Охота в дельте волги на утку – Охота

Охота в Астрахани – отдых по доступной цене!

Охота в Астрахани на дичь результативна в течение всего сезона, поэтому азартные охотники приезжают сюда вновь и вновь. Их заветными трофеями становятся пернатые и пушные обитатели различных районов области, в том числе и Бардынинского острова. На территории острова расположена база «Золотой Лотос», в ее распоряжении – 26 000 га охотничьих угодий. Это настоящее раздолье для добытчиков трофейной дичи!

Кроме того, на базе всё продумано для комфортного пребывания гостей:

      • уютные домики и гостиничные номера;
      • удобная инфраструктура;
      • внимательный сервис;
      • благоустроенные места и инвентарь для отдыха.

Охота в Астраханской области по перу

Дельта Волги изобилует камышовыми зарослями и бесчисленными островками, это привлекает птиц во время сезонных перелетов, мигранты обитают здесь до заморозков.

В дельтовых участках можно встретить и местных пернатых. Около 18 видов птиц становятся главным объектом внимания тех, кто промышляет дичь.

Охота осенью на гусей, уток, бакланов, лебедей и других болотно-луговых и водоплавающих обитателей Астраханской области представляет традиционный интерес для матерых добытчиков трофеев. А доказательством их мастерства становится подстреленный фазан – пугливая и осторожная птица.

Осенняя охота в Астрахани в октябре и ноябре особенно популярна: на это время приходится массовая миграция перелетных птиц.

Самая распространенная добыча охотников по перу:

Если вы неопытный охотник, обратитесь за поддержкой к егерям базы «Золотой Лотос». С их помощью вас ждет успех в преследовании добычи, и вы получите невероятное удовольствие от процесса!

Егеря «Золотого Лотоса»

Наши егеря – это гуру не только рыбалки, но и охоты. Вместе с ними простой любитель пострелять научится познавать повадки той или иной дичи и охотиться на нее.

Кроме сопровождения на охоте, чем еще поможет егерь?

      • проведет подробный инструктаж и познакомит с правилами охоты;
      • подберет инвентарь;
      • организует охоту;
      • сориентирует на местности;
      • расскажет об особенностях территории, где состоится охота;
      • познакомит с маршрутом и местами обитания дичи;
      • доставит к месту охоты и обратно.

Егерь полностью отвечает за безопасность охотников и продуктивность мероприятия.

Стоимость егерского обслуживания входит в плату за тур «Рыбак. Охотник». С подробной информацией о туре вы можете ознакомиться здесь.

Какую дичь и когда можно добыть в Астрахани в 2019 г.?

Постановление губернатора Астраханской области регулирует охотничьи ресурсы, способы и сроки охоты. Согласно данному документу сезон охоты в Астрахани открывается в предпоследнюю субботу сентября и заканчивается 31 декабря. Открытие охоты в Астрахани в 2019 г., соответственно, приходится на 21 сентября.

      • водоплавающая и болотно-луговая дичь – 21.09.2019 – 31.12.2019;

Какие документы взять с собой?

Для легальной охоты требуются следующие документы:

      • разрешение РОХа;
      • охотничий билет;
      • путевка на добычу охотничьих ресурсов.

Удачной охоты!

astradelta.ru

Охота на дикую утку в Астрахани — отдых для настоящих охотников

Охота на утку

Отображено 1–9 из 155 результатов

По популярностиПо новизнеЦены: по возрастаниюЦены: по убыванию

Дельта Волги славится тем, что предлагает отдыхающим, помимо рыбалки, ещё такое развлечение, как охота на дикую утку в Астрахани. Даже если Вы никогда не охотились на птицу – не упускайте возможность примерить на себя роль охотника. Тем более, что охота на уток возможна в сопровождении профессионального егеря, под руководством которого Вы обязательно убьёте свой первый трофей. К тому же, базы отдыха предлагают необходимое снаряжение для успешной охоты. Так что, заросли на водной растительности и мелководные акватории ждут, когда же Вы их посетите. 

Охота на утку в Астрахани доступна каждому

Предлагаемая охота на уток 2017 – увлекательное развлечение. Вы можете приехать сюда как весной, так и осенью. Правда, если весенняя охота на дикую утку в Астрахани начинается согласно общепринятых охотничьих сезонов, то вот охота на утку в Астрахани осенью начинается немного позже, чем в других регионах. Но в этом есть своя прелесть. Вы сможете поохотиться на более чем 15-ть видов птиц из утиных. А если Вы приедете сюда весной – Вам также будет доступна охота на гуся в Астрахани весной – не менее увлекательное занятие. 

Поскольку волжские раскаты практически не имеют суши – в основном вся охота на птицу, в том числе и охота на гуся 2017, ведётся с лодок. Ими Вас любезно обеспечат гостеприимные базы отдыха. 

Правда, учитывая то, что охота на дичь привлекает большое количество отдыхающих – стоит заранее позаботиться о том, чтобы забронировать места. Касательно стоимости охоты – узнать эту информацию всегда можно у менеджеров. Но цены здесь очень доступные. А если учесть, что помимо массы азартных и позитивных эмоций, Вам достанется ещё и трофей – охота на дикую утку стоит того. 

Охота на дикую утку в Астрахани не оставит Вас без трофея

Помимо того, что здесь большим спросом пользуется охота на гуся, Вы также сможете поохотиться и на таких утиных, как: 

  • Чирки-свистунки – несмотря на маленькие размеры, мясо птицы очень вкусное. Так что, Ваша охота утку в Астрахани принесёт Вам ещё и массу гастрономических удовольствий. Вы сможете приготовить птицу самостоятельно или заказать её шеф-поварам базы отдыха. А, если пожелаете – заморозить трофей и привезти его домой.
  • Чирки- трескунчики – если у Вас предполагается охота на дикую утку в Астрахани этого вида, специалисты рекомендуют ориентироваться на звонкое и громкое кряканье. Птица сама себя выдаст. Вам останется лишь метким выстрелом подстрелить её.
  • Красноносые нырки — этих птиц отличает легкий полет, но любят они выходить и на сушу. При этом, если необходимо — быстро бегают. Впрочем, от этого Ваша охота на дичь будет только азартнее.
  • Красноголовые нырки – эти птицы рано улетают, и на пролетах образуют большие стаи. Так что, главное заметить такую стаю, а там Вам нужно будет просто меткими выстрелами снять несколько птиц.
  • Свиязь – довольно крупные птицы, вес которых может достигать до килограмма.
  • Железистые – на берегу их не встретить поэтому охота на утку этого вида ведётся только с лодки.
  • Хохлатая чернеть – по голосу отследить птицу почти невозможна, она очень молчаливая. Но опытные егеря подскажут, как сделать так, чтобы охота на гуся принесла Вам трофеи этого вида. 

Не знаете, как интересно и необычно провести свой отпуск? Что же, охота на дикую утку в Астрахани – отличный вариант. 

fish-hunting.ru

Едем в Астрахань — Какие особенности имеет охота на уток в дельте Волги

 

Дельту Волги вполне заслуженно можно назвать истинным птичьим раем. Здесь обитает множество пернатых, а также они прилетают на кормежку в процессе миграции. Охота на утку в Астрахани пользуется большой популярностью, а об основных ее особенностях вы узнаете из данной статьи.

Важные моменты

Для начала следует упомянуть, что отстрел пернатой дичи на территории Астраханской области разрешается со второй половины сентября до окончания первого месяца зимы. Здесь вы сможете насладиться созерцанием таких удивительных птиц, как кудрявый пеликан и орлан-белохвост, а также обзавестись трофеями гусей, уток, фазанов и лебедей. Однако самый большой интерес у любителей острых ощущений вызывают кряквы, широконоски, свиязи, чирки-свистунки, серые утки, пеганки, огари и нырки.

Хотя охота в Астрахани стартует в середине первого месяца осени, настоящий ее разгар наступает в конце октября-начале ноября. Именно в этот период северные утки совершают перелет на юг. Они останавливаются в дельте вышеупомянутой реки на кормежку и ночевку, где и становятся добычей охотников. Отстрел гусей и уток в этом регионе длится до первых заморозков, когда на юг отчаливают последние пролетные стаи. Наиболее распространенным методом добычи водоплавающих пернатых является использование подсадных.

Следует заметить, что охота в дельте Волги позволяет не только привезти домой знатные трофеи, но также полюбоваться живописными пейзажами и подышать кристально чистым воздухом. Ваша добыча сможет стать вкусным ужином и достойным объектом для фотосессии. Обратите внимание на то, что хотя охота для многих и является приятным времяпровождением, она требует наличия великолепного слуха, острого зрения и меткости. Помните о том, что какое-то время вам придется сидеть в кустах, выслеживая свою добычу. Чтобы стать менее заметным, наденьте камуфлированный теплый костюм под окраску листьев и осенних камышей. Вы сможете себя чувствовать более комфортно, если он будет непромокающим.

Некоторым охотникам иногда кажется, что удача им не улыбнется. В данном случае целесообразно использовать подсадную утку или манок (на гуся или кряковый). Запомните, что категорически запрещается применять для охоты в описываемой местности электронные манки. Большое значение имеет и то, какой именно дробью вы зарядите свое оружие. Например, для утки больше подойдут No 4 и 3, а при охоте на гуся используйте No 1, 0 и 00. Следует также учитывать, что предел отстрела на одного туриста в день в данном регионе не должен превышать двадцать особей за выезд.

Важнейшую роль играет выбор правильного места для охоты. Значение имеют также ваше терпение и осторожность во время выслеживания птицы. На базах отдыха «Застава» и  «Фрегат», работают опытные егери. Если вы являетесь новичком в охотничьем промысле, они с радостью помогут вам определить правильное место засидки, расставить удачным образом птичьи чучела, а потом собрать и освежевать трофеи. Кроме того, они с радостью подскажут вам, как можно повкуснее приготовить добычу.

lovisohotoy.ru

Охота на утку с подъезда в Дельте Волги.

Легкая плоскодонка кулас плавно и почти бесшумно скользит вдоль извилистой стенки чакана (рогоза). Впереди охотник с ружьем — замер, ждёт напряженно, вслушиваясь в камышовый шепот. Сзади – гребец (или толкающий) аккуратно ведет лодку в паре метров от края чакана. Второе ружье рядом с гребцом, наготове. Легкая рябь с открытой воды пускает в глаза солнечные зайчики, а под стенкой – тихо, ветерок тянет с камыша на воду. Стенка по ходу лодки резким изломом уходит вглубь, открывая дворик чистой воды внутри сплошного камышового буйства. Едва нос лодки направляется во дворик, как…ТЫХ-ТЫХ-ТЫХ-ТЫХ – сзади метрах в двадцати, где только что прошла лодка, взлетает кряква. Стрелок вскакивает, но утка поднимается над чаканом уже далеко -БАХ-БАХ, мимо! И тут же спереди и сбоку почти вертикально тяжело поднимаются из-под самого камыша один, два… три селезня, и буквально через мгновение – еще пара из стенки. Расстояние – меньше десятка метров, и на ярких красно-оранжевых лапках осенних красавцев, кажется, можно разглядеть все коготки. Второй охотник, бросив весло, уже сам с ружьем в руках, да и у первого в полуавтомате еще остались патроны. Гремят выстрелы. Один селезень валится во дворик, два – в камыш, за стенку. Пара же – улепётывает во все крылья, а над стенкой вдали — в плавнях шухер — в разные стороны разлетается еще с десяток кряковых. Охотники быстро перезаряжаются и некоторое время – ружья наизготовку – продолжают шарить глазами над стенкой. Вдруг сзади – ффффыхххххх: с открытой воды налетел на бреющем очумелый чирок и, увидев лодку и людей в ней, ракетой ушел в солнце. И снова тишина. Ладно, пора собирать уток. Подобрав первого селезня с воды, охотники раскатывают сапоги и, затолкав наскоро нос куласа в чакан, лезут по колено в воде внутрь стенки. Одного селезня нашли сразу, он упал почти у края, а вот второй плюхнулся дальше. Один охотник бредёт за ним через заросли чакана, который внутри стенки то лежит сухими пластами, то торчит пучками, то образует довольно большие проплешины. Селезня не видно.
— Глянь… правильно? – в воздух поднимается весло
— Левее, кажется.
— Так… Ага, есть! Вижу. Ща возьму. Всё — всех собрали.

Ну, теперь можно и чайку по граммулечке ….
Это – типичная картина охоты на утку с подъезда в дельте великой русской реки Волги. Охоты тяжелой, охоты увлекательной, охоты в определенных условиях довольно добычливой, а главное, охоты, которой можно заниматься всё светлое время суток. На первый взгляд довольно незамысловатая, охота эта имеет много тонкостей и нюансов, о которых и пойдет рассказ. Итак.

Когда?

Охотиться с подъезда можно практически с открытия и до ледостава. Последние годы наша компания ездит во второй половине октября, иногда захватывая начало ноября. В это время уже довольно много пролетной кряквы, а более ранние мигранты еще не все отлетели. Выдвигаемся мы в угодья часов с 9-11 утра и охотимся с подъезда часов до 5 вечера. Потом обычно остаемся на вечерку

а возвращаемся на базу уже по темноте, часов в 7-8 вечера.

Где?

Мы охотимся в нижней Дельте, почти на раскатах Каспийского моря. Здесь глубокие и широкие, в основном, копаные протоки — банки, ведущие к морю, перемежаются системами мелководных илистых заливов и разливов – ильменей — причудливой конфигурации. А все остальное пространство сплошь заросло тростником (или просто камышом по-местному) толщиной в большой палец и высотой до четырех метров. Камыш растет и на суше, и в илистой топи, и образует обширнейшие поля многолетних завалов абсолютно непроходимых для человека. Впрочем, внутри таких полей местами довольно много двориков открытой воды и даже ильмешков. На них всякая водокрякающая дичь находит идеальное место для отдыха и кормежки. Проломаться в такой двор — заветная мечта любого местного охотника.

Но мечта трудно осуществимая. Так что нам остаются многочисленные системы ильменей и узких проточин между ними, доступных с банка. Но и этого вполне хватает.

На кого?

Основной объект охоты с подъезда — кряковая утка, поскольку именно она своими привычками и поведением делает эту охоту в принципе возможной. Впрочем, с подъезда добываются ещё чирки, различные нырки, серая утка и широконоска. Но это – добыча случайная, т.к. эти утки днюют в основном на более-менее открытой воде, и лодку на выстрел подпускают редко.
Другое дело – кряква.

Осенью она ведет себя следующим образом: днем скапливается на укромных мелководных ильменях, кормится и отдыхает на отрытой воде, а при первых признаках опасности прячется под камыш, либо в заросли чакана, которые во многих местах растут между камышом и чистой водой, а то и просто отдельными островками. По границе с открытой водой молодой чакан стоит плотно и ровно, визуально образуя сплошную стену. За что такие заросли и называют «стенкой».

Внутри стены старый чакан отмирает и ложится, местами образуя завалы, с окнами чистой воды между ними. На таких окнах кряква тоже сидит. Главное, что кряковая утка днем практически не летает, а от угрозы предпочитает прятаться и до последнего не взлетать. Что и позволяет с подъезда поднимать крякашей на верный выстрел.
На закате утка перелетает во дворы, образуемые изгибами камышовых стен больших ильменей. Причем пик активности приходится на самые густые сумерки, когда уже почти ничего не видно, и длится буквально десять минут. После заката крякаши некоторое время ещё перемещается к местам ночной кормежки – мелководьям больших ильменей. Впрочем, иногда кряква летает в течение всей ночи. На дневку крякаши перелетают перед рассветом, и на утренней заре лета кряквы обычно почти не бывает. Таким образом, там, куда мы ездим, классические охоты на утренней и вечерней заре чаще всего скоротечны и малодобычливы. Иногда, правда, выручают чирки, шилохвость и серая, но это бывает не часто. А вот кряква – та есть всегда.

С кем, чем и на чём?

Охотиться с подъезда удобнее всего вдвоем. Лучшее плавсредство для такой охоты — это кулас, веретенообразная лодочка с плоским дном.

Нос и корма куласа — закрытые и острые: для того, чтоб легко проходить через разнообразную водную растительность. Бывают куласы с транцем под небольшой моторчик, что значительно расширяет район охотничьих скитаний и в прямом смысле облегчает жизнь.

В процессе охоты кулас управляется либо длинным шестом (местный способ), либо веслом типа рафтового (способ более нам привычный). В обоих случаях движение куласа по мелякам – основным местам охоты – осуществляется путем отталкивания ото дна. Поэтому само передвижение по мелким местам носит название «толкаться». Шестом удобно толкаться стоя. Веслом – сидя. Иногда в протоках поглубже приходится грести. Тогда весло – вне конкуренции. Так что если гребля на байдарках или каноэ Вам хоть чуть-чуть знакома, я рекомендую весло.

И запасаться им надо дома – на дельтовских базах в заведении только шесты. Ещё один важный момент — куласы лодочки хоть и легкие, но из-за плоского дна совсем не ходкие и тупые на управление. Хотите Вы, к примеру, повернуть налево, делаете соответствующий гребок, а лодка как ползла прямо, так и ползет. Еще гребок, посильнее – ноль внимания. И только Вы соберётесь вложить в очередной ГРЕБОК всю свою тихую ярость, как кулас будто просыпается и начинает ехать влево, и едет, и едет, и ничем его не остановить.

Как?

Но вот Вы освоили управление капризным судёнышком, поняли, что оно довольно неустойчивое к небольшим кренам, и передвигаться по нему надо с осторожностью, а стрелять – так поначалу только сидя. Перевернуть-то кулас сложно, а вот вывалиться из него – на раз. Если всё это Вы усвоили, тогда – вперед, в угодья! Перед Вами вход в укромный ильмень. На чистой воде видно немного кормящихся и отдыхающих уток. Как быть дальше?

Правило номер один – держитесь под стеной и далеко от нее не отходите. Дело в том, что если утка видит лодку на воде, она улетает. А так Вас скрадывает отражение камышей, и утка от такой не вполне понятной угрозы предпочитает прятаться по стенам чакана и под тростник.

Правило номер два – в ильмене должен быть чакан. Для успешной охоты стена чакана должна быть плотной, не просматриваемой и шириной – 10-20м.

Если стенка уже, то утка в ней уже не чувствует себя в безопасности и при приближении лодки скорее всего взлетит не на выстрел. Если шире, то большая часть утки вообще из такой стены не взлетит, а две трети все-таки взлетевшей поднимется довольно далеко, и найти сбитую птицу будет большой проблемой. В чакане должна быть чистая вода глубиной от 20 до 60см. Мельче – это уже грязь, кряква ее не любит, глубже – нырять за кормом кряква тоже не любит. Если чакана нет или мало, то такой ильмень малоперспективен для нашей охоты, хоть бы в нем и сидело несколько сотен крякашей. В тростник утка редко когда прячется и в основном вся разлетается вне выстрела.

Правило три – всегда начинайте обход ильменя вдоль подветренной, тихой стенки. Рябь и раскачивание камышей утка не особо жалует, предпочитая кормиться с подветренной стороны.

Правило четыре – утка очень хитрая зараза, и 8 из 10 Вас все равно обманет. Она взлетит там, где Вы минуту назад прошли. Она взлетит от Вас, а поскольку молодой чакан по краю стенки выше, чем внутри, то взлет ее, обмирая и забыв дышать, вы будете слушать почти вечность, а вот увидите птицу уже далеко и для выстрела, и для верного поиска (но об это позже). А когда вы по ней все-таки отдуплитесь (лично Вы и товарищ Ваш тоже) и будете провожать её тоскливыми взглядами, в пяти метрах от вас из той же стенки поднимутся три-четыре жирных селиха (селезня) и улетят без выстрела, лишний раз плюнув в и без того уже поруганную охотничью душу. А Вам останутся только поплавки гильз на воде, да плавающее в кильватере, брошенное второпях, весло. Кстати, в куласе должно быть два весла и еще обязательно шест. Поскольку случается, что сзади плавают оба весла.

Правило пять – несмотря на все хитрости крякового племени, праздник на Вашей улице непременно наступит. Хлопот крыльев ударит по ушам прямо рядом с лодкой, жирная тушка покажется над стенкой метрах в 15 от Вас и после выстрела комом рухнет в камыш. И тут начинается САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ — ПОИСК. Если Вы новичок в этой охоте, то после того, как сбили утку в чакан или, не к ночи будет упомянут, камыш, ни в коем случае не отрывайте взгляда от места падения трофея. Учтите, лодка все еще движется. Да даже если б стояла, то потерять направление на место падения утки в такие во все стороны одинаковые камыши – раз плюнуть. И эта потеря запросто может лишить Вас чисто битой птицы, поскольку в чакане обзор обычно не превышает трех-четырех метров, а в камыше видно вообще только себе под ноги.

Правило самое важное – ни на секунду не забывайте, что Вы охотитесь вдвоем в очень ограниченном пространстве. Все время контролируйте, куда направлены свои стволы, и за ружьем товарища тоже приглядывайте. Если Вы стрелок, а утка взлетает за кормой, то лучше не стреляйте, по крайней мере, пока не убедитесь, что гребец на этот взлет не отреагировал адекватно: а именно не пал на колени и не закрыл уши руками. Если Вы гребец и слышите взлёт сзади, реагируйте адекватно, а не вскакивайте как ужаленный под выстрел товарища (а вдруг он всё-таки больше внимания уделяет утке?). Обратно, если Вы стрелок, и пропуделяли по уткам, взлетевшим по носу, то комильфо будет тут же присесть пониже, дав таким образом отстреляться товарищу. Впрочем, лучше от выстрелов над головой друг у друга вообще решительно воздержаться.

Что взять с собой?

Ну, в первую очередь ружья. Учтите, охота с подъезда – это охота грязная и мокрая. Поэтому ружья должны быть соответствующими – либо которые не жалко, либо которые не ржавеют, и их поэтому тоже не жалко. Второе – патроны. Про номера дроби каждый сам для себя решает, а я лично последнее время стреляю шестеркой, и доволен. Для патронов желательно иметь отдельную гермоупаковку. Третье – гермомешок. В него Вы положите фотик, бинокль, налобный фонарь и фонарь мощный, для ориентировки ночью, перекус, возможно газовую горелку, и обязательно что-нибудь теплое на вечер, например, пуховый жилет. Также желательно иметь с собой запасной комплект термобелья и хотя бы ветрозащитный костюм. Дело в том, что охота весь день проходит на воде, и суши кругом может не быть совсем. Поэтому случись что, обсушиться будет негде, зато будет во что переодеться. А сам гермомешок, в крайнем случае, сыграет роль спасательного круга. Запаса плавучести у 40-50 литрового мешка хватит на то, чтоб здоровый дядька с ружьем, в теплой одежде и в сапогах доплыл бы до берега глубокой протоки. Впрочем, спасжилеты на воде тоже никто не отменял.

Еще одна просто необходимая вещица – навигатор. Без него в хитросплетениях проток и ильменей можно заблудиться и днем, не говоря уже о ночи. Если GPS нет, то помечайте свой путь заломами из камыша или вешками с привязанными белыми тряпками или пакетами в наиболее заметных местах и ключевых точках – например, на входах в протоки.

Что ещё?

Иногда Вы заходите во дворик и нутром чуете – утка должна тут быть. Но минуты тянутся, а никто не взлетает. Тут часто помогает пошуметь – постучать веслом по куласу, к примеру. И – о, чудо! – утка или селезень вылетают зачастую прямо из-под носа. А если развернуться и уйти без шума, то взлёт, скорее всего, тоже будет, но за спиной и не на выстрел.
Если Вы в своих скитаниях наткнетесь на ильмень, где будет много чирка и/или шилохвости, то в нем может быть очень неплохая утрянка. Помните, в Дельте действует правило: вечером утка летит во дворы, а утром – на мысы. Поэтому выбирать место для утренней охоты лучше всего где-нибудь на мысах камышей, а чучела ставить на открытую воду так, чтоб их было видно со всех сторон. А вот на вечерку наоборот надо становиться во дворы, желательно так, чтобы стрелять в сторону зари – на ее фоне силуэты налетающих уток будут видны дольше всего.
Есть ещё места, для утки как мёдом помазанные, и из одного дворика можно поднимать крякашей чуть не каждый день. Запоминайте такие злачные места и оптимальные заходы в них, чтобы возможно через пару дней наведаться в этот «магазин» снова.

Но вот заря погасла, быстро наступила осенняя ночь. Чучела собраны, а на носу тяжелой горкой лежат взятые за день крякаши. Кулас тихо скользит по ильменю к выходу на банк, к неприметной узенькой проточинке. Вокруг тишина, только изредка взлетают с кряком потревоженные утки, да плеснет из-под лодки рыба, да гоготнет косячок серых гусей, да прокричит ночная цапля – кваква, да прошуршит на косе то ли енот, то ли кабан, да… еще мало ли кто. Начинается ночная жизнь.

А кулас уже выходит на банк, на глубокую воду. Затарахтел мотор, и натруженные за день руки получили, наконец, желанный отдых. Через каких-то полчаса замелькали впереди огни базы, и вот уже старый пирс, и расспросы товарищей: «А что? Да как? А мы (с гордостью) – вот…» И почти готов шулюм, а пока, аппетита для – под колбаску, да по беленькой. А беленькая – непременно «В камышах» или «Клёвое место»

тоже неотъемлемая часть местного колорита. «А вы завтра куда?» «Ну а мы тогда где сегодня…» «Нет! Ну как тебе дуплет, а!? – БАХ, БАХ – тряпками обе…» «А эта-то, эта — зараза? – Небо закрыла…три раза стрелял –патроны словно без дроби!» И т.д., и т.д., и т.п.
У охотников своя ночная жизнь, недолгая с устатку, но такая расслабляюще приятная. А завтра – новые бескрайние камыши и протоки, новые радости и разочарования. И вдвойне они близки сердцу, так как всё сам себе делаешь — не дядя возит. Да и сама охота эта, с подъезда, очень трудовая, а потому – уважаемая. И от этого удовлетворения с неё получаешь тоже вдвойне. Так что удачи всем, кто толкается по бескрайним камышам, и ни пуха ни пера!

Алексей Попов, журнал «Охота» 10-2011 .

blanik48.livejournal.com

Охота в Астрахани на базе «Заповедная Сказка»

Охота на дичь в Астрахани по праву считается вдохновляющим и завораживающим приключением, которое гарантированно внесёт нотку азарта в жизнь каждого, кто устал от неподвижных городских развлечений. Такие незабываемые впечатления охота в Астрахани оставляет благодаря практичному выбору места, которое привлекает птиц со всей нашей необъятной Родины.

Рыболовно-охотничья база “Заповедная Сказка” располагается в дельте Волги поблизости от раскатов, где вас ждут опытные егеря, комфортное проживание от стандарта до люкса, вкусная пища и тёплый приём. На базе имеется весь инвентарь для удачной охоты: манки, подсадные утки и гуси, чучела и другие средства охоты. При желании вы даже можете заказать нашим поварам приготовление трофейной дичи!

Охота на гусей, перелетную дичь — открытие охоты 3-я суббота сентября

Охота на фазана-начало ноября



Услуга Цена
Егерь с собакой и транспорт до места охоты  5000 р. в день

Егерь на  гусей и перелетную дичь

Обработка трофеев и вакуумирование

 2500 р. в день

По договоренности

Раскаты Волги прекрасно подходят и для умелых охотников, и для тех, кто впервые берёт ружьё. Лучшим сезоном охоты считается период миграции птиц. Открывается он в конце сентября, хотя массовый пролёт гусей и уток приходится на конец октября и первые числа ноября. Благодаря астраханскому климату сезон охоты на дичь может длиться до самых морозов.

Охота на птиц в Дельте Волги

Изобилие птиц на раскатах Волги поистине не поддаётся описанию: даже цифру в 250 видов, которую иногда называют экологи, трудно назвать пределом. Кряква и широконоска, серая утка и белолобый гусь, кулик и фазан, связь и огарь – вот только самые популярные обитатели богатейшей фауны этих угодий. Вы сможете подстрелить здесь и шилохвость, и пеганку, и фазана, и добрый десяток казарок.

Охотятся на раскатах тремя способами: из засидки, скрадом и с чучелами. Для эффективной охоты на водоплавающую птицу используются подсадные утки. Охота начинается рано утром, однако можете не сомневаться: бывалые егеря поделятся с вами охотничьими секретами и покажут лучшие места, где трофейная птица готовится к перелёту на юг.

Многие из наших гостей возвращались домой с лысухами и нырками. Чирок-свистун, серый гусь, гуменник, северная утка – любую из этих птиц вы сможете добыть здесь, и далеко не в единственном экземпляре.

Рыболовно-охотничья база

После удачной охоты вы сможете отдохнуть в комфортабельных номерах со всеми удобствами. Желающие смогут попеть караоке, расслабиться в сауне с бассейном и отдельным выходом на реку, поиграть в бильярд и настольный теннис, дартс, нарды и шахматы. И это, не говоря о красотах здешней природы, которые остаются в памяти на долгие годы.

Мы любим своё дело и с радостью помогаем гостям провести незабываемый отдых. Если радость охоты близка вам так же, как нам, знайте: “Заповедная Сказка” всегда предложит безупречные условия для успешной охоты!

www.skazka-tur.ru

Охота на утку в дельте Волги


Охота в Астрахани позволяет насладиться всеми преимуществами этого древнего промысла. Осенью в дельту Волги за трофеями съезжаются любители охоты на водоплавающую дичь со всей России. Так, многочисленные поклонники охоты на уток знают, что из большого утиного семейства в наших краях можно встретить:

• шилохвость,
• крякву,
• широконоску,
• огарь,
• крохаль.

Среди основных способов утиной охоты: охота скрадом, охота нагоном, охота из засидки и охота с чучелами.

Охота скрадом

Охота скрадом наиболее распространённая. Проводится на озёрах, небольших реках, болотах. Скрадывать удаётся обычно не каждому. Нужно иметь отличное зрение, хорошо знать повадки птиц, уметь примечать с расстояния место, куда следует выйти, и обладать искусством охотника-пластуна. Таким способом можно охотиться целый день от зари до зари, что не скажешь про охоту из засидки. Главное — хорошая маскировка и умение тихо подойти к птице за короткое время. Техника скрадывания несложна. Заметив на водоёме уток, по какому-либо ориентиру нужно определить место, куда следует выйти, и, зайдя берегом с противоположной стороны, начать подходить к птице. Нужно учитывать направление ветра, умело использовать естественные прикрытия, которыми приходится пользоваться при подходе к дичи, и бесшумно передвигаться уже с взведённой винтовкой точно к намеченному пункту. Винтовку пристреливать лучше на 30-35 м.

Охота нагоном

Утки всегда держатся вдалеке от берегов, и взять их бывает трудно. Однако, если водоём не очень широкий, вдвоём или втроём можно легко их взять путём нагона. Делается это так. Один охотник затаивается с винтовкой в кустах или камышах на берегу, а другой, обойдя озеро, идёт краем противоположного берега. Заметив человека, утки станут прижиматься ближе к тому берегу, где затаился стрелок. Так, медленно продвигаясь, второй охотник может нагнать табунок уток на своего товарища. Обычно утки неохотно снимаются с воды, если у них есть возможность держаться от человека на расстоянии до 150 м.

Охота из засидки

Этот способ охоты требует от охотника терпения, так как сидеть не шевелясь приходится порой очень долго. Выбрать место для будущей засидки особого труда не составит. Надо лишь приметить место на озере, где утки кучкуются больше всего, и приступить к оборудованию стрелковой позиции. Можно нарубить зелёных веток и обложить ими место укрытия. А можно и построить небольшой скрадок (шалаш) из тех же веток или камышей. Главное, чтобы скрадок не выделялся на местности, иначе успеха не будет. Приходить в скрадок или место засидки (кому как удобнее) следует часа за 2, а то и за 3 до рассвета. Не спеша устроиться, настроить прицел винтовки на дистанцию до 30 м и тихо ждать.
Пулю лучше вставить в ствол, оставив открытым казённый срез (взводить винтовку не следует во избежание подсадки пружины). Если озеро, на котором Вы будете охотиться, служит местом ночёвки для уток (т.е. утки кормятся на нём днём и ночуют), есть возможность взять на воде или в камышах птицу ещё до рассвета (для этого-то и нужен ЛЦУ). Но нельзя выбираться из укрытия, т. к. можно распугать остальных птиц. Следует приметить то место, где находится убитая утка, а после охоты уже забрать её. С наступлением первых лучей солнца начнётся утренний лёт, который продолжается от 10 до 20 мин. Немного полетав, птицы рассядутся на воде и начнут завтракать.
Следует сразу зарядить винтовку. У уток отличный слух, и в тихие зори они могут услышать звук взведения винтовки (щелчок установки поршня на боевой взвод и звук ригеля при открытии или закрытии ствола). В лучшем случае птицы насторожатся, а в худшем вообще улетят. Чтобы такого не было, взводить винтовку рекомендуется так: предварительно зажав предохранитель и спусковой крючок, левой рукой взвести винтовку до упора. Затем, не отпуская ствол, плавно отпустить предохранитель и СК. При закрытии ствола старайтесь тоже не шуметь, иначе может сорваться вся охота. Стрелять следует в ближайшую птицу, т. к. надо ещё подумать о том, как её достать. Я всегда на охоту беру небольшой спиннинг, на конце лески которого привязана свинцовая гирька. Вес гирьки может доходить до 30-50 г. При забросе надо постараться попасть точно за птицу (леска должна лечь на утку), затем медленно подтягивать леску. При умении забрасывать спиннинг труда достать сбитую птицу не составит.

Охота с чучелами

Очень похожа на охоту из засидки, только ещё и применяются чучела уток. Также надо строить скрадок. Данный способ охоты проводится весной, когда у уток брачный период. Чучела должны быть разных видов уток. Ранним утром (за 2 часа до рассвета) надо прийти на место и сесть в уже построенный скрадок. Чучел разбросать побольше — от 9 до 15 штук. До крайних чучел не должно быть более 25-30 м. Это расстояние и будет служить стрелку мерой для определения дистанции до подсевших к чучелам уток. Полезно взять с собой манок и изредка покрякивать в него. Но крякать тоже надо уметь. Иногда вместо подманивания охотники наоборот отпугивают уток, часто и быстро крякая в манок. Это для уток уже сигнал опасности. Полезно будет на заре послушать, как самка манит селезня. Тогда успех на охоте с чучелами обеспечен!

xn--80aac1efk.xn--p1ai

В дельте Волги — Охотники.ру

Гогда годы жизни начинают раскручивать виток на восьмом десятке лет, а охотничья практика перевалила за полвека, поневоле иногда припоминаются отдельные моменты жизни, особенно те, что оставили заметный след или послужили переломным фактом в судьбе. Так произошло и со мной. Обычно, когда слушаешь воспоминания охотников о былых охотах, приходит в голову банальная истина о том, что «вот в наше время!»… К сожалению, должен констатировать, что и со мной происходит то же самое.

Как бывает приятно читать об охотах на глухариных токах, тяге вальдшнепов или таежных скитаниях в поисках соболя или иной добычи. Все виды охоты прекрасны! Но обстоятельства жизни часто складываются так, что охотник может позволить себе лишь очень ограниченные виды охот. Живя на протяжении почти сорока лет в Астрахани, я поневоле стал «утятником». Среди отдельной категории охотников слово «утятник» звучит несколько пренебрежительно.

Однако наблюдая, особенно последний десяток лет, большой наплыв желающих из столицы и других мест (вплоть до жителей Западной Европы) поохотиться на водоплавающую дичь, полагаю, что утиная, а особенно гусиная охота привлекает к себе немало ее поклонников.

За десятки лет охоты в дельте Волги память (подтвержденная дневниковыми записями) хранит немало случаев, порой интригующе-интересных, а порой и печальных, даже трагических. И хочу поделиться своими воспоминаниями об охоте в дельте Волги.

Впервые попав в дельту Волги в конце октября 1964 года, я был поражен обилием дичи. Безусловно, об этом я знал из ранее прочитанных книг и рассказов, но вот так, самому увидеть все великолепие здешней охоты для меня было удивительно. Хотя я и обладал некоторым опытом охоты на уток в Башкирии (15 лет как-никак), мне, тем не менее, было в диковинку все, что касалось охоты здесь.

В начале 50-х годов прошлого века и в Башкирии были еще благословенные места, вроде Кумли-Кульских озер, расположенных в пойме Белой, ниже Уфы по течению в нескольких десятках километров. Постепенно по ряду причин и эти угодья стали менее продуктивными. Последние годы жизни в Башкирии (1957-1964), когда пришлось охотиться на небольших степных озерах, нередко выезды оказывались пустыми, — уток было совсем немного.

Жила наша семья в небольшом городке Мелеузе, расположенном в 250 км южнее Уфы и в 140 км к северу от Оренбурга. Обычно бывало так: приезжаешь на мотоцикле к озеру, а там уже по периметру его расположилось несколько стрелков, приехавших на мотоциклах или даже на велосипедах (личные автомобили в ту пору были редкостью). И вот с наступлением зари, когда в небе показывались немногочисленные утки, начинали раздаваться голоса: «Летит, летит!». После чего открывалась неописуемая канонада. Если первый стрелок, находящийся от летевшей птицы в 50-60 метрах, еще имел шанс добыть одну-две утки, то большинство охотников, видя, что птицы поднимаются после первых выстрелов все выше и выше, тем не менее сопровождали их полет залпами. Последний стрелок палил в небо, когда утки поднимались на высоту до 150 метров. Считалось, что каждую увиденную утку нельзя пропускать без выстрела.

Впечатления от такой «охоты» были безрадостными. Если на открытии сезона кому-то удавалось подстрелить одну-две птицы, то до самого конца октября обычно охотник возвращался без добычи. За осенний сезон я добывал менее десятка уток. Работая в лесу, предпочитал лесную охоту на рябчиков с манком. Лишь поздней осенью, когда вдоль Белой пролетали стаи «северной» утки, охота с чучелами давала кое-какое удовлетворение.

Можно понять мое состояние, когда, впервые попав на знаменитые волжские раскаты, увидел тысячные стаи уток. Здесь и гуси были многочисленными.

Мы выехали с центрального кордона Дамчикского участка на двух лодках. Мне все было в диковину. Здоровенная деревянная лодка имела небольшую каюту, в которой по бортам были нары, а к передней стенке прикреплен небольшой столик. Стационарный мотор «Л-6» деловито отстукивал пройденные километры, оставляя за кормой вспененную воду. То и дело взлетали перед лодкой сидевшие вдоль протока на свисающих над водой ветках деревьев кваквы — птицы, ранее мной не виденные. Кваквы принадлежат к семейству цаплевых, но в отличие от своих длинноногих родственников — белых и серых цапель, они имеют короткие ноги и охотятся, поджидая добычу, сидя над водой вдоль берегов. Затем лес по берегам заметно помельчал, стали преобладать заросли кустарниковой ивы — белотала, перемежающихся с высоченными стеблями тростника. Постепенно тростник оттеснил кусты ивняка и превратился в плотную стену вдоль берега.

Вскоре наши лодки подошли к устью протока, и перед взором открылась чудесная картина. Заросли лотоса с уже увядшими листьями, среди которых виднелись воронкообразные коробочки на высоких тонких стеблях, служили приютом для гусей. Стаи их с тревожным гоготом поднимались неподалеку. И если в Башкирии мне приходилось видеть гусей, пролетающих на недосягаемой высоте, да и то считанное число раз, то здесь гуси наполняли воздух свистящим шорохом крыльев и можно было рассмотреть красноватые клювы и лапы.

Из зарослей ежеголовника, в изобилии росшего по мелководьям, поднимались белые и серые цапли, а с открытого, чистого плеса с шумом взлетали стаи чирков, спугнутые налетевшими орланами.

Грузные кряквы с недовольным криком покидали приглянувшиеся им укромные уголки на мелководье. В окрестностях стоял гомон птиц, гогот гусей, свист, кряканье. Лебеди, взлетая, громко хлопали крыльями по воде. В воздухе мелькали стаи уток. Лысухи, семеня по воде лапами и помогая себе крыльями, стремились укрыться в ближайших зарослях рогоза.

Охотничья душа моя была переполнена восторгом от этого великолепия. Я молча озирался, провожая взглядом несметные птичьи стаи.

За прокосом открывался огромный плес с редкими, стоявшими на значительном расстоянии друг от друга куртинами рогоза. На поверхности воды там и сям белыми пятнами выделялись отдыхающие лебеди. В центре чистины точками, сливавшимися в сплошную полосу, сидели нырковые утки. При подъезде к ним я разглядел, что это хохлатые чернети. Будоража воду, шумя сотнями крыльев, стаи поднимались вверх, кружились в воздухе и вновь садились в отдалении от идущих лодок.

Большой лодкой с каютой, где я расположился, управлял плотный, широкоплечий мужчина с обветренным лицом, таксидермист музея Александр Андрианович Нестеров. Руки с толстыми, короткими пальцами уверенно держали румпель. Второй шлюпкой («Казанкой» с подвесным мотором «Москва») управлял сам директор заповедника К. К. Скрипчинский. С ним в шлюпке сидел и главный лесничий бухгалтер заповедника И. Н. Козлов. Все они были охотниками и рассчитывали попасть на вечернюю зорьку.

Проехав несколько километров, лодки остановились на пограничном прокосе, вдоль которого были выставлены вешки — таблички с надписью «Заповедник». Мои спутники стали собираться на охоту, которая проводилась на смежной с заповедником акватории.

Видя мое состояние, когда я буквально дрожал от возбуждения, меня тоже экипировали соответствующим образом. Нашлись и болотные сапоги, и ружье (старенький бескурковый «Зауэр» 12-го калибра), и патронташ с патронами.

Забыл я упомянуть, что на корме лодки лежала вытащенная на нее маленькая деревянная посудина с плоским дном и низкими, до 25 см, бортами. Оба торца были заострены таким образом, что можно было использовать ее как угодно — корма и нос одинаковы. Мне объяснили, что данная посудина называется кулас и специально приспособлена для того, чтобы разъезжать по мелководью. Действительно, кулас сидел в воде не более чем на два пальца. Заостренная корма позволяла маневрировать среди тростниковых и рогозовых куртин. Передвигаться приходилось при помощи шеста.

Хозяин лодки, Александр Андрианович, стал показывать мне, как пользоваться незнакомым плавсредством. У меня был довольно большой опыт плавания на долбленках по Белой и по озерам Башкирии, поэтому освоить пользование куласом мне было несложно.

Усадив меня на дно этого довольно верткого средства передвижения, Андрианыч, как его запросто именовали все на кордоне, повез меня к стенке рогозовых зарослей, объяснив, что за ней находится низкий, сплошь заросший тростником остров Зюдев. Таких островов в дельте множество. Подплыв к небольшому плесу между куртин рогоза, Андрианыч порекомендовал мне остаться здесь и стать в сапогах, благо глубина была очень небольшая. Слой ила на дне, именуемый на местном диалекте баткаком, был тоже не очень толстым, что позволяло передвигаться пешком по мелководью.

Все то время, пока мы плыли от стоящей на прокосе лодки, привязанной к воткнутому в дно шесту, я мог наблюдать, как мимо нас на некотором отдалении пролетали утки, коих было великое множество.

Вылезши из куласа (а это тоже надо делать умеючи, чтобы не зачерпнуть сапоги, когда верткая посудина под тобой елозит как живая), я подошел к ближайшей рогозовой куртине (на местном диалекте — уколку) и встал у самого ее края, укрывшись за растительность. Андрианыч посоветовал мне обломать несколько стеблей перед собой для удобства стрельбы и потолкался к лодке, чтобы приготовить уху на ужин.

И тут началось. Поднятые выстрелами моих спутников утки стали летать во всех направлениях так близко, что я мог видеть не только прижатые лапки, но и глаза. В основном, это были кряквы, но встречались и чирки, и еще какие-то утки, которых я знал хуже. Дрожа от охватившего меня азарта, я весь трясся, и ружье в моих руках буквально ходило ходуном. И справа, и слева проносились утки. Некоторые пролетали надо мной, заходя сзади, и с характерным свистом крыльев проносились над головой. Пытаясь прицелиться в какую-нибудь из пролетающих птиц, я вертелся в разные стороны, совершенно обалдев от обилия дичи. Концы стволов ружья описывали в воздухе замысловатые фигуры. Наконец, решился выстрелить и, конечно, промахнулся.

Наверное, надо было сосредоточиться, но я не мог взять себя в руки. Выстрел за выстрелом — и все промахи. В очередной раз, ощупывая патронташ, убедился, что патронов осталось всего три. И не заметил, как выпалил два десятка. Решив больше не стрелять, пытался понять, почему у меня такие плачевные результаты. Все, вероятно, заключалось в том нервном состоянии, в котором я находился. Постарался остыть и сосредоточиться. Но тут заметил, что постепенно зорька потухает, сумерки начинают сгущаться. Подъехавший за мной Андрианыч был уверен, что я настрелял гору дичи. Однако, выслушав мои сбивчивые пояснения, мудро вымолвил: «По первости это бывает. Ничего, не боись, пройдет. Но так стрелять — голодным останешься».

Я горел от стыда: ведь 15 лет охотился и стрелял вроде неплохо. Помню, на Кумли-Кульских озерах, толкаясь по зарослям резуна на долбленке, успевал при взлете утки бросить весло-пропешку, схватить ружье, лежавшее в ногах, и догнать выстрелом улетающую дичь. Да и на стенде в Уфе все вроде получалось не так уж плохо. Осрамился, нечего сказать.

Вечером мои спутники беззлобно подшучивали надо мной. Потом, проанализировав все мною сказанное, охотники (а они имели право поучать, все с хорошей добычей приехали) указали на причину моей никудышней стрельбы. Особенно Андрианыч, раскладывая по мискам куски сазана из котла с ухой, советовал, что надо видеть перед собой только ту птицу, по которой собираешься стрелять, а на остальных не обращать внимания. Впоследствии мне эта наука очень пригодилась. А та уха, где меня заставили съесть под шутки моих спутиков сазанью голову, сдобрив ее стопкой водки, оказалась поворотным моментом в жизни. Как сейчас помню обветренное лицо незабвенного Андрианыча и его слова: «Кто на раскатах съест сазанью голову из ухи, обязательно вернется сюда!» Слова оказались пророческими.

А тогда, в тот поздний вечер, впервые в жизни ночуя не у костра, а в лодке, где мне все было в диковинку — и жарник, в котором на корме лодки варилась уха, и миска со свежеприготовленной сазаньей икрой, и голоса птиц, раздававшиеся из темноты, и отражение звезд в спокойной глади воды — все это подействовало на меня завораживающе. Это чувство таинственности, зарождающееся в душе при общении с природой дельты Волги, часто не покидает меня и сейчас, по прошествии почти сорока лет.

Окончательно я был повергнут утром следующего дня, когда, поднявшись выше устья протока, мы остановились у небольшого домика, напоминающего будку-фургон, устанавливаемый на грузовиках для перевозки хлеба и т. п. Это была база для работников заповедника на случай непредвиденного ночлега или непогоды. Подождав немного, мне предложили половить рыбу и дали спиннинг. На леске была самая обычная блесна типа «ложки». После первого же заброса я вытащил окуня граммов на 400. Такие в Башкирии назывались горбачами и ценились высоко.

Выпусти эту мелочь — заметил К. К. Скрипчинский. — Надо поймать что-нибудь посолиднее. Скрипя сердце я выпустил пойманного окуня и вскоре, после нескольких забросов, выволок окунище… примерно весом в 1 кг. Таких не только ловить, но и видеть мне не приходилось.

— Вот этот пойдет — резюмировал мой друг.

Полон восторженных впечатлений, я покидал благословенные места.

Себе же я сказал, что в эти края должен вернуться. Вскоре так оно и вышло. Весну следующего года встречал, будучи уже сотрудником заповедника.

Дмитрий БОНДАРЕВ г. Астрахань
18 июня 2003 в 00:00

www.ohotniki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о