Охота на русака – — . .

Охота на русака. По первому снегу / Сибирский охотник

Снег…Радость школярам, возможность прийти домой мокрыми по уши с розовыми щеками, доставив родителям дополнительных забот в случае ангины. В моем детстве его не хватало, на берегу теплого каспийского моря снег был в диковинку как и мороз.

Да и сейчас он настолько редкий в наших краях, что едва увидев первые снежинки, я готов был их пересчитывать.

Уж очень хотелось потоптать заснеженные поля в поисках зайца, потропить по всем правилам, увидеть взрывной подскок из заснеженной лежки. Еще раз посочувствую русаку в эти несчастные для них дни, впрочем как и беляку, сменившему по распорядку пальтишко в бесснежном осеннем лесу, а теперь хоть на березу залезай.

Снег шел всю ночь и увидев утром, сколько его  накидала природа, стало понятно, что считать мне придется не снежинки, а количество лопат, очищающих придомовую территорию. С каждым взмахом, мне все отчетливее представлялись бегущие по белым полям русаки.

Оставалось ждать, когда косые оставят на снегу свои автографы, и можно отправляться на их поиски.

 За ночь, состояние снежного покрова несколько изменилось. Капли дождя отшлифовали поверхность, покрыв небольшим слоем льда и  шаги по снегу, издавали жуткий треск, от которого наверняка стыла кровь  у всех кротов, проживающих под землей.

Обстановка в угодьях была такой-же.

Вдоль лесополос, на снежные одеяла ложились опоздавшие листья, ну а в поле, даже невооруженным оптикой глазом, наблюдались темнеющие пятнышки — это были ОНИ.

Некоторые устроились недалеко от дороги, но это были не наши угодья, поэтому мы лишь подсчитывали лежки, представляя, как уютно похрапывают ушастые в своих кроватках.

Один все же не вытерпел грохота от продвижения транспорта и   подпрыгнув у обочины, понесся впереди машины, разнося страшную новость о нашем прибытии.

Несмотря на огромный опыт общения с зайцем, мне все же непонятно, что именно влияет на  место расположение лежек.  Вопреки мнению, что в сильный ветер он не ложится среди деревьев, я часто добывал его именно там. Что искать его возле лесополосы вдоль дороги дело безнадежное, тоже неверно.

Ну а почему он такой пуганый в день открытия, думаю причина одна — дали ему «дрозда,» начиная со дня открытия на степную дичь, т.е. с августа, потом добавили фазанятники в октябре, так что к своему празднику открытия, многие ушастики уже заняли вакантные места  в морозильных камерах. Подтверждение тому — зажитые раны на ушах добытых зайцев.

Вскоре приехали к месту охоты и ощупывая снежный покров, стали мыслить — как же подойти к лежке с таким грохотом?  Решили пробовать против ветра, он был довольно приличный.

Обнаружив два темных пятна, расположенных рядом и предположив, что это лежки, направились  к ним вдвоем с Петровичем, а Сергей направился в другую сторону, тоже ориентируясь на похожее пятнышко.

Лежка, которую я предполагал проинспектировать, находилось немного ближе, поэтому я не спешил к ней приблизиться, чтобы дать возможность и Петровичу подойти на выстрел.

Увидев, как он уже направил грозное оружие в сторону возможного косого, я смело двинулся  к «своему».

И тут стало все понятно — зайцы настолько напуганы  белой и холодной небесной манкой, что  им до лампочки был этот громкий, хрустящий звук.  Еще бы десяток шагов, и можно было выгонять его пинками. И все равно он всегда взлетает неожиданно.

Немного отпустив, выстрел четверкой остановил набор его скорости.

Посмотрев на Петровича, я направился к нему- он все еще шел  с направленным стволом в сторону лежки. Мой выстрел не поднял зайца. Может обманулись со вторым? Едва успев об этом подумать, стал очевидцем, как немного он смог пробежать, покинув свою лежку.

С двойным полем!

После небольшой паузы направились к месту стоянки, где зачехлив и убрав оружие, я отправился на другое поле вместе с Сергеем, в качестве видеооператора и конечно же суфлера.

На поле выбрали две точки  и направились к ним.

Одна оказалась ложной — утренний заяц кормился и расчистил себе небольшую полянку. К другой предполагаемой лежке, он нас не подпустил и вылез из неё метров за двести.  Немного посидел, потом опять скрылся из глаз и тут же выпрыгнув, на всех парах понес свою серую шкурку в сторону лесополосы. Как правило, так осторожничают матерые зайцы, их вес в среднем от пяти кг и более. Ну а беспечная и не умудренная опытом молодежь, не дотягивает и до четырех.

Больше темных пятен не наблюдалось и мы решили идти в сторону лесополосы, а потом вдоль нее к месту стоянки.

Небольшому серому пятну по ходу нашего движения, мы не придали значения,  поэтому появление длинноухого было столь неожиданным, что адреналин мешал поймать зайца на мушку  и в спешке, Сергей полностью разрядившись в сторону зайца, все таки его свалил.

С Полем!

На этом и закончился  этот удачный для охотников и несчастный для зверя денек. По пути встретили несколько машин, которые охотились таким же образом. Теперь пару дней на отдых, а в выходные дни вновь в поля, к встречам с желанными трофеями.

www.hunting.ru

Как охотиться на зайцев / Сибирский охотник

Энциклопедия охоты: Охота на зайца

Стрельба русаков на засидках

Стрельба русаков из засады, на гумнах и близ стогов, всего употребительнее в степных местностях, где русаков много, а тропить их редко кто умеет; при многочисленности следов, не всегда это бывает и возможно. Большей частью бьют зайцев на засидках в середине зимы, если она снежная — только в светлые лунные ночи. В степях русаки заходят себе пищу в стогах сена, но в густо населенных местностях они по необходимости держатся около гумен, причем во время метелей и сильных морозов ложатся часто в самых гумнах, где-нибудь под ометом соломы или под амбаром, а иногда даже залезают в теплую ригу. Самое удобное время для охоты на засидках — январь, когда выслеживание становится затруднительным. Для большей верности, весьма нелишне, а иногда необходимо, делать дня за два приваду. С этой целью в наиболее удобном, месте ставят в снег один сноп (иногда два) невымолоченного овса, комлем вниз, и окапывают снегом. След свой около привады надо заровнять веткой или соломой. Если русаки ходят жировать к гумну или какому-нибудь строению, то засада устраивается весьма просто — около стены или, если только охотник не в темной одежде, у омета соломы. В степи прячутся в самый стог сена, к которому повадились бегать русаки, но выбирать лучше початый стог, в котором залечь удобнее; делать же перед охотой свежее углубление в стоге не следует, так как заяц его непременно заметит и близко не подойдет. Чтобы сено или солома не шуршали, кладут под себя полость. Место засидки должно быть выбрано таким образом, чтобы лунный свет приходился сзади. Стреляют только в очень светлые и тихие лунные ночи, когда можно и увидеть и услышать, по морозу, приближение русака. Необходимо сидеть как можно спокойнее и не шевелиться, а ружье держать на коленях, со взведенными курками. Всего лучше стрелять сидячего, именно в то время, как русак, прислушиваясь, станет на задние лапы, так как тогда выцелить его нетрудно. Для того же, чтобы он приподнялся, достаточно потихоньку свистнуть. Так как стрелять приходится очень близко, то заряд дроби (№ 1—2) можно убавить.

Зимняя охота нагоном

Охота на зайца нагоном производится обыкновенно в середине зимы, в том случае, если зайцы держатся и залегают в опушке. Всего лучше производить ее вдвоем, втроем, при четырех загонщиках, умеющих ходить на лыжах. Все едут к лесу на двух розвальнях. Так как в ветер гона не слышно, а в иней заяц западает и лежит очень крепко, то надо выбирать тихие и ясные морозные дни. Подъехав к назначенному месту, гонцы и стрелки, став на лыжи, отправляются на места: стрелки на номера, кричане в загон. Становиться надо или на «дути» — сугробах у опушки, или на тропе. Загонщики должны идти, равняясь, сохраняя интервалы и крича, прямо на стрелков, и, заметив гонный след, криком предупреждать о его направлении. Весьма полезно при этом, чтобы один из гонцов шел опушкой, сбоку — ради того, чтобы какой-либо заяц не ушел в поле или не лег в надув. Раньше всех, в начале гоньбы, выбегает русак, лежащий в опушке, непременно надувами, которые его хорошо держат. Затем выбегает, не торопясь, почти перед загонщиками, беляк — и, если стоять смирно, выходит очень близко от стрелка. В больших лесах, где русаков не бывает, можно весьма удачно охотиться на беляков по лесным дорогам. Беляки зимой весьма охотно держатся близ лесных дорог, по которым возят сено из пустошей, которое они здесь подбирают. Обыкновенно они и ложатся поблизости, в нескольких шагах от дороги. На этом основана охота с двумя загонщиками, обыкновенно мальчиками. Охотник идет по дороге, а мальчишки в снегу по обеим сторонам и потихоньку постукивают палочкой по деревьям. Возбужденный беляк непременно выбегает на дорогу и здесь часто останавливается и прислушивается, так что обыкновенно попадает под выстрел. Чтобы не возвращаться к правилам стрельбы зайцев, приведем здесь главнейшие из них. Если заяц бежит от охотника в угон, надо целить, смотря по быстроте бега и расстоянию, от 1 до 4 вершка выше ушей.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Если заяц бежит в ноги — целят в передние пазанки. При боковом (поперечном) направлении бега — надо брать от 1 до 2 аршина вперед головы, смотря по быстроте бега. Если заяц бежит в полупоперечном направлении, наискось — диагональю,— надо целить на 2—4 вершка вперед. При стрельбе с горы или в гору угонного зайца — закрывают его стволами и метятся немного вперед. В лежачего зайца с прижатыми ушами (на лежке) целят на вершок выше, в переднюю часть тела; в сидящего задом и близко — в крестец; в сидящего боком и близко — в верхнюю часть лопатки, а от 50 шагов надо брать поверх загривка или в голову.

Стрельба русаков близ жилья

К концу января, вследствие глубоких снегов, ходьба возможна только на лыжах; лыжи шумят, и русак, если его сходить маликом, соскакивает далеко вне выстрела. Чтобы охотиться по русакам, обыкновенно прибивающимся в это время к жилью, всего лучше действовать следующим образом. Охотник берет с собой трех загонщиков и обходит те места, куда русаки ходят на жировку, как то: озими, крестьянские гумна, огороды. Найдя малик, который сделан русаком, шедшим с жировки на лежку, охотник идет этим маликом до первой салки или петли и с этого места обкладывает зайца, т. е. обходит круг шагов 500—600 в диаметре, наблюдая, однако, чтобы кусты, камни и т. п. места, в которых русаки обыкновенно ложатся, оставались в круге — и сообразно с этим уменьшает или увеличивает круг. Обойдя круг, т. е. возвратившись с другой стороны на свой след и не найдя выхода, что означает, что русак лежит и обойден, охотник становится на входном малике возле первой петли за каким-нибудь прикрытием — кустом, камнем, сугробом, а если он одет в белое охотничье, т. е. зимнее, пальто, то может стоять и на открытой местности. Загонщики немедленно заходят с противоположной стороны оклада и, разойдясь цепью, гонят, покрикивая и посвистывая, на охотника. Русак, соскочив от загонщиков, проходит возле своей первой петли шагах в 15—30, и таким образом охотник может стрелять наверняка. Если русак уходит по случаю промаха или уходит из оклада, минуя охотника, что иногда случается, в особенности с русаками, уже стреляными прежде, то его можно обойти вторично; но для этого нельзя уже идти маликом до сметки, которую гонный делает там, где ложится, а следует начинать обход, сообразуясь с местностью; так надо обходить издали каждый овраг, кусты, постройки, если русак к ним направился. Если гонный русак обложен, то гнать надо так же, как и в первом окладе, т. е. охотник становится на входном малике, а загонщики гонят с противоположной стороны. Когда охотников двое или трое, то охота эта еще вернее, но один из охотников непременно должен становиться на малике, как сказано выше.

Стрельба зайцев по пороше

По первозимью как русаки, так и беляки жируют исключительно по озимям и здесь же следует отыскивать их следы. С большей глубиной снега озимь зайцами оставляется, так как раскапывание ее делается затруднительным; беляки окончательно переселяются в лес, кормятся корой и прутьями и тропить их уже не стоит; русаки же сдаются для жировки к гумнам, огородам, садам или кормятся на пригорках, где снег сметен ветром, и вообще, как зверь степной, ложатся в открытых местах. Следовательно, при глубоком снеге на «зеленя» охотнику идти незачем — ему надо на лыжах объезжать гумна и сады, а при несовершенном искусстве езды. Следы сидящего на лыжах — надо ходить по проезжим дорогам, зайца на которых точно так же часто встречаются малики. Найдя малик, охотник определяет его направление и идет по нему, стороной, стараясь его не затаптывать. Куда шел заяц, видно из отпечатка когтей или пальцев, а большей частью из взаимного расстояния отдельных прыжков (см. следы). Если следы (концевые) приведут в жиры, т. е. на кормежки зайца, где он, двигаясь самыми мелкими прыжками, оставляет множество почти сливающихся следов в различных направлениях, то надо идти по границе этих жиров до выходного следа из них. Следуя по этому выходному следу, охотник может быть приведен им к новым жирам или к петлям и двойкам, указывающим близость заячьего логова.

В жирах русаки ложатся редко, за исключением плодовых садов. Встретив петлю, необходимо ее выкружить; но если есть уверенность, что пересекший след принадлежит тому же зайцу, то надо круто свернуть по новому направлению, чем выигрывается очень много дорогого времени и сокращается путь. Встретив двойку, надо непременно остановиться и старательно оглядеть все окружающие предметы, неровности и кустики. В большинстве случаев русак лежит где-нибудь поблизости. При хорошем зрении и привычке можно подозрить зайца на логове; промышленникам это удается почти постоянно и они бьют зайца лежачего. Охотник же, подозрив самого зайца или только его вероятное логово, идет прямо к русаку, который вскакивает, так что его приходится бить на бегу, что вовсе не особенно легко и требует сноровки.

Если же логово находится в дальнем расстоянии то лучше идти как бы мимо, чтобы, поровнявшись, быть от него на расстоянии ружейного выстрела; если заяц продолжает лежать, то круто повертывают прямо на него. При этом не лишнее иметь в виду, что заяц всегда ложится головой против ветра, даже при слабом течении воздуха. Когда с двойки нельзя позрить русака или просто его лежки, тогда, оставив в стороне скидку, надо осторожно обходить кругом, наготове к выстрелу.

Иногда, при мягком снеге, заяц лежит так крепко, что заставляет сделать другой, совсем небольшой круг. При образовавшихся снежных наносах к межам, рытвинам и водомоинам русаки очень любят делать логово в таких задувах, вырывая его в снегу. Место логова приметно по горке снега, насыпанной русаком, или по темному цвету отверстия норы во не всегда можно быть уверенным, что заяц лежит именно здесь, так как он .часто, прежде чем заляжет, роется в нескольких местах. В таких задувах зайцы лежат всегда очень крепко. После выстрела, если заяц бежит, надо последить его на расстоянии 150—200 шагов для того, чтобы убедиться, не ранен ли он. Признаки раны иногда очевидны, но рана может быть легкой и в таком случае лучше оставить зайца на время в покое, так как он скорее ляжет или умрет здесь, чем позволит охотнику снова. Подойти на выстрел. При очевидном промахе надо немедленно отыскивать свежий след; гонный заяц, не облежавшись, никогда на выстрел не подпустит, даже если и не был стрелян.

Признаком раны служит прежде всего всякая неправильность гонного следа, если бы даже не было видно крови, которая часто показывается уже когда заяц пробежит с сотню и более сажен. При отбитых передней или задней ногах их не будет доставать в следу. Без одной передней заяц бежит, как здоровый, очень далеко. Точно также признаком раны служат необычные движения зайца на бегу, например, когда он после выстрела покачнется или поскользнется, оступится, станет трясти ушами и головой. Это простейший случай схождения малика (сойти зайца — значит, выстрелить в него в меру), когда малик тянется непрерывно и не пересекается дорогами и следами других зайцев, что бывает сравнительно редко. Чаще всего малик прерывается уезженными дорогами и заяц некоторое время бежит дорогой, делает по ней двойку и скидывается в сторону.

Поэтому прежде всего надо определить, в какую сторону пошел по дороге заяц. Если это не удалось, то охотник идет сначала в одну сторону, внимательно глядя направо и налево, чтобы не пропустить. Пройдя в одном направлении сажен до 100 и не встречая ни скидки, ни обыкновенных (концевых следов в сторону), надо дернуться и также внимательно пройти по дороге в противоположном направлении. Выслеживание еще более усложняется, если русак выйдет на дорогу недалеко от пересечения ее другой. Впрочем, следует заметить, что русак редко идет по уезженной дороге совершенно ничем не развлекаясь; главным образом развлекают его вешки, расставленные по краям дороги, и к ним он охотно сворачивает с твердого бесследного полотна, оставляя следы.

При пересечении сходимого малика другим маликом, если есть хотя малейшее сомнение в том, что это пересечение петли, сделанной тем же зайцем,— лучше идти в прежнем направлении, так как весьма возможно, что эти пересекающие следы принадлежат другому зайцу, да еще в самом начале его ночных похождений. При большом количестве русаков в окрестности и запутанности маликов надо только придерживаться следа, а не вертеться в этой путанице, направляясь к таким сторонам окрестности, где русаки более всего любят ложиться. Тут надо обращать внимание только на двойки со скидкам. Длина маликов весьма различна и зависит главным образом от более или менее продолжительного падения снега и его глубины, затем от температуры ночного воздуха, большей или меньшей темноты. В лунные, морозные ночи русак бегает много и след найти очень легко, но схождение малика потребует много времени и сил.

В безлунную ночь малики бывают короче; длина их укорачивается падением снега с вечера и чем дольше идет снег, т. е. чем длиннее будет пороша, тем менее вероятности скоро найти след. В глубокие и мелкие пороши все движение зайца ограничивается пространством одной — двух десятин. В такие пороши ходьба весьма утомительна, но зато русаки неохотно оставляют логово и вскакивают очень близко. Кто имеет возможность, лучше всего с первозимья разыскивать следы или в легких розвальнях, или верхом на лошади, тем более, что тогда русак подпускает гораздо ближе; позднее же, особенно в январе, необходимы уже лыжи. В очень долгие, запутанные пороши выгоднее ходить только по тем местам, где русаки особенно любят ложиться, и обращать внимание только на двойки со скидками. Для этого требуется знание местности, обкладывание известных ее районов и счет входов и выходов по границе делаемого круга. Всего удобнее делать такие оклады для небольших отъемов или плодовых садов. Лишний вход против выхода всегда доказывает, что в окладе лежит по меньшей мере один заяц. Может, конечно, случиться, что прошедшей ночью один или несколько зайцев залегли в саду или отъеме, не выходя из него, следовательно, одинаковое число входных и выходных следов не всегда служит доказательством отсутствия зайцев в кругу.

Поэтому, когда задуман оклад к утру, полезно накануне выгнать всех русаков из предполагаемого оклада. Падение ночью снега и отчасти поземка, т. е. низовой занос, значительно способствуют определению большей или меньшей свежести следа, так как старые следы от прошедшей ночи совершенно закрываются, а также запорашиваются и новые следы, сделанные зайцем вначале. Таким образом, охотнику выгоднее выбирать следы, недавно сделанные зайцем, и даже переменять сходимый малик на другой более свежий, если таковой попадется на пути. Относительная свежесть следов, конечно, определяется только сравнением, почему, во время падения снега ночью, многие предусмотрительные охотники выпускают на двор два или три раза собаку или кошку. В удаче охоты за русаком по пороше, в одиночку, весьма важную роль играет «подход», т. е. возможность подойти на выстрел к находящемуся в логове русаку. Этот подход прямо зависит от большего или меньшего шума, производимого при ходьбе, а равно от места нахождения логова.

В жесткую порошу одному нечего и пробовать сходить малик; ни один русак не улежит в 30 саженях. Точно так же по крепким местечкам, в частых зарослях подход немыслим даже при мягкой пороше и заяц (чаще беляк) уходит безнаказанно, укрываемый деревьями и сучьями. Подход делается невозможным, когда на снегу образуется корка, иногда остающаяся на всю зиму. Даже при покрывающем ее слое снега в 2 вершка корка трещит, сильно продавливаясь.

При неглубоком снеге, недостаточном для вырывания в нем углубления, матерые русаки ложатся под межками или на взметах, реже по кустикам и мозжухам, где преимущественно они и держатся. С углублением снега и в особенности с образованием снеговых наносов и удулов все русаки, и прибылые и матерые, очень охотно ложатся в таких удулах по рытвинам, водомоинам, лощинам, в оврагах, в канавах, ограничивающих поле и усадьбы по растущим на поле кустикам, к которым всегда придувает много снега. Затем русак ложится— в садах, реже в гумнах, под сараями, в поленицах дров или в огородных заборах, около которых растет крапива и прочая сорная трава.

Для того чтобы вырыть норку в снегу, зайцу достаточно нескольких секунд. Гонный русак, однако, не сразу ложится, а сначала довольно долго сидит настороже, прислушиваясь, затем понемногу прижимается к земле. Необходимо заметить, что на охоту за русаком надо выходить как можно раньше, еще затемно, так чтобы быть на месте на рассвете, как только есть возможность различить следы. Зимний день очень короток, кроме того, не говоря уже о конкурентах, среди дня малик часто заносится поземкой. По первозимью, как сказано, зайцы жируют исключительно на озимях, а потому искать их малики должно около озимых полей; ложатся они, за редкими исключениями, недалеко. Всего практичнее намечать свой маршрут таким образом, чтобы переходы от одного озимого поля к другому были бы по возможности короче, чтобы при этих переходах не возвращаться уже пройденным местом. Лучше всего идти вдоль закрайка озимей, а если местность тому не препятствует, то в сотне шагов от этого закрайка, так как в зайчистых местах закраек озими бывает совершенно истоптан зайцами за ночь. Идя таким образом, охотник должен осматривать встречающиеся ему малики: если малик идет от озимей,— это значит, что заяц пошел на лежку — и охотник идет его сходить, как было описано выше, не затаптывая малика.

Сойдя и убив зайца, охотник возвращается назад и продолжает свой путь вдоль озимей, пропуская малики, идущие к озимям и сходя идущих от озимей. Позднее, когда лягут глубокие снега, беляки сдаются в лес, а русаки — к жилью, ходьба без лыж становится уже затруднительной или даже невозможной, а потому охотник должен ходить дорогами, которыми русаки и совершают преимущественно свои переходы, везя за собой лыжи на веревочке. Деревни обходятся на лыжах позади гумен; по пути охотник заходит на озимые огорки, где снег сдувается ветром, и если русаки есть в данной местности, то он не преминет пересечь их малики. Следует прибавить, что если русак начинает делать двойку вдоль длинного сугроба, который обыкновенно надувается у изгородей, сорных меж, то охотнику следует идти сугробом, чтобы выскочивший из снеговой норы русак не скрылся бы мгновенно за сугроб.

Ружейная охота с гончими

Охота с гончими на зайцев начинается обыкновенно в сентябре по окончании пролета вальдшнепов. Это одна из самых легких и веселых охот, так как она не требует ни той осторожности, ни той особой сноровки, необходимой на охоте по красному зверю, производится ходовым способом, т. е. охотник не стоит неподвижно во время гона, а, сообразуясь с его направлением и руководствуясь характером местности, а также известными ему привычками гонного зверя, старается встретиться с ним.

Кроме того, на этой охоте численность, качество и дисциплинированность стрелков не имеют большого влияния на результаты охоты, но, конечно, чем менее охотников и чем они менее перехватывают гонного зайца в лесу, тем для них менее шансов быть подстреленными. На охоте с гончими, если она производится в отъемах, так сказать, весь «шик» заключается в том, чтобы убить зверя на чистом месте, для чего необходимо знать или угадать лаз, которым зверь слезет с острова. Хотя в больших островах и сплошных лесах охотник должен поневоле становиться и перехватывать в лесу, а не на опушке, ее и тут настоящий охотник не полезет в чащу, а выбирает или дорожки, или прогалинки и просеки.

Постоянное беганье с одного места на другое, особенно если место зайчисто и можно ожидать много шумовых зайцев, не должно допускаться, тем более забегание вперед охотника, уже занявшего лаз. Для успеха охоты много значит умение отыскивать зайцев, сообразуясь с временем года и состоянием погоды. В конце лета русаки держатся или по опушкам, или еще по межам на полях; беляки сначала предпочитают лиственные леса, позднее, в листопад, ложатся или в ельниках, или в можжевеловых зарослях. В очень сухую осень, в местах, где воды нет, беляков искать нечего: все они переселяются к речкам, ключам или невысохшим болотинам. Наоборот, в сырую осень надо их искать в сухих местах.

Сильные дожди или сильные ветры заставляют их переселяться из лиственных лесов в поле, хвойные леса и кустарник, где они могут укрыться от капель и где не пугает их шум листопада; вообще в ветреную погоду зайцев, в особенности русаков, надо искать в той стороне леса, которая наиболее защищена от ветра. Русаки всегда держатся осенью поблизости полей (озимей), беляки тоже жируют часто на зеленях, но в местностях, покрытых сплошными хвойными лесами, они обходятся без соседства полей и кормятся на расчищенных лесных порубах и покосах, или на чистых закрайках болот, в осоке. Заяц, возбужденный гончими, бежит сначала лесом, делая под ними не меньше одного круга, а чаще два-три и больше. Круги эти имеют более или менее неправильную форму, смотря по местности, и следующий круг бывает почти всегда более предыдущего, хотя обыкновенно они пересекаются в нескольких местах, эти перебеги и есть главные лесные лазы его Затем уже он, нажимаемый гончими, бежит в поле или соседний отъем.

Ранней осенью беляк держится в лесу гораздо крепче, чем поздней, особенно в краснолесье; когда лист осыпался, заяц не находит уже в нем достаточной защиты, к тому же пугается опавшего листа, шумящего под ногами. В мелких хвойных лесах или зарослях можжевельника беляк держится одинаково долго всю осень и выжить его оттуда всегда труднее: ему легче обманывать гончих, которые гонят его здесь менее парато и врассыпную, так что он умеет время петлять и делать скидки и даже проскальзывать назад мимо преследующих его собак и западать, так что при гонке беляка часто бывают сколы, перемолчки и подмены. Главное, чтобы стайка, сколовшись, сейчас же рассыпалась и начала искать тут же, где стеряла. Вообще гончие тем скорее выставляют зайца в поле, чем он паратее; матерые зайцы, более надеющиеся на свои ноги, делают меньше кругов, чем молодые, а русак зачастую и вовсе не бежит лесом, а сразу вырывается в поля, которыми и задает большие круги, но круги в высшей степени правильные, так что убить его из-под хороших, вязких и непременно паратых гон чих — нетрудно.

Беляки тоже иногда кружатся полями, но обыкновенно круги их — менее русачьих; всего чаще это бывает поздней осенью, в туманные морозные дни. С пешими гончими необходимость заставляет стрелять зайцев (беляков) внутри леса и охота бывает продолжительней, чем с паратыми, но зато стрелять из-под пеших гончих легче, так как заяц бежит не торопясь, часто приостанавливается и их выслушивает. В одних и тех же местностях большинство зайцев бежит приблизительно одними и теми же местами, так что при небольшой практике можно выучить все их лазы наизусть и всегда выбрать себе такое место, где можно наверное встретиться с гонным зайцем. Однако при сноровке, соображении и навыке можно угадывать лазы зайца в совершенно незнакомых местах. Вообще неопытному охотнику можно посоветовать придерживаться следующих правил или, вернее, примет: вернейший перелаз из одного отъема в другой, по большей части находится там, где отъемы ближе сходятся; также более шансов, что беляк слезет низиной или вдоль ее, или, наконец, из какого-нибудь выдающегося угла леса.

При охоте в лесу надо всегда иметь в виду, что разбуженный заяц большей частью возвращается к своему логову, и что он любит бежать лесными дорожками и просеками; следовательно, надо становиться на перекрестках. Если гончие хороши, т. е. верны в гону и вязки, то иногда достаточно заметить на первом кругу место, которым пролезет заяц, и на нем поместиться. Вообще человеку, еще мало знакомому с этого рода охотой, вернее становиться там, где заяц уже не раз прошел, а не бегать зря, и не стараться перехватывать зайца, что удается только более опытным охотникам. Вообще охота с гончими на русаков правильнее и веселее охоты на беляков. Русак любит места более или менее чистые и глубины леса, тем более чащи и крепи, всегда избегает. Хотя он я дает под гончими в острове три-четыре круга, но ходит не крепко, а выбирает места в отъеме наиболее чистые, часто вырывается на опушку и идет здесь по полю, затем опять скидывается в лес, где он менее крепок, или входит в лес дорожкой.

Русак (как и беляк) спускается с горы и поднимается в гору не прямо, а наискось и в месте, где оно наиболее отлого, на кручу он прямо не полезет и с кручи легко не спустится. Овраг, бока которого покрыты лесом, русак переходит там, где он шире, бока отложе, чистого места больше. Только по пороше русак ложится в глубоких провалах и по пороше же, отделившись от гончих, иногда идет в провалы, чтобы там залечь. По опушке он идет обыкновенно в тех местах, где поле вдается в лес; в тех же местах выходные лазы русака из острова в поле: если же лес расположен по оврагу, то выходные лазы будут по отъяркам (отверткам, отросткам главного оврага), которые более отлоги. В лесу русак более ходи дорогами, почему, становясь на пересечении дорожек, можно скорее всего наждать на себя бегущего русака. Кроме дорожек, в островах, расположенных на ровном месте, лазами русака бывают опушки, где поле мысом вдается в лес, поляны и особенно те места их, которые приходятся против наименее крепких частей леса.

В сплошном лесу русака можно встретить только около опушек, полян, вырубок; здесь лазы бывают определеннее и вернее, чем в отъемах, так как их значительно меньше. По пестрому полю и белой тропе, пока пороша неглубока, лазы русака те же, что и по чернотропу, но русак часто переходит но льду ручьи, болота и лужи, особенно если снег с него сдуло — для скрытия следа. Кроме того, так как по санной, езженной дороге обыкновенно гончие зайца не гонят (лучшие из них преследуют русака по зимней дороге молча и только редкие будут гнать цо такой дороге с голосом), то в это время русак предпочитает ходить по дорогам, почему пересечение дорог становится наиболее верным лазом. По глубокой и рыхлой пороше, если снег не держит русака ни в поле, ни в лесу, он ходит исключительно по езженным дорогам или своими же тропами, выбирая где снегу поменьше, почему идет уже не опушками, а крепью. Когда снегу много и он в поле держит русака, то последний в лесу уже не держится и охота с гончими на него становится почти невозможной, так как собаки проваливаются и режут себе ноги.

При глубокой и рыхлой пороше бить русаков особенно легко: они ходят пли дорогами, или одними и теми же тропами на небольших кругах. Порядок ходовой охоты зависит от местности, в которой она производится: если острова не маленькие, а главное, зайцев много, то, бросив гончих в остров, не надо переходить в другой, ибо работы и гончим и охотникам хватает. Но зачастую необходимо, разомкнув гончих, идти «ходом», идти иногда долгое время, покуда удастся собакам поднять зайца. В таких не зайчистых местах, если охотников двое или трое, то они должны равняться, и один из них должен порскать, сообразуясь с чем двигаются и остальные охотники, и рассыпавшиеся гончие. Если на красного зверя не рассчитывают, то и все охотники могут покрикивать и тогда больше шансов скорее взбудить зайца.

Каждый охотник, равняясь, должен кричать изредка и сейчас же прислушиваться; если гончая отозвалась вдали и другие охотники не слышат, продолжая покрикивать, то заслушавший должен громко крикнуть «слушай!». Конечно, охотники должны условиться между собой о направлении, которого будут держаться. Прежде чем приторачивать зайца к ягдташу, тем более класть его в ягдташ, необходимо выдавить кал. В противном случае, при теплой погоде, заяц очень скоро портится и подопревает.

www.hunting.ru

Охота на зайца в узерку и по малику

Зайцы беляк и русак — грызуны, относятся к отряду зайцеобразных и являются любимыми объектами охоты российских охотников. В лесах и полях Подмосковья, а также близлежащих областей можно встретить как беляка, так и русака.

Фото Александра Назарова

Фото Александра Назарова

Заяц-беляк зимой становится белым.

Смена летней одежки начинается в конце августа.

Брат писателя Л.Н. Толстого Н.Н. Толстой писал: «Но вот приближается настоящая осень, заяц начинает «затираться», надевает портки, как говорят охотники, т.е. гачи у него белеют …»

Полностью линька заканчивается в ноябре.

Только на кончиках ушей остается черная оторочка.

Беляк — житель лесов, но не сплошной тайги.

Он распространен по всей северолесной части России, включая и горные области, а также в карликовых зарослях тундры. Обычен беляк и среди березовых колков лесостепи Западной Сибири.

Излюбленные его места — сечи, гари, просеки, зарастающие летом высокой травой, молодые осинники и болотины с осокой. Осенью беляк, по мере высыхания трав, питается ветками черники и ивы, а зимой грызет ветки и кору мягких лиственных деревьев и кустарников. Так что он и зимой не голодает.

Насытившись, заяц отправляется «на лежку». Прежде чем залечь, заяц путает следы. Осенью и зимой он обычно ложится в местах, защищенных от ветра, в кустарниках или густом хвойном подлеске. Как правило, мордой всегда на ветер.

В снежные зимы и при сильных морозах, а также на Севере заяц иногда роет в снегу норы в глубину до одного, а в длину до полутора метров со сквозным выходом. Любит беляк прятаться и в пустотах, образующихся под ветками упавших и заваленных снегом деревьев, особенно елей.

Заяц-русак — житель открытых пространств. Среди зайцеобразных он великан. Масса самых крупных русаков достигает семи килограммов и более. Летом русак, как и заяц-беляк, серый, и его от беляка можно отличить только по черному цвету верхней части хвоста, и хвост чуть длиннее, чем у беляка.

Читайте материал «Заячья шкурка: делаем своими руками поделки для семьи»

Если же зимой беляк совершенно белый, то заяц-русак, особенно старый, имеет грудь и живот слегка бледно-желтоватые. А по спине проходит, как отмечает писатель С.Т. Аксаков, «довольно широкий, весьма красивый пестрый ремень из темных желтоватых и красноватых крапинок, в небольших завитках».

Русак — любитель полей, лугов, кустарников, степных лесополос, фруктовых садов и крестьянских огородов. В лесу его можно встретить на опушках, просеках и в редколесье. Зимой русака особенно привлекают озимые и убранные огороды. В этих местах он находит себе пищу.

Беляк и русак очень плодовиты. Время гона у них февраль — март. Самки приносят в год от двух до четырех пометов в количестве от двух до пяти зайчат, иногда и более.
особенности в поведении беляка и русака

Зайцу свойственно день проводить на лежке, а перед заходом солнца отправляться на кормежку (жировку), где он может провести всю ночь.

Как подметил С.Т. Аксаков: «… ночь для него совершенно заменяет день; в продолжение ее он бегает, ест и жирует, то есть резвится, и вообще исполняет все требования природы; с рассветом он выбирает укромное местечко, ложится и с открытыми глазами, … чутко дремлет до вечера, …»

Ночную жизнь зайца можно проследить только при наличии снега, по его следам.

Охота на зайцев для российских охотников является традиционной. Она проводится из-под гончих, в узерку (по чернотропу), троплением по малику (следу на снегу) и из засидки. Разумеется, каждый способ охоты имеет свою неповторимую прелесть, сближая охотника с потаенной жизнью этого зверька.

Читайте материал «Особенности поведения лесного русака»

В данной статье разговор пойдет об охоте в узерку по чернотропу и троплением по малику, где от охотника требуются определенные знания и навыки, выносливость, внимание и быстрота реакции в стрельбе.

Охота в узерку (от слова узреть, увидеть)

Это очень интересная охота на зайца без собаки. «Необходимое условие для этой охоты, — писал С.Т. Аксаков, — долгая мокрая осень…» К этому времени зайцы почти вылиняли. Листья с деревьев и кустов осыпались, по утрам иногда случаются утренники, но земля еще не схвачена морозом.

Охота в узерку в основном проводится на беляка, так как русака сложнее увидеть на лежке, а его окрас позволяет ему более надежно прятаться от охотника. Осыпающаяся листва и капель пугают беляка и заставляют его выбираться из леса.

В таких случаях его следует искать на прогалинах, по опушкам, на лесных полянах, в кучках хвороста на вырубках, а иногда и на окраинах сухих кочковатых болот.

Не следует оставлять без внимания низкие еловые и можжевеловые заросли и обвисшие порыжевшие папоротники. Охота бывает удачной только в теплые, мягкие дни. При такой погоде беляк лежит особенно плотно, а влажная земля способствует легкому и бесшумному подходу к нему.

Охотник не спеша, тихо продвигается по типичным для этого времени заячьим местам. Вот зоркие глаза натыкаются на что-то белое. Напряжение нарастает. Дрожь пробегает по телу. Охотник, сжимая ружье, осторожно сближается с целью.

И каково его разочарование! Он повелся на кусок газеты или брошенный кем-то белый целлофановый пакет. Этого «добра», к сожалению, в наших лесах сколь угодно. Может быть, после такого случая и сам будет воздерживаться мусорить в лесу? Но не огорчайтесь. Охота продолжается.

Идите дальше и внимательно осматривайте все места, где может укрыться заяц. А это что там белеется под низко распластанной веткой ели? Ближе, ближе. Господи, заяц! Беляк с привычным для него искусством укрылся под еловой лапой на опавших иголках и на сухом мохе.

Читайте материал «На русака: один и без собаки»

Выстрел во влажном воздухе звучит глухо. Дробь сечет ветки и щепит кору дерева. Охотник дрожащими руками вытягивает зайца из-под веток, закрыв глаза, лицом зарывается в мягкую пушистую шерсть живота зверька, пахнущего увядающими листьями и душистой смолой.

И, как сказал поэт Н. Рубцов: «В сердце что-то проснется такое, что словами не выразишь вдруг».

Мне могут возразить, что стрелять зайца на лежке неэтично. Не знаю, кому как, а мне, оренбургскому степняку, охотясь в Ленинградской области, редко удавалось поразить вскочившего беляка. Уж больно короток миг, предоставляемый зайцем охотнику, чтобы произвести прицельный выстрел.

Другое дело русак. Уборочная страда завершилась, в полях и лугах тихо, и туда перестали выгонять скот. Благодатное время для русака! Лучшая охота в узерку бывает после того, как первый снег выпал на «теплую» землю и стаял. Земля вновь обнажилась и обветрилась.

Школу охоты на русака я проходил под руководством отца и деда Степана. Бывало, идешь по межам, окраинам убранных полей, а вокруг тишина, красота, простор до горизонта! В эту пору легко узреть русака на лежке, особенно на пашне.

Заметив зайца, не следует останавливаться и приближаться к нему напрямую. Двигайтесь наискосок, будто бы проходите мимо, но не выпуская его из виду, и будьте готовы к выстрелу. Заяц лежит крепко, а влажная земля делает подход бесшумным, иногда удается произвести выстрел по лежащему зверьку.

Но чаще замечаешь зайца, уже сорвавшегося с лежки, — это мгновение, а сколько чувств в нем спрессовано! И к нему надо быть всегда готовым.

Охота по малику (тропление по следу на снегу)

Это одна из интереснейших охот — на зайца-русака. Она особенно хороша в начале зимы, когда снег неглубок и выпал в ночь перед охотой, как говорят старые охотники — «пала пороша».

Тропление русака — это целое искусство. Охотники различают пороши «длинные» и «короткие». Как пишет Н. Зворыкин, так они называются «по количеству времени, какое остается после выпадения до света, т.е. до обычного времени дневки зверя».

Если снегопад прекратился после того, как зайцы залегли на дневку, порошу называют мертвой. В таком случае от выхода на охоту следует воздержаться.

При многоследице, когда снег не выпадал несколько дней, разобраться в заячьих следах бывает сложно. Я обходил район жировки зайца, находил выходной след и тропил его.

Читайте материал «Жадность на охоте была и будет»

След русака, бегущего на дневку, отличается от жировочного более длинными прыжками, а от вчерашнего наличием оставленных шариков помета. Охотнику следует знать, русак почти никогда не ложится в открытом, чистом поле.

Для лежки он выбирает какую-нибудь ямку в земле, прикрытую кустиком травы, кулижку бурьяна, снеговой намет и пр. При ветре зверек всегда ложится в затишке мордой на ветер. Вот охотник, как он считает, стал на след русака, ушедшего на дневку. Не следует думать, что он его приведет на лежку.

Он может вывести в другой район жировки или к «вздвойке», «тройке» или к «петле». Это признак того, что заяц начал путать следы и где-то близко находится его лежка. Разберемся, что же это за приемы.

«Вздвойка» («двойка») — это след русака, когда он, повернув вспять, прошел своим следом в обратном направлении.

Будьте внимательны и не пропустите «сметки». Это такой прием, когда заяц делает длиннющий прыжок в сторону, как правило, за какое-нибудь укрытие, продолжит свой бег и вскоре может залечь.

«Тройка» — это след русака. Когда он в третий раз идет по своему следу и делает «сметку». «Петля» — заяц пересекает свой след. Она отличается от «вздвойки» («двойки»), «тройки» тем, что следы туда и обратно проходят в некотором удалении один от другого.

Перед залеганием заяц может сделать две-три «петли», «вздвойки» и «тройки». В таком случае вы попали на «профессора». С «вздвойки» или «тройки» заяц делает «сметку». Будьте начеку! Лежка близко.

В лейтенантские годы проходил я службу в Ленинградском военном округе. Следует отметить, зайцев беляков там было достаточно. При выпадении первого снега мы с товарищем обходили опушки леса, просеки, мелкие заросли и поднимали беляка.

Один из нас здесь же, в удобном для стрельбы месте, становился, а другой не спеша, без шума отправлялся тропить зверька. Беляк, как правило, делал небольшой круг и попадал под выстрел.

Оружие и боеприпасы

Для таких охот сгодятся ружья 12, 16 и 20-го калибров (для последнего желательны патроны «магнум»). Но предпочтение следует отдать полуавтоматам. Иногда охотник не заметит зайца, и тот выскакивает почти из-под ног.

Охотник второпях «дуплетится» и с тоской провожает глазами резво убегающего и невредимого зверька. Вот тут самозарядное ружье может и выручить. Заяц не так уж крепок на рану, поэтому увлекаться крупными номерами дроби не следует.

Читайте материал «Госдума отправит охотников учиться снаряжать гладкоствольные и нарезные патроны»

Патрон стандартный, с дробью №№ 3,2 или 1 с навеской в 32 г, а вот дистанция в пределах разумного. Если охотник снаряжает патроны сам, то первый выстрел производится патроном с «тройкой» и без контейнера, это важно для стрельбы на близкую дистанцию, особенно по беляку.

Также не следует забывать о мерах безопасности, особенно при охоте в лесу на беляка. Местность полузакрытая, а стрельба ведется ниже человеческого роста.

Вроде бы мы все обговорили. Тогда сомнения — найду или не найду зайца — отметаем прочь?
Вперед! На встречу с прекрасным и своим охотничьим счастьем. Тем более погода к этому располагает.

Виктор Гуров 12 февраля 2018 в 13:02

www.ohotniki.ru

Охота на русака в Подмосковье

Одной из самых любимых охот в нашей стране, вне всякого сомнения, является охота на зайца. Существует целый ряд разновидностей этой утехи.

От Юры следует предложение перекусить, которое принимается с одобрением. Хочется даже не столько есть, сколько попить чаю. Фото: Семина Михаила

От Юры следует предложение перекусить, которое принимается с одобрением. Хочется даже не столько есть, сколько попить чаю. Фото: Семина Михаила

Русак взметнул и покатил на низ,
Но вскинут блеск ружья тяжеловатый…
Удар! Еще!
И на снегу повис
Он серебристо-дымный и усатый…

Николай Зарудин

Кто-то любит охоту с гончими, считая ее самой увлекательной, самой красивой и поэтичной. «Хор так певуч, мелодичен и ровен, что твой Россини! что твой Бетховен!» – так воспел гончих в «Псовой охоте» великий Н.А. Некрасов. По-моему, лучше и не скажешь! Полаз, побудка, зарев, добор, скол, пазанок – вот незначительная часть ласкающих ухо древнейших слов, услышав которые, можно с уверенностью сказать, что они из уст – охотника-гончатника.

Другие же с нетерпением ждут первого снега, последующих за ним порош, необходимого условия для интереснейшей охоты – тропления. Вот как описывал его патриарх русской охотничьей литературы С.Т. Аксаков «…что за красота, когда он (русак) вылетит из удула, на все стороны, рассыпав снежную пыль – матерый, цветной, красивый – и покатит по чистому полю… Весело прекратить этот быстрый бег метким выстрелом, от которого колесом завертится русак с разбега и потом растянется на снегу!..» И лексика любителей этой охоты уже совершенно иная. Жировка, малик, двойка, тройка, скидка – это лишь малая толика выражений, используемых ее поклонниками.

А какая из этих охот интересней? Наверное, здесь уместно вспомнить известную русскую пословицу: «Кто-то любит арбуз, а кто-то – свиной хрящик». Каждая из них прекрасна по-своему, и у каждой есть свои приверженцы.

В прошлом году, во время затянувшихся новогодних каникул, с друзьями решили поехать под Волоколамск потропить зайцев, благо, что накануне выпала пороша, да, честно говоря, и дома сидеть уже порядком надоело.

Выполняя поручение друзей, звоню домой егерю и интересуюсь, можно ли будет заехать утром за путевками. «Да заезжайте, какие вопросы», – говорит мне Коля Бахвалов. Хочу сказать, что и Николай, и его жена Оля – люди приветливые, добрые, всегда готовые войти в положение и протянуть руку помощи. Огромное им спасибо и низкий поклон за это.

Утром, приобретя путевки, от дома егеря уезжаем к месту предстоящей охоты. Звезд на небе нет, облачно. В головах витает одна мысль: «Только бы снега не было!»

Прибываем на место раньше запланированного срока. До полного рассвета еще есть время, поэтому, чтобы скоротать его, достаем термос, бутерброды. Раннее чаепитие приближает рассвет. Надеваем маскхалаты, собираем ружья, решая одновременно, кто каким маршрутом пойдет. Юра решил пройтись через дачи, мы же с Иваном наметили обойти поля перед деревней. Пожелав друг другу удачи и условившись о встрече на углу соседней деревни, расходимся.

Погода благоприятствует нам. На улице пасмурно, слегка морозно, но ветра нет, тихо. На углу поля обнаружил запорошенный заячий след, а, пройдя вперед, нахожу еще один, такой же. А где же свежие малики?

Часа через полтора скитаний по полям сходимся с Иваном, садимся передохнуть на поваленную сушину. Делимся впечатлениями, а они неутешительные. Иван тоже не видел свежего следа, не считая лисьих нарысков. Передохнув, решаем захватить примыкающее к дачам поле, по правому краю которого протекает ручей. Отойдя метров на двести, друг ускоряет шаг, наклоняется, после чего машет мне шапкой, поднимая ружье над головой. Это означало, что свежий малик найден.

Поле заросло бурьяном, поэтому заяц, поднявшись с лежки, мог легко уйти незамеченным. Слева от поля проходит дорога, поэтому я был уверен, что после подъема русак устремится к ней, что впоследствии и подтвердилось. Иван начинает тропить, а я, чтобы не мешать, иду параллельно, метрах в пятидесяти от него. Распутывая узоры, оставленные зайцем на свежевыпавшем снегу, друг с ружьем наизготовку начал кружить по полю. Прошло минут сорок.

 

От Юры следует предложение перекусить, которое принимается с одобрением. Хочется даже не столько есть, сколько попить чаю. Фото: Семина Михаила

В прошлом году, во время затянувшихся новогодних каникул, с друзьями решили поехать под Волоколамск потропить зайцев, благо, что накануне выпала пороша, да, честно говоря, и дома сидеть уже порядком надоело.Фото: Игнатова Валентина

Издали замечаю, как шаги охотника становятся все медленнее и медленнее, а ружье каждую секунду готово вскинуться к плечу. Ну все, сейчас должна наступить развязка! Что-то заставляет меня повернуть голову.

За пределами выстрела вижу мелькающего в траве русака. Вот он выбежал на дорогу, сел, покрутил головой по сторонам, после чего смешно взбрыкнув, припустил по дороге в сторону деревни, возле которой мы должны были встретиться. Окликаю друга, показывая рукой направление, куда убежал заяц.

Подходит Иван. Глаза горят, шапка сбита на затылок, лоб покрыт испариной. «Перехитрил», – говорит он, переводя дух. По дороге, белизну которой украшает гонный след, направляемся в сторону деревни. Не доходя до нее, замечаем Юру, приближающегося по полю к нам. Подойдя и увидев малик, спрашивает: «Вы подняли?» «Он», – киваю на Ивана.

От Юры следует предложение перекусить, которое принимается с одобрением. Хочется даже не столько есть, сколько попить чаю.

После раннего обеда решаем еще немного выждать, чтобы ушедший заяц успел снова залечь и успокоиться. По нему не стреляли, так что убежал он, не сильно испугавшись.

Доходим по следу до деревни, а там он переходит на тропинку, ведущую в саму деревню. По ней утром уже ходили, поэтому приходится пристально всматриваться в истоптанный снег, чтобы не сбиться со следа. В одном месте на чистом снегу видим четкий отпечаток, обращенный навстречу нам. Стоп! Значит, это двойка, надо смотреть по сторонам, где-то там должен остаться след после скидки. Возле кустарника замечаем ямку в снегу – место приземления зайца после скидки, а впереди – еще одну, после которой на снегу продолжается уже привычный для взгляда след.

Собираем очередной совет, на котором решили: Иван идет по следу, Юра двигается в стороне вдоль тянувшихся кустарников, а я остаюсь на тропинке, на случай, если заяц пойдет назад своим следом.

Друзья ушли вперед, я же становлюсь возле куста бурьяна, обтаптываю снег, как на номере, и, не особо веря в свою удачу, жду. Проходит минут двадцать, как впереди раздается дуплет, а сразу за ним – второй. Кручу головой вправо-влево, держа ружье на изготовке, как вдруг из-за кустарника на тропу выносится русак, разворачивается и катит по ней прямо на меня. Бью ему в ноги, отчего он кубарем летит через голову и расстилается во всей красе на снегу. Подбегаю к нему, поднимаю за задние ноги, встряхиваю. Ай да русак!

Теперь уже я походил на недавнего Ивана. Шапка сбилась набекрень, лоб покрылся бисером пота, а глаза излучали радость. В это время я твердо знал, кто сейчас являлся самым счастливым человеком на Земле! А вы догадались?

Виктор Лукашов 23 января 2017 в 00:08

www.ohotniki.ru

Охота на зайца-русака с гончими

Заяц-русак — житель степи и полей, но нередко он ложится и в лесу, а также ходит и под гончими не только полями, но и по лесным угодьям. Все же, если русак пойдет лесом, то лазы у него резко отличаются от лазов беляка, да и лежки его в лесу иные.

Охота на зайца с гончими

В отличие от беляка русак кормится не древесной, а травянистой пищей: наиболее обычное место вывода русачихой зайчат — хлеба. В связи с этим чаще всего русак и на дневку залегает в полях, если же и уйдет в лес, то ляжет либо в опушке, либо недалеко от нее.

В степных местностях, на целинах, на больших нераспаханных пространствах, в зависимости от времени широко распространена, а ловля борзой отступает на задний план и вовсе исключается вблизи от северных границ обитания русака уже в чисто лесной полосе.

Ход зайца-русака под гончей отличается большей, так сказать, простотой и широтой, чем ход беляка. Западает он реже. Русак делает большие круги и никогда не петляет так, как это делает беляк. Поэтому гон по русаку для гончей легче, идет он гораздо ровней до тех пор, пока заяц не станет на дорогу. Вот именно в этом частом использовании дорог русаком и состоит трудность работы гончей по этому зверю. В тех местах, где дорог много, русак часто переходит с дороги на дорогу, русаки то держатся в ковыльной и полынковой степи, то собираются иногда довольно скученно в участки, поросшие крупной сорняковой растительностью (бурьянами).

В распаханных степях заяц-русак держится около хлебов, которыми он, конечно, здесь и питается.

В степных местах охота на зайца-русака с гончими почти не применима. Здесь он добывается с борзыми или сослеживанием по пороше. В лесостепной полосе с гончей добывается наибольшее количество этого зайца, охота по малику также, заставляет собаку терять след или, по крайней мере,создает ей большие затруднения.

Охота на зайца с гончими

Едва разбирая русачий след, запах которого слабеет и теряется среди запахов большой дороги, гончая замедляет преследование зверя и, дав ему сильно удалеть от себя, предоставляет зайцу тем самым возможность наделать скидок и двоек, перейти на другую дорогу, и, сметнувшись с нее, залечь где-нибудь в укромном месте. Вся обстановка и все условия работы гончей по русаку требуют от нее особенно сильного чутья. Поэтому же при гоньбе по русаку очень часто большое значение приобретает помощь собаке со стороны охотника, который в открытой местности далеко видит, где и как идет русак и имеет возможность поставить собаку на скидку зверя с дороги гораздо быстрее, чем это сделает сама гончая. Тут необходимо, чтобы гончая была особенно назывиста, то есть абсолютно верила хозяину и со всех ног подваливала на его наклик или назыв к свежему следу.

Это сотрудничество между человеком и собакой в некоторых местностях настолько необходимо и доходит до такой большой степени, что становятся совершенно неприменимыми более северные (лесные) требования к гончей, и обычные нормы оценки работы на испытаниях лесной  гончей не годны для степной. Особенно своеобразным обстоятельством такой работы является то, что здесь вязкость подчинена назывистости.

Ходя под гончей полями, русак часто проходит вдоль изгородей и меж, если на его пути попадается овраг, то он обычно пересекает его наискось, причем иногда довольно долго предварительно идет краем.

В лесной местности зайцу-русаку приходится попадать под гоном и в лес. Характерные лазы его здесь противоположны белячьим. Если беляк проходит лесом по касательной к открытому месту (углу вырубки или луговины), то русак, наоборот, преследуемый гончей, проскачет полем по касательной к выступу леса.
Уходя от гончей в лес, русак до последней возможности скачет полем и характерным лазом его в этом случае являются вклинивания открытых мест в лес. В самом лесу русак выбирает насаждения пореже.

В лесу заяц-русак охотно проходит через поляны, пересекает вырубки в наиболее широких местах и, конечно, не забывает пользоваться своими любимыми ходами по дорогам.

В некоторых случаях охота на зайца-русака с гончими становится почти невозможной, это, во-первых, бывает там, где много охотников-гончатников и русаки так часто подвергаются преследованию гончих, что стоит только собаке поднять такого русака, как он стремится уйти напрямик километров за десять и больше, причем пользуется почти исключительно дорогами и добивается того, что гончая теряет его и возвращается к далеко отставшему хозяину.

Второй случай особенно трудного гона по русаку -это сильно снежная зима с рыхлым глубоким снегом и плотно укатанными дорогами. В это время русаки тоже норовят ходить только дорогами и, скинувшись, залегают недалеко, чтобы, пропустив растерянную собаку, выскочить позади нее на эту же дорогу и вернуться по ней к месту подъема.

www.hunt-dogs.ru

Охота на русаков. / Сибирский охотник

В осенне-зимний сезон 2012-2013 год хорошо поохотились на русачков. Лето было жаркое, уже третий год подряд засуха. Русаки у нас (Башкирия, Зауралье), если засуха плодятся до трех раз за лето. Первый помет обычно бывает в конце апреля, второй в середине июня, третий — в конце августа.В помете бывает от трех до восьми штук. Каждый год в одном и том же месте берем от 6 до 8 русаков, при этом оставляем на расплод 2-3 штук. Сколько раз замечал, где родились , там постоянно и ходят. Поднимаем с лежки его же на второй день мах в 200 метрах от лежки, которой поднимали вчера, если проморгали или промазали в азарте. Охота на русака — моя самая любимая охота, главное надо хорошо знать его повадки. На русаков охочусь уже больше двадцати лет, так что их повадки знаю хорошо. Охотимся в основном втроем, тропим, особенно после пороши. В этом году на троих взяли больше тридцати русаков, лично я взял 15 штук. Выезжаем на машине, находим заячьи следы , в основном на дорогах, начинаем распутывать их, находим скидку с дороги, надеваем лыжи и начинается самое интересное — тропление. Русак перед тем как лечь на дневку всегда или почти всегда выходит на дорогу или на свои старые тропы, чтобы запутать свой след.Делает двойки, тройки, а профессора — даже четырежды могут пройти по своему следу. Вот тут и ломаешь голову на их шарады, главное в этом деле не торопиться, разобраться, посмотреть на длину прыжков. Если идет на кормежку — петляет туда-сюда, садится на пятую точку. Если пошел «спать», всегда сделает двойку-тройку и скидку до 2-3 метров, где приземляется на все четыре лапы в одну точку, а потом может еще скинуться на 2 метра в разных направлениях, попетляет и ляжет всегда мордой к следу по которому шел на лежку.Ложится всегда или около кустика, или в канавке, или около какого-нибудь предмета, загораживающего его от ветра. Может лежать в расщелинах между камней. Если много снега закапывается в сугроб. Я не раз замечал, что отверстие в снегу , где лежит русак направлено на запад или юго-запад. Решил описать одну из охот этого сезона, где мы с напарником Уралом взяли два русачка. Дело происходило 3 ноября 2012 года.Была суббота, я отсыпался после трудовой недели.В 8 утра звонит Урал.Он работает посменно, сегодня с ночи, уже проехался с часок по местам, где всегда бегают зайцы, ведь сегодня ночью выпал первый снежок, перестал падать к семи утра. Кричит мне в трубку:»ты че спишь, снег выпал, поехали на охоту я уже нашел следы двух русаков!» Подпрыгиваю с постели, подбегаю к окну — точно снег. Йо-хо-хо! Наконец-то снег! Дождались!Ставлю чайник, весь на адреналине.Жена говорит:» Че скачешь, как козел?» Я говорю — снег выпал! Она повернулась на другой бок, поняла что трогать теперь меня бесполезно, все дела, которые запланировали — после охоты. Температура -2 градуса, безветренно.В 8 ч 20 мин мы уже ехали на Ниве. Подъехали к первым следам на дороге, которых нашел Урал. Русак сделал двойку на дороге, и скинулся в сторону поля. Надели масхалаты первый раз в этом сезоне.Пошли тропить, он явно пошел «спать». Короче проморгали его,даже не видели когда он ушел, распутывая следы. Посмотрели лежку, стрелянный уже наверно. Пошли в сторону машины, глядим еще один след идущий на лежку, идет параллельно первому русаку. Он явно еще «спать» не хотел, тропили минут двадцать, то он тропит, я на готове к выстрелу, то я троплю, он смотрит во все глаза. Выскакивает, но далеко от нас, я стреляю единичкой на 50 метров, но мажу.Не судьба! Поехали за вторым зайчиком, которого нашел Урал. Нашли следы на дороге, он сделал скидку и пошел в сторону озерков. Русак дошел до первого озерка и лег в осоке.Стали кумекать, как его правильно выгнать и как он может пойти.Решили, что Урал пойдет по следу, я встану со стороны посадки, он скорее всего рванет туда. Я обошел, стою жду, Урал погнал. Русак выскакивает прямо на меня, первым мажу в азарте, вторым(взял себя в руки) выцелил, русак красиво сделал два раза сальто-мортале через голову. Поздравили друг друга с полем, настроение отличное. Солнце стало припекать, начало подтаивать. Поехали в сторону озера Култубан по посадкам, которые тянутся вдоль дорог. Нашли след четвертого русачка, стали тропить. Русак зашел в лесок, густерня. Двойка, тройка, скидки нет. Прошлись по следу туда-сюда, что-то не чисто. Решаем, что делать, общаемся жестами. Я встал на стреме, Урал пошел по кустам вдоль следа справа, возвращается, головой мотает, нет выхода. Теперь он встал на след, я пошел обходить слева, нет выхода. Решил еще раз обойти справа, может Урал не заметил выхода, нет следов.Подошел к Уралу.Не мог же он улететь, следов от маховых крыльев беркута или филина на тропе нет, да и не будет беркут в густерню лезть.Мистика какая-то. Теперь пошел Урал левее следа, дуплет, промахи.Профессор оказался.Стали разбираться. Оказалось, этот хитрый заис, сделал тройку, прыгнул на ветки ивняка, второй прыжок на ствол ольхи (ствол под углом 45 градусов), затем обратно на ивняк, прыгнул в прогал всеми четырьмя ногами сделав следок с пятикопеечную монету и отпрыгнул под куст , сделал лежку и там лежал в течении 12-15 минут, пока мы там топтались.А я ведь заметил этот пяточек, когда проходил в первый раз, подумал, что норка мышки.Короче зайца упустили — пусть живет, такие должны жить.Настоящий профессор! Когда ехали за четвертым зайцем, видели еще охотников на Ниве Шевроле, возле «маяка». Нашли на дороге еще одни следы маленького русачечка, уже пятый, он уходил в поле на жировку. Решили тропить. Я троплю, Урал на стреме и наоборот, он тропит я на стволе.И так раза два. Вылетает русачек с 25 метров. Урал стреляет, я стреляю, Урал стреляет, я стреляю.Переглянулись друг на друга с недоумением,как так? Русачек пошел в стороны машины. Я Уралу говорю:» не переживай, сейчас он башкой об бампер ударится и мы его заберем». Пошли в сторону машины. И что же мы видим. Нет он не ударился головой об бампер, и даже не погнул переднее крыло, он отбежал от машины четыре метра и упал. Когда он подбежал к машине, сбавил скорость, его зашатало, стал идти зигзагом и упал. Мы второй раз посмотрели друг на друга в недоумении, поздравили друг друга с полем и поехали дальше. Два русака взяли из пятерых (русака записали на Урала).Вечером когда он разделывал, нашел в тушке две дробины — в сердце и в паху. Как он бежал 300 метров с дробиной в сердце уму не постежимо? Поехали в сторону «маяка», где видели Ниву Шевроле. В поле тропили еще одного русака, но потеряли, начало таять. Седьмой русак ушел на «маяк», но мы его не видели, тропить не стали. Вышел на следы охотников, они тоже взяли одного русака, с начала заднюю ногу перебили, потом вытропили и добрали. Поехали домой, душу отвели. Приехали домой в два часа дня, температура +6.

www.hunting.ru

Мои первые охоты на русаков.(часть 1) / Сибирский охотник

Русак — житель степей и холмов. Сам я проживаю в степной зоне, где обитает очень много русаков. За выход можно поднять до двух десятков зверьков (80-90 годы). Сейчас их намного меньше, но все же есть. За сезон в среднем беру десятка полтора, а т.к. охотимся в основном втроем — берем штук 30-35 за сезон. Мне очень нравиться тропить русачков, особенно когда снег не так глубок. Нравиться разгадывать их ребусы из следов на снегу, особенно после ночной пороши — это когда ночью шел снежок, а к утру перестал. Ведь старые следы покрываются снегом, остаются только свежие (горячие) следы, которые ведут с кормежки на лежку. Вот и разбираешься в хитросплетении этих следов со всеми заячьими уловками — скидками, сдвойками, тройками, которые приносят большое удовольствие и от которого получаешь большое наслаждение, особенно после добычи трофея.

Русак живет обычно на площади до десяти квадратных км т. е. где появился на свет и знает на этой территории каждый кустик, каждый овражек, где прекрасно ориентируется и прячется от своих врагов — охотников, лисиц, бродячих собак, беркутов и филинов. Сам зверек плодовит. Зайчиха в благоприятный год приносит до трех пометов в нашей местности (засуха), в каждом от трех до пяти зайчат. Первые появляются на свет в конце марта-начале апреля, второй выводок — в июне, третий — в начале или в середине августа.

Хочу описать три удачных охоты моей молодости т.е. когда я становился охотником, познавал азы охотничьего дела, учился тропить, разгадывая их ребусы в хитросплетении следов зайцев и лисиц. Первый случай произошел 8 ноября 1993 года. Я приехал из Уфы, где учился в БГАУ, чтобы поохотиться и отвести душу на природе. Как помню был ясный, солнечный и морозный денек. Я, батя и наша собака по кличке Дракон решили прочесать тальник(ивняк), кусты чилиги по речке Мунча, где обычно поздней осенью лежат русаки, побродить по полям и погонять зайчишек на «колхозном». Название «колхозный» дали жители окресных сел и деревень, потому что в 70-90 годах на этом месте был огромный огород, где выращивали огурцы, картофель, томат, свеклу, морковь и помидоры, и был сад — где росла смолродина черная и серебристая, крыжовник, вишня, яблони и груши. Тут же была пасека на 70-100 семей, а сейчас все это пришло в запустение, потому что никому ничего не надо. Я уже не говорю о развале нашей огромной страны за которую очень обидно и хочется плакать навзрыд.

Я пошел по левой стороне речки вдоль кустов, отец — по правой, а Дракон стал прочесывать ивняк. Пройдя метров 800 собака насторожилась и начала с осторожностью подходить к одному из кустов. Вокруг куста была высокая трава. Из травы поднялись стайкой штук 15-20 серых куропаток. Я даже не помню, как вскинул ружье к плечу, бью — одна падает, стреляю со второго ствола — еще одна падает в высокую траву. Подбегаю, а Дракон уже прижимает и держит лапами одну куропатку, я ее забираю и нахожу вторую куропатку в траве. Отец был далековато, но тоже выстрелил в азарте «для очистке совести». Идем дальше, радости полные штаны. Трофеи есть. На «колхозном» пошли широким фронтом, собака рыщет в поиске. Вдруг слышу выстрел со стороны отца, подбегаю к нему, а у него рот до ушей. Показывает мне здорового русака и говорит: «вот как надо стрелять!». Я поздравляю его с полем. Очень рад за него. Проходим еще около км и поднимаем еще одного русака из кустов смородины, провожая его взглядами — далеко поднялся. Около бывшей пасеки из-под яблони в метрах шести от меня вылетает русак. Бью в торопях от неожиданности дуплетом, заяц юзом пошел.Тут же стреляет отец, русачек пошел на трех ногах. Заяц забежал в омшанник (зимовник для пчелосемей) и скрылся там. Мы очень расстроились, он уже стал обваливаться, весь сгнил, отец не разрешил мне лезть за зайцем, не дай бог завалит. Я очень расстроился, но ничего не поделаешь. С испорченным настроением пошли в сторону дома. Но все равно охота удалась и мы с трофеями. У меня — две куропатки, у бати — русак.

Второй из случаев произошел 3 января 1994 года. Как всегда я дома. Стараюсь урвать хоть несколько дней для охоты, хоть несколько часов побродить с ружьем по знакомым, дорогим и родным для меня местам. Приезжать из Уфы стараюсь, если не каждый месяц, то через полтора это точно. Вышли мы как всегда втроем: я, батя и Дракон. Отец пошел по левой стороне Мунчи, я — по правой, а собака как всегда шарит по кустам. Вдруг от меня в 15 метрах из кустов выскакивает русачек — мажу в горячке. Дракон понесся за ним, но вскоре возвращается — значит не подранок. Через минут 15 собака поднимает еще одного русака и несется за ним, я не могу стрелять, боюсь зацепить собаку выстрелом. Через несколько минут собака возвращаеся ( собака не охотничья, но подранков не оставляет). Мы с отцом смеемся и говорим ему: » ну что догнал оболтус?» Дракон с виноватой мордой отходит в сторону — понимает… Пошли дальше. На «колхозном» обходя кусты я услышал выстрел. Подбегаю к отцу, а он уже держит русака за задние лапы и смеется.Поздравил батю с полем. Спрятал русака в поле под сеялку и пошли дальше. Через 150 метров поднимается еще один русак, батя стреляет, но мажет. Дракон ушел за ним. Обратили внимание, что собака что-то прыгает в кустах. Подбегаем, а он уже держит в зубах русака за холку. Мы очень удивились, ведь впервые при нас поймал русака. Не доходя до пасеки бывшей, слыщу в кустах борьбу и шум какой-то. Дракона нет. Подбегаю к кусту, а там Дракон еще одного русака задушил и держит. Мы с батей еще больше удивились, что русаки так крепко лежат в кустах. Перекусили с горячим чаем из термоса. Кто придумал чай? медаль ему дать надо. Такое блаженство после долгих хожений выпить крепкого горячего чая с сахарком. Двинулись в сторону дома с тремя русаками. Я несу двух, отец — одного в рюкзаках. Выходим на шоссе, останавливается на УАЗике знакомый отца и мы отправляем с ним трех русачков, а сами решили пойти обратно до дома налегке посмотреть еще зайчишек. Приходим домой, а мама нас хвалит:» вот молодцы мои охотники!» Мы посмотрели на Дракона и все ей рассказали, про заслуги на этой охоте собаки. Когда в сарайке разделывал русачков, которых поймал Дракон, обнаружил у обоих разрыв сердца. Оба сердца рассыпались на крупинки в области желудочков сердца. Для меня это было небольшим открытием.

www.hunting.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о