Белорусская гончая фото: Белорусский гончак. Старая новая порода – Белорусские собаки. Гончак.

Белорусский гончак. Старая новая порода

Про эту породу пока мало известно. Да и заводчиков белорусского гончака в стране единицы. Но они утверждают: у собаки богатое прошлое. И гончак канул бы в Лету, если бы не группа энтузиастов. Почему так много хлопот вокруг национальной породы? Ее восстанавливают или создают? И чем гончак белорусский выделяется среди других гончих? Мы постарались найти ответы на эти вопросы. И сперва посмотрели на собаку в деле. 

Собака для королевской охоты

Вместе с белорусской породой собак восстанавливают и былые традиции. Комплектная псовая охота – это особый ритуал и любимое занятие знати в XVIII веке. А белорусский гончак в те времена – предмет гордости владельцев. Охоту еще называли царской или безружейной. 

У самого начала леса наготове стоят лошади и борзые. Их задача – встречать потенциальную добычу. Тем временем, белорусские гончаки отправляются вглубь леса. Они должны отыскать зверя и выгнать его на встречающих. Охотники отправляются в лес вместе с гончаками. Управляют собакой с помощью специального рожка. На его звуки собака сотни лет реагирует беспрекословно. 

Мы вышли на охоту вместе с Чезарой, Дедоной и Румзой. Кстати, клички гончаку дают в основном белорусские. Эта троица моментально находит след. Охотники уверяют: если гончак унюхал зверя, его уже ничто не удержит. Вот и полугодовалая Румза на охоте впервые. Она еще только знакомится с лесом. Но уже рвется за своими «коллегами» в бой. Глядя на щенка, возникает чувство, что четвероногий знает свое дело. Это одно из преимуществ породы, говорят охотники, способность к работе у них в крови. 

«Она, еще являясь ребенком, в пять-шесть месяцев начинает работать, – рассказывает охотник Виктор Працко. – Да, она не настолько вынослива еще, как взрослая собака. Но она подает уже охотнику надежду». 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

Еще одна особенность гончака – тесный контакт с хозяином. Собака не убежит от охотника дальше километра, а зверя поймает, что бы ни случилось. Виктор Працко вспомнил вот такую историю про своего пса.

«Был случай, когда собака по моей вине осталась в угодьях на семь суток. В этих угодьях происходила валка леса. Никто собаку не видел. Через семь дней я снова приехал туда. Собака вышла во втором загоне. Первый загон она ходила изучала обстановку. Стопроцентный возврат! На то место, откуда она ушла в загон. Нет никакого блуждания. Работает только по факту. Не пустобрех», – рассказывает он. 

Это значит, что собака реагирует только на зверя и не вводит хозяина в заблуждение. Более универсального пса не сыскать, твердят заводчики: охотится и на копытных, и на лису, и на зайца. А по тональности голоса опытный охотник может понять, кого поймал гончак. Эту собаку ценят настойчивость и ловкость. В охоте очень важна еще и осторожность. Гончак запросто удерживает зверя на расстоянии. Как говорят заводчики, это – высший пилотаж. 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

Мы поинтересовались, чем же гончак отличается от других видов гончих. Ведь своя порода есть во многих странах. Оказалось, гончак подходит именно для белорусского леса. Специалисты отмечают – у него в генах заложено чувство дома. На протяжении веков гончак привыкал к местным условиям, адаптировался к грунту и охотился на местного зверя. Поэтому справится с белорусским кабаном, который вдвое крупнее европейского. 

Охотничий или домашний пес? 

Мы уже убедились, что гончак – гроза лесных зверей и свирепый охотник. А как он чувствует себя в домашних условиях? Зайдем в гости к одному из заводчиков.

На пороге встречает Вячеслав Масальский. Рядом – верный друг, пес Лорд. Вячеслав подметил, что гончак чужих пустил, но только потому, что разрешил хозяин. Иначе даже на порог не попали бы. Проходим в дом вместе с псом. И оказывается, что грозный охотник – очень дружелюбный! Этот ласковый и нежный зверь дружит с кошкой Чернухой. 

Вячеслав уверяет: «Дома – как и все собаки. Ведет себя замечательно. На людей не бросается. Пес культурный, дисциплинированный». 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

Пес располагается на ковре. А сын Масальского с удовольствием чешет Лорда за ухом. Уши, кстати, гордость Лорда. И признак чистокровности. 

«Раньше говорили, что у белорусских гончаков были вот такие сережки на ушах. Можете подойти. Покажу», – пригласил Масальский.

За свои «сережки» пес получил немало наград. Монопородные выставки гончака стали проводить совсем недавно. 

Стандарт породы. Какой он? 

Стандарт породы утвердили в 2008-ом году. То есть те признаки, которые отличают белорусского гончака от других видов гончих.

«У них достаточно широкий, массивный и очень мускулистый корпус. При этом ноги сухие. И по отношению к корпусу смотрятся легковатыми. Лоб может быть черным. А вот морда за глаза – без всяких отметин. Только рыжая», – пояснила председатель совета Клуба породного охотничьего собаководства Беларуси Ирина Ерохина.

Глаза – обязательно черные, либо темно-коричневые. В холке – около 65 сантиметров. Шерсть ровная, прямая, жесткая. Собака в быту спокойная, на охоте – отважная и упорная. Стиль работы в поле – азартный, вязкий. Экстерьер собаки специалисты восстанавливают по старинным документам. Впервые белорусский гончак упоминался в Статуте Великого Княжества Литовского. То есть с XVI века. 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

«Во всех трех статутах Великого княжества Литовского есть параграфы, которые посвящены гончаку. Стоимость, сколько платить надо, если гончак украден», – говорит Ирина Ерохина. 

В те времена белорусская собака стоила втрое дороже лошади. И ценили четвероногого в первую очередь не за внешние данные, а за способности охотника. Охота для белорусов – часть истории. Поэтому заводчики считают делом чести возрождение породы.

«Это элементы нашей культуры. Традиции. За этим стоят и песни, и костюмы, и охотничьи традиции. Естественно, стоит вопрос нашего национального самосознания. Только на фоне истории, культуры, традиций можно сформировать самосознание и самоидентификацию нации белорусской. Как самостоятельной, старинной, надежной нации», – подвела итог председатель совета Клуба породного охотничьего собаководства Беларуси.

Живописная собака 

Отправляемся дальше, чтобы получше узнать о белорусской породе. В деревне Куль живет художник Александр Филиппович. Для него белорусский гончак – это не только верный друг, надежный напарник и хороший охотник. Собака для него стала музой. И вдохновила на целую серию картин. 

Знакомимся! Это Басэтля. Имя собаки переводится, как контрабас. Такую кличку Бася получила за прекрасные голосовые данные. 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

Александр Филиппович переехал в деревню пять лет назад. Он – заядлый охотник. Уверен, в городе человек утратил многие инстинкты, которые делали его частью природы. А природа – главный мотив творчества Александра. Зайдем в мастерскую художника. Как думаете, что он сейчас пишет? Конечно, Басэтлю. Александр Филиппович считает белорусского гончака идеальной моделью. Художника покорила необычная фактура пса. 

«Если взять кобеля, поглядите, какая у него морда. Какие мышцы! Какой нос! Какие вены!», – Александр с восторгом описывает собаку. 

«У меня, в принципе, только начало работы. Вот здесь будет охотник. Я не знаю, с чем он будет. Или с луком, или с арбалетом, или с современным ружьем. Собака в те времена, 600 лет назад, была такой, какая она сейчас», – рассуждает Александр. 

Мы посоветовали автору написать историческую картину. И после вместе решили: пусть охотник будет с луком. 

Павел Глоба рассказал, чего ждать от затмения в пятницу, 13

Художник тем временем продолжил писать свою картину. Два цвета – бурый и черный Александр Филиппович превратил в миллионы оттенков. Неспроста в старину собаку называли огаром. Словно огарок свечи. Гладкая шерсть по-разному играет на закате, на снегу, на солнце и даже рядом с другим зверем. Такую картину поймет не каждый, считает Александр. Кто-то увидит в ней агрессию. А другой разглядит философию охоты. 

У белорусского гончака богатое прошлое. Но сегодня представителей национальной породы мало. Не более четырехсот собак. Поэтому живое наследие Беларуси важно сохранить. 

Белорусские собаки. Гончак.

В 2008 году Белорусское кинологическое объединение утвердило стандарт первой национальной породы — белорусский гончак. Первые испытания белорусского гончака по вольерному кабану прошли 22 мая 2010 года в Молодечно.

Вторые республиканские испытания белорусского гончака по вольерному кабану прошли 01 июня 2013 года в вольерах БООР «Ершовка»-Воложинский район Минская область.

История породы

Белорусские гончаки— охотничьи собаки с черными спинами — упоминаются в письменных источниках с 15-го века (1523 «Песня о зубре» «УспамIны Крыштафа ЗавIшы, ваяводы МIнскаго» 1666-1721 г. и другие источники).
Эти охотничьи собаки издревле обитали на землях современной Беларуси, как и наша страна носили различные названия: литовский огар, польский огар, гончая с черной спиной и так далее.

Что у белорусов собственные, национальные породы собак и лошадей, ещё недавно некому было вспоминать. Даже описанные в книге Владимира Короткевича «Дикая охота короля Стаха» дрыкганты, лошади, специально предназначенные для движения по болотам, многие считали мифом.

И это при том, что сохранилось достаточное количество исторических свидетельств, что на нынешних белорусских землях, эта порода считалась чуть ли не повсеместной. Та же судьба постигла и белорусских гончаков – уникальных в своём роде охотничьих собак. 

В начале двухтысячных годов эксперт-кинолог из Молодечно Владимир Лазаренко стал заниматься возрождением этих собак. Он выяснил, что белорусская собачья порода была когда-то выведена методом народной селекции и являлась аборигенной популяцией.

В 2003 году инициативная группа любителей гончих активно взялась за разведение собак, которым дали сегодняшнее название — белорусский гончак. Владимир Лазаренко возглавил комиссию по племенному разведению белорусского гончака. Внешне эту породу отличают черная спина, красного оттенка голова и лапы. В первую очередь по этим признакам инициативная группа разыскала по всей стране около 20 таких собак, началось разведение.

Экстерьер породы

В экстерьерном идеале белорусский гончак — медно-красного цвета, с черными в ржаво-рыжие подпалины спиной (чепраком) и воротником, белой манишкой и ступнями лап, темно-карими глазами и гладкой, жесткой и короткой шерстью.

Как и все гончие собаки, их белорусский собрат радует хозяина мелодичным голосом, по тембру которого опытный охотник определяет, какого зверя его питомец повстречал в лесной чаще. В холке самец Белорусского гончака достигает 68 см.
Белорусский гончак ориентирован на охоту на крупного зверя — дикого кабана, но может охотиться на лису, зайца. Сравнивая белорусского гончака с другими породами, опытные охотники отмечают следующее: он обладает хорошим чутьем, зычным голосом, настойчивостью при поиске зверя, неутомимостью на охоте.

При индивидуальной охоте поиск ведет широко, но в то же время не теряет контакта с хозяином. При подъеме зверя не стремится очень далеко его преследовать: зайца — не более двух кругов, косулю или лисицу — два-три километра. Как правило, гончак после погони за зверем возвращается через 30—40 минут.

7 апреля 2007 года на международной выставке собак САСIB FCI состоялась презентация породы. На выставке было представлено 15 собак. Белорусский гончак открывал BSET IN SHOW Весны Беларуси 2007. Белорусские выставки охотничьих собак проходят с рингом Беларускага ганчака. Белорусские охотники уверены — эта собака  станет национальной гордостью белорусов.

А в завершении немного юмора:  Русская гончая гонит зверя «гав-гав», а беларускi ганчак гоніць «гаў-гаў»!

 

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Белорусский гончак. Старая новая порода — Рамблер/новости

Про эту породу пока мало известно. Да и заводчиков белорусского гончака в стране единицы. Но они утверждают: у собаки богатое прошлое. И гончак канул бы в Лету, если бы не группа энтузиастов. Почему так много хлопот вокруг национальной породы? Ее восстанавливают или создают? И чем гончак белорусский выделяется среди других гончих? Мы постарались найти ответы на эти вопросы. И сперва посмотрели на собаку в деле.

Собака для королевской охоты

Вместе с белорусской породой собак восстанавливают и былые традиции. Комплектная псовая охота — это особый ритуал и любимое занятие знати в XVIII веке. А белорусский гончак в те времена — предмет гордости владельцев. Охоту еще называли царской или безружейной.

У самого начала леса наготове стоят лошади и борзые. Их задача — встречать потенциальную добычу. Тем временем, белорусские гончаки отправляются вглубь леса. Они должны отыскать зверя и выгнать его на встречающих. Охотники отправляются в лес вместе с гончаками. Управляют собакой с помощью специального рожка. На его звуки собака сотни лет реагирует беспрекословно.

Мы вышли на охоту вместе с Чезарой, Дедоной и Румзой. Кстати, клички гончаку дают в основном белорусские. Эта троица моментально находит след. Охотники уверяют: если гончак унюхал зверя, его уже ничто не удержит. Вот и полугодовалая Румза на охоте впервые. Она еще только знакомится с лесом. Но уже рвется за своими «коллегами» в бой. Глядя на щенка, возникает чувство, что четвероногий знает свое дело. Это одно из преимуществ породы, говорят охотники, способность к работе у них в крови.

«Она, еще являясь ребенком, в пять-шесть месяцев начинает работать, — рассказывает охотник Виктор Працко. — Да, она не настолько вынослива еще, как взрослая собака. Но она подает уже охотнику надежду».

Еще одна особенность гончака — тесный контакт с хозяином. Собака не убежит от охотника дальше километра, а зверя поймает, что бы ни случилось. Виктор Працко вспомнил вот такую историю про своего пса.

«Был случай, когда собака по моей вине осталась в угодьях на семь суток. В этих угодьях происходила валка леса. Никто собаку не видел. Через семь дней я снова приехал туда. Собака вышла во втором загоне. Первый загон она ходила изучала обстановку. Стопроцентный возврат! На то место, откуда она ушла в загон. Нет никакого блуждания. Работает только по факту. Не пустобрех», — рассказывает он.

Это значит, что собака реагирует только на зверя и не вводит хозяина в заблуждение. Более универсального пса не сыскать, твердят заводчики: охотится и на копытных, и на лису, и на зайца. А по тональности голоса опытный охотник может понять, кого поймал гончак. Эту собаку ценят настойчивость и ловкость. В охоте очень важна еще и осторожность. Гончак запросто удерживает зверя на расстоянии. Как говорят заводчики, это — высший пилотаж.

Мы поинтересовались, чем же гончак отличается от других видов гончих. Ведь своя порода есть во многих странах. Оказалось, гончак подходит именно для белорусского леса. Специалисты отмечают — у него в генах заложено чувство дома. На протяжении веков гончак привыкал к местным условиям, адаптировался к грунту и охотился на местного зверя. Поэтому справится с белорусским кабаном, который вдвое крупнее европейского.

Охотничий или домашний пес?

Мы уже убедились, что гончак — гроза лесных зверей и свирепый охотник. А как он чувствует себя в домашних условиях? Зайдем в гости к одному из заводчиков.

На пороге встречает Вячеслав Масальский. Рядом — верный друг, пес Лорд. Вячеслав подметил, что гончак чужих пустил, но только потому, что разрешил хозяин. Иначе даже на порог не попали бы. Проходим в дом вместе с псом. И оказывается, что грозный охотник — очень дружелюбный! Этот ласковый и нежный зверь дружит с кошкой Чернухой.

Вячеслав уверяет: «Дома — как и все собаки. Ведет себя замечательно. На людей не бросается. Пес культурный, дисциплинированный».

Пес располагается на ковре. А сын Масальского с удовольствием чешет Лорда за ухом. Уши, кстати, гордость Лорда. И признак чистокровности.

«Раньше говорили, что у белорусских гончаков были вот такие сережки на ушах. Можете подойти. Покажу», — пригласил Масальский.

За свои «сережки» пес получил немало наград. Монопородные выставки гончака стали проводить совсем недавно.

Стандарт породы. Какой он?

Стандарт породы утвердили в 2008-ом году. То есть те признаки, которые отличают белорусского гончака от других видов гончих.

«У них достаточно широкий, массивный и очень мускулистый корпус. При этом ноги сухие. И по отношению к корпусу смотрятся легковатыми. Лоб может быть черным. А вот морда за глаза — без всяких отметин. Только рыжая», — пояснила председатель совета Клуба породного охотничьего собаководства Беларуси Ирина Ерохина.

Глаза — обязательно черные, либо темно-коричневые. В холке — около 65 сантиметров. Шерсть ровная, прямая, жесткая. Собака в быту спокойная, на охоте — отважная и упорная. Стиль работы в поле — азартный, вязкий. Экстерьер собаки специалисты восстанавливают по старинным документам. Впервые белорусский гончак упоминался в Статуте Великого Княжества Литовского. То есть с XVI века.

«Во всех трех статутах Великого княжества Литовского есть параграфы, которые посвящены гончаку. Стоимость, сколько платить надо, если гончак украден», — говорит Ирина Ерохина.

В те времена белорусская собака стоила втрое дороже лошади. И ценили четвероногого в первую очередь не за внешние данные, а за способности охотника. Охота для белорусов — часть истории. Поэтому заводчики считают делом чести возрождение породы.

«Это элементы нашей культуры. Традиции. За этим стоят и песни, и костюмы, и охотничьи традиции. Естественно, стоит вопрос нашего национального самосознания. Только на фоне истории, культуры, традиций можно сформировать самосознание и самоидентификацию нации белорусской. Как самостоятельной, старинной, надежной нации», — подвела итог председатель совета Клуба породного охотничьего собаководства Беларуси.

Живописная собака

Отправляемся дальше, чтобы получше узнать о белорусской породе. В деревне Куль живет художник Александр Филиппович. Для него белорусский гончак — это не только верный друг, надежный напарник и хороший охотник. Собака для него стала музой. И вдохновила на целую серию картин.

Знакомимся! Это Басэтля. Имя собаки переводится, как контрабас. Такую кличку Бася получила за прекрасные голосовые данные.

Александр Филиппович переехал в деревню пять лет назад. Он — заядлый охотник. Уверен, в городе человек утратил многие инстинкты, которые делали его частью природы. А природа — главный мотив творчества Александра. Зайдем в мастерскую художника. Как думаете, что он сейчас пишет? Конечно, Басэтлю. Александр Филиппович считает белорусского гончака идеальной моделью. Художника покорила необычная фактура пса.

«Если взять кобеля, поглядите, какая у него морда. Какие мышцы! Какой нос! Какие вены!», — Александр с восторгом описывает собаку.

«У меня, в принципе, только начало работы. Вот здесь будет охотник. Я не знаю, с чем он будет. Или с луком, или с арбалетом, или с современным ружьем. Собака в те времена, 600 лет назад, была такой, какая она сейчас», — рассуждает Александр.

Мы посоветовали автору написать историческую картину. И после вместе решили: пусть охотник будет с луком.

Художник тем временем продолжил писать свою картину. Два цвета — бурый и черный Александр Филиппович превратил в миллионы оттенков. Неспроста в старину собаку называли огаром. Словно огарок свечи. Гладкая шерсть по-разному играет на закате, на снегу, на солнце и даже рядом с другим зверем. Такую картину поймет не каждый, считает Александр. Кто-то увидит в ней агрессию. А другой разглядит философию охоты.

У белорусского гончака богатое прошлое. Но сегодня представителей национальной породы мало. Не более четырехсот собак. Поэтому живое наследие Беларуси важно сохранить.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ

Сильные Новости — Гомель сегодня

«Загляните в любой справочник по породам собак. У немцев их около сорока, у англичан еще больше. А есть в справочниках всего одна страница, где написано, что страна происхождения породы белорусский гончак — Беларусь. Вот этим живым во всех смыслах наследием нам и надо гордиться!» — начинает свой рассказ Владимир Лазаренко. Он восстановил породу собак, с которой на охоту ходили еще Радзивиллы.

Владимир Лазаренко — кинолог, охотник, председатель республиканской комиссии по породе белорусский гончак. Живет в Молодечно, сейчас работает сантехником.

«Я хотел пойти в лесничие. А моя мачеха тогда меня отговорила. Мол, в лесники идут одни пьяницы. Я подумал и поехал поступать в техническое училище в Вильнюс. Сейчас я благодарен своей мачехе. Вот думаю, если бы она меня тогда не убедила, стал бы лесничим. Сидел бы в кабинете и боялся шелохнуться, как многие наши чиновники. А так вот стал простым сантехником, одержимым идеей вернуть, возродить, создать», — рассказывает Владимир Лазаренко.

В доме, где живет Владимир, белорусскому гончаку посвящена целая комната.

В нем собраны и фотографии, и сертификаты, и награды, и охотничий инвентарь, и трофеи, добытые с участием белорусского гончака.

Самые старые фотографии из имеющихся в архиве Владимира, на которых можно увидеть гончака, относятся еще к началу XX века.

«А первый раз эту собаку упоминает в поэме «Песнь о зубре» Микола Гусовский, про гончака писал в «Пане Тадеуше» Адам Мицкевич. Радзивиллы и другие белорусские магнаты всегда охотились с гончаком. Но с течением времени порода это исчезла. Точнее сказать, она не исчезла, она была здесь издавна, но все забыли, что это именно белорусский гончак. Когда в детстве мне попалась в руки книжка «Белорусская охота», 1955 года издания, я читал и удивлялся: ну почему белорусский охотник охотится с литовским и польским огаром, а где наша, белорусская порода, та, что у моего соседа-охотника Русецкого?» — рассказывает Владимир Лазаренко.

Вырос Владимир Лазаренко на хуторе Безданы неподалеку от Островца. И сколько себя помнит, всегда рядом были собаки.

«Первое воспоминание о белорусском гончаке связано у меня как раз таки с тем самым Русецким. Моя бабушка зачем-то пошла к ним, возвращается и рассказывает, что его самого дома нет, мол, «павёз сваю ганчарку на чаўне ў Нястанішкі да сабакі». Я думаю, что же там за «ганчарка» такая, что для нее пса в деревне не нашлось. А потом через несколько месяцев увидел, как к Русецкому приехали друзья-охотники, как они сидели под деревом и разбирали маленьких черненьких щенков с рыжими мордочками», — говорит Владимир Лазаренко.

Прошло много лет — и в 2004 году на заседании Белорусского общества охотников Владимир Лазаренко предложил восстановить эту породу собак.

«А все засмеялись. Знаете, что сказали? «Зачем нам белорусский гончак, если есть русская, эстонская, литовская порода гончих?» Нет, вы понимаете? Зачем нам? Ну как объяснить этим людям, что если в Беларуси есть охотники, то должна быть и своя собака!» — возмущен Владимир Лазаренко.

И Владимир поехал под Вороново (Гродненская обл.). Там были собаки Байкал и Аза, вот от них и пошли первые белорусские гончаки.

«Почему гончак? Да потому что я от отца с детства слышал: «Налётаўся сёння, як ганчак», — смеется Владимир Лазаренко.

Прошло четыре года — пока породу признали и приняли ее временные стандарты, потом еще два года — пока включили в перечень охотничьих пород. Собаку испытывали на то, к какой охоте она пригодна. Только после этого позволили охотиться с этой собакой.

«Белорусский гончак — отличная порода. Эти собаки никогда не гонят зверя далеко, всегда находятся рядом с хозяином. А гонит зверя собака голосом, красивым, звучным, мелодичным. Собака высокая, может охотиться круглый год, бегать по снегу», — говорит Владимир Лазаренко.

Есть еще одна особенность у белорусского гончака — все собаки этой породы получают исключительно белорусские клички.

«Первого щенка, который появился у меня, я назвал Рогнедой. Так и пошло. Рогнеда, Альгерд… Хотя не надо собак человеческими именами называть. Змагар, Гонар, Веліч, Прыпяць — вот имена, которыми мы называем наших собак. У меня живет собака Ручай, ведь голос певчий, как у ручья», — уточняет Владимир Лазаренко.

В 2018 году Владимир Лазаренко создал охотничий клуб «Наш ганчак», в который объединились все «породники». Так Лазаренко называет людей, которые занимаются исключительно одной породой собак. Сейчас в Беларуси около 600 собак этой породы. «Породники» ведут специальную базу, точный учет.

«Наших собак покупают россияне, приезжали из Грузии, Дагестана. Поляки — так те первые. Их порода польский огар вырождается, так они и хотят ее разбавить кровью нашего белоруса», — рассказывает Владимир Лазаренко.

Охота — это не театр, чтобы убивать зверя с вышки

Владимир Лазаренко и его собака Ручай — любители охоты.

«Я как только в доме стану одеваться к охоте, Ручай во дворе уже чувствует это и начинает лаять», — улыбается Владимир Лазаренко.

Его беспокоит, что люди забыли культуру охоты, и стремится эту традицию возродить. Причем, это тоже одна из задач клуба «Наш ганчак».

«Меня обижает, когда на охоте говорят: собака залаяла. Лает он в будке, а на охоте собака дает голос. Или собираются охотники на охоту и приветствуют друг друга: «Здоров!» Дома в бане ты со мной так здороваться будешь. А на охоте надо говорить: «Хвала лесу!» Убил зверя, надо отдать ему уважение. Положить травинку в рот, сказать: «Прости, Господи!» Или пожелание: «Ни пуха ни пера». Ты к любовнице пойдешь, я тебе такое скажу. А в лесу нужно желать: «Ни пуха ни шерстинки!» Я родился охотником. Я иначе не могу», — рассказывает Владимир Лазаренко.

Наш собеседник даже не помнит, когда впервые пошел на охоту.

«Мне даже жена говорит, что я родился в собачьей будке. Сколько себя помню, столько я ходил на охоту. Классе в седьмом стали давать ружье в руки. Мужики, вернувшись с охоты, шли выпивать, а мне отдавали ружья и добычу. И вот я иду такой через деревню, — хотел же, чтобы все видели, что я зайчика несу, — а сам зайду за гумно и стреляю. Ой, ругались на меня охотники за то, что я им все патроны пострелял!» — вспоминает Владимир Лазаренко.

С возрастом, говорит охотник, желание убивать зверя пропало.

«Это я раньше мечтал подстрелить волка, например. Теперь даже самому грустно оттого, что охотником может быть любой, у кого деньги есть. Садятся на вышку, выходит тот лось или косулька из лесу соли полизать, а ей стреляют в спину. Ну разве это охота? Это театр», — возмущается Владимир.

Охота для Владимира Лазаренко — это ритуал.

«Охоту надо отличать от убийства. Для меня охота — это когда у зверя и человека равные шансы. Если зайчик может убежать и я могу не попасть — это охота. А если зверя окружают, если ему некуда деться — это убийство. А потом еще в интернет выкладывают десять убитых зайцев. Нет, я лучше целый день по болотам с собакой похожу», — говорит Владимир.

Бывают ли на охоте случаи, когда собака может погибнуть?

«Конечно, бывают. И зверь может разорвать, и пуля попасть может. А бывает, что собака залезет в нору к барсукам. Они ее там закопают. Пока охотник достанет собаку оттуда, там воздуха нет, собака задыхается. По-разному бывает. Я всегда когда иду на охоту, прощаюсь с женой», — говорит Владимир.

«Ой, не слушайте вы этого балабола», — смеется жена нашего собеседника.

«Ага, она мне после моих охот говорит, что я умру от водки. Так, сходи на кладбище. Там не на одном памятнике не написано, что умер от водки, только от жены, от детей», — шутит охотник.

Возрождение белорусского гончака

Издревле люди, в том числе охотники, выводили новые породы одомашненных животных. Они не знали законов генной инженерии, но, руководствуясь жизненной смекалкой, получали потомство от тех производителей, которые наиболее полно удовлетворяли их требования к какому-то виду животных. Крестьянин заводил теленка от коровы, которая давала молока больше других, а охотник оставлял щенков от нестомчивой гончей, у которой было хорошее чутье и еще несколько других качеств, необходимых на охоте.

При этом в каждом регионе появлялись свои породы, наиболее подходящие для местных условий, даже если от них требовалось все то же молоко или уверенное преследование зайца. Конечно, при выведении породы использовали и импортных производителей — как для поступления свежей крови, так и для получения у потомства каких-то особых достоинств, более выраженных у чужака. Порой чужие породы сменяли аборигенную, навсегда или на какой-то период времени, но, кажется, для этого всегда были какие-то объективные причины.

Фактически так же произошло и с национальной породой гончих собак — белорусским гончаком. Когда-то его держали местные охотники, преимущественно на северо-западе Беларуси, и охотились с ним не только на зайца и лисицу, но и на копытных животных. Примерно в середине ХХ века по многим причинам об этой породе гончих, выведенной простыми охотниками, постепенно начали забывать. Например, существовавший запрет на добычу копытных зверей с гончими заставил многих охотников завести вместо них лаек и других охотничьих собак вроде ягдтерьера. Также белорусская гончая была постепенно вытеснена англо-русской, русской и другими официально признанными породами.

Возможно, так бы и канул в Лету белорусский гончак, если бы за возрождение этой породы не взялся всего лишь один человек — охотник и эксперт-кинолог Владимир Лазаренко, житель Молодечно. О собаке подобного типа он помнил с молодости, когда у самого была такая, а уже в зрелом возрасте обнаружил, что отдельные представители породы сохранились, и путем кропотливой селекционной работы ее можно создать заново и наконец-то официально зарегистрировать.

Что он и сделал, объединив вокруг себя в течение нескольких лет все расширяющийся круг единомышленников. В июне 2008 года решением Белорусского кинологического объединения был официально утвержден стандарт первой национальной породы собак белорусский гончак, а также была создана республиканская комиссия по ведению новой породы. В настоящее время уже подрастают собаки с полной трехколенной родословной, а общее число белорусских гончаков достигло примерно четырех сотен.

Основатель породы Владимир Лазаренко с белорусским гончаком

Пожалуй, основное отличие белорусского гончака от других гончих, что он может весьма эффективно работать по копытным животным, преимущественно по кабану. Мало того, что он, преследуя зверя, вынуждает того двигаться в направлении стрелка. Последний по голосам гона получает максимум информации о процессе преследования: почти всегда знает, когда и какой зверь появится перед ним, — можно хорошо подготовиться к выстрелу. К тому же белорусский гончак — собака позывистая, она быстро возвращается к хозяину после его команды, поданной в охотничий рог. Поэтому и не бывает таких казусов, когда слишком вязкие четвероногие помощники, прихватив зверя, исчезают из виду едва ли не на целый день, срывая дальнейшую охоту.

С учетом главной специализации белорусского гончака у нас в стране созданы временные правила для испытания собак по подсадному кабану. В них определены основные моменты работы гончей, преследующей кабана:

«К охотничьим собакам, пригодным для использования на загонных охотах предъявляются следующие требования. Собака, спущенная с поводка, должна активно и целенаправленно обыскивать угодья в поисках зверя. Найдя зверя, собака должна его преследовать, громко и постоянно отдавая голос. Остановившегося зверя собака должна всеми своими действиями пытаться стронуть с места и продолжать гон. При этом собака должна быть послушна и позывиста, прекращая работу по сигналу ведущего».

По мнению основателя породы Владимира Лазаренко, белорусский гончак — это порода гончих, которые работают по кабану все с большим успехом как в качественном, так и в количественном отношении. Подтверждением этому стали результаты недавних четырех республиканских испытаний белорусского гончака, которые превзошли все ожидания. Из 21 зарегистрированной собаки работа десятерых была оценена дипломами: два диплома II степени и восемь — III степени. Показательно, что на эти испытания уже выставлялись собаки, владельцы которых живут в России.

Становление породы еще не завершилось окончательно. Владимир Казимирович считает, что на данном этапе племенная работа с белорусским гончаком должна преследовать ряд целей:

«Это укрепление крепости и сухости конституции, улучшение экстерьерных форм и более красивых плавных линий сложения, получение более сухой и красивой головы. Длинные лопатки, глубокая грудь, крепкая спина и мускулистый круп свидетельствуют о возможности быстрого движения, тогда как строение костяка, правильная ширина грудной клетки и хорошо развитая мускулатура гарантируют неутомимость и выносливость при продолжительном движении. Белорусский гончак представляет собой элегантную собаку с крепким атлетическим сложением, быструю, легкую, сухую».

Нет сомнений, что эта порода со временем займет достойное место в ряду других охотничьих собак, которые нравятся белорусским охотникам.

 

Иван КЕФАЛОВ

Фото автора

Поделиться в соц. сетях: Предыдущая Следующая

Змагар, Гонар — Новости Барановичей, Бреста, Беларуси, Мира. Intex-press

«Загляните в любой справочник по породам собак. У немцев их около сорока, у англичан еще больше. А есть в справочниках всего одна страница, где написано, что страна происхождения породы белорусский гончак — Беларусь. Вот этим живым во всех смыслах наследием нам и надо гордиться!» — начинает свой рассказ Владимир Лазаренко. Он восстановил породу собак, с которой на охоту ходили еще Радзивиллы.

Владимир Лазаренко — кинолог, охотник, председатель республиканской комиссии по породе белорусский гончак. Живет в Молодечно, сейчас работает сантехником, сообщает «Наша Нiва».

«Я хотел пойти в лесничие. А моя мачеха тогда меня отговорила. Мол, в лесники идут одни пьяницы. Я подумал и поехал поступать в техническое училище в Вильнюс. Сейчас я благодарен своей мачехе. Вот думаю, если бы она меня тогда не убедила, стал бы лесничим. Сидел бы в кабинете и боялся шелохнуться, как многие наши чиновники. А так вот стал простым сантехником, одержимым идеей вернуть, возродить, создать», — рассказывает Владимир Лазаренко.

В доме, где живет Владимир, белорусскому гончаку посвящена целая комната.

РЕКЛАМА

Фото: «Наша Нiва»

В нем собраны и фотографии, и сертификаты, и награды, и охотничий инвентарь, и трофеи, добытые с участием белорусского гончака.

Самые старые фотографии из имеющихся в архиве Владимира, на которых можно увидеть гончака, относятся еще к началу XX века.

«А первый раз эту собаку упоминает в поэме «Песнь о зубре» Микола Гусовский, про гончака писал в «Пане Тадеуше» Адам Мицкевич. Радзивиллы и другие белорусские магнаты всегда охотились с гончаком. Но с течением времени порода это исчезла. Точнее сказать, она не исчезла, она была здесь издавна, но все забыли, что это именно белорусский гончак. Когда в детстве мне попалась в руки книжка «Белорусская охота», 1955 года издания, я читал и удивлялся: ну почему белорусский охотник охотится с литовским и польским огаром, а где наша, белорусская порода, та, что у моего соседа-охотника Русецкого?» — рассказывает Владимир Лазаренко.

Фото: «Наша Нiва»

Вырос Владимир Лазаренко на хуторе Безданы неподалеку от Островца. И сколько себя помнит, всегда рядом были собаки.

«Первое воспоминание о белорусском гончаке связано у меня как раз таки с тем самым Русецким. Моя бабушка зачем-то пошла к ним, возвращается и рассказывает, что его самого дома нет, мол, «павёз сваю ганчарку на чаўне ў Нястанішкі да сабакі». Я думаю, что же там за «ганчарка» такая, что для нее пса в деревне не нашлось. А потом через несколько месяцев увидел, как к Русецкому приехали друзья-охотники, как они сидели под деревом и разбирали маленьких черненьких щенков с рыжими мордочками», — говорит Владимир Лазаренко.

РЕКЛАМА

Прошло много лет — и в 2004 году на заседании Белорусского общества охотников Владимир Лазаренко предложил восстановить эту породу собак.

Фото: «Наша Нiва»

«А все засмеялись. Знаете, что сказали? «Зачем нам белорусский гончак, если есть русская, эстонская, литовская порода гончих?» Нет, вы понимаете? Зачем нам? Ну как объяснить этим людям, что если в Беларуси есть охотники, то должна быть и своя собака!» — возмущен Владимир Лазаренко.

И Владимир поехал под Вороново (Гродненская обл.). Там были собаки Байкал и Аза, вот от них и пошли первые белорусские гончаки.

«Почему гончак? Да потому что я от отца с детства слышал: «Налётаўся сёння, як ганчак», — смеется Владимир Лазаренко.

Фото: «Наша Нiва»

Прошло четыре года — пока породу признали и приняли ее временные стандарты, потом еще два года — пока включили в перечень охотничьих пород. Собаку испытывали на то, к какой охоте она пригодна. Только после этого позволили охотиться с этой собакой.

«Белорусский гончак — отличная порода. Эти собаки никогда не гонят зверя далеко, всегда находятся рядом с хозяином. А гонит зверя собака голосом, красивым, звучным, мелодичным. Собака высокая, может охотиться круглый год, бегать по снегу», — говорит Владимир Лазаренко.

Есть еще одна особенность у белорусского гончака — все собаки этой породы получают исключительно белорусские клички.

Фото: «Наша Нiва»

«Первого щенка, который появился у меня, я назвал Рогнедой. Так и пошло. Рогнеда, Альгерд… Хотя не надо собак человеческими именами называть. Змагар, Гонар, Веліч, Прыпяць — вот имена, которыми мы называем наших собак. У меня живет собака Ручай, ведь голос певчий, как у ручья», — уточняет Владимир Лазаренко.

В 2018 году Владимир Лазаренко создал охотничий клуб «Наш ганчак», в который объединились все «породники». Так Лазаренко называет людей, которые занимаются исключительно одной породой собак. Сейчас в Беларуси около 600 собак этой породы. «Породники» ведут специальную базу, точный учет.

«Наших собак покупают россияне, приезжали из Грузии, Дагестана. Поляки — так те первые. Их порода польский огар вырождается, так они и хотят ее разбавить кровью нашего белоруса», — рассказывает Владимир Лазаренко.

Охота — это не театр, чтобы убивать зверя с вышки

Владимир Лазаренко и его собака Ручай — любители охоты.

«Я как только в доме стану одеваться к охоте, Ручай во дворе уже чувствует это и начинает лаять», — улыбается Владимир Лазаренко.

Фото: «Наша Нiва»

Его беспокоит, что люди забыли культуру охоты, и стремится эту традицию возродить. Причем, это тоже одна из задач клуба «Наш ганчак».

«Меня обижает, когда на охоте говорят: собака залаяла. Лает он в будке, а на охоте собака дает голос. Или собираются охотники на охоту и приветствуют друг друга: «Здоров!» Дома в бане ты со мной так здороваться будешь. А на охоте надо говорить: «Хвала лесу!» Убил зверя, надо отдать ему уважение. Положить травинку в рот, сказать: «Прости, Господи!» Или пожелание: «Ни пуха ни пера». Ты к любовнице пойдешь, я тебе такое скажу. А в лесу нужно желать: «Ни пуха ни шерстинки!» Я родился охотником. Я иначе не могу», — рассказывает Владимир Лазаренко.

Фото: «Наша Нiва»

Наш собеседник даже не помнит, когда впервые пошел на охоту.

«Мне даже жена говорит, что я родился в собачьей будке. Сколько себя помню, столько я ходил на охоту. Классе в седьмом стали давать ружье в руки. Мужики, вернувшись с охоты, шли выпивать, а мне отдавали ружья и добычу. И вот я иду такой через деревню, — хотел же, чтобы все видели, что я зайчика несу, — а сам зайду за гумно и стреляю. Ой, ругались на меня охотники за то, что я им все патроны пострелял!» — вспоминает Владимир Лазаренко.

С возрастом, говорит охотник, желание убивать зверя пропало.

РЕКЛАМА

«Это я раньше мечтал подстрелить волка, например. Теперь даже самому грустно оттого, что охотником может быть любой, у кого деньги есть. Садятся на вышку, выходит тот лось или косулька из лесу соли полизать, а ей стреляют в спину. Ну разве это охота? Это театр», — возмущается Владимир.

Охота для Владимира Лазаренко — это ритуал.

Фото: «Наша Нiва»

«Охоту надо отличать от убийства. Для меня охота — это когда у зверя и человека равные шансы. Если зайчик может убежать и я могу не попасть — это охота. А если зверя окружают, если ему некуда деться — это убийство. А потом еще в интернет выкладывают десять убитых зайцев. Нет, я лучше целый день по болотам с собакой похожу», — говорит Владимир.

Бывают ли на охоте случаи, когда собака может погибнуть?

«Конечно, бывают. И зверь может разорвать, и пуля попасть может. А бывает, что собака залезет в нору к барсукам. Они ее там закопают. Пока охотник достанет собаку оттуда, там воздуха нет, собака задыхается. По-разному бывает. Я всегда когда иду на охоту, прощаюсь с женой», — говорит Владимир.

«Ой, не слушайте вы этого балабола», — смеется жена нашего собеседника.

«Ага, она мне после моих охот говорит, что я умру от водки. Так, сходи на кладбище. Там не на одном памятнике не написано, что умер от водки, только от жены, от детей», — шутит охотник.

Автор: Наша Нiва

ГАНЧАК БЕЛАРУСКI (Беларусская гончая)

Много слухов в последнее время витает вокруг загадочной и неизвестно откуда и когда взявшейся породы «беларускi ганчак». То материалы в прессе и по TV, то представление породы на последнем CACIBе, то запросто разговоры кинологов и заводчиков, теряющихся в догадках и предположениях.

Как стало известно, порода беларускi ганчак теперь является серьёзным и интересным проектом, существующим за счёт инициативной группы любителей гончих, которую возглавляет Владимир Казимирович Лазаренко.

«Ганчак беларускi» — это потомок огара (по-польски «гончей»). Является аборигенной популяцией охотничьих собак , которые сформировались методом народной селекции. Эта гончая по-настоящему универсальна: хорошо работает по самому разному зверю, обладает прекрасным чутьём, неутомимостью и хорошо ориентируется на местности. В 1959 году Пётр Картавин вывез из района Новогрудка в Польшу четырёх таких собак, на основе которых там получили породу огар польский (похожа, в принципе, на бел гончака, но имеет ряд отличий). В 80-х поляки опять пытались вывести представителей наших белорусских собак (искали крови), и написали по этому поводу письмо Владимиру Лазаренко. Он заинтересовался этим вопросом, и с тех пор занялся возрождением нашей, белорусской породы, которая до этого именовалась просто «Ганчак з чорнай спiнай». Владимир Казимирович ездил на выставки, искал, изучал таких собак, находил заинтересованных людей, делалось много фотографий, стендов, собиралась инициативная группа… В результате, в мае 2006 в районе Сморгони был проведён своеобразный смотр поголовья, на который собралось около 30 собак. Участникам даже подарили кое-какие призы, а охотники создали временный стандарт.



Сейчас ни родословных, ни официального признания породы нет, так как она ещё даже не утверждена. Однако усилия, прилагаемые её любителями столь сильны, что к этому вопросу привлечено большое внимание. Завелись племенные книги, организовываются вязки, собаки прекрасно, универсально работают на любые охот дипломы, а щенки разбираются с завидным желанием…

Чтобы по больше узнать о нашей белорусской породе, я обратилась за помощью к одному из охотников, который также поддерживает идею о возрождении белорусского гончака, Виталию Викторовичу Познякову.
По телефону Виталий очень заинтриговал меня рассказами о работе над нашей новой породой, а на встречу принёс номер журнала «Охота и рыбалка», в котором совсем недавно была опубликована статья Лазаренко о белорусской гончей с временным стандартом и фотографиями Бурана и Лютого – прекрасными представителями породы. Так же он захватил небольшую разработку, своеобразные флаера, которые группа энтузиастов раздаёт интересующимся охотникам: лист формата А4 с рисунками этой собаки и краткой историей породы. Называет собаку Виталий исключительно «беларускiм ганчаком», так как возрождение породы для энтузиастов-охотников является ещё и поводом иметь своё, национальное богатство.

 

ОБЩИЙ ВИД. Временный стандарт. 

 Собака выше среднего роста, с крепким костяком и крепким телосложением. Весь её вид выражает силу и выносливость. Всеми чертами строения тела она подтверждает своё происхождение от старинной породы – огара. Собака понятливая, отважная, упорная, с отличным чутьём. След держит с мелодичным доносчивым голосом, обладает чрезвычайно развитым чувством ориентации. Кроме того, отличается злобой, поэтому используется при охоте на кабанов и хищников, а после правильного обучения – по кровяному следу. 

ГОЛОВА – продолговатая, но не остроконечная,. Кожа на голове без складок. Череп слегка выпуклый, продолговатый. Губы большие и отвислые, образуют небольшие Брыли. Нос крепкий, мочка носа большая, тёмног цвета. Ноздри довольно большие. Переход от лба к морде, как и затылочный бугор, чётко выражены.

УШИ – высоко посажены, висячие, тонкие, хорошо прилегающие к голове, в середине гораздо шире, на концах округлые и слегка загнутые, иногда свёрнуты в трубку.

ГЛАЗА – средней величены с умным и спокойным выражением, тёмно-карие с чуть косым поставом, края век тёмные. Нижние веки у старых собак опущены

ЗУБЫ И ПРИКУС — белые, крупные, крепкие, с хорошо развитыми челюстями и комплектными зубами. Прикус ножницеобразный. 

ШЕЯ – сильная, округлая, мускулистая, средней длины, на нижней стороне имеются складки. Допускается небольшая загруженность шей (подгрудок).
ГРУДЬ – глубокая, просторная, грудная клетка овального сечения, достающая до локтей. 

ХОЛКА – достаточно развита, выделена над линией спины.

СПИНА – крепкая, прямая, мускулистая, с хорошим переходом в широкую поясницу.

ПОЯСНИЦА – короткая, широкая, выпуклая, мускулистая.

КРУП – длинный, широкий, мускулистый, слегка покатый.

ПЕРЕДНИЕ КОНЕЧНОСТИ – прямые, сухие, костистые, с хорошо развитой мускулатурой. При осмотре спереди – прямые и параллельные. Предплечье в разрезе овально, локти обращены строго назад. Угол плечелопаточного сочленения близок к 100° .

ЗАДНИЕ КОНЕЧНОСТИ – сухие, когтистые, с хорошо развитой мускулатурой. При осмотре сзади – прямые и параллельные, с выраженными углами сочленений. Плюсна почти отвесная.

ЛАПЫ – сводистые, в комке, овальной формы, с плотно вжатыми пальцами и крепкими когтями, тёмного цвета (если пальцы желтые или белые, то когти светлого цвета). Когти наравленны в землю. 

ГОН – посажен немного ниже горизонтальной линии спины, опущенный, изогнутый в виде сабли, сильный, достающий до скакательного сустава, с нижней стороны покрыт длинной псовиной, поднят круто вверх.

ОКРАС – основной тон чёрный с ржаво-рыжими, рыжевато-красными подпалинами, которые не отделяются резко а сливаются с чёрным чепраком, расположенным до головы и около шеи. С обеих сторон головы на висках имеется чернота (стрелки), уши бывают несколько темнее. Допускаются белые отметины на груди, ногах и на конце гона, что служит отличительной чертой этой породы.

ШЕРСТЬ – на голове, ушах и ногах короткая, на задних сторонах бёдер длиннее. Характерен густой мягкий подшерсток. Псовина блестящая, длинной 2-3 см, ровная, прямая жесткая.

КОЖА, МУСКУЛАТУРА И КОСТЯК – кожа плотная, эластичная, без складок, мускулатура хорошо развита, костяк широкий, крепкий.

Высота выжлецов: 62-68 см; 63-68 см; 63-69 см.

Высота выжловок: 57-64 см; 58-63 см; 61-66 см.

ЖИВОТ – большой, объёмистый, выпуклый, с коротким и не большим пахом, бока немного впавшие.   


Источник: petsby.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о