный эксперимент с гориллами – в несколько измененных условиях.

Птицам также удавалось повторить описанное в басне Эзопа о вороне. В 2009 году двое новозеландских ученых опубликовали работу, в которой говорится, что грачи кидали в воду камни, чтобы добраться до червяка на дне сосуда.

Дикие карликовые шимпанзе боятся скрытых камер, выяснили ученые

https://ria.ru/20190315/1551836234.html

Дикие карликовые шимпанзе боятся скрытых камер, выяснили ученые

Дикие карликовые шимпанзе боятся скрытых камер, выяснили ученые — РИА Новости, 15.03.2019

Дикие карликовые шимпанзе боятся скрытых камер, выяснили ученые

Антропологи впервые проследили за тем, как дикие высшие приматы реагируют на скрытые камеры и выяснили, что карликовые шимпанзе боятся их и избегают попадания в РИА Новости, 15.03.2019

2019-03-15T15:16

2019-03-15T15:16

2019-03-15T15:16

эволюция

биология

германия

африка

обезьяны

наука

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/155183/62/1551836220_0:152:1440:962_1920x0_80_0_0_f95f481b3ff9aa86e495514bd1dd392c.jpg

МОСКВА, 15 мар – РИА Новости. Антропологи впервые проследили за тем, как дикие высшие приматы реагируют на скрытые камеры и выяснили, что карликовые шимпанзе боятся их и избегают попадания в их объектив, что не характерно для их «больших» собратьев. Об этом пишут зоологи, опубликовавшие статью в журнале Current Biology.Долгое время ученые считали, что человек обладает множеством отличительных черт – способностью сопереживать другим и осознавать намерения окружающих, умением абстрактно мыслить и использовать орудия труда, а также помнить «ненужную» информацию, которых нет даже у наших ближайших родичей-шимпанзе.В последние два десятилетия приматологи и другие зоологи нашли множество свидетельств того, что Homo sapiens не уникален. К примеру, карликовые шимпанзе-бонобо оказались альтруистами и научились работать сообща, а новокаледонские вороны умеют изготовлять орудия труда, изобретать новые мысленные концепции и видеть «актера за ширмой».Калан и ее коллеги изучили еще одну крайне интересную «человеческую» черту, присущую обезьянам – любопытство и боязнь новых вещей, наблюдая за поведением нескольких десятков диких приматов в лесах Камеруна, Уганды, Конго и ряда других африканских стран.Как отмечает антрополог, ученые ожидали, что все три «кузена» человека будут примерно одинаково реагировать на появление скрытой камеры на территории их владений, учитывая их близкое родство. В реальности это было не так, причем их реакция зависела не только от видовой принадлежности, но и возраста и характера обезьян.В среднем, гориллы и бонобо были заметно любопытнее, чем шимпанзе – они проводили больше времени, изучая скрытую камеру при первом ее обнаружении и эмоциональнее реагируя на подобные «открытия». При этом бонобо очень часто нервно реагировали на появление подобных приборов, избегая попадания в поле их зрения и призывая сородичей на помощь.Аналогичным образом, детеныши и молодые особи всех трех видов приматов были более любопытными и чаще взаимодействовали с камерами, чем их взрослые и пожилые сородичи. Так же вели себя обезьяны, жившие на большом расстоянии от человеческих селений и не сталкивавшиеся с антропологами в прошлом.Как возникли эти различия? Как предполагают ученые, они связаны с тем, что диеты шимпанзе с одной стороны, и горилл и бонобо – с другой, заметно отличаются. Первые питаются достаточно разнообразной пищей, в том числе мясом, и используют орудия труда, что постоянно вынуждает их взаимодействовать с новыми предметами. С другой стороны, два других вида приматов питаются однотипной едой и не применяют инструменты для ее добычи.Все это, по мнению Калан, нужно учитывать не только при наблюдениях за дикими шимпанзе и гориллами, но и во время экспериментов, направленных на изучение умственных способностей приматов в лабораториях. Длительная жизнь в неволе, как считают ученые, может притуплять и страх, и интерес обезьян к новым предметам, что будет искажать оценки уровня их интеллекта и «человеческих» характеристик.

https://ria.ru/20150917/1258253610.html

https://ria.ru/20160202/1368848103.html

германия

африка

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/155183/62/1551836220_0:0:1440:1080_1920x0_80_0_0_a6c13a3d59fbc42bc98f6349675b7698.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

эволюция, биология, германия, африка, обезьяны

МОСКВА, 15 мар – РИА Новости. Антропологи впервые проследили за тем, как дикие высшие приматы реагируют на скрытые камеры и выяснили, что карликовые шимпанзе боятся их и избегают попадания в их объектив, что не характерно для их «больших» собратьев. Об этом пишут зоологи, опубликовавшие статью в журнале Current Biology.

«Мы хотели узнать, как гориллы, шимпанзе и бонобо реагируют на незнакомые им объекты. Мы были удивлены тем, что шимпанзе и их карликовые кузены по разному относятся к камерам. Первые не обращали на них внимания, тогда как вторые избегали и старались не попадать в их поле зрения», — рассказывает Эмми Калан (Ammie Kalan) из Института эволюционной антропологии в Лейпциге (Германия).

Долгое время ученые считали, что человек обладает множеством отличительных черт – способностью сопереживать другим и осознавать намерения окружающих, умением абстрактно мыслить и использовать орудия труда, а также помнить «ненужную» информацию, которых нет даже у наших ближайших родичей-шимпанзе.

В последние два десятилетия приматологи и другие зоологи нашли множество свидетельств того, что Homo sapiens не уникален. К примеру, карликовые шимпанзе-бонобо оказались альтруистами и научились работать сообща, а новокаледонские вороны умеют изготовлять орудия труда, изобретать новые мысленные концепции и видеть «актера за ширмой».

17 сентября 2015, 19:45НаукаУченые: шимпанзе умеют вживаться в роль героев кинофильмовНаблюдения за шимпанзе, смотревшими короткие триллеры, помогли антропологам выяснить, что эти обезьяны умеют ставить себя на место героев этих кинокартин и с замиранием ожидать самых захватывающих и опасных моментов сюжета.

Калан и ее коллеги изучили еще одну крайне интересную «человеческую» черту, присущую обезьянам – любопытство и боязнь новых вещей, наблюдая за поведением нескольких десятков диких приматов в лесах Камеруна, Уганды, Конго и ряда других африканских стран.

Как отмечает антрополог, ученые ожидали, что все три «кузена» человека будут примерно одинаково реагировать на появление скрытой камеры на территории их владений, учитывая их близкое родство. В реальности это было не так, причем их реакция зависела не только от видовой принадлежности, но и возраста и характера обезьян.

В среднем, гориллы и бонобо были заметно любопытнее, чем шимпанзе – они проводили больше времени, изучая скрытую камеру при первом ее обнаружении и эмоциональнее реагируя на подобные «открытия». При этом бонобо очень часто нервно реагировали на появление подобных приборов, избегая попадания в поле их зрения и призывая сородичей на помощь.

Аналогичным образом, детеныши и молодые особи всех трех видов приматов были более любопытными и чаще взаимодействовали с камерами, чем их взрослые и пожилые сородичи. Так же вели себя обезьяны, жившие на большом расстоянии от человеческих селений и не сталкивавшиеся с антропологами в прошлом.

Как возникли эти различия? Как предполагают ученые, они связаны с тем, что диеты шимпанзе с одной стороны, и горилл и бонобо – с другой, заметно отличаются. Первые питаются достаточно разнообразной пищей, в том числе мясом, и используют орудия труда, что постоянно вынуждает их взаимодействовать с новыми предметами. С другой стороны, два других вида приматов питаются однотипной едой и не применяют инструменты для ее добычи.

Все это, по мнению Калан, нужно учитывать не только при наблюдениях за дикими шимпанзе и гориллами, но и во время экспериментов, направленных на изучение умственных способностей приматов в лабораториях. Длительная жизнь в неволе, как считают ученые, может притуплять и страх, и интерес обезьян к новым предметам, что будет искажать оценки уровня их интеллекта и «человеческих» характеристик.

2 февраля 2016, 19:05НаукаУченые нашли у воронов умение осознавать намерения других существВороны, «Эйнштейны» пернатого мира, оказались обладателями еще одного необычного для мира животных умения – они умеют ставить себя на место конкурента и осознавать, есть ли у того возможность подсматривать за ними в тот момент, когда они прячут кусочки пищи.

Красный ворон (комиксы marvel) — gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

Читать онлайн «Король мечей» — Ник Стоун — Страница 1

Ник Стоун

Король мечей

Посвящаю отцу

Выражение благодарности

Большое спасибо дорогой Гиацинт, без которой Земля перестала бы вертеться, а также моим братьям, Себу и Руперту.

Приношу особую благодарность Кэролин Майкл, Дориану Карчмару, Роуану Лотону, Тому Уэлдону, Джонатану Бернему, Робу Уильямсу, Джейсону Крейгу, Анне-Марии Ривере, Генри Стедману и Грехему Лоу, который снабдил меня информацией.

Большое спасибо Могучим Бромфилдам: Люси, Сесил, Колин, Джанис, Эми, Дэвиду, Соне, Изабелле, Габриэле; Брайану, Линетт, Дину, Брайони, Эшли, Серили; Грегори, Ноуэллин. Эрролу и Дуэйну Томпсон, Лин Браун, Эндрю и Донне Бен. Дяде Ленни, Соне и Роберту Филлипс, Надин Рэдфорд, Тиму Хиту, Сьюзенн Лувелл, Томасу Каррадерсу, Салли и Дику Галлагер, Кэрол Рейд, Марии Бивинс-Смит, Кену Бруэну, Потрясающей Грейс, Графу, Киму, Паски, Лоре, Марио Дон-Паскуалесу, Кеймбриджу (который, как всегда, на высоте), Эллен Каннер, Митчеллу Каплану, Энджи Робинсон, Тони Бернсу, Стиву и Дженетт Маркевич, Ричарду Таунели, Салли Рили, загадочным девочкам Айо и Лиззи, Крису Симменсу, Нан Маунсли, Крису Халсаму, Джо Велтре, Джейн Опоку, Тонн Лейси. Рику Саба, Крису Масуотерсу, Алексу Уэлчу, Клэр Оксборро, Райану, Гэри, Часу Куки, Гору. Легендарному Симусу (всегда оригинальному и неподражаемому), Кэл и Маркусу Деграмон, Шотландцу Джону, Маркусу, Питу Уайлду, Кристине Стоун, Рут Дадли-Эдвардс, Бекки Паркер, Эндрю Холмсу, Биллу Пирсону, Паули и Тине Тойвола, «Шестипалому» Джиму Келли, Сеньору Мигелю, Эмме и Тони, Став Шерес, Доминик Томпсон, Нику Джоесу, Ллойду Стрикленду, Ричарду Рейнолдсу, Фуаду, Кои, Абдулу и Шахиду, Стиву Пардому, Фрэнки. Марку и Скотту, Баттерси, Яну. Ви и Айазу, Алану Джорджу. Куки, Ричарду Томасу, Нику, Кейт и Гесс, Элу и Педро Диас, Иоакиму «Аккесу» Кауфману, Харм Ван-Маанену — Великолепной Ниймеген, Джеральду Лоуменсу. Михаелю и семье Шмидт, Георгу и семье Бишоф, Саше Веберу, Риглис Уиттардсу из Челси, Гагги и последнему в этом списке, но не по значению, — замечательному Дону Уинслоу за очень злого Пса.


Я к этим ужасам привык настолько,

что напугать меня они уже не могут.

Шекспир. Макбет, акт 5. сцена 5[1]

Часть первая

Ноябрь, 1980

1

Надо же, такая досада в самом конце смены! Охранник «Парка приматов» Ларри Гибсон водил лучом фонарика по обезьяне, лежавшей в семи метрах от него на траве, почти у самого забора. Обезьяна мертвая, мертвее не бывает. Крупная, с черной шерстью, застыла мордой вверх в позе распятия. Ларри не знал, к какому из пятнадцати видов, указанных в проспекте зоопарка, она принадлежит, да и знать не хотел. Нужно принимать решение немедленно.

Он взвесил варианты. Конечно, мертвого Кинг-Конга в траве можно было не заметить. Это проще всего. Ведь до конца смены оставалось десять минут. Не заметил, и точка. А можно запустить звуковую сигнализацию и притаиться поблизости. Когда прибудут люди, присоединиться, помочь, если понадобится. Вдобавок ко всему жутко хотелось спать. Он уже бодрствовал пятьдесят девять часов. Столько ему еще не приходилось. Прежде Ларри удавалось не спать самое большее двое суток. Это все благодаря особым таблеткам, какие дают морпехам. Он проглотил их вечером в воскресенье. А сегодня что, утро среды? То-то и оно. Таблетки закончились, и сон теперь не обманешь.

Ларри посмотрел на часы. Двадцать одна минута шестого. Скорее бы добраться до дома, положить голову на подушку и наконец заснуть. Дело в том, что к часу ему опять нужно на работу. На сей раз в супермаркет, где Ларри трудился тоже охранником. Разумеется, если бы не алименты, он бы так напрягаться не стал. Но здесь, в зоопарке, платили больше, хватало на жилье и питание. Кое-что даже оставалось для нехитрых развлечений. Нет, рисковать не стоит. Такую работу терять нельзя.

Доктор Дженни Голд встрепенулась от телефонного звонка. Она дремала с надетыми наушниками. Звонил охранник из сектора 1, ближайшего к входным воротам.

— Тут лежит мертвая горилла.

«Только бы не Брюс», — мысленно произнесла Дженни.

Она работала главным ветеринаром зоопарка с самого его открытия, то есть уже девять лет. «Парк приматов» создали выходцы из Гонконга братья Гарольд и Генри Юй. В то время в Майами уже существовал зоопарк с одними обезьянами, знаменитые «Обезьяньи джунгли» на острове Саут-Дейд, далеко от пляжей и отелей. Братья рассудили, что «Обезьяньи джунгли» имеют лишь двадцать пять процентов от того, что можно получить, если подобраться ближе к кошелькам туристов. Они построили «Парк приматов» на пустыре, рядом с группой отелей, надеясь составить существующему зоопарку серьезную конкуренцию. У них обитали двадцать восемь видов обезьян. Прежде всего шимпанзе, которых одели в синие шорты, желтые клетчатые рубашки, красные солнцезащитные козырьки и научили довольно мило подражать людям. Шимпанзе даже играли в мини-гольф, бейсбол и футбол. Гориллы исполняли свой главный трюк — били себя в грудь и рычали. Бабуины показывали розовые голые зады и скалили клыки. Там можно было полюбоваться и на совсем редких обезьян — прыгунов-молохов, лемуров и паукообразных обезьян, коатов, умных, подвижных существ с коричневыми головами. Однако, несмотря все это, «Парк приматов» не процветал. Главными в городе по-прежнему оставались «Обезьяньи джунгли». Этот зоопарк существовал почти сорок лет и считался местной достопримечательностью наряду со старинным испанским монастырем, кварталом в стиле ар-деко, виллой Бискайя, отелем «Билтмор» и гигантской неоновой рекламой крема для загара «Коппертон». Новый зоопарк не приживался, посетителей было не много. Братья Юй подумывали о том, чтобы прекратить затею и продать участок.

Но прошлым летом самец горной гориллы Брюс — всего их в «Парке приматов» было четыре — поднял окурок сигары, который бросил неподалеку от него какой-то посетитель-хам, и начал им попыхивать. Это занятие Брюсу настолько понравилось, что он ухитрился выпустить пять великолепных колец чуть ли не в форме олимпийского символа. К счастью, в тот момент рядом были люди. Брюса кто-то сфотографировал и послал снимок на телевидение. Сюжет понравился, и в «Парк приматов» срочно прислали съемочную группу. Брюсу снова дали закурить и потом показали в шестичасовом выпуске новостей. И все. «Парк приматов», что называется, раскрутили. Люди повалили посмотреть на Брюса. Приносили сигары, сигареты, а некоторые даже трубки, бросали горилле, она непрерывно курила, заходясь кашлем. Брюса пришлось содержать отдельно. От него так воняло, что другие гориллы отказывались находиться рядом.

Дженни протестовала, говорила, что так поступать с животным жестоко, а в ответ ей показывали бухгалтерскую отчетность. Она решила искать другую работу.

Охранник сидел, уныло уставившись в окно с толстым небьющимся стеклом. Когда Дженни вошла, он повернулся:

— А где ветеринар?

Дженни была маленькая и моложавая, что многих вводило в заблуждение. Ее часто принимали за несовершеннолетнюю. Вряд ли еще какой-нибудь женщине в тридцать шесть лет приходилось показывать в баре документы, чтобы обслужили.

— Я ветеринар, — с обидой ответила она.

У нее и без того было скверное настроение, потому что объявили результаты выборов. Право въехать в Белый дом получил Рональд Рейган, бывший актер, в основном снимавшийся в фильмах категории Б. В принципе ничего неожиданного в этом не было. При Картере экономика резко пошла на спад, а тут еще этот захват американского посольства в Иране, но Дженни все же надеялась, что американцы не столь слепы, чтобы голосовать за Ронни.

— Где?

— Там. — Охранник показал в окно.

С высоты второго этажа виднелась травянистая поляна, за ней простирались рукотворные джунгли, где обитали обезьяны. Рассвет уже начал разгонять полумрак, так что Дженни смогла разглядеть на траве черный силуэт в форме заглавной буквы Т. Какая именно это обезьяна, видно не было.

— Как он туда попал?

— Наверное, электричество в заборе отключилось, — произнес охранник, не глядя на нее. — Такое случается.

Джунгли окружал высокий проволочный забор, по которому был пропущен слабый электрический ток. Достаточный, чтобы оглушить любую обезьяну, вознамерившуюся через него перелезть.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93


молодых воронов — соперников взрослых шимпанзе в большом тесте общего интеллекта

Ученые и случайные наблюдатели в течение многих лет знали, что вороны и их родственники-вороньи чрезвычайно умны. Но в большинстве исследований используются отдельные эксперименты, которые дают ограниченное представление об их общем интеллекте. «Довольно часто в отдельных задачах вы просто проверяете, может ли птица понять, что вы что-то скрываете», — говорит Симоне Пика, когнитивист из Оснабрюкского университета в Германии.

Новое исследование, направленное на устранение этого дефицита, является одним из лучших доказательств того, что вороны, в том числе молодые птицы всего четырехмесячного возраста, обладают определенными типами сообразительности, которые не уступают взрослым человекообразным обезьянам.Умные птицы так же хорошо, как шимпанзе и орангутаны, выполняли широкий спектр задач, предназначенных для измерения интеллекта. «Теперь у нас есть очень веские доказательства того, что, по крайней мере, в задачах, которые мы использовали, вороны очень похожи на человекообразных обезьян», — говорит Пика, ведущий автор исследования. «По всему спектру когнитивных навыков их интеллект действительно потрясающий». Результаты, опубликованные в

Scientific Reports , добавляют к растущему количеству доказательств, указывающих на то, что впечатляющие когнитивные навыки являются не только прерогативой приматов, но и присущи определенным видам в животном мире.

В своей новой работе Пика и ее коллеги обратились к большой группе тестов, которые изучают соавтор Эстер Херрманн из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге, Германия, первоначально разработанные в 2007 году для исследования когнитивных функций у человекообразных обезьян и людей. дети. Метод Херрманна измеряет общую результативность по целому ряду социальных и физических задач, а не только по одному конкретному аспекту когнитивного мышления, как это делали большинство предшествующих подходов. Херрманн и другие ученые использовали ее теперь хорошо зарекомендовавшую себя технику для дополнительных межвидовых сравнений у обезьян, собак и попугаев.

Пика, Херрманн и их коллеги адаптировали и провели тот же набор тестов на восьми воронах, выращенных вручную. Тесты состояли из девяти физических категорий и шести социальных категорий, которые индивидуально включали до четырех различных задач, повторяемых по несколько раз каждое. «Мы старались выполнять множество задач во многих областях, чтобы иметь полное представление о том, что могут делать вороны», — говорит Пика. «Это было так много работы!»

Физические тесты измеряли способность птиц отслеживать объекты в космосе и понимать числа.Например, исследователи поместили награду под определенную чашу, а затем переместили ее вместе с несколькими другими, чтобы посмотреть, смогут ли вороны отследить, какая из них содержит награду. Под зонтиком социального теста исследователи измерили, насколько хорошо птицы могут следовать подсказкам, подаваемым экспериментатором. Человек сигнализировал, в какой чаше содержится награда, глядя или указывая на нее, например, или показывал воронам, как получить доступ к награде, а затем наблюдал, могут ли они применить то, что они наблюдали.

Вороны понимают, что объекты могут менять свое местоположение. Здесь экспериментатор менял положение чашки с приманкой на пустую. Эта задача была легкой для ворона; он быстро нашел чашу с приманкой и вскоре получил справедливую награду. Предоставлено: Мириам Дж. Сима

.

Авторы повторили те же 33 задания для каждого ворона в возрасте четырех, восьми, 12 и 16 месяцев. Они были удивлены, обнаружив, что всего к четырем месяцам птицы справились с большинством задач — до такой степени, что почти по всем показателям результаты молодых воронов сравнивались с результатами взрослых шимпанзе и орангутанов, которых Херманн ранее тестировал.«Мы не ожидали, что они так быстро справятся с этими задачами», — говорит Пика. Она и ее коллеги подозревают, что когнитивное развитие воронов необходимо ускорить, потому что они начинают больше взаимодействовать со своей экологической и социальной средой примерно в четырехмесячном возрасте. (Основываясь на более ранних исследованиях, сравнивающих человеческие способности с другими обезьянами, Херрманн предполагает, что дети 2,5 лет будут превосходить воронов в задачах социального познания, но будут примерно равны птицам по большинству тестов физического познания.)

В некотором смысле результаты об интеллекте воронов ожидаемы, но они важны с точки зрения подтверждения когнитивных способностей птиц, говорит Клаудия Вашер, поведенческий эколог из Университета Англии Раскин в Англии, которая не принимала участия в исследовании. «Человекообразных обезьян и приматов в целом уже довольно давно хвалят за их« экстраординарные »когнитивные способности, но теперь мы обнаруживаем, что другие таксоны, включая птиц, демонстрируют аналогичные когнитивные способности», — говорит она.«Чтобы полностью понять эволюцию когнитивных способностей у животных, нам нужны более широкие сравнения, подобные этому исследованию на воронах. И нам нужно испытать еще много видов ».

Хотя новое исследование предоставляет одни из самых убедительных на сегодняшний день доказательств того, что вороны, как и приматы, обладают гибким и сильным общим интеллектом, Пика отмечает, что есть несколько важных оговорок. Она и ее коллеги работали только с восемью птицами. А когнитивные проблемы, с которыми вороны столкнулись в неволе, отличаются от тех, с которыми они столкнутся в дикой природе.Вороны, участвовавшие в исследовании, например, не так хорошо справлялись с пространственными задачами, как ожидалось, что было неожиданностью, учитывая, что птицы проводят свою жизнь, перемещаясь по большим территориям с помощью крыльев.

Вороны также могли быть сброшены, потому что они взаимодействовали с людьми, а не с представителями своего собственного вида (или близкородственных видов, в случае человекообразных обезьян и людей-обработчиков). «Вороны быстро учатся, и эти были выращены людьми за руку, но между видами все еще существует пропасть между динозаврами и млекопитающими, которую необходимо преодолеть», — говорит Матиас Осват, когнитивист из Лундского университета в Швеции, который не принимал участия в исследовании.«Представьте, что у людей-малышей или человекообразных обезьян есть демонстранты-вороны. Как бы они выступили? »

Во всяком случае, говорит он, новое исследование может недооценивать интеллект ворона — и является еще одним свидетельством их гибких социальных навыков.

Вороны такие же умные, как ШИМПЫ, несмотря на то, что у них крошечный мозг.

Принято считать, что более крупный мозг делает животных умнее, но ворон противостоит этой тенденции.

В серии когнитивных тестов вороны показали такие же результаты, как и шимпанзе, несмотря на то, что их мозг был значительно меньше.

При этом галки и вороны набрали больше очков, чем бонобо и гориллы.

Принято считать, что больший мозг делает животных умнее, но ворон противостоит этой тенденции. В серии когнитивных тестов вороны (стоковое изображение на фото) показали такие же результаты, как и шимпанзе (фото справа), несмотря на то, что их мозг значительно меньше

Исследование было проведено в Лундском университете в Швеции группой под руководством Джана Кабадаи.

Команда Кабадаи проверила интеллект птиц, используя так называемую «задачу с цилиндром».Это проверило уровень самоконтроля животных, который считается ключевым показателем уровня интеллекта.

Всего в исследовании приняли участие пять взрослых ворон, 10 взрослых новокаледонских ворон и 10 взрослых галок.

Корм ​​помещали в непрозрачный цилиндр с отверстиями на каждом конце, на виду у птицы. Птицам также показали, как получить доступ к пище внутри цилиндра.

«ЦИЛИНДРОВАЯ ЗАДАЧА» В ИССЛЕДОВАНИИ

Всего в исследовании приняли участие пять взрослых ворон, 10 взрослых новокаледонских ворон и 10 взрослых галок.

Корм ​​помещали в непрозрачный цилиндр с отверстиями на каждом конце, на виду у птицы. Птицам также показали, как получить доступ к пище внутри цилиндра.

Этот оригинальный цилиндр был удален и заменен идентичной трубкой с пищей, снова помещенной внутрь.

Эксперты хотели посмотреть, будут ли птицы использовать отверстия на каждом конце для извлечения пищи, как им было показано, или же они будут клевать внешнюю часть трубки, пытаясь получить доступ к угощению.

Птицы терпели поражение, если они клюнули трубку, и получали высокие баллы за самоконтроль, если использовали отверстия цилиндра.

Этот оригинальный цилиндр был удален и заменен идентичной трубкой с пищей, снова помещенной внутрь.

Эксперты хотели посмотреть, будут ли птицы использовать отверстия на каждом конце для извлечения пищи, как им было показано, или же они будут клевать внешнюю часть трубки, пытаясь получить доступ к угощению.

Птицы терпели поражение, если они клюнули трубку, и получали высокие баллы за самоконтроль, если использовали отверстия цилиндров.

Затем результаты тестов сравнивались с результатами аналогичного эксперимента, проведенного с шимпанзе, и размеры мозга животных были взяты и перечислены.

В целом вороны были самыми успешными и считались самыми умными с оценкой 100 процентов — такой же результат, как и у шимпанзе.

Галки и новокаледонские вороны набрали 97 и 92 процента соответственно. Для сравнения: бонобо и гориллы набрали 95 и 94 процента соответственно.

Мозг шимпанзе примерно в 26 раз больше, чем мозг ворона, в то время как галки были более успешными, чем бонобо или гориллы, несмотря на то, что их мозг в 70-94 раз меньше.

Всего в исследовании приняли участие пять взрослых ворон, 10 взрослых новокаледонских ворон и 10 взрослых галок (стоковое изображение). Затем результаты тестов были сопоставлены с результатами аналогичного эксперимента, проведенного с шимпанзе, и размеры мозга животных были взяты и перечислены

«Виды Corvus работали на том же уровне, что и человекообразные обезьяны, несмотря на значительно меньшие размеры мозга». исследование объяснило. «Очевидно, что абсолютный размер мозга не является общим предиктором моторной саморегуляции для более широкого круга таксонов животных.В исследовании

изображен ворон, смотрящий в одну из камер. «Виды Corvus работали на том же уровне, что и человекообразные обезьяны, несмотря на значительно меньшие размеры мозга», — поясняется в исследовании.

‘Очевидно, что абсолютный размер мозга не является общим предиктором моторной саморегуляции в более широком диапазоне таксонов животных.

«Однако, как и у приматов, абсолютный размер мозга, по-видимому, является важным предиктором для разных видов птиц».

Исследование опубликовано в журнале Royal Society Open Science.

9094 9094
КАК ПРИМАТЫ СРАВНИТЕСЬ С CORVIDS
Рейтинг Виды Цилиндр Задача: Средний балл Объем мозга (см3)
1 Шимпанзе 100
Ворон 100 14,5
3 Орангутанг 99,1 377,4
4 Галка 97 5.2
5 Обезьяна-капуцин 95,9 66,6
6 Бонобо 95 341,3
6
6 Горилла 94,4 490,4
9 Ворона Новой Каледонии 92 7,3
10 Макака резуса 80 успешным и признанным самым умным со счетом 100 процентов — такой же результат, как у шимпанзе.Галки и новокаледонские вороны набрали 97 и 92 процента соответственно. Для сравнения: бонобо (стоковое изображение) и гориллы набрали 95 и 94 процента соответственно.

Однако эти результаты противоречат предыдущим исследованиям размера мозга и интеллекта других животных.

Чтобы выяснить, имеет ли значение размер, исследователи из четырех университетов США недавно посетили девять зоопарков и сняли на видео 140 животных 39 видов, пытающихся решить головоломку.

Существам от белых медведей и тигров до гепардов и выдр был подарен ящик, в котором находилась вкусная закуска, хорошо видимая через щели в решетках.

Лакомства были особенно любимы тестируемыми животными — от бамбука до мертвых козлят.

Эти данные противоречат предыдущим исследованиям размера мозга и интеллекта других животных. Существа, от белых медведей и тигров до гепардов и красных панд (на фото), были представлены в ящике с закусками, которые были хорошо видны через щели в решетках. У каждого животного было полчаса, чтобы добраться до ящика.

Тактика варьировалась от опрокидывания ящика на бок до грызания и раскапывания почвы под ним.В целом загадку решили 35% животных. Животные с самым большим мозгом работали наиболее эффективно, и члены семейства кошачьих (на фото тигр) опередили собак по усам.

У каждого животного было полчаса, чтобы понять, как провести кляксу, открыв дверь и позволяя им достать закуску.

Тактика варьировалась от опрокидывания ящика на бок, до грызания и выкапывания почвы под ним.

Медведи стали лучшими в классе по решению задач, в то время как сурикаты считались тупицами животного мира.

Несмотря на то, что в телевизионных рекламных роликах они изображаются как нахальные, болтливые существа, сурикаты и другие члены семейства мангустов полностью не смогли решить загадку, которую решали многие другие виды.

Профили поиска пищи симпатрических низинных горилл и шимпанзе в заповеднике Лопе, Габон [и обсуждение] в JSTOR

Сравнение рационов симпатрических горилл и шимпанзе позволяет проанализировать разделение ниш между этими двумя близкородственными видами.В качественном отношении их рационы схожи, в них преобладает столь же разнообразный набор видов фруктов, дополненных вегетативными частями растений, семенами и насекомыми. Гориллы едят больше вегетирующих частей растений, чем шимпанзе, но разделение ниш наиболее очевидно в периоды нехватки фруктов, когда два вида демонстрируют разные стратегии, снижающие конкуренцию за пищу. Их способности преодолевать механическую и физическую защиту растений, по-видимому, различаются, поскольку гориллы могут полностью питаться растительной пищей в изобилии.Шимпанзе демонстрируют социальную адаптацию, собирая пищу в одиночку или небольшими группами, чтобы уменьшить внутривидовую конкуренцию за ограниченные ресурсы фруктов. Таким образом, кажется, что тонкие физиологические различия имеют далеко идущие последствия, определяя потенциальные эволюционные пути социальной организации и позволяя разделить ниши между видами в достаточной степени.

Информация о журнале

С самого начала своей истории Королевское общество уделяло много внимания публикации сообщений своих членов и других лиц.В течение трех лет после выдачи первой хартии первый секретарь Генри Ольденбург в марте 1665 г. начал публиковать «Философские труды», и с тех пор эта работа продолжается до сих пор. Начиная с 1887 года, начиная с тома 178, «Транзакции» были разделены на две серии: Серия A (Математика и физические науки) и Серия B (Биология). Транзакции публикуются ежемесячно и теперь включают документы, представленные на дискуссионных встречах, а также конкретные темы и обзоры.

Информация об издателе

Королевское общество — это самоуправляемое товарищество многих самых выдающихся ученых мира, представляющих все области науки, техники и медицины, и старейшая научная академия, которая постоянно существует.Основная цель Общества, отраженная в его учредительных документах 1660-х годов, заключается в признании, продвижении и поддержке передового опыта в науке, а также в поощрении развития и использования науки на благо человечества. Общество сыграло роль в некоторых из самых фундаментальных, значительных и изменяющих жизнь открытий в истории науки, и ученые Королевского общества продолжают вносить выдающийся вклад в науку во многих областях исследований.

четырехмесячных воронов конкурируют со взрослыми большими обезьянами в битве умов | Умные новости

Вороны и вороны полностью игнорируют фразу «птичьи мозги».Эти умные птицы известны тем, что собирают свои собственные инструменты, обладают определенной формой сознания и думают о будущем, благодаря чему они занимают первое место среди самых умных животных Земли наряду с дельфинами, человекообразными обезьянами и слонами.

Они неизменно удивляют ученых своим умом, и теперь новое исследование, опубликованное на прошлой неделе в Scientific Reports , показывает, что четырехмесячные вороны показывают такие же результаты, как взрослые шимпанзе и орангутанги, когда проходят серию социальных и физических тестов, сообщает Сара. Ригби для Science Focus .

Чтобы прийти к такому выводу, группа ученых вырастила вручную восемь воронов и проверяла их когнитивные способности каждые четыре месяца с момента их вылупления. Задачи были сосредоточены на тестировании того, как птицы взаимодействуют друг с другом и с окружающим их физическим миром. В частности, исследователи были заинтересованы в тестировании пространственной памяти птиц, основных математических навыков, коммуникативных навыков и постоянства объектов, то есть способности распознавать, что объект существует, даже когда он скрыт, сообщает Крисси Секстон для Earth.com .

Например, в одном из тестов воронам показали угощение, которое затем спрятали под чашкой. Как и в случае с ракушками на пляжной набережной, когда исследователь перемещал чашку, птица все еще могла определить, где находилась еда, сообщает Рэйчел Нувер для Scientific American .

«Теперь у нас есть очень веские доказательства того, что, по крайней мере, в задачах, которые мы использовали, вороны очень похожи на больших обезьян», — говорит ведущий автор Симоне Пика, когнитивист из Оснабрюкского университета в Германии, Scientific American .«По всему спектру когнитивных навыков их интеллект действительно потрясающий».

Птицы прошли 33 испытания и прошли успешно в возрасте всего четырех месяцев. Когда их результаты были сравнены с результатами взрослых шимпанзе и орангутанов, команда обнаружила, что молодые вороны набрали те же результаты, что и человекообразные обезьяны, что удивило ученых, сообщает Scientific American .

«Человекообразных обезьян и приматов в целом уже довольно давно хвалят за их« экстраординарные »когнитивные способности, но теперь мы обнаруживаем, что другие таксоны, в том числе птицы, демонстрируют аналогичные когнитивные способности», — сказала Клаудия Вашер, поведенческий эколог. из Университета Англия Раскин в Англии, который не принимал участия в этом исследовании, сообщает Scientific American .

В другом неожиданном повороте команда обнаружила, что не было значительной разницы в оценках четырехмесячных воронов и 16-месячных птиц. Эта находка предполагает, что их мозг почти или полностью развит примерно к четырехмесячной отметке, сообщает Майк Макрей для ScienceAlert .

«Это может быть связано с тем, что в возрасте четырех месяцев молодые вороны уже достаточно независимы», — рассказывает Пика Science Focus. «Следовательно, они должны быть в сознании, чтобы справиться с этими новыми проблемами.«

Но в этом исследовании есть оговорки, сообщает Scientific American . У команды была выборка всего из восьми воронов. Кроме того, их поведение может не отражать вид в целом, поскольку они выросли в неволе и привыкли взаимодействовать с людьми.

Тем не менее, вороны продолжают удивлять людей своими замечательными физическими и социальными навыками, подливая масла в огонь дружеских споров между орнитологами и маммологами о том, кто умнее: птицы или млекопитающие?

звонков, связанных с пищевыми продуктами, у горилл (Gorilla g.горилла) в дикой природе

Abstract

Многие приматы, не являющиеся людьми, издают звуки, связанные с едой, при встрече с определенной пищей. Что касается человекообразных обезьян, то были подробно изучены только пищевые вокализации шимпанзе ( Pan troglodytes ) и бонобо ( Pan paniscus ), что свидетельствует о том, что эти вокализации могут гибко воспроизводиться в зависимости от множества факторов, таких как как количество и качество еды и / или тип аудитории.Существуют только анекдотические свидетельства того, что восточные ( Gorilla beringei ) и западные гориллы ( Gorilla gorilla ) издают связанные с едой вокализации, называемые пением или жужжанием. Чтобы лучше понять контекст, в котором производятся эти крики, мы исследовали и сравнили вокальное поведение двух свободно перемещающихся групп западных низинных горилл ( Gorilla g . gorilla ) в Мондике, Республика Конго. Наши результаты показывают, что (а) производство звонков, связанных с пищей, происходит только во время кормления, а не в других контекстах; (б) призвание неравномерно распределяется по возрастным и половым классам; (c) крики производятся только во время кормления определенной пищей; и (d) обычно только один человек звонит во время группового кормления, однако определенные типы пищи вызывают одновременный звонок двух или более людей.Наши результаты позволяют по-новому взглянуть на вокальные способности горилл, но также имеют более важное значение для вопросов, касающихся вариабельности голоса у человекообразных обезьян. Связанные с пищей крики нечеловеческих приматов продемонстрировали гибкость в отношении того, когда они используются и кому они адресованы, что делает их интересными с точки зрения языковой эволюции. Связанные с пищей вокализации у человекообразных обезьян могут предложить новые возможности для исследования филогенетического развития голосовой коммуникации в пределах линии приматов и, возможно, могут внести новый вклад в понимание происхождения человеческого языка.

Образец цитирования: Luef EM, Breuer T, Pika S (2016) Вызов, связанный с пищевыми продуктами, у горилл ( Gorilla g . gorilla ) в дикой природе. PLoS ONE 11 (2): e0144197. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0144197

Редактор: Кэти Элизабет Слокомб, Йоркский университет, СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО

Поступила: 4 августа 2015 г .; Принята к печати: 13 ноября 2015 г .; Опубликован: 24 февраля 2016 г.

Авторские права: © 2016 Luef et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные, лежащие в основе результатов этого исследования, доступны на институциональном сервере Института орнитологии Макса-Планка, Зеевизен (Германия) по ссылке: http://edmond.mpdl.mpg.de/ imeji / коллекция / s1PVeZMnznMV2m0.

Финансирование: Эта работа была поддержана Александром фон Гумбольдтом Stiftung (Германия), Симоне Пика, номер гранта: Sofja-Kovalevskaja-Award 2010–2015, https://www.humboldt-foundation.de/web/start. html; и Fritz-Thyssen Stiftung (Германия), Eva Maria Luef, 2012 г., http://www.fritz-thyssen-stiftung.de/. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Многие виды птиц и млекопитающих издают звуки при встрече с определенными продуктами питания или их кормлении (см., Например, [1–3]). Эти так называемые «связанные с пищей вокализации» определяются как вокализации, производимые в контексте кормления [4, 5]. Различные степени информационного содержания, которые передаются в вокализациях, варьируются от простой рекламы присутствия пищи в целом [6] до конкретной информации, касающейся определенных характеристик источника пищи [7–9] или характеристик конкретного экологического контекста пищи. источник питания [10].У многих нечеловеческих видов приматов (далее «приматы») было показано, что звуковые сигналы, связанные с пищей, могут передавать информацию, касающуюся количества [11, 12], качества [4] или делимости пищи [13]. Социальные факторы также могут влиять на поведение при звонке; например, состав аудитории, особенно с точки зрения присутствия / отсутствия близких родственников или близких родственников, влияет на решение звонить или не звонить [14–16], а связанные с едой звонки могут регулировать пространственное формирование паттернов во время кормления [7].

Что касается наших ближайших из ныне живущих родственников, человекообразных обезьян, то систематически изучались только пищевые вокализации шимпанзе и бонобо (см. Обзор [17]). Недавно исследователи показали, что и шимпанзе, и бонобо акустически изменяют свои звуки, чтобы обозначить определенные пищевые продукты, и что эта информация имеет значение для слушателей [18, 19]. Утверждалось, что эти «пищевые вокализации» являются ярлыками для определенных пищевых продуктов и, таким образом, могут представлять собой эволюционных предшественников феномена языковой референции в человеческом языке [17, 20].

Хотя некоторые исследователи утверждают, что акустические различия в вокализациях, связанных с едой, просто отражают различия в эмоциональных состояниях при различных пищевых условиях [21, 22], появляется все больше свидетельств того, что звуки, связанные с едой, могут быть классом вокализации приматов, которые в большей степени проявляют гибкости по сравнению с другими вокализациями [16]. Свидетельства того, что шимпанзе разучивают голоса, связанные с пищей [23], подтверждают эту точку зрения на звуки, связанные с пищей, как на более гибкие вокализации [10, 16].Связанные с пищей вокализации начинают привлекать повышенное внимание исследователей, поскольку они представляют собой примеры класса приматов, где голосовое сокращение могло ослабиться, что позволяет определенной эволюционной динамике (например, обучению) воздействовать на форму и функции. Следовательно, связанная с пищей вокализация у человекообразных обезьян открывает новые возможности для исследования филогенетического развития голосовой коммуникации в пределах линии приматов и, возможно, может внести новый вклад в понимание происхождения человеческого языка.

Что касается горилл, то существует несколько отчетов, описывающих их вокализацию, связанную с едой. Schaller [24], Fossey [25] и Harcourt и его коллеги [26] сообщили о возникновении связанных с пищей вокализаций у диких горных горилл и назвали их пением и / или гудением (также иногда называемым высоким мычанием), подчеркивая акустические элементы чистого тона, которые могут напоминать мелодичные пения птиц и музыку. Кроме того, недавние исследования вокального репертуара диких западных низинных горилл также отметили пение и жужжание в контексте еды, но не предоставили более подробного описания поведения [27, 28].жужжание у горилл также описывалось как признак удовлетворения во время кормления и, возможно, во время отдыха (однако Фосси [1972] отнес ряд близких криков, включая жужжание, вместе как отрыгивающих вокализов , и неясно, какой из них используется во время отдыхает) или как общий сигнал эмоционального благополучия гориллы в неволе [29]. Однако подробных исследований использования вокализации не проводилось. Звонки горилл, связанные с едой, представляют собой интересный тип вокализации обезьян, который важен не только в контексте вокального репертуара горилл, но и в более широком контексте вокальной изменчивости у человекообразных обезьян.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы дать предварительное представление о криках горилл, связанных с едой, путем изучения их продукции, уделяя особое внимание следующим четырем вопросам: (1) Связанные с едой крики горилл строго связаны с кормлением или действительно ли это происходит и в других поведенческих контекстах? (2) Распределены ли связанные с едой вызовы равномерно по возрастным и половым классам? (3) Вызываются ли связанные с едой звонки в контексте кормления в ответ на кормление отдельными продуктами питания? Сюда входят, во-первых, типы пищи (листья, фрукты, стебли / сердцевина, семена, насекомые, цветы и водная растительность), а во-вторых, предпочтительные по сравнению с нежелательными (запасными) продуктами (sensu [30]).(4) Связаны ли одновременные звонки с источником пищи? В целом, наше исследование направлено на определение взаимосвязи связанных с пищей звонков горилл с контекстом, социальными характеристиками вокализатора (пол, возраст) и источником пищи, чтобы получить представление о функциональных аспектах вокализации.

Методы

Заявление об этике

Общество охраны дикой природы предоставило разрешение на полевые работы (вместе с Ministère de la Recherche Scientifique Республики Конго и Ministère de l´Economie Forestière et Développement Durable, Республика Конго) и одобрило исследование с этической точки зрения.Институт орнитологии Макса Планка одобрил исследование с этической точки зрения. Исследование соответствовало законодательным требованиям стран, в которых оно проводилось (Республика Конго и Германия), руководящим принципам UFAW и принципам «Этического обращения с нечеловеческими приматами», заявленными Американским обществом Приматологи. Исследование было одобрено Обществом охраны дикой природы (Ref. Nr. 084 / DV / WCS-12) и Ministère de l´Economie Forestière et Développement Durable и санкционировано Ministère de la Recherche Scientifique (Délégation Générale de la Recherche Scientifique et al. Технология, Ref.№ 009 / MRS / DGRST / DMAST)

Район исследования и виды

Данные были собраны в период с июля по сентябрь 2012 г. в Исследовательском центре Mondika, Республика Конго, у двух обитающих на свободе групп западных равнинных горилл. Участок исследования расположен в треугольнике Джеке, охраняемой территории на территории лесозаготовительной концессии, граничащей с национальным парком Дзанга-Ндоки (Центральноафриканская Республика) и национальным парком Нуабале-Ндоки (Республика Конго) (2 ° 21 ‘859 ”с.ш., 016 ° 16 ‘465 ”в.д.).Лесная среда обитания была описана как тропический равнинный лес со смешанными видами с монодоминантным лесом Gilbertiodendron dewevrei (Caesalpiniaceae) и болотным лесом [31]. Климат в исследуемой области состоит из продолжительного сухого сезона с ежемесячным количеством осадков менее 100 мм в период с декабря по март и общим годовым количеством осадков около 1600 мм с пиками в период с сентября по ноябрь [32]. С июля по сентябрь доступность фруктов достигает своего годового пика в Северном Конго, и плодоносность значительно увеличивается в это время, тогда как потребление менее предпочтительных листьев и стеблей снижается [32].Две группы горилл наблюдались ежедневно (одна группа весь день или одна группа утром, а другая днем) с 7:00 до 16:30 EML и научным сотрудником с помощью трех-пяти трекеров Ba’aka. . Группы состояли из одиннадцати и тринадцати человек и наблюдались в течение примерно 450 и 150 часов соответственно (см. Таблицу 1 для получения подробной информации о группах, включая возрастные и половые характеристики).

Таблица 1. Состав двух привычных групп горилл в Мондике.

Сильвербэки Кинго и Бука не связаны. Группа Кинго наблюдалась примерно 450 часов; Группа «Бука» наблюдалась около 150 часов.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0144197.t001

Группа Кинго привыкла к людям-наблюдателям с конца 1990-х годов (см. [33]) и наблюдалась на расстоянии примерно от 7 до 10 метров. Привыкание группы Бука началось в 2008 году, и эта группа была менее приучена, что означало, что расстояние записи было (за исключением серебристого самца) от 8 до 12 метров.Тем не менее, большинство особей в группе Бука можно отнести к полностью привыкшим (т.е. стадия 5, см. [33]). В то время как самцы серебристой спинки и неполовозрелые особи в каждой группе были очень хорошо приспособлены, некоторые самки оставались на периферии своей группы и, таким образом, были в значительной степени непригодны для наблюдателей. Эти люди были исключены из исследования (обозначены звездочкой в ​​таблице 1), поскольку их поведение не было сопоставимо с поведением других членов группы из-за разной степени их привыкания.Мы сравнивали пищевые вокализации только тех людей, которые показали аналогичную степень привыкания к людям (стадия 5 процесса привыкания, см. [33]). Возрастные классы горилл определяли согласно Breuer et al. [34].

Сбор данных

Связанные с пищей вокализации западных равнинных горилл состоят из двух вокальных типов: (1) гудение и (2) пение (см. [27]). В то время как гудение характеризуется протяженным тональным низкочастотным звуком, пение характеризуется произнесением нескольких коротких звуков с разной тональностью в близкой последовательности (см. Также [27, 28]) (спектрографические изображения звуков см. На рис. 1 и 2). два типа вокала; образцы звука обеих вокализаций можно найти во вспомогательной информации, см. файлы S1 – S4).Иногда могут быть смешанные звуки, связанные с едой, состоящие как из пения, так и из гудения (Luef, личное наблюдение).

Крики горилл, связанные с едой, довольно тихие, а записи легко искажаются лесными шумами (Luef & Breuer, личное наблюдение). Люди часто задевали растительность или передвигались по сухим листьям во время еды, вызывая громкие помехи, или поворачивались к микрофону спиной. Это помешало более детальному спектрографическому анализу, так как в большинстве наших записей отношение сигнал / шум было недостаточным для углубленных акустических исследований.Таким образом, записанные звонки, связанные с едой, классифицировались как пение или гудение на слух. Второй независимый исследователь закодировал 20% (N = 60 звонков, связанных с едой) данных, чтобы гарантировать надежность кодирования; два оценщика согласились по поводу двух переменных кодирования со значением каппа 0,84, что считается «очень хорошим совпадением» [35]. Конкретные акустические различия гудения и пения можно найти у Salmi et al. [27] и Hedwig et al. [28].

Поскольку жужжание и пение были редкими событиями, мы провели выборку поведения и стремились собрать эти поведенческие особенности на повсеместной основе из всей отслеживаемой группы.Когда группа кормилась одним участком кормления, наблюдатели могли быть уверены, что все эти тихие вокализации будут обнаружены, и, таким образом, данные были собраны на основе повсеместного использования [36]. В условиях отсутствия кормления было невозможно надежно обнаружить эти тихие вокализации для всей группы, поэтому выборка в этих контекстах была произвольной [36]. Во время кормления велась непрерывная аудиозапись группы. Кроме того, каждые 5 минут брали образцы сканирования вокального поведения во время кормления (ответ «да / нет», связанный с едой).

Для каждого записанного звонка, связанного с едой, мы отметили следующие параметры: (а) личность вокализатора, (б) поведенческий контекст, и, если контекст кормления, мы также записали (в) вид пищи, которую съела группа, и вокализатор ( классификацию пищевых продуктов см. [31]). Поведенческий контекст в широком смысле определялся активностью большинства взрослых членов группы и конкретного вокализатора (т.е. кормление, путешествие, отдых, общение) [37]. Один звонок был определен как непрерывное воспроизведение звука с паузами более 10 секунд.После 10-секундной паузы был записан новый вызов.

Сеанс кормления определялся всякий раз, когда все члены группы питались одним и тем же продуктом питания. В этом случае вся группа должна была кормиться на одном участке пищи и одним видом пищи (чтобы обеспечить одинаковые экологические условия для каждой особи). Пищевой участок был определен как площадь не более чем приблизительно 15 м 2 , на которой присутствовали все члены группы горилл и питались одним и тем же типом пищи. Это исключило некоторые общие данные о питании горилл, поскольку они часто питались рассредоточенной пищей, при этом особи были разбросаны по всему миру и не все были заняты кормлением или не все питались одной и той же пищей.Поскольку такие рассредоточенные экземпляры не позволили нам определить четкое пятно кормления, мы не рассматривали эти сеансы кормления. Таким образом, неоднородные ресурсы, такие как листья и фрукты, представляют большую часть наших данных. Дополнительным фактом является то, что наш период сбора данных совпал с основным сезоном плодоношения в Мондике, что привело к высоким показателям плодоношения. Когда кормление на одном участке питания прекратилось и все члены группы начали заниматься разными видами деятельности (например, путешествовать, отдыхать), прием пищи отмечался как завершенный.Если кормление на том же участке возобновлялось позже, это считалось новым участком корма. Данные о групповом кормлении горилл были собраны с помощью ассистента-исследователя и дополнительных трех-пяти полевых помощников (следопытов Баака), которые помогали сканировать участок кормления, чтобы определить относительное расстояние и активность всех членов группы.

пищевых видов были идентифицированы с помощью трекеров Баака и подтверждены фотографиями в двух ботанических путеводителях по региону, один составлен Анжеликой Тодд (для исследовательского центра Бай Хоку, Центральноафриканская Республика), а другой — Насашей Шах ( специально для учебного сайта Mondika).

Доран-Шихи и его коллеги [32] рассчитали предпочтительные и запасные продукты в Mondika в соответствии с ежемесячной доступностью и ежемесячным показателем потребления, рассуждая о том, что кормление запасными продуктами питания будет уменьшаться, когда доступность предпочтительных продуктов увеличится. Запасные корма горилл, в том числе многие листья, такие как Thomandersia hensii и Whitfieldia elongata , как правило, содержат больше лигнина, и их избегали, когда были доступны предпочтительные продукты с более высоким содержанием сахара и низким содержанием клетчатки, такие как семена Gilbertiodendron dewevrei . и плод Annonidium mannii [32].Когда они были доступны, мы использовали пищевые предпочтения, предложенные Дораном-Шихи и его коллегами, чтобы проверить, влияет ли категория предпочтений на пищу на звонки, связанные с едой.

Чтобы исследовать влияние на звонки горилл, связанные с едой, мы использовали обобщенные смешанные линейные модели (GLMM, [38]) с функцией логит-связи и либо биномиальной структурой ошибок (модели 1 и 3), либо структурой ошибок Пуассона (модель 2). Сюда мы включили в качестве ключевых предикторов теста возрастные классы ( взрослый , младший , ювенильный , младенец ) и половые классы ( F , M ), типы продуктов, которые ели в течение сеансы кормления ( плодов , листьев , насекомых , семян , стебля , цветов , водной растительности ) и — в тех случаях, когда это возможно, — категория предпочтения конкретных пищевых продуктов ( резервный , предпочтительно ), а также взаимодействие в качестве фиксированных эффектов.В качестве случайных эффектов (перехватов) мы включили отдельных горилл и периоды кормления. Мы использовали R (версия 3.1.2, [39]) и lme4 [40] для выполнения моделей анализа линейных смешанных эффектов взаимосвязи между фиксированными эффектами и (1) вызовом на кормление (ответ «да / нет») и (2 ) частота звонков (количество звонков в течение наблюдаемого часа кормления на человека). В третьей модели мы исследовали вероятность более одного индивидуального звонка за один прием кормления (одновременные звонки присутствуют / отсутствуют) по отношению к типам корма с фиксированными эффектами ( фруктов , листьев , насекомых , семян , стебель , цветок , водная растительность ) и предпочтительная категория конкретных продуктов ( резервный , предпочтительный ).Визуальный осмотр остаточных графиков не выявил явных отклонений от гомоскедастичности или нормальности. P-значения были получены путем тестирования отношения правдоподобия полной модели с рассматриваемым эффектом по сравнению с моделью без рассматриваемого эффекта. Размер выборки для моделей составил 8603 наблюдения, включая 826 кормлений, 327 звонков, связанных с едой, и 20 человек. Модели, проверяющие категорию пищевых предпочтений в отношении фиксированных эффектов, показали уменьшенные размеры выборки из-за того факта, что категория пищевых предпочтений не была доступна для всех видов пищевых продуктов.Размер выборки для моделей предпочтений составлял 4577 наблюдений, включая 435 закусок, 152 звонков, связанных с едой, и 20 человек.

Результаты

Контексты звонков, связанных с едой

Все случаи производства криков, связанных с пищей, у горилл были связаны с контекстом кормления; не наблюдалось никаких данных о жужжании и / или пении ad-libitum ни в каком другом контексте. Мы зарегистрировали в общей сложности 327 звонков, связанных с едой (Группа Бука: 152, Группа Кинго: 175) во время 827 кормлений (Группа Бука: 257, Группа Кинго: 580).92% (N = 301) звонков произошли во время фактического кормления. Остальные 8% (N = 26) звуков, связанных с едой, были произведены (а) после того, как кормление было остановлено, и вокализатор отошел от участка кормления, либо все еще пережевывая пищу, либо неся ее (N = 21), (b ) в то время как вокализатор сидел на участке для кормления, но в настоящее время не ел, пока другие члены группы кормили (N = 2), или (c) прямо перед началом кормления, то есть когда вокализатор приблизился к участку для кормления прямо перед тем, как сесть и начать кормление ( N = 3).

В большинстве случаев один человек звонил во время кормления (86%, N = 282). Однако были случаи, когда два человека звонили одновременно и производили частично перекрывающиеся звонки, связанные с едой (13%, N = 45), и редко три отдельных звонка одновременно (0,61%, N = 2). Параллельные поединки двух человек состояли из (а) серебрянников и их потомков мужского пола (Группа Бука: N = 6; Группа Кинго: N = 31), (б) двух братьев и сестер (Группа Бука: N = 3), (в) серебристый самец и неродственная взрослая самка (Группа Кинго: N = 4) и (d) мать и сын (Группа Кинго: N = 1).Два записанных одновременных поединка трех человек состояли из (1) серебристого спина и двух его сыновей, одного блэкбэка и одного молодого серебристого спина (группа Бука) и (2) серебристого спина, его малолетнего сына и женщины, не связанной с ним. два (Группа Кинго).

Виды еды и категории предпочтений

В течение периода нашего исследования две группы горилл питались 41 различными видами растений и двумя видами насекомых (Таблица 2 показывает обзор зарегистрированного рациона горилл для каждой группы).Если возможно, категории предпочтений в еде указываются для конкретных продуктов. Крики, связанные с пищей, производились при питании 18 растениями и двумя видами насекомых.

Наши данные по пищевым схваткам показывают некоторые различия между двумя группами в отношении съеденных видов пищи (см. Рис. 3 и 4 для обзора пищевых приемов, зарегистрированных в обеих группах). В целом, однако, семена Gilbertiodendron dewevrei (‘Bemba’), плоды Annonidium mannii (‘Mobei’) (оба предпочтительных продукта питания, см. [41]) и, возможно, муравьи, извлеченные из лесной земли. через «царапание почвы» составляли частые приступы еды в каждой группе.

Модель 1: Вероятность вызова

Крики, связанные с едой, не были равномерно распределены среди всех особей в двух наблюдаемых группах горилл. Некоторые люди никогда не производили звонков, связанных с едой, в течение наших периодов наблюдения: в группе Бука 78% (N = 7) исследованных членов группы были зарегистрированы как участвующие в звонках, связанных с едой, в то время как в группе Kingo, 55% (N = 6) из Было зафиксировано, что члены исследуемой группы производили звонки, связанные с приемом пищи. В целом, Модель 1 показала четкое влияние факторов пола, возраста и типа пищи на вероятность возникновения вызовов, связанных с едой (полное сравнение нулевой модели).Вероятность звонка, влияющая на пол (X 2 = 11,31, df = 1, P <0,001), при этом мужчины демонстрируют повышенную вероятность звонка по сравнению с женщинами (оценка + SE: 0,054 + 0,015). Точно так же возраст повлиял на вероятность вызова (X 2 = 13,53, df = 3, P = 0,003), при этом более молодые люди с меньшей вероятностью позвонят (оценка + SE: субзарядные -0,012 + 0,021, молодые -0,040 + 0,018, младенцы -0,08 + 0,02). Было показано, что типы продуктов питания влияют на вероятность вызова (X 2 = 56,47, df = 6, P <0.001). Водная растительность показала самую высокую вероятность вызова, за ней последовали семена (оценка + SE: -0,007 + 0,016), тогда как насекомые показали наименьшую вероятность вызвать вызов (оценка + SE: -0,048 + 0,016).

Категория предпочтения конкретных пищевых продуктов не повлияла на вероятность звонка (X 2 = 0,03, df = 1, P = 0,86). См. Таблицу 3 для получения подробной информации о результатах.

Модель 2: скорость звонков

Было ясно показано, что на скорость звонков влияет пол (X 2 = 14.17, df = 1, P <0,001), а также возраст (X 2 = 16,032, df = 3, P = 0,0011) звонящего. Частота звонков была выше у мужчин, чем у женщин (оценка + SE: 0,06 + 0,03), и у взрослого возрастного класса была самая высокая скорость звонков в целом, причем скорость звонков увеличивалась с возрастом (оценка + SE: суб-взрослые -0,03 + 0,04, подростки — 0,07 + 0,04, младенцы -0,09 + 0,02).

Типы пищи оказали значительное влияние на частоту звонков (X 2 = 35,54, df = 6, P <0,001). Водная растительность вызвала самую высокую частоту криков, за ней следовали цветы (оценка + SE: -0.027 + 0,04) и семян (оценка + SE: -0,03 + 0,03), в то время как насекомые вызвали самую низкую скорость вызова (оценка + SE: -0,1 + 0,03).

Категория предпочтений в еде не оказала значительного влияния на частоту звонков в наблюдаемых группах (X 2 = 0,35, df = 1, P = 0,55). См. Подробности в таблице 3.

Модель 3: Вероятность более одного звонка за один прием пищи

В целом, вероятность нескольких звонков явно зависела от типа пищи, которой кормились гориллы (X 2 = 18.9, df = 6, P = 0,004). Водная растительность показала самую высокую вероятность вызвать одновременные приступы криков, за которыми следовали семена (оценка + SE: -0,019 + 0,01), в то время как насекомые (оценка + SE: -0,036 + 0,01) и цветы (оценка + SE: -0,038 + 0,02). ) отображал самую низкую вероятность одновременного вызова вызова.

Предпочтительная категория еды не влияла на вероятность того, что более одного абонента участвовали в звонках, связанных с едой (X 2 = 0,013, df = 1, P = 0,91). См. Подробности в таблице 3.

Обсуждение

Цель этого исследования — предоставить первый подробный анализ призвания горилл, связанных с едой. Мы сосредоточили наше исследование на поведенческом контексте возникновения звонков, связанных с едой, а также на аспектах, связанных с идентификацией звонящего. Наши результаты показывают, что звонки, связанные с едой, происходили исключительно в контексте кормления, и большинство звонков, связанных с едой, были произведены во время фактического кормления / проглатывания определенных продуктов питания. Это согласуется с выводами Салми и его коллег [27], которые записали жужжание и пение исключительно в контексте кормодобывания.Тот факт, что исследования горных горилл описывают вокализации, также происходящие во время отдыха и в других контекстах [26, 42], может отражать различие в вокальном поведении горных и западных низинных горилл (см. Также [27, 28]). Хотя вокальный репертуар двух подвидов очень похож [27, 28], различия в использовании определенных вокализаций могут возникать из-за различий в экологических условиях или из-за врожденных вокальных способностей (см., Например, [27, 43, 44]). Анекдотический отчет из условий содержания в неволе, который обнаружил, что звуки, связанные с пищей, происходили в контексте отсутствия кормления — во время фазы предполагаемого благополучия у самцов гориллы [29] — может отражать различия в поведении между людьми, находящимися в неволе и находящимися на свободе.Конечно, различия в планах исследований горных и западных низинных горилл, а также содержащихся в неволе и вольных горилл также могут объяснить разные результаты. Кроме того, может быть разница в функциях и использовании двух связанных с едой вокализаций — гудения и пения — факт, который остается неисследованным нашим исследованием. Однако Салми и соавт. [27] и Hedwig et al. [28], как и в настоящем исследовании, не обнаружили, что ни одна из вокализаций происходила вне контекста кормления, и, таким образом, кажется, что группы горилл, которые были исследованы для этих исследований, используют только вокализации во время сеансов кормления.Точно так же было обнаружено, что подавляющее большинство связанных с пищей криков шимпанзе связаны с пищей [16], что еще больше подтверждает утверждение о том, что пищевые крики наиболее тесно связаны с контекстом кормления. Как правило, следует отметить, что наши результаты могут быть переоценкой контекстной специфичности вызовов, связанных с едой, поскольку мы проводили универсальную выборку этих вызовов в контекстах кормления и произвольную выборку в контекстах без кормления. В идеале, будущие исследования должны быть сконцентрированы на фокусном наблюдении за субъектами и записывать все их вокализации, чтобы проверить наши результаты.

Наши результаты также показывают, что производство криков, связанных с пищей, не было равномерно распределено среди всех особей в группах горилл, но чаще встречалось у взрослых и мужчин. Вероятность звонка, а также скорость звонка были увеличены для взрослых и мужчин в возрастно-половом классе. Следует отметить, что у западных низинных горилл скорость вокализации взрослых самцов в целом выше, чем у самок [27], что может помочь объяснить наши результаты. Таким образом, более высокая частота звонков, связанных с едой, может быть связана с общей склонностью мужчин к более частой вокализации.Остается вопрос, почему это так, особенно в контексте кормления. Самки и неполовозрелые особи обычно подвергаются более высокому риску нападения хищников и поэтому ведут себя более тихо [42]. Кроме того, отсутствие социального взаимодействия между женщинами может быть еще одним важным фактором, объясняющим эти голосовые различия. Полигинная социальная структура групп горилл может также играть роль и заставлять серебристых спекулянтов, как лидеров своих групп, на регулярной основе громко координировать свои действия с другими членами группы [25].

Что касается типов еды, мы измерили влияние на вероятность звонка, а также на скорость звонка. Типы еды влияли на вероятность получения звонков, а также на скорость звонков. Водная растительность, цветы и семена привели к высокой вероятности появления звонков. В частности, насекомые показали наименьшую вероятность и частоту захода. У горилл, подобно бонобо и шимпанзе, кричащее поведение, связанное с пищей, в некоторой степени зависит от источника пищи [18, 45]. Следующим важным шагом будет акустическая оценка каждого случая жужжания и пения, чтобы определить, различают ли тонкие акустические сигналы связанные с едой звонки в определенных контекстах кормления, как это было сделано Слокомбом и Цубербюлером для шимпанзе [18] и Клэем и его коллегами для бонобо [ 45].Кроме того, вероятность того, что несколько особей будут одновременно звонить во время кормления, также зависела от типа пищи, которой кормились гориллы. Напротив, категории предпочтений в еде не влияли на поведение при разговоре в контексте кормления, однако следует иметь в виду, что категории предпочтений в еде не были доступны для всех наших данных о кормлении. Кроме того, предпочтения могут быть более разнообразными как на индивидуальном, так и на групповом уровне, что может быть выявлено с помощью более детального анализа предпочтений.

Хотя это исследование не проводилось напрямую, мы описываем, как наши результаты соотносятся с существующими гипотезами о функции вызова, связанной с едой. Мы обрисовываем в общих чертах шаги, которые могут быть предприняты в будущих исследованиях для проверки этих идей. Одной из возможных функций производства звонков во время кормления может быть внутригрупповая координация («гипотеза координации», см. [8]. Поскольку связанные с пищей крики горилл относительно тихие, не представляется возможным, чтобы гориллы использовали их для общения. на большие расстояния.Это также делает звонки, связанные с едой, маловероятными кандидатами на сигналы рекламы еды, когда другие члены группы информируются об открытии еды (или «гипотезе информации о еде», см. [6, 7]). Кроме того, звонки, связанные с едой, происходили в основном в течение потребления пищи, то есть когда вся группа уже питалась определенным источником пищи, а не в начале кормления или при первоначальном обнаружении пищи. Кроме того, в типичном событии вызова, связанном с пищей, все члены группы находились в относительной близости друг к другу, что делало рекламу еды излишней.Звонок, связанный с едой, может использоваться для уведомления остальной группы о текущей кормовой активности человека, аналогично тому, что было зарегистрировано для шимпанзе [8]. Информирование других членов группы о своей текущей деятельности может быть важным для координации и сплоченности группы. Такой сценарий может также объяснить более высокую частоту звонков взрослых мужчин: Silverbacks, возможно, придется чаще участвовать в слуховом информировании, поскольку они, как правило, инициируют изменения в групповой активности [25].Голосовое воспроизведение с близкого расстояния во время кормления может предоставить ближайшим членам группы информацию о том, что кормление продолжается; Прекращение звонков, связанных с едой, может указывать на неизбежность изменения групповой активности. Такая предпосылка может также объяснить более низкую частоту незрелых призваний: тот факт, что молодые люди не играют роли в групповом принятии решений, может лишить их необходимости информировать других о своей текущей деятельности. Подобные факторы могут относиться к призванию женщин, связанных с едой.Внутригрупповой функцией вызова, связанного с пищей, гориллы могут быть интервалы и координация кормления в пределах пищевого участка, как у обезьян-капуцинов [7, 46]. Чтобы проверить гипотезу координации в отношении связанных с пищей криков горилл, важнейшие вопросы касаются того, кричат ​​ли гориллы больше, когда они питаются рассредоточенными кусочками пищи, когда особи находятся вне поля зрения друг друга, чем когда они сгруппированы ближе друг к другу и на видном месте. контакт. Оценка точной близости людей во время сеансов звонков с пищей будет важным следующим шагом для определения того, связаны ли звонки с внутрииндивидуальным поведением при кормлении и интервалом, чтобы сделать выводы относительно координирующей функции звонков.

С другой стороны, чувство благополучия в целом может вызывать у горилл вокализацию, связанную с пищей, а не только акт кормления [29]. Тот факт, что конкретная еда вызывала больше звонков и одновременных звонков нескольких человек, может указывать на то, что отношение к источнику пищи (возможно, удовлетворение) играет некоторую роль в создании у горилл связанных с пищей звонков. Призвание, связанное с едой, может быть выражением благополучия горилл, когда они питаются определенной, предпочтительной пищей.Даже несмотря на то, что влияние категории предпочтений типов пищи не достигло значимости в отношении вероятности вызова еды, больший размер выборки в сочетании с более мелкими индивидуальными предпочтениями отдельных лиц может дать разные результаты. Эта «гипотеза благополучия», однако, не исключает «гипотезу координации» [8]. На приблизительном уровне призвание, связанное с едой, может отражать эмоциональное благополучие, вызванное потреблением определенной пищи. В то же время, звонки, связанные с едой, могут также сигнализировать слушателям о кормлении.

Звонки горилл, связанные с едой, — интересное явление по разным причинам. Во-первых, функция вокализации, по-видимому, не соответствует тому, что было описано для большинства вокализаций, связанных с пищей приматов. В то время как реклама открытия пищи другим, невежественным членам группы играет важную роль для многих видов приматов, пищевые крики горилл, по-видимому, более тесно связаны с динамикой внутригрупповой координации во время сеансов кормления.Призывы, связанные с едой, могут представлять собой форму коллективного принятия решений в контексте кормления и позволять членам группы координировать свои действия по кормлению [5, 7]. Похоже, что в то время как многие другие приматы используют свои пищевые сигналы, чтобы предупредить других, гориллы и шимпанзе [8] могут использовать свои, чтобы информировать других членов группы о том, что они все еще находятся в процессе кормления.

Крики горилл, связанные с едой, представляют собой интересный путь для исследования вокализации больших обезьян как на индивидуальном, так и на групповом уровне.Более глубокое понимание степени индивидуальных и групповых вариаций формы и функций, механизмов приобретения и обучения, а также точной структуры гудения и пения не может быть изучено в настоящем исследовании, однако мы надеемся вдохновить будущие исследования, направленные на исследовать эти переменные в связанном с пищей призвании горилл.

Благодарности

Эта работа финансировалась стипендией Фонда Фрица-Тиссена (Германия), присужденной EML, и Премией Софьи-Ковалевской от Фонда Александра фон Гумбольдта (Германия), присужденной SP.Мы благодарны Министерству научных исследований Республики Конго за разрешение работать в Mondika. Мы благодарим Общество охраны дикой природы и Министерство экономики лесного хозяйства и развития Durable за материально-техническую поддержку нашей работы в Mondika. Мы благодарны Р. Мандри и Р. Шмитцу за их советы по статистике и П. Кученбуху за надежное кодирование и стимулирующие дискуссии о вокализации горилл. Кроме того, мы благодарим Кэти Слокомб за полезные комментарии к нашей рукописи и Дж.Ахерн-Серонде за помощь в редактировании. Мы особенно признательны Л. Холл за ее помощь в полевых условиях и нашему конголезскому помощнику С. Пебу, а также следопытам Баака из Центральной Африки, которые оказали большую помощь в ежедневном отслеживании групп горилл. Данные, лежащие в основе результатов этого исследования, доступны на институциональном сервере Института орнитологии Макса-Планка, Зеевизен (Германия) по ссылке: http://edmond.mpdl.mpg.de/imeji/collection/s1PVeZMnznMV2m0.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: EML SP.Проведены эксперименты: EML. Проанализированы данные: EML TB SP. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: EML SP. Написал статью: EML TB SP.

Список литературы

  1. 1. Мансер МБ. Семантическая коммуникация у верветок и других животных. Поведение животных. 2013; 86: 491–6.
  2. 2. Эванс К.С., Эванс Л. Названия «куриной еды» функционально референциальны. Поведение животных. 1999; 58: 307–19. pmid: 10458882
  3. 3. Бугняр Т, Кинье М, Котршал К.Пищевой зов в воронах: крики — это референциальные сигналы? Поведение животных. 2001; 61: 949–58.
  4. 4. Элоусон А.М., Танненбаум П.Л., Сноудон, штат Коннектикут. Звонки, связанные с едой, коррелируют с пищевыми предпочтениями тамаринов с верхушкой хлопка. Поведение животных. 1991; 42: 931–7.
  5. 5. Гро-Луи Дж. Ответы белолицых капуцинов (Cebus capucinus) на натуралистические и экспериментально представленные призывы, связанные с едой. Журнал сравнительной психологии. 2004. 118 (4): 396–402. pmid: 15584776
  6. 6.Гро-Луи Дж. Акустический анализ и контекстное описание связанных с пищей криков у белолицых обезьян капуцинов (Cebus capucinus). Int J Primatol. 2006. 27: 273–94.
  7. 7. Боински С., Кэмпбелл А.Ф. Ага вокализация белолицых капуцинов: пробел, замаскированный под призыв еды? Этология. 1996; 102: 826–40.
  8. 8. Fedurek P, Slocombe KE. Социальная функция звонков, связанных с едой, у самцов шимпанзе. Am J Primatol. 2013; 75: 726–39. pmid: 23307442
  9. 9.Benz JJ, Leger DW, французский JA. Связь между пищевыми предпочтениями и вызванными едой вокализацией тамаринов золотого льва (Leontopithecus rosalia). Журнал сравнительной психологии. 1992; 106 (2): 142–149. pmid: 1600721 ​​
  10. 10. Калан А.К., Мандри Р., Бош К. Дикие шимпанзе изменяют структуру пищевого вызова в зависимости от размера дерева для определенного вида плодов. Поведение животных. 2015; 101: 1–9.
  11. 11. Кейн Н.Г., Аддингтон Р.Л., Виндфельдер Т.Л. Факторы, влияющие на частоту криков еды краснобрюхими тамаринами.Поведение животных. 1995; 50: 53–60.
  12. 12. Хаузер, доктор медицины, Врангхэм, RW. Манипуляции с пищевым криком у шимпанзе в неволе. Folia Primatol. 1987. 48: 207–10. pmid: 3443421
  13. 13. Доктор Хаузер, Марлер П. Крики, связанные с пищей у макак резус (Macaca mulatta): I. Социоэкологические факторы. Behav Ecol. 1993; 4: 194–205.
  14. 14. Броснан С.Ф., де Ваал FBM. Регулировка голоса шимпанзе, находящего пищу в присутствии или в отсутствие публики.Эволюция коммуникации. 2003; 4: 211–24.
  15. 15. Руш Р.С., Сноудон Коннектикут. Влияние социального статуса на пищевое поведение у содержащихся в неволе тамаринов-хлопковых тамаринов. Поведение животных. 1999; 58: 1299–05. pmid: 10600153
  16. 16. Schel AM, Machanda Z, Townsend SW, Zuberbuehler K, Slocombe KE. Призывы к еде шимпанзе адресованы конкретным людям. Поведение животных. 2013; 86: 955–65.
  17. 17. Clay Z, Smith CL, Blumstein DT. Связанные с пищей вокализации у млекопитающих и птиц: что на самом деле означают эти звуки? Поведение животных.2012; 83: 323–30.
  18. 18. Слокомб К.Э., Зубербюлер К. Функционально-ссылочная коммуникация у шимпанзе. Curr Biol. 2005; 15: 1779–84. pmid: 16213827.
  19. 19. Clay Z, Zuberbuehler K. Последовательности вызова бонобо, связанные с едой. Поведение животных. 2009; 77: 1387–96.
  20. 20. Fedurek P, Slocombe KE. Голосовое общение приматов: полезный инструмент для понимания человеческой речи и эволюции языка? Hum Biol. 2011; 83 (2): 153–73. Epub 28.05.2011.pmid: 21615284.
  21. 21. Morton ES. О возникновении и значении мотивационно-структурных правил в звуках некоторых птиц и млекопитающих. Американский натуралист. 1977; 111: 855–69.
  22. 22. Рендалл Д., Оурен М., Райан М. Что означают сигналы животных ?. Поведение животных. 2009; 78: 233–40.
  23. 23. Уотсон С.К., Таунсенд С., Шел А.М., Уилке С., Уоллес Е.К., Ченг Л. и др. Вокальное обучение у шимпанзе, функционально относящихся к пищевым ворчаниям. Текущая биология.2015; 25 (4): 495–9. pmid: 25660548
  24. 24. Шаллер Г. Горная горилла: Экология и поведение. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1963.
  25. 25. Фосси Д. Гориллы в тумане. Бостон и Нью-Йорк: Mariner Books; 1983.
  26. 26. Харкорт А.Х., Стюарт К.Дж., Хаузер М. Функции близких звонков диких горилл. I. Репертуар, контекст и межвидовое сравнение. Поведение. 1993; 124: 89–122.
  27. 27. Салми Р., Хаммершмидт К., Доран-Шихи Д.М.Вокальный репертуар западной гориллы и контекстное использование вокализаций. Ethol. 2013; 119: 1–17.
  28. 28. Хедвиг Д., Хаммершмидт К., Мандри Р., Роббинс М. М., Бош К. Акустическая структура и вариации в близких звуках горных и западных горилл: синтаксический подход. Поведение. 2014.
  29. 29. Schaefer SA. Личность, субъективное благополучие и голосовое общение у содержащихся в неволе самцов западных низинных горилл Нью-Брансуик: Рутгерс, Государственный университет Нью-Джерси; 2011 г.
  30. 30. Маршалл А.Дж., Бойко С.М., Фейлен К.Л., Бойко Р.Х., Лейтон М. Определение запасных кормов и оценка их значения в экологии и эволюции приматов. Американский журнал физической антропологии. 2009. 140 (4): 603–14. pmid: 198

  31. 31. Доран Д.М., Макнилэдж А., Грир Д., Босиан С., Мельман П., Шах Н. Рацион и доступность ресурсов западных низинных горилл: новые доказательства, межсайтовые сравнения и размышления о методах косвенного отбора проб. Am J Primatol. 2002. 58: 91–116.pmid: 12454955
  32. 32. Доран-Шихи Д.М., Монго П., Лодвик Дж., Конклин-Бриттен Н.Л. Диета западных горилл самцов и самок: предпочтительные продукты, использование резервных ресурсов и последствия для обезьян по сравнению со стратегиями добывания пищи обезьянами Старого Света. Американский журнал физической антропологии. 2009. 140: 727–38. pmid: 198

  33. 33. Доран-Шихи Д.М., Дерби А.М., Грир Д., Монго П. Привыкание западных горилл: процесс и факторы, влияющие на нее. Am J Primatol. 2007; 69: 1354–69.pmid: 17486627
  34. 34. Брейер Т., Брейер М., Олейничак С., Парнелл Р.Дж., Стокс Э.Дж. Физическое созревание, классы жизненного цикла и оценки возраста свободно живущих западных горилл: Insights from Mbeli Bai, Republic of Congo. Am J Primatol. 2009; 71: 106–19. pmid: 1

    01
  35. 35. Altmann DG. Практическая статистика для медицинских исследований. Лондон: Чепмен и Холл; 1991.
  36. 36. Альтманн Дж. Наблюдательное исследование поведения, методы выборки. Поведение.1974; 49: 227–67. pmid: 4597405
  37. 37. Маси С, Чиполлетта С, Роббинс ММ. Западные равнинные гориллы (Gorilla gorilla gorilla) изменяют характер своей активности в ответ на плодоядность. Am J Primatol. 2009; 71: 91–100. pmid: 1

    24
  38. 38. Baayen RH. Анализ лингвистических данных. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2008.
  39. 39. R_Development_Core_Team. R: Язык и среда для статистических вычислений. Вена, Австрия 2012.
  40. 40.Бейтс Д.М., Мехлер М., Болкер Б. lme4: Линейные модели смешанных эффектов с использованием классов S4. Версия пакета R 0999999–0. 2012.
  41. 41. Нисихара Т., Курода С. Поведение западных низинных горилл при царапании почвы. Folia Primatol. 1991; 57: 48–51.
  42. 42. Фосси Д. Вокализации горных горилл (Gorilla-Gorilla-Beringei). Anim Behav. 1972; 20 (фев): 36–53. pmid: ISI: A1972N633200006.
  43. 43. Waser PM, Brown CH. Акустика среды обитания и общение приматов.Am J Primatol. 1986; 10: 135–54.
  44. 44. Эй Э., Ран К. В., Хаммершмидт К., Фишер Дж. Дикие самки оливковых бабуинов приспосабливают свое ворчание к условиям окружающей среды. Этология. 2009; 115: 493–503.
  45. 45. Clay Z, Zuberbuehler K. Bonobos извлекают значение из последовательностей вызовов. Plos One. 2009; 6 (4): e18786.
  46. 46. Гро-Луи Дж. Функция звонков, связанных с едой, у белолицых обезьян-капуцинов, Cebus capucinus, с точки зрения сигнальщика.Поведение животных. 2003; 140: 565–92.

Нейрональный морфологический тип, уникальный для человека и человекообразных обезьян

Реферат

Мы сообщаем о существовании и распространении необычного типа проекционного нейрона, большой веретенообразной клетки, в слое Vb передней поясной коры понгидов и гоминидов. Эти веретеновидные клетки не наблюдались ни у каких других видов приматов или любых других таксонов млекопитающих, и их объем коррелировал с остаточным объемом мозга, показателем энцефализации у высших приматов.Эти наблюдения представляют особый интерес при рассмотрении неокортикальной эволюции приматов, поскольку они раскрывают возможные адаптивные изменения и функциональные модификации за последние 15-20 миллионов лет в передней поясной коре головного мозга, области, которая играет важную роль в регуляции многих аспектов вегетативной нервной системы. функции и определенных когнитивных процессов. То, что у людей эти уникальные нейроны, как было показано ранее, серьезно поражены в дегенеративном процессе болезни Альцгеймера, предполагает, что некоторая дифференциальная восприимчивость нейронов, которая возникает в человеческом мозге в ходе возрастных деменционных заболеваний, могла появиться только недавно, во время болезни Альцгеймера. эволюция приматов.

Эволюция неокортекса у приматов долгое время считалась результатом значительного расширения корковых областей с увеличением объема коры в несколько сотен раз между прозимианами и людьми (1, 2). Однако типы нейронов, которые населяют неокортекс, то есть пирамидные нейроны и многочисленные классы непирамидных нейронов, остались удивительно постоянными, будучи морфологически узнаваемыми у видов приматов и даже у других отрядов. Исключение составляет нейрон веретена, находящийся в передней поясной коре головного мозга.Он был описан у человека (3–10) и описан у обыкновенного шимпанзе (6). У человека веретеновидные клетки, так называемые из-за их отличительной морфологии, обнаруживаются в слое Vb в подзонах Бродмана 24a, 24b и 24c и наиболее многочисленны в коре головного мозга, образующей медиальную стенку поясной извилины (область 24b; ссылка 10 ). Эти нейроны характеризуются очень удлиненной, постепенно сужающейся, большой сомой, которая практически симметрична относительно ее вертикальной и горизонтальной осей, а также светлой окраской пятном по Нисслю (8, 10).Совсем недавно исследование на людях продемонстрировало, что веретеновидные клетки представляют собой класс проекционных нейронов, которые особенно уязвимы к дегенерации при болезни Альцгеймера, с потерей примерно 60% этих конкретных нейронов (10). Здесь мы показываем, что этот тип нейронов является особенностью передней поясной коры всех человекообразных обезьян, но не других видов приматов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

экз.

Образцы коры передней поясной извилины (зона Бродмана 24) были получены от 28 видов приматов, представляющих все надсемейства просимейных и антропоидных приматов (таблица 1; исх.11). Для сравнения были доступны материалы из дополнительных областей неокортекса от всех видов антропоидов. Все образцы были получены посмертно или от неизлечимо больных взрослых животных, умерщвленных по гуманным причинам, и были зафиксированы погружением в 10% нейтральный формалин. Образцы макак, сов, белок и капуцинов были получены от животных, перфузированных транскардиально 4% параформальдегидом в контексте несвязанных экспериментов. Мозги великих обезьян были получены от молодых и взрослых особей (возрастной диапазон 4–34 года).Образцы мозга человека были получены при вскрытии у неврологически нормальных людей (65–78 лет) и приготовлены, как описано ранее (8, 10). Во многих случаях был получен только один образец из-за нехватки такой ткани. Образцы были получены из следующих учреждений и коллекций: Bioqual Inc., Калифорнийский технологический институт, Кливлендский метрозоопарк, Фонд Коулстона, зоопарк Линкольн-парка, зоопарк Лос-Анджелеса, Медицинская школа Маунт-Синай, Региональный исследовательский центр приматов штата Орегон, Юго-западный фонд для Биомедицинские исследования, Техасский университет М.Научный парк онкологического центра им. Д. Андерсона, Национальный институт психического здоровья и Медицинский факультет Женевского университета (Швейцария).

Таблица 1

Краткое описание исследованных видов приматов

Гистологическая обработка и анализ.

Все образцы были разрезаны на срезы толщиной 40 мкм на криостате, окрашены по Нисслю и проанализированы двумя независимыми наблюдателями (P.R.H., E.A.N.). Критериями классификации нейрона как веретенообразной клетки были: удлиненная, большая сома в слое Vb, более светлая окраска, чем окружающие пирамидальные нейроны, и симметричная морфология относительно горизонтальной и вертикальной осей клетки (10).Когда они присутствовали, они были недвусмысленными. Границы ареалов были основаны на предыдущих разбиениях поясной коры у макак, обезьян и человека (8, 12). Отличия от атипичных пирамидных клеток слоя VI и небольших вертикальных веретенообразных нейронов (10, 13) были сделаны путем анализа ламинарных границ при малом увеличении для определения ламинарного положения нейронов. Хотя природа многих образцов не позволяла провести количественный анализ, основанный на строгих стереологических методах, доступная ткань была подготовлена ​​в соответствии с парадигмой серийного отбора образцов, аналогичной той, которая использовалась в наших предыдущих анализах неокортекса человека и макака и обезьяны (8, 10 , 14, 15).Отражения локальной плотности веретеновидных клеток у человекообразных обезьян и человека были получены путем подсчета количества веретеновидных клеток в 10 срезах на расстоянии 1 мм друг от друга на уровне колена мозолистого тела, где они встречаются чаще, чем на более задних уровнях ( 10). В этих разделах количество веретенообразных клеток также выражалось в процентах от общего количества резидентных нейронов в сериях проходов шириной 1 мм в слое V. Поэтому маловероятно, чтобы изолированные нейроны веретена не были упущены из виду у просимианов, старых и Обезьяны Нового Света и малые обезьяны.Репрезентативные карты расположения веретенообразных клеток были подготовлены из каждого образца с использованием компьютерной системы анализа изображений, состоящей из фотомикроскопа Zeiss Axiophot, оснащенного моторизованным предметным столиком Zeiss MSP65, видеокамеры Zeiss ZVS-47E, микрокомпьютера Macintosh 840AV. , и нейрозум, специально разработанное программное обеспечение для морфологии и стереологии (16). Для создания этих карт координаты каждого помеченного элемента были записаны в каждом микроскопическом поле, обычно это часть кортикального слоя при увеличении × 20, относительно начала координат, и карты были собраны автоматически.Степень случайности ( R ) ламинарного распределения веретенообразных клеток была дополнительно оценена путем соотнесения их среднего расстояния до ближайшего соседа с их средней плотностью, как описано Morrison et al. (17). В этом методе, если R = 1, распределение является случайным, если R <1 - кластеризованным, а если R > 1 — неслучайным (17). Стереологические оценки индивидуальных нейронных объемов были выполнены при × 100 с использованием протокола ротатора в программном обеспечении нейрозума (16, 18).Эти нейронные объемы сравнивали с относительным объемом мозга путем расчета линейной регрессии расчетного объема мозга по сравнению с массой тела для набора данных, включающего людей, обезьян и обезьян. Остатки мозга являются показателем энцефализации антропоидных приматов (19, 20). Статистический анализ был выполнен с использованием однофакторного дисперсионного анализа и апостериорного t теста и тестов корреляции.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В передней поясной извилине коры головного мозга человека веретенообразные клетки чаще всего встречаются в кластерах из трех-шести нейронов (рис.1 A ), расположены исключительно в слое Vb и бросаются в глаза из-за низкой плотности ячеек этого слоя (10). У бонобо распределение веретеновидных клеток наиболее близко сходно с таковым у людей, с четкими кластерами, обнаруженными по всему слою Vb области 24 (Fig. 1 B ). У обыкновенного шимпанзе было много веретенообразных клеток, но их чаще можно было найти по отдельности или группами из двух-трех нейронов (рис. 1 C ). У гориллы (рис. 1 D ) общее распределение напоминало таковое у обыкновенного шимпанзе, но веретеновидных клеток было значительно меньше.У орангутанга (рис. 1 E ) веретеновидные клетки были очевидны, но наблюдались лишь изредка. Клетки веретена заметно отсутствовали у гиббонов (рис.1 F ), а также у обезьян Нового Света (например, Callithrix , Aotus , Saimiri и Cebus ), обезьян Старого Света (например, , Macaca , Erythrocebus и Papio ), а также все просимианы (рис.1 G и H ; таблица 1). Анализ ближайшего соседа показал, что веретеновидные клетки регулярно распределяются в слое Vb у орангутанга, гориллы и обыкновенного шимпанзе со значениями R , равными 2.11, 1,74 и 1,28 соответственно. Их распределение было заметно среди бонобо ( R = 0,80) и людей ( R = 0,40; рис. 2). Полуколичественные оценки локального количества веретенообразных клеток выявили 7–10 веретеновидных нейронов в срезах образца орангутанга, 21,9 ± 5,4 (среднее количество на срез ± стандартное отклонение) у горилл, 37,1 ± 9,4 у обычных шимпанзе, 60-75 у экземпляра бонобо. и 88,7 ± 14,6 у человека. Число клеток веретена составляло 0,6% у орангутанга, 2,3% у гориллы, 3.8% у обыкновенных шимпанзе, 4,8% у бонобо и 5,6% у людей от числа пирамидных клеток в пересечениях слоя V, что еще раз демонстрирует их редкость (рис. 2 и 3). Эти данные были получены от человекообразных обезьян в возрасте от 4 до 34 лет, поэтому маловероятно, что старение мозга сыграло роль в низком количестве этих нейронов в этих образцах, а нормальное старение мозга, как известно, вызывает лишь очень незначительные потери. нейронов человека (21). Качественные оценки плотности клеток веретена и их распределения на срезах на ростральном и каудальном уровнях по отношению к колену мозолистого тела показывают картину, сопоставимую с ранее описанной в коре передней поясной извилины человека (10), что указывает на то, что она представляет собой действительную точку отбора проб для сравнения по видам (рис.3).

Рисунок 1

Морфология веретенообразных клеток в слое Vb передней поясной коры головного мозга человека ( A ), бонобо ( B ), обыкновенного шимпанзе ( C ), гориллы ( D ) и орангутанга ( E ) . У всех этих видов веретеновидные клетки обладают сходной морфологией и кажущимся соматическим размером. Обратите внимание на скопления веретенообразных клеток на фотомонтаже через фокус у человека и бонобо, тогда как изолированные нейроны наблюдаются у трех других человекообразных обезьян.( F – H ) В передней поясной извилине коры белого гиббона ( F ), обезьяны Патас ( G ) или кольцехвостого лемура ( H ) нет веретенообразных клеток. [Бар = 50 мкм ( A ), 80 мкм ( B – E и H ) и 120 мкм ( F и G ).]

фигура 2

Компьютерные карты с большим увеличением, показывающие расположение нейронов веретена в слоях V передней поясной коры у орангутана ( A ), гориллы ( B ), обыкновенного шимпанзе ( C ), бонобо ( D ). ) и человека ( E ).Клетки веретена представлены сплошными метками, а соседние пирамидные нейроны представлены светлыми треугольниками. Обратите внимание на различия в плотности этих нейронов у разных видов и на кластерный образец у бонобо и человека. A C имеют ширину 1 мм, а D и E имеют ширину 1,5 мм.

Рисунок 3

Компьютерные карты распределения нейронов веретена в передней поясной коре головного мозга. На всех картах показан уровень, расположенный у колена мозолистого тела у человека ( A ), бонобо ( B ), обыкновенного шимпанзе ( C ), гориллы ( D ) и орангутана ( E ). ).Клетки веретена ограничены слоем Vb и обнаруживают гораздо большее количество у человека и двух видов шимпанзе, тогда как меньшее количество наблюдается у гориллы и орангутана. Веретенообразных клеток не наблюдается у белорукого гиббона ( F ), длиннохвостой макаки ( G ) и совы ( H ). Карты примерно в масштабе. Темно заштрихованные области в B отражают локальные повреждения поверхностных слоев образца. Хвостатое ядро ​​в H закрашено тёмно.CC, мозолистое тело; CS, поясная борозда.

Стереологические оценки объема показывают, что веретенообразные клетки в среднем были больше, чем пирамидные клетки соседнего слоя V, и значительно больше, чем маленькие веретенообразные нейроны слоя VI (Таблица 2). Эти объемные данные также демонстрируют, что веретеновидные клетки были больше у шимпанзе и людей, чем у горилл и орангутанов, тогда как два других типа клеток имели сопоставимые объемы у разных видов (таблица 2). Кроме того, сравнивая объемы нейронов с относительными объемами мозга (19, 20), мы наблюдали, что объем веретенообразных клеток сильно коррелирует с энцефализацией, оцененной путем расчета остатков мозга ( r 2 = 0.98, P = 0,001; Рис.4), тогда как объемы пирамидных нейронов слоя V и мелких веретенообразных клеток слоя VI нет ( r 2 = 0,49, P = 0,196 и r 2 = 0,31, P = 0,33 соответственно).

Таблица 2

Объемы веретеновидных и пирамидных клеток слоя V и веретенообразных клеток тонкого слоя VI

Рисунок 4

Сравнение объема веретенообразных клеток с относительным объемом мозга (см.19 и 20). Существует сильная корреляция между объемами этих нейронов и остаточными объемами мозга. Для пирамидных и мелких веретенообразных нейронов V и VI слоев такой корреляции не существовало.

Настоящая серия охватывает все надсемейства приматов, хотя в ней отсутствуют представители нескольких семейств, таких как большие цебоиды, колобины, мартышки и сиаманг. Однако, учитывая отсутствие веретеновидных клеток у 23 семейств приматов, а также у всех других изученных нами млекопитающих (22), параллельное появление этого типа клеток у другого приматы кажется маловероятным.Фактически, были проанализированы образцы из передней поясной извилины (или передней медиальной) коры и нескольких других неокортикальных областей более чем 30 других видов млекопитающих, включая односторонних, сумчатых, насекомоядных, микро- и мегахироптерых, грызунов, плотоядных, парнокопытных и китообразных. (22), и ни в одном из них веретеновидные клетки не обнаружены. Клетки веретена также обнаруживаются, хотя и в гораздо меньших количествах, в передней, агранулярной и дисгранулярной частях островковой коры человека, но не макака обезьяны (5, 8-10, 23).К сожалению, образцы коры островка не были доступны для настоящего исследования у большинства изученных видов, хотя из ограниченного числа образцов, которые мы получили, похоже, что некоторые веретеновидные клетки также обнаруживаются в агранулярном островке человекообразных обезьян. Клетки веретена никогда не наблюдались ни в каких других областях неокортекса у всех имеющихся видов приматов.

ОБСУЖДЕНИЕ

Сказанное выше предполагает очень редкое, если не беспрецедентное, появление уникального морфологического типа проекционного нейрона, которое тем более примечательно тем, что оно ограничивается очень дискретной областью коры и очень небольшой, но очень значимой группой видов.С филогенетической точки зрения наблюдение, что среди людей и человекообразных обезьян у шимпанзе плотность веретенообразных клеток сравнима с человеческой, и именно у бонобо веретенообразное распределение клеток наиболее близко соответствует таковому у человека, подчеркивает родство Homo и Pan и предлагает нейроанатомический коррелят с группировкой этих таксонов в одну кладу, утверждение, которое подтверждается молекулярно-биологическими и морфологическими данными (24-27). Более того, с учетом данных, указывающих на то, что нейроны, образующие определенные проекции, имеют тенденцию группироваться в коре головного мозга (28), более выраженная группировка веретеновидных клеток у Pan и Homo наводит на мысль о возникновении и прогрессирующем анатомическом уточнении сильно развитого человека. специфический путь у гоминидов, который начал проявляться у общего предка понгидов и гоминидов и особенно хорошо развит у Pan и Homo .

Природа доступного материала исключает физиологические и связанные исследования, которые могли бы помочь выяснить роль веретенообразных клеток. Однако существующие данные о корковой области, которой они ограничены, могут дать ключ к разгадке их функции. Также стоит отметить, что плотность веретенообразных клеток заметно снижается именно в области перехода между передней и задней поясной корой (область, называемая у человека областью 24 ‘; ссылки 8 и 29), которая соответствует областям, содержащим поясные двигательные области у макак (30–33), предполагая, что распределение веретеновидных клеток не перекрывается с областями поясной коры, участвующими в соматической двигательной функции.Фактически, поясные двигательные области у людей имеют четко определенные цито- и хемоархитектурные паттерны (8, 29, 34) и расположены каудально и дорсально по отношению к области, в которой распределены клетки веретена. Хотя исчерпывающие образцы редко доступны, что мешает правильным стереологическим оценкам количества этих нейронов, они составляют небольшую часть популяции кортикальных пирамидных нейронов (10). Однако они могут представлять собой дискретную проекцию, напоминающую нейроны Мейнерта первичной зрительной коры (35, 36) или клетки Беца в первичной моторной коре (37) приматов.С другой стороны, появление морфологического типа могло быть просто случайным следствием сильных адаптивных изменений. Любая интерпретация, однако, предполагает, что передняя часть поясной извилины, возможно, подвергалась необычному адаптивному давлению в течение последних 15-20 миллионов лет.

Передняя поясная кора считается филогенетически древней областью (38). Он выполняет многие функции, которые могут различаться у разных видов, хотя его роль в корковом контроле вегетативных функций, таких как частота сердечных сокращений, артериальное давление и пищеварительные функции (39–43), по-видимому, хорошо сохраняется.Вдоль этих линий область 24 у макак взаимосвязана с миндалевидным телом и, как было показано, имеет проекции слоя V на гипоталамус и периакведуктальный серый цвет (43–45). С этой точки зрения веретеновидные клетки передней поясной извилины коры могут представлять собой популяцию специализированных нейронов, которые могут интегрировать входные данные с эмоциональным подтекстом и проецироваться на высокоспецифические двигательные центры, контролирующие вокализацию, выражение лица или вегетативную функцию. Кроме того, присутствие по крайней мере некоторых веретеновидных клеток в передней части островка поддерживает представление об их роли в вегетативном контроле, поскольку эта область также, как известно, участвует в регуляции висцеральных, обонятельных и вкусовых функций, а именно: а также сложное пищевое поведение (46–49).Однако у людей кора переднего отдела поясной извилины также, по-видимому, участвует в процессах более высокого уровня, которые отвечают не только за сенсорный ввод или двигательный результат. Недавние исследования функциональной визуализации продемонстрировали важную роль дорсальной передней поясной коры головного мозга человека в внимании, причем степень ее активации возрастает с увеличением сложности задачи, а более вентральная часть — в ощущении «неприятности» боли и распознавании боли. эмоциональное наполнение лиц (43, 50, 51).Таким образом, у людей по крайней мере передняя поясная кора участвует в сложных процессах, которые помогают в интеграции и интерпретации сенсорной информации. В этом контексте уникальная корреляция между резидентными нейронами слоев V и VI клеточного объема веретенообразных клеток с энцефализацией у человека и человекообразных обезьян дополнительно подтверждает возможную ассоциацию веретеновидных клеток с более высоким кортикальным функционированием.

Интересно, что поражения в передней поясной коре головного мозга у человека связаны с формой мутизма (43, 52, 53), а область, которой ограничены веретеновидные клетки, является одной из немногих областей коры головного мозга, которые, как известно, вызывают значимые вокализации (и не просто звуки) у беличьих обезьян при стимуляции (54, 55).Также было показано, что он участвует в произвольной фонации у макак (56). Таким образом, эта область может быть задействована в некоторых аспектах коммуникации у приматов, и возможно, что появление этих модифицированных пирамидных нейронов может сигнализировать о дальнейшем анатомическом и, возможно, функциональном развитии этой корковой области у единственной линии млекопитающих, которая, как известно, развила речь. и его эмоциональные последствия. Также стоит отметить, что появление этого уникального нейронного типа в неокортикальной области, участвующей в вокализации у приматов, совпадает с эволюцией как определяемой анатомической структуры височной плоскости, области, которая важна для понимания языка (57, 58).Принимая во внимание способность человекообразных обезьян понимать язык (59), возможно, что несколько корковых структур, участвующих в производстве определенных вокализаций и в коммуникативных навыках, выдержали одновременные значительные адаптивные модификации во время эволюции мозга у гоминоидов.

Наконец, принимая во внимание наши более ранние открытия, что клетки веретена у человека, по-видимому, более уязвимы к нейродегенерации при болезни Альцгеймера, чем другие пирамидные нейроны, возможно, из-за высокого содержания в них белка нейрофиламентов (10, 21), настоящее исследование указывает на некоторые о возможных ограничениях проведения сравнений между людьми и более отдаленно родственными нечеловеческими приматами и подчеркивает важность изучения человекообразных обезьян в контексте старения и связанных с возрастом заболеваний, влияющих на кору головного мозга.Такие знания могут помочь в понимании возможной филогенетической основы дифференциальной уязвимости нейронов (60) и некоторых из самых разрушительных неврологических и психических заболеваний, от которых страдает наш собственный вид.

Благодарности

Мы благодарим докторов наук. К. Бурас, И. И. Глезер, С. Г. Кохама, Дж. Маркус, Э. Дж. Муфсон и Л. Г. Унгерлейдер за предоставленные образцы; Доктору Т. Инселю за предоставление набора данных об объеме мозга бонобо и А. Хакиму за помощь в анализе данных; ДоктораП. Дж. Гэннону, К. В. Моббсу, Дж. Х. Моррисону, П. Р. Раппу и Б. А. Фогту за полезные обсуждения; Д-р В. Г. Янг за разработку программного обеспечения; и С. Брунсу, А. П. Леонарду, Э. Луго, Ф. Робензаде и Р. Вертези за техническую помощь. Большинство мозгов больших обезьян было предоставлено в рамках проекта по старению Great Ape Aging Project, ресурса по сравнительной нейробиологии старения в Bioqual Inc. (J.M.E.). Эта работа была поддержана грантами Национального института здоровья AG14308 (J.M.E.), CA / MH08944 и EY11759 (J.M.A.), Фондом Дель Уэбба (E.G.) и Медицинская школа Mount Sinai (P.R.H.).

Сноски

  • ↵ † Нынешний адрес: Лаборатория Колд-Спринг-Харбор, Колд-Спринг-Харбор, Нью-Йорк 11724.

  • ↵§ Нынешний адрес: Департамент анатомических наук, Медицинская школа, Университет Витватерсранда, Парктаун 2193, Южная Африка.

  • ↵ †† Кому запросы на переиздание следует направлять по адресу: Neurobiology of Aging Laboratories, Медицинская школа Mount Sinai, Box 1639, One Gustave L.Levy Place, New York, NY 10029. электронная почта: hof {at} neuro.mssm.edu.

  • Получено 16 ноября 1998 г.
  • Принято 1 марта 1999 г.
  • Copyright © 1999, Национальная академия наук

Ворона такая же умная, как и великие обезьяны, говорится в исследовании

Любой, кто наблюдал за воронами , сойки, вороны и другие члены семейства врановых будут знать, что они совсем не «птичьи мозги».

Например, сойки будут сидеть на муравейниках, позволяя разъяренным насекомым обливать их муравьиной кислотой — природным пестицидом, который помогает избавить птиц от паразитов.Городские вороны-падальщики научились ломать крепкие орешки на дорогах. Они делают это на перекрестках со светофорами, терпеливо ожидая с пешеходами красного светофора, прежде чем забрать свой приз.

Однако врановые могут быть даже умнее, чем мы думаем. Новое исследование показывает, что их когнитивные способности не уступают приматам, таким как шимпанзе и гориллы. Кроме того, вороны могут дать ключ к пониманию человеческого интеллекта.

Опубликованное завтра в журнале Science, , исследование написано в соавторстве с Натаном Эмери и Николой Клейтон с факультетов поведения животных и экспериментальной психологии Кембриджского университета, Англия.

Они говорят, что, обладая очень разными структурами мозга, и вороны, и приматы используют комбинацию умственных инструментов, включая воображение и предвидение возможных будущих событий, для решения схожих проблем. Они основывают свои аргументы на существующих исследованиях.

Эмери и Клейтон пишут: «Эти исследования показали, что некоторые врановые животные не только превосходят в интеллекте птиц других видов (возможно, за исключением некоторых попугаев), но также могут соперничать со многими нечеловеческими приматами.»

Все чаще ученые соглашаются с тем, что разумным животным делает не физическая потребность, а социальная необходимость. Групповая жизнь, как правило, является сложным делом, поэтому для того, чтобы люди процветали, им нужно точно понимать, что происходит. Так что очень социальные существа как дельфины, шимпанзе и люди, как правило, обладают большим мозгом и умны.

Large Brains

В исследовании отмечается, что вороны также социальны и имеют необычно большой для своего размера мозг «. Он примерно такого же размера, как мозг шимпанзе. «, — сказали авторы.

Говорят, что и вороны, и обезьяны комплексно думают о своем социальном и физическом окружении, используя в качестве примера использование инструментов.

Подобно обезьянам, многие птицы используют инструменты для сбора пищи, но неясно, ценят ли шимпанзе или вороны, как эти инструменты работают. Может быть, они просто случайно обнаруживают свою полезность. Однако исследования ворон Новой Каледонии из южной части Тихого океана говорят об обратном.

Новокаледонские вороны производят два совершенно разных инструмента для поиска добычи.Крючки, сделанные из веток, используются, чтобы выковыривать личинок из отверстий на деревьях, а также срезать клювами жесткие листья, аккуратно превращая их в острые инструменты для исследования детрита листьев на предмет насекомых и других беспозвоночных.

Новокаледонская ворона в неволе научилась сгибать кусок прямой проволоки в крючок, чтобы искать пищу.

По словам Джеки Чаппелла, британского зоолога, изучавшего птиц, такое сложное изготовление и использование инструментов является уникальным для диких животных, кроме человека.

Эмери и Клейтон сравнивают работу ворона с незначительными человеческими технологическими инновациями. А поскольку разные популяции новокаледонских ворон делают эти орудия немного разными, некоторые ученые принимают это как свидетельство некоторой формы культуры, как это предполагалось на шимпанзе.

Другие врановые животные могут использовать воспоминания о прошлом опыте, чтобы планировать наперед.

Что касается западных кустовых соек, то предыдущее исследование Эмери и Клейтона предполагает, что сойки с прошлым опытом воровства тайников с едой, собранных другими сойками, могут затем использовать эти знания для защиты своих тайников.

Лабораторные эксперименты показали, что если обычный вор был замечен, когда закапывал свой тайник, то позже он возвращался и перемещал его, когда на него не смотрела никакая другая птица. Между тем «невинные» сойки не проявили такой хитрости.

Воображение?

Исследователи также утверждают, что такое поведение предполагает, что западные сойки способны угадывать чужие намерения или, говоря другими словами, проникать в сознание другой птицы. В таком случае это могло быть свидетельством воображения.

Эмери и Клейтон пишут: «Западные сойки могут служить поводом для воображения, потому что сойкам нужно было вспомнить предыдущий соответствующий социальный контекст, использовать свой собственный опыт воровства, чтобы предсказать поведение вора и определить его поведение. самый безопасный способ защиты тайников от хищения «.

По словам Джона Пирса, профессора психологии Кардиффского университета в Уэльсе, исследования по оценке аналогичных когнитивных способностей обезьян не дали окончательных результатов.

«[Исследование западной сойки] — одно из лучших доказательств того, что одно животное может понимать, о чем думает другое», — добавил он.

Пирс считает, что мы можем понять основные механизмы человеческого интеллекта, изучая животных. Он говорит, что язык обычно считается одним из основных разделов между интеллектом человека и животных, что делает западных кустовых соек особенно примечательными.

Он сказал: «Что так интересно, хотя западные сойки могут не иметь языка, исследования показывают, что они обладают многими интеллектуальными способностями, присущими людям.Это говорит о том, что многие из наших интеллектуальных способностей, которые, как мы думаем, нуждаются в языке, возможно, нам на самом деле язык не нужен. Тогда это заставляет нас попытаться понять эти способности по-другому ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *