Охота на зайца беляка – Охота на зайца-беляка

Охота на зайца-беляка

 Заяц-беляк живет в лесу, но в разные времена года его можно найти в разных местах. Основную пищу беляка, живущего в лесных массивах, как правило, составляет древесная растительность: кора, листья и молодые побеги деревьев и кустарников. Летом он кормится еще и травянистой растительностью. Еду заяц-беляк достает на лесных полянах, лесосеках, проезжих дорогах.

Беляки, живущие в островных лесах, перемежающихся с полями, после уборки яровых переходят на опушки леса, примыкающие к озимым полям. Ночью они выходят кормиться на озимые. Пока не выпал глубокий снег беляки кормятся на озимых, с увеличением снегового покрова перемещаются вглубь леса, в осиновые насаждения, где основную пищу их составляют молодые побеги ивняка, осиновая кора. Беляки очень любят выходить кормиться на проезжие дороги, по которым возят сено, овсяную солому и другие корма. Места скопления беляка распознаются по многочисленной поеди на осинах и других деревьях и обилию помета.

Для успешной охоты на беляка уже в сентябре месяце в предполагаемых местах надо производить подрубку осин, они охотно поедают кору и побеги и держатся недалеко от места кормежки. После выпадения снега зайцы очень хорошо группируются около срубленных осин.

В сухую осень, когда мало выпадает осадков и в лесу сухо, заяц-беляк находится ближе к воде, болотам, сырым оврагам, по поймам лесных речушек. Если лес лиственный, то во время листопада из глубины леса зайцы выбираются к опушкам; беляки не любят шума как падающих листьев, так и капель дождя.

При наличии смешанного леса в период листопада заяц-беляк часто перебирается в хвойные места.

Беляк обычно держится одного определенного района леса.

Кормится беляк ночью, днем лежит; место для лежки выбирает в густом подседе, старой траве, буреломе и особенно любит ложиться под вершинами срубленных деревьев. В конце осени беляки забираются в высокую траву, в хвойные поросли, осиновые вырубки. С выпадением снега беляк расширяет район жировок и ложится на день более открыто.

Охоту на беляков с гончей желательно проводить группой не более трех человек. Для достижения успеха в охоте в группу надо подбирать опытных, выдержанных охотников, знающих охоту с гончей, а также знающих повадки беляков.

Охота может быть как подвижная, т. е. ходовая, а также и неподвижная.

Подвижной (ходовой) охотой называется такая охота, когда охотники идут по лесу врассыпную цепью, метров 75—80 друг от друга. Ведущий собаки (ее владелец) должен идти в середине этой цепи и порскать, он и держит основное направление движения. Остальные охотники придерживаются его. При этом другим охотникам, кроме ведущего собаку, кричать и порскать не рекомендуется. Если из-под кого-нибудь выскочит заяц или кто-нибудь перевидит зверя, а гончая еще его не гонит, охотник должен наманить на след гончую. Если это заяц и гончая, приняв след, погнала его, нужно помнить, что беляк первый круг делает, как правило, небольшой и возвращается к месту своей лежки. Поэтому охотники должны быстро продвинуться к месту подъема зайца и, затаившись, подождать. Зверь, возвращаясь к лежке, попадает под выстрел кого-либо из охотников. Если заяц не был убит на первом круге, то второй и последующий круги он делает более широкие; по ходу гона охотники должны продвинуться поближе под собак, выбрать более удобное место для перехвата зверя, какую-нибудь дорогу, просеку или визир и, затаившись, ждать его появления. Если лес островной, разделенный полянкой или полем, то беляка надо ждать там, где сходятся выступающие мысами края леса.

Необходимо учитывать также, в какое время года ведется охота.

 Если лес лиственный и начался листопад, то в таких местах беляк из-под гончих долго не задерживается. В еловых лесах с густым подседом молодого ельника беляк любит ходить долго и с небольшой охотой покидает такие места. В туманные, тихие, теплые и осенние дни беляк лежит очень плотно и часто вскакивает прямо из-под ног. В сухие морозные, ветреные дни заяц лежит, как говорят охотники, «строго» и поднимается от собак и охотника далеко.

В настоящее время, как правило, неподвижная охота может проводиться с гончими на лисьих норах и по волкам. При неподвижной охоте охотники становятся на свои, заранее намеченные места, и уже не сходят с них во все время охоты. Таким способом охоты пользуются тогда, когда в ней участвует большое количество охотников и когда охота производится исключительно по красному зверю.

www.ihunter.ru

Охота на беляка по чернотропу в узёрку / Сибирский охотник

Мои пристрастия в отношении охоты на зайца разошлись с отцом еще в школьные годы. Он предпочитал охоту по чернотропу, хорошо знал места вероятной лежки беляков и часто возвращался с желанной добычей. Я же после пары-тройки раз пустых хождений по лесу почти прекратил ей заниматься, ожидая снега и возможности тропления. Выслеживанию же зайца по следу отдавался с азартом. Помимо большей определенности результата, не меньше увлекал и сам процесс распутывания следов и все, что связано с этим, почти магическим для охотника словом, — «пороша».

Уже значительно позднее, в зрелом возрасте, пожалуй, даже как-то неожиданно для себя вдруг ощутил новую остроту и красоту казалось бы не замысловатой охоты «в узерку». Встречи с побелевшем зайцем на темном фоне прелой, побуревшей листвы, мокрых стволов осин кажутся чем-то малореалистичным, да и сам заяц воспринимается каким-то крупным и необычным, когда катит по лесу снежным комом.

В условиях  подтаежных и южнотаежных лесов с обширными и довольно однообразными заячьими угодьями охота по чернотропу без собаки редко бывает добычливой. Вместе с тем, при знании участков леса с более высокой плотностью заячьего населения, а, главное, намётанности глаза в определении вероятных мест лежки беляков эта охота по привлекательности мало чем уступает троплению, а может в чем-то и превосходит её. Однако охота в целом настолько многопланова и многогранна, что общей может быть лишь её канва. Все остальное, как и душа человека – индивидуально, и каждый выбирает и находит в ней что-то свое.

Охота по зайцу в узёрку – ходовая и строго индивидуальна. Сопоставляя с тем, что уже было ранее её можно, пожалуй, сравнить с охотой на глухаря на листвягах или на лося в часы его утренней кормежки на вырубах или поваленных осинах. Легкий шаг, мягкая одежда, теплая без утреннего заморозка погода — важные и непременные её составляющие. Как и в охоте на лося для зайца лучше погода с ветром или, как говорят промысловики: для зверя, нужна и зверовая погода. Заяц, конечно, не лось, но и к нему в такую погоду подходить проще. Деревья шелестят, перестукиваются ветвями, а то и поскрипывают, приглушая шаги охотника, делая его передвижение по лесу почти бесшумным. Взор  устремлен не под ноги, а вперед и как можно дальше. Он четко фиксирует любые признаки, характеризующие присутствие объекта охоты, или места его вероятной встречи. Для зайца в лесу это поваленные деревья, вершинник, фрагменты небольших участков с крупнотравием. В отличие от тропления, «в узёрку» ход охотника все же более свободный и менее напряженный. Широкий и дальний обзор позволяют в полной мере видеть окружающее и даже наслаждаться тем, что еще дарует уходящая осень. С годами в охоте многое делается уже автоматически, как, скажем, вождение автомобиля на трассе. Все четко, без суеты, при этом голова свободна, мысли как река по равнине, текут ровно и спокойно. Такая вот свобода творческого поиска. Не знаю, может быть, в том числе, и это привлекало отца в «узёрке». Жаль не успел спросить, сам уже поздно ощутил прелесть этой необычной охоты.  

Пока шел и в мыслях воспевал оду чернотропу, боковым зрением замечаю под небольшой валежиной метрах в 40 зайца.  Лежит совершенно открыто. Стреляю!

Вышел на участок чистого березняка, без валежника и кустарников. Для зайцев может и не очень подходящий участок, но в березняке по-своему красиво. К тому же все хорошо просматривается. Слетел рябчик, который уже кормился на одной из этих березок. Хотел начать скрадывание, как вдруг замечаю лежащего зайца. Присмотрелся, точно, вон голова, глаз чернеет бусинкой. Достал фотоаппарат, лежит-то совсем открыто, редкий случай для кадра. Единственное, что смущает так эта самая открытость. Как подходить? Делаю несколько шагов, прикрываясь стволами впереди стоящих деревьев. Чуть сместился в сторону…  Э-эх, это же березовый комель, а как похож-то был! Да, хороший лесок, идти приятно, но зайцев тут скорее всего нет.

Делаю несколько протяженных переходов и оказываюсь у колка с густым и мелким подростом из молодых осинок, берез и кустарников — ивы и черемухи. Ветер шумит в кронах деревьях. Медленно обхожу колок и на краю, в густом подлеске вижу белое пятно. Теперь это уже точно заяц! Можно стрелять, но зверек ведет себя вполне спокойно.  Кажется, заметил, но ветер и его сбивает с толку. При такой погоде, да еще и в густоте он остается на месте. Достаю фотоаппарат и начинаю сближаться, осторожно ступая по мягкой подстилке из слоя листьев, пропитанных влагой многодневных дождей. С ослаблением ветра,  замираю, не делая лишних движений. Удается подойти близко, метров на 10-12, после чего беляк срывается и почти сразу исчезает в переплетениях из веток и травы.

Отойдя от колка, иду вдоль полосы ивняков и березняка. Ветер стихает, прояснивает. Стало подмораживать и шаги нет-нет да отзываются предательским хрустом. Замечаю несколько кормящихся рябчиков, но они начинают перепархивать при звуке моих шагов. Ситуация, кажется, меняется кардинально, красиво, солнечно, но шерстко! С трудом удается добыть пару штук.  

Солнце у горизонта, пора двигаться в сторону едва заметной лесной дороги.

В сумерках все же по ней идти легче. На пути к машине делаю пару кадров уходящего дня. День-то выдался удачный!

P.s. Но и это уже выбранное, не остается на протяжении жизни незыблемым и неизменным. Нередко, пройдя путь от первого чирка или рябчика до охоты на лося, медведя каким-то непонятным образом опять возвращаешься к юношеским охотам на рябчика или зайца. При этом, находя и открывая для себя новые грани, казалось бы, уже пройденной охоты.

«…когда они выцветут, побелеют и сделаются видны издалека. Эта стрельба называется узерк или узерка. Необходимое условие для нее — долгая мокрая осень. В сухую и короткую осень зайцы не успевают выцвести, и нередко выпавший снег застает их в летней серой шкуре»(с) С. Аксаков.

www.hunting.ru

Нюанс в охоте на беляка

Охочусь я с 1970 года — в основном в Тверской области. Собак держал постоянно. Своих гончих я держу с 1990 года — как правило, гоняем беляков.

Фото автора.

Фото автора.

Много было удачных выстрелов, когда зверек падал на месте, но бывали и промахи и подранки.

Конечно, подранков собаки добирали, но не всегда они доставались стрелку.

Вот о таких случаях и хочу рассказать.

В силу своих особенностей под гоном беляк часто крутит по одному и тому же месту в ельнике.

Соответственно отличить последний след от предыдущих может только гончая.

Бывали случаи, когда охотник стрелял по зайцу, мелькнувшему среди заснеженных елочек. Вгорячах подбегал к месту, куда он стрелял, и путал следы стреляного зайца с предыдущими следами.

Проходил старым следом несколько метров, не найдя ни крови, ни шерсти на следу, останавливался и думал растроенно, что промазал.

Гончак «приспевал» к месту выстрела, продолжал гнать, но вскоре замолкал. Охотник, думая, что это обычная «перемолчка», уходил на следующий переход. А гончий выходил к нему через часик с полным брюхом и мордой в крови. Тогда и узнавал охотник, что заяц дошел.

Я, конечно, слышал байки, что существуют вежливые гончие, что сами приносят битого зайца к хозяину, но в жизни таких не встречал, хотя и держал уже больше десятка кровных гончих, как русских, так и пестрых.

Поэтому рекомендую после выстрела засекать точно место выстрела, подойдя к нему, не затаптывать след и «чиркотины» от дроби.

Идти по следу метров 100–150, кровь может появиться позднее. Место, где гон прекратился, обыскивать особенно тщательно. Битый заяц может заскочить в мелкий ельник или под упавшее дерево и там остаться.

Лично мне в последнее время очень помогает в таких случаях ошейник с навигационной системой.

Место, где замолкал и останавливался гончак (на экране возникает знак стоящей собаки), я тут же фиксирую в навигаторе и, уже ориентируясь по экрану, напрямую выхожу к битому зайцу.
Удачи всем! И не оставляйте подранков!

P.S. На прилагаемом фото заячий хвостик, все, что гончий оставил охотнику.

Петр Козлов 11 марта 2019 в 14:30

www.ohotniki.ru

Охота на зайца-беляка | Российский охотничий портал HUNTER.RU

Охота с гончей преимущественно лесная, а беляк — зверь лесной и к тому же очень широко распространённый. Естественно, что он стал у нас главным объектом охоты с гончей, если рассматривать её в целом, в масштабах всей страны.

Размеры беляка значительно колеблются. Длина тела 45-65 см, вес 2,5-5,5 кг. Отличают этого зайца от русака относительно короткие уши, едва достигающие носа, круглой формы хвост, зимой сплошь белый, а летом буроватый сверху, более широкие лапы.

Особенно выделяет беляка резко выраженный сезонный диморфизм: летом беляк рыжевато-бурый, зимой — весь снежно-белый, за исключением чёрных кончиков ушей.

Беляк заселяет всю тундровую, лесную и частично лесостепную полосы СССР. В европейской части распространён на юг до Чернигова, Тамбова, Саратова, Оренбурга, водится по всей Сибири (кроме Забайкальских степей), в Северном Казахстане и в северо-восточном районе Средней Азии.

В пределах СССР беляк образует ряд подвидов. В европейской части СССР, в таёжной и лесостепной зонах Западной Сибири и в Казахстане живёт сравнительно крупный заяц: длина тела 50-60 см, вес 3-4 кг. В тундрах Сибири беляк особенно велик — длина его тела достигает 68 см, а вес до 5,5 кг. В тайге Якутии, в Забайкалье и в лесах Дальнего Востока беляк мелкий — вес 2,5-3 кг.

Кроме размеров, географически варьируют и другие признаки, например длина волосяного покрова, окраска, толщина волоса (у северных форм волос длиннее и тоньше).

Беляк типично лесное животное. Лишь в тундре и местами в южном ареале он обитает на безлесных пространствах, выбирая здесь заросли кустарников или изрезанные и заросшие ивняком берега рек и озёр. Беляк избегает сплошных массивов леса, предпочитая леса, изреженные вырубками, гарями, лугами и болотами. Особенно не любит он участки густых хвойных лесов, лишённые лиственного подлеска и травяного покрова. Чисто лиственные насаждения в лесной полосе заселены беляком тоже редко, исключение составляют берёзовые и берёзово-осиновые колки в Западной Сибири, представляющие здесь единственный тип лесов. Места кормёжки могут совпадать и не совпадать с местами дневных лёжек. Жирует беляк чаще в редкостойных насаждениях, на гарях, полянах, лесных луговинах. Особенно это заметно летом, когда зайцы кормятся травянистой растительностью, а не веточным кормом, как зимой. Летом беляк нуждается в сочных кормах и поэтому держится преимущественно вблизи болот, рек и ручьёв, охотно пьёт воду. Если в данных местах есть солонцы, беляк посещает их и поедает здесь пропитанную солями землю. Охотно грызёт кости погибших зверей и сброшенные рога оленей, лосей, косуль.

Питание беляка различно по сезонам и географически. Летом в средней полосе европейской части СССР беляк охотнее всего питается клевером, одуванчиком, мышиным горошком и некоторыми другими травами. В тайге европейского Севера, кроме перечисленных трав, он ест некоторые осоки, золотую розгу, кошачью лапку, почвенный гриб (олений трюфель), который безошибочно разыскивает и выкапывает из земли. В Якутии беляки питаются ещё более разнообразными травами, поедая даже полынь, хвощ и иван-чай.

Осенью беляк постепенно переходит на питание веточными кормами и корой осины, ивы-бредины и других деревьев, а зимой древесно-кустарниковая пища практически становится для него единственной. Только в малоснежных районах и зимой в питании беляка участвует сухая трава. Зимой основным кормом беляка служит ива на севере и лещина вблизи южной границы его ареала.

Беляк кормится только определёнными видами трав, которые в лесах распределены неравномерно. Этим и объясняется, что в некоторых участках лесов на целые километры можно не встретить ни одного зайца и, наоборот, другие места оказываются особенно привлекательными для беляка и около них он скапливается. Это полезно знать охотнику, который подметив такие «белячьи» участки леса, может вести своих гончих по лесу так, чтобы они не искали напрасно зверя в пустых местах, а, как говорят гончатники, «лазили» около заячьих «столовых».

По мере того как зимой снеговой покров становится глубже и беляки не могут уже добраться до любимых трав и даже до мелкого ивняка, меняется размещение их по лесу, и там, где в начале зимы бывали набитые зайцами тропы, теперь, случается, не встретишь ни одного следа.

В связи с разнообразным ассортиментом пищи беляк обычно не испытывает недостатка в кормах. Лишь в таёжных районах Якутии при особенном размножении зайцы местами нацело уничтожают большие участки ивняков или заросли молодых лиственниц, после чего беляки перекочёвывают на соседние участки.

В тундре наблюдаются сезонные миграции (перекочёвки) беляка стадами по пятнадцать-двадцать, а в редких случаях даже до семидесяти-восьмидесяти особей. К зиме происходит перекочёвка на юг, а в мае зайцы возвращаются в тундру.

Плодовитость беляка высокая, но в разных частях ареала различная. В средней полосе европейской части СССР обычны три окота: в начале мая, в конце июня и в начале августа. В первом и втором окоте участвуют почти все перезимовавшие самки, а в третьем — около 40%. В таёжной зоне европейского Севера (например, в Вологодской области) бывает лишь два окота — в середине мая и в конце июня — начале июля. Трижды в год здесь плодятся не более 10% перезимовавших самок. В Якутии все перезимовавшие самки дают лишь один помёт — в середине июня; второй помёт здесь бывает только у 10% самок.

Число зайчат в помёте значительно варьирует: в европейской части СССР в выводке бывает от одного до восьми зайчат, в среднем четыре-пять, причём наиболее многочисленны июньские помёты. В единственном за год помёте у якутских самок беляка бывает от одного до двенадцати зайчат.

За год одна самка беляка даёт в средней европейской полосе (например, Волжско-Камский край) примерно одиннадцать зайчат, на европейском Севере и в Якутии — семь.

Гон у беляков происходит бурно и между самцами часто случаются драки. Самку иногда кроют подряд несколько самцов. Самец кроет матку вторично вскоре, а иногда тотчас после родов. Беременность у белячих длится 49-51 день. Рожает она, как правило, на поверхности земли, лишь в наиболее северных местах иногда роет норы. Зайчата способны передвигаться в первый же день. Некоторое время они находятся около матери, не разбегаясь далеко друг от друга. На девятый-десятый день зайчата уже едят траву.

Продолжительность жизни беляка восемь-девять лет.

Численность беляка очень меняется в разные годы. Основная причина колебаний — периодически повторяющиеся эпизоотии. Иногда зайцы гибнут от гельминтозов — заболеваний, вызываемых глистами (лёгочные, кишечные и другие формы). Известны и другие эпизоотии беляков: туляремия, псевдотуберкулёз и др.

Массовые заболевания и смертность возникают при большой численности зайцев. Часто это происходит в холодные, дождливые годы. Особенно широко распространяются эпизоотии в таёжных заболоченных районах.

Гибель беляков от хищников не так велика, как принято думать. Наибольший урон зайцам приносит лисица, рысь, из птиц — беркут и крупные совы. Истребительная деятельность хищников возрастает в годы эпизоотии. В поймах больших рек много зайцев гибнет весной в половодье.

Годы массового размножения беляков и годы их вымирания повторяются с известной закономерностью.

Большие «урожаи» беляков в тайге отмечаются через десять-одиннадцать лет, в полосе смешанных лесов несколько чаще. Изменения численности беляка никогда не охватывают одновременно всю область его распространения.

Беляк линяет дважды в году. Весенняя линька в средних и северных широтах СССР начинается в начале или половине марта и заканчивается в мае, осенняя — с конца августа до середины или конца ноября.

Осенью белеют прежде всего задние лапы и круп, затем передние лапы и бока. Весенняя смена белого волоса бурым идёт в обратном порядке. Довольно распространённое мнение, что беляк линяет весной, а осенью только «выцветает» — неверно. Это представление, очевидно, явилось следствием того, что осенняя линька очень постепенная.

Охота с гончей едва ли не единственный способ добычи этого зверя, если не считать ловлю беляка петлями и другими ловушками (где это разрешено), Да стрельбу побелевших зайцев по чернотропу «в узёрку».

Сослеживание и стрельба беляков по малику гораздо сложнее и труднее, чем подобная охота на русаков, и применяется очень немногими охотниками.

Искать беляка нужно в лесу, в лесных болотах, а там, где заяц спускается южнее полосы лесов и оказывается на территории степных областей, он живёт только в лесистых поймах рек. Такова, например, пойма реки Сакмары Оренбургской области, заросшая куртинами осокоря, дуба, липы, осины и чащами шиповника, ивняков, черёмухи и других кустарников.

Беляк, как и почти все наши дикие животные, ведёт оседлый образ жизни и постоянно держится в избранном участке леса, бродя по нему во время жировки (кормёжки) в пределах всего 1-2 км. Есть у беляка свои излюбленные «лазы», которыми ходят под гончими почти все зайцы данного района, леса, есть у него также и любимые уголки для лёжки. Беляк, если его не тревожить, часто ложится на днёвку в одном и том же месте, иногда даже в один и тот же куст ивняка или под одно и то же дерево. Бывает, что беляк выскочит из того же куста, откуда был поднят и заяц, убитый вчера. Зная эту повадку, опытные гончие прежде всего обыскивают те местечки, где им приходилось добывать беляка, и обычно эта сноровка приносит успех.

Перечислить и описать все характерные уголки, где бывают лёжки беляка, невозможно. Нужно лишь сказать, что в сухую и тёплую осень беляк держится и ложится ближе к ручьям и болотам, а в сырую предпочитает более высокие места.

В дождливую погоду беляк ложится на более открытых местах, например на вырубках или полянах с редкими кустами и порослью древесных пород. В морозы он уходит в чащу хвойных молодняков, в это время ложится также и в крупном хвойном лесу, где особенно любит забираться под вершины больших валежин или располагаться возле куч хвороста.

Беляк, поднятый гончими утром, обычно, сделав сравнительно небольшой круг, проходит под гоном около своей лёжки, а затем задаёт кольцо или дугу побольше и тоже иногда посещает лёжку; это особенно характерно для первой половины дня. Чем ближе к вечеру, тем менее обязателен для беляка этот ход через лёжку и, наконец, заяц, поднятый незадолго до сумерек, почти никогда не возвращается к месту подъёма.

Сделав под гончими один-два круга, беляк успевает позапутать собак и, удалев, ещё более напетлять, надвоить и натроить свой след. Собаки скалываются (теряют след и временно прекращают гон). Этот первый скол бывает часто одним из самых трудных, и многие первоосенники здесь пасуют: безрезультатно побившись над выправлением следа, бросают зверя и возвращаются к хозяину. Однако опытные гонцы не теряются. Умело и усердно рыская вокруг места скола, они мало-помалу разбираются в следах, разгадывают задачи, поставленные беляком, вновь наседают на него или вновь поднимают, если он уже успел запасть, затаиться.

Беляк снова делает круг за кругом, время от времени он вновь сбивает гончих, запутав след и сумев залечь; гончие опять работают на сколе и опять выставляют зверя на новые круги. Пока беляк не убит, его круги делаются всё меньше и меньше; очевидно силы ему изменяют, он западает при каждом удобном случае. Гончие будят его вновь и заливаются «по зрячему» (по увиденному) особенно страстно.

Если гончая по-настоящему мастеровата, то чем дальше идёт гон, тем он ровнее, тем меньше в нём даже небольших перемолчек. Вдруг гончая смолкла — беляк запал; азартная помычка, говорящая, что беляк вскочил из-под морды собаки, внезапно прерывается. Гончая заловила обессилевшего беляка.

Рисунок 24. Дошёл!

Обычными характерными ходами (лазами) беляка бывают: в овражистых местах — края оврагов, вдоль которых этот заяц часто ходит под гончими; в местах, где лес перерезан полосами вырубок (так называемыми лесосеками), любимый лаз беляка лесом по касательной к углу вырубки; в тех лесах, где много полян, сенокосов, открытых болотистых площадок и т. п., беляк верно ходит перешейками леса между открытыми участками; весьма характерный лаз — переход из угла в угол лесных массивов там, где они почти сходятся между собой среди полей или других открытых пространств.

У беляков бывают особенно излюбленные лазы. Это подтверждается, например, тем, что случается в один и тот же день на одном и том же лазу, стоя буквально на одной и той же точке, убивать по два зайца, поднятых гончей в районе данного лаза. У меня был такой любопытный случай. Выжлец гонял беляка. Я быстро занял хорошо известный мне лаз. Гон шёл уже неподалеку, но тут гонец скололся. Пока он распутывал след, появился беляк и был убит. Я не стал подбирать зайца, чтобы выжлеца легче было взять на сворку у добычи (он был не позывист). После примерно 5-7-минутного молчания выжлец вдруг пылко помкнул «по зрячему» и вскоре тем же следом, которым шёл первый беляк, вылетел новый и после выстрела лёг в нескольких шагах от него.

Изредка попадаются беляки, не подчиняющиеся своим белячьим законам хода под гончими. Вот один из таких случаев. По неглубокой пороше я охотился в лесу, примыкающем к незамёрзшей речке. Мой выжлец Напор погнал беляка. Я занял надёжный лаз, но гон, продолжавшийся минут десять горячо и уверенно, вдруг оборвался. Я недоумевал, как Напор, «настоящий мастер» по белой тропе, так долго не может выправить скол. Я поспешил к месту прекращения гона и очутился на берегу реки. Оказалось, заяц переплыл 15-метровое русло. На противоположном крутом берегу был виден его мокрый след. Выжлец, видимо, не сразу понял, что произошло, а возможно, ему уж очень не хотелось в мороз принимать ванну. Он много натропил, бегая взад и вперёд по берегу, но тоже переплыл речку… Вдали слышался гон… Я побежал на старую плотину и перебрался за реку. Там места были полевые, лишь с небольшими перелесками. Заяц ходил полями, и я было подумал, что это русак с ненормально широкими лапами. Став у полевой изгороди, где заяц прошел уже дважды, я через несколько минут уже стрелял. Это был беляк, белый, как снег, на который он лёг.

Важной особенностью беляка является то, что поздней осенью, когда шкура зайца сильно белеет или уже побелела, а порош ещё нет, он лежит чрезвычайно крепко и поднять его очень трудно. В это время он подпускает к себе на несколько шагов и не встаёт, хотя хорошо виден среди побуревшей опавшей листвы и увядших трав. Бывает, что гончая бегает всего в нескольких метрах от беляка, а он лежит, как будто не замечая собаку. Казалось бы, собака должна почуять зверя на таком близком расстоянии, а она не чует, и винить её за это опытный охотник не станет.

Обычно беляк лежит и таится крепче в тёплую погоду и, наоборот, в мороз выскакивает, далеко не подпустив к себе гончую или охотника. Однако, когда он станет совершенно белым, а порош ещё нет, беляк подпускает вплотную даже в такой мороз, когда замерзшие трава и опавший лист сильно шумят, даже трещат под ногами охотника.

hunter.ru

Все об охоте — Охота на беляков «в узёрку»

Главная, охота:Охота на зайца Тэг:Зайцы,охота с гончими,охота по пороше ,охота нагоном, охота облавой ,охота на засидках ,заключение

При затянувшейся осени (а кое-где почти ежегодно) в некоторых местностях заяц-беляк надевает свой зимний белый наряд еще задолго до выпадения снега. Нередко случается также, что вслед за снегопадом вдруг ударит сильная оттепель, пройдет дождь и сгонит весь снег, оголив землю, на темном фоне которой ярким, издали заметным пятном выделяется побелевший заяц.Завидеть такого зайца, залегшего где-либо в лесу, даже сквозь густой подлесок, очень легко. На этом и основана охота на зайцев-беляков «в узёрку».

В сырую погоду выцветший беляк лежит по чернотропу чрезвычайно крепко и на лежке подпускает к себе охотника очень близко, только прижимаясь все сильнее и сильнее к земле, по мере приближения к нему человека. Тем не менее, подходить к высмотренному на лежке зайцу следует по возможности без всякого шума, не глядя на него и приближаясь несколько стороной, как бы проходя мимо.

Наиболее благоприятные условия для охоты по белякам «в узёрку» — теплая, без утренних заморозков погода, когда мягкая почва заглушает шаги и делает возможным почти бесшумное передвижение охотника по лесу. Успешно можно охотиться по белякам этим способом и в сухую, без особых дождей, осень, когда даже в мороз движение относительно бесшумное. Правда, в таких условиях заяц держит себя более строго и часто не подпускает к себе на близкое расстояние. Охота же в морозный день после оттепели, дождя и т.д., когда под ногой все время трещат, проламываясь, затянувший лужицы лед и обледеневшие опавшие листья, обычно оканчивается неудачей. Даже при большой осторожности и сноровке охотника ходить бесшумно в таких условиях положительно невозможно, а заяц, еще издали заслышав приближение охотника, покидает свою лежку.Поэтому выходить на охоту по белякам «в узёрку» следует только при наличии указанных благоприятных условий, с таким расчетом, чтобы, как только в лесу станет светло, быть уже на месте охоты.

Разыскивать одевшихся в зимний наряд беляков по чернотропу следует там, где они в эту пору преимущественно держатся. Такими угодьями чаще всего являются опушки леса, поросшие кустарниками окраины покосов и болот, заросли кустарников по берегам рек, речек и озер, поросшие карликовой березой моховые болота, окруженные покосами и пашнями, молодые вырубки и зарастающие гари, заросли можжевельника около полей и т.д. Часто можно встретить в эту пору значительную концентрацию беляков и поблизости от кое-где поросших кустарниками и травянистой растительностью песчаных берегов рек и озер, куда с вечера иногда в значительном количестве выходит на жировку побелевший преждевременно заяц.

Места, которые выбирают в эту пору для своих лежек беляки, весьма разнообразны. Иногда они залегают совсем на виду, под какой-либо елочкой, так что зверька видно со всех сторон шагов на двадцать. Часто устраивается беляк на лежку на кочках под нависшими ветвями кустарников, у стволов небольших, но развесистых елей, под грудами хвороста, под вершинами срубленных деревьев, у поленниц дров в лесу и на вырубках, у старых пней, под стволами срубленных или сваленных бурей деревьев, у камней и т.д.

Излюбленные для лежек зайцев угодья и даже просто места их лежек — из года в год одни и те же. В силу этого хорошее знание местности и таких излюбленных зайцами мест для лежки значительно способствует успешности охоты. Следует иметь при этом в виду, что беляки нередко облюбовывают для лежки такие места, которые нравятся не только тому или иному зверьку, но и всем его сородичам. Поэтому, взяв сегодня в каком-либо из охарактеризованных выше удобных для лежки мест беляка, всегда можно рассчитывать и в следующие дни найти здесь новых зайцев.

Если угодья хорошо изучены охотником, а тем более, если ему хорошо известны и излюбленные беляками места их лежек, можно ходить на охоту «в узёрку» и одному. Однако более интересна и добычлива бывает охота, если она производится вдвоем и даже втроем. Охотясь вдвоем или втроем, следует передвигаться по угодьям, все время равняясь и не отдаляясь друг от друга далее 20-60 шагов (смотря по местности). Если охота происходит в плотных кустарниках, в лесу с густым подлеском и т.д., необходимо время от времени пересвистываться, чтобы каждый охотник все время точно знал, в каком направлении от него находятся его товарищи. В этом случае возможность выстрела в направлении соседа будет исключена. При охоте вдвоем или втроем под выстрелы охотников будут попадаться не только высмотренные ими на лежке зайцы, но и зайцы, не выдержавшие подхода и покинувшие заблаговременно лежку, но направившие свой бег не вперед, а в сторону, и замеченные здесь идущим стороной охотником.

Иногда можно с большим успехом охотиться по белякам «в узёрку» одному охотнику с двумя помощниками (без ружей). В качестве таких помощников можно привлекать даже подростков, но обязательно хорошо дисциплинированных и соответственно проинструктированных. Эти помощники должны идти шагах в 20-60 от охотника, по обеим его сторонам, все время равняясь по нему. Роль их сводится к высматриванию беляков на лежке с последующей подачей об этом сигнала охотнику условным свистом.

Если заяц вскочил с лежки на виду, но за пределами выстрела, следует тотчас же коротко, негромко свистнуть. Заслышав свист, заяц часто тут же останавливается и начинает прислушиваться, причем иногда даже встает при этом на задние лапки. Негромко посвистывая и тем самым отвлекая внимание зайца, иногда удается приблизиться к нему на расстояние дальнего, но верного выстрела. В ряде случаев указанным приемом удается даже задержать на месте зайца после неудачного выстрела и, таким образом, поправить дело вторым выстрелом.

При наличии благоприятных условий и при изобилии беляков в угодьях охота «в узёрку» иногда дарит весьма богатыми результатами. Мне известен, например, ряд случаев, когда указанным способом один охотник брал за короткий день охоты (правда, в Заполярье) по двадцати и более зайцев.

Стрелять зайцев при охоте «в узёрку» приходится в самых разнообразных условиях и на самых различных расстояниях. Однако чаще всего обстоятельства вынуждают стрелять сквозь густую поросль кустарников или подлеска. При стрельбе на дальние расстояния к ружью приходится предъявлять повышенные требования в отношении резкости боя и применять сравнительно крупные номера дроби. Наоборот, при стрельбе на близкие расстояния и сквозь кусты выгоднее иметь ружье с меньшей кучностью и стрелять некрупной дробью.

Продолжительность охоты на беляков «в узёрку» целиком зависит от метеорологических условий. Иногда указанным способом представляется возможным охотиться 10-15 и более дней, иногда — всего два-три, а то и один день. Бывают годы, когда по условиям погоды этот способ охоты в той или иной местности вообще применить невозможно.

Раскрепощенные и чувственные жрицы любви с петроградской покажут настоящее мастерство стриптиза. | Забудьте о проблемах и делах — шикарные проститутки с метро политехническая помогут вам расслабиться и отдохнуть. | Все свое мастерство проститутки со станции метро орехово продемонстрируют вам с энтузиазмом.

aljapkin.ru

Две охоты на зайца-беляка — Охотники.ру

Заболотское охотничье хозяйство МВОО ГШ ВС РФ ВОО ОСОО занимало площадь около 60,0 тысяч га. Хозяйство известное и самобытное, расположено в сельской местности и более половины угодий занято лесом. Помимо охот на копытных (лось и кабан) широко практикуется охота на зайца-русака в полях хозяйства и на беляка – в лесу.

фото: Моткова Владимира

фото: Моткова Владимира

Как сейчас помню немудреное снаряжение егеря. Легкая и удобная одежда, выцветшая от времени, попадавшая под дождь и снег, под солнце и туманы. Охотничья сумка с бутербродом, несколько патронов с дробью и картечью по сезону. На поводке ухоженная красивая гончая. Перед деревенским домом старое дерево и лавочка на двух-трех человек. Они нас ждут, охотников, ведь от Москвы до встречи с ними всего сто километров.

Выезжаем из города рано, около пяти утра. Пробок тогда по дороге не было. Вот только на железнодорожном переезде перед Загорском частенько задерживались.

Теперь это Сергиев Посад, и здесь построен удобный современный переезд под железнодорожным полотном. Как по графику проезжаем после города населенные пункты Деулино, Мишутино, Иудино, Ченцы, Селково, Центральную усадьбу, построенную в лесу на 36-м километре Угличского шоссе, а далее до деревни Переславичи. Путевку мы оформляем в Совете ВОО Генерального штаба к одному из егерей хозяйства. Волнения бывали постоянные: а все ли будет так, как намечено. В деревне Переславичи второй дом справа егеря Владимира Репина, в деревне Веригино –  дом егеря Федора Петровича Костина. Какими близкими знакомыми, даже родными, кажутся эти доброжелательные и приветливые люди.

Несмотря на выходной день, в деревнях кипит повседневная жизнь. Лошади в упряжках, заводятся изрядно изношенные машины, хлопочут работники коровьей фермы. Деревенская живность подает свои голоса. Еще темно, а в окнах большинства домов горит свет. Издали видим стоящего с гончей егеря. Все сомнения и тревоги позади. Выходим из машины, как артисты на сцену. Улыбаемся друг другу, приветствуем и поздравляем с предстоящей охотой. Особенно счастливы, если это открытие охоты ее первый день в году. В ходе разговора непременно упоминаем погоду, от нее зависит успех охоты. Приятно повизгивает гончая, заглядывая в глаза хозяина и приезжих охотников.

Вот так было и на этот раз, когда мы приехали с приятелем к егерю Владимиру Репину. Это была первая декада декабря, снег по-зимнему лежал в окрестностях. Выяснилось, что с нами на зайца будет охотиться еще один охотник, который представился Петром. В результате я, Петр и мой приятель Юрий Ермович Орлов составили команду для охоты на зайца-беляка. Заросшее поле, по которому мы пошли к лесу, было нам знакомо. По краю хорошо видны следы жировавших зайцев. Главное и последнее слово за егерем, и вот мы подходим к лесному клину, врезанному в поле. Беляк поработал здесь основательно: все, что можно было, погрыз, в двух местах оставил помет и, сделав два больших прыжка в сторону, ушел в лес.

Наша гончая, четырехлетняя Лада, напористо просилась отпустить ее. Но егерь тихим голосом и жестами распорядился, кому и куда встать. Подождав, пока мы займем номера и скроемся в лесу, отпустил собаку по следу. На какой-то момент все стихло, и вдруг начался гон. Нам показалось, что собака налетела сразу же на лежку. Увидев зайца, так заголосила, словно вот-вот поймает его живым.

Но заяц задал такого деру, что Ладе оставалось голосить с досады. Голос удалялся, потом гончая как бы топталась на одном месте, видимо, разбиралась в следах, и вскоре на левом фланге, где стоял Петр, последовал одиночный выстрел, а за ним крик смертельно раненного зайца. Егерь оповестил: «Готов!» Через несколько минут мы собрались все вместе, а Лада еще несколько раз подала голос и из кустов подбежала к нам.

Счастливчика Петра поздравили, наш новый знакомый оказался шустриком. На что егерь предупредил: не шуметь – охота только началась. Все замолкли. Петр аккуратно уложил трофей в прилично большую охотничью сумку, из которой предварительно извлек пакет. Достав из пакета фляжку из нержавейки, Петр предложил выпить «на кровях». Мы переглянулись. На наших охотах до окончания обычно не принято было обмывать добытую дичь.

Опешив от предложения, уселись на поваленную длинную сухую осину. Ружья разрядили, патроны убрали и уже были в готовности исполнить охотничий ритуал, как кто-то из нас, повернувшись в сторону отлетевшей от удара верхушки осины, шепотом сказал: «Заяц!», указав мимикой лица и глазами на обломок дерева. А за ним шевелились черненькие кисточки ушей беляка. Гончая была на поводке, разряженные ружья стояли в стороне, но мы дружно машинально потянулись к ним. Заяц, естественно, вспрыгнул и, помчавшись по насыпи в сторону большого леса, скрылся в белой снежной мути.

Похватав ружья, поспешили в разные стороны. Отпущенная с поводка гончая, залилась радостным голосом и с ходу помчалась по следу. Егерь побежал к насыпи, на ней было меньше снега, да и завалов не видно. Лада не умолкала. Через считанные минуты гон покатился на линию стрелков. Каждый в этот момент испытывал волнение и молил про себя: «Господи, пошли зайца на меня…» Но судьба распорядилась по своим законам. Кто лучше знает местность и повадки косого, на того и зверь бежит. А им оказался наш егерь. Сначала услышали выстрел, а потом и его радостный голос: «Готов!» Егерь оказался впереди всех и на лучшем, открытом месте, поэтому и добыл этого любопытного беляка. Видимо, заяц был молод, поэтому и допустил такие просчеты. Ведь он убежал от нас на 250–500 метров, пропустил собаку, а потом обратным следом подставился под выстрел егеря.

Про фляжку и ритуал мы уже забыли, так как декабрьский день быстро угасал. Поспешили продолжить охоту.
Лада подняла еще одного зайца и угнала его так далеко, в сторону деревни Федорцово, что мы решили идти за ней по следу. Вышли на дорогу, но вместо одного следа, увидели два. По пути нашей гончей попался ухажер, и она, бросив гонного зайца, с другом подалась на ближайшую ферму, где и загуляла. Ладу мы нашли уже в сумерках, она смирно сидела и смотрела на нас, видимо, ожидала приговора. Что тут поделаешь, если инстинкт природы победил чувство служебного долга. Пришлось простить Ладу.

На добытого егерем зайца мы бросили жребий, он достался мне. Вечером вернулись в Москву.

Много было и других охот в Заболотском хозяйстве, все я их помню, так как подробно записывал в охотничий дневник. Вот еще одна памятная охота в конце ноября. Только выпал свежий снег. Мой приятель Юрий Ермович и я охотились возле деревни Веригино с егерем Костиным Федором Петровичем.

Приезжали сюда не первый раз, но каждая охота проводилась в новом месте его обхода. Я уточнял, почему мы охотимся не там, где были раньше. Куда увереннее чувствуешь себя в знакомых местах. Федор каждый раз отвечал: «Тут самый заяц». В этот день он так же нам ответил. Хотя зайцев тогда было везде достаточно. Собака егеря несколько раз подавала голос, но как такового гона не было.

Выпавший снег лежал местами, его было мало. Время перевалило за полдень. Пришлось ходить по лесу и искать зайцев «на узерку». Из-под меня выскочил один белячок, я его в угон добыл. Прошли мы за полдня длинный путь и уже развернулись в сторону дома егеря.

Я почему-то шел недалеко от Федора, а собака, уставшая, плелась за нами. У выхода из большого леса на поляне росли несколько пушистых невысоких елок. Можно сказать, самых подходящих для дневки зайца-беляка.

Егерь вдруг остановился, вскинул ружье и прицелился в сторону ближайшей елки. Я на всякий случай последовал его примеру. И не спускаю глаз с дерева, куда целится Федор. Вдруг вижу, что егерь пятится назад, отходит на десять шагов и исчезает. Через несколько секунд прозвучал выстрел и предсмертный крик зайца. Спешу к упавшему Федору, а он уже стоит как вкопанный, на кончике носа висит большая капля пота от пережитого. Гончая уже схватила добытого зайца, потрепала слегка и принесла к ногам хозяина. Подняла голову и ждет похвалы.

А произошло вот что. Когда мы вышли на поляну, Федор под елкой увидел затаившегося беляка в 5–6 метрах от себя. И чтобы не разбить близким выстрелом зайца, решил отойти назад. Но в это время по ходу зацепился за кусты и упал. Но заряженное и готовое к выстрелу ружье не упустил из рук. Не отпустил и зайца. С перепугу беляк поднялся с лежки и сел столбиком. Вот и пришлось охотнику стрелять с очень неудобного положения.

Таким сказочным исходом и закончилась эта охота. Помимо зайцев мы подняли в лесу глухаря, над нами пролетели два тетерева-косача, в нескольких местах видели свежие погрызы еловых шишек белками, встретили следы переходов лосей. А на обратном пути Юрию Ермовичу на 43 км Ярославского шоссе прокололи талон за нарушение рядности. Вот вам за один короткий ноябрьский день сразу и радости, и горести.

Александр Тишкевич 14 сентября 2015 в 07:00

www.ohotniki.ru

Фотоохота или охота на зайца-беляка весной / Сибирский охотник

Энциклопедия охоты: Охота на зайца

Весна удивительное время, все настолько стремительно, скоротечно, что чуть замешкался, и… прошло, пролетело, пробежало. С годами это самое ощущение скоротечности жизни лишь укрепляется. Признаться не понимаю стенания иных по поводу ограничения весенней охоты несколькими днями. Как будто весной, этой самой скоротечной порой, нечем заняться на природе.

В большинстве охот есть такое понятие как знакомство с угодьями, местностью, оценка вероятностной добычи и пр. Проще говоря – элементарная разведка! Именно она во многом и обеспечит успех осенних поездок. Так, к примеру, весна для знакомства с заячьими угодьями – лучшее время года. Во-первых, они активны не только в сумерках, но и в светлое время суток, во-вторых, если подгадать время, то и очень хорошо заметны.

В последние годы не тропление, а визуальный поиск и скрадывание побелевшего зайца поздней осенью, лично для меня стали одной из наиболее увлекательных и захватывающих охот. Во многом это связано с появлением определенного опыта в даной охоте, которая ранее казалась делом случая.

Следовая охота, тропление зайца, бесспорно, классика! Порошка, свежий след, обход жировки, концевой след, первая, вторая сметки (скидки), теперь, смотри в оба. Всё понятно, все читаемо, логично, учись, осваивай, мотай на ус и вперед. В узёрке все иначе. Поначалу вообще все выглядит малопривлекательным, особенно, на фоне других охот в это время, когда каждый денёк так дорог. Без знания наиболее вероятных мест дневок беляка и особенностей его поведения пустопорожние хождения по лесу делают эту охоту лишенной той самой изюминки, которая связана с выслеживанием, а не с волей случая.

В любой зверовой охоте — опыт великое дело, а заяц как не крути, тоже зверь (зверек) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сам испытывал и многие зверовики, выезжающие из города, говорят, что нужно походить по лесу, вжиться до того состояния, когда зверя начинаешь чувствовать, ощущать нутром. Иногда говорят применительно к медведю или лосю – «не поверишь, но я чую его запах как собака».

Общеизвестно, что заяц не пахнет, но настроить, навострить глаз на него в узёрке – важнейшее условие. Скрадывание зайца при условии явного дефицита зверовых лицензий или их заоблачных цен в частных охотхозяйствах, с одной стороны, позволяют не растерять навыки зверовой охоты, с другой – получить удовольствие от процесса, умения подойти к осторожному зверьку на нужное расстояние. Какая-то неестественность поиска и скрадывания побелевшего зайца в осеннем лесу придают к тому же неповторимый и совершенно особый колорит этой охоте.  

Особенность охоты по позднеосеннему чернотропу состоит в возможности неоднократного скрадывания неудачно поднятого с лежки белячка, который в эту пору хорошо заметен на фоне пожухшей листвы и чернеющего от частых дождей леса. То, что на лежке к зайцу можно подойти, едва не наступив на него, знает практически каждый. Другое дело беляк поднятый. В троплении по снегу самое верное не бросаться за ним сломя голову, а дать возможность ему успокоиться. Только выждав как минимум 1,5-2 часа, имеет смысл повторить попытку подхода по следу. В узёрке это не походит и в направлении убежавшего зайца следует идти сразу, так как залегшего зверька будет обнаружить гораздо сложнее.

Отлинявший до снега заяц бегает по лесу крайне неохотно и его удается увидеть довольно быстро. Вот тут-то и потребуются навыки скрадывания и знания того, как ведет себя косой при приближении человека. На какие звуки, шорохи, движения реагирует бегом, а к каким относится снисходительно. Как любой подход к зверю в общих чертах понятен и неоднократно описан, и тем не менее, индивидуальные особенности подхода охотника формируются только на практике. Скажу лишь, что даже к поднятому с лежки белячку можно подойти в мягкую погоду на верный выстрел. Фотоохота в этом случае отличается лишь тем, что дальний «выстрел» малоинтересен даже с дальнобойный объективом. Для портретного снимка оптимальной считается дистанция 10-15 м. И как бы это не казалось маловероятным, но, не делая резких движений и постепенно приучая зайца к своему присутствию, к нему, действительно, можно подойти на это самое расстояние.

Примерно через час такого соседства заяц-беляк успокаивается и начинает вести себя вполне естественно, что делает такие встречи особенно памятными и эмоционально окрашенными. Кто-то может заметить, что весной гонять зайца нежелательно,  и, наверное, будет прав, если вообще это слово применительно к условиям леса, где зверек чувствует себя вполне уверено и при желании легко избегает подобного соседства. К тому же можно проехать (если позволяют условия и транспорт) по лесу, используя для этого уже существующие дороги, отмечая и наблюдая за беляками с расстояния. Не лишнем в это время оказывается и манок. У ложков с ельничком можно посвистеть рябчика, установив тем самым места предполагаемых выводков. А еще надо успеть на глухариный и косачиный тока, да и скрадки на гусей, построенные в марте, явно заждались своих хозяев.

Одним словом, весна прекрасное время и его можно провести с большой пользой для предстоящей охоты осенью. Удачи и незабываемых встреч в весеннем лесу!

www.hunting.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о