Пигмеи охота на слона: Камерун: с пигмеями за лесным слоном — Охотники.ру

Содержание

Камерун: с пигмеями за лесным слоном — Охотники.ру

Поздний вечер. Тропический лес на юге Камеруна. Жарко, влажно и душно, скоро пойдет обязательный для этих мест дождь. Мы лежим у костра, измочаленные бесконечными поисками лесного слона. Вместе со мной — мой друг охотник и оператор Элисбар Караваев и профессиональный охотник француз Ги Ле Боэк.

Автор с великолепным трофеем лесного слона-одиночки, фото автора

Мы лежим и слушаем нашего старшего следопыта Гастона, вожака небольшой группы пигмеев бака, которые работают в сезон охоты (с апреля по август) в лагере испанской компании «Майо Олдири Сафари». «Когда-то пигмеи умели перевоплощаться в слонов. В прежние времена пигмеи бака часто враждовали с другими племенами, и если кто-то угрожал нам, то глава семьи превращался в слона, чтобы защитить своих близких и отвести их в безопасное место. Видя следы слона, враг не решался преследовать эту семью, — Гастон, сносно говорящий по-французски, на мгновение умолкает, но, убедившись, что «большие белые» явно заинтригованы его рассказом, продолжает: — Дед рассказывал мне эту историю, когда я был совсем маленький, и он предупреждал меня относиться с большой осторожностью к слонам. Дед объяснил, как распознать оборотня по его помету. Надо измельчить листья особого растения и смешать со свежим пометом слона, затем положить эту кашицу на лист маранты и поместить над костром. По тому, как она будет кипеть, станет понятно, настоящий слон или нет. А еще дед предостерегал меня от женитьбы на ненадежной женщине, которая будет мне изменять. В этом случае, предупреждал дед, удача отвернется от тебя, ты не сможешь отличить оборотня, и слон убьет тебя».


Пигмеи наравне с бушменами и аборигенами Австралии, по мнению ученых, относятся к самым древним народам нашей планеты. Они живут небольшими сообществами, состоящими из пяти–десяти семей.

Пигмеи не признают вождей и предпочитают первобытнообщинную демократию. Но в то же время в каждой группе есть моральные лидеры, которые пользуются наибольшим влиянием. Им доверяется организовывать охоту, выбирать место для лагеря, улаживать конфликты внутри общины, вести переговоры с «большими белыми» и «большими черными» (последнее — название соседей-африканцев из племени банту). Обычно подобным статусом обладают охотники на слонов и горилл.


Таков и наш Гастон — местная знаменитость. Мало кому удается добыть с копьем взрослого самца-гориллу. Ведь рост взрослых особей достигает 1,75 метра при ширине плеч до метра, а вес может быть больше 200 килограммов. Любой промах грозит большими неприятностями охотнику: могучий зверь способен разодрать его в клочья. Гастону повезло: подкравшись, он поразил гориллу одним ударом, обеспечив голодавшую в тот момент семью мясом на много дней вперед…


Древние греки, в том числе и знаменитый историк Геродот, называли этот народ «пигмайой», что в переводе означает «люди величиной с кулак». Рост пигмеев действительно невелик: каких-то 135–140 сантиметров. Но их отличает развитый, особенно у мужчин, плечевой пояс, превосходный слух, отличное обоняние, они великолепно ориентируются в лесу даже ночью — словом, это прирожденные и превосходные охотники практически на любую дичь, которой столь богаты дождевые леса тропической Африки.


Под давлением правительства Камеруна бака — самая многочисленная пигмейская народность в стране — начали переходить к полуоседлому образу жизни в середине 60-х годов XX века. Охота и собирательство постепенно уступили место сельскохозяйственным работам по выращиванию какао, кофе, овощных бананов и маниоки. Появление у пигмеев небольших наделов какао фактически означало потерю ими статуса охотников, так как это привязало их к земле. Охотники стали посредственными земледельцами, их охотничьи навыки притупились.


И тем не менее несколько раз в год голос предков поднимает бака с насиженных мест и влечет их в джунгли. Они уходят в лес на несколько месяцев, целиком отдаваясь занятиям предков — охоте, рыбалке, поискам меда, сборам корнеплодов, лекарственных трав и растений. Дары леса, как усвоили Гастон и члены его группы, имеют товарную ценность, их можно продать на деревенских рынках или выменять на металлические предметы — ножи, копья, наконечники стрел.


Многие мужчины, как Гастон, нанимаются в сезон охоты в аутфитерские компании для сопровождения охотников или для первичной обработки трофеев. Пигмеи и их семьи обычно селятся в дощатых хижинах для персонала на территории охотничьего лагеря или разбивают поблизости свой лагерь. Мне и Элисбару посчастливилось познакомиться с ними, так как в наши цели входила не только охота на лесного слона, но и съемки документального фильма для одного из охотничьих телеканалов.


В тот день нас сопровождал Бенабье, еще один пигмей-следопыт, лишившийся левого глаза во время охоты на слона. Несчастный случай, как рассказывали его товарищи, произошел из-за допотопного ружья с дымным порохом, которое буквально взорвалось при выстреле в его руках.


Бенабье также слыл экспертом по выявлению среди слонов оборотней.

Для этого он использовал браслет-оберег, сделанный из травы, который постоянно носил на левой руке у предплечья. «Если я вижу в лесу слона, — рассказывал он нам с заговорщицким видом, — то внимательно на него смотрю и подтягиваю браслет ближе к плечу. Если передо мной оборотень, он убежит а если настоящий слон, я выстрелю, и он умрет, а я пойду в деревню за помощью».


Из рассказа Бенабье мне особенно запомнилось, как пигмеи-охотники выбирают место для лагеря. Прежде всего они исходят из наличия дичи, при этом заблаговременно узнают, где проходят слоновьи тропы, чтобы избежать столкновений с лесными великанами. Лагерь (а это группа хижин, построенных из прутьев и широких листьев маранты) всегда обустраивается поблизости от речушек, чтобы было вдоволь воды, а женщины и дети могли ловить мелкую рыбешку. Выбирается поляна, защищенная деревьями с раскидистыми кронами. Это особенно важно в период тропических ливней: крона защищает хижину от потоков дождя. Хижины располагаются подковой вокруг центра лагеря.

Вход в каждую из них обращен к центру, символизируя открытость пигмейской общины. Ее члены как бы подчеркивают, что им нечего скрывать друг от друга, а все добытое охотой или собирательством будет разделено поровну. Хижины, стоящие по краям, считаются «опасными», и их занимают наиболее опытные охотники.


Жилища, в которых живут охотники, сразу бросаются в глаза: около них стоят копья, лежат деревянные арбалеты и сети для коллективной охоты на мелких антилоп-дайкеров. Любопытно, что копье никому не передают. Оно всегда должно смотреть только вверх и не может быть воткнуто в землю. Оно может быть испачкано лишь кровью добычи, в противном случае, считают бака, удача отвернется от охотника. Что касается арбалетов, столь популярных в средневековой Европе, то в тропических лесах Африки они используются до сих пор для охоты на юрких мартышек, скрывающихся в кроне гигантских деревьев. Арбалеты отличаются точностью и дальностью стрельбы. Для того чтобы натянуть настоящую кожаную тетиву, сделанную из шкуры антилопы, нужно приложить немало усилий.

Интересно, что для стрел арбалета не всегда используются металлические наконечники. Пигмеи считают, что деревянный наконечник, пропитанный ядом, эффективнее, даже раненное им животное рано или поздно достается охотнику.
По правде говоря, охота есть охота, и на моих глазах многие попытки добыть проворную обезьяну стрелами с обоими наконечниками заканчивались неудачей. Это, впрочем, нисколько не смущало бака, которые отшучивались местной поговоркой: «Когда охотник не может поймать обезьяну, виновата обезьяна».


Уходя на охоту, которая может продлиться несколько дней, пигмеи забирают с собой весь подручный инвентарь. По мнению Бенабье, важно ничего не забыть: копье, топор, арбалет, сеть. Никогда не знаешь, что ждет тебя в лесу. Найдешь мед — понадобится топор, чтобы влезть на дерево; наткнешься на животное — пригодится копье; увидишь обезьяну — нужен арбалет.


Пигмеи выходят на охоту, когда подсохнет утренняя роса. Накануне они плетут веревки, из которых изготавливают всевозможные охотничьи снасти — сети, ловушки, силки. Наиболее искушенные бака варят яд и смазывают им наконечники стрел. Рецепт яда держится в строгом секрете. После захода солнца жрец — предсказатель и знахарь — испрашивает у духов леса, особенно у главного из них Комба, благословения и покровительства. По шкуре генеты (мелкий зверек из семейства кошачьих) он определяет, ждет ли охотников удача. Жены исполняют ритуальный танец йелли, чтобы привлечь лесных духов на помощь мужьям.

Утром перед выходом из лагеря пигмеи строятся в колонну. Старший из них (в нашем случае Гастон) опускается на колени, чтобы получить благословение и веточку-талисман от своей жены.


Меня поразили приметы, которые стараются соблюдать пигмеи, готовясь к охоте. Например, категорически запрещено заниматься любовью с женой. Нельзя брать в лес деньги. И почти как у нас, не рекомендуется говорить вслух о животном, на которое собираешься охотиться («Не дели шкуру неубитого медведя»). Животное предпочитают как бы притянуть к себе энергетически, но не упоминать всуе. Впечатляет, не правда ли?
В прошлом пигмеи бака охотились практически на всех животных (помимо входящих в рацион улиток, змей, насекомых, муравьев), каких можно добыть в тропических лесах Камеруна. Исключение составлял леопард — к нему здесь относятся с опаской и пиететом. Издревле существует поверье, запрещающее беременным женщинам есть мясо этой кошки, иначе роды будут тяжелыми. Со слов Гастона, среди леопардов особенно много оборотней и распознать их невозможно. Так что лучше не рисковать!


В последние десятилетия, как я уже отмечал, пигмеи стали охотиться меньше, да и правительство наложило много ограничений, запретив, например, охоту на слонов, антилоп бонго, ситатунгу. Сквозь пальцы власти смотрят лишь на добычу мелких антилоп-дайкеров, которых здесь великое множество. Правда, и браконьерских петлей, ловушек мы видели не меньше, что, конечно, говорит о низкой эффективности официальных запретов. Да и левый глаз Бенабье, потерянный, напомню, во время нелегальной охоты на слона, напоминает о том же.


Разумеется, мы пошли официальным путем: оплатили лицензию на слона и 12-дневную охоту в угодьях самого крупного аутфитера в Камеруне — компании «Майо Олдири Сафари». Испанцы владеют огромными территориями как в лесной (на юге), так и саванной (на севере) частях Камеруна и проводят охоты, по сути, круглый год.


Путь в лесные угодья «Майо Олдири», расположенные на границе с Центральной Африканской Республикой и Конго, отнимает почти двое суток. Вначале перелет из Европы в город Дуала, ночевка; на утро — чартерный перелет до местечка Молунду, что на границе с Конго, и только оттуда — последний бросок на джипе или пироге с мотором по полноводной реке Бумба до лагеря «Бумба-Норд».
Размер охотничьей территории впечатляет: 80 тысяч гектаров леса, внутри которого проложено более 200 километров дорог. Это, поверьте, очень много с учетом здешнего климата и постоянно идущих дождей. Лагерь, состоящий из дощатых бунгало, сносный, зато питание, что исключительно важно для успеха любого сафари, лучше не бывает: сразу видно, что хозяйничает здесь француз-гурман.

Продолжение следует…

Сергей Ястржембский 28 июля 2015 в 00:00

Камерун: с пигмеями за лесным слоном

С. Ястржембский

Поздний вечер. Тропический лес на юге Камеруна. Жарко, влажно и душно, скоро пойдет обязательный для этих мест дождь. Мы лежим у костра, измочаленные бесконечными поисками лесного слона. Вместе со мной – мой друг охотник и оператор Элисбар Караваев и профессиональный охотник француз Ги Ле Боэк. Мы лежим и слушаем нашего старшего следопыта Гастона, вожака небольшой группы пигмеев Бака, которые работают в сезон охоты (с апреля по август) в лагере испанской компании «Майо Олдири Сафари».
– Когда-то пигмеи умели перевоплощаться в слонов. В прежние времена пигмеи Бака часто враждовали с другими племенами. И если кто-то угрожал нам, то глава семьи превращался в слона, чтобы защитить своих близких и отвести их в безопасное место. Видя следы слона, враг не решался преследовать эту семью…
Гастон, довольно сносно говорящий по-французски, на мгновение умолк, и, убедившись, что «большие белые» явно заинтригованы его рассказом, продолжил:
– Дед рассказывал мне эту историю, когда я был совсем маленький, и он предупреждал меня относиться с большой осторожностью к слонам. Дед объяснил, как распознать оборотня по его помёту. Надо измельчить листья особого растения и смешать со свежим помётом слона, затем положить эту кашицу на лист маранты и поместить над костром. По тому, как она будет кипеть, станет понятно, настоящий слон или нет. А ещё дед предостерегал меня от женитьбы на ненадёжной женщине, которая будет мне изменять. В этом случае, предупреждал дед, удача отвернется от тебя, ты не сможешь отличить оборотня, и слон убьет тебя!..
Пигмеи наравне с бушменами и аборигенами Австралии, по мнению ученых, являются самыми древними обитателями нашей планеты. Они живут небольшими сообществами, состоящими из 5-10 семей. Пигмеи не признают вождей и предпочитают первобытнообщинную демократию. Но в каждой группе есть моральные лидеры, которые пользуются наибольшим влиянием. Им доверяется организовывать охоту, выбирать место для лагеря, улаживать конфликты внутри общины, вести переговоры с «большими белыми» и «большими чёрными» (последнее – название соседей-африканцев из племени Банту). Обычно подобным статусом обладают охотники на слонов и горилл.
Таков и наш Гастон, он – местная знаменитость. Мало кому удаётся добыть с копьём взрослого самца-гориллу. Ведь рост взрослых особей достигает 1,75 метра при ширине плеч до метра, а вес может быть больше 200 кг! Любой промах грозит большими неприятностями охотнику, которого могучий зверь способен разодрать в клочья. Гастону повезло: подкравшись, он поразил гориллу одним ударом, обеспечив голодавшую в тот момент семью мясом на много дней вперёд…
Древние греки, в том числе знаменитый историк Геродот, называли их «пигмайой», что в переводе означает «люди величиной с кулак». Рост пигмеев действительно невелик, каких-то 135-140 см. Но зато их отличает развитый, особенно мужчин, плечевой пояс; у них превосходный слух, отличное обоняние, они великолепно ориентируются в лесу – даже ночью. Словом, они – прирожденные и превосходные охотники практически на любую дичь, которой столь богаты дождевые леса тропической Африки.
Под давлением правительства Камеруна Бака – а это самая многочисленная пигмейская народность в Камеруне – начали переходить к полуоседлому образу жизни в середине 60х годов. Охота и собирательство постепенно стали уступать место сельскохозяйственным работам по выращиванию какао, кофе, овощных бананов и маниоки. Появление у пигмеев небольших наделов какао фактически означает потерю ими статуса охотников, т.к. привязывает их к земле. Прирожденные охотники становятся посредственными земледельцами, а их охотничьи навыки притупляются.
И, тем не менее, несколько раз в год голос предков поднимает Бака с насиженных мест и влечёт их в джунгли. Они уходят в лес на несколько месяцев, целиком отдаваясь занятиям предков. Они занимаются охотой, рыбалкой, поиском мёда, сбором корнеплодов, лекарственных трав и растений. Все эти дары леса, как усвоили Гастон и члены его группы, имеют товарную ценность, их можно продать на деревенских рынках или выменять на металлические предметы (ножи, копья, наконечники стрел).
Многие мужчины, как Гастон, например, нанимаются в сезон охоты в аутфитерские компании для сопровождения охотников или первичной обработки трофеев. Пигмеи и их семьи обычно селятся или в дощатых хижинах для персонала на территории охотничьего лагеря или разбивают поблизости свой лагерь. Мне вместе с Элисбаром посчастливилось познакомиться с ним воочию, т.к. в наши цели входила не только охота на лесного слона, но и съемки документального фильма для одного из охотничьих телеканалов.
В тот день нас сопровождал Бенабье, ещё один пигмей-следопыт, лишившийся левого глаза во время охоты на слона. Несчастный случай, как рассказывали нам его товарищи, произошел из-за допотопного ружья с дымным порохом, которое буквально взорвалось при выстреле в его руках.
Из рассказа Бенабье мне особенно запомнилось, как пигмеи-охотники выбирают место для лагеря. Прежде всего, они исходят из наличия дичи, при этом заблаговременно узнают, где проходят слоновьи тропы, чтобы избежать столкновений с лесными великанами. Всегда лагерь (а это группа хижин, построенных из прутьев и широких листьев маранты) обустраивается поблизости от речушек с тем, чтобы было вдоволь воды, а женщины и дети могли ловить мелкую рыбёшку. И, наконец, выбирается поляна, защищённая деревьями с раскидистыми кронами. Это особенно важно в период тропических ливней – крона защищает хижину от потоков дождя.
Хижины, в которых живут охотники, сразу бросаются в глаза: около них стоят воткнутые в землю копья, лежат деревянные арбалеты и сети для коллективной охоты на мелких антилоп-дайкеров. Любопытно – копьё никому не передают. Оно всегда должно смотреть только вверх и не может быть воткнуто в землю. Копьё может испачкать лишь кровь добычи, в противном случае, считают Бака, удача отвернётся от охотника.
Что касается арбалетов, столь популярных в Средневековой Европе, то в тропических лесах Африки они используются до сих пор для охоты на юрких мартышек, скрывающихся в кроне гигантских деревьев. Арбалеты отличаются точностью и дальностью стрельбы, а для того, чтобы натянуть настоящую кожаную тетиву, сделанную из шкуры антилопы, нужно приложить реальные усилия. Интересно и то, что для стрел арбалета не всегда используются металлические наконечники. Пигмеи считают, что деревянный наконечник, пропитанный ядом, эффективнее, т. к. даже раненное им животное рано или поздно достаётся охотнику.
Правда, охота есть охота, и на моих глазах многие попытки добыть проворную обезьяну стрелами с обоими наконечниками заканчивались неудачей. Это, впрочем, нисколько не смущало Бака, которые отшучивались местной поговоркой: «Когда охотник не может поймать обезьяну, виновата обезьяна».
Уходя на охоту, а она может продлиться и несколько дней, пигмеи забирают с собой весь подручный инвентарь. По мнению Бенабье, «важно ничего не забыть: копьё, топор, арбалет, сеть. Никогда не знаешь, что ждёт тебя в лесу. Найдешь мёд, понадобится топор, чтобы влезть на дерево; наткнешься на животное – пригодится копьё; увидишь обезьяну – нужен арбалет».
Пигмеи выходят на охоту, когда подсохнет утренняя роса. Накануне они плетут верёвки, которые идут на изготовление всевозможных охотничьих снастей – сетей, ловушек, силков. Наиболее искушенные Бака варят яд и смазывают им наконечники стрел. Рецепт яда держится в строгом секрете. После захода солнца Нганга, жрец, предсказатель и знахарь, испросит у духов леса и особенно у главного из них – Комба, благословение и покровительство. По шкуре генеты (мелкий зверек из семейства кошачьих) он определит, ждет ли охотников удача. Жены охотников исполнят ритуальный танец йелли, чтобы привлечь лесных духов на помощь мужьям.
Утром, перед выходом из лагеря, охотники построились в колонну, старший из них (в нашем случае – Гастон) опустился на колени, чтобы получить благословение и веточку-талисман от своей жены.
Меня поразили приметы, которым стараются следовать пигмеи, готовясь к охоте. Например, категорически запрещено заниматься любовью с женой. Нельзя брать деньги в лес. И, наконец, почти как у нас, – не рекомендуется говорить вслух о животном, на которое собираешься охотиться (помните: «не дели шкуру неубитого медведя»). Его, это животное, предпочитают визуализировать, как бы притянуть к себе энергетически, но не упоминать всуе. Впечатляет, не правда ли?
В прошлом пигмеи Бака охотились практически на всех животных (помимо улиток, змей, насекомых, муравьёв), которых можно добыть в тропических лесах Камеруна. Исключение всегда составляет лишь леопард, к которому здесь относятся с опаской и пиететом. Издревле существует поверье, запрещающее беременным женщинам есть мясо этой кошки, иначе роды будут тяжелыми. Как я понял Гастона, среди леопардов особенно много оборотней, и распознать их практически невозможно. Так что лучше не рисковать!
В последние десятилетия, как я уже отмечал, пигмеи стали охотиться меньше, да и правительство наложило на них много ограничений, запретов, например, охоту на слонов, на антилоп бонго, ситатунга и др. Сквозь пальцы власти смотрят лишь на добычу мелких антилоп-дайкеров, которых здесь великое множество. Правда, и браконьерских петлей и ловушек мы видели не меньше, что конечно, говорит о низкой эффективности официальных запретов. Да и левый глаз Бенабье, потерянный, напомню, во время нелегальной охоты на слона, говорит о том же.
Но мы с Элисбаром пошли, разумеется, официальным путем – оплатив лицензию на слона и 12-дневную охоту в угодьях самого крупного аутфитера в Камеруне компании «Майо Олдири Сафари». Испанцы владеют огромными территориями как в лесной (на юге), так и саванной (на Севере) частях Камеруна. И проводят охоты по сути дела круглый год.
Путь в лесные угодья «Майо Олдири», расположенные на границе с Центральноафриканской республикой и Конго, забирает почти двое суток. Вначале перелет из Европы в город Дуала, ночёвка, на утро – чартерный перелёт до местечка Молунду, что на границе с Конго. И оттуда – последний бросок на джипе или пироге по полноводной реке Бумба до лагеря «Бумба-Норд».
Размер охотничьей территории впечатляет – 80 тысяч гектаров леса, внутри которого проложено более 200 км дорог. Это, поверьте, очень много с учетом здешнего климата и постоянно идущих дождей. Лагерь, состоящий из дощатых бунгало, – вполне сносный, зато питание, а это исключительно важно для успеха любого сафари, поставлено на высоте – сразу видно, что хозяйничает здесь француз-гурман.
Ги – удивительный пиэйч, с необычной судьбой и образом жизни. Ему слегка за 50, в прошлом служил во французском спецназе, а после отставки – телохранителем у многих высокопоставленных особ в Азии и Африке. Исключительно организован, педант – качества, свойственные далеко не всем французам.
Судьба и профессия не оставили ему шанса для семейной жизни. Имея два паспорта – французский и камерунский – живет преимущественно в Камеруне, проводя 11 месяцев (!) в тропическом лесу или саванне. Великолепно зная свои охотничьи угодья, он, тем не менее, не расставался с картой местности и GPS. Оценив физическую форму русских клиентов, строил охоту так, что порой мы просто валились с ног после очередного марш-броска через непролазные дебри тропического леса.
Условия, в которых приходится охотиться в тропических лесах, заслуживают особого разговора. Высочайшая влажность (свыше 90%), жара (более 30 градусов), невероятно густой агрессивный лес, в котором пигмеи прорубают ходы с помощью мачете и садового секатора, зачастую нулевая видимость – все это превращает охоту в настоящее испытание для силы духа и выносливости охотника. Ведь даже по «коридорам», прорубленным пигмеями, приходится передвигаться согнувшись, т. к. пигмеи освобождают проход под свой рост. Но даже и в этом коридоре тебя на каждом шагу цепляют лианы, корни, колючки. В моем виртуальном рейтинге охот, проведенных в самых разных странах и климатических условиях, по степени сложности я ставлю охоту в тропическом лесу на первое место вместе с горными охотами на высоте 4-5000 метров.

Особую проблему представляет сама стрельба. Густая растительность, конечно, облегчает скрадывание и позволяет подойти к животному (слону, буйволу, бонго) на очень близкое расстояние – порой буквально на 3-5 метров, но невероятно осложняет выцеливание зверя. Случалось и так, что охотники, приблизившись к слону на расстояние вытянутой руки, бесшумно удалялись без выстрела.
Знаю и другой случай, когда мой друг замечательный охотник О.А. в том же Камеруне стрелял в слона буквально в упор, видя лишь небольшой фрагмент тела. За этим последовало настоящее сражение, в ходе которого О. и его пиэйч сделали более 20 выстрелов, с трудом при помощи пигмеев выбравшись с поля битвы! Словом, если у вас есть желание добыть слона в тропических лесах Африки – готовьтесь к сверхиспытаниям и цистерне адреналина, но это, право, стоит того!
Охота на лесного слона происходит по следующей схеме. Каждое утро на рассвете команда (охотник, пиэйч, 3-4 следопыта – пигмея) выезжает на джипе в лес. Машина крадучись продвигается по дороге, при этом на переднем бампере сидит самый глазастый следопыт, внимательно сканирующий ночные отпечатки слоновьих следов. Маршрут команды обычно включает объезд водоемов и солончаков – мест, традиционно посещаемых слонами. Поднятая пигмеем рука – сигнал для остановки машины и более углубленного анализа следа.
Для пигмеев след слона содержит почти всю необходимую информацию. По рисунку и размеру отпечатка передних ног они определяют его пол, возраст, психологические состояние (возбужден или спокоен). Если обнаружен свежий навоз, то, считайте, вообще повезло. Гастон или Бенабье по его температуре (палец служит термометром) безошибочно определяют, как давно здесь прошел слон.
И если самец заочно произвел на команду хорошее впечатление, начинается преследование и выслеживание пешком, которое может продлиться весь день.
Лесной слон, конечно, уступает по размеру тела и бивней своему собрату из саванны. Он весит где-то 2,5 – 3,5 тонны (саванный – 4,5-6т), а его бивни более тонкие и прямые. Но является таким же вспыльчивым и опасным животным. И, как уже было сказано выше, охота на этого великана в тропическом лесу требует особой физической и психологической подготовки.
В один из дней, преследуя слона-одиночку более трех часов, мы подошли к нему так близко, что видели контур тела. Было около полудня, и слон, разморенный зноем, спал стоя, забравшись в непролазную чащу. Пытаясь разглядеть бивни, мы стали обходить его и попали под боковой порыв ветра. Что тут началось!
Джунгли разом ожили и пришли в движение. «Наш» слон резко рванулся вперед, вокруг замелькали силуэты других слонов, затрубили слонихи, предупреждая об опасности малышей. Треск, гвалт, топот – причем со всех сторон сразу. Оказалось, что «наш» слон присоединился к стаду, чего мы, к сожалению, не заметили. Лихорадочно сжимая в руках арендованный в лагере Рюгер 416 калибра, я пытался определить, откуда исходила наибольшая опасность, и не мог! Ги, окликнув меня, со штуцером наизготовку бросился к стволу самого крупного дерева, где уже теснились пигмеи. Встав спиной к дереву, мы приготовились к обороне. И атака не заставила себя ждать.
Горячий шепот Гастона – «Патрон, патрон, слониха идет прямо на нас! Стреляйте, патрон!» – указал на источник опасности. Разъяренная слониха, громко трубя и хлопая ушами, была в каких-то 15-20 метрах от нас, правда, закрытая густым подлеском. Ги не стал ждать, когда она подойдет еще ближе, и выстрелил, почти не целясь. Я не стрелял, ожидая команду. Зверь отскочил в сторону, но через мгновение вновь перешел в атаку. И только повторный выстрел Ги заставил слониху отступить.
Простояв еще несколько минут, мы с Ги медленно опустились на землю. Только тут я заметил отсутствие пигмеев – они уже были на дереве. Все молчали, все еще ощущая потрясение пережитых мгновений.
Поведение пигмеев не было проявлением трусости – не имея никакого оружия, они обезопасили, насколько могли, свою жизнь и не мешали Ги защищать наши. Как выразился пиэйч, подытоживая драматический эпизод, в таких ситуациях – «мне не нужна дополнительная лицензия на слона, я должен защитить команду!» Подобные ситуации, надо сказать, не редкость при охоте на слона и опытные пиэйчи используют оружие только в самый критический момент.
Что касается традиционных способов охоты самих пигмеев на слона, то в прошлом (а, возможно, и не только в прошлом) она требовала от них огромного мужества и самообладания. Обнаружив слона, пигмеи преследовали его и ждали, когда он заснет. Тогда один из охотников, обмазавшись слоновьим навозом, бесшумно подползал к животному и вонзал копьё или деревянную пику, смазанную ядом, слону в пах. Через несколько минут яд останавливал сердце великана.
На пятый день охоты, где-то за два часа до захода солнца (около 16:00) нам страшно повезло. Медленно объезжая на «Тойоте» слоновьи заповедные места, прямо на дороге мы наткнулись на крупного самца. Первым увидел его своим операторским взглядом Элисбар. Слон медленно брёл по дороге, ломая ветки и лакомясь плодами.
Сойдя с машины, мы начали сближаться со слоном, пытаясь рассмотреть его бивни. Есть: мы с Ги увидели прекрасные параллельный бивни! Теперь главное – не спугнуть слона и дождаться момента для точного выстрела. Расстояние – для охоты в лесу было необычно большим – около 70 метров, видимость – идеальная. Все зависело только от меня! Подкрадываясь к животному, молюсь, чтобы он приостановился и замер на секунду!
Наконец, выдается шанс для выстрела. Выцеливаю под лопатку и стреляю. Слон приседает на правую ногу, разворачивается и бросается в джунгли. Звучит выстрел Ги, вдогонку успеваю выстрелить второй раз.
Первый выстрел, как всегда, – самый главный. Надеюсь, что он был достаточно точным. Мы стоим и прислушиваемся к шуму в лесу. Наконец, слышим падение тяжёлого тела и предсмертную песнь слона. Трофей добыт! Поздравления, радость и облегчение на лицах членов команды. Это – всегда общий успех!
Но пигмеи радуются еще и тому, что их семьи на несколько недель вперед теперь обеспечены мясом, а в охотничьем лагере нас ждет обязательный в таком случае праздник. Готовиться к нему команда начинает немедленно: машину украшают зелеными ветками, и по дороге домой возбужденная команда хором исполняет песню с незамысловатыми словами: «Да здравствует, да здравствует сафари! Сафари удачно закончилось. Слава охотнику! Теперь у нас будет много мяса!»
Победные звуки клаксона и песня Гастона, Бенабье и других следопытов выводит весь лагерь на дорогу. Мужчины, женщины, дети танцуют, смеются, кричат, каждый хочет до меня дотронуться, поздравить с удачей. Весь вечер отдан песням, танцам и эмоциям, которые подогреваются пивом и местной пальмовой водкой. Это – исключение из правил Ги допускает только в случае больших удач, в другие дни здесь царит жесточайший «сухой закон». На следующее утро мы вернулись к месту охоты на нескольких машинах – за день надо разделать трёхтонную тушу слона. Само животное, как пояснил Ги, отличается некоторыми свойствами, которые очень ценятся в лесу. Во-первых, он действительно крупный, таких здесь называют «комба́». Во-вторых, у него длинные и – для джунглей – толстые бивни, их зовут «мондугу». Слон – безусловно, знатный, вес бивней, по первой оценке Ги, должен быть 14-17 кг. Больше 17 – рекорд сезона, который до нас уже принёс клиентам-охотникам 5 достойных слонов.
Условия тропиков не позволяют пигмеям долго восторгаться добычей. Почти все жители деревни – мужчины, женщины, подростки – принимают участие в разделке туши. С поразительной скоростью, всего за полдня, они разделывают добычу, не оставив от трёхтонного лесного гиганта и следа! При этом самые квалифицированные следопыты были заняты разделкой наиболее важной части трофея – головы, чтобы не повредить внутреннюю – самую хрупкую и ломкую – часть бивней. Очищенные от мяса, бивни на несколько дней втыкаются в землю для завершающей стадии обработки в лесной «лаборатории»: муравьи, черви и личинки съедают остатки мяса.
Меня поразила также выносливость пигмейских женщин, которые перенесли на себе все мешки с мясом от места разделки до дороги. Каждый мешок весил где-то 30-40 кг и, на мой взгляд, был совершенно неподъемным!
Трудно понять, по какому принципу делится мясо, но никто не остается внакладе, и вся деревня, не медля, приступает к его обработке. Жир топится и переливается в пластиковые бутылки, в которых может храниться месяцами. Мясо коптят, складывая на навесе под потолком хижины, над постоянно дымящимися очагами. Эта примитивная коптильня позволяет заготовить мясо на несколько недель вперед… Впрочем, здесь долго мясо не хранится. Средняя пигмейская деревня, состоящая из 20-30 человек, умудряется съесть трёхтонного слона за пару месяцев! Кстати, чтобы лучше отрывать и жевать мясо пигмеи затачивают или, верно сказать, скалывают края передних зубов, делая их треугольными. Этой болезненной и обязательной для всех, независимо от пола, процедуре они подвергаются в подростковом возрасте.
Что касается бивней, то они, как и во всех охотничьих лагерях, проходят обязательное взвешивание. Его результат оказался очень приятным для меня: бивни моего слона весом по 20 кг установили абсолютный рекорд компании «Майо Олдири» за всё время её работы в Камеруне!

Практические советы по охоте в тропических лесах
Транспорт. Наиболее удобный и логичный путь в Камерун – воспользоваться услугами авиакомпании «Эр Франс», которая летает каждый день по маршруту Париж – Дуала. Но внимание – это самый рискованный путь, если вы летите со своим оружием. «Эр Франс», на мой взгляд – компания, которая создает самое большое количество проблем для перевозки охотничьего оружия. Оно к тому же часто теряется и порой – навсегда. Мой совет: взять напрокат оружие в лагере, заранее списавшись с организаторами вашего сафари. Или – использовать другие авиакомпании, например, «Турецкие», «Катарские», «Египетские» авиалинии, которые не создают проблем при перевозке оружия. Но в этом случае ваша дорога в Камерун займет больше времени.
Медицина. Обязательна прививка от желтой лихорадки. Рекомендуется принимать таблетки от малярии. Очень советую взять с собой мазь «Спасатель» и глазные капли – помогает залечивать раны после марш-бросков в тропическом лесу.
Одежда. Рекомендую лёгкую охотничью одежду из прочных современных материалов коричневато-зеленого цвета, который идеально подходит для местных лесов. Шорты, рубашки и майки из хлопка абсолютно не годятся для здешней охоты, но можно, конечно, одевать в лагере. Зато пригодятся 2-3 пары лёгкой спортивной обуви, которую советую носить с гетрами. Здесь очень много болотистых мест, ручьев, речушек, поэтому обувь меняешь по нескольку раз в день. Обязательно захватите прорезиненные перчатки для защиты рук от колючек. Никаких широкополых шляп и пробковых шлемов, только – мягкие кепки. И последнее – возьмите широкие просветлённые очки, которые любят использовать при стрельбе на стенде – пригодятся для защиты глаз в лесу. Да, чуть не забыл о куртке – плащевике или безрукавке, которая защитит вас, промокшего до нитки, от ветра, когда будете ехать в открытой машине.

Можно ли убить слона копьем?. Повседневная жизнь охотников на мамонтов

Можно ли убить слона копьем?

Опыт современных отсталых народов Африки показывает, что убить слона, применяя в качестве оружия только копье, вполне возможно. Например, пигмеи достигли в этом настолько большого искусства, что два-три человека сравнительно легко справлялись с подобной задачей. Известно, что в жизни слоновьего стада вожак пользуется исключительно высоким авторитетом. Именно его поведение определяет безопасность всей группы. Обычно стадо слонов пасется долгое время на одной и той же территории. Отдельные животные, особенно молодые, при этом имеют тенденцию отбиваться от группы, выходить из-под покровительства вожака.

Африканские охотники издавна прекрасно знали, что, обладая тонким нюхом, слоны очень плохо видят. Учитывая это, пигмеи с величайшей осторожностью подкрадывались к такому зверю-одиночке. Для маскировки использовалось не только направление ветра, но и слоновый помет, которым они обмазывались. Один из охотников подбирался к слону вплотную, порою даже под брюхо, и наносил копьем роковой удар.

У пигмеев XIX—XX веков нашей эры уже были копья с железными наконечниками. Ими они чаще всего подрезали слону сухожилия задних ног. Наш далекий предок, палеолитический охотник, вооруженный лишь деревянным копьем-рогатиной, скорее всего, бил им мамонта наискось в область паха. При бегстве обезумевшее от боли животное задевало древком об землю, о кусты. В результате оружие загонялось внутрь, разрывая крупные кровеносные сосуды… Охотники преследовали раненого зверя до смерти. У пигмеев такая погоня за слоном могла продолжаться 2—3 дня.

Впрочем, в романе «Тропа длиною в жизнь» этот способ охоты описан скорее как исключение:

…Да, это было нелегко! Совсем не то, что подогнать к краю обрыва огнем и криками целое стадо мамонтов, — могучих, умных, осторожных, но… быстро впадающих в панику, и уж тогда теряющих разум и волю. Так издревле охотятся на мамонтов сыновья Тигролъва и сыновья Ледяной Лисицы. Но чтобы убить одного избранного зверя, да еще самку, полную сил, — тут нужна особая сноровка. И большое мужество. Охотник, под прикрытием шкуры, измазанной мамонтячъим пометом, должен подползти вплотную к намеченной жертве, прямо под ее брюхо, — и нанести копьем сильный, косой удар в низ живота. Дело сделано… если только он сумеет при этом откатиться в сторону, улизнуть от мощных ног обезумевшего от боли зверя, не попасть под удар хобота или бивней. А ведь у жертвы есть еще и свои сородичи! Тут на помощь должны прийти спутники охотника-одиночки: постараться направить стадо в другую сторону.

Что и говорить, — дело многотрудное! Тут, конечно, и сноровка нужна, но больше — охотничья удача. Помощь духов-покровителей. Ведь приключись даже не оплошка, — малейшая случайность, — и все, конец! Потому-то и выступают на такую охоту сыновья Тигролъва редко. Только в крайней нужде, и только с согласия старейшин.

Аймик согласие получил, и духи ему способствовали. Но уже подобравшись к молодой мамонтихе, вдыхая ее запах, слушая спокойные вздохи и довольное хрумканье, он вдруг почувствовал жалость. И перед тем, как нанести удар, прошептал: «Прости своего убийцу! Твои бивни и твое сердце очень нужны моей Ате! Нам обоим очень нужны!» И потом, два дня пре следуя смертельно раненного зверя, безнадежно пытавшегося уйти от этой невыносимой боли, он снова и снова повторял: «Прости меня за то, что я убил тебя!» …Нет, любая другая охота легче, чем эта…

Возможно, такой способ охоты и вправду использовался охотниками эпохи верхнего палеолита. Однако он не мог быть основным. Он не объясняет главных особенностей, которые выявляются при анализе мамонтовых костей, собранных археологами на интересующих нас поселениях в центре Русской равнины.

Сразу отметим: там, где кости мамонта использовались как строительный материал, их находят великое множество, сотни и тысячи. Анализы и подсчеты этих костей, проведенные палеозоологами, показывают: во всех случаях набор их дает картину «нормального стада». Другими словами, на поселениях присутствуют в определенных пропорциях кости самок и самцов, и старых особей, и зрелых, и молодняка, и детенышей, и даже косточки неродившихся, утробных мамонтят. Все это возможно лишь в одном случае: охотники на мамонтов, как правило, истребляли не отдельных зверей, а целое стадо, или, по крайней мере, значительную его часть! И такое предположение вполне согласуется с тем, что известно археологам о способе охоты, наиболее распространенном в верхнем палеолите.

Кения

Наша компания постоянно обновляет и расширяет набор предложений по охоте, рыбалке, пляжному, горнолыжному, экскурсионному и детскому отдыху.
Мы не оставляем без внимание и обновлений лечение и образование. Эта страница в архиве туристических предложений — она может быть обновлена, или утратила свою актуальность. Попробуйте воспользоваться навигацией сайта, или просто задать нам вопрос, а мы перезвоним Вам.

Никто, пожалуй, точно не скажет, в каком году на берег Черного континента впервые ступила нога белого охотника. Но когда бы это ни случилось, охота в Африке началась задолго до этого. Мясо диких зверей с доисторических времен разнообразило пищевой рацион туземцев. Справиться со львом или носорогом нелегко даже с оружием. А если таковое отсутствует? Ведь до недавнего времени у африканских племен никаких ружей вообще не было, а у некоторых нет и до сих пор. Охотиться так не только труднее, но и опаснее. Но, как известно, голь на выдумки хитра
Смотреть в оба!
Итак, африканец выходит на охотничью тропу. Не имея огнестрельного оружия, он использует свою исключительную наблюдательность. Для нас дорога в лесу или степи – все равно что китайская грамота, для него – захватывающая книга.

Вот переворошенные сухие стебли – это какая-то голенастая птица кормила своих детей, разгребая лапками землю, чтобы достать зерно. Вот примятая трава – это каталась по земле гиена, почесывая спину. А тут явно побывали прыгуны – куда они попрыгали, видно по притоптанной траве.

Крохотная царапинка от когтей на каменистой почве, едва заметный след копыта, сломанная ветка на кусте, волос зверя, зацепившийся за колючку, не говоря уже о капле крови раненного зверя, – все это позволяет автохтонам быстро ориентироваться и безошибочно определять, куда пошел зверь, как далеко он забрел и в каком он состоянии.

На редкость острый глаз туземцев обычно впечатляет белых охотников. А те, в свою очередь, диву даются, как столь очевидные приметы могут ускользнуть от внимания. Более того, они утверждают, что мы попросту не умеем ходить по лесу: громко дышим и шумим.

Наблюдательность важна еще и для выживания. Ведь жизнь в Африке (а во время охоты особенно) сопряжена со многими неожиданностями. Они-то и научили местных жителей смотреть в оба. Опасности таятся повсюду – можно ненароком наступить на гадюку или паука, угодить в пасть крокодилу, попасть в «дружеские» объятия питона.

Так что африканцы редко глядят по сторонам – больше под ноги. Это даже не привычка, а инстинкт, выработанный тысячелетиями.


На зверя и ловец бежит
Но имей чернокожий охотник глаза хоть на затылке, все равно они не заменят ему ни силы, ни ловкости. А эти качества ой как нужны. Это мы можем пульнуть в свою жертву издалека, а африканцу зачастую доводится подбираться к зверю вплотную и брать его чуть ли не голыми руками.

Вот, к примеру, бегемот. Мирный, добродушный и неповоротливый он только в мультиках. На самом же деле этот «добряк» может опрокинуть лодку, утопить охотников или растоптать к черту всех и вся.

Обычное для африканцев оружие против бегемота – копья. Два охотника в легкой лодке бесшумно подплывают к спящему зверю и поражают его насмерть длинными и острыми пиками.

Или другой способ. Короткий железный гарпун вставляют в отверстие длинного шеста с таким расчетом, чтобы он мог от него отделиться. Двое тихонько подбираются на лодке к заснувшему гиппопотаму. Стоящий на носу охотник что есть мочи вонзает гарпун в огромную тушу. Коллега, находящийся на корме, сразу же отталкивает лодку в сторону, и гарпун отделяется от рукоятки, привязанной к нему веревкой. Рукоятка не тонет и выдает присутствие зверя.

Удивительна охота африканских пигмеев на слонов. Крошечные темнокожие человечки берут верх над здоровущими животными! Но это удается только самым храбрым и опытным.

Прежде всего, надо напасть на след. Как давно он был оставлен, пигмеи определяют с точностью до нескольких минут. Капли росы, выпавшие на след, говорят о том, что слоны прошли здесь уже давно. Чуть примятая травинка означает, что углубление совсем свежее. Если же трава начинает распрямляться – значит, слоны были здесь примерно полчаса назад. Лужа слоновьей мочи высыхает примерно за три четверти часа.

Весьма важным временным показателем служат, пардон, экскременты. Если они настолько теплые, что от них идет пар, значит, стадо слонов где-то совсем близко. Если пар не идет, но, приблизив к ним руку, охотник ощущает тепло, значит, слоны находятся примерно в десяти минутах ходьбы. Иногда чернокожие следопыты погружают в «слоновий пирог» палец, и если он внутри еще теплый, им понятно, что слоны прошли здесь не более получаса назад.

Настигнув стадо, охотники ждут, когда оно заснет. Выбрав животное покрупнее, один из смельчаков перерезает ему сухожилие на задней ноге и мгновенно отскакивает. Раненный в ногу слон чувствует себя беспомощным и предпочитает не атаку, а отступление. Однако угнаться за своими собратьями он уже не в силах. Как и уйти от людей, идущих по пятам. Улучив момент, преследователи перерезают своей жертве сухожилие на второй задней ноге. Теперь слон уже окончательно обессилен, и ему пронзают копьем хобот. После этого, как говаривал один пигмей, из слона выйдет много красной воды и он умрет. Тогда в деревне будет много хорошего вкусного мяса.

Иногда спящему гиганту всаживают копье в живот. Причем чем глубже, тем лучше. Слон ревмя ревет от боли, а охотник тем временем уносит ноги. Раненого зверя больше не трогают. Если копье застряло глубоко, он все равно скоро погибнет и его найдут по следам крови. А если неглубоко – к нему лучше не приближаться. Разъяренное животное растопчет не только охотников, но и всю деревню.


Царь природы против царя зверей
Кое-кого из европейцев львиный оскал пугает чуть ли не до полусмерти. Не то с «дикарями». Д. Хантер, один из известнейших охотников в Африке, описывал, как сражаются с царем зверей масаи – народ, живущий в Кении и Танзании. Основное их занятие – разведение крупного рогатого скота. Но сама жизнь заставила масаи стать искусными охотниками. Ведь пасущиеся стада то и дело привлекают внимание крупных хищников.

…В ту ночь лев преодолел четырехметровую изгородь из колючих кустарников вокруг деревни и унес корову. Утром на поиски похитителя выступила группа из десяти охотников. На плечах они несли большие щиты из кожи буйволов, а в руках – копья. Наконечники этих копий имеют узкие ребра, которые придают им легкое вращательное движение в полете. Удачно брошенный с двадцати метров снаряд способен пронзить крупного зверя насквозь.

Довольно быстро масаи напали на след, который привел их к густым кустарникам. Охотники швыряли туда камни до тех пор, пока растревоженный зверь не покинул укрытие. Из кустов он выскочил метрах в тридцати от преследователей и бросился наутек по равнине. «Его туго набитое брюхо качалось из стороны в сторону в такт бега», – пишет Хантер.

Но разве в силах объевшийся ворюга удрать от быстроногих масаи? Стоило льву остановиться, как охотники обступили его со всех сторон. Чем плотнее смыкалось кольцо, тем истошней ревел зверь. Когда радиус сократился до сорока метров, стало очевидно, что он готовится к нападению и прорыву кольца. Вот как описывает дальнейшие события сам Д. Хантер.

«Копейщики не хуже меня знали, что лев готовится к атаке. Казалось, что пики под воздействием единого импульса отодвинулись назад, готовые к броску. Воины едва сдерживали возбуждение, напрягшиеся мускулы их плеч слегка подергивались, наточенные до блеска наконечники копий отражали лучи солнца… Вдруг хвост льва начал трястись. Раз! Два! Три! И зверь бросился на копейщиков. В один миг с полдесятка копий воткнулось во льва. Я видел, как одно их них впилось в плечо, и в тот же миг, прорвав шкуру, вышло из другого бока. Но это не остановило льва; на его пути стоял самый молодой масай, которого впервые взяли на охоту… Лев бросился на него. Одним ударом лапы, словно картонку, зверь выбил щит из рук молодого масая. Затем лев стал на дыбы, стремясь вытянутыми лапами обхватить юношу.

Молодой воин на два фута вогнал копье в грудь льва. В тот же миг все остальные масаи окружили погибающего зверя. Подойдя слишком близко, чтобы пустить в ход копья, они добивали его. В течение каких-то секунд голова льва была рассечена на кусочки…»

Иногда основной удар приходится на щит. Масаи окружают лежащего льва. Чтобы подманить его к себе, самый сильный из них, прикрываясь щитом, подходит к хищнику ближе. Щит кажется царю зверей серьезной преградой, ему просто не приходит в голову отстранить его и наброситься человека. Вместо этого он встает на задние лапы, одной из передних опирается на щит, а второй силится дотянуться до своего врага. А тот, в свою очередь, старается удержать щит вертикально. Остальные охотники, увидев, что зверь «борется» со щитом, молниеносно мечут в его спину копья. В самом деле, животное, стоящее спиной, – весьма удобная мишень, и тут уж вряд ли кто промахнется. Весь утыканный копьями, бездыханный лев рушится на землю. 26-й президент США Теодор Рузвельт, большой любитель сафари, был свидетелем такого поединка и даже сфотографировал его.

Но самым дерзким и рискованным маневром является, пожалуй, тот, на который могут отважиться лишь храбрейшие. Голыми руками надо схватить льва… за хвост. Причем ухватиться непременно за самый корень хвоста, задержать хищника на несколько мгновений, пока его не атакуют остальные участники охоты. Этим трюком царь природы как бы демонстрирует свое полное презрение к царю зверей.

Но как бы то ни было, играть со львом – что шутить с огнем. Редко когда львиная охота обходится без гибели или тяжелых увечий для африканцев. Может, поэтому мерилом храбрости для молодого масаи является схватка с хищником один на один. Если юноша, вооруженный лишь копьем и легким щитом, одолевает лютого зверя – значит, он уже стал настоящим мужчиной, способным защитить стадо, женщин и детей.


Аборигенные ноу-хау
Даже когда африканские аборигены познакомились с огнестрельным оружием, им было строго-настрого запрещено им пользоваться. Во-первых, это оружие могло обернуться против самих белых колонизаторов. А во-вторых, имей они ружья, никакие запреты на отстрел дичи не помогли бы, и светлокожим любителям сафари осталась бы только дырка от бублика. Так что туземцам не оставалось ничего иного, как воевать со львами, леопардами и кабанами с помощью первобытного оружия.

Оказалось, что здесь африканцам ума не занимать. Действие копий и стрел они усиливали ядами, нанесенными на наконечники. У многих племен и народностей были свои ноу-хау их приготовления. Отрава получалась настолько эффективной, что одной глубокой или двух легких ран было достаточно, чтобы умертвить даже таких толстокожих великанов, как слон и носорог. Однако, чтобы самому не стать жертвой своих же ухищрений, охотникам приходилось соблюдать правила «техники безопасности». Наконечники стрел они старательно закутывали в банановые листья, а запас зелья носили в пустых тыквах.

Копья оторванный от цивилизации туземец изготавливает сам. Сначала добывает немного железной руды. Потом разжигает костер и выгребает из него уголь. Затем засыпает руду в глиняный котел, топит ее и, охладив, кладет между двух обломков гранита (молота и наковальни). Выковывает грубое подобие копья. С помощью плохо закаленных железных молотков придает оружию окончательную форму и заостряет трением о камень. Теперь можно идти на львов.

Небольших антилоп и крупных грызунов африканцы ловят с помощью сетей. Некоторые секреты ремесла, прямо скажем, удивляют. Если сеть пропахла человечьим жильем, это наверняка отпугнет желанную добычу. Поэтому ее смазывают пометом того животного, которое хотят изловить. А когда помет попадается на тропе, темнокожие охотники, вместо того чтобы обойти, принимаются… месить его. «Фу!» – скажут читатели. Но… тут есть свой резон: сия процедура позволяет человеку разогнать собственный запах. Словом, помет – своего рода охотничий дезодорант.

В арсенале автохтонов имеется и такой метод, как поджигание. Они выбирают участок степи или зарослей, ограниченный с подветренной стороны рекой, озерами или плантациями (через них огонь не перейдет), и поджигают траву. Сами выстраиваются в длинную цепочку перед тем местом, где пожар должен закончиться. Убегающих в панике животных ловцы поражают копьями и стрелами. Правда, это  вид охоты уже давно запрещен. Но африканцы – народ азартный, запреты их не останавливают.


Не копьем, а умом
Известный исследователь Африки Давид Ливингстон описал ловушку для бегемота, изобретенную на одном из притоков Замбези. В конец бревна длиной полтора-два метра вделывают наконечник от копья или острие из твердых пород дерева, смазанные сильным ядом. Бревно прикрепляют веревкой к шесту с развилкой на конце. Затем веревку спускают на звериную тропу и закрепляют ее в насторожке. Как только бегемот задевает насторожку, конец бревна с ядовитым наконечником падает и вонзается животному в спину.

Подобную ловушку используют и пигмеи. Они выбирают толстую ветвь, нависающую над звериной тропой на высоте тридцать метров, и подвешивают к ней бревно с копьем. От него спускается тонкая лиана, внешне ничем не отличающаяся от других лиан. Она привязывается к дереву на другой стороне тропы. Стоит задеть такой стебель, и бревно вместе копьем теряют равновесие и обрушиваются на жертву. В некоторых районах «дамокловы мечи» расставлены чуть ли не на каждом шагу. Без провожатого заезжему путешественнику сюда лучше не соваться.

Острие может вонзиться в тело дичи не только сверху, но и снизу. Алчных гиен смекалистые туземцы буквально подталкивали к самоубийству. Высоко на суку дерева они подвешивали кусок мяса, а под ним втыкали копье на коротком древке – острием вверх. Подпрыгнув за мясом, хищник срывался и падал на копье.

Иногда копья вкалывают на дне глубокой ямы. Ее вырывают на звериной тропе, а сверху маскируют ветками и дерном. В такие ловушки попадаются носороги, дикобразы, бегемоты и даже слоны, чаще всего самки с детенышами (самцы от природы осторожнее и проверяют хоботом все подозрительные места на своем пути). Говорят, что однажды, еще в колониальные времена, в такую ловушку угодил… джип.
В ямы ловят и белых муравьев (термитов). Из-за скудости рациона некоторые племена едят их в сушеном виде как приправу к каше. Ловят их так. Над большим муравейником строят легкий каркас из тростника или веток и покрывают его сплетенными листьями (черенок каждого из них втыкают в лист, расположенный выше). Внизу оставляют малюсенький выход, а под ним роют круглую яму – сантиметров тридцать в поперечнике и полметра в глубину. Выползая из своего логова, крылатые муравьи направляются к этому выходу (а куда же еще?) – и спихивают друг друга в яму, которая становится для них могилой. Падая, они теряют крылья, и выбраться оттуда уже не могут. Утром их подбирают и, чтобы сохранить подольше, коптят на медленном огне.

Настоящая напасть для африканцев – крокодил. В его пасть чаще всего попадают женщины, когда стирают белье или набирают воду, и дети, купающиеся в речках. Приблизившись к намеченной жертве, хищник хватает ее зубами и тянет на глубокое место. Труп съедается через пару дней, когда он начинает разлагаться.

Крокодил огромен и силен. Как его одолеть? Смекалкой! Об одном таком хитроумном способе писал еще «отец истории» Геродот. Свиной хребет накалывается для приманки на крючок и опускается в воду посреди реки. Сам охотник становится на берегу с живым поросенком и начинает его дубасить. Услышав вопли поросенка, крокодил на радостях выныривает, «нападает» на хребет и а-а-ам… Охотник вытаскивает зеленого дуралея на сушу и сразу же залепляет ему глаза грязью. Теперь справиться с ним проще простого. Тут уж и слеза крокодилья не поможет.

Ну, а верх смекалки и хитрости описывает известный исследователь африканской культуры Сергей Кулик. Когда охотник-бушмен ловит страуса, он выряжается в его шкуру и перья. Поддерживая страусиную шею палкой, осторожно входит в птичье стадо, полностью имитируя повадки птиц. Иногда он даже подпрыгивает, как это делают самцы страусов в пору любовных игр. Выбрав птицу покрупнее и подобравшись вплотную, ряженый ее убивает в упор.

Как видим, темнокожие любители сафари тоже не лаптем щи хлебают. Не ружье, а наблюдательность, ловкость и смекалка помогают им приходить с охоты не с пустыми руками. Право, тут есть чему поучиться.

Сергей Крыга
Журнал «Сафари-Украина», №4 2003
© Сафари-Украина

В Малайзии погибли от отравления редкие слоны-пигмеи

Подпись к фото,

Рядом с телом погибшей слонихи был найден трехмесячный слоненок, <br> который пытался разбудить ее

Десять редких слонов-пигмеев обнаружены мертвыми в заповеднике на острове Борнео в Малайзии. Они принадлежат к виду, которому угрожает вымирание.

Представители заповедника считают, что слоны были отравлены.

Все слоны-пигмеи умерли от внутренних кровоизлияний и были обнаружены в одном районе лесного заповедника Гунунг Рара в штате Сабах неподалеку друг от друга.

В одном случае рядом с телом погибшей слонихи был найден трехмесячный слоненок, который пытался разбудить ее.

Министр по экологии в правительстве штата Масиди Манджун заявил, что делу охраны природы и всему штату Сабах нанесен серьезный ущерб.

Сен Натан, глава ветеринарной службы в этом заповеднике на острове Борнео, заявил, что все погибшие слоны, вероятно, принадлежали к одной семье, а возраст их составлял от четырех до 20 лет.

Тела четырех слонов были обнаружены на прошлой неделе, но спустя два дня сотрудники заповедника нашли еще четырех мертвых или умирающих животных.

По словам Лаурентиуса Амбу, директора отдела по дикой природе в правительстве штата, два почти разложившихся трупа слонов были найдены несколько месяцев назад.

«Мы считаем, что факты гибели всех этих слонов связаны между собой», — заявил он.

Подпись к фото,

Сохранилось не более полутора тысяч этой разновидности азиатских слонов

У погибших слонов не были удалены хоботы, и они не имеют огнестрельных ран, что указывает, что они были убиты не браконьерами.

Образцы тканей животных посланы на химический анализ, но, как сообщил главный ветеринар заповедника, характер поражения пищеварительного тракта слонов заставляет предположить острое отравление.

По оценкам Всемирного фонда дикой природы, в настоящее время в мире осталось меньше полутора тысяч слонов острова Борнео, которые в основном обитают в естественных условиях в восточной части штата Сабах.

Это самый мелкий подвид азиатских слонов. Они обладают крупными ушами, длинными хвостами и прямыми бивнями. Они находятся под угрозой вымирания из-за лесозаготовок, действий охотников и браконьеров и общего антропогенного давления.

Читать онлайн электронную книгу Приключения Томека на Чёрном континенте Tomek na Czarnym Lądzie — XIX. По следам окапи бесплатно и без регистрации!

– Я думаю, что деревушка пигмеев уже недалеко, потому что тамтамы очень хорошо слышны, – сказал Томек, вытирая платком пот со лба.

– Кто их там знает? Видимо для бамбьюттов всюду «близко», – пробурчал боцман, сопя как кузнечный мех.  – Эти карлики с самого утра уверяют, что мы вот-вот придем на место. Такой негритянский малец волочит свое брюхо почти по земле и не очень устает. Совсем другое дело, когда изображать из себя легкую газель приходится человеку нормального роста!

– Вы не волнуйтесь. Я убежден, что деревушка скоро покажется, – успокаивал Томек своего друга. Любопытно, что сейчас передают тамтамы?

– Что передают? Лилипуты зовут соседей на жратву, вот и все! Для них убитый слон, как зерно для слепой курицы!

Скоро в лесу показался просвет. Шедшие впереди пигмеи громко закричали. Тропинка заканчивалась на довольно большой поляне, на которой в тени деревьев стояло несколько примитивных шалашей. Навстречу прибывшим выбежали их жители, но, увидев караван, показавшийся из чащи, сразу же остановились в нерешительности. Белые охотники тоже задержались. Тем временем обе группы пигмеев вели между собой оживленную беседу. По-видимому, посредничество случайных проводников оказалось успешным, потому что пигмейские воины толпой подошли к охотникам. Они в изумлении показывали друг другу белых людей. Женщины сначала схватили было детей на руки и убежали в чащу, но, когда старейшина деревушки привел караван на середину поляны и разрешил разбить лагерь, они вернулись.

Носильщики сняли багаж, развьючили ослов и приступили к разбивке лагеря. Для себя охотники поставили небольшую палатку, а носильщики построили шалаши и поставили ограду вокруг всей стоянки. Это было необходимо, потому что у пигмеев почти не было понятия о праве собственности и они, сами того не желая, могли причинить вред. Чтобы отвлечь внимание пигмеев от лагеря, Смуга раздал им подарки. Наблюдая за поведением взрослых пигмеев, которые с важностью делали комичнейшие гримасы, рассматривая себя в подаренных им зеркальцах, охотники пережили много веселых минут. Среди подарков были также стеклянные бусы, перочинные ножики, табак и самое большое лакомство – соль. Старейшине дополнительно подарили коробку спичек, что привело его в немалый восторг. Он с интересом рассматривал необыкновенный подарок, не выпуская из рук длинной трубки, похожей на кусок толстой ветки. Смуга подал ему горящую спичку; пигмей выхватил из костра уголек, всадил его в трубку, после чего взял из рук Смуги спичку и держал ее в пальцах до тех пор, пока она сама не погасла. Таким образом он сжег несколько спичек подряд, а потом с огромным удовольствием спрятал коробку вместе с содержимым в рот. Томек испугался, думая, что лилипут хочет проглотить спички, но Смуга пояснил, что примитивные люди, живущие в климате, позволявшем ходить нагишом, обыкновенно прячут различные предметы в рот.

Восхищенные подарками пигмеи стали весьма дружественно относиться к путешественникам. Они не мешали им свободно ходить по деревушке. Томек был до крайности удивлен скромными условиями жизни пигмеев. Их хижины, сплетенные из веток и крупных листьев, не достигали высоты взрослого человека. У них почти совершенно не было посуды. Питались пигмеи дикими фруктами, ягодами, кореньями растений, несколькими видами съедобных листьев, грибами, медом, одним словом тем, что можно было найти в джунглях. Особенно они любили мясо.

Пигмейские охотники, вооруженные луками с отравленными стрелами, уходили далеко в лес, где охотились на обезьян, птиц или змей. Иногда храбрые охотники убивали большого слона. Тогда счастливые представители племени устраивали великолепный пир, на который, как правило, приглашали соседей. Наши путешественники как раз попали к такому торжеству.

Как только пигмеи удовлетворили свое любопытство, вызванное прибытием странных белых людей, они сразу же вспомнили о пире. Героями дня были два неустрашимых охотника на слонов. Последняя их охота была весьма удачна, в доказательство чего они принесли в деревушку охотничий трофей – кусок хобота слона. Почетное и чрезвычайно вкусное блюдо, приготовленное из этого хобота, они съели в обществе вождя и старейшин. После прибытия гостей пигмеи вместе со своим скромным имуществом собирались перейти туда, где лежала огромная гора свежего мяса.

Белые охотники тоже отправились вместе с пигмеями. Они надеялись, что длительное пребывание в их обществе поможет завоевать доверие. Совместный поход через джунгли облегчал дружеские связи. Поэтому Смуга охотно воспользовался случаем узнать ближе обычаи лесных карликов. Он и раньше знал, что пигмеи хранят в глубокой тайне свои способы охоты на слонов; такая охота при их примитивном вооружении требовала ловкости и отваги. Малейшая неосторожность охотника или неожиданное движение мощного животного могли повлечь за собой гибель. Чтобы ознакомиться с пигмейским способом охоты, Смуга дополнительно преподнес старейшине племени и двум отважным охотникам подарки. Благодаря этому Мтото приоткрыл ему завесу тайны.

Воинов, идущих охотиться на слонов, все племя провожает торжественно – танцами и пением. Во время охоты воины питаются только тем, что находят в лесу.

Поскольку самые маленькие в мире люди, вооруженные только лишь короткими, острыми пиками, не могут охотиться на целое стадо слонов, необходимо выследить в чаще одинокое животное. Найдя его, они следят за ним до тех пор, пока животное не уляжется спать. Тогда охотники выполняют труднейшую и чрезвычайно опасную часть задания. Один из них незаметно подкрадывается к спящему великану и острым, как бритва, концом копья перерезает ему артерию на задней ноге под коленом. Раненое животное, лишенное возможности защищаться от своих преследователей, пытается бежать. Если же несмотря на рану слон нападает на охотников, тогда один из них отвлекает его внимание исключительно на себя. В конце концов, животное, ослабленное потерей крови и преследованием, падает, и отважный охотник подрезает артерию на его второй ноге. Этого бывает достаточно для того, чтобы полностью лишить слона возможности защищаться. Охотники отрезают ему хобот, что ускоряет смерть. Второй способ охоты заключается в том, что пигмеи вооружаются длинными копьями с наконечниками, заостренными, как у гарпуна. Охотники вбивают копье в живот спящего слона. Почувствовав ужасную боль, животное бросается в бегство. Копье, впившееся острием в тело слона, ударяется о землю, деревья и кусты, заглубляясь все больше и больше.

Такая охота длится несколько дольше, потому что слон пытается бежать до тех пор, пока боль и потеря крови совсем не обессилят его. Так это выглядело по рассказам Мтото. Смуга напомнил своим друзьям, что есть еще один способ охоты, а именно: поражение слона отравленными стрелами. Попав в слона такой стрелой, пигмеи идут за ним и ждут, пока он упадет от действия яда.

– Это больше подходит к этим малышам, – заявил боцман Новицкий, который никак не мог поверить, что пигмеи охотятся на слонов, вооруженные только копьями.

Однако вскоре звероловы убедились, что Мтото говорил правду. У мертвого слона действительно были перерезаны артерии и жилы под коленями обеих задних ног. Кроме того, у него не было хобота, взятого охотниками.

Толпа карликов приступила к свежеванию слона. Сначала они вырезали длинные, белые бивни, каждый из которых весил свыше двадцати пяти килограммов. По обычаю, бивни поступали в собственность старейшины племени. Потом они отрубили у животного ноги и разрезали все туловище на крупные куски. Только проделав эту операцию, они стали строить шалаши для себя. Вблизи пигмейского кочевья разбили лагерь и белые звероловы.

Пир намечался на следующий день. Он должен был продолжаться до тех пор, пока не будет съеден последний кусок мяса. Маленькие люди и еще меньшая детвора наполняли все кочевье веселым гамом. Ведь не каждый день им удавалось наесться досыта. Только два воина из всей деревушки умели охотиться на слонов, а ведь не всякая охота кончалась успешно.

Поощренный Смугой, Томек внимательно наблюдал за жизнью африканских карликов. Он только теперь убедился, что, вопреки общему мнению, жизнь негров в джунглях далеко не беззаботна. Они находились в совершенно примитивных условиях, а голод и нужда постоянно им сопутствовали. Томек обратил внимание на отношение взрослых к детям. Детишки были окружены заботами не только со стороны своих родителей, но и всех членов племени. Вообще говоря, в негритянских деревнях детей было не так уж много, но у пигмеев их была масса. Подражая взрослым, пигмейские мальчики садились на камни или на поваленные стволы деревьев. Девочки, подобно взрослым женщинам, садились прямо на землю, вытягивая ноги. Поджидая, пока на костре зарумянятся куски слонового мяса, путешественники вели беседу о самых маленьких людях мира. Хозяева подарили белым охотникам одну из ног убитого животного. Смуга принял подарок и объяснил товарищам, что считает это проявлением дружеского внимания со стороны пигмеев.

Вскоре под открытым небом началось оригинальнейшее пиршество. Вокруг дымящихся кусков жаркого расселись пигмеи и бугандцы, поглощая мясо с необыкновенной быстротой. Одновременно они с аппетитом поедали дикие фрукты, съедобные растения и корни.

Томек с ужасом смотрел на набухший живот Самбо. Он встревоженно воскликнул:

– Самбо, ты уже стал до того толст, что твой живот вот-вот лопнет! Перестань столько есть, потому что меня тошнит, когда я смотрю на тебя!

– Не бойся, великий буана, – ответил негр. – Самбо любить есть, а хорошее мясо любить Самбо! Ты только закрой глаза и не смотри, и все будет хорошо.

Участники пира совсем отяжелели. Но вот загремели барабаны «нгома». Начались танцы вперемежку с пением.

Импровизированный танец представлял охоту на слона. Одни танцоры натягивали луки, другие потрясали короткими, острыми копьями и гарпунами, а Мтото, в качестве главного героя дня, подкрадывался как леопард, наносил воображаемому слону удары, избегал грозных ударов его хобота и бивней и, наконец, победил огромное животное. Томек и его товарищи с огромным интересом смотрели на великолепное зрелище.

Оригинальная пантомима закончилась торжественным вручением старейшине бивней убитого слова. Старый пигмей, чрезвычайно довольный подарками, полученными от белых людей, преподнес Смуге тяжелый бивень слона. Смуга благодарил старейшину, но одновременно не мог оторвать взгляда от его ног. Он обратил внимание на кожаные ремешки на его ногах, сделанные из коричневой шкуры с черными и белыми полосками, которые составляли оригинальный узор.

Боцман уже собирался отнести ценный подарок в палатку, как вдруг Смуга подошел к старейшине.

– Из шкуры какого животного сделаны пояски на твоих ногах? – спросил он.

Старейшина с удовольствием посмотрел на кожаные украшения и ответил:

– Окапи…

Томек и боцман не удержались от восклицания. Смуга жестом попросил их молчать и сказал:

– Мне приходилось слышать о таком животном. Это правда, что оно обитает в джунглях?

– Оно жить там, где болото и чаща, – ответил старейшина. – Хорошее мясо, хорошая шкура.

– Я хотел бы поймать окапи. Мог ли бы ты, великий вождь, сказать, где можно его найти? – спросил Смуга.

– Это трудно. Окапи умный. Он знать, что человек бояться болото. Он там сидеть и прятать крепко свое хорошее мясо и хорошую шкуру. Ты, буана, идти две луны туда, – ответил старейшина, указывая на запад. – Ты попадешь на очень большое болото. Там искать и может быть найти.

После долгих колебаний старейшина уступил Смуге один кожаный поясок в обмен за охотничий нож и три горсти соли.

– Интересно, что бы сказал Хантер, если бы услышал старейшину, который с самым невозмутимым видом рассказывал о несуществующем якобы окапи, – сказал Смуга товарищам, возвратившись в палатку.

– Теперь мы уже не можем сомневаться в существовании странного животного, – воскликнул Томек. Ведь старейшина утверждает, что ему приходилось есть мясо окапи.

– Конечно, эти прожорливые негры должны знать любое животное, обитающее в джунглях, пригодное для еды, – сказал боцман. – Ну, ну, надо вам сказать, что нюх у вас хороший, если вы обратили внимание на кожаные пояски. Мне бы это никак не пришло в голову.

– Мне бросился в глаза оригинальный узор на шкуре окапи, – ответил Смуга, рассматривая поясок. Я вам уже говорил, что впервые об окапи я услышал от Стэнли в Швейцарии. Он узнал о существовании этого животного от негров, живущих в джунглях Конго. Стэнли мне говорил, что шкура на ногах окапи покрыта полосами. Поэтому я сразу обратил внимание на браслеты старейшины.

– По его словам, на расстоянии двух дней пути отсюда находится болотистая местность, где обитают окапи. Когда мы тронемся в путь? – взволнованно спросил Томек.

– Завтра на рассвете, – ответил Смуга.

– Прекрасно, но давайте глотнем немного рома за успех охоты, – предложил боцман, вынимая из кармана манерку.

– Мы впервые напали на след этого легендарного животного. Стоит отметить это событие, – согласился Смуга.

Охота в Камеруне, в Африке

Лесная охота в Камеруне очень увлекательна, а пигмеи являются великолепными загонщиками. В Камеруне речь главным образом идет о пешей охоте или об охоте из укрытий возле лесных полян.

Основными охотничьими животными являются бонго и лесной слон, которые могут стать трофейной гордостью любого охотника. Лесное законодательство юго–восточной части страны разрешает охотиться в любых местах.

Охотничий сезон

с начала апреля до конца июля.

Маршрут

Ежедневные рейсы из Москвы через Париж в Дуалу (Douala). Два раза в неделю через Цюрих Дуалу/Яунде или из Парижа в Яунде (Yaoundé) .

Далее возможны два варианта:

  • Чартерный перелет из Дуалы в Кика. Обычное наличие свободных мест: 14 мест без багажа или 10 мест + багаж.
  • Два дня на машине из Дуалы (лучше из Яунде) в лагерь охоты.

Территория охоты

Мы рады предложить Вам 4 различных района охоты в тропическом лесу Камеруна от нашего партнера Майо Олдири Сафарис
  • Бумба («TheBoumba»- Зона 38): Это самая большая концессия и тут можно найти большое количество антилоп Бонго с самым лучшим качеством трофеев, а также великолепных лесных слонов. В лесах «Бумба» добываются 40% от всей выделяемой правительственной квоты на карликового лесного буйвола Дварфа и на лесную ситатунгу.
  • Южный Бумба является лучшим районом для охоты на Бонго и слонов. Такое можно добыть различные виды дукеров.
  • Северный Бумба очень хорош для охоты на ситатунгу, слона и является лучшим районом ля буйвола и дукеров.
  • Логния(«Lognia» — зона 31): находится на границе Камеруна с Конго и Центрально-Африканской Республикой, под протекторатом Национального Парка «Лобеке».
  • Дья(«Dja» — Зона 46): »), по соседству с Национальным парком Дья. Это совершенно дикий район.
  • Локомо («Lokomo» — Зона 37): В этом районе первые охоты будут проведены в 2009 году. Район обладает хорошим потенциалом слонов, ситатунга и буйволов.

Размещение

В Бумбе находятся 3 хорошо оборудованных постоянных лагеря: Северный, Западный и Южный.

В Локомо лагерь располагается на берегу реки с видом на водопад.

В Дья, на данный момент, мы располагаем только временными флай-кэмпами.

Охота

Охота на основе 1 х 1, каждый профессиональный охотник располагает автомобилем, командой следопытов и носильщиков. Все сафари рассчитаны максимально на 2-х охотников в одном лагере, охотящихся одновременно. Ваше перемещение на охоте будет зависеть от того, на какой охотничьей территории Вы будете охотиться. В одних зонах возможно передвижение на джипах, в других – пешком, а в некоторые угодья возможно попасть только сплавляясь по реке.

Сафари по охоте на слонов миллиардера, причастные к злоупотреблениям «Пигмеев»

Доверенное лицо WWF Питер Флэк с мертвым лесным слоном

© Peter Flack

Survival International узнала, что сафари по охоте на слонов находится в совместной собственности со стороны французского миллиардера был замешан в нарушении прав человека в отношении местных «пигмеев бака» и их соседей, включая незаконные выселения и пытки.

Операция базируется на двух «охраняемых территориях» в Камеруне, арендованных Бенджамином де Ротшильдом.Он предлагает туристам возможность заплатить 55 000 евро, чтобы застрелить лесного слона.

бака были изгнаны со своих исконных земель для организации трофейной охоты, что противоречит международному праву. Его патрулируют солдаты, полиция и вооруженная охрана, и теперь Бака сказали, что они будут застрелены на месте, если они пересекут его, чтобы поохотиться, чтобы прокормить свои семьи, собрать растения или посетить религиозные объекты.

The Baka сообщает, что только за последний год три из их лесных лагерей были сожжены охранниками и сотрудниками сафари-лагерей. Мужчины бака, охотящиеся за пропитанием в этом лесу, были избиты местной полицией, солдатами и охраной дикой природы.

Бенджамин де Ротшильд, совладелец роскошной компании по охоте на слонов на земле Бака.

© JeuneAfrique

Один мужчина бака сказал Survival: «Они сказали мне нести отца на спине. Я пошел, [охранник] бил меня, он бил моего отца. В течение трех часов каждый раз, когда я кричал, меня избивали, пока я не терял сознание и не падал на землю вместе с отцом.«

Другой человек из племени бака сказал: «Когда трофейная компания находит нас здесь, они сжигают лагеря. Они избивают нас, они ищут нас, они натравливают на вас своих собак, свои ружья ».

Третий Бака сказал: «Компания трофейной охоты сказала, что если они увидят кого-нибудь [в лесу], то полетят пули. Теперь те, у кого там есть семья, пошли их вытащить. Как мы теперь будем жить? »

Survival связалась с г-ном де Ротшильдом, сообщив ему о сообщениях о серьезных нарушениях прав человека, совершенных для продолжения операции по трофейной охоте, но не получила ответа.

Бака используют тропические леса Камеруна для еды, лекарств и религиозных ритуалов. Теперь они исключены из нее силой.

© Selcen Kucukustel / Atlas

Всемирный фонд дикой природы (WWF) очень активен в Камеруне, и «охраняемые территории» для трофейной охоты являются частью одного из их ключевых «заповедных ландшафтов». WWF еще не прокомментировал обвинения и не сказал, предлагает ли он что-то предпринять.

Один оператор бронирования сказал Survival, что: «Все наши роскошные полностью оборудованные лесные лагеря имеют прочную конструкцию, оснащены кондиционерами, частными шале с полностью оборудованными ванными комнатами и гардеробными.Вкусная кухня из нескольких блюд подается с первоклассными европейскими винами и напитками … В нашем новейшем лесном лагере есть большой бассейн ».