Закрытый мк кабан охотник – Запись закрытого МК «Кабан-охотник» (копилка) – купить в интернет-магазине на Ярмарке Мастеров с доставкой — HFNRPRU

В пятницу-13 уральский охотник подстрелил кабана размером с автомобиль

Вепрь-гигант весит свыше 500 килограммов (по словам охотника)

Уральскому изданию Е1.Ru Максимов сообщил, что он занимается охотой с 18 лет, что это его первая добыча таких гигантских размеров. (Вероятно, любой охотник читающий эту новость начнет волноваться и испытывать азарт).

Фото с охотничьего сайта tsarskayaohota.com (охотхозяйство «Андреевское»).

Кабан был до того крупный, что охотникам не удалось загрузить вепря в автомобиль. Пришлось огромную тушу цеплять тросом и волочить по земле.

«Ехали мы через деревню уже поздним вечером, люди, которые видели нас, были очень удивлены», — рассказал охотник.

Фото с охотничьего сайта tsarskayaohota.com (охотхозяйство «Андреевское»).

По признанию охотника Максимова, охота на кабана шла с вышки на подкормочной площадке.

Самым первым выстрелом охотник пробил его шкуру, однако вепрь удрал в лес.

«После этого я с егерем пошёл на его поиски, — сказал Максимов, — и долгое время мы не могли выйти на его след, но в итоге смогли обнаружить каплю крови. Когда мы его настигли, он лежал ещё живой на снегу».

Охотники ещё раз выстрелили, после чего гигантский вепрь, какие часто встречались лишь в старину, набросился на охотников.

«Мы успели спрятаться за дерево и произвести решающий выстрел, после которого он замертво рухнул», — рассказал опытный охотник Петр Максимов.

Кабан — всеядное парнокопытное нежвачное млекопитающее из рода свиней, информирует wikipedia.org. От домашней свиньи отличается более плотным и коротким телом, более высокими и толстыми ногами.

Кабаны обладают размерами, которые зависят от местности его обитания, отмечает портал animalreader.ru. Считается, что северные кабаны крупнее южных. Крупнейшие представители рода обитают в северо-восточной части Европы (вплоть до Урала).

Обычно их вес тянет на 300 килограммов. Самый большой из зафиксированных — 320 кг (цифра требует уточнения). В Италии можно встретить кабана весом 150 кг, а во Франции – 230 кг.

В среднем, вес взрослой особи варьируется — это 80-120 кг.

Таким образом, Максимов поставил своеобразный рекорд.

www.mk.ru

Здоровенный секач атаковал охотника — Охотники.ру

Мои друзья Володя Белявцев и Коля Бурлуцкий — охотники заядлые. Володя краснолицый, толстый, с голой головой. Он всегда главный. Читает охотничьи журналы, цитирует Ивана Тургенева. Все знает об оружии, о снаряжении, повадках диких животных, способах охоты. Он вообще много знает. Образованный, юморной.

ФОТО SHUTTERSTOCK

Охоту Володя любит, но не любит ходить в загоне.

Во-первых, потому что бродить по лесам и болотам ему мешает огромный живот.

— Ребята, хотите тащить назад 130 килограммов? Тогда пойду.

Такая перспектива никого не устраивает.

Поэтому он и не идет.

Во-вторых, Владимир убежден: такое ответственное дело, как стрелять с номера, нельзя доверить никому, кроме него.

Тяжело приходилось тому, кто промахивался в ответственный момент.

Ах, какие доходчивые слова он находил для автора выстрела! Володю слышала вся притихшая округа.

Сказать, что сам он стрелял хорошо, — значит, не сказать ничего. Практически не промахивался. Особенно по крупной дичи.

Не было добрее человека, если Володе сопутствовала удача. Но он очень расстраивался, если она была на стороне другого охотника.

Володя считал это величайшей несправедливостью. Сердился, как ребенок. Мы шутили: «Хочешь испортить охоту — настреляй больше Белявцева». На его должность «вождя» никто и не претендовал. Еще он любил готовить дичь и угощать ею.

ПЕЧЕНКА ПО ТЕХНОЛОГИИ

Сильный мороз. На поляну вытащили застреленного Володей кабанчика. Егеря быстро вспарывают тушу.

На минуту она скрывается в белом облаке пара. Володя накачивает паяльную лампу, приспособленную к сковородке, кричит: «Давай, давай печенку!» Он возбужден, суетится, светится. К его ногам на чистый белый снег падает дымящаяся печень.

 

Владимир Белявцев и Николай Бурлуцкий дружили не только на охоте. Они были близкими людьми. Относились друг к другу со снисходительной мужской нежностью. ФОТО ИЗ АРХИВА НИКОЛАЯ ЧАЧУА

Володя становится на колени, острым ножом срезает с нее тончайшие пластинки, посыпает солью, перцем и аккуратно кладет на раскаленную сковородку.

Вытаращивает глаза на мирно курящих товарищей, орет: «Чего стоим? Водку наливайте! Хлеб режьте!» Мы бросаемся за стаканами.

Читайте материал «Делаем правильно: утка горячего копчения»

На шипящей сковороде тонкая пластина мгновенно загибается краями внутрь, бугрится. Володя ловко переворачивает ее на другую сторону.

Она разгибается и ложится ровным слоем. Володя немедленно подхватывает ее и кладет на подставленный кусочек черного хлеба. Беру горячий бутерброд, открываю рот и пытаюсь откусить.

Лицо Владимира превращается в искаженную болью гримасу: «Куда? Водку сначала! Бестолочь!» Выпиваю, начинаю есть.

Он напряженно смотрит с тем же выражением: «Ну как?» Я показываю большой палец. Широкое лицо расплывается в доброй улыбке: «Ну вот! Теперь правильно. Нечего технологию нарушать!»

Хлеб, пропитанный маслом, покрытый нежнейшей печенью, тает во рту. Мороз. Мы в клубах пара. Володя счастлив.

В СВИНЯЧЬЕМ РАЮ

Коля Бурлуцкий невысок ростом, широкоплеч, крепок. За черную кудрявую шевелюру прозывается Цыганом. В молодости играл в футбол. Когда появлялся на поле, односельчане заходились от криков восторга, глядя, как атаки соперников разбиваются о неуступчивого защитника.

На мощных кривых ногах он мчался навстречу нападающим, выбивая у них мяч, так что тот улетал за пределы сельского стадиона. Никому не уступал. Теорией охоты Коля не занимался, в основном практикой….

 

Ценность кабана как объекта охоты в России, наверное, объясняется сложностью его добычи. Ну и, конечно, от кабанятины и сальца никто не откажется. ФОТО АЛЕКСАНДРА ГОНЧАРЕНКО

Поздняя осень.В лесном массиве Лесная Дача деревья уже оголились, покрыв почву плотным слоем разноцветных листьев.

Лесная Дача — искусственная посадка: большие клетки разнообразного леса, заросшего кустарниками, посреди голой степи и полей. Осенью сюда для откорма собираются дикие свиньи.

Днем они спят или лениво собирают желуди и паданцы мелких яблок, груш. Ночью совершают набеги на окрестные поля, где собирают шляпки подсолнечника, ковыряются в копнах соломы, выбирая зерно. Особенно любят ходить на брошенные бахчи. Там кабаны лакомятся десертом.

Читайте материал «Готовим жирных чирков-свистунков»

Мне приходилось слышать, как в этом свинячьем раю невидимые в темноте стада сочно чавкают арбузами, возятся, соперничают, молодежь затевает бои местного значения. Готовятся к нашей суровой, непредсказуемой зиме, накапливая жир под толстой шкурой.

К этому времени подрастают подсвинки, уходят из стада подросшие кабанчики — будущие секачи. Самки остаются в окружении поросят, уже способных самостоятельно кормиться, прятаться и защищаться. Свиньи останутся с потомством до следующей осени…

Сегодняшний объезд показал множество заходных следов. Кабан здесь, в лесу. Намаялся за ночь, спит. Пищу переваривает.

У нас лицензия на отстрел одного животного. Ее надо закрыть — кончается срок действия. На инструктаже решили стрелять только кабана и волка. Идти тихо. Без собак. Людей достаточно.

ЛОЖНЫЙ ОТБОЙ

Человек десять пошли в загон. Пятеро перекрыли выходы из леса километра на два выше по клетке — там, где лес, сужаясь, выходит к небольшой балке, заросшей густым камышом.

Коля Бурлуцкий встал на один угол, Володя — на другой. Места самые ответственные. Именно сюда, как правило, стремится пуганый кабан. Просвистели — начался гон. Я шел примерно в середине клетки — легко и без лишнего шума.

Метров через двести стали попадаться фазаны. Мягкий настил позволял подойти к ним совсем близко. Каждый раз я вздрагивал от неожиданности и хватался за ружье, когда из-под ног с громким шумом выпархивала крупная птица. В панике она вертикально взмывала вверх, пробиваясь сквозь голые ветки.

Вдруг за кустарником громко хрюкнула свинья. Слева от меня топот. Мелькая между деревьями, помчались крупные тушки. Стрелять бесполезно. Но так как они пошли почему-то назад, я стрельнул.

Редко, но бывает, что стадо от испуга может изменить направление или разделиться. Это не изменило. Я шел и гадал: кто мог пугнуть свиней со стороны номеров? Да и далеко до них.

После выстрела мои перспективы обнулились. Но шел я спокойно. Поднял трех зайцев, пару лис проводил глазами.

 

Задача загонщиков — поднять свиней и, не давая им уйти в стороны, в открытое поле, выгнать на номера. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

А в это время стоявший на углу Белявцев внимательно следил за выходом из леса слева на поле и к балке справа. После моего выстрела номера сосредоточились, напряглись. Володя тоже. Выждал.

Но прикинул, что раз после выстрела, кроме фазанов и зайцев, никто не вышел, значит, охота кончилась, и пошел вдоль леса к остальным номерам, которые тоже покинули боевые позиции.

Остановил его шум. Громко ломая сухой кустарник, зверь шел через крепь. Володя быстро присел. Замахал остальным охотникам руками. Но они, собравшись в центре, не обращали на него внимания и громко разговаривали.

Кабана он увидел, как только тот вышел из чащи. Стрелять было рано, но Володя понимал: сейчас зверь остановится и сразу почует безмятежно болтающих стрелков. Думать было некогда. Он прицелился и, сильно сомневаясь в успехе, нажал спуск.

Читайте материал «Добыть кабана в метель возможно»

Раздался характерный шум пули и звук удара. Кабан резко дернулся, присел, прыгнул в сторону и исчез. Слышно было, как он с треском пробивался, не разбирая дороги, в другой край леса.

Тряся животом, Володя бросился по дороге мимо беспечных коллег, на ходу выдав им несколько кратких характеристик. Оставалась одна надежда — Николай.

МОМЕНТ ИСТИНЫ

В отличие от друга, опытный Коля свято соблюдал правило сидеть до последнего. После выстрела он отошел от спрятанной в кустах «Нивы» и выбрал позицию с большим обзором. Зверя услышал издалека.

По звукам следил, определяя место наиболее вероятного выхода. Несколько раз по ходу дела менял позицию, стараясь оказаться поближе к цели. Но когда кабан вышел, Коля не обрадовался.

Зверь появился буквально в десяти метрах от стрелка. Он шел прямо на охотника, припадая на переднюю ногу и разбрасывая вокруг себя кровавую пену. Николай оторопел.

Он всю жизнь охотился на диких свиней, повидал всяких. Но такого монстра не встречал никогда. На него двигалась раненая, истекающая кровью, но живая гора, вооруженная клыками невиданных размеров, готовая немедленно снести, растерзать человека, вставшего на пути. Вот он, момент истины! А может, и час расплаты.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Володя, понимавший опасность такой встречи раненого зверя с человеком, бежал, захлебываясь вязким осенним воздухом. Большой, толстый, позабыв про свою вальяжность, спешил он спасать друга. Издалека видел, что происходило, но помочь мог, только добежав.

А у Коли положение безвыходное: кто кого. Первой из правого ствола пошла картечь. Девятимиллиметровые свинцовые шарики, не успев разойтись, плотной кучей врезались в высокий калкан на загривке, торчащий, как большой горб.

Секач остановился, шумно втянул в себя воздух, выплюнул шматок красной пены и снова двинулся на противника.

Пуля громко ударила в центр опущенной головы. Скользнула, содрала кусок кожи и с визгом полетела в сторону. Кабан опять остановился.

Николай судорожно хватался за карман, пытаясь вытащить патроны, и пятился назад к машине. Секач, не сводя с него глаз, продолжал наступление. Охотник все же успел достать патроны и запихнуть их в стволы. Оперся на машину, прицелился.

На этот раз кабан шел, высоко подняв голову, открывая широченную грудь. Пуля вошла точно. Тридцатиграммовый кусок горячего свинца разбил сердце и сломал позвоночник.

Животное остановилось, раскрыло гигантскую пасть в предсмертной зевоте и рухнуло, посунувшись к ногам охотника.

Шумно дыша, подбежал Володя. Коля все еще стоял оцепеневший, прицеливаясь в затихшего зверя. Володя потрогал друга за плечо: «Все, все, Коля. Все. Успокойся!» — и повалился на сухую траву рядом с тушей.

Прибежали остальные охотники. Размеры кабана поражали. Его отвезли в заготконтору и взвесили. Те, кто присутствовал на взвешивании, часто меняли показатели веса, но всегда получалось в пределах 360–380 килограммов.

Жаль, что в то время не было нынешних фотокамер и телефонов. А сейчас, наверное, нет таких кабанов.

Николай Чачуа
6 февраля 2019 в 14:49

www.ohotniki.ru

Раненый кабан всегда опасен — Охотники.ру

История эта произошла в далеких 70-х, когда в наши леса пришли многочисленные стада кабанов из Подмосковья, спасаясь от дыма горящих торфяников.

Фото Claudine Lamothe/Flickr.com (CC BY-NC 2.0)

Жил-был в деревне страстный охотник по прозвищу Хвалек.

С ружьем он, казалось, практически не расставался и охотился по всякой дичи, но особенно уважал охоту на кабана, причем обычно точку в охоте в виде последнего решающего выстрела ставил он.

Надо сказать, стрелял он действительно изумительно.

Однажды в соревновании вышел победителем, разив пулей из своей двустволки вначале шапку, потом поллитровку, а затем и 150-граммовый граненый стакан, установленные на 45 шагов.

В тот же памятный день с самого утра все пошло не так. Из обычной команды кабанятников смог пойти на охоту только один — совхозный электрик Василий.

У остальных напарников, а обычно на кабана ходили человек пять-шесть, оказались различные дела.

Вдвоем охотиться на кабана несподручно, и Хвалек решает позвать с собой еще двух братьев, Славика и Юрика — охотников, но ружья в руки они брали редко, предпочитая охоте иные занятия: оба были водителями-передовиками, держали большие подсобные хозяйства и умели считать каждую копеечку.

Но тут в осеннюю распутицу особо доходных работ не было, свеженького дармового мясца хотелось, и они согласились пройтись по лесу.

Как обычно, снаряженных пулевых патронов в достатке у них не оказалось, разыскали всего два на двоих. Вася с Хвальком выдали им еще по одной пуле и одной картечи. С тем и отправились в лес.

Уже на выходе из деревни команду охотников нагнала стая дворняжек из четырех псов черной масти, живущая у одного охотника и влюбленная в охоту не менее наших охотников. Звали их — «чернота».

— Ну вот, опять все спортят, — проговорил Вася после неудачных попыток прогнать черноту. Псы послушно отбегали от охотников на несколько метров и радостно помахивали хвостами, словно говорили — ну что, вы на охоту? Пойдемте, пойдемте! Мы вам обязательно поможем.

Охотники поняли, что от черноты они никак не отделаются, и те веселой гурьбой потрусили впереди компании и даже впереди трех гончих собак-кабанятников, которых вели на поводках.

Не буду утомлять читателя рассказом о том, как нашли в лесу стадо кабанов, как не успели расставиться, как рьяно распугала их не знающая поводков банда черноты.

Также не буду приводить здесь слова охотников в адрес их хозяина. Скажу только, что решили они предупредить, что если Аркадий их всех не привяжет, то обязательно всех перестреляют.

Дело близилось к вечеру. Усталые охотники и их собаки брели к дому по лесной дороге. Уже виднелись крыши домов, у крайнего тарахтел на холостом ходу трактор, слышались крики ребятишек, игравших в футбол на пустыре у крайнего дома.

Неожиданно впереди справа послышался отрывистый, осторожный лай Полета — главаря черноты. Тут же ему на помощь подвалили другие собаки — кабаны в болоте.

По краю леса шла узкая длинная болотина, густо заросшая ивняком, а кое-где и тростником. Хвалек быстро выдал распоряжения, и охотники окружили курмень кустов с тростником, в центре которого притаилось стадечко кабанчиков.

По характеру работы собак, по тому, как отпугивали звери, определились, что зверь не один. Как всегда, Хвалек решил отличиться и смело полез в глубь тростника. Где, по его мнению, и затаились кабаны.

Охотник оказался прав, кабаны именно там и были. Одного не учел Хвалек: ветерок был от него на зверей, пройти по тростнику бесшумно, даже по проломанной тропе, невозможно, а видимость в зарослях два-три метра. И звери сорвались с места вне выстрела.

Правда, они попали под выстрелы братьев-охотников, поджидавших их в кустах на краю болотины.

Но в чащобе один из них добросовестно промахнулся, а другой ранил, как потом выяснили, крупную свинью. Раненый кабан резко развернулся и ломанулся обратно в тростник. Тут на его пути оказался Хвалек.

Резкий удар рылом, и охотник улетает с тропы в тростник. В другую сторону от тропы летит его двустволка.

Но разъяренный кабан и не думает убегать. В один прыжок он оказывается возле пытающегося встать охотника, хватает его за бок, к счастью, в зубы зверя попала только фуфайка, и начинает топтать. Мгновенно отлетели все пуговицы на фуфайке, снялся один резиновый сапог и шапочка.

В какой-то момент Хвальку удалось вывернуться из фуфайки. Он тут же заскочил на росшую рядом ракиту. Все это, как потом рассказывали, произошло за пару секунд.

Собаки, почуяв запах крови и поняв, что хозяину приходится туго, насели на зверя со всех сторон. Кабан же продолжал расправу с ненавистной фуфайкой.

И тут Хвалек завопил так, что потом говорили, что слышали в деревне: «Друзья мои милые! Где вы все пропали?! Почему не поспешаете мне на выручку?!».

Кричал он, правда, иные слова, но смысл тот же.

На шум из кустов выбрался Вася и видит: на раките, в 1,5 метрах от земли, сидит и орет Хвалек, под ракитиной катается клубок из собак и кабана.

Не сразу, но ему удается, просунув ствол буквально между псов, сделать выстрел, поставивший точку в этой охоте.

Только после этого Хвалек слез с дерева, попросил закурить, хотя уже несколько лет как бросил.

И только сделав несколько затяжек, подошел к своему спасителю, крепко, по-мужски, пожал руку: «Спасибо, Вась! Выручил». Тут же из кустов показался Юра: «А мне стрелять нечем, я патрон выронил и найти не могу!».

Охота закончилась, в общем-то, удачно. Хвалек отделался синяками и ссадинами. Кабан оказался свиньей, и клыков, как у секача, у него не было. А вот впечатлений от приключения всем хватило на десятилетия.

Александр Красев
28 марта 2019 в 13:52

www.ohotniki.ru

Охота на кабанов — Охотники.ру

Кажется, что вернулся с охоты только вчера. Как сейчас, перед глазами встают лица друзей, притихший осенний лес, давно сбросивший листву и ждущий снега…

Фото автора

Подминая под колеса разросшийся по краям дороги кустарник и с хрустом ломая ветки, трактор «Беларусь» медленно ползет вперед. За ним, подпрыгивая на ухабах, тянется оборудованный кунгом прицеп, развозящий укрывшихся в нем охотников на стрелковые номера.

Трактор остановился. Кто-то впереди быстро спрыгнул на землю, тихое «ни пуха!..», и, выпустив из трубы черное облачко дыма, машина с грохотом двигается дальше. Один за другим товарищи покидают полумрак кузова, и скоро внутри остаюсь только я и приятель Анатолий. Но вот приходит и наш черед. Трактор, лязгнув сцепкой, резко встал на краю вырубки. «Ребята, давайте быстрее за мной, я вас сейчас на такие классные места поставлю!» – подбодряет нас водитель трактора, и он же по совместительству егерь Женя. Мы спешно переходим через вырубку и углубляемся в лес…

Места нам обоим выпали действительно хорошие: Толя пересек лес и встал на краю поля, я остался недалеко от опушки, метрах в сорока от него. Между нами густые заросли лозняка. Зверь такой чапыгой вряд ли пойдет, а вот свежие кабаньи тропы набиты как раз по обе стороны от кустов и ведут прямиком нам под ноги. Мой номер оборудован свежесколоченным штандом – невысокой стенкой из досок, закрывающей охотника по пояс. Легкий ветерок, еще наполненный утренней сыростью, дует вдоль стрелковой линии, унося мой запах к полю. Прекрасная позиция!

Зарядившись, с нетерпением жду начала загона. В последнее время мне не особо везло – то гурт кабанов вывалит на соседний номер, и я лишь наблюдаю издалека за меткими выстрелами товарищей, то вообще зверь пройдет стороной.

Протяжно разлились над лесом далекие раскаты охотничьего рога. То тут, то там невидимой цепью заохали, закричали загонщики. Вскоре где-то в чащобе послышался азартный лай собак. Облава началась!

Лиса! Стелящийся по земле ярко-рыжий силуэт замелькал среди деревьев. Идет на меня. Остановилась, замерла, слушает. Острые ушки торчком, настороженно водит мордочкой из стороны в сторону. Забавы ради ловлю ее в окуляре прицела. Кума уже выкунила в зимний наряд – густой, лоснящийся на солнце мех с легкой сединой, пышная белая манишка и огромный роскошный хвост с белым кончиком.

Красавица! Эх, встретиться бы нам с тобой в другом месте да в другое время, уж ты бы от меня не ушла… Патрикеевна, осмотревшись и решив, что опасности нет, спокойно посеменила прямо ко мне. Не добежав до штанда метров пятнадцать, она наконец-то разглядела охотника и как ошпаренная опрометью бросилась наутек. Беги-беги, рыжая, сегодня тебе повезло!

Как выстрел, хрустнула в лесу сухая ветка. Легкий шорох пробежал по опавшим листьям. Затрещала на высокой березе пестрая сойка. Идут! Мягко толкаю предохранитель вперед, вкладываю ружье в плечо. В ельнике напротив мелькнули черные тени, и через мгновение на лесной тропе показались кабаны. Впереди идет крупная свинья. То и дело останавливается и, подняв кверху седоватый лыч, принюхивается. За ней трусят несколько особей поменьше и поросята-сеголетки.

Стрелять не спешу – ветер сегодня мой, и можно подпустить животных поближе. Но вот до кабанов не более тридцати метров. Теперь хорошо видны их маленькие черные глазки, темная бурая щетина, покрывающая клиновидные головы и мощные туловища, настороженные, направленные вперед мохнатые уши. Стадо снова остановилось. Выцелив второго от свиньи кабана, я плавно нажал на курок. Выстрел глухим эхом раскатился по лесу.

Зверь рухнул как подкошенный, а остальные бросились врассыпную. Перебрасываю прицел на ближайшего сеголетка и тут же стреляю – кабанчик зарывается пяточком в землю и остается лежать без движения. Яркий кружок прицельной марки догоняет следующего замешкавшегося поросенка – выстрел, кабанчик падает, но тут же встает и пытается уйти на передних ногах. Стреляю еще раз! Теперь все кончено.

Облегченно вздохнув, добиваю магазин винтовки патронами. Загон только начался, и кто знает, может, на мой номер еще выйдет зверь. И действительно, не проходит и получаса, как в ивняке между мной и товарищем послышался негромкий треск. Шорохи и хруст в чапыжнике доносились сразу из нескольких мест, как если бы звери шли один за другим. Навряд ли это лоси, которые наделали бы гораздо больше шуму. Значит, опять кабаны.

Стадо подошло к самому краю чапыжника. Впереди лесовозная дорога, а за ней спасительные заросли. В нерешительности кабаны остановились, топчутся на одном месте. Они совсем близко, но в этих «джунглях» я ничего не могу разглядеть. Вдруг из кустов, метрах в двадцати от меня, медленно высунулось кабанье рыло, шумно втягивая ноздрями воздух.

Вскоре показалась и вся голова. Ружья я не поднял – за кабаном сквозь ветки ярким оранжевым пятном угадывалась шапка товарища. Ветер на этот раз шел от меня, и зверь, конечно же, причуял запах охотника. Покосившись на меня глазками-бусинками, кабан недовольно ухнул и исчез в зарослях. Стадо захрустело от меня в сторону поля. Ну, сейчас Толя постреляет… Словно в подтверждение моих мыслей воздух разрезали хлесткие выстрелы карабина. Кабаны в панике рванули обратно в кусты.

Втыкаю прицел на противоположный край дороги. С громким треском из чапыги вылетает первый кабан. Пропускаю его и стреляю следующего – мимо! Что есть силы рву затвор на себя, наблюдая, как кабаны один за другим цепочкой быстро перескакивают чистину. Толя подключается к процессу – «тах-тах-тах» зарычал его браунинг, и в ответ ему завизжал настигнутый пулей кабанчик.

Я тоже стреляю – подсвинок, споткнувшись о невидимое препятствие, кубарем летит через голову в кусты. Успеваю поймать в прицел последнего кабана, но опять промахиваюсь. На дороге разбросаны стреляные гильзы, в воздухе чувствуется приятный кисловатый запах сгоревшего пороха. Патронов больше нет – все, я ПУСТОЙ!

На следующее утро мне выпало стоять на крайнем номере, опять у опушки леса. Этот участок леса и предстояло сегодня прогнать егерям.

Загон давно начался. Уже слышны хлопки выстрелов на номерах, крики загонщиков и лай собак. Где-то впереди справа затрещал валежник, и темные силуэты кабанов замелькали в частоколе берез. Было вскинувшись, опускаю карабин – зверей едва видно, да и идут они на соседний номер, где стоит друг Миша. Уж он-то им сейчас задаст!

Несколько секунд тишины, и сухой треск винтовочных выстрелов обрушивается на невидимое мне стадо. Повернувшись в сторону шума, с бешено стучащим от волнения сердцем, с ружьем в плече жду, надеясь, что напуганные охотником кабаны вывернут на меня. Но нет, топот стада уходит за стрелковую линию и затихает в лесу. Прорвались.

Накатившее волнение уходит. Я снова чутко вслушиваюсь, что происходит в загоне. Вот до слуха донеслись негромкие частые шажки приближающегося зверя. Отбившийся от стада поросенок размеренной рысью догоняет «своих». Идет как раз мимо моего номера. Палец ложится на курок. Взяв на прицел пятачок сеголетка, веду его до ближайшего прогала между деревьями и дожимаю спуск. Выстрел, и кабанчик замертво падает на землю.

Начало положено. Может, еще повезет? Так и есть: минут через десять некрупный кабан, перебежками, осторожно выходит из березняка. В глаза бросается его необычная окраска. Кабан пегий – на серой шкуре кляксами раскиданы черные пятна. Зверь остановился у невысокой раскидистой березы. Из-за ствола выглядывают только часть башки и зад с поднятой вверх темной кисточкой хвоста. «Эх, была не была!» – бью в голову, и кабан, споткнувшись о выстрел, рвет что есть мочи к ельнику на другой стороне дороги. Клацнув затвором, стреляю еще раз – мимо! Еще выстрел, и кабан, не пробежав от березы и пятнадцати метров, кувыркнулся через голову и затих. Готов!

От радостных мыслей отвлекает шорох листвы на левом фланге. Оглядываюсь и вижу несущегося во весь опор черного, как смоль, секача. Он уже почти выбежал на дорогу. Хорошо, что дальше нет номеров – выношу прицел чуть впереди кабана, но в последний момент торможу стволом, и кабан, осев на зад, пролетает несколько метров и падает. Он грузно поднимается на передние ноги, но бежать больше нет сил. Заметив своего обидчика, кабан развернулся в мою сторону, опустил к низу массивную черную голову с белыми лезвиями клыков, шерсть на его загривке стала дыбом. Впопыхах стреляю в эту темную гору, но беру выше и промахиваюсь. Кабан рывком бросается к зарослям высокой травы и исчезает из вида…

Постукивая палками по стволам деревьев, зычно покрикивая и громко трубя в охотничьи рожки, загонщики приближаются.

Два протяжных сигнала охотничьего рога ознаменовали окончание загона. Нестерпимо долго тянется время, пока подходят егеря, созывают собак и ставят их на след подранка. Но вот, наконец, белая ладная западносибирская лайка уходит в поиск, и мы с ее хозяином тоже заходим в лес, отслеживая по следам и капелькам крови путь кабана. Видно, что зверь идет с трудом, подволакивая ногу. Вот здесь он упал, оставив глубокую борозду в полупрелой листве.

Поднялся, снова пошел набитой его собратьями тропой. «Далеко ли хватит сил у него уйти?». Но вскоре звонкий лай впереди дает нам долгожданный ответ: подранок найден. Лайка незлобно, размеренно отдает голос на одном месте. Стараясь не шуметь, спускаюсь на дно оврага, тянущегося как раз в направлении лая, максимально сокращаю разделяющее нас расстояние. Ступая по вязкой грязи высыхающего ручья, удается идти почти бесшумно.

Лай совсем близко. Тихо, выверяя каждый шаг, поднимаюсь по склону. Вижу ощетинившую загривок собаку, облаивающую кого-то за куртиной кустов. Осторожно смещаюсь немного влево. А вот и мой кабан — лежит в небольшой канаве и не спускает с собаки маленьких прищуренных глаз. Лайка – молодец, держится от зверя на почтительном расстоянии. Прислонив карабин к стволу дерева, выцеливаю зверя под лопатку и жму на спуск.

 

Был еще один, крайний, загон в тот день. И снова зверь выходил на меня. Семья лосей, не спеша пересекла просеку, пройдя в каких-то тридцати метрах. На прощание животные остановились у края леса и попозировали пару минут.

На этом наша охота закончилась. Сейчас, снова вернувшись домой, я вспоминаю порой эти замечательные дни, и хочется верить, что наступит время и мы снова с друзьями вернемся в те богатые дичью угодья, и охотничий фарт будет снова со мной.

 

Дмитрий Каширин
14 декабря 2012 в 00:00

www.ohotniki.ru

Страсти по кабану — Охотники.ру

Кабан — популярный объект любительской охоты. Обладающие мощной силой и отвагой, эти звери заслужили славу и уважение у охотников. Добыть крупного секача всегда считалось доблестью у русских князей.

 

Обладающие мощной силой и отвагой, эти звери заслужили славу и уважение у охотников. Добыть крупного секача всегда считалось доблестью у русских князей.

Кабан — популярный объект любительской охоты. Охота на него из всех охот на копытных, пожалуй, самая трудная. И не только потому, что получить разрешение на его добычу не всегда просто, и не потому, что нелегко его взять на облавной охоте или другим способом. Главное препятствие — это величайшая осторожность кабана. Без преувеличения будет сказано: эти животные — сама осторожность. Если зверей что-то насторожило, то их довольно трудно заставить идти в ту сторону, в которую они почему-то следовать не хотят. Стадо будет метаться перед загонщиками, затаиваться, выжидать и в конце концов прорвется туда, куда надумало.

 

Фото: SHUTTERSTOCK

Кроме превосходного мяса от зверей можно получить ценные охотничьи трофеи (клыки, голова, шкура), что дарит массу ярких впечатлений и острых ощущений. Охота на кабана осуществляется различными способами, которые исторически сложились в нашей стране.

ОБЛАВНАЯ (ЗАГОННАЯ)

Из всех охот на кабана облавная (загонная) охота самая уважаемая. Она позволяет охотникам проявить себя, воспитывает чувство коллективизма, веру в своих товарищей и показывает, кто есть кто. Такая охота начинается с получения разрешения на добычу и прежде всего подбора состава команды.

 

Клыки секачей являются их грозным оружием и весьма ценятся у охотников как трофеи. Фото: FOTOLIA

Облавная (загонная) охота, особенно на кабана, предъявляет довольно жесткие требования к поведению и дисциплине охотников. Правила облавных охот не сложные, но их неукоснительное исполнение — гарантия успеха не только в добыче трофея, а главное — безопасность стрелков на номерах и загонщиков.

Охота, как правило, начинается с инструктажа команды под роспись каждого участника. Инструктаж должен быть четким и понятным. Руководитель напоминает меры безопасности в обращении с оружием, какого зверя стреляем (взрослого кабана или сеголетка) и как себя вести на номере.

 

Встав на номер, охотник должен посмотреть, где стоят соседние номера, уяснить сектор обстрела. Оружие заряжать только на номере, разряжать перед оставлением номера. Выстрел должен быть верным: для гладкостволки до 45 м, для карабина — 50–100 м. В случае ранения кабана не оставлять номер с целью пытаться его добить. Почему это запрещается? Прежде всего из соображений безопасности и возможности последующей организации охоты, в которой сможет участвовать вся команда. Также есть большая вероятность, что раненый зверь, истекающий кровью, ляжет поблизости и дойдет. Все должны уяснить — охотимся на сильного, а в случае ранения и на непредсказуемого противника. Оружие для выстрела поднимать, когда голова зверя закрыта кустом или деревом. Помнить, кабан, особенно секач, контролирует обстановку и боковым зрением. Не курить. Охотникам руководитель охоты обязан объявить, что за нарушение правил облавной охоты наказания будут суровыми. Такие, например, как «только в загон», «посиди в машине», а при грубых нарушениях речь может пойти и о досрочном прекращении охоты для всей команды. Если в команде окажутся охотники с карабинами, то они выставляются на флангах стрелковой линии или в тылу загонщиков, на случай прорыва кабанов. Наличие снега позволяет более точно определить и состав, и численность кабанов в угодьях. Для успешной охоты я всегда старался использовать две машины. Одну — хозяйства, другую — охотников. Давно подмечено, что свиньи привыкают к машине, на которой в хозяйстве развозят корм по площадкам, и не боятся ее. Вот егеря на ней и делают оклад (объезжают намеченный для загона участок леса или лесной квартал), подсчитывая на ходу количество входных и выходных следов свиней. Если входных следов больше, то кабаны на лежке в окладе. Егеря возвращаются к охотникам и сообщают, что звери в окладе. Наступает кульминационный момент. Егеря быстро заводят загонщиков и выставляют охотников на номера. Тишина. Вот он, долгожданный миг! Теперь все зависит от старания загонщиков, наблюдательности и меткости стрельбы охотников. Доносятся голоса, напряжение нарастает. И вдруг тишину разрывает выстрел и разносится страстно ожидаемое — «дошел!».

ОХОТА НА ЗАСИДКАХ

Она заключается в подкарауливании в местах кормежки, либо на переходах к месту кормежки или дневного отдыха. Осенью засидки устраиваются у буртов картофеля, куда кабаны также ходят на кормежку. Кроме того, засидки устраиваются «на воде» или «на купальнях» — в районе заиленных мест у стоячих водоемов. Также засидки устраиваются на посевах гречихи и кукурузы. Для более успешной охоты на посевах в предполагаемых районах мы устанавливали переносные вышки-треноги высотой около 2 м и с сиденьем наверху. Такие вышки дают ряд преимуществ: во-первых, безопасность, во-вторых, пули стреляющего идут в землю, в-третьих, кабанам труднее причуять охотника и, наконец, «сверху видно все». Нет необходимости говорить, чтобы на такой охоте стрелок не курил и не производил шума.

 

Иллюстрация: Татьяна Данчурова

ОХОТА С ПОДХОДА (СКРАДОМ)

В горных районах и на Кавказе очень интересна охота с подхода. Обычно к кабанам подкрадываются в светлое время, когда они кормятся. Как во всех других случаях, надо умело использовать складки местности, обходя или переползая открытые участки, не шуметь и учитывать движение воздуха. Охота с подхода практикуется и ночью. Она основывается на том, что во время кормежки кабаны шумливы: шуршат кукурузой, сухим тростником, хрустят фруктами, орехами и желудями, повизгивают, громко чавкают и ухают. Шум кормящегося табуна далеко слышится в ночном воздухе. Ориентируясь на него, охотник приближается к стаду, двигаясь против ветра или заняв удобную позицию, напускает зверей на себя. Большое значение на такой охоте имеет знание местности. Некоторые умельцы по белой тропе скрадывают кабана на лежке или в гайне. А к спящему кабану подойти довольно легко.

 

Фото: Николай Манжиков

СТРЕЛЬБА С ВЫШКИ НА ПОДКОРМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ

Некоторые охотники считают такой способ не­этичным. По их мнению, стрельба с вышки на подкормочной площадке по стоящему зверю, да еще при ярком электрическом свете — форменное убийство! Спортом здесь и не пахнет. Забывая при этом, что стрельба с вышки — одна из широко практикуемых охот на медведя на овсах и на приваде, охота на марала и изюбря на солонцах. Правда, вышку в этих случаях называют лабазом. В Западной Европе охота с вышки имеет широкое распространение. Она, как правило, позволяет добыть отличный трофей, а также проводить и селекционный отстрел. Но не все так просто в стрельбе по кабану с вышки. В такой кажущейся простой ситуации охотники довольно часто допускают промахи или, того хуже, — подранка. Одна из главных причин — охотник не учитывает того, что стреляет сверху. Особенно при освещении площадки. От животного падает тень. Она как бы делает зверя выше. Естественное желание охотника — целиться в середину корпуса. Вот и идут пули выше, в лучшем случае выстригая у кабана шерсть на спине. В подобных ситуациях желательно иметь на оружии просветленный или ночной прицел.

 

Молодые самки иногда спариваются и в начале января, и нередко осенью под выстрел попадают поросята-сеголетки массой не более 15 кг. Фото: FOTOLIA

ОХОТА С СОБАКАМИ

Этот способ когда-то пользовался большой популярностью в южных регионах нашей страны. В таких охотах обычно использовали овчарок в компании с другими беспородными, но крупными дворняжками. Собаки, притравленные по кабану, быстро его находят и удерживают, давая возможность охотнику подойти к кабану и сделать прицельный выстрел. Следует отметить, что в этих случаях много собак гибло от острых клыков кабана. В последние десятилетия и в Средней полосе стали использовать на такой охоте лаек, гончих и ягдтерьеров. По своему опыту могу сказать, что самыми подходящими являются ягдтерьеры. Они более контактны и гонят зверя с голосом, а лайка отдает голос только при «отстое» кабана. Может уйти за ним довольно далеко и работать там по перемещенному зверю, что значительно усложняет подход охотника к нему.

ОХОТА «ГАЕМ»

На Украине снега порой не дождешься и к Новому году. Поэтому по чернотропу применяли охоту «гаем». Она имеет много общего с облавной и не требует особой подготовки. Егеря вывозят (выводят) охотников в лесные и заболоченные участки угодий, где, по их предположениям, держатся кабаны. 6–7 участников во главе с егерем занимают наиболее верные ходы кабанов, а его напарник с 3–4 охотниками отправляется в загон. В такой охоте очень сгодится пара притравленных по кабану собак. Самыми подходящими являются ягдтерьеры. Для удобства управления неплохо иметь пару портативных радио­станций. Прогнав один «гай», члены команды меняются ролями: те, кто стоял на номерах, идут в загон, а загонщиков выставляют на номера. В современных охотах егеря в загонщики охотников берут неохотно. С ними, как они объясняют, много мороки — то заблудятся («блудилы»), и их потом отлавливают часами, а зимний день короток. Или находятся дюже хитрые — идут молча, в надежде, что кабан выскочит на них, а другие ленятся и обходят крепкие места, где он может затаиться и пропустить загонщиков. Но вот собаки заголосили, и на стрелковую линию выскакивают так долго отыскиваемые кабаны. Гремят выстрелы. Собаки уходят за линию стрелков. Обостренный слух улавливает их лай. Он слышится на одном месте. Зверь взят. Напряжение спадает.

 

Фото: SHUTTERSTOCK

ОХОТА В ПЛАВНЯХ

Этот способ значительно отличается от охоты в лесу. Там можно укрыться от разъяренного зверя за дерево и поразить его из-за укрытия. Вот пишу эти строки и представляю высоченные заросли камыша и тростника по берегам Киевского водохранилища. Кабаны глубокой осенью от постоянного преследования уходят глубоко в камыши. Здесь нет рядом спасительных деревьев, и охотник вынужден стоять на зверовой тропе, напуская зверя на себя. Не всякий способен отправиться на такую охоту. Довольно часто раненый секач может пойти на стрелка, и тогда исход поединка предсказать трудно. Прошли октябрьские праздники, а из 500 лицензий на кабана реализовано чуть более половины. От совета в Межреченское охотхозяйство выехала команда, возглавляемая Анатолием Степановичем Костенко, начальником отдела охоты. С нами егеря и пять местных охотников, три лайки и гончак. Команда из 20 человек. Охота заключается в охвате отдыхающих в камышах на сухих кочках (кублах) и гривах кабанов. Десять стрелков занимают номера на зверовых тропах и вероятных лазах так, чтобы впереди было хотя бы 5–6 м открытого пространства. Затем внутрь оклада заходят загонщики с собаками. Они должны гнать кабанов на берег. Я стою на большой кочке-кубле. Передо мной на глубину до 800 м сплошное море рыжего камыша и очерета. Легкий иней с льдинками покрывает длинные листья растений, поблескивая в утренних лучах солнца. Светло, тихо… В назначенное время в загоне раздается выстрел, залаяли собаки, слышатся трещетки загонщиков. Гон начался. Шуметь надо громко, так как стеной стоящий высокий камыш поглощает звуки. На этой охоте трудно заставить кабанов сразу ринуться на берег. Они перемещаются по кругу, уходя с одного фланга на другой, а бывали случаи, что звери прорывались через загонщиков и уходили из оклада вплавь. Лай собак и крики загонщиков приближаются. На левом фланге раздается дублет. Собаки свалили в сторону стрельбы. В середине оклада послышался зычный голос егеря Миши Дворника: «Буран, ко мне! Ту-ту-ту! Ищи его, ищи!» В середине стрелковой линии щелкнул выстрел. Послышался поросячий визг. Снова выстрел. Все стихло. Неожиданно в окладе взревели собаки и заголосили загонщики: «Пошли! Пошли на вас!» Слева и справа от меня загремели выстрелы. Я крутил головой по сторонам, но ничего не видел. Такая высота камыша! В голове мелькнула трусливая мысль: «Хорошо, что на меня не вышел каба…» Последняя буква застряла где-то в извилинах мозга. Впереди зашуршал камыш, и прямо мне под ноги выкатился здоровенный кабан. Я почти от бедра сунул ствол МЦ21-12 в голову зверя и выстрелил. Брызнули кровавые ошметки и клочья шерсти. Кабан перевернулся через голову, а справа и слева от меня шмыганули поросята-сеголетки и подсвинки. Магазин пуст, и ни одного попадания. Вот такова она охота в плавнях и зарослях камыша. Загон оказался удачным. Были взяты два секача, три подсвинка и крупная свинья, убитая мною. Заряд картечи снес ей полголовы.

 

Иллюстрация: S. ALSAC

* * *

Каждый участник жаждет удачного выстрела. Так считалось когда-то. Сегодня охота становится модной тусовкой на свежем воздухе, где заводятся нужные знакомства, а после охоты — стол, банька и… Я не раз был свидетелем, когда на вопрос руководителя «кто ни разу не охотился на кабана, прошу поднять руки», вверх взметнула руки добрая половина команды. Вот тут-то и начинается у егерей болеть головушка. Как организовать охоту так, чтобы все были целы и кабанчика завалить. Выше я уже говорил, почему запрещается на облавных сходить с номера и самостоятельно преследовать подранка. Не царское это дело. Сразу оговорюсь, что преследовать подранка возможно только при наличии снежного покрова. Егерь собирает участников и выясняет, кто стрелял, осматривает место, где по кабану был произведен выстрел. Затем, оставив охотников на месте, пройдя 200–300 м, выявляет степень тяжести ранения по цвету крови. Яркая, алая кровь с мелкими брызгами по обе стороны от следа свидетельствует о том, что задеты легкие, темная венозная кровь показывает, что ранение касательное (внешнее) или поражена брюшная полость. Если кабан с галопа перешел на рысь, а потом на шаг, натыкается на кусты, деревья, это признак того, что он тяжело ранен, скоро ляжет и может дойти. В такой ситуации, как правило, организуется загон. Руководитель охоты и егерь определяют, где и как расставить стрелков, в загон отправляется егерь, автор выстрела, приведшего к подранку, и обязательно наличие притравленной собаки. Я никогда не разрешал преследовать подранка без собаки. История охоты знает много случаев, когда раненый кабан устраивал засаду на своем следе преследователям, и чем это заканчивалось. Сейчас не проблема обеспечить преследователей рацией или мобильными телефонами. Это позволит информировать о результатах добора подранка и возможности быстрой переброски стрелков на нужное направление. Оружие должно быть надежное. В стародавние времена охотники в основном были вооружены гладкоствольными ружьями, а некоторые егеря и охотоведы карабинами СКС и винтовками СВД. Лично я на своем опыте убедился в нецелесообразности использования нарезного оружия. Практика показывает, что охота на кабана проходит в лесной и другой полузакрытой местности, где прицельная максимальная дальность редко превышает 50 м. Поэтому наиболее эффективны выстрелы из гладкоствольного (особенно полуавтоматического) оружия пулями. Сегодня в торговой сети можно подобрать для своего ружья наиболее приемлемые пулевые патроны и обязательно проверить их стрельбой по мишени. С конца прошлого столетия в моду вошло «навороченное» нарезное оружие. Это свершившийся факт. Но, как показывает практика, из этого оружия, к сожалению, стало допускаться больше промахов и подранков. Причин тому не одна. Экономия на приличных патронах, стрельба из непристрелянных карабинов, сбитые при перемещениях на охоте прицелы, неумение определить дистанцию стрельбы, отсутствие навыков, самоуверенность и незнание возможностей своего оружия.

Кабан добыт. И — как венец успешной охоты — застолье. Жаркое из печенки, сердца, почек, свежего мяса с картошечкой на кабаньем сале и традиционная во все времена добрая чарка за «короля охоты».

Виктор Гуров
15 декабря 2011 в 00:00

www.ohotniki.ru

Охотник с Урала добыл рекордного кабана

Вепрь-гигант весит свыше 500 килограммов (по словам охотника)

 В Челябинской области 36-летний охотник Пётр Максимов отправился на свою обычную охоту в суеверный день (пятница, 13-е).

Этот день стал для уральского охотника поистине везучим — ему удалось подстрелить неподалеку от посёлка Шокурово самого большого в его жизни кабана весом свыше полтонны. Хотя может быть он и тяжелее — так как весов для взвешивания таких масс рядом просто не оказалось. Специалисты считают, что Петр Максимов поставил новый мировой рекорд (если, конечно, кабан действительно весит более 500 кг).

Фото с охотничьего сайта tsarskayaohota.com (охотхозяйство «Андреевское»).

Фото с охотничьего сайта tsarskayaohota.com (охотхозяйство «Андреевское»).

Кабан был до того крупный, что охотникам не удалось загрузить вепря в автомобиль. Пришлось огромную тушу цеплять тросом и волочить по земле.

«Ехали мы через деревню уже поздним вечером, люди, которые видели нас, были очень удивлены», — рассказал охотник.

По признанию охотника Максимова, охота на кабана шла с вышки на подкормочной площадке.

Самым первым выстрелом охотник пробил его шкуру, однако вепрь удрал в лес.

«После этого я с егерем пошёл на его поиски, — сказал Максимов, — и долгое время мы не могли выйти на его след, но в итоге смогли обнаружить каплю крови. Когда мы его настигли, он лежал ещё живой на снегу».

Охотники ещё раз выстрелили, после чего гигантский вепрь, какие часто встречались лишь в старину, набросился на охотников.

«Мы успели спрятаться за дерево и произвести решающий выстрел, после которого он замертво рухнул», — рассказал опытный охотник Петр Максимов.

Источник: MK.RU

24 ноября 2015 в 09:18

www.ohotniki.ru

Кабан для генерала: военная хитрость

Oдин мой приятель-генерал по имени Борис пригласил меня однажды на крутую утиную охоту, организовать которую взялся сам подполковник Сёма, председатель окружного охотничьего общества.

фото: Мухамедшина Рафаэля

По приезде на базу он выделил самолучшего егеря, и тот повел нас тайными тропами на вечернюю зорьку.

Затаились мы с Борисом в береговых камышах. Не курим, говорим только шепотом. Ждем, когда потянутся утиные стаи.

И они потянулись, но… все с другой стороны озера.

До самого темна мы тоскливо провожали их взглядами, так ни разу и не выстрелив.

По возвращении подполковник Сёма поставил егеря по стойке «смирно», отчитал и поставил задачу:

– На утрянку поставь гостей на другую сторону. На лодке. Понял?

– Так точно.

Еще и светать не начало, когда мы вплыли в камыши и, как накануне, затаились. Но, видно, выпала на нашу долю исключительная невезуха. Теперь утки летали там, где мы сидели вчера. Лишь одинокий чирок сунулся в нашу сторону, но, спугнутый преждевременным выстрелом Бориса, стремглав метнулся к сородичам.

Читайте материал «Кабан ошибок не прощает»

На базу мы вернулись мрачные и с желанием немедленно отбыть с этого невезучего озера. Даже запотевшая бутылка на столе не улучшила настроения. Видя такое дело, охотничий председатель сказал Борису:

– Тут недалеко есть глухое озерцо. Только подходить к нему надо осторожно, чтобы не спугнуть утей…

Мы были осторожны, как разведчики, и бесшумны, словно лисы. Последние метры продвигались чуть ли не по-пластунски. Уляпались в болотной жиже, но были вознаграждены открывшейся нам панорамой. Метрах в пятидесяти от берега плавали пять заматеревших крякв.

Плюнули на охотничью этику и уложили двумя дуплетами всю пятерку. И стали соображать, как достать добычу. Не плыть же за ней по осенней воде!

 

фото: Журавкова Антона

Тут, как в сказке, появился солдат с надувной лодкой на плече. Мы не успели и слова ему сказать, а он уже шлепал веслами, направляясь к нашим трофеям. Собрал их, доставил на берег и вручил нам.

Читайте материал «Необычно крупный след кабана»

Надо ли говорить, что настроение сразу же поднялось. Выпили за удачную охоту, воздали должное приготовленным хозяйкой шулюму из дичи и ухе. Разомлевшие и довольные начали было травить охотничьи байки, но помешал наш егерь-бедолага. Ввалился без стука, встал перед начальником и доложил:

– Было пятьдесят четыре штуки, осталось сорок девять.

Если бы подполковник Сёма не побагровел, мы с Борисом так бы и не врубились. А тут мгновенно сообразили, что разница в цифрах и есть пять наших уток.

Пришлось начальнику признаваться. Оказывается, весной в хозяйстве отлавливают утят, подрезают им крылья, откармливают. И выпускают в озерцо для незадачливых, но почетных охотников.

Читайте материал «Клизма от губернатора лечит птичий грипп»

Как подполковник Сёма ни оправдывался, мы ощущали себя обманутыми и обиженными.

– Хотите, подскочим к вольерам? воскликнул он, наконец.

– Зачем? – тусклым голосом проговорил Борис.

– Я покажу вам кабанов для начальника штаба округа и командующего.

– В каком смысле покажешь?

– В прямом. Тех, которых они шлепнут в этом хозяйстве.

Секачи, возлежавшие за сеткой-рабицей, впечатляли своими грозными клыками.

– Тоже младенцами отловили? – спросил я.

– Ага.

– И как же начальство будет их отстреливать?

– Просто… Мы выводили их с поросячьего возраста на противоположную опушку. И вели на эту сторону на кормежку. Так и приучили к своей тропе. Сидку командующему устроим в месте кормежки. И выпустим секача. Он побежит к своему корыту и попадет на мушку…

Предстоящее надувательство воинского начальника ослабило нашу обиду. Продолжившееся застолье окончательно смыло ее. Однако ружье свое я долго с тех пор не расчехлял…

Юрий Теплов
18 сентября 2017 в 12:53

www.ohotniki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о