Смешной рассказ про медведя – Анекдоты и смешные истории про медведя ·

Анекдоты и смешные истории про медведя ·

Поймала команда налоговых инспекторов медведя…

Поймала команда налоговых инспекторов медведя.

— Ну-ка косолапый рассказывай, на какие доходы шубу купил?

Молчит медведь — значит скрывает что-то. Забрали медведя.

Идут дальше, видят крокодил пытается в речку улизнуть.

Хвать его за хвост:- Откуда денежки на кожаное пальто?

Забрали и крокодила.

Сидят медведь и крокодил в камере, ждут допроса. Вдруг открывается дверь и залетает гусь, какой-то жалкий, весь общипанный.

— Слушай, гусь, ну, ладно нас взяли — удивились медведь с крокодилом,

-А тебя то за что?

— Да требовали объяснить, на какие средства каждый год на юг летаю.

***

Хочу, как медведь: летом наедаться, а зимой в спячку. И похудела, и выспалась, и морозов не видела!

***

Не расстраивайтесь, если вам медведь на ухо наступил… Сдаётся мне, что некоторым он умудрился ещё и на мозгах потоптаться.

***

Эх, как хорошо на природе… костер, палатка, чистый воздух, медведь….МЕДВЕДЬ?!!

***

Среди медведей принято считать, что все белые медведи — дуры.

***

Балалайку сломал, ушанку потерял…

Пьющий медведь — горе в семье.

***

— Ты сова или жаворонок?

— Медведь я…

— Как это?

— А попробуй тронь меня, когда я сплю!

***

Господа, если на тропе вам повстречался медведь, не теряйтесь, сразу бейте его по морде обоссаными трусами и знайте, что медведь, научившийся кричать «Ау! » никогда не бывает голодный.

***

Обычный день: медведь помогает на даче

Утренняя кормежка медведя )))

Медведи, отжимают картошку) обычный деревенский день

Читай продолжение на следующей странице

1 2 Читать дальше →

kolevit.ru

Ты куда, мужик? Хорошо ведь сидели!.. Удивительная история про медведя и Степаныча.

Середина 90-х. Чукотка. Маленький поселок на берегу сурового моря, считающийся почему-то эскимосским. Время нереста горбуши. Берега тундры в это время кишат паломниками краснорыбицы: песцами, бурыми мишками-камчадалами, человеками. В самый разгар нереста лосось человекам уже не нужен — забиты уже все бочки и лари, поэтому добывается только икра, а сама рыба просто выбрасывается (да простит вездесущий Дух Гринписа неразумных детей тундры и жертв переходного периода!) Я тоже участвовал в этом хищническом промысле в качестве помощника у дяди Коли.

В один прекрасный вечер возвращаемся мы с нашей точки в поселок. Дядя Коля за рулем мотоцикла, я сзади, в люльке два пластиковых ведра икры и нехитрые пожитки. Проезжаем мимо стоянки смотрителя авиационного радиопривода, мужика угрюмого и нелюдимого, и видим такую картину:

Сидит Степаныч, рядом сеть, перед ним штабель улова, ведро и разделочная доска, на которой он кесарит очередную жертву. А слева в трех метрах, чуть позади, сидит здоровенный мишка и терпеливо наблюдает за соседом. Наконец, рыбий акушер закончил извлекать икру и, не глядя, бросает рыбу точно в лапы медведя! Последний, деловито помяв добычу, начинает ее меланхолично жрать. Картинка из ряда лубочных про льва и ягнят, которые так любят освидетельствованные Иеговой.

Слухи о дружбе Степаныча с шаманами тут же пришли на ум, обретя такое неожиданное наглядное подтверждение. Собираясь ехать дальше своей дорогой, дядя Коля напоследок бросил:

— Ну и помощника ты себе, Степаныч, нашел!

Человек и медведь синхронно через правое плечо с одинаковым недовольством посмотрели на нас.

Пожав плечами, мы тронулись, отвернувшись от странного дуэта.

И тут в меня сзади кто-то вцепился железной хваткой, стаскивая с мотоцикла. Я заорал в ужасе, понимая, что расплата за былое неуважение к последователям шаманизма ко мне уже пришла в виде ручного гризли. В безнадежной попытке спастись, я вцепился в дядю Колю. Чуть не опрокинув «Урал», мы рухнули на землю.

Оказалось, что в меня вцепился Степаныч, только сейчас увидевший своего соседа, забредшего «на огонек» из тундры и быстро осознавшего всю выгоду сотрудничества с человеком. Не его вина, что человек к этому оказался морально не готов.

Обернувшись в нашу сторону, медведь удивленно наблюдал за нашими суетливыми попытками «сделать ноги». Его перепачканная чешуей морда и свисающий из пасти рыбий хвост как бы спрашивали: «Куда ты, мужик?! Хорошо же сидели!»

Как выяснилось позже, мотоцикл и лодку «тот другой, который живет в тундре» (дословный перевод с эскимосского выражения, означающего медведя) не тронул, а вот сеть порвал, икру и улов конфисковал, хотя значка рыбнадзора мы у него и не заметили.

Источник (текст, превью, фото)

1000chertej.ru

Я, грибы и медведь — Смешные истории читать онлайн

Есть в природе много всяких зверушек симпатишных: белочки там, бурундуки разные мохнатые, лисички любопытные. Всех и не перечислить. Но все они имеют одно родственное свойство: когда смотришь на животин этих со стороны, умиляешься, как тетка, зависшая над коляской. Ути-пути, какие мы миленькие, маленькие и красивенькие. Но как только какое-нить зверюго тебя за палец вкусит, ну, или в кучу животную ненароком наступишь — все. Никаких те «ути-пути», и тем более «какой миленький». Урод горбатый — это минимальная характеристика еще недавно красивой и веселой зверушки.

…Грибной сезон нынче в разгаре. Грибов столько, что впору не косой косить, а на комбайне заезжать в лес. Как сойдешь с дороги, загнешься рачком — и попер, попер в такой вот еротичной позе грибки резать да в ведерко складывать.

Намедни мы с товарищем заперлись в лес, загнулись, как два рака, и похромали потихоньку.

Чую, все. Поясница хрустит, в мозгу многокровие начинается. Да и поднадоело как-то. Поднимаю голову, смотрю, метрах в пяти коллега согнулся в кустах и что-то там похрустывает. Жрет что-то, что ли?

— Эге-гей!!! Отдыхать пора!

А вот когда коллега выпрямился, тут я немного обосрался. Лицо у коллеги совсем не человеческое, а очень даже медвединое. Правда, сильно офигевшее от неожиданности. Изо рта веточка с куста голубики свисает, а в глазах… Да чёрт его знает, чё там в глазах. Я не офтальмолог и не смотрел в них.

Ситуация самая что ни на есть зашибись. Я, медведь и ведро с грибами. Вот такой треугольник.

А эта гризли еще так лапой по морде своей глумливой провела, веточку так небрежно смахнула с ипальничка и села как-то совсем по-человечески на жопу. Типа, в театр пришла.

Я хоть и обосрался на ягель от такого зигзага жизненного, но хладнокровия не растерял.

Тока чё делать-то? В задумчивости сунул палец в ноздрю и, видимо, невзначай растревожил кусочек мозга, отвечающий за различную, в быту ненужную информацию.

Информация гласила, что сматываться от медведя — это выход неправильный и чреват сильно. А правильный и умный — это громкими звуками отпугнуть его. Ну да, ну да… Тота эта мракобесия на жопу уселась, не иначе в ожидании громких звуков от меня.

И тут чёта гремучее сомнение меня взяло, потому как первоначально, идентифицировав зверюгу, я так громыхнул метеоризмом от неожиданности, что, если бы теоретики были правы, у медведя сердце бы прямо на мох через жопу выскочило, блин, от страха.

Не, а чё делать? Полведра грибов — не оружие против косолапого, а перочинный ножик, которым я лихо кромсал грибы, пришлось застенчиво спрятать за спину. А то, не ровен час, это чудище узреет в руках холодное оружие и еще поймет неправильно. Ну на фиг.

А ведро такое большое и гулкое. Выкинул всю свою добычу под ноги да как влупил ладонью по днищу. Звук пошел такой, как тыща пьяных шаманов в бубны разом вдарили.

Миша, конечно, малька обалдел от такой симфонии и даже назад попятился.

Чую, действует музыка на зрителей, действует! Закатил, значит, глаза до самого затылка, чтобы поэффектней было, врезал в тамтам какой-то мотив негуманный и плясовой. Аж сам в раж вошел. Луплю по ведру, песню пошлую кричу и с удовольствием наблюдаю, как эта манда шерстистая шустренько так лыжи в сторону, противоположную от меня, навострила.

Тут я совсем разошелся! Крик, грохот бубна, даже пританцовывать начал. Думаю, поору еще пять минут для гарантии, ну а потом домой штаны стирать.

Тут, в самой середине куплета, чую, чья-то лапа поганая мне на плечо так тяжело, бумс…

У меня аж яйцо к ноге примерзло. Ну, сука, думаю, фиг я теперь штаны отстираю! А сам стучу в ведро, как энерджайзер долбанутый, и остановиться не могу. Заклинило чёта. Только песня оборвалась, потому как что-то там внутрях сперло.

— Серег, ты чё тут, мухомора понюхал?

Ёпт! Оборачиваюсь: товарищ с хлебальником, вытянутым в лошадиный профиль, смотрит на мою самодеятельность.

Как сейчас, слышу его рассказ: «Выхожу на поляну, а там ты. Лупишь в ведро рукой, орешь глупости всякие типа: «Хади медветь, хади, хади. Я невкусный, несъедобный…» и еще танцуешь забавно так по грибам рассыпанным».

…Короче, господа. Имел я в плодоножку все эти грибы вместе с лесной фауной! Лучче в магазине все купить.

istoriipro.ru

Про медведя — Истории из реальной жизни

Лет двадцать назад я жил на крайнем севере. Наш поселок находился за полярным кругом, поэтому зимой солнца практически не было — царила полярная ночь, а летом, наоборот, солнце почти все время было на небе. История, которую я хочу рассказать, произошла июльской ночью. Только на ночь она не была похожа, потому что было светло так, что можно было читать газету. На окраине поселка находился большой склад, в котором хранились продовольственные и промышленные товары. В этот склад залез медведь и немножко там пошалил. Произошло это событие в ночь с пятницы на субботу. Обнаружили происшествие в понедельник. Начальник склада сообщил о ЧП в поселковый совет. Вызвали участкового, егеря. Они провели следствие и выяснили по каким-то признакам, что медведь приходил неоднократно и придет еще. Было решено устроить на него засаду. Население было по радио оповещено, что в поселок приходил медведь, на него будет устроена засада, и чтобы на улицу не выходили.

И вот ночная тишина была нарушена выстрелами. Выстрелов было много, около десятка, причем стреляли как из охотничьего ружья, так и из пистолета. Так, по крайней мере, взрослые говорили. Охота закончилась удачно. Герои оставили убитого медведя на территории склада до утра, и пошли отмечать это событие.

Когда же пришли утром, то обнаружили, что с медвежьей туши, кто-то снял шкуру, срезал самые лучшие части.

Но самое интересное обнаружилось потом. Опять же это со слов взрослых. Медведь, оказывается, пока приходил на склад по ночам в пятницу, в субботу и воскресенье натворил там много чего. В частности съел три ящика тушенки, два ящика сгущенного молока. Изорвал в клочья четыре ковра размером два на три метра. Два с половиной ящика коньяка «Слънчев бряг». Конфеты шоколадные Золотой петушок, Караван, еще какие-то несколько килограммов. Утащил в берлогу свою телевизор, марку уже не помню. Там было еще много чего, по мелочи.

Помню, что спрашивал у родителей, как это могло быть, на что они мне только улыбались и разводили руками.

story-house.ru

История про встречу с медведем в лесу

Есть в природе много всяких зверушек симпатичных. Белочка там, бурундуки разные мохнатые, лисички любопытные. Всех и не перечислить. Но все они имеют одно родственное свойство – когда смотришь на животин этих со стороны, то умиляешься как тетка зависшая над коляской. Ути-пути какие мы миленькие, маленькие и красивенькие.
Но как только какое нить зверюго тебя за палец вкусит, ну или в кучу животную ненароком наступишь, то все. Никаких те «ути-пути», и тем более «какой миленький».
Урод горбатый – это минимальная характеристика еще недавно красивой и веселой зверушки.
… Грибной сезон нынче в разгаре. Грибов столько, что впору не косой косить а на комбайне заезжать в лес. Как сойдешь с дороги, загнешься рачком и попер, попер в такой вот эротичной позе грибки резать да в ведерко складывать.
Намедни я с товарищем заперлись в лес, загнулись как два рака, и похромали потихоньку.
Чую, все. Поясница хрустит, в мозгу многокровие начинается. Да и поднадоело как то.
Поднимаю голову, смотрю, метрах в пяти коллега согнулся в кустах и что то там похрустывает. Жрет что — то, что ли? — Эгегей, бл*****ть!!! Отдыхать пора!
А вот когда коллега выпрямился, тут я немного обосрался. Лицо у коллеги совсем не человеческое, а очень даже медвединное. Правда сильно ох**вшее от неожиданности. Изо рта веточка голубики свисает , а в глазах… Да кто его знает, что там в глазах. Я не офтальмолог, и не смотрел в них.
Ситуация самая что ни на есть, за*бись. Я, медведь и ведро с грибами. Вот такой, б**ть, треугольник.
А эта е**ная гризли еще так лапой по морде своей глумливой провела, веточку так небрежно смахнула с иб*льничка и села как то совсем по человечески на ж@пу. Типо в театр пришла, с@ка.
Я хоть и обосрался на ягель от такого зигзага жизненного, но хладнокровия ни**я не растерял.
Тока что делать то? В задумчивости сунул палец в ноздрю и видимо невзначай растревожил кусочек мозга отвечающий за различную, на**й в быту не нужную информацию.
Информация гласила, что съеб*ваться от медведя это выход не правильный и чреват сильно порванным очком. А правильный и умный, это громкими звуками отпугнуть его. Ну да-ну да… Тота, эта мракобесия на ж@пу уселась, не иначе в ожидании громких звуков от меня.
И тут что-то гремучее сомнение меня взяло, потому как первоначально идентифицировав зверюгу, я так громыхнул метеоризмом от неожиданности, что если бы теоретики были правы, у медведя сердце бы прямо, на мох через ж@пу выскочило, бл*ть, от страха.
Не, а что делать? Пол — ведра грибов них*я не оружие против косолапого, а перочинный ножик, которым я лихо кромсал грибы, пришлось застенчиво спрятать за спину. А то не ровен час это чудище узреет в руках холодное оружие, и еще поймет не правильно. Ну на х*й.
А ведро такое большое и гулкое. Выкинул на*ер всю свою добычу под ноги, да как влупил ладонью по днищу. Звук пошел такой, как тыща пьяных шаманов в бубны въ*бали.
Миша , конечно, малька прих*ел от такой симфонии и даже назад попятился .
Чую, действует музыка на зрителей, действует! Закатил, значит глаза до самого затылка, чтобы поэффектней было, врезал в там-там какой то мотив негуманный и плясовой. Аж сам в раж вошел. Луплю по ведру, песню пошлую кричу и с удовольствием наблюдаю, как эта манда шерстистая шустренько так, лыжи в сторону противоположную от меня, навострила.
Тут я совсем разошелся! Крик, грохот бубна, даже пританцовывать начал. Думаю, поору еще пять минут для гарантии, ну а потом домой, штаны стирать.
Тут в самое середине куплета чую, чья то лапа поганая мне на плечо так тяжело, бумс…
У меня аж яйцо к ноге примерзло. Ну, с@ка, думаю, х*й я теперь штаны отстираю! А сам стучу в ведро, как энеджайзер **зданутый и остановиться не могу. Заклинило что-то. Только песня оборвалась, потому, как чтото там внутрях сперло. — Серег, ты что тут, мухомора понюхал?
Епт, оборачиваюсь, товарищ с еб*льником вытянутым в лошадинный профиль смотрит на мою самодеятельность.
…Как сейчас слышу его рассказ – Выхожу на поляну, а там ты. Лупишь в ведро рукой, орешь глупости всякие, типа «Ходи медведь, ходи, ходи. Я не вкусный, не съедобный…», и еще танцуешь забавно так по грибам рассыпанным.
… Короче, господа. Еб*л я в плодоножку все эти грибы вместе с лесной фауной! Лучше в магазине все купить.

xn—-8sbmbac9akkdozy8e2bj.xn--p1ai

Интересная история про медведя и г….о

В своей жизни за грибами я ходил два раза.
Первый — когда мне было лет 11, с роднёй катался и набрал кучу мухоморов, ибо не шарил. Второй раз в 16, после чего занятие это я окончательно невзлюбил. Собственно, о втором разе и хочу вам рассказать.

Так уж получилось, что с шести лет я жил в небольшом городке в Якутии.

Край этот безумно красивый и настолько же безумно суровый. Зима — лютая и долгая, лето — короткое, иногда бывает жарким. В одно такое лето мы с пацанами решили сходить за грибами-ягодами.

Было нам лет по 15-16 тогда. Сидели во дворе, страдали ерундой, и тут Серёга предложил раздобыть естественного, природного хавчика. Так как время близилось к вечеру, то решили отправиться на следующий день, с утра пораньше. Ну, как пораньше, сбор назначили на 10 утра, в это время опытные грибники уже вовсю зачищают поляны, но нам было как-то всё равно, там более, что лето, по слухам от тех же грибников, выдалось урожайным и жратвы в лесах было навалом.

И так как лето было урожайным, а жили мы в Якутии, то помимо рассказов про усеянные грибами-ягодами поляны, ходили по нашему городку и истории про медведей. Шёл второй месяц нашего лета, а про встречи с медведями в местной газетёнке написали уже раз десять. Видимо, вдоволь налопавшись, косолапые внезапно схватывали порцию умиротворения и пытались затусить с людьми.

Правда, совсем близко не подходили, чаще всего их видели в дачных посёлках, в 3-5 км от нашего городка. Чтобы вы лучше понимали, сам город был километра 4-5 в диаметре, большая деревня, по сути. Ну, а тайга начиналась сразу же на окраине города, так что идти было недалеко. Мы решили пойти «за железку». За железнодорожные пути то бишь, которые находились в километре от города. Позже за железкой у нас появилась своя избушка, но об этом — в другой раз. А в этот раз мы собирались разведать те места, отойдя от железки примерно на ещё один километр, в противоположную городу сторону, естественно.

И вот, в 10 утра в назначенном месте стоят пятеро дармоедов 15-16 лет: Серёга, Стас, Андрей, Славик и я. В карманах — небольшие складные ножи и пакеты под грибы да ягоды. У одного с собой специальный совочек для сбора ягод и ведро. Ну, и всякие бутерброды-шоколадки-соки, на перекус. До железки дошли быстро, там перекусили, сожрав разом все свои запасы, и пошли дальше. Метров через 800 нашли сразу несколько полян с лисичками и подосиновиками. А метрах в 50 левее обнаружились заросли малины. Само собой, первым делом мы сожрали всю малину, а после с шутками и подколками типа «Серёга, мухомор увидишь — сразу хомяч, они очень вкусные на самом деле, просто грибники специально про них рассказывают байки, чтобы никому секрет не выдать» принялись собирать грибы.

Минут через 20 Славик заявил, что хочет ср…ть, а потому отойдёт заминировать опустошённые заросли малины, типа ловушку для других поставит. Мы пожелали ему удачи, однако, не прошло и минуты, как Славик вернулся. Ну, как вернулся… С криком «Медведь!!!» он залетел на поляну, схватил своё ведро с грибами, а ещё через несколько секунд был на сосне. Зачем он тогда схватил ведро и как он с ним в одной руке умудрился туда залезть — до сих пор тайна покрытая мраком.

Смысл Славиного выкрика до нас дошёл не сразу, секунд 10 мы ещё тупили, глядя на то, как Славик, сидя метрах в пяти над землёй, обнимает одной рукой сосну, а второй своё ведро. А потом со стороны малинника раздался хруст веток и низкое, недовольное урчание. Через несколько секунд мы тоже сидели на соснах, причём, я и Стас залезли на одну, которая была рядом с сосной Славика, а Серёга и Андрей выбрали разные сосны метрах в десяти от нас. Секунд через 30 на поляну вышел медведь.

— Здоровый, гад, — произнёс Стас.

Мишка и правда был не маленький, метра полтора в холке и почти в два раза больше в длину. Косолапый побродил по поляне, понюхал чего-то, потом уселся на жопу и обвёл сосны ленивым взглядом истинного хозяина якутской тайги.

— Не пырься, демон! — довольно громко произнёс Андрей со своей сосны. — Кыш, бля!

Мишка посмотрел на Андрея, почесал лапой бочину, встал и вразвалочку пошёл к его сосне.

— Эээ,иди отсюда! — заорал Андрей и забрался повыше.

Косолапый встал на задние лапы, обнял сосну и начал карабкаться вверх.
— С…а ! Иди на х….! — ещё громче заорал Андрюха и в панике начал озираться, видимо, планируя перепрыгнуть на соседнее дерево.

К его счастью, косолапый в этот момент решил лезть не по стволу, а по веткам. Ветка хрустнула, медведь удивлённо крякнул и упал на землю примерно с четырёхметровой высоты. Секунд десять мишка лежал к верху лапами, глядя в небо и издавая непонятные звуки. Потом косолапый перевернулся, сел на жопу и, недовольно бурча, снова почесал бочину.

— У него блохи что ли? — спросил Стас.
— Похоже на то, — ответил я.

Косолапый посмотрел в нашу сторону. «Сами вы блохастые» — читалось в его взгляде. Немного подумав, мишка справедливо рассудил, что два — больше чем один, а потому ему выгоднее достать меня и Стаса, типа, кого-нибудь одного да поймает, так что он двинулся в нашу сторону. Немного потеревшись боком о нашу сосну (сосна при этом ощутимо дрожала) он полез вверх. Я и Стас — тоже.

— Шишками в него кидайте, — посоветовал Славик.
мы начали карабкаться тоже.

Мишка к этому времени забрался уже метров на пять вверх, до нас ему оставалось ещё почти столько же. Сосна покачивалась, ветки, которые задевал медведь, трещали. Мишка замер и задумался. Моим анусом в тот момент можно было перекусывать тросы из закалённой стали. Хозяин тайги попробовал залезть ещё выше, но ему мешали сгустившиеся ветки. Косолапый попробовал одной лапой зацепиться за ветку, но та предательски затрещала. Решив сегодня больше не летать, медведь недовольно фыркнул и начал спускаться. Мы со Стасом одновременно выдохнули.

Прошло минут десять. Сквозь ветки сосен пробивались тёплые лучи солнца, мишка сидел на жопе посреди поляны и поглядывал на нас, видимо, ожидая, когда мы слезем. Мы сидели на соснах и поглядывали на него, ожидая, когда эта морда уйдет обратно в свою берлогу.

— Пацаны, я ср…ть хочу, — подал голос Славик.
— В ведро своё по…и, — ответил ему Стас.

Мы сдавленно хихикнули, а Славик задумчиво начал разглядывать своё ведро. Ведро пару раз звякнуло. Медведь поднял жопу и пошёл к Славику.

— Да, бл…., — разочарованно вздохнул Славик.

Мишка, между тем, уже встал на задние лапы и приготовился лезть к Славику, дабы вместе с ним рассмотреть ведро и понять, можно в него насрать или нет.

— Подавись, с….! — крикнул Славик и кинул ведро в медведя.

Совершив пару оборотов, ведро со звонким «бум», треснуло медведя дном по лбу и упало на землю, рассыпав при этом собранные Славиком грибы. Косолапый недовольно буркнул, причмокивая сожрал все грибы, обнюхал ведро, немного покатал его своей лапищей, потом приподнялся на задних лапах и приземлился передними на ведро. Ведро, довольно предсказуемо, смялось в лепёшку.

— Опа-па! — прокомментировал Славик.

Медведь снова подошёл к его сосне и облокотился на неё передними лапами, смотря на Славика, урча и облизываясь. Славик на всякий случай поднялся повыше и смотрел на медведя.

— В Бобруйск, животное! — произнёс он.

Мишка недовольно ударил лапой по сосне.

— Эээ, я тебя сейчас на морду нас…! — пригрозил ему Славик.

Поняв, что он только что ляпнул, Славик почесал макушку, безумно улыбнулся, встал на ветках и начал снимать штаны. Медведь непонимающе смотрел на действия Славика. Мы тоже. Стянув портки, и примерившись, Славик присел, ухватился за ветки и начал тужиться.

Медведь, завидев голую жопу Славика, облизнулся и полез вверх. Где-то на уровне трёх метров от земли на морду косолапого прилетел первый снаряд. Прямо в правый глаз зверя. Медведь заревел, тряхнул башкой, скидывая прилипший к шерсти катях, и ещё быстрее полез выше, явно не собираясь прощать Славику его выходку.

От такой картины наши ..опы сжались настолько, что ими можно было бы перекусывать атомы, а вот жопа Славика наоборот дала сбой и, от испуга, выдала разом всё, что хранила в себе, включая ещё не переварившийся борщ, которым Славик позавтракал дома с утра.

Медведя, забравшегося уже метров на семь, накрыло этим залпом с головой. В прямом смысле, ибо основной удар пришёлся ему в морду. От такой наглости и дикого зловония, мишка снова заревел и попытался передними лапами стряхнуть говно с морды. От ужасной атаки он даже забыл, что находился на дереве, отпускать которое не стоило.

Я наблюдал это словно в слоумо. Вниз, ревя, кувыркаясь в воздухе и размахивая лапами летел медведь с обдристанной мордой. Вверх по сосне, продолжая «расстрел» карабкался Славик со спущенными штанами. Славик достиг верхушки, медведь ёбнулся на землю. Славик с круглыми от испуга глазами вцепился в сосну, медведь с диким рёвом подскочил с земли и ломанулся вглубь чащи, тряся башкой и сметая всё на своём пути. Секунд через тридцать рёв косолапого утих где-то вдали и над поляной раздался наш хохот.

Смеялись до слёз, Стас даже чуть не грохнулся с дерева, когда попытался утереть выступившие от смеха слёзы. Ржали минут пять. Потом ещё минут десять сидели на соснах, боясь слезать, и прислушивались к звукам тайги. Славик за это время нашёл в кармане какую-то бумажку и умудрился подтереть свою жопу, а по совместительству — нашу спасительницу. Посидев на деревьях ещё немного, мы решили, что ну их нахер эти грибы с ягодами, спустились и по-шустрому добрались до города.

Славика мы ещё пару недель называли Иисус Дристос, типа спаситель, но прозвище это к нему так и не прилипло, он потом решил волосы отращивать, в итоге прозвали его Патлатым. А за грибами мы больше не ходили. Зато ходили строить себе зимовьё, но это уже совсем другая история.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

handf.mirtesen.ru

Несколько историй про медведей — nelkan — ЖЖ

Г.Е. Олог


        Это неиссякаемая тема для воспоминаний при встречах геологов. Среди них масса интересных, много смешных. К сожалению, немало трагических историй, но о них вспоминают и говорят редко.

 

По стопам Шуры Балаганова

 

Полевой сезон 1998 года я провел с отрядом из пяти, вместе со мной, человек. Сплавлялись по реке Мая от устья речки Эльга (невдалеке от Тас-Юряха) до почти ее впадения в Алдан, всего около 600 км. Плыли на дюралевой лодке «Прогресс» с привязанной вплотную к корме надутой камерой от большегрузного автомобиля КрАЗ. На камеру настелили доски, куда положили запас продуктов на 1.5 человеко-лет. Камеру раздобыли на главном нашем месте снабжения — курунговской помойке. Мы ее заклеили, но под гнетом продуктов она медленно сдувала неизвестно где (а без продуктов, поганка, не сдувала — не зря жила на помойке). При сдувании настил неторопливо кренился и продукты готовились сползать в воду. Поэтому сидящему на корме приходилось камеру регулярно подкачивать и добровольно там никто сидеть не хотел… Итак: лодка, в ней пять человек, приблудная собака с Нелькана, никогда не работающий подвесной мотор «Вихрь-25» с запасом бензина 40 л, вещи, палатки и прочее снаряжение, пробы и сзади непонятно как держащаяся на воде гора мешков и коробок с кушать на этих пять человек на 4 месяца. Все о-о-чень глубоко сидящее в водном мэйнстриме р.Мая (а река, надо сказать, довольно большая и местами быстрая) по течению плывет… Комментарии изредка встречающихся местных жителей в текст не включены (да и остерегались мы местных жителей: на моторках они подплывали. Волна с моторок для нас была равнозначна катастрофическому цунами, поскольку планшир нашего «Прогресса» возвышался над водой на 4 см. Приходилось маневрировать, носом к цунами разворачиваться. Хорошо хоть, редко встречались местные жители).

         Занимались мы геологическим обследованием отдельных участков, на которых, по ряду соображений, о которых и говорить не стоит, предполагалось наличие золота, о котором тоже не будем. Таких участков было около десятка. На них останавливались, ставили лагерь в две палатки с навесом над костром и работали с неделю-две.
         Вот августовской ночью на одной из стоянок близ скал Сагарыйя (местные названия: Сагарыйя, Абыламокон, Кынгарайдах, Томтюмутинджа и т.п. как езда на велосипеде — запомнить их с первого-второго раза невозможно. Но когда запомнил — так на всю жизнь. Очень удобно вместо славянского шкафа. Ты ему пароль: Кынгарайдах! Он тебе отзыв: Абыламокон!.. И сразу ясно-понятно — свой шпион, якутский) и произошла история. Здесь отряду пришлось разделиться. Двое — Саня Мотовилов и Виктор ушли километров за 20 на выброс на руч.Еньюеия (тоже названьице не подарок). Ушли с ружьем 16 калибра.А у нас, на троих оставшихся, был карабин СКС, который лично мне лично Лушев С.А., начальник экспедиции, вручил под артельским стягом вместе с 10 патронами. С тех патронов к августу один остался. Но поскольку один патрон на самозарядный карабин Симонова несерьезно даже как-то, еще два я раздобыл у местных жителей. Первый, весь ржавый, выменял на банку китайской тушенки — лодка с местными, нельканскими, подплывала. В ней два мужичка. Ну, слово за слово, спросил патроны. Они в бардачке покопались, нашли два. С незапамятных времен, сказали, валяются. Первый, этот самый, ржавый, в руках покрутил — вроде целый. Сама пуля с облупившейся красной головкой — бронебойно-зажигательная, по идиотозаврам стрелять (хотя их больше водится в других местах — Кремле, Думе, Курунге). Его и обменял на китайскую банку. А второй патрон оказался осечный, с наколотым бойком капсулем. Его просто так отдали, в придачу. Тем более не бронебойно-зажигательный, а обычный. Ну а поскольку иногда и осечные со второго-третьего раза стреляют, я его присовокупил к арсеналу боеприпасов. А больше патронов у них не было, а других нельканских не встретилось.
         Возвращаемся я и Андрей Бубнов (он сейчас участковым геологом карьера на Муктане) вечером с маршрута на лагерь. Палатки у нас на террасе Маи стояли, на маленькой поляночке среди леса с непролазными кустами краснотала и буреломом. А кухня — тент над костром, где варился завтрак и ужин, наоборот, внизу метра два, у воды, где лодка привязана. Третий наш, Тимоха (он после с год на Курунге комендантом проработал, пока его за любовь не погнали), который дежурным-сторожем на лагере оставался, окуней нажарил и плюс сварил полное, чуть не через край, эмалированное ведро такой ядреной наваристой ухи. Я еще спросил, к чему такую прорву наварил — нам втроем за неделю ведро ухи не съесть. Он руками развел — так получилось… Ну и ладно, наварил так наварил …что мне, рыбы жалко? Единственное, что у нас в изобилии было, кроме работы — это рыба.
         Пробы разложили, окуней умяли, чайку попили, — и спать, темнеет в августе быстро. Собачка нельканская возле палатки свернулась. И лагерь погрузился в сон…

Проснулся от криков, треска кустов и трепыханья палатки. Мгновенно выброс адреналина, выскакиваю с карабином, поскольку понятно — медведь пришел. По дороге за собачку споткнулся, та тоже проснулась и давай лаем заливаться для пущего шумового эффекта. Андрей с Тимохой тоже выскочили. Шум, гам, треск кустов, палатки дергаются, оттого что медведь, который в темноте кругами вокруг лагеря носится, за веревочные растяжки цепляется (две таки порвал). Вздохи какие-то, фырканье. Все это под пологом равнодушного в высоте яркозвездного черного неба. И слабый отсвет углей кухонного костра от воды.
         Мы втроем сгрудились под лиственницей, которая между палатками стояла. Парни с ножами для самоуспокоения, я в карабин патроны заталкиваю. И лихорадочно соображаю, в каком порядке их заталкивать. То ли с нашего начинать стрелять, а бронебойный на второй оставить, то ли наоборот. Или осечной вперед, если опять осечка, так передернуть и наш встанет… или бронебойный, а наш на конец оставить, как НЗ? В конце концов бронебойный наперед вставил, наш вторым. Вскинул карабин — а стрелять-то куда? Темнота, только треск кустовый. Приблуда нельканская выскочит в темноту с гавканьем, там на нее рыкнут — она с визгом, поджав хвост, назад, под ноги забивается. Потом осмелеет, кинется на три метра в сторону — визг — под ноги. Мы стоим в возбуждении, в темноту всматриваемся. Ни черта не видать!
         Но какая-то странность во всей этой кутерьме. То, что медведь на лагерь вышел с целью сожрать все и испортить — это нормально. А вот то, что он не уходит, когда хозяева объявились, такой галдеж и гавканье — непонятно. Необычно, не бывает так. Вдобавок по звукам судя -как бы с разных сторон треск доносится- словно их двое. Зажали приблуде пасть, что бы не гавкала (та извивается, скулит вырываясь), слушаем. Точно! — два их вокруг палаток шарахается. Нонсенс. Еще вздохи и охи какие-то, стоны… что за напасть и откуда? Будто сверху… Голову задрал, поозирался — стволы лиственниц в черноту неба уходят, ничего не видно — птица какая, что ли? Ну, не до птиц, своих забот полон рот.
         Адреналин немножко спал, оставив крупную дрожь в ногах. Давай, командую, костер разводить. Прямо там же, где стояли, под лиственницей, которая аккурат посередине между палатками. Собрали веточки, которые под ногами лежали, запалили огонек. Световой круг появился, в круге выступили другие веточки и палочки. Их тоже в огонь. Световой круг побольше, новые веточки и палочки — в огонь. Но веточки -это не дрова, на них костер долго гореть не будет. Дрова дальше в лесу лежат, как раз где медведи с треском проламываются по кустам. И совсем не хочется там впотьмах дрова собирать. А их много надо, поскольку ясно, что костер придется поддерживать. Ну, как-то, с опаской и пригибаясь, стащили близлежащие валежины и какие там можно было деревяхи с бурелома. Ждем, что дальше будет.
         Костер горит, мы тут же, свет достигает стены ближайших (ну, 4-5 метров) кустов. Слышно, как по ним медведи то полезут — и видно, как кусты трепыхаются, то затихнут. Очевидно, нас разглядывают из темноты. Потихонечку ситуация стабилизировалась. Но эти периодические странные тихие охи, что-то вроде «Й-о-о-х… О-о-о-х…» со стонами «Э-э-э-э-а…»… Откуда, что? Сидим, недоумеваем. Карабин в готовности, ножи зажаты в крепких руках. Ждем. Как раз шебуршение в кустах притихло и со всей очевидностью слышно: сверху, прямо над головой, несутся загадочные звуки.. И тут вдруг жирный «Кап»! Тимоха: «Ой!» Глядим — у него на плече (он сидел, к дереву привалившись) пятно расплывается…
         Тут мы доперли: это же медвежонок, небось, на дерево залез, а мамаша поэтому тут крутиться и не уходит! Вот оно в чем дело! Ну, хоть понятна стала ситуация нездоровая. Угораздило же, других мало деревьев?! Ладно, говорю, давай уйдем, спустимся к кухне, подождем. Может, сам он слезет и уйдут они.

Ушли, сели на кухне, ждем. Собачка с нами, притихла. И мы тихонько переговариваемся, что бы не пугать зверя. Я с Андреем по чайку, а Тимоха пучком травы плечо почистил и говорит: что-то у меня от переживаний аппетит прорезался… Поем-ка я ухи, зря варил, что ли?! Устроился под навесом и давай ложкой прямо с ведра хлебать, причмокивая…
         Где-то с полчаса сидели. Стоны и охи попритихли, и в прерывистом отсвете костра угадывается, или кажется нам, что вроде спускается что-то темное с дерева, того самого, что между палатками, под которым у нас костерок разведен. Мы с Андреем вглядываемся в темноту, Тимоха уху хлебает… Вдруг приблуда нельканская подхватилась с лаем залихватским, наверх выскочила и давай на дерево прыгать, идиотское создание. Да и мы хороши — не догадались дуру эту привязать. Тут, понятно, вся карусель по новой — он на дерево повыше, стоны и охи в полный голос, с подвыванием, мамаша и второй родственник в галоп по кустам, приблуда с поджатым хвостом под ноги путаться, мы ощетинились холодным и огнестрельным оружием, адреналин впрыск… … … Потихоньку стихло все с восстановлением статуса кво…
         Вернулись на кухню, дуру на веревку. Подождали еще немножко. Тимоха со своим ведром, ложкой звякает… Ну, сколько можно ждать, понятно, что напуган медвежонок и надолго. А время уже к двум ночи, спать надо. Назначил себя первым дежурным, костер поддерживать, Тимоху во вторую смену, Андрея в утреннюю. Они спать пошли, с опаской озираясь, я у костра устроился, с карабином. Он освещает входы в палатки, дальше все в темноте кустов тонет… Сижу, изредка в костер подкидываю. В целом тихо. Парни спят, этот сверху постанывает, костер потрескивает, звезды в полосе Млечного Пути сияют, медведи периодически в кустах шебуршатся… Как время мое вышло, разбудил следующего, карабин отдал, залез в палатку в спальник и заснул…

Утром. Рассвело. Стоим все трое, смотрим задравши головы. Точно, сидит на центральном нашем дереве между палатками, почти на самом верху, медвежонок. Размером со среднюю собаку, прижался к стволу. Как раз и мамаша объявилась, из кустов. Привстала, на нас зыркнула. Мать честная, какая здоровая! Обычно медведь имеет непропорционально большую голову, а тут наоборот — такая туша, что на ее фоне голова маленькой кажется. И второй попозже вылез. Он чуть поменьше, пестун, наверное. Или счастливый отец?
         Ну что делать? По-хорошему, надо бы лагерь снять и уплыть от греха подальше. Но ведь — не уплывешь! Два человека на выбросе и на это место вернутся сегодня или завтра, скорее всего, под ночь, ожидая нас встретить… а здесь медведи бродят и мы неизвестно где. Вдобавок, как ни крути, с лагеря через медведицу идти, не зная, что ее отпрыск посередь лагеря на дереве сидит. Поэтому уплыть не получится. Да и нам не у костра жаться надо, а на работу шагать (опять же, мимо нее), дрова там собирать и прочее в кустах. И на время не уйдешь — без пригляда поизорвут все, поизгадят что можно и останешься как Адам из рая. Хочешь-не хочешь, а избавляться необходимо от медведей.

…Этот на дереве сколько еще просидит? Сам он явно не слезет. Шлепнуть — никаких проблем, как на ладони. Но ведь мама будет крайне недовольна со всеми для нас вытекающими. А пока он тут сидит и охает, она, конечно, не уйдет. Ситуация только усугубляться будет в ненужную для нас сторону. Конечно, мамашу надо бы грохнуть — но тут сомнительна реализация, поскольку… сомнительно. Попасть надо, а она, понятно, в кустах бегает, башкой мотает. А я не такой уж снайпер, чтобы в мотающуюся на бегу голову в кустах с первого выстрела попасть. Нужно же не иначе как в голову, поскольку в руках-то СКС. Он сконструирован вдаль стрелять, на 1 км. А на ближнем расстоянии пуля с него «прошивает» и останавливающее действие у нее практически никакое. А медведь в данном аспекте зверь крепкий, тем более крупный. Хоть обойму в него всади, пробежит еще 300 м и тебя придушит (много ли надо) до своей героической погибели. Бывали такие случаи и не раз. А тут не 300 метров, а десяти шагов не будет. Профессиональные охотники либо специальные пули используют, либо обычные надпиливают для останавливающего эффекта. А у нас, напоминаю, одна нормальная и две неизвестно каких. А убьешь ли наповал с первого (единственно уверенного) выстрела? Маловероятно. А осечка с оставшимися патронами сомнительного происхождения? или заклинит? А рикошетнет пуля на веточке куста? А (раненая в голову) медведица здоровенная, когда у ней отпрыск на дереве сидит и охает с подвизгиванием? И обидчики (мы, то есть) под этим же деревом? Ясно, лотерейный расклад, фарт старательский, печальный в стратегическом смысле. Да и старший-то братан никуда не денется — рядом он в кустах и как на дела со стрельбой по родственникам посмотрит — большо-ой вопрос в журнал «Юный натуралист».
         И, честно говоря, жалко стрелять зверей, ни в чем они не виноваты, живут здесь. Хотя себя жальче, ежели что. В общем, цугцванг в цейтноте, говоря иудейским (потому что шахматисты) языком.

Один выход остался — пилить, как незабвенный Шура Балаганов. Давайте, говорю, срубим к черту эту лиственницу (довольно толстую) с медвежонком, и, ежели он не убьется, то, глядишь, уйдут они куда подальше. После обмена мнениями (а убьется?… да нет, не должен) провели диспозицию сил и средств: Тимоха с топором, с тыла дерева, Андрей с ножом и молотком геологическим по левому, я с карабином по правому флангу. В засадном полку приблуда нельканская где-то (потом нашлась — у меня в палатке, под нарами) спряталась… Не бежать, друг друга не бросать, биться до последнего! Приготовились? Ну, Тимоха, давай!
         Давай Тимоха дерево рубить. Оно затряслось, тот, наверху, аж взвыл. Мамаша чудовищных размеров тут как тут, из кустов — и к нам. Видели, наверно, как злая собака кидается? Ну, вот точно так же…

Тут, кабы это школьное сочинение было, с драматургией, следовало изложить, что на этом записи в найденной. Среди кустов. Изжеванной. Тетрадке обрываются…

А в изустных мифах и преданиях по другому: та кидается и с нескольких метров отскакивает, мы орем, Тимоха лихорадочно рубит, сверху вой, щепки летят, Андрюха молотком замахивается (ручку в кулаке зажал, аж костяшки побелели), я патрон берегу, как для себя… катавасия в полный рост. Но все ж таки дорубили и стала лиственница медленно падать… Этот засуетился, стал по стволу вверх-вниз ерзать. А лиственница падает… Как только осталось до земли метра два, этот соскакивает…
         … и сволочь такая, подонок, мерзавец, скотина… прошмыгивет мимо нас… и на дерево, к которому моя палатка привязана, вскарабкивается!!! Зад оттопырил, передними лапами ствол обхватил, задними в него упирается и быстро-быстро перебирает (точь в точь, как папуасы на пальмы забираются за кокосами). Махом, несколько секунд — и он наверху. Угнездился там, стонет с новым энтузиазмом и с завидной регулярностью гадит аккурат на мою палатку… позже проело ткань в том месте, где он на нее попал.
         У нас все внутренние органы опустились, включая отсутствующие. Это лиственница в два раза толще первой! Стоим в бессильной злобе. Потом успокоились… Тимоха содранные ладони разглядывает, Андрей пальцы по одному от ручки отгибает… Помолчали… Ладно, говорю. Сколько ни есть в лесу деревьев, а кончатся же они когда-нибудь! Давайте еще раз попробуем. Не получится — будем по ней стрелять… Перекурили, палатку отвязали и повторили операцию, только на этот раз Андрей рубил, а Тимоха молотком замахивался. И медведица откровенно поближе отворачивала, уж совсем на грани. Но все удачно — вершина, где наш друг прилепился, в кусты подальше упала, тряхнула, он слетел и с обиженным визгом удрал. Мамаша следом кустами затрещала. Покричали вдогон, поулюлюкали…

Ну все, отлегло… Инцендент вроде исчерпан к взаимному удовлетворению сторон. Пойдем, говорю, завтракать. У нас там уха есть, перекусим перед маршрутом. И двинулся в сторону кухни. А Тимоха стоит, с ноги на ногу переминается. Ты чего, спрашиваю, пошли уху есть! А тот мнется: Да это, того… Я ЕЕ НОЧЬЮ СЪЕЛ! Как съел, там же полное ведро?! Да вот так как-то получилось… Ел, ел и …съел. Смотрю на Тимофея. Небольшого росточка, щупленький. Я, конечно, слышал, что при стрессе люди едят. НО ПОЛНОЕ ВЕДРО СЪЕСТЬ?

Спустился на кухню, в ведро заглянул. ДА, СЪЕЛ… Видать, сильный стресс.

Защитник

 

Участок Муктана. Поисковый отряд в истоках ручья Джеромик. 16 человек. Рубят профиля на водоразделе с ручьем Правая Муктана (и — таки нарубили. Сейчас там месторождение Красивое). Командует отрядом Саша Стефаненко (ну, это нам — Саша. А рабочим Александр Афанасьевич). На профиля ходят по тропе в долине Джеромика. Долина узкая, густым ельником заросшая, темная. Склоны крутые. По дну долины вполутьме тропа вьется между елок. Мрачная такая тропка. Утром по этой тропке трудящиеся туда, вечером — обратно. Вдобавок быстро выяснилось, что, кроме трудящихся, в долине живет здоровенная медведица с двумя медвежатами. Само-собой, медвежата норовят вертеться на тропе. Само-собой, ихняя маман не любит, когда кто-то шастает и мешает детским играм. Само-собой, уже шугались и отсиживались на деревьях…
         Когда с работы, еще так-сяк. В крайнем случае, обойдут по склону долины или покричат. Кричать без толку, но рабочие в подавляющей массе в тайге новички и этого не знают. Хуже — на работу. Появились случаи отказа идти на профиля из-за медведицы этой злополучной. И, действительно, подлавливает же на тропе, зараза мохнатая. Видать, ей эти народные хождения туда-сюда тоже обрыдли. Через нескольких дней сидений на деревьях и ауканий приладились: стали рабочие собираться и ходить группой, всем отрядом. Утром — туда, вечером — обратно. Первые дни нормально. Затем медведица стала проявлять агрессивность уже и к группе…(да, забыл сказать, что на весь отряд было одно ружье. Двенадцатого калибра. Понятно, у начальника отряда Александра Афанасьевича. Он его каждый вечер, перед сном, тряпочкой протирал и с собой на нары клал. Это ружье любимая артель купила. Весной его на Курунге выдают, а осенью забирают. Очень удобно и хорошо придумано)
         Пришлось Александру Афанасьевичу рабочую группу на работу и с работы провожать. Идут они по тропе. Как медведица появляется (а появлялась она регулярно), встает Александр Афанасьевич: ноги на ширине плеч, ружье наизготовку. Борода рыжая топорщится, глазки голубые блестят. Ствол ружейный следит за каждым медвежачьим движением. И она инстинктом своим звериным чует — не на того напала! Порычит, помечется — ан, нет! Близок локоток, а не укусишь…
         За широкой спиной Александра Афанасьевича рабочие быстренько прошмыгивали опасный участок. Утром прошмыгивают туда — вечером обратно. Утром туда — вечером обратно (загадку вспомнил, детскую, из Мурзилки: «Туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно.» Отгадка — качели). Очень рабочие Александра Афанасьевича зауважали. Защитник! Никаких теперь отказов или там опозданий на работу — не пройдешь в группе под защитой Александра Афанасьевича, себе дороже. Неизвестно еще, чем обернется. Семейка эта медвежья на ужин схарчит — и, мама, не горюй! Так и отработали участок.

Не сказал никому, конечно, Александра Афанасьевич, что артель ружье-то выдает, а патроны — фиг (или, может, их на Курунге уже тырят?) Хранится-то ружье вместе с разрешением на него. И выдают тебе его вместе с разрешением. А разрешение — это не патроны. В трубочку скрутить и в ствол вставить, заместо патронов, его, конечно, можно. Но купить патроны без разрешения нельзя. А если и достанешь патроны в городе — не провезешь. Чай, самолетами летаем, через досмотр. Верный год общего режима. А в лесу патроны не растут. Тем более, двенадцатого калибра.
         Но медведица, конечно, всего этого не знала…

Рождение легенды

 

Сначала мелкий эпизод: Уже под конец маршрута, с Леной (на практике после 4 курса, с Томского университета), спускаемся по довольно крутому склону в долину речки Етара. Осталось буквально сто-двести метров донизу. А прямо внизу, под склоном — полигон старательский, россыпь моют. Бульдозера ползают, чад, шум.
         Спускаемся… Вдруг слышу знакомое хорканье. Его медведицы издают, когда с медвежатами — то ли зовет их, то ли отгоняет, не знаю. Но звук до боли знакомый. Ну опять, думаю, влип. Одновременно поднимаю глаза — впереди метрах в пятнадцати два медвежонка на сосне сидят. Невысоко, на уровне глаз. Ясно, пистолет выхватил, передернул, Лену за себя задвинул, скомандовал, чтобы не шевелилась, молоток ей сунул, упор стоя принял, тут мама выскакивает — и к нам. Медведица приметная — небольшая, почти черная, с белым на груди треугольником. Помесь какая-то, видно, с уссурийскими. Метисы мельче, чем обычные бурые, но злее и агрессивнее. Хорошо, редкость большая в этих местах. Стою и соображаю — застрелить или нет? Как-то с одного пистолета стрелять не очень разумно. Хотя безотказный, обойма полная. Медвежат жалко, пропадут ведь. Да и ее тоже. Что они делают рядом с полигоном? Ладно, пугану сначала. Не остановится, придется стрелять (говорить долго, а так все буквально секунда-две). Та уже в нескольких метрах от нас. Чуть выше взял, выстрелил и увидел, как пуля белую дорожку в шерсти на голове медведицы раздвинула. Та шарахнулась в сторону, круг сделала, опять выскакивает… но уже подальше, метрах пяти свернула. Побегала еще и ушла, как раз куда нам идти надо. Смотрю — медвежат на сосне уже нет. Ну и хорошо. Поворачиваюсь… Лена стоит закаменевшая, руки по швам прижаты, лицо белое, глаза зажмурила, шепчет непрерывно: ОЙМАМОЧКАОЙМАМОЧКАОЙМАМОЧКА…
         Да ладно, Лен, все уже, ушла! Постояли еще, поуговаривал (сильно не хотела) маршрут докончить, потому что не возвращаться же назавтра из-за каких-то 100 метров! Она потихоньку успокоилась, и, с опаской, конечно (пуганая ворона куста боится), но довели маршрут до устья ручья, правого притока реки Етара

Так в общем, мелкий эпизод. Так бы и остался эпизодом, если бы не следующий день…
         На следующий день возвращаемся на лагерь вечером, после маршрута. А мне с порога — рабочего медведь подрал! Как, где? Выясняется: маршрутная пара — Наташа Радаева (девушка высокая и крепкая, при этом скромная и обстоятельная …второй год работала после техникума, если не первый) и с ней рабочий-промывальщик в маршруте были, как раз на вчерашнем ручье, притоке Етары. Наташа тут же стоит, рассказывает: «Только-только маршрут начали,

я чуть приотстала и вдруг слышу — рабочий кричит. Подбегаю к нему, смотрю, а он лежит, ноги в крови, ругается — медведь, говорит. Ну, я ему встать помогла и поковыляли к дороге, которая со старательского поселка на добычной полигон. Хорошо, отошли от нее совсем чуть, не больше 200 метров. Вышли на дорогу и снова повезло — машина на участок идет. Посадили его и сразу в медпункт привезли…»
         Я — в медпункт. Там рабочий лежит, уже перевязанный. Рядом врач суетится. Состояние не лучшее, но рассказал: «…шел, вдруг медведь выскочил, с белым треугольником на груди (она, думаю. Зря пожалел), стал назад отступать, запнулся о лежащее дерево, упал на спину, ноги на дереве. Медведь давай когтями ноги драть, я отбиваться, кричать. В кармане противоветровые спички были — стал зажигать и медведю в нос совать. Медведь ушел сам, медвежат не видел. Подбежала Наташа, …» ну, дальше известно.
         По вечерней связи доложил о ЧП, вызвал санрейс. Утром, чуть-чуть серый рассвет — летит. В жизни ни до, ни после не видел, что бы в такое время вертолет летал. Добежал до медпункта старательского, того уже на носилках выносят. Лежит бледный, стонет. Старатели вокруг, весь поселок высыпал. Стоят со скорбными лицами живым коридором. Пострадавшего в вертолет загрузили и в поселок Чумикан (известен в истории России: в конце 20-х, когда американские фактории большевики прикрыли, взбунтовались местные энтузиасты огненной воды. Со стойбищ собрались и пошли войной на большевиков, с ударным лозунгом: «Чумикан возьмем, Москва сама сдастся». Но даже и Чумикан не взяли — не успели добраться, бражка раньше поспела и сбила энтузиазм аборигенов. Потому и устояла советская власть в Москве в далеких 20-х) вывезли, в больницу.
         …а не будь случайной старательской машины да врача — он, помимо перевязки, физраствор перелил и всю ночь его колол, сердце поддерживал, да и вообще старателей в том районе, наверняка помер бы. Но — таким везет. А так заурядный бич. Его, недолечив, с больницы выгнали за кражу спирта, пьянки и выкаблучивание перед медсестами. От нас, возвратясь с больницы, он сразу уволился и бесследно исчез в туманной дали бичевской судьбы.

Но главное: история имела продолжение. Года через два-три, сижу в аэропорту Чумикана. Жду, пока вертолет заправится. Рядом два мужичка местных старательских расположились в ожидании авиарейса, беседуют под поллитровочку. Волей-неволей, не особо вдаваясь, слышу, о чем разговаривают. Вдруг — что-то знакомое. Прислушался с интересом к рассказу: Вот, дескать, «…на Етаре у геологов баба была. Не баба — зверь. Там на работягу напал медведь огромный(?), гризли(??), людоед(???), с Аляски(????), заломал напрочь. ДЫК ОНА ХОЛЫМИ РУКАМИ ЭНТОГО ХРИЗЛИ-ЛЮДОЕДА ЗАДУШИЛА. А РАБОТЯГУ В БОЛЬНИЦУ НА СЕБЕ ПРИНЕСЛА, ПО ТАЙГЕ, ЗА СТО КИЛО’МЕТРОВ. ПОТОМА ОН НА ЕЙ ЖЕНИЛСЯ».

Кот в сапогах

 

9 июня. Уже три дня жарит солнце и на небе ни облачка. В тени градусов под 30. Отзывчивая на душевное тепло северная природа разом распустилась. Соответственно пора начинать пользоваться распущенностью. И решил я открыть купальный сезон — пошел на отстойники. А отстойники — это когда золотую россыпь моют, делают такой котлован, который заполняется водой. Туда при промывке попадает муть для того, чтобы не идти в реку (реально попадает и в реку, но в значительно меньшей степени). Как проходит несколько лет после работ, образуются озера, обычно мелкие и легко прогреваемые. Обрастают молодым леском с цветочками на полянках. Получаются замечательно курортные места. Есть у меня один отстойник, в котором я обычно купаюсь, размером 40х30 м. Он довольно далеко, минут 10 идти от базы. Прихожу. Трогаю воду — не Гавайи, но для начала сезона терпимо. Раздеваюсь на бревнышке (догола, смотреть там на меня некому, да и ничего интересного не увидят. Ну, взрослые тети в курсе…). Подхожу по камешкам, кряхтя и выбирая место поставить ногу, до воды. Вхожу в воду, стараясь не наступить на ил или острые камни. Вода в меру холодная. Принимаю позу для ныряния: нагнулся, ноги вместе, руки врозь. Поднимаю голову…
         …а на другой стороне отстойника медведь… такой прогонистый… небось самец… у них как раз сейчас сезон спаривания… Решительным шагом, плавно и быстро, направляется ко мне с явным желанием поближе познакомиться. Видимо, принял меня за медведицу-альбиноса… или нерпу? Может, он нетрадиционный? Не менее плавно и решительно выхожу из воды, иду и надеваю сапоги. Они у меня болотные. Доли секунды колебался — брать остальную одежду или фиг с ней. Жадность пересилила и все ухватил растопыренными пальцами в мгновение ока. Само-собой, все это время издаю крики типа «Ого-го, эгей, оу» (Ура-а-а! не кричал). Тем временем медведь подошел уже метров на 20, но медленнее ноги передвигать не стал. Я, быстро пятясь раком-отшельником, потерявшим спасительную скорлупку, продолжаю издавать хриплые звуки. Я отхожу — он подходит. Я отхожу — а он, сволочь такая сексуальная, не отстает, сохраняя дистанцию метров 15-20. Таким макаром, как кот в сапогах, пропятился с полкилометра. Картина, со стороны, прикольная — голый дядя в одной бороде и болотных сапогах пятится по дороге, издавая нечленораздельные звуки. Уже на краю поселка медведь решил, что нерпы такими не бывают и пошел куда-то вбок. Или, может, меня повнимательней разглядел и у него желание пропало? Бывает…
         Немножко еще попятился, по психологической инерции и на всякий случай. Кто его знает, что у этого медведя на уме? Может, он где за кустами меня скрадывает… Ремзону прошел, а возле лаборатории спохватился, увидев белые пятна лиц за стеклами окон — чего ж я?! Давно нету никого медведя. В лаборатории женщины работают, не медведи — а тут я в бороде и болотных сапогах. Не поймут-с. Штаны одел и в баню пошел, для компенсации водных процедур (вспомнил — этом-же отстойнике в прошлом году плавал, так когда уплыл на другую сторону, к тому самому бревну, на котором раздеваюсь, тоже подходил медведь. Но тот понюхал снятые небелые одежды, крутнулся и сразу удрал. Запах, видать, ему не понравилось. То есть два раза мы оказывались на разных берегах отстойника. Ну а Бог, как говориться, троицу любит. Очевидно, третья встреча случится на одном берегу…)

…На следующий день все ж таки открыл купальный сезон. Поплавал минут 10, но вода еще холодная, особенно если что опускается глубже прогретых верхних 5 см. Поэтому был в плавках. К своему отстойнику не пошел, что бы на рожон не лезть, плавал в ближайшем, метров 300 от базы. Он больше, но плохо — находится рядом с дорогой в аэропорт таежного типа. По этой дороге народ вечерком фланирует в прогулочных целях. Разминается после трудового дня. Меня увидит — пальцем у виска крутит. Иногда в этом отстойнике сам Сергей Андреевич Лушев, начальник экспедиции, рыбку ловит. Подъедет на джипе Nissan Safary, раскладную табуреточку поставит, удочки закинет, сидит покуривает, наслаждается процессом. Тогда народ пальцем крутить остерегается.

nelkan.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о